Category: финансы

«Танец с коброй»: ISCI обнародовала доклад о преступлениях Гульнары Каримовой

Старшая дочь бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова - Гульнара - создала мощный преступный синдикат, действовавший в республике с 2001 (то есть, с момента ее возвращения из США в Ташкент) по 2012 годы. В группировке были задействованы высокопоставленные узбекские чиновники, часть которых сохраняют свои посты до сих пор, говорится в докладе «A Dance With The Cobra. Confronting Grand Corruption in Uzbekistan» («Танец с коброй. Противодействие всеобъемлющей коррупции в Узбекистане»), подготовленном Международной государственной инициативой по борьбе с преступностью (ISCI).

Документ подготовили директор Института исследований в области социальных наук Ольстерского Университета Кристиан Ласслетт (Kristian Lasslett), менеджер отдела политики и исследований ISCI Фатима Кандзи (Fatima Kanji), а также аспирант института исследований в области правосудия переходного периода Ольстерского Университета Дайер Макгилл (Daire McGill). Во вводной части доклада они также выразили благодарность пожелавшим сохранить анонимность узбекским активистам, которые помогали собирать материалы.

Значительная часть исследования базируется на свидетельских показаниях Фархода Иногамбаева (Farhod Inogambaev), советника Каримовой, который прежде консультировал ее бывшего мужа. Со слов Иногамбаева, он согласился работать с Гульнарой только после того, как его брата взяли в заложники сотрудники службы безопасности президента, а семье начали поступать угрозы.

В документе проанализированы основные сферы бизнес-интересов Каримовой, которые его авторы условно разделили на четыре группы – напитки, чай, добыча полезных ископаемых и телекоммуникации. Во всех этих сферах Каримова, по их данным, систематически использовала административный ресурс и прибегала к откровенному рэкету, чтобы избавиться от конкурентов. Получив контроль над интересовавшими ее предприятиями, дочь бывшего узбекского лидера выводила часть денег на личные счета. Ее западные партнеры, как отмечается в докладе, знали, что участвуют в коррупционных схемах, но закрывали на это глаза, получая взамен гарантии правительства и преференции в решении возникавших проблем.

В одной из таких схем фигурировала компания Coca-Cola, которая вышла на узбекский рынок в 1993 году через «дочку» ROZ Trading бывшего мужа Каримовой Мансура Максуди (Mansur Maqsudi). Их совместное предприятие Coca-Cola Ichimligi Uzbekiston (CCBU) процветало вплоть до 2001 года и скандального развода Каримовой с Максуди, после чего дочь бывшего президента развернула кампанию по уничтожению узбекской «дочки» ROZ Trading и экспроприировала ее долю в CCBU. Для этого активно использовались люди из Службы национальной безопасности (СНБ), которые проводили обыски в ташкентских офисах компаний, допрашивали сотрудников и угрожали им.

Каримова также пыталась заручиться поддержкой руководства Соса-Соla, присылая к ним на переговоры замминистра иностранных дел Содика Сафоева. В итоге, ей это удалось – в докладе описана встреча Гульнары с президентом евразийской и африканской групп Coca-Cola Ахметом Бозером, который заверил ее в лояльности со стороны компании. На встрече в лобби отеля «Ташкент», помимо Каримовой, присутствовали ее советник, основатель Uzdunrobita (телекоммуникационной фирмы) Брайан Боуэн (Brian Bowen), и подруга Ирина Автайкина (Irina Avtaikina), позднее получившая должность старшего помощника гендиректора CCBU.

С помощью этих людей, как пишут авторы доклада, Каримова контролировала деятельность совместного с Coca-Cola предприятия. В 2002-2003 годах оно перевело несколько траншей на пять миллионов долларов на счета аффилированных с Каримовой компаний. Часть этих денег позже была переведена на личные счета Гульнары.

Одновременно в Узбекистане было инициировано судебное разбирательство в отношении «дочки» ROZ Trading, ее признали банкротом и взыскали долю в CCBU в счет погашения долга перед государством. Эту долю приобрела подконтрольная Каримовой Zeromax. Компания базировалась в Швейцарии и вплоть до своей ликвидации в 2010 году была одним из крупнейших иностранных инвесторов в Узбекистане.

