Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

ВАК Таджикистана начнет проверять труды отечественных ученых на плагиат

Высшая аттестационная комиссия (ВАК) при президенте Таджикистана начнет проверять диссертации ученых республики на плагиат. Такое решение было принято на рабочем заседании под руководством помощника президента по социальным вопросам Абдуджаббора Рахмонзода, сообщает Радио «Озоди» со ссылкой на одного из участников встречи.

Эту информацию радиостанции подтвердил председатель ВАК Абдулхаким Розикзода, который сообщил, что в комиссии в ближайшие дни будет запущена программа «Антиплагиат». Комментируя последние разоблачения таджикских ученых российским сетевым сообществом «Диссернет», Розикзода сказал: «Научные работы в области политологии, философии, филологии, педагогики и истории тесно переплетены, но плагиата здесь не должно быть». При этом он отметил, что экспертизы «Диссернета» не являются официальной позицией российского ВАКа.

Напомним, в последнее время «Диссернет» (независимое сетевое сообщество в РФ, которое проверяет на плагиат кандидатские и докторские диссертации, грубые нарушения требований их подготовки, а также факты фальсификации научных работ) уличил в недобросовестных заимствованиях уже 27 таджикских ученых.

Последнее разоблачение появилось на сайте «Диссернета» сегодня, 26 апреля — экспертизе была подвергнута докторская диссертация заведующего кафедрой экономической теории Таджикского технического университета Зоира Юсупджонова. Оказалось, что автор в своей диссертации «Развитие малого предпринимательства в АПК Республики Таджикистан» заимствовал тексты трудов российских коллег Магомеда Абдурахманова и Ахмеда Бучаева, заменив слова «Россия» и «Дагестан» на «Таджикистан», Махачкалу превратив в Душанбе, Уральский округ — в Согдийскую область, фермеров в дехкан, Госдуму РФ в Маджлиси милли и так далее. «Время от времени соискатель видел в Таджикистане федеративное государство, обнаруживая в нем “субъекты республики” и “федеральные законы”», — пишут авторы экспертизы.

Ранее среди уличенных «Диссернетом» в плагиате деятелей науки Таджикистана оказались помощник президента страны по вопросам кадров Асадулло Рахмонов (Рахмон), первый вице-премьер Таджикистана Давлатали Саид (Саидов), председатель Хатлонской области Таджикистана Давлатшо Гулмахмадов (Гулмахмадзода), директор Института экономики сельского хозяйства Академии сельскохозяйственных наук республики Нарзулло Амиров и сын министра образования Таджикистана Шохин Саидов, являющийся доцентом юридического факультета Таджикского национального университета.

«Диссернет» обратил внимание на работы ученых из Таджикистана, поскольку ученые степени таджикским диссертантам присуждаются решениями экспертных советов ВАК России.

Иллюстрация: На защите диссертации в Таджикистане. Фото с сайта Tajmedun.tj
http://www.fergananews.com/news.php?id=29696

Помощник Рахмона описал «русский путь» становления гражданского общества в Таджикистане

Российское интернет-сообщество «Диссернет» опубликовало новое разоблачение научного труда деятеля Таджикистана — на сей раз экспертизе была подвергнута кандидатская диссертации помощника президента страны по вопросам кадров Асадулло Рахмонова (Рахмона), в которой обнаружен плагиат. Отчет о проведенной экспертиза 23 апреля появился на сайте «Диссернета».

В нем указано, что Рахмонов 12 ноября 2007 года в Таджикском государственном педагогическом университете защитил диссертацию на тему «Особенности становления гражданского общества в Таджикистане». В своей работе чиновник заимствовал труды ученых Арутюна Палазяна и Алексея Линева о состоянии гражданского общества в России, внеся в них лишь незначительные коррективы: в частности, слово «Россия» Рахмонов исправил на «Таджикистан», «церковь» на «мечеть», а «Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ)» на «Центр стратегических исследований (ЦСИ) при президенте РТ». Чиновник в 2007 году писал о «слабости» и «кризисе легитимности политической власти» в Таджикистане, при том, что Алексей Ливнев наблюдал аналогичные явления в России двумя годами ранее.

Эксперт «Диссернета» отметил также, что его «приятно удивили» рассуждения соискателя о распространенности среди населения республики таких западных ценностей, как свобода слова, свободные выборы, сменяемость власти, ответственность президента и правительства за «создание нормальных условий жизни» и другие.

«Диссернет» – организованное на добровольных началах сетевое сообщество, в которое входят ученые из разных стран, а также журналисты, гражданские активисты и волонтеры. Они ищут плагиат в кандидатских и докторских диссертациях, грубые нарушения правил их подготовки, а также факты фальсификации научных работ. За последнее время «Диссернет» уличил в плагиате свыше двух десятков ученых из Таджикистана, многие из которых являются преподавателями, завкафедрами и деканами различных вузов. Одним из последних в поле зрения сообщества попал первый вице-премьер Таджикистана Давлатали Саид (Саидов), который скомпилировал в своем исследовании выдержки из работ шестерых таджикистанских и российских ученых.

Минобрнауки и Академия наук Таджикистана, между тем, встали на сторону псевдоученых, сославшись на то, что «Диссернет» не является официальной организацией, и экспертизы сообщества не могут рассматриваться как основание для лишения ученых степеней. В Высшей аттестационной комиссии (ВАК) республики, как выяснилось, также опасаются говорить о плагиате. На фоне разоблачений «Диссернета» в самом ВАКе разразился новый скандал — одного из авторов «Бюллетеня» ВАКа украинские коллеги обвинили в компиляции правил написания научных статей и монографий. При этом в тексте, скопированном из аналогичного бюллетеня ВАКа Украины, даже не удосужились поменять слова «Украина» на «Таджикистан», а «украинский язык» на «таджикский». Сотруднику комиссии, ответственному за публикацию статьи, вынесли предупреждение, обвинив не в плагиате, а в халатности.

Иллюстрация: Асадулло Рахмонов. Фото с сайта Ozodi.org
http://www.fergananews.com/news.php?id=29629

Заключенный блогер Акром Малик потерял зрение из-за химического ожога глаз

Молодой ученый, блогер Акром Малик (Маликов), отбывающий срок в колонии 64/29 города Навои, потерял зрение в результате химического ожога. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщила правозащитница Малохат Эшанкулова.

По ее данным, Малик работал на заводе по производству извести, и в какой-то момент частицы этого вещества попали ему в глаза. В настоящее время заключенный находится в тюремной больнице.

Акром Малик (Маликов) является одним из фигурантов так называемого «дела Бобомурода Абдуллаева». 28-летний ученый был задержан сотрудниками Службы национальной безопасности (ныне - Служба государственной безопасности) 22 июля 2016 года после появления в интернете статей с критикой действующей власти, подписанных Абдуллохом Нусратом: следствие считает, что это псевдоним Маликова. Блогер обвинялся в написании статей для «Народного движения Узбекистана», в которых содержалась резкая критика правящей власти.

В январе 2018 года суд приговорил Акрома Малика к шести годам тюремного заключения, признав виновным по трем статьям Уголовного кодекса: 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 244-1 («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку») и 244-2 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях»).

Акром Малик родился в 1991 году в Пскентском районе Ташкентской области. Имеет степень магистра Ташкентского государственного национального университета, знаток творчества Алишера Навои, автор нескольких книг об этом поэте.

