Category: криминал

С Хайрулло Мирсаидова сняли обвинение в разжигании вражды

С руководителя сборной команды КВН Таджикистана, журналиста Хайрулло Мирсаидова снято обвинение в разжигании национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, сообщает Радио «Озоди» со ссылкой на свой источник, близкий к следствию. По словам источника, прокуратура Согдийской области, которая расследовала дело журналиста, исключила из обвинительного заключения статью 189, часть 2, пункт «г» Уголовного кодекса Таджикистана, обвинение по которой было предъявлено журналисту еще в декабре прошлого года — в самом начале следствия.

Собеседник радиостанции отметил, что в прокуратуре не смогли собрать неопровержимые доказательства виновности Мирсаидова по этой статье. Кроме того, следствие установило, что из выделенных руководителю сборной КВН бюджетных средств он «использовал не по назначению» только 100 тысяч сомони ($11 тыс.), а не 300 тысяч ($33 тыс.), как утверждалось ранее.

Напомним, 17 мая старший помощник прокурора Согдийской области Гульчехра Гаибназарова сообщила, что расследование уголовного дела в отношении Хайрулло Мирсаидова завершено и на днях оно будет передано в суд.

Преследование Хайрулло Мирсаидова началось после того, как в ноябре 2017 года он выступил с открытым обращением к президенту Эмомали Рахмону с просьбой обратить внимание на проблемы, с которыми столкнулась сборная КВН из-за «коррумпированности чиновников Согдийской области». Вместо расследования фактов коррупции правоохранительные органы начали проверку деятельности самого Мирсаидова.

Пятого декабря Хайрулло задержали. Суд постановил взять его под стражу. Мирсаидову были предъявлены обвинения по четырем статьям Уголовного кодекса (УК) Таджикистана — в присвоении или растрате (статья 245), возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды (статья 189), подделке документов (статья 340) и заведомо ложном доносе (статья 346).

В начале января представители международного движения КВН выступили в защиту Хайрулло Мирсаидова, отметив в своем открытом заявлении, что таджикская команда «показывала зрителям Таджикистан как страну умных, интеллигентных людей с чувством юмора и самобытной культурой», а ее шутки всегда были добрыми. Несколько международных правозащитных организаций потребовали от властей Таджикистана безоговорочно освободить Хайрулло.

Хайрулло Мирсаидов в предыдущие годы работал корреспондентом радио Deutsche Welle, информагентства «Азия-плюс», сотрудничал с разными изданиями, в том числе с «Ферганой». В последнее время принимал активное участие в развитии движения КВН в Таджикистане, возглавив сборную команду республики, которая была сформирована в 2014 году.

Иллюстрация: Хайрулло Мирсаидов. Фото с личной страницы в Facebook
http://www.fergananews.com/news.php?id=30017

Следователю по делу Абдуллаева вменили злоупотребление властью и арест невиновного

Ташкентский военный суд арестовал бывшего старшего следователя Службы национальной безопасности Узбекистана Нодирбека Туракулова, который вел дело журналиста Бобомурода Абдуллаева. Туракулов обвиняется в злоупотреблении властью и «привлечении невиновного к ответственности». Об этом говорится в определении суда, оказавшемся в распоряжении Инициативной группы независимых правозащитников (ИГНПУ). В нем указано, что Туракулов был арестован 16 февраля. В заседании суда по его делу участвовал адвокат Шахзод Шарипов, который ранее выступал в качестве государственного защитника Бобомурода Абдуллаева.

Туракулов и еще один следователь - Александр Веселов - обвиняли журналиста в посягательстве на конституционный строй. Оба они были отстранены от этого дела в начале февраля, спустя неделю после отставки главы СНБ Рустама Иноятова. Тогда же следователи Генпрокуратуры Узбекистана начали расследование по фактам незаконного задержания Абдуллаева, применения к нему жестоких пыток и фальсификации уголовного дела.

44-летний журналист был задержан сотрудниками СНБ Узбекистана и водворён в СИЗО 27 сентября 2017 года. Суд над ним проходил в закрытом режиме. Во время свидания с матерью в январе он рассказал ей о том, что подвергается пыткам.

Имя уроженца Бухары, подполковника Нодира Туракулова фигурировало и в других громких делах. Будучи сотрудником СНБ Сурхандарьинской области, именно он принимал активное участие в аресте Рахмонали Эрданова и членов его семьи. Туракулов обвинил их в подготовке диверсий и шпионаже в пользу Таджикистана. Как правило, в результате «следственных мероприятий», инициированных подполковником, арестанты брали вину на себя, добровольно отказывались от адвокатов и общения с родными.

Примечательно, что, по неофициальным данным, Нодир Туракулов женат на дочери председателя Государственного налогового комитета Ботира Парпиева, который, в свою очередь, является сватом бывшего главы СНБ Рустама Иноятова.

Иллюстрация: Нодирбек Туракулов. Фото с сайта Ozodlik.org
http://www.fergananews.com/news.php?id=28605

Устроившего поножовщину в Ташкентском юридическом колледже студента осудили на пять лет

Суд Учтепинского района города Ташкента приговорил студента юридического колледжа Саидкамрона Саидвалиева к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима - за убийство однокурсника, сообщает Uznews.uz.

Восемнадцатилетний житель узбекской столицы признан виновным в совершении преступления по части 3 пункта «д» статьи 104 («Умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего») Уголовного кодекса Узбекистана. Законом предполагается тюремное заключение сроком от 8 до 10 лет, однако для несовершеннолетних граждан предусмотрено лишение свободы максимум на 7 лет.

Инцидент со смертельным исходом произошел 6 октября 2017 года на территории Ташкентского юридического колледжа. В драке Саидвалиев нанес ножевые ранения другим учащимся того же заведения - Асадбеку Парпибоеву и Рахматилле Ёркориеву. В результате Парпибоев, несмотря на старания врачей, скончался в больнице – по сообщениям в соцсетях, ему было нанесено более тридцати ножевых ранений. Позже сообщалось, что виновник инцидента находился под воздействием препарата «Лирика», который считается психотропным и широко используется наркоманами.

Ранее ташкентскую общественность всколыхнула жестокая расправа со студентом второго курса медицинского колледжа имени Боровского Жасурбеком Ибрагимовым, учиненная группой однокурсников. Однако осужден был лишь один участник драки. Подробнее об этом можно узнать из подборки публикаций «Ферганы» «Дело Жасурбека».

Иллюстрация: Саидкамрон Саидвалиев. Кадр видеозаписи с сайта Uznews.uz Суд
http://www.fergananews.com/news.php?id=28515

В китайские лагеря перевоспитания отправили тысячи уйгуров

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе (на севере Китая) тысячи уйгуров – представителей наиболее многочисленной этнической группы региона – отправлены в лагеря перевоспитания. Об этом сообщает CNN со ссылкой на активистов и правозащитные организации. По их словам, задержания продолжаются.

«Буквально из каждого дома, из каждой семьи забрали по несколько человек, – говорит один из руководителей Всемирного конгресса уйгуров Омер Канат. – В некоторых селах на улицах не видно мужчин, только женщины и дети. Мужчин отправили в лагеря».