Сфера интересов Zeromax простиралась от нефти и хлопка до пищевой промышленности и добычи полезных ископаемых. Впервые в докладе она упоминается в контексте скандала с импортером чая, американской Interspan Distribution Corporation. Эта компания в 2005 году контролировала 30 процентов чайного рынка республики. В начале 2006-го один из руководителей Interspan был задержан. Ему вменяли некие экономические преступления, затем добавили обвинения в обороте наркотиков и терроризме. Сотрудников компании из числа местных жителей под пытками заставили оговорить своего начальника. После продолжительных переговоров большую часть обвинений сняли, однако активы компании в Узбекистане были переданы государству, и затем их получила Zeromax. В Interspan назвали случившееся спланированной атакой, за которой, помимо Гульнары Каримовой, стояли бывший вице-премьер Мираброр Усманов и американский бизнесмен Гарри Юстас ст. (Harry Eustace Snr), старший советник Zeromax в 2002-2008 годах.

С похожими претензиями узбекских властей столкнулась и британская фирма Oxus, которая разрабатывала два рудных месторождения в республике. В отношении нее было возбуждено дело за уклонение от уплаты налогов и наложен штраф в 225 миллионов долларов. Все обвинения сняли только после того, как долю британцев в Oxus получила Zeromax, а ее топ-менеджеры заняли в британской фирме ключевые посты.

Плацдармом для телекоммуникационного бизнеса Каримовой, как пишут авторы доклада, стала компания Uzdunrobita — первый в Центральной Азии оператор мобильной связи. Он был создан в 1991 году американской International Communications Group (ICG) в рамках совместного предприятия с правительством Узбекистана. В 2001 году Каримова потребовала у президента ICG Шахида Ферозы (Shahid Feroz) отдать ей 20 процентов акций оператора в обмен на лоббирование интересов и консалтинговые услуги, подчеркнув, что без ее поддержки Uzdunrobita «будет уничтожена». Спустя год Каримова увеличила свой пакет в операторе до контрольного, поручив правительству бесплатно передать 31 процент государственной доли офшорной компании Revi Holdings, записанной на ее советника Фархода Иногамбаева. С его слов, за несколько лет Каримова вывела из компании миллионы долларов, заключая фиктивные контракты на оказание консалтинговых и маркетинговых услуг. В дальнейшем дочь бывшего президента фактически начала собирала дань с операторов, желавших работать в республике. В докладе подробно описаны схемы выхода на узбекский телекоммуникационный рынок компаний Vimpelcom, Teliasonera и МТС, которые платили взятки подставным компаниям, так или иначе связанным с Каримовой, за «создание благоприятных условий» для ведения бизнеса. Всего ими таким образом было выплачено порядка 850 миллионов долларов.

Авторы доклада отмечают, что Каримова действовала дерзко, подгоняемая своими президентскими амбициями. Однако одновременно со становлением ее бизнес-империи в республике набирали силу и делили сферы влияния кланы, сформированные вокруг главы СНБ Рустама Иноятова, нынешнего президента (в те годы – премьера) Шавката Мирзиёева и министра финансов Рустама Азимова. В докладе подчеркивается, что Каримова, по всей видимости, проиграла, начав покушаться на их (кланов) экономические интересы и не предпринимая шагов для защиты своих активов. В итоге все активы у нее отобрали, используя методы ее же синдиката.

В настоящее время в отношении Каримовой в Узбекистане расследуют несколько уголовных дел о коррупции. Сама она фактически уже несколько лет находится под домашним арестом. Несмотря на исчерпывающие доказательства злоупотреблений со стороны Каримовой, авторы доклада считают ее арест политически мотивированным и связывают его, в первую очередь, не с желанием властей разоблачить коррупционные схемы, а с борьбой противоборствующих группировок.

Подробнее об уголовных делах против Гульнары Каримовой и расследованиях в ее отношении, проводимых в разных странах, можно прочитать в специальной рубрике «Ферганы» «Гульнара Каримова» (http://www.fergananews.com/gulnara).
http://www.fergananews.com/news.php?id=26963

«Узбекистон почтаси» начало принимать и выдавать денежные переводы в узбекских сумах

Акционерное общество «Узбекистон почтаси» («Почта Узбекистана») начало приём и отправку международных денежных переводов, сообщает пресс-служба АО.
Переводы можно отправить и получить из девяти стран СНГ - России, Казахстана, Кыргызстана, Украины, Беларуси, Молдовы, Азербайджана и Армении.