Иллюстрация: Акром Малик. Фото с сайта Ocabookforum.com
http://www.fergananews.com/news.php?id=29616

Не подкопаться. Афганские недра как причина вечной войны

В афганской провинции Герат в соляной шахте, спустя два месяца после начала ее разработки частной компанией, были обнаружены следы урана и лития. Сразу же после получения этих данных государство решило расторгнуть контракт с частным подрядчиком. Глава компании-подрядчика Насир Ахмад Тахири рассказал, что теперь из-за расторжения договора его компании придется нести серьезные финансовые убытки. Затраты на вложения в разработку соляной шахты планировалось окупить лишь через два года. По условиям договора, компания Тахири должна была вложить до $400 тысяч в разработку соляной шахты и выплачивать 1065 афгани (около $15) государству за каждую тонну добытой соли. В контракте также оговаривалось, что компания будет добывать до 25 тысяч тонн соли в год.

То, что афганские власти не смогли толком изначально оценить потенциал шахты (чтó там действительно надо добывать), свидетельствует о чрезвычайно низкой исследовательской базе горнодобывающей промышленности страны. Но проблема не только в исследованиях - вся горнодобывающая промышленность технически находится на очень низком уровне. А ведь разработка недр могла бы разрешить многие экономические проблемы страны: и трудоустройство граждан, и повышение уровня жизни, и наполнение госбюджета.

Давным-давно, в советские времена…

В 1977 году житель Панджшерского ущелья Мухаммад Нагин случайно нашел в горах достаточно большой изумруд. Позже выяснилось, что в ущелье находится несколько месторождений изумрудов. В конце 70-х годов разведку этих месторождений начали советские геологи. Возглавлял экспедицию Георгий Пилипенко, ныне профессор Российского государственного геологоразведочного университета. По его словам, афганские изумрудные месторождения превосходят даже знаменитые копи Колумбии и по запасам, и по качеству камней. Того же мнения придерживается и французский геммолог Винсент Пардьё из Института геммологии Америки, занимавшийся сертификацией изумрудов из Панджшера. И если колумбийские недра разрабатываются уже давно и вскоре должны иссякнуть, то копи Панджшера начали разрабатывать лишь в двухтысячные. Ведется разработка чрезвычайно примитивными, устаревшими методами. Шахтёрам приходится работать без шлемов, порой при свете масляных светильников. И за свой очень тяжелый труд они получают ничтожную оплату. Основную прибыль от афганских изумрудов получают перекупщики.

Изумруды отнюдь не единственный геологический сюрприз, который хранят недра Афганистана. Эта страна никогда не являлась колонией, поэтому там никогда серьезно не работали западные горнодобывающие компании. Хребет Гиндукуш, который вместе с предгорьями занимает бóльшую часть территории страны, остался нетронутой кладовой минералов – стоит отметить, что это, по мнению специалистов, уникальный случай для евразийского континента.

Лишь в 1950-х годах в Афганистан пришли советские геологи. За последующие тридцать лет на территории страны было обнаружено несколько десятков месторождений. Одним из важнейших открытий стало медное месторождение Айнак. Только разведанных запасов там более одиннадцати миллионов тонн. Айнак - пятое в мире и самое большое в Евразии месторождение подобного рода. Для его разработки можно использовать дешевый открытый способ, и находится оно всего в сорока километрах от Кабула.

Одним из самых значимых открытий для советских специалистов стали так называемые пегматитовые поля, разведанные к востоку от Кабула. Там в протянувшихся на десятки и сотни километров жилах обнаружены настоящие сокровища – рубины, бериллы, изумруды, а также совсем уж редкие драгоценные камни: кунциты и гиддениты. Эти жилы оказались богатейшим источником редких металлов: бериллия, тория, лития, тантала, ниобия. Это – дорогостоящее стратегически важное сырье, без него невозможно современное авиа- и ракетостроение. По словам Пилипенко, Афганистан перевернул традиционные представления о подобных месторождениях, в мире ничего подобного ранее не было известно.

Кроме того, в 60-е годы советские геологи обнаружили и немалые запасы газа. В настоящее время об Афганистане говорят как о транзитной стране для газа из Туркмении в Индию. При этом мало кто знает, что первый трубопровод был построен в Афганистане советскими специалистами тогда же, в 1960-е, только газ по нему шел в советский Узбекистан. СССР в то время получал 2,6 млрд кубометров афганского газа ежегодно. А еще в Афганистане советскими геологами были найдены золото, крупные месторождения флюорита, барита, удивительные по цвету и рисунку мраморные ониксы.

Исследование и добыча в наше время

После вывода советских войск из Афганистана и развернувшейся широкомасштабной гражданской войны, разумеется, было уже не до геологических исследований и серьезной разработки месторождений. Хотя драгоценные камни добывались, например, в провинции Бадахшан и Паджшерском ущелье под контролем отрядов Северного альянса. Затем камни вывозились на продажу в Пакистан или Таджикистан.

Примечательно, что после 1996 года, когда большая часть страны попала под контроль движения «Талибан» и ситуация на этих территориях стабилизировалась, с талибами о разработке полезных ископаемых пытались договориться западные компании. В частности, немецкий концерн Siemens в 1998 году обсуждал с талибами возможности добычи меди на месторождении Айнак.

После начала военной операции США и их союзников против талибов в 2001 году в Афганистане появились и западные ученые. Основываясь на данных советских геологов, афганские недра с 2004 года исследует Геологическая служба США. Согласно её данным, афганцы живут на одном из самых богатых месторождений полезных ископаемых в мире, возникших при столкновении индийского субконтинента с Азией. Приблизительную стоимость полезных ископаемых в Афганистане на сегодня оценивают в $3 трлн.

Американцы провели магнетические и гравитационные исследования. Магнетические исследования показали, что на территории Афганистана на глубине 10 км находятся колоссальные залежи железосодержащих минералов. Кроме того, были обнаружены залежи редкоземельных металлов — их оценили в 1,4 млн тонн. Гравитационные исследования показали, что страна располагает значительными запасами нефти и газа.

Евгений Герден, международный аналитик, специализирующийся на написании научно-исследовательских работ в области горнодобывающей промышленности, металлов и редкоземельных металлов, в своем докладе для инвесторов Intel отметил, что одним из самых ценных металлов, который был обнаружен под землей Афганистана, является празеодим. Этот металл используется в производстве специальных стекол и для улучшения свойств некоторых сплавов.

Понятно, что разработка таких богатств потенциально могла бы вывести Афганистан из того ужасного экономического положения, в котором он оказался за почти сорок лет военных действий на его территории. При условии, что прекратились бы, наконец, сами военные действия и была бы решена проблема коррупции. Правда, при этом необходимо еще одно важное условие – Афганистану потребуются современные технологии добычи полезных ископаемых.

Кому достанется афганский «ресурсный пирог»?

В ноябре 2011 года индийский консорциум, возглавляемый госкорпорацией State Authority of India Ltd, выиграл тендер на разработку афганского месторождения железной руды Хаджигак - одного из крупнейших в мире. Индийцы намеревались вложить в проект до $10,8 млрд. Они планировали построить сталеплавильный завод, 900-километровую железнодорожную линию, по которой руда и сталь переправлялись бы в Индию. В 2015 г. индусы решили отказаться от этого проекта из соображений безопасности.

За медь в Айнаке попробовали взяться китайцы. В 2007 году китайский консорциумChina Metallurgical Group выиграл конкурс на разработку месторождения в течение 30 лет. Однако летом 2015 года новый министр шахт и нефти (так же это ведомство называют «министерство горнодобывающей промышленности», «министерство недр») Афганистана Дауд Шах Саба поставил китайско-афганский проект в Айнаке под вопрос. Он выступил с предложением пересмотреть контракт, аргументируя это тем, что «компания не учла экологические и социальные последствия проекта».

В районе месторождения не было даже признаков запланированной проектом электростанции, необходимой для запуска медеплавильного промышленного парка. Рабочие места в рамках проекта были предоставлены лишь немногим афганцам, несмотря на то, что в проекте было заявлено создание до десяти тысяч рабочих мест для местных жителей. Так же не было железной дороги, которая должна была связать медное месторождение с «Новым шелковым путем». Хотя все это китайцы обещали сделать.

