Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

В Ташкенте проигнорировали решение нового мэра и продолжили вырубку деревьев

В Мирзо-Улугбекском районе Ташкента, возле республиканского центра акушерства и гинекологии проводится вырубка деревьев. Об этом «Фергане» на условиях анонимности сообщил житель столицы Узбекистана.

По его словам, около центра акушерства и гинекологии районный хокимият (администрация) решил построить детский сад, для чего и стали «очищать» территорию от мешающих этому деревьев. У местных жителей решение властей вызывает недоумение, поскольку в округе функционирует несколько дошкольных учреждений. Некоторые граждане предполагают, что вместо детского сада здесь будет построено иное здание, изменив решение хокимията при помощи «денежного вознаграждения». Таким же образом, по их мнению, было получено разрешение на постройку здания на данной территории.

Действия работников хокимията Мирзо-Улугбекского района идут в разрез с решением нового мэра Ташкента Джахонгира Артыкходжаева. Не так давно он поручил приостановить вырубку деревьев в городе. Столичные власти призвали жителей сообщать о фактах уничтожения деревьев по телефонам доверия Государственного комитета охраны природы (277−75−43) или ГУВД (233−72−33). Наш читатель позвонил в обе инстанции: данные Госкомприроды оказались номером факса, а по второму номеру ответили, что абонент обратился не по адресу.

«Неужели новость относительно запрета вырубки деревьев была уткой, и ничего не изменилось? Либо решение хокима было для галочки, либо хокима просто проигнорировали», - рассуждает ташкентец.

Добавим, что на прошлой неделе государственный комитет Узбекистана по экологии и охране окружающей среды (Госкомэкологии) совместно с представителями Биоинспекции и столичного хокимията провели совещание, посвященное проблеме вырубки деревьев в Ташкенте. Чиновники сообщили, что около 80% вырубки осуществляется по решению руководства ТЧСЖ, директоров школ и детсадов, работников районных служб благоустройства. Затронув вопрос уничтожения чинар, они заявили о заражении 60-65% этих деревьев короедами. Также сотрудники Госкомэкологии выразили сомнения в существовании «мебельной мафии», инициирующей вырубку чинар, поскольку эти деревья не используются в промышленности.

Тем временем «Новости Узбекистана», равно как и администратор группы «ТЧСЖ и как с ним жить?» в Facebook Максим Черников опубликовали материалы, в которых опровергают слова чиновников, обвиняя их в некомпетентности и откровенной лжи. Например, известно, что чинару не поражает короед, к тому же именно этот вид древесины – один из самых широко используемых в мебельной индустрии. Стоимость одного кубометра на мировом рынке доходит до $1000.

На днях, 15 мая, администрация Ташкента вынесла на всеобщее обсуждение проект постановления мэра города о защите деревьев от незаконной вырубки. Документом предполагается установление с 1 сентября порядка, при котором рубка и обрезка деревьев будет проводиться исключительно управлениями благоустройства на основании разрешений Биоинспекции при Госкомэкологии. Все разрешения на уничтожение зеленых насаждений должны публиковаться на сайте столичного хокимията. Авторы инициативы предлагают при вырубке деревьев под строительство ввести систему посадки саженцев по принципу «10 деревьев за каждое спиленное». Законопроект будет находиться на обсуждении до 30 мая.

Проблема вырубки деревьев в Ташкенте не теряет актуальности на протяжении доброго десятка лет. Общественный резонанс вызвало уничтожение многолетних чинар в центре города – в сквере Амира Темура в 2009 году. В 2016 году в Чиланзарском районе коммунальные службы уничтожили целую рощу из почти 200 чинар. Сообщения о вырубке здоровых деревьев поступали и позже – причем топорами и пилами орудовали в парках и даже в Ботаническом саду. Судя по всему, несмотря на решения нового мэра Джахонгира Артыкходжаева, тенденция продолжается – зеленых насаждений в столице Узбекистана становится все меньше.
http://www.fergananews.com/news.php?id=30016

Правозащитники насчитали в Афганистане более миллиона работающих детей

Порядка 1,2 млн афганских детей в возрасте от семи до 18 лет вынуждены работать. Причем, 16% из них подвергаются жестокому обращению, в том числе и избиениям, со стороны взрослых, сообщает TOLOnews со ссылкой на данные Независимой комиссии Афганистана по правам человека. По закону, в этой стране разрешено трудоустройство с 15 лет.

По словам председателя комиссии Симы Самар, 56% работающих детей не имеют образования. Свыше 90% детей, вынужденных зарабатывать деньги, работают более 35 часов в неделю. При этом 56% довольны условиями своего труда, а 43% — нет.

«Я был свидетелем инцидента, когда взрослый начальник ударил ножом [своего работника] ребенка, который занимался ковроткачеством. Дети довольны [своей работой], пока такие инциденты не случаются», — рассказала Самар.

В докладе комиссии указано, что 84% работающих детей впоследствии отдают свои доходы на нужды семье. «Я должен работать, чтобы помочь своей семье. Я не могу ходить в школу», — например, рассказывает мальчик по имени Заки (Zaki), который работает в лавке по продаже металлических изделий.

«Я хожу в школу, но мне нужно учиться профессии, поэтому я прихожу [на рабочее место] и учусь ремеслу», - говорит другой ребенок по имени Хабибзай (Habibzai).

Правозащитники отмечают, что 61% детей трудятся в нездоровых с точки зрения гигиены условиях, 57% — регулярно болеют.