Особенность международных денежных переводов через почту состоит в том, что они выдаются в национальной валюте по курсу Центрального банка Узбекистана на день поступления денежного перевода.

Отправлять тоже следует в сумах, но в стране назначения они будут выданы в свободно конвертируемой валюте по курсу Центрального банка Узбекистана на день отправления денежного перевода.

После того как в Узбекистане официальный курс практически сравнялся с курсом «чёрного рынка», для многих жителей страны, вероятно, уже не столь важно, в какой валюте они получат денежный перевод. Деньги, отправленные посредством банков, выдаются в долларах США.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26928

Узбекистан: Национальный банк получит от Китая и России кредиты на $1,5 млрд

Национальный банк внешнеэкономической деятельности (НБУ ВЭД) Узбекистана освоит кредитные линии на сумму $1,5 млрд, в том числе $1 млрд поступит из России, $500 млн – из Китая. Об этом представители НБУ сообщили 9 августа на круглом столе по разъяснению представителям бизнеса республики возможностей привлечения иностранных кредитных линий, сообщает Uzbekistan24.Uz.

В частности, НБУ подписал соглашение о сотрудничестве с российским Внешнеэкономбанком на $500 млн, которые пойдут на реализацию инвестиционных проектов, в том числе проектов по созданию объектов инфраструктуры, промышленности и других. Процентная ставка составит 5-7 процентов в зависимости от бизнес-проекта, кредит выдается сроком на 15 лет.

С Газпромбанком было подписано соглашение на $500 млн по софинансированию инвестиционных проектов в Узбекистане. Кредит будет выдан сроком на 7 лет с процентной ставкой 6-8 процентов в зависимости от бизнес-проекта.

НБУ заключил с Банком развития Китая соглашение, тоже на сумму $500 млн, по предоставлению кредитной линии для финансирования импортных контрактов на поставку оборудования, технологий и услуг. При этом вся сумма пойдет на один проект, в котором китайская составляющая товаров и услуг должна быть не менее 50 процентов.

О том, какие сюрпризы ждут иностранных инвесторов в Узбекистане, можно прочитать в материалах «Ферганы» «Узбекистан: Иллюзия перемен и риски для инвесторов – на примере Ферганской области», «Потеря времени, бизнеса и личной свободы, или Что ждет иностранных инвесторов в Узбекистане» и других.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26728

Экономист из Узбекистана: Никакой «узбекской модели экономики» не существует

«Узбекская модель» развития рыночной экономики, которую власти Узбекистана во главе с президентом Исламом Каримовым восхваляли на протяжении двух десятков лет, - это миф. Аналогичные подходы в экономической политике, которые известный экономист Эрнандо де Сото называет меркантилизмом, использовали разные страны. И чем раньше страна отказывалась от меркантилизма, тем успешнее она затем развивалась, - пишет в своей статье экономический эксперт из Узбекистана Юлий Юсупов.

Заметим, что эта статья опубликована не на зарубежном ресурсе, а на узбекском сайте «Коммерсант.Uz». Это свидетельствует, что СМИ Узбекистана с приходом к власти Шавката Мирзиёева стали чувствовать себя свободнее и решаются публиковать критические по отношению к проводимой в бытность Каримова политике материалы, что раньше казалось невозможным.

* * *
Мы живем в эпоху перемен. Вот уже начались реформы, в том числе долгожданная реформа валютного рынка. Это означает неизбежную смену модели экономического развития. А что со старой моделью?

«Узбекская модель» или меркантилизм?

Прошел 21 год с тех пор, как летом-осенью 1996 года в Узбекистане было принято решение об ограничении конвертации и создании механизма перераспределения валютных ресурсов преимущественно на инвестиционные проекты. Это стало началом формирования так называемой «узбекской модели» экономического развития.