Точное число людей, находящихся в этих учреждениях, неизвестно. В начале 2018 года Radio Free Asia, ссылаясь на источник в силовых структурах Кашгара (одного из округов в СУАР), сообщала, что число задержанных составляет около 120 тысяч человек. О «тысячах задержанных», не называя конкретной цифры, сообщала Human Rights Watch.

При этом из неофициальных источников поступали сообщения о том, что существующие лагеря переполнены. Об этом, в частности, недавно заявил чиновник в уезде Корла. Другой источник рассказал, что в округе Хотан группу задержанных, из-за недостатка места, разместили в лагере, созданном на территории железнодорожной станции.

Уйгуры в Китае подвергаются преследованиям, в том числе по религиозному признаку (большинство из них – мусульмане). Власти пытаются ограничить проявления их религиозности, например, запрещают поститься во время Рамадана и носить религиозную одежду. Официально жесткие меры оправдывают борьбой с экстремизмом. Однако фактически это превращается в произвол. В интернет попал перечень «признаков экстремизма» (его подлинность подтвердили источники во властных структурах), наличие которых – повод для задержания и отправки на «перевоспитание». Среди них, например, окрашенные хной волосы и сложенные на груди руки при молитве.

Лагеря перевоспитания в Китае получили развитие в период Культурной революции. Туда отправляли инакомыслящих, их заставляли заниматься тяжелой работой и подвергали пыткам. Позднее власти объявили о закрытии лагерей, но сейчас они вновь действуют в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

По имеющимся данным, там не практикуются пытки. Тем не менее, как отмечают источники CNN, людей подвергают «промывке мозгов». Их обязывают хвалить правящую коммунистическую партию, петь патриотические песни, изучать наставления главы КНР Си Цзиньпина, а также раскаиваться в том, что считается проявлением неблагонадежности – например, поездке за границу. Один из представителей местной власти заявил, что хотя такие поездки не запрещены, за пределами Китая люди подвергаются «экстремистскому влиянию».

Людей могут держать в лагерях без формальных обвинений, без контакта с родственниками. «Это абсолютно незаконно, – отмечает исследовательница Human Rights Watch Майя Ван. – Их семьи не получают никаких официальных документов. При этом их могут оставлять в лагерях на неопределенный срок».
http://www.fergananews.com/news.php?id=28214

Бывший глава казахстанского «Альянс-банка» решился вернуться на родину

Бывший глава совета директоров «Альянс-банка» Маргулан Сейсембаев решил вернуться в Казахстан. Об этом он написал в своем Фейсбуке.

По словам Сейсембаева, сейчас он находится в Москве и скоро отправится в Казахстан. Бизнесмен поясняет, что получил гарантии безопасности для себя и своей семьи «на самом высоком уровне».

11 января Сейсембаев объявил, что уже длительное время проживает за границей и не решается вернуться на родину. «Дело в том, что меня начали вызывать на допросы по делу моего бывшего партнера по КМобайлу (K-Mobile) и Бителу – Искандера Еримбетова», – пояснил бизнесмен. Еримбетов с ноября 2017 года находится под арестом по обвинению в отмывании денег. Лидером преступной группы, в которую якобы входил Еримбетов, следователи считают экс-главу БТА-банка Мухтара Аблязова.

По итогам 2017 года Сейсембаев вошел в список 50 самых влиятельных бизнесменов Казахстана по версии Forbes.kz. Сейчас ему принадлежат управляющая компания Seimar Investment Group и ТОО Tamos Education. Также он участвует в структурах сингапурской группы венчурных фондов Asadel Group. Одним из главных партнеров Asadel Group является брат Сейсембаева Ерлан.

В 2009 году контрольный пакет акций «Альянс Банка» Сейсембаева перешел в управление правительственного фонда «Самрук-Казына». После этого бизнесмен отправился в эмиграцию, заявив, что «нет реальных гарантий того, что ситуация будет развиваться справедливым образом». Тогда же власти Казахстана национализировали БТА-банк. Его глава Мухтар Аблязов тоже уехал из страны. Но Сейсембаев уже в 2010 году вернулся на родину, заявил о преданности президенту Нурсултану Назарбаеву и заверил, что не имеет ничего общего с Аблязовым. В 2011 году Сейсембаева приговорили к двум годам условного срока за незаконное использование средств «Альянс-банка».

Иллюстрация: Маргулан Сейсембаев. Фото с личной страницы на Facebook
http://www.fergananews.com/news.php?id=28189

«Танец с коброй»: ISCI обнародовала доклад о преступлениях Гульнары Каримовой

Старшая дочь бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова - Гульнара - создала мощный преступный синдикат, действовавший в республике с 2001 (то есть, с момента ее возвращения из США в Ташкент) по 2012 годы. В группировке были задействованы высокопоставленные узбекские чиновники, часть которых сохраняют свои посты до сих пор, говорится в докладе «A Dance With The Cobra. Confronting Grand Corruption in Uzbekistan» («Танец с коброй. Противодействие всеобъемлющей коррупции в Узбекистане»), подготовленном Международной государственной инициативой по борьбе с преступностью (ISCI).

Документ подготовили директор Института исследований в области социальных наук Ольстерского Университета Кристиан Ласслетт (Kristian Lasslett), менеджер отдела политики и исследований ISCI Фатима Кандзи (Fatima Kanji), а также аспирант института исследований в области правосудия переходного периода Ольстерского Университета Дайер Макгилл (Daire McGill). Во вводной части доклада они также выразили благодарность пожелавшим сохранить анонимность узбекским активистам, которые помогали собирать материалы.

Значительная часть исследования базируется на свидетельских показаниях Фархода Иногамбаева (Farhod Inogambaev), советника Каримовой, который прежде консультировал ее бывшего мужа. Со слов Иногамбаева, он согласился работать с Гульнарой только после того, как его брата взяли в заложники сотрудники службы безопасности президента, а семье начали поступать угрозы.

В документе проанализированы основные сферы бизнес-интересов Каримовой, которые его авторы условно разделили на четыре группы – напитки, чай, добыча полезных ископаемых и телекоммуникации. Во всех этих сферах Каримова, по их данным, систематически использовала административный ресурс и прибегала к откровенному рэкету, чтобы избавиться от конкурентов. Получив контроль над интересовавшими ее предприятиями, дочь бывшего узбекского лидера выводила часть денег на личные счета. Ее западные партнеры, как отмечается в докладе, знали, что участвуют в коррупционных схемах, но закрывали на это глаза, получая взамен гарантии правительства и преференции в решении возникавших проблем.

В одной из таких схем фигурировала компания Coca-Cola, которая вышла на узбекский рынок в 1993 году через «дочку» ROZ Trading бывшего мужа Каримовой Мансура Максуди (Mansur Maqsudi). Их совместное предприятие Coca-Cola Ichimligi Uzbekiston (CCBU) процветало вплоть до 2001 года и скандального развода Каримовой с Максуди, после чего дочь бывшего президента развернула кампанию по уничтожению узбекской «дочки» ROZ Trading и экспроприировала ее долю в CCBU. Для этого активно использовались люди из Службы национальной безопасности (СНБ), которые проводили обыски в ташкентских офисах компаний, допрашивали сотрудников и угрожали им.