Отметим, что за последние 10 лет количество работающих детей в Афганистане не уменьшилось. По данным Детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ) за 2009 год, количество работающих детей тогда составляло также 1,2 млн.

Дети в Афганистане из-за сложной социально-экономической и военной ситуации в стране в целом сталкиваются с массой различных проблем. Например, порядка 100 тысяч детей в возрасте до 10 лет являются наркозависимыми. Талибы и другие антиправительственные группировки рекрутируют в свои ряды детей в качестве бойцов.

В настоящее время численность населения Афганистана, по разным данным, составляет от 33 до 35 млн человек. Из них 13-14,8 млн составляют дети младше 15 лет.

Иллюстрация: Ребенок, работающий на кирпичной фабрике в Афганистане. Фото с сайта Hrw.org
http://www.fergananews.com/news.php?id=29266

Сумма несостыковок. Казахстан обсуждает историю об изнасиловании семилетнего школьника

В Казахстане несколько последних дней местные СМИ пристально следят за историей семилетнего мальчика из отдаленного поселка на юге страны. Бабушка ребенка заявила о том, что ее внук подвергался неоднократным изнасилованиям со стороны старшеклассников, а полиция и руководство школы бездействовали. Как только этот сюжет попал в центр внимания, со своих постов были уволены несколько региональных чиновников, расследование дела взяла на контроль генпрокуратура, а ребенка перевезли в столицу для проведения тщательной экспертизы. Тем не менее ситуация далека от разрешения и превращается в болезненный общественный конфликт.

Что случилось

В полицию поселка Абай в Южно-Казахстанской области в сентябре прошлого года обратилась бабушка семилетнего мальчика с заявлением об изнасиловании ребенка. В полиции женщине отказали. Только после того, когда она в январе этого года снова пришла с заявлением, дело все-таки возбудили. Сперва его открыли по статье «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», однако после публикаций в крупных казахстанских медиа дело переквалифицировали по статье «насильственные действия сексуального характера». По словам бабушки, мальчика избивали и насиловали пять учеников 6 и 8 классов. Всего было семь или восемь случаев насилия.

Директор школы, ученики которой подозреваются в насилии, отрицает, что подобное могло быть, и считает, что в описании событий потерпевшей стороной есть несостыковки. По ее утверждению, ученики находились на уроках в то время, когда, по версии семьи потерпевшего, происходило изнасилование. Она также заявила, что считает дело вымогательством.

По некоторым данным, после возбуждения уголовного дела у одного из подозреваемых школьников от переживаний скончался отец. Сейчас все подозреваемые взяты под защиту государства, с ними работают психологи.

Споры об экспертизе

После первых сообщений о возбуждении дела министерство образования Казахстана выступило с заявлением о том, что изнасилования не было, сославшись на данные экспертизы, проведенной районными властями. Однако позже, когда дело привлекло внимание крупных СМИ, в ведомстве уточнили, что это всего лишь предварительные данные, и выводы делать пока рано.

Первая экспертиза вызвала много нареканий. По словам бабушки, она была проведена с нарушением сроков — к врачу их направили через шесть дней после изнасилования, когда травмы стали проходить. Достоверность экспертизы подвергли сомнению и общественные активисты, которые подключились к делу. Они указали на возможный конфликт интересов при ее проведении: в больнице, где проходила экспертиза, урологом работает Ерали Селтанов, сын депутата местного маслихата (совет депутатов) Сепарали Селтанова. Другой его сын Бауыржан Селтанов — начальник криминальной полиции области, а пост директора школы, ученики которой подозреваются в изнасиловании, до отстранения от должности занимала Бейбиткул Селтанова, невестка депутата.

Активисты и волонтеры предложили бабушке с мальчиком приехать в Алма-Ату, чтобы провести там повторную независимую экспертизу. Они собрали деньги на дорогу и отправили адвоката навстречу семье, однако уехать бабушке и внуку помешала полиция. В среду, 14 марта, больше 20 полицейских прибыли на вокзал Шымкента (областной центр ЮКО) и ссадили с поезда женщину с ребенком. У них отобрали телефоны и увезли в неизвестном направлении. Адвокат Бауыржан Азанов позже заявил, что власти фактически скрывают ребенка, так как следователь называл ему адрес учреждения, в которое увезли мальчика и бабушку, однако защитник, выехав по этому адресу, не смог найти ребенка. В полиции сказали, что сняли семью с поезда «для обеспечения безопасности малолетнего потерпевшего».

В это же время в Шымкент прибыла Загипа Балиева, уполномоченный по правам ребенка в Казахстане. Она заявила, что ребенок вместе с ней, бабушкой и психологом находится в арендованной квартире и в ближайшее время они полетят в Астану для проведения экспертизы. Позже она упрекнула адвоката ребенка в том, что он не встретился с ней в Шымкенте: «Если он адвокат ребенка, где он? Я не видела ни одного адвоката, я не видела ни одного человека с доверенностью, которого бы показали, что он законный представитель этого ребенка». Сам Бауыржанов говорит, что не пускать его на территорию департамента внутренних дел ЮКО, когда там давала пресс-конференцию Балиева, лично распорядился начальник департамента.

После этого в сети появилось видео, на котором бабушка ребенка благодарит людей за оказанную поддержку и говорит, что внука повезут для лечения в Астану. При этом она также выражает благодарность чиновникам. На записи слышно, как фамилии чиновников и некоторые слова женщине подсказывает какой-то человек за камерой.