Особенности этой модели следующие:

Во-первых, активное государственное вмешательство в экономические процессы, в том числе административными методами, включая централизованное распределение ресурсов (кредитных, сырьевых, трудовых), установление цен, процентных ставок и валютного курса, активное использование «административного ресурса» в перераспределении собственности и финансов частных предприятий, в регулировании денежно-кредитных отношений;

Во-вторых, гиперактивная инвестиционная политика, предполагающая масштабные инвестиции в «стратегические отрасли экономики», в том числе посредством:

— валютного регулирования (ограничение конвертации, приоритет при конвертации по официальному курсу инвестиционным проектам);

— кредитной политики (заниженные процентные ставки, предоставление льготных кредитов, предоставление безвозвратных кредитов по указаниям государственных структур);

— бюджетной политики (государственные инвестиции, сочетание высокой налоговой нагрузки и широкого предоставления налоговых льгот).

в-третьих, использование модели импортозамещения: вместо участия в международном разделении труда и специализации на производстве ограниченного круга товаров и услуг налаживается собственное производство широкого круга товаров, что позволяет уменьшить зависимость от импорта. Основной инструмент импортозамещения – протекционизм, то есть ограничение импорта готовой продукции тарифными и нетарифными барьерами.

Все вышеуказанные инструменты использовались для ускорения экономического роста посредством развития «стратегических отраслей экономики», прежде всего отраслей промышленности.

Откроем небольшую тайну: на самом деле никакой «узбекской модели» не существует. Аналогичные подходы в экономической политике использовали в разное время самые разные страны. Особенно популярной данная модель была среди развивающихся стран, ориентированных на «дружбу» с СССР, в 1950-70-е годы. Известный экономист Эрнандо де Сото называет эту модель меркантилизмом и утверждает, что ее практиковали в свое время и многие сегодня развитые страны. И чем раньше страна отказывалась от меркантилизма, тем успешнее она затем развивалась.

В 1980-90-е годы в связи с распадом «социалистического лагеря» и прекращения финансирования такого рода экспериментов со стороны СССР мода на меркантилистскую политику пропала. Большинство развивающихся стран стали ориентироваться на участие в международном разделении труда, развитие рыночных отношений и конкуренции, экспортоориентацию. Не все, правда, достигли блестящих результатов – слишком сильны оказались традиции меркантилизма. Но те, кто проводил реформы твердо и последовательно, сумели обеспечить условия для успешного развития своих экономик. Самые наглядные примеры на постсоветском пространстве – Эстония и Грузия, на постсоциалистическом пространстве – Китай, Вьетнам, многие страны Восточной Европы.

Стран, открыто объявляющих приверженность импортозамещению и активному государственному вмешательству в экономику, почти не осталось. Но в 1996 году де-факто такой страной стал Узбекистан.

Сравнительный анализ

Каковы итоги 21 года реализации «узбекской модели»? (Отметим при этом, что в 2003—2008 годах в нашей экономике был период своеобразной «оттепели», когда была введена, пусть и ограниченная, конвертация по текущим операциям, были устранены многие барьеры ведению бизнеса).

Всё познается в сравнении. Дала ли меркантилистская политика (будем все же использовать термин де Сото) преимущества Узбекистану по сравнению с другими бывшими социалистическими странами?

Если ориентироваться на официальные показатели темпов экономического роста (увеличение валового внутреннего продукта), то наша экономика окажется в числе лидеров: по значению накопленного экономического роста после 1995 года Узбекистан среди бывших социалистических стран уступает разве что Китаю и углеводородным Азербайджану и Туркменистану.

Вроде бы выглядит все очень неплохо. Однако доверять нашим официальным показателям экономического роста не стоит в силу их явной нереалистичности.

Так как же можно проверить, насколько «узбекская модель» оправдала себя? Для этого попробуем опереться на доступную национальную и международную статистику, избегая показателей, вызывающих сомнения в достоверности.

Основной критерий успешности или провала той или иной экономической модели – насколько она позволяет улучшить уровень жизни населения страны. Одним из широко используемых показателей уровня жизни является валовый национальный доход (ВНД) на душу населения. Именно этот показатель Всемирный банк предпочитает использовать для классификации стран по доходам.

Ниже представлены данные о размере ВНД на душу населения в странах бывшего СССР и бывших социалистических странах Азии.