Каримова также пыталась заручиться поддержкой руководства Соса-Соla, присылая к ним на переговоры замминистра иностранных дел Содика Сафоева. В итоге, ей это удалось – в докладе описана встреча Гульнары с президентом евразийской и африканской групп Coca-Cola Ахметом Бозером, который заверил ее в лояльности со стороны компании. На встрече в лобби отеля «Ташкент», помимо Каримовой, присутствовали ее советник, основатель Uzdunrobita (телекоммуникационной фирмы) Брайан Боуэн (Brian Bowen), и подруга Ирина Автайкина (Irina Avtaikina), позднее получившая должность старшего помощника гендиректора CCBU.

С помощью этих людей, как пишут авторы доклада, Каримова контролировала деятельность совместного с Coca-Cola предприятия. В 2002-2003 годах оно перевело несколько траншей на пять миллионов долларов на счета аффилированных с Каримовой компаний. Часть этих денег позже была переведена на личные счета Гульнары.

Одновременно в Узбекистане было инициировано судебное разбирательство в отношении «дочки» ROZ Trading, ее признали банкротом и взыскали долю в CCBU в счет погашения долга перед государством. Эту долю приобрела подконтрольная Каримовой Zeromax. Компания базировалась в Швейцарии и вплоть до своей ликвидации в 2010 году была одним из крупнейших иностранных инвесторов в Узбекистане.

Сфера интересов Zeromax простиралась от нефти и хлопка до пищевой промышленности и добычи полезных ископаемых. Впервые в докладе она упоминается в контексте скандала с импортером чая, американской Interspan Distribution Corporation. Эта компания в 2005 году контролировала 30 процентов чайного рынка республики. В начале 2006-го один из руководителей Interspan был задержан. Ему вменяли некие экономические преступления, затем добавили обвинения в обороте наркотиков и терроризме. Сотрудников компании из числа местных жителей под пытками заставили оговорить своего начальника. После продолжительных переговоров большую часть обвинений сняли, однако активы компании в Узбекистане были переданы государству, и затем их получила Zeromax. В Interspan назвали случившееся спланированной атакой, за которой, помимо Гульнары Каримовой, стояли бывший вице-премьер Мираброр Усманов и американский бизнесмен Гарри Юстас ст. (Harry Eustace Snr), старший советник Zeromax в 2002-2008 годах.

С похожими претензиями узбекских властей столкнулась и британская фирма Oxus, которая разрабатывала два рудных месторождения в республике. В отношении нее было возбуждено дело за уклонение от уплаты налогов и наложен штраф в 225 миллионов долларов. Все обвинения сняли только после того, как долю британцев в Oxus получила Zeromax, а ее топ-менеджеры заняли в британской фирме ключевые посты.

Плацдармом для телекоммуникационного бизнеса Каримовой, как пишут авторы доклада, стала компания Uzdunrobita — первый в Центральной Азии оператор мобильной связи. Он был создан в 1991 году американской International Communications Group (ICG) в рамках совместного предприятия с правительством Узбекистана. В 2001 году Каримова потребовала у президента ICG Шахида Ферозы (Shahid Feroz) отдать ей 20 процентов акций оператора в обмен на лоббирование интересов и консалтинговые услуги, подчеркнув, что без ее поддержки Uzdunrobita «будет уничтожена». Спустя год Каримова увеличила свой пакет в операторе до контрольного, поручив правительству бесплатно передать 31 процент государственной доли офшорной компании Revi Holdings, записанной на ее советника Фархода Иногамбаева. С его слов, за несколько лет Каримова вывела из компании миллионы долларов, заключая фиктивные контракты на оказание консалтинговых и маркетинговых услуг. В дальнейшем дочь бывшего президента фактически начала собирала дань с операторов, желавших работать в республике. В докладе подробно описаны схемы выхода на узбекский телекоммуникационный рынок компаний Vimpelcom, Teliasonera и МТС, которые платили взятки подставным компаниям, так или иначе связанным с Каримовой, за «создание благоприятных условий» для ведения бизнеса. Всего ими таким образом было выплачено порядка 850 миллионов долларов.

Авторы доклада отмечают, что Каримова действовала дерзко, подгоняемая своими президентскими амбициями. Однако одновременно со становлением ее бизнес-империи в республике набирали силу и делили сферы влияния кланы, сформированные вокруг главы СНБ Рустама Иноятова, нынешнего президента (в те годы – премьера) Шавката Мирзиёева и министра финансов Рустама Азимова. В докладе подчеркивается, что Каримова, по всей видимости, проиграла, начав покушаться на их (кланов) экономические интересы и не предпринимая шагов для защиты своих активов. В итоге все активы у нее отобрали, используя методы ее же синдиката.

В настоящее время в отношении Каримовой в Узбекистане расследуют несколько уголовных дел о коррупции. Сама она фактически уже несколько лет находится под домашним арестом. Несмотря на исчерпывающие доказательства злоупотреблений со стороны Каримовой, авторы доклада считают ее арест политически мотивированным и связывают его, в первую очередь, не с желанием властей разоблачить коррупционные схемы, а с борьбой противоборствующих группировок.

Подробнее об уголовных делах против Гульнары Каримовой и расследованиях в ее отношении, проводимых в разных странах, можно прочитать в специальной рубрике «Ферганы» «Гульнара Каримова» (http://www.fergananews.com/gulnara).
http://www.fergananews.com/news.php?id=26963

Кыргызстан: Власть и криминал — кто кого крышует?

Во все времена криминальные лидеры, набравшие определенный вес и авторитет в обществе, стараются легализоваться. Сделать это можно или через бизнес, приобретя активы крупных предприятий на подставных лиц либо через политические институты: избравшись депутатом, получив должность в госструктуре и так далее. Не является исключением и Кыргызстан.

Из братков в депутаты

Современный Кыргызстан в определенной мере напоминает криминальную Россию начала 2000-х годов, когда авторитетные «братки», накопившие значительный капитал, искали пути для его легализации. В кыргызском парламенте сегодня заседают, если можно так сказать, бывшие криминальные авторитеты с говорящими в прошлом «погонялами». Среди них, например, Челюсть, он же Алтынбек Сулайманов, 45-летний лидер политической партии «Бир-Бол» и одноименной депутатской фракции; небезызвестный Хоп, в миру — Улан Чолпонбаев, 40-летний депутат от парламентской фракции «Республика – Ата-Журт» и бывший таможенник, а ныне депутат от фракции «Кыргызстан», 51-летний Таалайбек Масабиров по прозвищу Масса.

В свое время Чолпонбаев выполнял роль своего рода сборщика податей с бизнес-структур, которые ОПГ обложили налогами. В 2011 году в чолпонбаевском Twitter-аккаунте появилось сообщение о том, что парламентарий был за рулем в нетрезвом состоянии, когда его остановили сотрудники ДПС, но он продемонстрировал им удостоверение депутата и свободно уехал. В соцсетях пошла волна возмущения. Позже Чолпонбаев заявил, что его аккаунт «взломали».