Реакция матери

Семья пострадавшего ребенка приехала в Казахстан из Узбекистана в 2003 году. В 2010 году мать ребенка родила его вне брака. Потом она уехала на заработки в Алма-Ату, откуда пытается содержать ребенка. Первая публичная реакция матери на происходящее появилась накануне. Она написала письмо уполномоченному по правам человека в Казахстане Аскару Шакирову, в котором сообщила, что не может связаться ни с ребенком, ни бабушкой и сестрой, которые сопровождают сына: их номера не отвечают. Она также написала, что выезжает в Астану, и потребовала не проводить никаких действий с сыном без ее присутствия.

Комментируя письмо матери ребенка, Загипа Балиева высказала подозрения, что оно было подготовлено заранее, так как часть текста напечатана, а часть написана от руки. Кроме того, она заявила, что она сама и ее представители пытались связаться с матерью мальчика, однако та не выходит на связь. Детский омбудсмен также предложила организовать встречу журналистов с мальчиком и его родственниками. После этого между омбудсменом и адвокатом состоялся телефонный разговор, в котором защитник потребовал от Балиевой отменить встречу ребенка с журналистами, указав на необходимость сохранить конфиденциальность сведений о нем. По последним данным, адвокат вылетел в Астану для встречи с ребенком.

Реакция властей

После резонанса, который вызвали сообщения о снятии с поезда бабушки с внуком, об истории мальчика из ЮКО написали многие крупные казахстанские медиа. Следом появилась и реакция властей. На специальном заседании в акимате (администрации) ЮКО глава региона Жансеит Тумейбаев раскритиковал чиновников, не принявших меры в связи со случаем насилия в школе. Он сообщил, что были уволены начальник полиции поселка Абай, в котором находится школа, куда ходил ребенок, начальник полиции Сарыагашского района, в котором находится Абай, и инспектор ювенальной полиции. Директоров двух поселковых школ, начальника отдела образования района и заместителя акима района отстранили от должностей на время расследования. Руководителю областного управления образования объявлен выговор, а заместителю акима области вынесено строгое предупреждение.

Сегодня Генеральная прокуратура заявила, что расследованием дела займется специальный прокурор, а само ведомство будет осуществлять контроль над ходом дела.

Реакция общества

В казахстанских соцсетях история мальчика из поселка Абай вызвала большой резонанс. Пользователи делятся информацией и координируют свои действия в постах с хештегами #нетнасилиювКЗ, #нетнасилиювЮКО, #stopBalyieva. В комментариях часто встречается критика бездействия властей, пользователи возмущаются молчанием первых лиц страны и требуют отставки Балиевой. Некоторые активисты уже расклеивают на улицах Алма-Аты листовки с призывами остановить насилие над детьми.

По мнению правозащитников, случай в Абае раскрыл слабость государства в вопросе защиты детей, а также неспособность общества говорить о насилии. Президент фонда НеМолчи.kz Дина Смаилова считает, что большая часть населения пытается скрыть информацию о насилии, потому что воспринимает это со стыдом. Это усугубляется бездействием властей. «Руководство школы попыталось скрыть происшествие, а правоохранительные органы не отреагировали вовремя. У одного из подозреваемых отец наркоман, то есть изначально этот ребенок в зоне риска. Учителя должны были наблюдать, что происходит в его семье», - сказала Смаилова.

Она также привела пример города Щучинск, в котором директор одной из школ самостоятельно обошла дома всех 800 учеников и выяснила, что неблагополучных семей гораздо больше, чем говорили данные полиции. По мнению Смаиловой, подобная общественная инициатива поможет спасти детей и вовремя уберечь их от совершения преступлений.

Вечером в пятницу, 16 марта, мать ребенка вместе адвокатом Азановым приехала в Астану, где наконец состоялась ее встреча с ребенком. Правда, к сыну ее пустили не сразу. Омбудсмен Балиева сказала, что воссоединение решили ненадолго отложить, так как «мать была слишком возбуждена». Теперь женщина намерена вернуться с сыном в Алма-Ату и провести необходимую экспертизу там. Балиева предупредила, что если вторая сторона не согласится с результатами экспертизы в Алма-Ате, понадобится проводить еще одну.

Первое фото: Мальчик из поселка Абай со своей бабушкой. Кадр телеканала КТК
http://www.fergananews.com/article.php?id=9856

СМИ Узбекистана впервые сообщили о третьем ребенке Ислама Каримова

Узбекоязычные интернет-СМИ сообщили о «новом» факте в официальной биографии первого президента Узбекистана Ислама Каримова: кроме дочерей Гульнары и Лолы, у него есть еще сын Петр.

Ранее в официальной биографии Ислама Каримова, например, на сайте Центризбиркома, говорилось, что «он женат, имеет двух детей и пятерых внуков» («у оилали, икки нафар фарзанди, беш набираси бор»).

Третьего ребенка официально предъявил узбекоязычным интернет-пользователям недавно созданный сайт Научно-просветительского комплекса Ислама Каримова. В размещенной на нем биографии первого президента Узбекистана рассказывается, что «он имел троих детей и шестерых внуков, общение с которыми было для него большой радостью».

Теперь со ссылкой на «Википедию» узбекские СМИ сообщают, что первый раз Каримов женился в шестидесятых годах прошлого века, на Наталье Петровне Кучме. В 1969 году у них родился сын Петр. Наталья Кучма скончалась в 2008 году в Ташкенте, а Петр Каримов в настоящее время живет в Московской области, информирует Kun.Uz.