Отметим, что показатель ВНД был рассчитан по официальному обменному курсу Центробанка Узбекистана. То есть если пересчитать по рыночному курсу (более реалистичному), то наш ВНД надо будет поделить примерно на два.

Похожую картину демонстрирует и нижеприведенный рисунок, авторы которого посчитали номинальную среднемесячную заработную плату именно по рыночным курсам (в странах, где есть расхождения между рыночным и официальными курсами).

Похоже, что политика ускоренной индустриализации не позволила нашей стране сильно разбогатеть. Напротив, средние доходы у нас одни из самых низких среди рассматриваемых стран. Но, может быть, если бы не «узбекская модель», уровень доходов был бы еще ниже?

Увы, нижеприведенная таблица показывает, что рост ВНД на душу населения с 2000 года (за более ранние годы нет сопоставимых данных) у нас самый низкий среди рассматриваемых стран.

Причины неудач

В 1990-е годы нашей стране необходимо было одновременно решать две задачи:

— переход к рыночной экономике посредством формирования рыночных институтов и механизмов, развития частного предпринимательства и рыночной конкуренции (так как в Узбекистане до этого была административно-командная (плановая) экономика);

— обеспечение устойчивого экономического роста, позволяющего в перспективе догнать развитые страны по уровню развития и благосостояния населения.

Однако из-за политики ускоренной индустриализации посредством административного вмешательства в экономику ни одна из этих задач решена не была.

Рыночные реформы были практически заморожены

— Активное административное вмешательство государства в экономические процессы оказалось несовместимым с работой рыночных механизмов, разрушает рыночную конкуренцию, не позволяет сформировать эффективный сектор коммерческих банков.

— Высокое налоговое бремя в сочетании с широким предоставлением разного рода налоговых льгот затрудняет развитие конкурентоспособного частного бизнеса.

— Импортозамещение и протекционизм также вносят свой вклад в ослабление конкурентоспособности бизнеса и разрушение конкуренции.

— Сформировались антирыночные институты, несовместимые с нормальной работой рыночных механизмов (ограничения на свободную конвертацию, обязательные госзакупки отдельных сельскохозяйственных культур, административное вмешательство в дела предприятий и прочее).

Как результат – очень плохой инвестиционный климат, который сильно ограничил привлечение в страну прямых иностранных инвестиций и современных технологий. По показателю чистых накопленных прямых иностранных инвестиций на душу населения Узбекистан находится на последнем месте среди рассматриваемых стран. Между тем, сегодня успешная индустриализация невозможна без широкого привлечения иностранного капитала.

Не созданы условия для устойчивого экономического роста

Несмотря на то, что инвестиционные расходы в периоды активизации промышленной политики (1996—2001, 2008—2016 годы) были довольно высоки (см. рисунок ниже), отдача от инвестиций (выражающаяся в реальном экономическом росте) была весьма низкой. Почему?

Во-первых, инвестиционные решения в рамках меркантилистской модели фактически принимают чиновники, причем в условиях деформации рыночных механизмов (ценообразования и конкуренции). Однако чиновники, в отличие от частных предпринимателей, распоряжаются чужими (а не своими) деньгами и не несут материальной ответственности в случае успеха или провала инвестиционных проектов.

Поэтому государственные инвестиционные проекты, как правило, менее эффективны, нежели проекты частного сектора. К тому же в госпроектах процветают коррупция и теневые схемы.

Во-вторых, из-за наличия большого числа льгот и ограничений искажена мотивация инвесторов. Вместо того, чтобы думать о долгосрочной отдаче от инвестиций, они больше озабочены получением краткосрочных прибылей от предоставляемых льгот и возможностей монополизировать рынки через ограничение конкуренции. Например, инвестор может получать прибыль не от вложений в производство, а от самого факта льготной конвертации. В результате качество закупаемого оборудования и возможности его использования будут волновать «инвестора» в последнюю очередь. Он через подставные фирмы закупит «убитое», никому не нужное оборудование за «копейки» и сам у себя приобретет его по завышенной цене. А под эту сделку получит льготную конвертацию. Отсюда низкая (или нулевая) отдача от таких «инвестиций».