Что касается Массы, то он, по оперативным данным, одно время входил в круг ОПГ небезызвестного криминального авторитета Рыспека Акматбаева, занимаясь мелким рэкетом и «крышеванием» автостоянок. Масабиров выиграл первый в истории Кыргызстана чемпионат по панкратиону, дважды побеждал на чемпионате мира по дзюдо среди мастеров. По молодости три раза похищал дочь спикера совета народных представителей парламента (тогда еще парламент был двухпалатным). Каждый раз спикер отправлял к Массе сотрудников «конторы» и они приводили его дочь обратно. На четвертый раз Масабиров уговорил девушку и она осталась с ним. Отцу ничего не оставалось, как сыграть свадьбу. После этого начался взлет Массы по таможенной линии. С начальника небольшой городской таможни в 2005 году за 10 лет он дорос до должности первого заместителя Гостаможенной службы республики, пока в 2015 году не пересел в депутатское кресло.

Президент криминального мира

Но главную криминальную скрипку в Кыргызстане играет вор в законе Камчы Кольбаев, более известный как Коля Киргиз. Весь криминальный мир государства находится в его руках. Понятно, что это не было бы возможным без содействия верхушки Белого дома. По данным оперативников, с Колей Киргизом от имени главы государства поддерживает связь и решает вопросы советник президента Икрамжан Илмиянов, между прочим, тоже известный по прозвищу Шофер (еще с тех пор, когда он был личным водителем Атамбаева в его допрезидентскую эпоху).

У Кольбаева немало бизнеса в сфере горнорудной промышленности и развлекательных заведений. Правда, записаны они вовсе не на него. К примеру, бишкекский Blonder Pub, согласно документам, принадлежит Хопу.
Но как же все-таки происходит легализация криминального бизнеса в Кыргызстане? Давайте рассмотрим на конкретных примерах.

Современный Робин Гуд тоже нуждается в рекламе

Можете ли вы представить, чтобы в цивилизованной стране какая-нибудь известная медиа-персона публично рекламировала статус криминального авторитета и выражала ему благодарность? В приличной цивилизованной стране вряд ли такое возможно. Зато в Кыргызстане запросто.

Популярная теледива Ассоль Молдокматова на своей страничке в Facebook прорекламировала благотворительный жест того же Коли Киргиза. Кыргызстанскому кикбоксеру Улану Касымбекову требовалась срочная операция на глаза, иначе парень мог ослепнуть. Необходимые медицинские процедуры могли сделать только в Москве, а для операции, перелета и проживания нужны были деньги, которых у спортсмена не было. Сборы посредством краудфандинга не могли решить вопроса. Спортивные организации безмолвствовали.

И в какой-то момент в киргизском интернет-сообществе появилась новость от Молдокматовой: «Большую часть средств выделил вор в законе Камчы Кольбаев, за что я выражаю ему благодарность! А ведь мог промолчать, так как сделали это наши олигархи и министр спорта, точнее глава Госагентства по спорту КР. Кому нужны спортсмены в стране?»

Призывы пользователей соцсетей к Молдокматовой не указывать криминальный статус мецената, не делать рекламу антисоциальному образу жизни не были услышаны. Возможно, указание «титула» было условием выдачи денег. Зато такой широкий жест «вора в законе» многие обыватели восприняли с восторгом: мол, какой щедрый человек, не жалеет денег для развития спорта.

«Законник» Кольбаев озаботился и освещением своей персоны в местной кыргызоязычной прессе. Чтобы понять, какие восторги вызывает личность этого персонажа, предлагаю ознакомиться с переводами некоторых публикаций.

Газета «Ачык саясат плюс» в номере от 3 июля этого года пишет: «Известная ведущая Ассоль Молдокматова много лет занимается благотворительной деятельностью, заслужила благодарность многих людей. Она написала на своей странице в социальных сетях: «Кикбоксеру Улану Касымбекову в московской клинике успешно сделана операция. Большую часть средств заплатил «вор в законе» Камчы Кольбаев. За это выражаю ему безграничную благодарность. Известным олигархам подобно спортивным руководителям нашей страны можно было бы промолчать». Конечно, сделано хорошее дело. Мы желаем здоровья бойцу, защищающему честь кыргызов. Но сказанное «профинансировал «вор в законе» как-то режет слух. Мы должны сказать спасибо также Камчы Кольбаеву. Нелегкое дело принести кому-то счастье, вернуть здоровье. Не каждому по силам такое. Но нас заботит вопрос: откуда пришли выделенные на лечение средства?»

Та же газета 25 августа вновь обращается к личности Коли Киргиза: «Местные жители рассказали, что лишь недавно произошла разборка: держащий в руках Чолпон-Ату влиятельный джигит увлекся самоуправством, делал что пожелает, распоряжался налогами как вздумается. В итоге Камчы Кольбаев собственноручно избил его, оставив полуживым. Можно сделать вывод, что Камчы начал приструнивать своих «озорных» ребят, работающих бесчестно, запускающих руку в деньги «общака».

Газета «Азия news» в номере от 17 августа пишет: «Ближе к президентским выборам криминальная среда вновь зашевелилась, некоторые авторитеты уже начали выходить на свободу. Поговаривают, что скоро освободят и "Доо Чынгыза". Реальная жизнь показывает, что Камчыбек Кольбаев и Алмазбек Сулайманов ("Лимонти") вдвоем держат весь криминальный мир, сохраняя спокойствие для кыргызского народа. Если бы в молодости им не испортили их судьбу, то сегодня и Камчы, и "Лимонти" были бы политиками, правящими народом. Потому что оба джигита сердцем болеют за кыргызов».

Через партии к звездам

О том, что криминальные лидеры включаются в состав тех или иных партий и становятся депутатами, «Фергана» подробно рассказывала в своем расследовании «Кыргызстанская мафия: Власть реальная и официальная», опубликованном в 2013 году.

С тех пор представители криминала еще больше преуспели на политическом поприще и поняли, что вместо того, чтобы входить в чужую партию и финансировать ее продвижение, легче создать свою, через которую можно уже вполне легально продвигать собственные интересы.

Апробирован такой подход был в 2016 году, во время выборов в местные кенеши Иссык-Кульской области, откуда родом Камчы Кольбаев и Улан Чолпонбаев. Доктор юридических наук, профессор Кайрат Осмоналиев в те дни отмечал: «Выборы в местные кенеши показали, что в местную власть рвутся люди с криминальным самосознанием, а в законодательстве отсутствуют фильтры для ограничения участия таких людей».

По его словам, в местную власть стремятся попасть люди либо ранее судимые, либо практикующие в своей деятельности такие методы, как обман, принуждение, подкуп. «Они думают, что если у них есть деньги, влияние, связи, они могут создать формальную партию и пойти на выборы в местную власть», - подчеркнул профессор Осмоналиев.