Ранее «Фергана», для читателей которой наличие у Каримова третьего ребенка - не новость, сообщала, что Петр Каримов занимал должность заместителя председателя правления «Азия-Инвест Банка» - «дочки» Национального банка внешнеэкономической деятельности Узбекистана (НБУ), штаб-квартира которой находится в Москве.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27148

В Туркмении специализированные школы станут платными

В Туркменистане введут плату за обучение в специализированных школах. Она составит 100 манатов ($28,5) в месяц для учеников младших классов и 150 манатов (около $43) в месяц для старшеклассников, передают «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ). По данным издания, введение платы обсуждали на собраниях в областных управлениях образования и органах местного самоуправления на текущей неделе. Официального подтверждения этой информации пока нет.

В каждом регионе Туркменистана имеются специализированные школы с углубленным изучением иностранных языков или точных наук, например, математики и физики. Местные наблюдатели считают, что из-за нехватки денег на обучение многие родители начнут переводить своих детей в обычные школы.

Ранее «Хроника Туркменистана» сообщала, что обучение может стать платным и в обычных школах (при этом называлась сумма в 100 манатов за каждого ребенка).
Однако на днях в учебных заведениях расклеили объявления, что плата взиматься не будет. Согласно Конституции Туркменистана, «общее среднее образование обязательно, каждый человек вправе получить его в государственных образовательных учреждениях бесплатно». На специализированные учебные заведения действие данного положения не распространяется.

Напомним, после состоявшегося 9 октября заседания совета старейшин, власти Туркмении решили в десять раз увеличить ежемесячную плату за детские сады – с 8 до 80 манатов за ребенка (с $2,3 до $23 по официальному курсу). Для семей с тремя и более детьми – до 40 манатов ($11), и до 10 манатов ($2,5) для матерей одиночек.

Эта новость спровоцировала стихийную акцию протеста в Дашогузе (город на северо-востоке страны). Десятого октября около 200 человек, в основном, женщины с детьми, собрались у здания городской администрации. Аналогичная акция прошла в Болдумсазском районе, где несколько десятков недовольных родителей пришли в районную администрацию. Официальные лица сообщили собравшимся, что плата за детей повысилась из-за отмены льгот для детских садов на воду, газ и электричество.

На днях стало известно, что родители из-за повышения платы начали забирать своих детей из детских садов. В Марыйском велаяте (область на юго-востоке страны), дошкольные учреждения, по данным АНТ, опустели наполовину.

Закон о предоставлении населению в бесплатное пользование электроэнергии, газа, соли и воды (согласно лимитам) был принят в Туркменистане в 1993 году. Минувшим летом президент Гурбангулы Бердымухамедов назвал действующую систему социальных льгот неэффективной и поручил ее отменить.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27117

Нужна помощь детям: В лечении Рукшоны из Узбекистана есть прогресс, но сбор средств еще не закрыт

Из благотворительного фонда (БФ) «Гольфстрим» пришла хорошая весть: у нашей подопечной, 11-летней Рукшоны Асадуллаевой из Узбекистана, начала уменьшаться опухоль. Девочке был поставлен диагноз «эмбриональная рабдомиосаркома верхнечелюстной левой пазухи».

По словам дяди Рукшоны Мухаммеда, после обследования и курса химиотерапии в Онкоцентре имени Блохина в Москве девочку незамедлительно повезли в Ташкент, где она прошла еще один курс химиотерапии и вскоре начнет второй. «Опухлость глаз и лица заметно спала. Глазик ее открылся! И сразу стало видно, какая она красавица у нас. Чувствует себя нормально, уже гуляет на улице, в школу пока не ходит», - делится радостью дядя.

В семье Рукшоны, проживающей в Сурхандарьинской области Узбекистана, пятеро детей. Старшая дочь замужем, остальные дети живут с мамой, страдающей межпозвоночной грыжей, помогают ей по хозяйству. Отец, который работает в фермерском хозяйстве, является единственным кормильцем в семье.

Когда мы объявляли сбор средств для Рукшоны, отмечали, что обследование и химиотерапия в Онкоцентре имени Блохина были проведены под залог гарантийного письма БФ «Гольфстрим», так как промедление даже в один день могло стоить девочке жизни. Но к настоящему времени из 144 тысяч рублей собрано всего 33 тысячи. То есть долг родителей клинике составляет 111 тысяч рублей. А ведь через три месяца Рукшона должна снова вернуться в Москву, где девочке предстоит операция, которую нужно делать только в Онкоцентре имени Блохина. И стоит она тоже немалых денег. Но это — цена спасения жизни маленькой Рукшоны.

Все, кто хочет оказать девочке помощь, могут перевести средства одним из следующих способов:

- on-line по банковской карте с сайта фонда

- PayPal - Golfstreamfond@yandex.ru — для перевода в валюте.

- Реквизиты для перевода в валюте через иностранный банк —
http://www.golfstreamfond.ru/if-you-can-help

- Яндекс кошелек – 41001967430981

Терминалы самообслуживания, расположенные в общедоступных местах, магазинах и торговых центрах, позволяют пополнить счет в системе «Яндекс.Деньги» наличными на любую сумму и с невысокой комиссией. Большинство терминалов работает круглосуточно.

- WebMoney:

R254643446884 – рубли
Z235187948249 – доллары

- RBK - RU455393563

- отправьте SMS сообщение на номер 3443 со словом ГОЛЬФСТРИМ 100 (где 100 – любая сумма, какую захотите пожертвовать), только для жителей России.