В-третьих, неразвитость финансовых рынков и конкуренции лишает инвестиционные проекты рыночного контроля за их эффективностью. В рыночной экономике конкуренция отсеивает неэффективные бизнес-проекты, заставляет предпринимателей постоянно совершенствовать свою деятельность. Дополнительный контроль за эффективностью осуществляют финансовые рынки: банки и частные инвесторы предоставляют финансовые ресурсы только тем предпринимателям, которые уже показали свои способности и возможности и доказали преимущества своих проектов.

Подробный анализ причин провала нашей инвестиционной политики представлен в интервью Нишанбая Сиражиддинова «Для успешной валютной либерализации необходимы комплексные реформы».

Из-за неразвитости рыночных отношений, частного предпринимательства и конкуренции, а также несформированности политико-правовой системы рыночной системы хозяйствования наша экономика плохо восприимчива к инновациям, что не позволяет обеспечивать устойчивое развитие конкурентоспособных производств.

Что дальше?

Каков вывод из сказанного? Мы должны отказаться от меркантилистской модели экономического развития в пользу обычной рыночной экономики.

Учитывая, что существует множество моделей рыночной экономики, при проведении реформ мы должны ориентироваться на те, которые доказали свою жизнеспособность и эффективность. Современные конкурентоспособные экономики обладают тремя ключевыми свойствами:

1. Здесь активно генерируются и внедряются инновации, причем заряженностью на инновации должны обладать миллионы участников экономических процессов: предприниматели, рядовые работники (инженеры, менеджеры, маркетологи, финансисты), чиновники, ученые и изобретатели. Для этого должны хорошо работать механизмы конкуренции и частного интереса. Также очень важно, чтобы были защищены права собственности и бизнеса, чтобы экономическая политика была стабильной и предсказуемой.

2. Здесь производятся, преимущественно, товары и услуги с высокой добавленной стоимостью (за исключением тех стран, которые могут позволить себе богато жить за счет продажи полезных ископаемых). Национальному бизнесу нужны условия для создания длинных торгово-производственных цепочек по углубленной переработке сырья, формирования крупных производственных объединений, позволяющих извлекать выгоду от экономии на масштабах производства. А это, в свою очередь, зависит от качества бизнес-климата и налоговой системы, возможности привлекать дополнительные финансовые ресурсы на свободных рынках.

3. Все современные эффективные экономики активно участвуют в международном разделении труда. Ибо невозможно в границах одной страны производить много видов конкурентоспособных товаров и услуг. Для конкурентоспособности нужна специализация, которая позволяет национальным экономикам заниматься теми видами деятельности, по которым они имеют сравнительные преимущества, а следовательно, могут обеспечить низкие издержки и высокое качество. Участие в международном разделении труда обеспечивает национальным производителям широкие рынки сбыта продукции. Всё это - мощнейший источник не только повышения конкурентоспособности производства, но и роста благосостояния населения.

Для создания современной конкурентоспособной экономики нужны комплексные рыночные реформы, которые позволят сменить существующую модель экономического развития на более дееспособную.

В частности, в кратко- и среднесрочной перспективе жизненно необходимы:

— административная реформа, нацеленная на радикальное сокращение функций и полномочий государственных структур, препятствующих развитию частного предпринимательства, рыночных отношений и конкуренции, на децентрализацию системы государственного управления с передачей более широкого круга функций и полномочий на уровни регионов и районов, на повышение качества государственных услуг;

— переход Центрального банка к рыночным рычагам денежно-кредитной политики, включая снятие административных ограничений на наличное денежное обращение;

— банковская реформа, отказ Центрального банка от административного регулирования процентных ставок, создание условий для развития конкуренции в финансовом секторе;

— реформа системы налогообложения, включая радикальную реформу общеустановленной системы налогообложения (резкое сокращение числа налогов, снижение налоговой нагрузки, отмену налогов с выручки), сокращение налогов на труд, безусловный отказ от индивидуальных налоговых льгот, упрощение системы налогового администрирования и налоговой отчетности.