Одной из таких политических организаций является партия «Табылга», созданная под патронажем Кольбаева (лидер партии — Улан Чолпонбаев). Партия региональная — иссык-кульская, в нее в большинстве своем входят местные спортсмены (читай — криминал). На прошедших в 2016 году весной (в городе Каракол) и в декабре (в городе Чолпон-Ата) выборах в местные кенешы ход голосования курировал младший брат Кольбаева Жакен. В итоге в каракольском горкенеше партия «Табылга» получила первое место — 28,5 процента мандатов (12 из 31). А в Чолпон-Ате – 27 процентов, что тоже обеспечило ей лидерство среди других партий.

По данным киргизоязычных СМИ, в настоящее время члены партии «Табылга» и ее лидер Улан Чолпонбаев работают на кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова. Выходит, что потенциальному кандидату в президенты помогает добиться первого поста в государстве не только административный, но и криминальный ресурс. Какие «ништяки» обещаны за такие услуги, известно только заинтересованным сторонам и Всевышнему. А обычным кыргызстанцам остается жить с осознанием того, что, если с ними что-то случается, эффективнее всего обратиться к криминальным авторитетам. Тем более сама власть не стесняется с ними общаться.

Политические «оборотни»

Общеизвестно, что когда у власти стояли Бакиевы, криминальный мир активно вмешивался в политические события, оказывая на них большое влияние. Эксперты утверждают, что сегодня криминальный мир меньше вмешивается в средний бизнес. Но объясняется это абсолютно иной тенденцией. Если раньше основной «работой» криминалитета был контроль за наркотрафиком, контрабандными товарами и оружием, то сегодня самые доходные черные рынки взяли под свой контроль высокие чиновники.

По мнению журналиста Семетея Талас уулу, специализирующегося на киргизском криминалитете, сейчас сложно отделить некоторых высокопоставленных чиновников от представителей ОПГ. Чиновники не просто могут в загородных домах распивать чай с вором в законе, но и могут иметь свою толпу спортсменов, обеспечивающую не только безопасность хозяину, но и охраняющую подконтрольные ему бизнес-структуры. А когда на носу выборы – они обеспечивают голоса граждан.

В действительности, возникает много вопросов. Зачем, к примеру, заместителю начальника киргизской таможенной службы Раиму Матраимову строить самый большой спортивный клуб в городе Ош? Чиновник, проработавший всю жизнь на госслужбе, не скрывал строительства спорткомплекса, даже сам присутствовал на торжественном открытии. А рядом с ним в этот момент стоял тот же Икрамжан Илмиянов («Шофёр», см. упоминание выше).

На вопрос о том, на какие деньги построен спорткомплекс элитного класса, брат чиновника, депутат от партии СДПК Искендер Матраимов ответил, что у их семьи есть некий благотворительный фонд, куда поступали пожертвования. Они, мол, и послужили основным капиталом для строительства.

Раим Матраимов считается одним из самых скрытных чиновников, он еще ни разу никому не давал интервью и не делал никаких заявлений. Он живет по правилам «чёрных», считающих тех, кто контактирует с журналистами, стукачами.

В 2011 году интернете была распространена аудиозапись, в которой члены временного правительства обсуждали снятие Матраимова с поста начальника таможни по южному региону. В разговоре звучало, что Матраимов заплатил $400 тысяч долларов, чтоб сохранить себе кресло. Если допустить, что он контролирует весь сбыт контрабанды из Афганистана на север, то наверняка такую сумму отдать ему было не жалко.

Семетей Талас уулу согласен с мнением, что сейчас уже нет особой разницы между чиновниками и членами ОПГ. Но все же одно различие между ними он отмечает: «Сегодня члены организованных преступных группировок услужливы чиновникам. Чиновники контролируют практически все финансовые потоки во всех отраслях, начиная от наркоторговли и кончая теневым товарооборотом страны. А криминальный мир – в роли их правой руки – держит всю созданную чиновниками систему на плаву», - говорит журналист.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9544

Россия: Во Владимирской области задержан лидер таджикского преступного клана

Сотрудники МВД России задержали одного из лидеров таджикской мафии Лутфулло Мухаммадиева (Лутфулло или Анвар). Преступного авторитета задержали в одном из его убежищ в городе Вязники Владимирской области. В московском регионе он создал мощную бригаду, которая обложила данью значительную часть мигрантов из Центральной Азии, работающих на столичных рынках, передает «Росбалт» со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

По данным собеседника агентства, в последнее время Лутфулло вел почти подпольный образ жизни, поскольку являлся участником целого ряда криминальных «разборок». При задержании в доме Лутфулло обнаружили гранаты, наркотики, а также литературу с признаками экстремизма. Сейчас она передана на экспертизу, поэтому в отношении него пока возбуждено дело по статьям 222 (незаконное хранение оружия) и 228 (незаконное хранение наркотиков) Уголовного кодекса России.

Источника агентства отметил, задержание Лутфулло нанесло серьезный урон одному из самых мощных таджикских мафиозных кланов, лидером которого считается «авторитет» Хаджи Абдуджаббор. Лутфулло и его бригада составляли основную силовую поддержку Хаджи Абдуджаббора.

Как отмечает «Росбалт», тяжелой данью мигрантов, работающих на рынках, обложили еще несколько лет назад. До этого работники платили определенную сумму руководителям объектов, но это были не критически значимые для них деньги, и они расценивались как некая благодарность. Однако позже руководство рынков совместно с представителями криминального мира решило упорядочить эти отчисления. По словам источника агентства, от преступной среды вопрос стал курировать «вор в законе» Олег Ашхабадский. Он назначил «смотрящего» за данным направлением деятельности «авторитетного» таджика Шухрата. В качестве силовой поддержки были привлечены бывшие командиры спецподразделений Таджикистана Мустафа и его родственник (брат жены) Лутфулло. Непосредственно весь процесс сбора средств поручили двум бригадирам грузчиков, в том числе Абдуджаббору.

Постепенно роль Абдуджаббора в этом процессе росла, в какой-то момент он решил, что стал уже самостоятельным игроком. Вначале был убит Мустафа. а через несколько месяцев в Домодедовском районе киллеры расстреляли и Шухрата. По словам источника агентства, во главе всех сборов встал Абдуджаббор, наладивший прямые отношения с руководителями рынков и торговых центров. Силовую поддержку ему стал оказывать Лутфулло, с помощью которого Абдуджаббор значительно расширил сферы влияния, а также освоил новые виды заработка для своей группировки. В частности, трудовых мигрантов обязали собирать картон и алюминиевые банки и бесплатно сдавать людям «авторитета». В результате они стали поставлять это вторсырье практически в промышленных масштабах. Также, по сведениям правоохранителей, Абдуджаббор создал несколько бригад, которые могут заниматься разбойными нападениями на перевозчиков денег.

Весь этот процесс сопровождается постоянными «разборками» с другими гангстерскими кланами, непременным участником которых становится Лутфулло. По оперативным данным, он принимал участие в побоище на Хованском кладбище. Осенью 2016 года его обстреляли на «стрелке» в Москве, но Лутфулло остался в живых. В марте 2017 года в районе Измайлово произошла масштабная стычка между бригадами Лутфулло и его давнего противника, «авторитета» Рустама Эшона, который сейчас тесно сотрудничает в Москве с кланом «вора в законе» Мераба Джангвеладзе (Мераб Сухумский). Переговоры закончились дракой и стрельбой.