- Перечислив помощь на расчетный счет в рублях БФ «Гольфстрим»:

ИНН 5017998033
КПП 771401001
ПАО «Сбербанк»

Расчетный счет в рублях:40703810638000004775
Корр. Счет: 30101810400000000225 в ГУ Банка России по ЦФО
БИК 044525225
Получатель: БФ «Гольфстрим»

Назначение: Рукшоне Асадуллаевой. Благотворительное пожертвование. НДС не облагается.

- перечислить средства можно с помощью «Сбербанк Онлайн». Для этого нужно войти на сайт или в мобильное приложение «Сбербанк Онлайн» и ввести ИНН БФ «Гольфстрим» 5017998033.

- Также можно передать или перевести наличными: моментальный денежный перевод по системам «Золотая корона», Contact, Unistream, Western Union и так далее: Россия, Москва, Зайцевой Наталье Петровне, тел. +7-903-267-94-11 (телефон и Viber). С дальнейшим зачислением на счет фонда.

Контакты Благотворительного фонда «Гольфстрим»: Тел. +7-495-648-90-52, +7-962-941-96-62.

Сайт: http://www.golfstreamfond.ru/

Адрес: 129090, Москва, Протопоповский пер., д.25, стр.1

Благодарим за ваши добрые сердца!
http://www.fergananews.com/news.php?id=27084

Туркменский чиновник попал в СИЗО за совет митингующим

В Туркменистане арестовали работника управления образования Дашогузской области, который предложил жаловаться в хякимлик (местную администрацию) жителям, протестовавшим против повышения платы за детский сад, сообщает Радио «Азатлык» (региональная служба Радио «Свобода»). Имя арестованного в сообщении не приводится, однако сказано, что ему около 50-ти лет.

По данным источников «Азатлыка» в областном управлении образования, их коллегу обвинили в «призыве к протестам против действующей власти и презрении чаяний президента по улучшению благосостояния народа». Жена чиновника, работавшая в одном из детских садов, и его сын — завхоз в одной из местных школ — были уволены.

По сведениям «Азатлыка», работника управления арестовали спустя несколько часов после акции, 10 октября, однако подтвердить эту информацию удалось только сейчас. В настоящее время чиновник находится в изоляторе временного содержания в Дашогузе. Адвокат, назначенный государством, отказался вести это дело, узнав, в чем его обвиняют. Как уточнили источники радиостанции, члены семьи чиновника наняли ему частного адвоката, которого, однако, до сих пор не пустили к арестованному.

«Похоже, власти Дашогузской области ищут виноватого в проведении акции протеста. И они хотят всё свалить на нашего коллегу, который не имеет никакого отношения к этому протесту», - резюмировал один из собеседников «Азатлыка».
Об увеличении платы за детские сады в Туркмении было объявлено 9 октября. До этого месячная плата составляла 8 манатов, теперь она выросла в 10 раз – до 80 манатов ($23 по официальному курсу или $11,5 по курсу черного рынка). Десятого октября в Дашогузе состоялась спонтанная акция протеста — по разным данным, от нескольких десятков до 200 человек, в основном женщины с детьми, пришли к зданию областного управления образования. Как сообщалось, большинство из тех, кто участвовал в акции, воспитывали по 3-4 ребенка дошкольного возраста. Денег на то, чтобы оплачивать детский сад, у них не было.

К собравшимся вышел один из работников управления и посоветовал «идти в хякимлик и жаловаться им», после чего демонстранты направились в сторону администрации города. На площадке перед зданием администрации дорогу им перегородил прибывший отряд ОМОН, туда же прибыли два заместителя хякима (мэра) Дашогуза. Как передавал «Азатлык», чиновники сообщили, что не уполномочены давать какие-либо обещания, поэтому у них не получилось построить диалог с протестующими.

Позже стало известно, что родители начали забирать своих детей из детских садов. Источники радиостанции утверждали, что плата за детей повысилась из-за отмены льгот для детских садов на воду, газ и электричество. Закон о предоставлении населению в бесплатное пользование электроэнергии, газа, соли и воды (согласно лимитам) был принят в Туркменистане в 1993 году. Минувшим летом президент Гурбангулы Бердымухамедов назвал действующую систему социальных льгот неэффективной и поручил ее отменить.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27072

«Все плакали об их ребенке, как о родном». В России вышла книга в память о младенце Умарали

В Санкт-Петербурге 15 октября состоялась презентация книги «Колыбельные для Умарали». Это сборник таджикских народных стихов для детей в переводах и переложениях, который подготовила группа энтузиастов во главе с литератором Ольгой Кушлиной. Книга издана в память о младенце Умарали – сыне трудовых мигрантов из Таджикистана Рустама и Зарины Назаровых, который погиб в Петербурге два года назад. Ольга Кушлина рассказала «Фергане», как шла работа над этим сборником.

* * *
– Когда и как появилась идея создать «Колыбельные для Умарали»?

– Книжка появилась совершенно случайно – в интернете нашлись старые друзья юности, нахлынули какие-то воспоминания… Мы с Юлием Франком (его иллюстрации использованы в книге. – Прим. «Ферганы») в молодости жили в Душанбе, с этим многое связано, любили и любим эту культуру. Светлана Турсунова-Франк, ныне – успешный художник в Берлине, в те годы была главным редактором детского журнала «Чашма», по типу «Веселых картинок», и мы все там подвизались – что-то писали, рисовали. Это был очень хорошего уровня журнал. Детские книжки мы тогда тоже делали, так что этот материал для нас не чужой. Жаль, что очень многое было потеряно, но что-то Юлик смог вывезти, в том числе книжку, которую сам оформлял – «Себи сари пул» это «Яблоня у моста».