Афганская пресса вспомнила старые слухи о том, что конкурс на разработку Айнака китайцы выиграли не совсем честным путем: якобы в 2007 году афганские чиновники получили немалые взятки, что позволило китайцам обойти конкурентов.

Однако основной проблемой для начала работ на месторождении, как и в случае с индусами, стала безопасность, точнее – невозможность обеспечить ее для сотрудников проекта. Это, в частности, признал посол Китая в Кабуле Яо Цзин.

Примечательно, что США до сих пор не попытались включиться в какой-либо проект по разработке афганских недр. Хотя нынешний президент страны Дональд Трамп высказывал свое недовольство этим фактом. В стороне остается и Россия, несмотря богатые наработки советских геологов.

Деньги на сопротивление и красивую жизнь

Пожалуй, наиболее успешно природные ресурсы Афганистана сегодня разрабатывает движение «Талибан». Талибы уже долгое время добывают изумруды, лазурит и золото, чтобы финансировать свои отряды и сторонников. «Фергана» уже описывала подробно схемы, благодаря которым нелегально добытые камни антиправительственному движению удается продавать.

По данным Наргис Нихан, которая в настоящее время исполняет обязанности министра шахт и нефти Афганистана, на сегодняшний день большинство месторождений самоцветов и драгоценных камней находятся в районах, контроль над которыми осуществляют различные вооруженные группировки. Это утверждение в полной мере можно отнести к провинции Бадахшан.

Уже не первый год от жителей и властей этой провинции поступает информация о том, что боевики «Талибана» добывают золото в районах Рагистан и Роянджан. Если 4-5 лет назад золото добывали сами местные жители путем промывки песка в ручьях, то с 2016 года «Талибан» взял эти районы под свой контроль, поставил туда технику и организовал процесс так, что сейчас на боевиков работают около 2000 человек, которые добывают золото. Прибыль самих талибов оценивается в $2000-3000 в день. И это лишь один пример.

Кроме того, разработкой полезных ископаемых незаконно занимаются сами афганские госслужащие. В конце 2016 года советник президента Афганистана по месторождениям и водным ресурсам Мухаммад Юсуф Пуштун был направлен в Бадахшан расследовать дело о незаконной добыче золота и минералов. Впоследствии в своем отчете, переданном президенту, Пуштун описал, как на автомобилях Ford Ranger, принадлежащих МВД Афганистана, сотни тонн лазурита были перевезены на территории Пакистана и Таджикистана людьми местного начальника правоохранительных органов, а сам этот командир ежемесячно выплачивает около $500 тысяч талибам, чтобы те не препятствовали ему заниматься добычей ценного камня.

Приходится констатировать, что продолжающаяся в Афганистане война крайне выгодна как командирам талибов, так и коррумпированным афганским чиновникам. И, разумеется, им совершенно не нужны реальные мирные переговоры, о которых в последнее время так много заявляет на официальном уровне руководство Афганистана. Действительно искренним борцам за мир нужно сломать сложившуюся в Афганистане взаимовыгодную государственно-антиправительственную систему, чтобы остановить войну.

Александр Рыбин

Иллюстрация: Афганский шахтер. Фото с сайта Npr.orgо


http://www.fergananews.com/article.php?id=9907

«Диссернет» уличил в плагиате уже два десятка ученых из Таджикистана

Интернет-сообщество «Диссернет» уличило в плагиате еще девятерых таджикских ученых, опубликовав в течение последней недели экспертизы их диссертаций. Таким образом, общее число разоблаченных «Диссернетом» в последнее время деятелей науки Таджикистана, использовавших интеллектуальный труд других людей без указания авторства, достигло 20-и человек, отмечает «Ахбор».

Среди плагиаторов оказался бывший глава энергохолдинга «Барки точик» Асли Назаров (Аслиддин Назарзода). Экспертиза его «научного труда» («Механизм управления инвестиционными рисками в энергетике Республики Таджикистан») показала, что его текст почти полностью заимствован из диссертации другого таджикского ученого Сайфулло Амонова («Организационный механизм управления инвестиционными рисками в промышленности Республики Таджикистан»). Назаров защитил диссертацию в 2012 году, тогда как Амонов — в 2010.

«В библиографическом списке указано несколько работ Амонова С.Н., как единоличных, так и в соавторстве. В основной части и заключении диссертации ссылок на труды данного автора найти не удалось... В авторефератах соискателя и Амонова С.Н. сведения о совместных публикациях отсутствуют. По мнению эксперта сообщества, пиетет перед научным творчеством Амонова С.Н. не оставил пространства для полета творческой мысли соискателя. В частности, тождество наблюдается даже в отношении постраничных сносок на труды третьих лиц и номеров ссылок на такие труды», — говорится в комментарии «Диссернета».

Кроме Назарова, в плагиате уличены также Шабон Нуров, завкафедрой финансового менеджмента Таджикского государственного финансово-экономического университета; Юлия Гинтер, доцент кафедры экономических наук Калининградского института экономики Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики, ранее — преподаватель Таджикского технического университета имени Осими; Парвизджон Орзуев, доцент, зав. кафедрой аудита и ревизии Таджикского государственного финансово-экономического университета; Мохира Эргашева, старший преподаватель кафедры статистики Учетно-экономического факультета Таджикского национального университета и другие. Многие из них занимают должности деканов и завкафедрами.

Так, экспертиза «Диссернета» показала, что Мохира Эргашева, ставшая кандидатом экономических наук в 2009 году, постранично скопировала работу Джалила Пириева, выдав ее за свою диссертацию.

Юлия Гинтер, преподающая ныне в одном из вузов Калининграда, в 2011 году, поменяв лишь заголовок, скопировала диссертацию Эргашевой, которую та заимствовала у Пириева.

Бывшая завкафедрой экономики и управления Финансово-экономического института Таджикистана Нигина Мирокилова, получившая ученую степень кандидата экономических наук в 2010 году, заменила в своей диссертации «Россию» на «Таджикистан», а «крестьянское хозяйство» на «дехканское». По данным «Диссернета», основная часть ее диссертации совпадает с работой российского исследователя Екатерины Снеговской.

Доцент Таджикского государственного финансово-экономического университета Парвизджон Орзуев целыми страницами скопировал работы двух ученых из Дагестана и Кабардино-Балкарии, заменив лишь названия этих республик на Таджикистан, а предприятий — на местные, например, «консервный завод города Нальчик» превратился в «молочный комбинат Душанбе».

Напомним, ранее в числе деятелей, попавших в поле зрения экспертов «Диссернета», оказались председатель Хатлонской области Таджикистана Давлатшо Гулмахмадов (Гулмахмадзода), директор Института экономики сельского хозяйства Академии сельскохозяйственных наук республики Нарзулло Амиров и сын министра образования Таджикистана Шохин Саидов, являющийся доцентом юридического факультета Таджикского национального университета.

В Таджикистане своеобразно отреагировали на расследования «Диссернета». В частности, государственное информагентство «Ховар» попыталось дискредитировать экспертов сообщества «Диссернет» и привести доводы в защиту таджикских ученых. В сообщении отмечается, что «Диссернет» — это «добровольное общество лиц, которые претенциозно «диагностируют» защищённые в России диссертации».

Сообщается также, что президент Академии наук Таджикистана, председатель ВАК республики Фарход Рахими на свое обращение в ВАК России по поводу экспертиз «Диссернета» получил следующий ответ: «Информация, размещенная на сайте этой организации, является личным мнением ее сотрудников, а не официальной точкой зрения ВАК. ВАК рассматривает заявления о лишении ученых степеней, в том числе из-за претензий по некорректному заимствованию, только в случае официальных обращений конкретных лиц в министерство науки и образования РФ». Следует отметить, что в Таджикистане создана своя Высшая аттестационная комиссия (ВАК), однако ученые степени таджикским диссертантам по-прежнему присуждаются решениями экспертных советов ВАК России.