Осенью 2016 года «Росбалт» писал о криминальных разборках между таджикскими мафиозными группировками. Тогда, как и сейчас, Лутфулло был назван в статье командиром одного из спецподразделений Таджикистана. В ответ на публикацию МВД Таджикистана сразу же заявило о том, что Лутфулло Мухаммадиев «только работал оперативным сотрудником одного из управлений МВД», но не был руководителем. Более того, отметили в МВД, в 2001 году приказом министра внутренних дел Таджикистана Мухаммадиев был уволен из рядов органов внутренних дел за поступки, дискредитирующие честь сотрудника милиции, напоминает «Азия-плюс».
http://www.fergananews.com/news.php?id=26504

Воспоминания Сурата Икрамова: Загадочная смерть заслуженной артистки Узбекистана

«Фергана» публикует очередную главу из книги «Записки правозащитника», которую пишет руководитель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов. Его новый рассказ касается событий десятилетней давности, когда при подозрительных обстоятельствах погибла известная заслуженная артистка республики Дилнура Кадиржанова (Кодиржонова). Ее смерть в собственной квартире породила много слухов, а когда родители и правозащитники попытались разобраться в этом деле, то встретили серьезное сопротивление силовых структур.

* * *

Известные артисты всем кажутся некими небожителями. Все у них в жизни хорошо, и живут они счастливо, как в сказке. Хотя нередко на самом деле судьба этих «небожителей» полна трагизма, переживаний и несчастий. В этом я убедился, когда занялся делом заслуженной артистки Узбекистана Дилнуры Кадиржановой, о загадочной смерти которой ходило много слухов.

Артистка погибла 12 сентября 2007 года, а спустя полгода ко мне из далекого кишлака Андижанской области приехали ее родители — Октябрьхон Юсупова и Шукуржон Кадиржанов. Родители привезли мне заявление, которое содержало просьбу разобраться в загадочном убийстве. Мы устроились в офисе ИГНПУ, и там мать с отцом поведали мне историю трагической смерти их знаменитой дочери.

Когда в личной жизни все сложно

Дилнура Шукуржоновна Кадиржанова родилась в 1976 году в кишлаке Чувама Избосканского района Андижанской области. Уже в раннем детстве в девочке проявились редкие вокальные способности, и родители определили ее в музыкальную школу. Мать с отцом показали мне множество дипломов Дилнуры, начиная с первой награды — приза в Андижане за исполнение песен узбекских классиков на конкурсе «Камолот-93» в 1993 году. Кадиржанова была лауреатом несчетного количества республиканских музыкальных конкурсов. Из них мне запомнилось два — «Нихол» («Росток») и «Шарк булбули» («Соловей Востока»).

В 2004 году ей было присуждено звание «Заслуженный артист Республики Узбекистан», награду лично вручал тогдашний президент Ислам Каримов. В 2005 году Дилнура была признана самой лучшей исполнительницей традиционной песни, а в 2006 году — лучшей исполнительницей классической песни. Она продолжала совершенствовать свое мастерство, являясь с 2007 года магистрантом Ташкентской консерватории.

Если музыкальный талант Кадиржановой обеспечивал ей всеобщее признание, а вместе с ним почет, уважение и деньги, то в семейной жизни складывалось все отнюдь не так хорошо. В 17 лет Дилнура вышла замуж за односельчанина Махамадсобира Мирзакулова. Брак казался поначалу счастливым. В 1995 и 1998 годах у них родились две дочери — Диёра и Шахризода.

Но затем что-то у супругов не сложилось. И через 10 лет, в 2003 году, Кадиржанова развелась с мужем и вместе с дочерьми переехала в город Ташкент. Как раз тогда она получила премию в $7 тысяч за победу в конкурсе «Шарк тароналари» («Восточные напевы») и купила на нее трехкомнатную квартиру в 9-ом квартале массива Чиланзар.

Новая любовь и новые проблемы

Дилнуре тогда было всего 27 лет. Высокая, красивая женщина нравилась многим мужчинам. Но свою половинку она встретила, когда через год поехала на гастроли в Самарканд. Офицер милиции Джамшид Матлюбов хотя и был почти на 20 лет старше Кадиржановой, но тоже выглядел красавцем — был крепким, подтянутым мужчиной. Кроме взаимной симпатии их роднило еще одно обстоятельство: Джамшид, как и Дилнура, тоже оказался несчастлив в браке. И, вроде как, уже не жил со своей женой Рано. Тем более что их совместные дети — сын и дочь — стали уже взрослыми, и у супругов было мало общего. В итоге Матлюбов и Кадиржанова решили жить в гражданском браке, и Джамшид переехал в квартиру Дилнуры на Чиланзаре.

Хорошо ли они жили? Наверное, хорошо, а, может, даже и счастливо. Для помощи по хозяйству взяли приходящую домработницу, которая заодно смотрела за детьми, провожала в школу и встречала после занятий. При этом Кадиржанова с Матлюбовым решили родить еще одного ребенка, и весной 2005 года Дилнура готовилась стать матерью.

Можно было бы только порадоваться счастью этих людей, если бы не одно неожиданное обстоятельство: 5 января того же года на должность главы МВД Узбекистана был назначен генерал-лейтенант Баходир Матлюбов, который тут же поставил своего родного брата — полковника Джамшида Матлюбова — на должность начальника Яккасарайского РУВД Ташкента.

Если раньше мало кого интересовало, с кем живет полковник Матлюбов, то теперь, когда его брат стал министром, события перешли в некую политическую плоскость. Ведь с официальной женой Джамшид так и не развелся, и при желании злые языки могли назвать его двоеженцем, что, наверняка, повредило бы его брату. Может быть, именно поэтому, когда 22 апреля Дилнура родила сына, названного красивым именем Саидматлубхон, счастливый отец не рискнул дать ему свою фамилию. В свидетельстве о рождении записали имя и фамилию отца артистки — Шукур Кадиржанов.

На конкурентку — с ломом в руках

Возможно, это было сделано еще и затем, чтобы не обострять отношение в бывшей семье. Ведь с назначением брата министром МВД менялось и положение самого Джамшида. И жена, и его дети, наверняка, были уверены, что Джамшид сам скоро станет генералом, а, значит, будет очень состоятельным человеком. И все его состояние пойдет не родным детям, а мальчику, рожденному от Кадиржановой.

О том, что на самом деле думала официальная жена Рано, вряд ли кому удастся узнать, но то, что она возненавидела лютой ненавистью и артистку, и ее малыша, — это факт. Соседи Дилнуры рассказывают, что через несколько дней после того, как ее выписали из роддома, к ней со скандалом приехали Рано и ее 22-летний сын Хуршид, тоже являвшийся сотрудником милиции. Кадиржанова им не открыла, но они взломали заранее принесенным ломом железную дверь и ворвались в квартиру, где избили Дилнуру. Говорят, хотели даже убить ее новорожденного сына, и только прибежавшие на помощь соседи спасли жизнь младенца.