Вот я произношу, а вы уже чувствуете, как это красиво: «Се-би са-ри пул». В 1985-ом году она была издана, ну представляете, что типографский уровень тогда был очень низкий. При этом очаровательные рисунки Юлика и великолепные таджикские стихи. Мне просто было жалко, что такая роскошь пропадет и никто ее не увидит.

В то время, когда мы все были под тяжелым впечатлением от трагических событий, связанным с маленьким Умарчиком, я и предложила Юлику сделать новую книгу. Он поддержал: давай, говорит, действительно попробуем. У него дочка, Яна Франк, известный дизайнер, художник все эти рисунки «вытянула». Я параллельно начала работать с текстом, – сканировать, перепечатывать.

- Переводить?

- Да, скажу два слова, чтобы вы поняли, что все было не так просто. Это же фольклорные тексты, иногда старые – от бабушек и прабабушек, из разных областей и с непонятными диалектными словами, потому, в маленькой детской книжечке было столько примечаний внизу страницы, как в научной статье. Представляете? Детские стишки, в которых звездочки, сноски, чтобы объяснить непонятные слова.

Подстрочник мне делали два человека: хороший друг моей сестры еще со школьных лет – Фарид Салихов, геолог, преподаватель геологии в филиале МГУ в Душанбе, и таджикская поэтесса и переводчица Нори Хамракулова. У них разные совершенно по типу были подстрочники. У Нори – образцовый литературный текст, она вообще замечательный профессионал. А у Фарида – шероховатые многословные, он не заботился о форме, а старался как можно точнее каждое слово объяснить. А там же было много такого, что называют «непереводимой игрой слов», звуковой игры, детских словечек. Эти подстрочники дополняли друг друга, и все очень их хвалили. Когда я передала Фариду восторги русских поэтов, он в шутку сказал: это потому, наверное, что я многодетный отец и дедушка. И все равно постоянно требовались комментарии, спотыкались практически в каждом стихотворении. Вот, например, почему в стихотворении о девочке с двумя косичками ее ласково называют не женским именем Зилола, а редким, бытующем только на юге, мужским именем – Зилол? Оказывается, в некоторых образованных семьях есть такая традиция, – домашнее имя девочки произносится на иранский лад, а в иранском нет различения слов по родам. Вместо того, чтобы просто перевести восемь строчек – из жанра «Ладушки-ладушки» – мы углублялись в лингвистические, университетские диспуты. Да, наверное, и для «Ладушки-ладушки» подстрочник сделать не проще, чем к стихотворению Пушкина. В итоге, оба варианта подстрочников очень пригодились, дополняли друг друга. Эти подстрочники я разослала своим знакомым поэтам.

– Сколько человек работали над переводами?

– Откликнулись все, но для кого-то детские стихи были очень далеки. Один поэт, Андрей Чернов, через два месяца сказал, что прошло слишком мало времени, он не успел войти в материал. Но впервые так тесно соприкоснувшись с поэтическим словом на фарси, был совершенно очарован красотой и образностью таджикской поэзии, понял, что нельзя позволить себе поверхностный подход, – а ведь версификацией он владеет виртуозно. Представляете? Он перевел «Слово о полку Игореве», а на десять строчек детского стихотворения ему хотелось еще месяца два. Это действительно сложно, потому что надо было перестраивать как-то свою психологию. Кто-то присылал переводы из Финляндии, и я «видела» финский пейзаж за окном, кто-то словно украинское село живописал – «яблонька у плетня» вырастала. Плетень вместо глиняного дувала – и вся работа насмарку. То есть, поэты выбирали несколько стихотворений, а переводов получалось в лучшем случае два, чаще – один единственный текст.

Но тем не менее, все откликнулись, откликнулись горячо, я каждому читала, как это звучит по-таджикски, потом нашла песни, как они поются. Та же Марина Вишневецкая (она перевела три стихотворения) говорила, что она ходит, как бы качая ребенка, и поет все это. Ее переводы, наверное, образцовые. Потому что они получились абсолютно точными, и в то же время это – живые русские стихи.

Кто-то делал переложения, как режиссер Гоголь-центра Женя Беркович. Вот это стихотворение «Любимая заколка» – там восемь строчек, а она сделала из него целую сценку. Но это вольный очень перевод, переложение. Так чаще всего и переводят детские стихи. Тот же Самуил Маршак, да? Такая степень вольного обращения с текстом у нас получилась единственная, но это прекрасное живое стихотворение получилось, жаль его было отбраковывать. Тогда я решила добавить в подзаголовок книги: «переводы и переложения», и вздохнула с облегчением.

В целом, география у нас такая – от Финляндии, это Марина Кучинская, до Сибири. В Минусинске живет наш поэт и священник Сергей Круглов. Он как поэт известен и любим в России, лауреат премии Андрея Белого, автор многих книг. Когда я его попросила перевести, он сказал: «Что? Колыбельную? Я никогда такое не переводил», а у него самого такие, знаете, брутальные стихи. Я говорю, попробуй, таджикские колыбельные, они ведь не только мамины, но и папины. И он перевел одну из папиных колыбельных «Вверх подброшу!». У него у самого трое детей, внуки уже. В шутку ему советовала: «Тебе, как батюшке православному, надо переводить припев «алла-аллаё» не как «баю-бай», а как «Господи, помилуй». Это же точнее – действительно просят у Аллаха защитить дитя в колыбели.