В Минобрнауки Таджикистана в свою очередь сказали, что «не видят необходимости в дальнейших комментариях».

Однако как бы не пытались в научных кругах Таджикистана защитить сомнительную «честь» коллег, провести весь цивилизованный мир не получится, так как сегодня научные труды почти всех исследователей можно найти (приобрести) в электронном виде в интернете и в научных библиотеках, и существует множество программ, которые за короткое время проверяют работы на плагиат, в том числе выявляют в текстах допустимый процент цитирования.

В августе 2016 года премьер-министр России Дмитрий Медведев, выступая на форуме в Санкт-Петербурге, посвященном развитию высшего образования, обратил внимание на большое количество диссертаций, защищенных в Национальном университете и Академии наук Таджикистана. В министерстве образования и науки Таджикистана объяснили этот казус «малым количеством диссертационных советов и растущей потребностью республики в высококвалифицированных научных кадрах».

В 2016 году в Таджикистане насчитывалось 2590 кандидатов и 227 докторов наук. Согласно данным за 2016 год, в Академии наук Таджикистана работает 2012 человек, из них 1061 – научные сотрудники, в том числе 35 академиков и 24 члена-корреспондента. В 2015 году в республике было защищено 353 диссертации, в том числе 38 докторских, что и вызвало недоумение у Медведева.

Особое стремление к получению научных степеней проявляют таджикские чиновники и депутаты. Например, из 63 депутатов нижней палаты парламента республики 10 имеют степень доктора наук, 16 – кандидата наук, двое – звание академика.

Иллюстрация: Символика «Диссернета»
http://www.fergananews.com/news.php?id=29533

Узбекские власти попытались объяснить запрет на въезд российскому антропологу Сергею Абашину

Российскому антропологу и этнологу Сергею Абашину запретили въезд в Узбекистан из-за нарушения правил пребывания в этой стране. Такой ответ ученый получил из виртуальной приемной президента Шавката Мирзиёева.

На странице Абашина в Фейсбуке документ опубликован целиком:

«Уважаемый Сергей Николаевич!

Ваше заявление, адресованное в виртуальный портал Президента Республики Узбекистан, по вопросу Вашего въезда и пребывания на территории Республики Узбекистан нами рассмотрено. Сообщаем Вам, что порядок пребывания иностранного гражданина на территории Республики Узбекистан определяется требованиями Постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан за №408 от 21.11.1996 года.

Согласно требованиям данного Постановления, временно проживающие иностранные граждане и лица без гражданства на территории Республики Узбекистан обязуются временно или постоянно регистрироваться по месту проживания.

В ходе изучения данного заявления было установлено, что доводы, указанные в заявлении, частично нашли свое подтверждение, Вами были нарушены требования ст. 225 (Нарушение правил пребывания в Республики Узбекистан) Административного Кодекса Республики Узбекистан, а также в требованиях Постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан за № 236 от 07.08.2012 года. В связи с чем въезд и пребывание на территории Республики Узбекистан Вами считается нецелесообразным.

В случае несогласия с данным ответом Вы вправе обратится в вышестоящие органы.
Начальник управления миграции и оформления гражданства Главного управления внутренних дел г. Ташкента (ФИО)»

Публикуя ответ, Сергей Абашин сообщил, что он не знает, когда и где нарушил правила пребывания в Узбекистане. «Последний раз я был в Узбекистане в 2013 году, а до этого в 2009 и ранее. Разумеется, я всегда жил в гостиницах или оформлял регистрацию, зная местные правила и не желая себе неприятностей. И всегда, надо сказать, у меня эту регистрацию при выезде проверяли», - пишет ученый. Его также удивило, что в ответе начальника ташкентского управления миграции не указаны сроки действия запрета на въезд.

В комментарии «Фергане» Абашин назвал интересным и положительным тот факт, что в виртуальной приемной отреагировали на его обращение, добавив, что раньше у него не было возможности получить какие-либо ответы от узбекских властей. На вопрос «Ферганы» о том, намерен ли Абашин еще раз обратиться в приемную за разъяснениями, он ответил утвердительно: «Да, я хотел бы. Может, сделаю это не сегодня-завтра, но я хотел бы понять, какие нарушения у меня были». Ученый подчеркнул, что у него нет оснований считать себя нарушившим какие-либо узбекские законы.

Он также намерен уточнить сроки действия запрета на въезд: «В письме речь идет о регистрации, не о тяжком преступлении. Они ссылаются на документы, которые предусматривают определенное наказание – штраф или ограничение на въезд на срок от одного до трех лет. Это во-первых. Во-вторых, мне нужно знать, с какого момента они отсчитывают этот срок. Допустим, с моей попытки въезда в страну в 2015 году. Но это странно: тогда мне никто таких претензий не предъявлял, не штрафовал меня, не арестовывал».

Напомним, в августе 2015 года Сергей Абашин прилетел в ташкентский аэропорт из Москвы с туристическими целями. Во время пограничного контроля ему предъявили «Акт об отказе во въезде». Из документа следовало, что ученому «отказано во въезде по причине запрета на въезд». Спустя несколько часов Абашин покинул Ташкент и вернулся в Москву авиарейсом.

Сергей Абашин - доктор исторических наук, профессор. Окончил исторический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова (кафедра этнографии). С 2013 года является именным профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге. Абашин неоднократно бывал в Узбекистане и других постсоветских республиках Средней Азии, проводил там обширные полевые исследования, работал в архивах. В списке его научных интересов - миграция, национальное строительство, этническая идентичность, ислам, постколониальные процессы и многое другое.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27081

Прах к праху. Как мумия «Анфисы» поднялась на президентский уровень

В Киргизии совсем недавно прошли выборы президента, но, похоже, совсем другие вопросы волнуют и политиков, и общественность. В стране набирает обороты скандал с захоронением в Баткенской области мумии – одного из экспонатов государственного исторического музея. Участники дискуссии обвинили министра культуры, который поддержал погребение, в мракобесии и потакании экстрасенсам. Сам он в достаточно резкой форме предположил, что скандал нужен, чтобы снять его с должности. Пока молчат разве что медиумы, два года назад предрекавшие миру катастрофу, если мумию не предадут земле. Зато высказался пока еще действующий президент Алмазбек Атамбаев. Ему очень жаль, что так все получилось.

С глаз долой

12 октября в министерстве культуры Киргизии состоялось заседание межведомственной комиссии по вопросу захоронения мумии. На нем выступил министр культуры, информации и туризма Тугелбай Казаков, который заявил, что из-за отсутствия необходимого оборудования и специалистов-антропологов никто останки, хранящиеся в музее, не исследовал, и, по всей видимости, исследовать не будет. За те 60 лет, что мумия провела в музее, действительно, узнать о ней удалось немногое: она была, предположительно, молодой женщиной, жила в пятом веке нашей эры. Выяснилось также, что ее мумификация произошла не в результате искусственных вмешательств, а естественным путем.

В качестве еще одного довода в пользу погребения в министерстве культуры отметили, что в музее за мумией практически не ухаживали, а без регулярных процедур бальзамирования, она могла «превратиться в прах».

«Для посетителей какая цель? Показать труп, который разрушается? Ленина почему держат? Он вождь. Вождь он. Фараон тоже вождь, поэтому хранят их. А эту девушку зачем? Кто она такая? Никто не знает, может простая девушка, кто доказал, что она вождь или царица, или кто-то еще», - заявил министр в интервью Пятому каналу. Между делом он добавил, что держать труп «так открыто не положено».