Произошедшие тогда события наглядно свидетельствуют о том словом, что жена Джамшида Матлюбова и его сын-милиционер были людьми не только очень злобными, а еще и «без тормозов», и жизни артистки с их стороны угрожала реальная опасность.

Повеситься на ручке шифоньера

А теперь опишу хронику обстоятельств смерти Дилнуры — так, как восстановили ее родители погибшей. Вечером 12 сентября 2007 домработница Рене Метмурадова уже ушла домой, а Джамшид Матлюбов еще был на службе. Дома находились только сама Кадиржанова и ее дети — новорожденный Саидматлубхон, 12-летняя Диёра и 9-летняя Шахризода. В 21 час к ним заглянула племянница полковника по имени Мадина и через полчаса ушла. В 22 часа пришла подруга артистки — музыкант Роза, которая находилась в квартире до 22:40 часов. А в 23:10 этой Розе позвонил Джамшид Матлюбов и сообщил, что Дилнура повесилась.

К утру 13 сентября приехали из Андижана близкие родственники Кадиржановой. Тело артистки к этому времени уже отвезли в городской морг, где проводилась судебно-медицинская экспертиза. При обмывании тела усопшей находилась мать Дилнуры Октябрьхон-опа и другие родственники, которые утверждают, что никаких видимых повреждений на Кадиржановой, кроме посиневшей полосы вокруг шеи, не было. Зато под подбородком были две покрасневшие вмятины.

После похорон Дилнуры женщины по мусульманским обычаям пришли на поминки. Как утверждает Октябрьхон-опа, вот тогда от близких полковника удалось узнать важные подробности. Оказывается, когда Джамшид 12 сентября около 22 часов вечера проезжал на служебном автомобиле мимо дома гражданской жены, то заметил, что неподалеку стояла его официальная супруга Рано. А когда через час пришел домой, то увидел Дилнуру повешенной за ручку шифоньера, которая находится всего в одном метре от пола.

Родители Кадиржановой рассказали мне и другие подробности той страшной ночи. По утверждению соседей Дилнуры, в час ночи человек в милицейской форме стучался в квартиры соседей и сообщал, что Кадиржанова повесилась. А подруга Дилнуры — та самая музыкант Роза, разбудив дочек артистки, показывала им 30-сантиметровый ремешок и втолковывала, что их мать повесилась именно на этом ремешке.

Впрочем, и без этих подробностей родители Дилнуры пришли к выводу, что речь идет об убийстве, а убили их дочь, скорее всего, официальная жена Джамшида Матлюбова и, возможно, ее сын Хуршид. Сначала в порыве гнева задушили, а потом преступление не очень удачно замаскировали под самоубийство. Ведь никаких мотивов для такого самоубийства не было, да и вообще, как можно повеситься на ручке шифоньера, находящейся всего в одном метре от пола?

Знаменитой артистки как будто и не было

Возможно, к такому выводу пришел и брат Джамшида — министр внутренних дел Баходир Матлюбов. В семье министра случился позор, и генерал, как настоящий офицер, тут же подал в отставку. Но тогдашний президент Ислам Каримов отставки не принял, объяснив свое решение примерно такими словами: «Вешаются многие, а хороших министров найти трудно».

А раз так, то версия о самоубийстве всенародно любимой артистки стала официальной. Тем более что после Кадиржановой делить, вроде как, стало нечего. Еще ночью, сразу после того, как случилась трагедия, девочек забрала к себе домой домработница Рене Метмурадова, а Джамшид Матлюбов взял с собой малыша и позже переделал метрики на свою фамилию. Что касается золотых украшений и сбережений Дилнуры, то они той же ночью просто исчезли. По крайней мере, ее родители об их судьбе ничего не знали.

Одним словом, как будто знаменитой артистки как бы и не было в природе. Шум по поводу смерти Кадиржановой подняли только ее мать с отцом — Октябрьхон Юсупова и Шукуржон Кадиржанов. Но им стал оказывать мощное противодействие могущественный аппарат МВД. Сначала отказали в выдачи копии судебно-медицинской экспертизы, проведенной еще 13 сентября. Затем тянули с эксгумацией, на которой настаивали родители. Только после неоднократных обращений в вышестоящие правоохранительные органы она все-таки была проведена через три месяца — 13 декабря. Мать и отец Дилнуры тоже принимали участие в этой тяжелой процедуре. Во время нее выяснилось, что втайне от родителей эксгумацию проводили еще ранее, в октябре. Родители не поверили своим глазам, когда увидели тело дочери, на котором был разрезан живот, отсутствовали почки и печень, разрезана часть черепа.

Рассказывая мне об этом, Юсупова и Кадиржанов высказывали убеждение, что «тайную» октябрьскую эксгумацию провели специально, чтобы скрыть и сфальсифицировать истинные причины смерти народной артистки, в частности, выдвинуть версию о том, что Дилнура перед смертью была сильно пьяна, хотя на самом деле она никогда не употребляла спиртного.

То, что речь шла об убийстве, косвенно подтверждал тот факт, что полковник Матлюбов немедленно развелся со своей женой Рано, а ее саму и сына Хуршида срочно отправил на постоянное место жительства в Арабские Эмираты. Но в какие бы высокие инстанции не обращались родители Кадиржановой с требованием о возбуждении уголовного дела, везде получали только отписки. Именно это и побудило Октябрьхон Юсупову и Шукуржона Кадиржанова обратиться ко мне.

Зачем у бабушки забрали внучек?

После встречи с ними я выпустил информационное сообщение, где описал все, что рассказали родители артистки. При этом был так возмущен этой историей, что не удержался и дал от ИГНПУ заявление, где говорилось о том, что убийства, совершаемые сотрудниками МВД, «всячески пытаются выгородить или замять прокуроры различных рангов».

Мое заявление было настолько резким, что по логике власти должны были возбудить уголовное дело по поводу гибели Кадиржановой, которая все-таки была истинно народной артисткой, восхищавшей своим искусством миллионы людей. Но никакой реакции не последовало. Родители Дилнуры, видя, что справедливого расследования не добиться, опустили руки. Поэтому сообщение 2008 года было единственным, что я дал по поводу смерти артистки.

Но истории имела свое продолжение. Если родители Кадиржановой перестали добиваться возбуждения уголовного дела, это не значит, что они забыли о судьбе своих родных внучат, в частности Диёры и Шахризоды. Дело в том, что девочки после смерти матери не то, что не жили у родной бабушки с дедушкой, но оказались вообще от них изолированными — им не разрешали даже с ними встречаться.

А сделано это было очень простым способом. Через несколько месяцев после гибели Дилнуры прокурор Чиланзарского района Х.Кулдашев подал в Учтепинский межрайонный суд по гражданским делам исковое заявление о лишении родительских прав Махамадсобира Мирзакулова — бывшего мужа Дилнуры и родного отца девочек. А их опекуном попросил назначить бывшую домработницу артистки Рене Метмурадову и ее супруга Атаназара Худайберганова. Как было отмечено в иске, отец никак не помогает своим дочкам, а Метмурадова и Худайберганов, наоборот, взяли девочек на воспитание к себе домой и всячески о них заботятся.