И вот так получилось, что о маленьком Умарчике молились и два православных священника. Второй – это отец Дмитрий Арзуманов, служащий в Подмосковье. Фамилия эта знаменитая и уважаемая в Таджикистане, знакома всем, кто изучал таджикский язык. Его дедушка – известный востоковед, из самых первых европейцев, приехавших в начале 1920-х годов в Душанбе, редактор и создатель образцового словаря (до сих пор этот толстый том русско-таджикского и таджикского русского словаря – главный, основополагающий), и учебников таджикского языка. Отец Димитрий горячо откликнулся и талантливо перевел одно из стихотворений.

– У нескольких стихотворений в книге по два перевода, то есть, несколько человек переводили одни и те же стихотворения, а вы потом выбирали?

- Мы всего в двух случаях там себе это позволяем. Первое стихотворение «Головушка» (Сарак-Сарак) переводили Андрей Анпилов и Татьяна Нешумова. У Тани получился очень вольный перевод, но при этом – очень симпатичное русское стихотворение, нежное, материнское. Но я не могла дать только его, оно больше похоже на ее собственные стихи, а не на таджикский оригинал, поэтому заказала точный перевод Андрею. А во втором случае, Максим Амелин просто увидел, чем занимается его приятельница Марина Вишневецкая, и сказал – я тоже хочу, и взял у нее это стихотворение, ему захотелось в шутку посоревноваться.
Мне показалось, что это довольно интересный прием, но это уже как бы для исследователей. Этой книгой заинтересовались таджикские филологи. Они мне честно сказали – такого уровня переводов таджикского фольклора не было. Может, это преувеличение, но мне это было очень приятно. Решительно, всерьез к таджикскому фольклору не подходили, его не переводили.

Действительно, по-таджикски выходит очень мало литературы. Я издателям в Таджикистане предлагала подарить макет, они мне говорят – у нас издательства все позакрывались, некому этим заниматься. Хотя один потрясающий энтузиаст только что мне сообщил, что готов финансировать выход этой книжки в Таджикистане. Конечно, я тут же с радостью выслала готовый макет – пусть берут на здоровье, вдруг это как-то поможет реанимировать издание детских книжек на таджикском, нельзя, чтобы дети росли без них.

- Какой у книги тираж?

– У нее маленький тираж, 500 экземпляров. Если они разойдутся, мы допечатаем. Но я бы предпочла, чтобы этим уже занимался кто-то другой.

– Где вы ее будете распространять?

– Я ее в основном дарю. Еще есть дружественный фонд помощи детям «Адвита». Я им положила стопочку в магазин «Легко-легко», кто захочет, сможет за благотворительный взнос ее приобрести. Что-то на презентации разошлось. Где-то положим потом в Москве (там тоже будет презентация, но позже), может быть в «Фаланстере».

Я хочу сказать всем, пожалуйста, берите у меня эту книгу для интернет-магазинов, потому что меня засыпали вопросами где ее купить. Если бы был какой-то источник, я бы могла сказать, вот, по этому адресу. Часть в консульстве обещали переслать Душанбе, я для них отложила.

– Вы обращались к ним за помощью?

– Да. Но они отреагировали только недавно, когда я пригласила их по электронной почте на презентацию. Очень любезно со мной поговорили, обещали содействие в дальнейших проектах. Может быть, сможем при их помощи осуществить другие проекты. Я мечтаю устроить выставку таджикских художников в Санкт-Петербурге. Сейчас меня с этой книжкой неожиданно стали везде звать, я отказываюсь. И от телевидения, и от презентаций на больших и известных в городе площадках. Скажем, позвали в музей Ахматовой – знаменитый Фонтанный дом. Это прекрасное место, одна из самых живых культурных точек Петербурга. Ну, и какой смысл эту книжку, эту песчинку огромной культуры там показывать? А вот если сделать выставку Юлия Франка, Светланы Турсуновой-Франк, Яны, позвать памирский ансамбль, существующий при Памирской диаспоре, о котором в Петербурге почти никто не знает, - это было бы событие.

– Вы знакомы с семьей Назаровых?

– Нет, мы сейчас пытались Рустама найти, через журналистов, через общину таджикскую, но не смогли. Никто не знает – уехал он из Петербурга или здесь остался. После того, что случилось, и Рустаму, и их бабушке было тяжело общаться. Мы какие-то деньги им переводили, по телефону говорили с ними, а сейчас даже на презентацию позвать не смогли.

Хоть я с ними не была знакома, знаете, все незнакомые плакали об их ребенке, как о родном. Если человек с какими-то неубитыми живыми рефлексами, он не может к этому относиться равнодушно. К вопиющей этой истории… Все, что мы делаем – не для того, чтобы людей мучить этим воспоминанием, мы не хотим допустить, чтобы подобное повторилось, чтобы стало нормой. Никто же по большому счету за них не вступился, никто не понес наказание.

– Это, наверно, в первую очередь, история о безразличии...