Директор Исторического музея Анаркуль Исраилова утверждала, что ее подчиненные делали все, чтобы сохранить артефакт. Но в их силах было, прямо скажем, немногое. «Чтобы мумия не усыхала, мы наливали воду в банки и выставляли их рядом с ней. Зимой, чтобы в мраморном помещении она не подверглась увлажнению и плесени, ставили недалеко обогреватели», – сообщила Исраилова изданию «Sputnik».

Помимо Казакова и Исраиловой в заседании участвовали представители МВД и Госбезопасности, директор музея им. М.Фрунзе, два сотрудника министерства культуры и всего один ученый-археолог, заведующая отделом археологии Института истории и культурного наследия Национальной академии наук Кадийча Ташбаева. Она, конечно, выступила категорически против погребения, но ее голос ничего не решал. Чтобы мумия не усохла окончательно (и из-за того, что держать труп открыто «не положено»), 14 октября экспонат вывезли в село Кара-Булак Баткенской области и закопали. Музейщикам от мумии оставили кусочки одежды и кожи.

«Это был музейный экспонат, это было археологическое открытие!», – недоумевала Ташбаева. Она предложила Казакову «возглавить мечеть», если он живет по законам религии, а не занимать высокий пост в ведомстве, которое отвечает за сохранность музейных экспонатов, пишет Eurasianet.org.

15 октября в стране проходили президентские выборы, но даже они не смогли сменить повестку. Похороны мумии прокомментировал президент Киргизии. Выступая перед журналистами после голосования на избирательном участке, Алмазбек Атамбаев заявил, что огорчен. «Не знаю, как так получилось. Это неправильно. Ну, что сделано, то сделано. Думаю, будут те, кто должен взять ответственность», – добавил он.

Мумию молодой женщины, уже в годы независимости Киргизии прозванную «Анфисой», обнаружили ленинградские археологи под руководством Юрия Баруздина во время раскопок в местности Карамык Баткенской области в 50-х годах прошлого века. Позднее ученые передали останки в исторический музей Киргизии. 21 июня 1963 года Баруздин погиб в возрасте 36 лет в автомобильной катастрофе во время очередной археологической экспедиции.

Что говорят ученые

Киргизских ученых сбила с толку поспешность, с которой захоронили мумию. Но к 17 октября они смогли скооперироваться и дать пресс-конференцию, на которой обратились к Атамбаеву с просьбой эксгумировать артефакт. Все та же Ташбаева уверяла – экспонат предали земле исключительно из-за того, что по шариату держать тело умершего в историческом музее не положено. «Но мумия не имела отношения к исламской религии, относиться к ней, как к трупу – полнейшее мракобесие. Министр культуры за 10 минут решил этот важнейший вопрос, это неправильно», – цитировало ее слова издание «МК-Киргизия».

Ташбаевой вторила профессор Американского университета в Центральной Азии, историк Чолпон Турдалиева. Она предложила разместить артефакт в том музее, который будет надлежащим образом следить за ним. «Министерство допустило вопиющее деяние, которое даже уголовно наказуемо. Эти люди поступили как вандалы. На примере мумии мы увидели отношение государства к науке и уровень светскости в нашей стране», – добавила она.

Археолог Ороз Солтобаев, по данным АКИpress, назвал случившееся умышленным уничтожением музейного экспоната и ударом в спину науке. Он напомнил, что на погребении мумии настаивали «необразованные экстрасенсы». «Если так и будет продолжаться, то завтра они начнут диктовать ученым. Этого нельзя допускать», – добавил он. Между тем, неожиданную версию происшедшего выдвинула музейный сотрудник Жипара Токказиева. Она напомнила, что после пожара в историческом музее (в июле прошлого года) мумию никто не видел. «Возможно, она была повреждена», – предположила Токказиева.

Ученые также активно комментировали эту тему различным СМИ. В частности, член национального Союза писателей, историк Гыламидин Абдрахманов в интервью Turmush заявил, что захороненная в Баткенской области мумия могла бы наладить связь между Киргизией и Европой. «Когда нашли мумию, она лежала на носилках из арчи. В Киргизию приезжал венгерский ученый Иштиван Конур Мондаки и просил разрешение исследовать могилы, но Москва отказала. Между тем, венгерские ученые могли бы доказать, что эти носилки были изготовлены их предками, мугами.
Это позволило бы сделать Кыргызстан своего рода местом паломничества для граждан некоторых европейских стран, что в свою очередь сказалось бы экономическом и социально-культурном развитии», – считает историк.

Еще один историк, Арслан Капай уулу подтвердил Радио Азаттык, что мумия, погребенная вопреки желанию ученых, на протяжении десятков лет была самым ценным историческим и культурным экспонатом страны.

Между тем, министр культуры достаточно нервно отреагировал на нападки историков и археологов в свой адрес. 17 октября он выступил перед журналистами, заявив, что его хотят «убрать», «уничтожить», и что идет борьба за его кресло. Он также подчеркнул, что считает решение о захоронении единственно правильным и «будет так считать, даже если его будут расстреливать».

Что говорят не ученые

Есть в этой истории и третья сторона, которая на протяжении последних лет неоднократно требовала похоронить мумию, обращалась с этой просьбой к президенту и в СМИ. Это местные экстрасенсы и ясновидящие. Одна из них, Замира Муратбекова пришла 17 октября на пресс-конференцию ученых и вступила с ними в перепалку. Она, в частности, утверждала, что прошедшие в стране президентские выборы должны были закончиться кровопролитием. Но этого не случилось благодаря тому, что мумию захоронили.

В 2015 году называющая себя прорицательницей уроженка Иссык-Кульской области Таалайгуль Норсек кызы созвала большую пресс-конференцию в Бишкеке. Ясновидящая утверждала, что «получает достоверную информацию», и что, если мумию не предать земле, Киргизию ожидают крупные катастрофы. «Я не знаю, что они там программируют, в общем, мне сказали, до июля надо похоронить (…) Как только мы ее похороним, она уйдет от нас и заберет все свои проклятья», – заявила она.

С ясновидящей был солидарен общественный деятель, публицист Мелис Арып-Бек. По его информации, в Историческом музее хранилась мумия баткенской царицы Анфисы, третьей супруги фараона Аменхотепа, которую «коварно отравили другие жены правителя». Она, с его слов, «многократно связывалась с киргизскими экстрасенсами» и требовала предать ее тело земле. Каким образом мумию занесло с берегов Нила в Баткенскую область, он, впрочем, не пояснил. Зато сообщил, что с просьбой о захоронении ясновидящие обращались к президенту Алмазбеку Атамбаеву и он якобы дал распоряжение вывезти мумию в Баткенскую область, но ученые препятствовали этому.

«Вместе с мумиями из скотомогильников выползают вирусы, которые уничтожают все на своем пути. Вирусы проникают в сознание людей, делая их агрессивными и неимоверно алчными. Поэтому в Кыргызстане нет покоя, стабильности и уверенности в завтрашнем дне», – пояснил Арып-Бек. (видео: https://goo.gl/LDpqBV ).

У соседей все так же

Слабым утешением киргизским исследователям можно считать то, что в соседних странах тоже неоднократно поднимался вопрос о захоронении древних мумий. И не всегда ответ на этот вопрос был в пользу ученых. Так, в Казахстане летом 2013 года были погребены останки третьего найденного в республике «Золотого человека», мужчины из высшего сословия саков, чей скелет покоился в одном из курганов Шиликтинской долины. Могильник был обнаружен и исследован в 2003 году, и местные жители, вроде, поначалу не возражали. Однако спустя несколько лет они объявили, что после того, как останки сакского царя вывезли из гробницы, в Шиликтинской долине начали происходить необъяснимые, страшные вещи. Люди жаловались на сильные бури, плохой урожай и то, что в окрестных селах начали рождаться слабоумные дети. В итоге, они добились своего и по просьбе министерства культуры прах «Золотого человека» вернули на место.