— реформа внешнеторговой политики, включая введение свободной конвертации национальной валюты по счету текущих операций, сокращение таможенных платежей, прежде всего за счет отказа от импортных акцизов, устранение административных барьеров перед импортом и экспортом;

— аграрная реформа (отказ от обязательного государственного заказа и защита прав собственности фермеров);

— реформа государственного сектора экономики (реструктуризация управления и широкая приватизация);

— судебная реформа;

— другие реформы.

От того, как быстро и грамотно мы сможем демонтировать меркантилистскую модель экономики и создать условия для работы рыночных механизмов и частного предпринимательства, зависит наше будущее и будущее наших детей и внуков.

Удачи нам!

Юлий Юсупов. Оригинал материала опубликован на сайте «Коммерсант.Uz»

http://www.fergananews.com/article.php?id=9501

Узбекистан: Предприятия Каракалпакстана и Хорезма освобождены от обязательной продажи валюты

Предприятия Республики Каракалпакстан и Хорезмской области Узбекистана освобождены от обязательной продажи валютной выручки в части экспорта промышленной продукции собственного производства. Эти и некоторые другие преференции предоставлены постановлением президента от 17 марта 2017 года №ПП–2843, сообщает 27 марта «Норма.Uz».

Исключение составляет экспорт сырьевых товаров, включённых в приложение №2 к указу президента от 10 октября 1997 года №УП–1871, это: хлопковое волокно, хлопчатобумажная пряжа, линт хлопковый, нефть сырая, газовый конденсат, нефтепродукты, газ природный, электроэнергия, драгоценные металлы, цветные металлы, прокат цветных металлов, лом и отходы цветных металлов, черные металлы, прокат черных металлов, лом и отходы черных металлов.

Кроме того, почти на пять лет - с 1 апреля 2017 года до 1 января 2022-го – производители определённых (их перечень будет подготовлен к 1 апреля 2017 года) фармацевтических продуктов и препаратов, видов электротехнической продукции (кроме кабельно-проводниковой) и отделочных строительных материалов, зарегистрированные в указанных регионах, освобождаются от уплаты: налога на имущество; земельного налога; налога на благоустройство и развитие социальной инфраструктуры; обязательных отчислений в Республиканский дорожный фонд при правительстве Узбекистана. Но такие льготы будут предоставлены лишь тем предприятиям, у которых доля чистой выручки от реализации указанной в этом абзаце продукции в общем объёме реализации составляет не менее 60 процентов по итогам отчетного года.


Ранее сообщалось, что в Хорезмской области будет создана свободная экономическая зона (СЭЗ) «Хазарасп», а в ходе визита Шавката Мирзиёева в Казахстан председатель Торгово-промышленной палаты Узбекистана Алишер Шайхов заявил о намерении создать вблизи казахстанских границ специальные экономические зоны. Вероятно, эти зоны будут созданы в Каракалпакстане, который граничит Мангистауской, Актюбинской и Кызылординской областями Казахстана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26187

Алишер Таксанов: «Это вам не мелочь по карманам тырить!»



Если предварительные расчеты некого адвоката швейцарской фирмы верны, то, по меньшей мере, узбекско-швейцарская компания «Зеромакс», которую патронировала дочь узбекского диктатора Гульнара Каримова (точнее, была ее истинной хозяйкой), задолжала многим партнерам сумму, равную 4,6 млрд. долларов. Именно такой объем намерены вернуть они с «Зеромакса», который был в мае 2010 года закрыт в Ташкенте решением суда Мирзо-Улугбекского района, и позже – в октябре 2010 года в Швейцарии. Collapse )

Все-таки он другой...

Автор - Алишер Таксанов. Публикуется с любезного разрешения автора.

Слева направо: Алишер Таксанов, Тамила Абдуллаева (Таксанова), Петр Каримов, Марина Гузиева. Ташкент, 25 мая 1989, КИЦ.

Много лет назад у меня был товарищ. Нет, другом как таковым он не стал, но был хорошим товарищем. Мы вместе учились в Ташкентском институте народного хозяйства. В 1983 году я поступил на планово-экономический факультет, на специальность «планирование народного хозяйства» (ПН-09). Большинство занятий были поточными, то есть в купе с другими группами, в частности, «Планирование промышленности» (ПП-09). На уроках высшей математики, политэкономии, экономической истории, истории КПСС я сидел с Петром, моим ровесником.

Collapse )