Неудивительно, что этот иск был тут же удовлетворен. Хотя в нем ни слова не говорилось о братике двух девочек, а также об их родных бабушке с дедушкой. Думаю, такой ход был сделан специально, чтобы изолировать внучек от родителей Кадиржановой. Ведь девочки в момент убийства находились в квартире и могли что-то видеть. Шахризода тогда училась в третьем классе, а Диёра — в шестом. Они уже были довольно взрослыми, могли рассказать что-то нежелательное своим бабушке с дедушкой, жаждущим найти убийц их матери.

Как я заплатил за слово «домработница»

Так вот, родители Дилнуры еще раньше пытались забрать к себе Шахризоду с Диёрой, а, когда не получилось с возбуждением уголовного дела, взялись за это с утроенной силой. Они часто приходили ко мне за консультациями, я помогал, как мог. Кроме того, борьбой Октябрьхон Юсуповой и Шукуржона Кадиржанова за воссоединение с родными внуками заинтересовались другие правозащитники и журналисты, которые обращались ко мне с разными вопросами.

В итоге последовало наказание. В тот же Учтепинский суд, где было вынесено решение об опекунстве над Диёрой и Шахризодой, на меня и на Октябрьхон Юсупову в конце июля 2010 года был подан иск «о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда». Соистцом выступала бывшая домработница артистки Рене Метмурадова, а истцом — ее муж Атаназар Худайберганов.

Иск касался единственного сообщения, которое я дал о смерти Кадиржановой два с половиной года назад. Причем, истец Худайберганов в нем вообще не упоминался. А обиделись супруги на то, что в тексте того сообщения я назвал Метмурадову… «домработницей». Я искренне удивился: домработница — вполне почетная профессия и уж никак не бранное слово. Мой адвокат специально переспросил Метмурадову: в чем суть иска? И та, ничуть не смущаясь, ответила: «Он меня обозвал домработницей».

По моему мнению, ни один нормальный суд не должен был принять к производству столь вздорный иск. Но приняли. И несмотря на то, что меня защищал один из лучших адвокатов республики — директор юридической фирмы «AL-SIT HUQUQ» Аликул Бабакулов, — судебный процесс решился не в мою пользу. Правда, вместо 5 миллионов сумов за «моральный вред» судья, видимо, постеснявшись, присудил мне всего 100 тысяч сумов (кажется, на тот момент около $20 по курсу «черного рынка»).

Такой же судебный процесс был затеян и против руководителя правозащитной организации «Эзгулик» Васили Иноятовой. Подробностей я уже не помню, но она его тоже проиграла.

Вот так тогда завершилась эта печальная история. Чиновничий аппарат в очередной раз продемонстрировал, что законы в Узбекистане написаны отнюдь не для всех. А тот, кто пытается доказать обратное, получает, как минимум, щелчок по носу.

Сурат Икрамов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9382

В Краснодаре не торопятся наказывать работодателей, похитивших и искалечивших мигранта

В материале «Россия: Правозащитники заявляют об очередном случае рабства трудовых мигрантов – с насилием и похищением человека» 13 мая «Фергана» писала об обращении председателя правления Межрегионального профсоюза защиты прав трудовых мигрантов «Единство» по Краснодарскому краю Дильшода Назирова в региональную прокуратуру, управление Следственного комитета, управление собственной безопасности МВД края с просьбой расследовать факты похищения и применения насилия к трудовому мигранту из Узбекистана, а также злоупотребления со стороны сотрудников полиции. Но по истечении месяца со дня происшествия в отношении работодателей, искалечивших мигранта, не применены никакие меры пресечения.

Напомним, что 6 мая гражданин Узбекистана Зафар Эгамов был жестоко избит работодателями – гражданами Китая – якобы за воровство помидоров и огурцов, после чего увезен в неизвестном направлении. Приехавший на вызов правозащитников полицейский забрал жену Зафара Одину и отвез для разбирательства. Как выяснилось позже – туда же, где находился ее искалеченный муж с переломанными костями, которому никто не оказывал медицинскую помощь.

За время, прошедшее со дня выхода этой публикации, пропавшие супруги Эгамовы были найдены сотрудниками краевого управления Следственного комитета на территории одного из хозяйств, принадлежащих китайским работодателям. Следственный комитет занимается расследованием инцидента, однако уголовное дело в отношении китайцев, применивших насилие к Зафару Эгамову, до настоящего времени так и не возбуждено.

По словам Дильшода Назирова, 17 мая сотрудники организации «Единство» отвезли Зафара Эгамова в больницу, где ему, наконец, спустя 11 дней после избиения, была оказана медицинская помощь. В управлении Следственного комитета Эгамову назначили судебно-медицинскую экспертизу, которую мигрант прошел 26 мая. Результаты экспертизы будут готовы через месяц. Но и выписка из неврологического отделения Краснодарской городской клинической больницы скорой медицинской помощи, где лежал Эгамов, красноречиво доказывают то, что многочисленные переломы, ушибы, раны и гематомы мужчина получил именно в результате нанесенных ему побоев.

Из выписки Эгамова: «Диагноз: Сочетанная закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга средней степени с формированием контузионного очага в левой лобной доле. Подострая эпидуральная гематома в лобной области слева. Линейные переломы верхней, медиальной стенок левой орбиты, консолидированный перелом нижней стенки левой орбиты с распространением на переднюю стенку левой верхнечелюстной пазухи, множественные переломы костей носа со смещением. Левосторонний фронтальный сфеноидальный гемосинус. Ушиблено-рваная рана мягких тканей головы. Закрытая травма груди, малый правосторонний пневмоторакс. Перелом 8 ребра слева. Перелом локтевой кости».

Искалеченный своими работодателями Зафар Эгамов 3 июня вынужден был отправиться на родину в Узбекистан, поскольку дальнейшее его пребывание и лечение в России становилось невозможным – у мигранта была просрочена регистрация, и истекал срок действия паспорта.

Китайские работодатели, которые, по-видимому, хорошо умеют «договариваться» с полицией, по-прежнему эксплуатируют оставшихся в хозяйстве узбекских мигрантов-рабов. А те продолжают трудиться в надежде получить свою зарплату, которую им не платили несколько месяцев.

По словам Дильшода Назирова, сотрудники полиции еще раз наведались в это хозяйство (причем, по вызову китайского работодателя) 30 мая и 6 июня, но лишь с той целью, чтобы «утихомирить» мигрантов, которые требовали выплатить им зарплату.

«Вместо того, чтобы наказать работодателей за то, что у их работников не оформлены документы, не соблюдаются их трудовые права, и люди живут в нечеловеческих условиях, полицейские отправили семерых мигрантов на депортацию. А хозяева фермы опять остались безнаказанными. Для нас очевидно, что полицейские находятся в сговоре с этими китайцами, «крышуют» их. Если региональное управление Следственного комитета попытается «замять» этот беспредел, мы будем обращаться в МВД, Генпрокуратуру и в администрацию президента России», - сказал Дильшод Назиров.