В России также в свое время была возвращена в Горно-Алтайск знаменитая мумия «принцессы Укок», найденная на одноименном плато более 20 лет назад. Жители региона неоднократно требовали ее возвращения, особенно остро этот вопрос встал после землетрясения магнитудой 7,6, которое произошло в Горном Алтае в 2003 году. Местные шаманы предупреждали, что, если мумия не окажется на родине, всю Россию ждет страшная катастрофа.

В 2014 году Совет старейшин Алтая потребовал захоронить мумию, год спустя несколько местных жителей обратились в Горно-Алтайский городской суд с иском о захоронении «принцессы». Ответчиком по делу стал музей, в котором хранится мумия. Однако суд отказал им в удовлетворении иска.

http://www.fergananews.com/article.php?id=9595

Под тяжестью собственного мозга. О кульбитах науки в Казахстане

Несмотря на немалое число научных работников, академиков и докторов наук на душу населения в Казахстане, это тот случай, когда количество никак не сопрягается с качеством. А научные открытия, сделанные местными учеными, радуют разве что журналистов и находят насмешливые отклики в социальных сетях.

Природный бонус и облачный секс

– Женщина должен быть образованный?
– Безусловно.
– А ничего, что у женщина мозга много меньше, чем мужской?
– Это неправда.
– Но ученый при правительстве доктор Ямак доказал: он – как у белки.
(Диалог из американской комедии «Борат. Открытие Америки в пользу славного народа Казахстана»)

Вышеупомянутый фильм с британским комиком Сашой Бароном Коэном вызвал в Казахстане бурю негодования, с авторами ленты намеревались даже судиться из-за нарисованного ими неприглядного портрета реальной центральноазиатской страны.

В Казахстане, конечно же, нет никакого доктора Ямака. Зато есть реальный профессор Жанарбек Берестен, который в конце августа этого года выдал весьма специфическое заключение, в духе «доктора Ямака», тянущее на глобальное открытие: «Как известно, мозг казахов больше на 20 граммов, чем у представителей других национальностей». По сравнению с этим другие его заявления вроде «цивилизация на казахской земле насчитывает 8 тысяч лет» уже не кажутся чем-то неправдоподобным.

Но настоящий хит сезона в этом контексте – июльский прорыв 28-летнего ученого из Балхаша Азамата Байтасова: он выдвинул и сам же доказал теорию о разнополости облаков, чьим плодом любви является дождь. По утверждению первооткрывателя, его теорию уже признали западные ученые. При этом в ней отсутствует объяснение, каким образом ученому удалось прийти к столь поразительному заключению.

Прежде Байтасов не делал никаких громких заявлений, известно о нем тоже немного: преподает географию в алма-атинском лицее, обладает степенью магистра, автор нескольких книг, включая «Географию в священном Коране» и учебник «Современная география мира» для одиннадцатых классов. Два года назад Байтасов стал ассоциированным профессором Региональной академии менеджмента (РАМ). В последней, похоже, несмотря на ряд требований, основное условие членства - оплата организационного взноса за академическое звание.

Хотя подавляющему большинству населения фамилии Берестен и Байтасов до настоящего времени ничего не говорили, их заявления и равнозначные «открытия» дают некоторое представление о том, что же происходит в научной среде Казахстана и куда движется научная мысль.

Инно-нано-техно

Последний год в речах президента республики Нурсултана Назарбаева все чаще звучат слова «инновации», «третья индустриальная революция», «нанотехнологии». Причем звучат параллельно с критикой главы государства в адрес казахстанских ученых. Действительно, пока вместо инновационных разработок и научных стартапов делаются, как правило, эрзац-открытия, в лучшем случае способные лишь рассмешить профессионалов. При этом научных работников в стране более чем достаточно, и с каждым годом число их трудов растет.

Вообще, говоря об успехах в той или иной отрасли, в Казахстане принято оперировать количественными показателями. И с этим в науке все в порядке: ежегодно в стране растет число академиков, докторов и кандидатов наук, численность исследовательского персонала приблизилась к 25 тысячам. Также любят заявлять, что за последние пять лет в 1215 изданиях, включенных в Web of Science Core Collection, ведущую базу данных научных цитирований в мире, опубликовано 4687 работ из Казахстана. Этот солидный показатель, правда, нивелируется тем, что, как демонстрирует база данных Scopus, за 17 лет Казахстан опустился на 76 позиций – до 235 места, став пятым с конца списка и незначительно обойдя Сомали и Джибути.

То есть, публикация в рейтинговых изданиях – еще не гарантия качества научного труда. Долларов за пятьдесят специализированные журналы опубликуют любую научную работу: хоть теорию о разнополых облаках, хоть исследование отличительных особенностей серого вещества одной из народностей.

История стерпит все

Редкие упоминания западных ученых, якобы признающих достижения казахстанской науки, не делают большой погоды, поэтому, к сожалению или к счастью, все неоднозначные научные достижения, как правило, не выходят за пределы страны, лишь отдельные околонаучные споры выплескиваются наружу.

Последним таким спором стал состоявшийся в 2013-2014 годах диспут между научными мирами Казахстана и Кыргызстана об этнической принадлежности Чингизхана (монгольские ученые тут оказались не при делах и вряд ли вообще слышали про эту историю). А начало спорам положил украинский историк Владимир Белинский, отдавший годы на изучение жизни и завоеваний основателя Монгольской империи. Он пришел к заключению, что известнейший исторический персонаж был казахом. Такая идея не могла остаться незамеченной в Казахстане. Местные научные светила пошли дальше и к своему собственному удивлению доказали генетическую связь между президентом Нурсултаном Назарбаевым и «Сотрясателем Вселенной». Доказали очень удачно - как раз перед празднованием 25-летия независимости Казахстана. И тогда же в эту историю не совсем вовремя вмешались киргизские ученые, заявившие, что Чингизхан был, разумеется, киргизом.

Каждый остался при своем, но киргизы поступили хитрее, согласившись, что Чингизхан происходит от казахов. Но зато сами казахи произошли от киргизов.

История, похоже, любимый конек казахстанской науки. Благо, в этом направлении больше всего возможностей любую сказку, вернее, любой миф сделать былью.

Описанный выше исторический экзерсис с вкраплением генетики не единичен. В прошлом году бывшая столица Казахстана внезапно отметила свое тысячелетие. Хотя ранее считалось, что Алма-Ата пошла от Верного, основанного в 1854 году русским правительством. Новая круглая дата удачно совпала с 550-летием Казахского ханства, так что властям Алма-Аты удалось несколько сэкономить, объединив мероприятия по двум поводам в одно, более масштабное. То, что на месте современной Алма-Аты (переименованной в Казахстане в Алматы) могло находиться древнее поселение с идентичным названием, можно допустить. Правда, настораживает, что возраст накинули благодаря нескольким монетам, где местные историки разглядели надпись «отчеканено в Алмату». Оказывается, об этом было известно давно, но все почему-то держали в тайне, вплоть до празднования 550-летия ханства.

А затем у Алма-Аты появился конкурент: как утверждает в своей книге историк Марат Абсеметов, новой столице Казахстана Астане тоже 1000 лет.

Более того, в начале двухтысячных некая группа ученых определила, что Ноев ковчег прибился не к Арарату, а к южно-казахстанской горе Казыгурт. Однако эта версия, несмотря на свое глобальный размах, была признана лишь в южном же Казахстане, главным образом - в Казыгуртском районе, администрация которого поместила ковчег на вершину горы и на районный герб.

Понятно, что такой подход превращает историю в обслуживающую политический вектор прикладную дисциплину, время от времени переходящую в область анекдота.
Лекарство от старости найдено, от глупости - нет

Разработка лекарств от рака и ВИЧ - труд куда более серьезный. Однако и о создании панацеи от них казахстанские исследователи заявляли несколько раз. Но медицинские корпорации, якобы, подсуетились и не дали ходу казахстанским инновационным разработкам, так что те канули в Лету. Впору поверить в теорию заговора.

Гипотетически какие-то знаковые открытия могли быть в геронтологии. В силу возраста главы Казахстана эта наука очень приветствуется при дворе: в Астане создали центр геронтологии, в этом же городе расположено базовое учреждение Евразийского института геронтологии. Последний съезд евразийцев-геронтологов проходил в столице республики в июле 2017 года. Но ни о каких прорывах в этом направлении пока не слышно.

Единственное громкое заявление по поводу «вечной жизни» было сделано в 2014 году академиком Абаем Сагитовым. Он пришел к выводу, что у людей есть шанс благополучно протянуть лет до 150 благодаря грибу кордицепс, обнаруженными в казахстанских горах. Но поскольку грибы были найдены совсем недавно, то подтверждения теории господина Сагитова придется подождать.

Цена вопроса

Но неужели в стране, где официально трудятся тысячи ученых-исследователей, все так плохо? Да нет. Есть и признанные ученые, но живут они, главным образом, не у себя на родине. Поскольку в Казахстане, чтобы заниматься наукой, нужно быть настоящим фанатиком своего дела и не иметь семьи и кредитов, и тогда 150-200 долларов в месяц (обычная зарплата научного работника) хватит на чай, хлеб, сигареты и коммунальные услуги.

Иногда можно чего-то добиться, примкнув к проекту исследователей из стран Запада и Юго-Восточной Азии. Но это чревато последствиями. Здесь очень показателен опыт алма-атинского метеоролога Анвара Мамилова, который в 2005-2008 годах участвовал в реализации крупного проекта Всемирной метеорологической организации. В России как раз пошла волна разоблачений «ученых-шпионов», и Казахстану потребовалось подобрать что-то похожее. Под руку подвернулся метеоролог, которого вначале пытались «расколоть» на шпионаж, а когда не вышло, с досады на него повесили почти 15 тысяч долларов налогов плюс пеню, будто всю полученную сумму он потратил не на исследования и экспедиции, а спустил на себя. Следующие семь лет Мамилов больше времени провел в судебных залах, нежели в НИИ. Выезд за рубеж, как и участие в других совместных проектах, ему был заказан. Только спустя годы ему удалось доказать, что он-таки был прав. Но на это ушло семь лет.

Тем временем в Казахстане доказали не только разнополость облаков, но и что с помощью йода можно победить шизофрению, первая бумага появилась в казахских степях, а человечество ошибочно жило по григорианскому календарю, тогда как должно было жить по правильному – «казахскому», состоящему из 13 месяцев. Больших материальных и мыслительных затрат подобные заключения не требуют, государственная пресса может даже воспринять такие заявления всерьез, остальные посмеются и забудут.

Страна в ожидании научного прорыва

Между тем, власти серьезно рассчитывают, что Казахстан может стать новым эпицентром научного прогресса.

В июне этого года Нурсултан Назарбаев пригласил вернуться в свое отечество казахских ученых, оказавшихся за рубежом: «Лично приглашаю каждого талантливого казаха, который желает потрудиться на исторической родине, желает внести свой вклад в ее развитие. Я знаю, у меня даже есть список, есть мои встречи за рубежом. В свое время они были вынуждены переселиться. Есть наши соотечественники, которые являются учеными и трудятся в различных исследовательских лабораториях. Мне кажется, они желают вернуться на родину».

В первую очередь этот призыв относится к тем научным кадрам, кто выехал за годы независимости, поняв, что в стране с наукой все как-то очень грустно. Правда, Назарбаев не стал углубляться в детали условий, которые власти готовы создать репатриантам, если таковые найдутся. Но вряд ли зарплата пусть даже в 200 долларов, от которой те в свое время бежали, сможет завлечь их назад.

Собственная кузница кадров, если судить по числу проводимых конкурсов для местной талантливой молодежи, тоже работает. В названиях конкурсных программ все как положено: и инновации, и нанотехнологии, и модернизация, и приставка «нур» («свет»), дающая понять, под чьим патронажем проводятся исследования.

Результаты работы с молодежью не заставили себя ждать. Несколько дней назад СМИ рассказали о школьнике из Акмолинской области, получившем грант благодаря столичному конкурсу научных разработок «Взгляд в ЭКСПО-2017». Этот талантливый молодой человек предложил заменить в своей школе обычные лампочки на энергосберегающие и тем самым сэкономить на электроэнергии. Замысел действительно прорывной, поэтому получил одобрение.

Доктор наук напоминает

И все же существование проблем в науке было признано президентом. «Опытные конструкторские разработки, к сожалению, составляют у нас менее четверти всех научных работ, - констатировал Назарбаев, выступая в этом году на мероприятии в честь 70-летия Академии наук Казахстана. - Казахстанские ученые активно патентуют свои результаты, однако подавляющее большинство патентов не востребовано. Финансирование науки осуществляется в основном за счет государства сегодня, практически не привлекаются заказы реального сектора. При этом, к сожалению, в научных работах нередко содержится плагиат, о чем мне частенько пишут».

Говоря о плагиате, глава государства затронул, видимо, больную для себя тему: возвращаясь к гранту, полученному акмолинским вундеркиндом, стоит напомнить, что в 1992 году Нурсултан Назарбаев, к тому времени уже президент, получил степень доктора экономических наук, защитив диссертацию в Российской академии управления по теме «Стратегия ресурсосбережения в условиях становления и развития рыночных отношений». Так что знает, о чем говорит.

Серик Байжанов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9594

Из парка имени Айни в Душанбе тайно вывезли прах известных деятелей

В парке имени Садриддина Айни в Душанбе тайно выкопали останки захороненных там видных деятелей Таджикистана и перевезли их на городское кладбище Лучоб, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на родственника одного из тех, чей прах был перезахоронен. Собеседник издания подчеркнул, что ему и другим родственникам только сейчас сообщили о случившемся.

«Мы, конечно, возмущены. Хотя чиновники говорят, что якобы это развлекательное место, и перезахоронение производится в целях не осквернения могил наших родных. Все равно, думаю, это неправильно, так как, и в советское время здесь были детские аттракционы, но и аллея памяти была», - сказал он.

По данным источника издания, 15 октября были раскопаны могилы поэта Боки Рахимзаде, академика Мухаммада Осими, сына Героя Таджикистана, основоположника таджикской современной литературы Садриддина Айни – Камола и его супруги, профессора Мукаддимы Ашрафи. А 16 октября перезахоронили останки героя Таджикистана, академика Бободжона Гафурова и политического деятеля Джаббора Расулова.

«Кто-то из представителей власти рассказал, что вчера, когда выкопали могилы наших предков, то пригласили муллу, который зачитал молитвы. Я сомневаюсь, что это было сделано, так как вся операция проходила под строжайшим секретом», – отметил собеседник издания.

О реконструкции парка стало известно в апреле этого года. Согласно проекту, в парке построят автостоянку, амфитеатр на 1200 мест, административное здание, беседки, детские площадки и фонтаны. Кроме того, будет отреставрирован мавзолей Садриддина Айни. В начале октября пресс-служба мэрии Душанбе сообщила журналистам, что на тот момент никакого решения о переносе праха похороненных в парке людей не было.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27044

Институт имени Шредера в Ташкенте: Когда-то здесь был сад

Ровно 150 лет назад, 15 октября 1867 года, родился известный агроном, основоположник сельскохозяйственной науки в Узбекистане Рихард Рихардович Шредер. Он посвятил 42 года своей жизни развитию сельского хозяйства в Средней Азии и столько же лет возглавлял основанный им первый в центральноазиатском регионе Научно-исследовательский институт (НИИ) садоводства, виноградарства и виноделия. Но сегодня некогда «райский сад Шредера» — как раньше называли НИИ — находится в запустении и разрухе. О том, что сейчас происходит на территории института, — в фоторепортаже «Ферганы».

* * *
НИИ садоводства, виноградарства и виноделия — бывший имени Шредера, а ныне носящий имя Махмуда Мирзаева — расположен в черте Ташкента, в километре-двух от узбекско-казахской госграницы. В советские времена его гигантская, в сотни гектаров, территория была садом-оазисом, но сейчас она представляет собой плачевное зрелище. От того учреждения с громким именем, созданного в начале прошлого века и прошедшего славный путь от небольшой Туркестанской сельскохозяйственной станции до знаменитого к середине 1980-х «райского сада Шредера», ныне остались только воспоминания. Некогда процветавший институт стараниями нерадивых руководителей превращен в проходной двор, отданный на откуп случайным людям, главная цель которых — выжать как можно больше дохода из еще оставшихся ресурсов.

Чтобы обойти всю территорию НИИ, нужно посвятить этому весь день, но даже пары часов достаточно, чтобы получить представление о царящем здесь запустении и уничтожении былого богатства научно-экспериментальной базы института.

Рихард Шредер родился в 1867 году в Москве. В 1894 году окончил Петровскую сельскохозяйственную академию, затем три года работал в Германии и Швейцарии, откуда вернулся сложившимся ученым-исследователем. В конце 1902 года его направили возглавить Туркестанскую сельскохозяйственную опытную станцию под Ташкентом, организованную в 1898 году. С приездом Шредера станция заработала именно как опытное учреждение. Ученый собрал и испытал более 1000 образцов местных сортов пшеницы, выращиваемых в Средней Азии, выделив из них самые урожайные. На станции были испытаны сотни сортов яблонь, груш, винограда и других плодовых пород. Полученный Шредером в начале 1920-х годов материал по хлопку позволил вывести скороспелый сорт хлопчатника, названный в честь автора «Шредер», которым в своё время засеивали сотни тысяч гектаров в северных районах Узбекистана, в Кыргызстане, Казахстане, Закавказье. Рихард Шредер 42 года проработал директором и научным руководителем Туркестанской сельскохозяйственной станции, переименованной в 1939 году в Узбекскую опытную станцию плодово-ягодного и субтропического хозяйства. В 1947 году, уже после смерти ученого, станция преобразована в Научно-исследовательский плодово-ягодный институт, а в 1949 году — в НИИ садоводства, виноградарства и виноделия имени Шредера.

Первое, что бросается в глаза, — это развал, беспорядок и мусор на территории старых, еще советской постройки, заброшенных корпусов, зияющих пустыми глазницами черных окон и с покосившейся крышей. Кругом засохшие заросли непроходимой бурьян-травы. Резкий запах навоза, разбросанного повсюду по земле, режет глаз. То там, то тут мелькает вольготно пасущаяся рогатая живность, чуть поодаль за ними настороженно наблюдают редкие пастухи — открытый выпас посторонним здесь не разрешается, другое дело — свои, да чтоб незаметно. Рабочие, занятые уборкой мусора, говорят, что ранней весной и летом, когда всё вокруг цветет пышным цветом, лакомящихся сочной травой животных бывает гораздо больше, так как многие работники института проживают совсем рядом, на частных участках.

Ухоженный вид на всем необозримом пространстве сада имеет лишь территория, где расположены новые административные корпуса. А еще рука заботливого хозяина чувствуется в построенных здесь же жилых помещениях — и дворы подметены, и что-то кипит в казане во дворе, и голос играющей детворы внутри комнат слышен. Даже настоящая казахская юрта стоит — сказывается близость казахстанской территории, ведь до границы — рукой подать. Видимо, проживающие здесь люди тоже трудятся в числе сотрудников садоводческого предприятия.

По словам работников, рискнувших на условиях анонимности прокомментировать положение дел в НИИ, люди не видят зарплат месяцами, а некоторые (как, например, агроном предприятия) не получали денег уже год. На все запросы у руководства один ответ: делаем всё от нас зависящее, чтобы решить проблему.
«Они [руководство НИИ] делают деньги на аренде теплиц, которых здесь почти тысяча. Арендаторы выращивают на экспорт лимоны, цветы, помидоры, рассаду, листья салатов, зелень — кому что по душе, как говорится. У них с дирекцией между собой всё схвачено — никто в накладе не остается», - возмущается один из собеседников «Ферганы».

Говорят, что арендуют теплицы в основном приезжие «коммерсанты» из областей — те, кого сокровищница неповторимой флоры и фауны республики интересует исключительно как «доходное место под солнцем». Специально оборудованные и прочные теплицы, где раньше заботливо выводились и выращивались экспериментальные образцы редких растений, включая неприспособленные под наш климат мандарины, грейпфруты и апельсины, теперь являют собой жалкое зрелище наспех сколоченных помещений, местами без окон и полиэтилена. А ведь было время, когда капризные цитрусовые прекрасно акклиматизировались и плодоносили: с одного гектара только лимонной продукции получали по 75-80 тонн. Печальное зрелище представляет и нынешнее состояние известного в свое время «шредерского» розария.

На фотопленке, которую случайно обнаружила на территории НИИ жительница Ташкента Елена, будучи там по делам 9 октября, по ее словам, запечатлены кадры с теми самыми теплицами в их лучшую бытность: «На земле повсюду бесхозно валялись километры фото- и видеопленки, как я полагаю, с ценными для науки записями. Возможно, это материалы о редких экспериментальных образцах тех растений, которые сегодня безвозвратно утеряны, архивы истории разведения и способов селекции сортов. Их специально могли уничтожить, так как того, что было в те годы выведено, сейчас просто уже нет. Как всегда, уничтожили бездумно, а уже потом, когда кинутся, чтобы восстановить, сделать это будет уже невозможно. Когда-то в этих институтских лабораториях проводились очень интересные опыты по акклиматизации привозных растений в условиях Узбекистана. Кто-то трудился всю жизнь, пытаясь оставить для потомков все эти научные наработки, а кто-то взял да и уничтожил всё достояние науки страны», - сетует Елена.

В этот день неравнодушная к происходящему женщина стала свидетельницей еще одной драмы – вырубки деревьев, в том числе огромных орешин. По ее мнению, деревья рубят, чтобы использовать для отопления теплиц с помидорами и лимонами, поскольку в теплицах отсутствует вода и отопление. Работники, с которыми беседовала женщина, сказали, что недавно было вывезено «две тракторные тележки» срубленного дерева. Однако кто и зачем рубил, а главное, куда вывезли – они ответить не смогли, отметив лишь, что уже привыкли к незаконной рубке: «Здесь это в последнее время в порядке вещей. Зима же скоро, заказчиков немало из областей, ближе к холодам грузовик дров под миллион сумов тянет», - заметил один из них.

Увы, вся эта разруха осталась скрытой для глаз президента страны Шавката Мирзиёева, который посетил НИИ в знаменательный день — 9 мая. Конечно, главу государства провели только по празднично украшенным аллеям и уже упомянутым территориям с новыми административными зданиями. Но если бы он увидел, что творится за фасадной частью, то, наверняка, в институте сейчас был бы уже другой руководитель.

Думается, что правительство Узбекистана должно взять под контроль положение дел в НИИ садоводства, виноградарства и виноделия и разработать план по спасению его научно-производственной базы. Это необходимо не только, чтобы спасти «райский сад» Шредера-Мирзаева, но и для будущего развития селекционной науки в республике в целом.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9589