– О безразличии тоже, да. По-моему, ни в одной стране не может быть таких законов, которые позволили бы отобрать ребенка у матери, когда для этого нет какой-то суровой необходимости. Но мы не хотели на этом спекулировать, поймите нас правильно. Мы наоборот пытались как-то избыть свою боль, свою вину. Совершенно правильно говорят, давно это замечено и о стихах, и о картинах – с каким импульсом человек это делает, этот же импульс на выходе передается зрителю или читателю. Здесь не обманешь, не притворишься. И, наверно, в этой книге остался этот импульс. Это импульс многих людей, многих сердец. Никто не делал ее равнодушно.

Беседовала Анна Козырева

* * *
13 октября 2015 года в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга полиция задержала Зарину Юнусову и Далера Назарова – мать и дядю пятимесячного Умарали. Полицейские отняли грудного ребенка у матери и на машине «Скорой помощи» отправили в Центр медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей. В то же день суд постановил депортировать задержанных из России за нарушение миграционного законодательства (пребывание без регистрации). Когда Юнусова пришла в отделение полиции за сыном, ей не сказали, где находится ребенок. На следующее утро, 14 октября, ей сообщили, что младенец умер по неизвестным причинам. По версии экспертов, причиной смерти Умарали стала генерализированная смешанная вирусная инфекция. Однако родители малыша утверждали, что он был совершенно здоров. Расследование гибели ребенка длилось более года, затем дело было закрыто – ни в действиях врачей, ни в действиях полицейских следователи не нашли состава преступления.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9591

Из парка имени Айни в Душанбе тайно вывезли прах известных деятелей

В парке имени Садриддина Айни в Душанбе тайно выкопали останки захороненных там видных деятелей Таджикистана и перевезли их на городское кладбище Лучоб, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на родственника одного из тех, чей прах был перезахоронен. Собеседник издания подчеркнул, что ему и другим родственникам только сейчас сообщили о случившемся.

«Мы, конечно, возмущены. Хотя чиновники говорят, что якобы это развлекательное место, и перезахоронение производится в целях не осквернения могил наших родных. Все равно, думаю, это неправильно, так как, и в советское время здесь были детские аттракционы, но и аллея памяти была», - сказал он.

По данным источника издания, 15 октября были раскопаны могилы поэта Боки Рахимзаде, академика Мухаммада Осими, сына Героя Таджикистана, основоположника таджикской современной литературы Садриддина Айни – Камола и его супруги, профессора Мукаддимы Ашрафи. А 16 октября перезахоронили останки героя Таджикистана, академика Бободжона Гафурова и политического деятеля Джаббора Расулова.

«Кто-то из представителей власти рассказал, что вчера, когда выкопали могилы наших предков, то пригласили муллу, который зачитал молитвы. Я сомневаюсь, что это было сделано, так как вся операция проходила под строжайшим секретом», – отметил собеседник издания.

О реконструкции парка стало известно в апреле этого года. Согласно проекту, в парке построят автостоянку, амфитеатр на 1200 мест, административное здание, беседки, детские площадки и фонтаны. Кроме того, будет отреставрирован мавзолей Садриддина Айни. В начале октября пресс-служба мэрии Душанбе сообщила журналистам, что на тот момент никакого решения о переносе праха похороненных в парке людей не было.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27044

В Туркмении родители начали забирать детей из детских садов из-за возросшей в 10 раз платы

В Туркменистане родители начали забирать своих детей из детских садов после того, как ежемесячная плата за них выросла в десять раз. Заведующие обеспокоены, что это приведет к сокращениям персонала, сообщает «Хроника Туркменистана».

По данным издания, чтобы поднять посещаемость хотя бы на бумаге, воспитателей и нянечек обязали платить за чужих детей (по два ребенка на каждую), угрожая в случае отказа закрыть детский сад. Некоторые педагоги пытаются договориться об оплате пополам с родителями. В скольких учреждениях это практикуется, в сообщении не указано.

Об увеличении платы за детские сады объявили 9 октября. До этого месячная плата составляла 8 манатов, теперь она выросла в 10 раз – до 80 манатов ($23 по официальному курсу). Для семей с тремя и более детьми – до 40 манатов (11$) за ребенка, и до 10 манатов (2,5$) для матерей одиночек.

Эта новость спровоцировала стихийную акцию протестав Дашогузе (город на северо-востоке страны). Десятого октября протестующие, около 200 человек, собрались у здания городской администрации. Большинство составляли женщины, многие из которых пришли с детьми. Как передает «Азатлык» (региональная служба Радио «Свобода»), аналогичная акция прошла в Болдумсазском районе, где несколько десятков недовольных родителей пришли в районную администрацию. По информации источника «Азатлыка», официальные лица сообщили собравшимся, что плата за детей повысилась из-за отмены льгот для детских садов на воду, газ и электричество.

Из-за недовольства местных жителей власти решили на время закрыть все восемь детских садов района. В качестве альтернативы они предложили составить список родителей, которые смогут платить за детей, и для них вернуть в эксплуатацию несколько детских садов. Со слов источника, после этого заявления те родители, для кого новые расценки оказались «неподъемными», затеяли драку. «Они настаивали на том, что государство Туркменистан обязано давать своим детям бесплатное образование», - добавил он.

Как уточняет «Хроника Туркменистана», эти акции протеста пока не принесли каких-либо результатов, местные власти заявляют всем недовольным, что решение было принято «на самом верху». Вместе с тем, по данным источников издания, уже обсуждается введение оплаты в спецшколах (физико-математические, языковые и прочие) со следующего года. В редакцию издания также поступает много сообщений от читателей, обеспокоенных слухами о том, что плата будет введена и в общеобразовательных школах – по 100 манатов (28,5$) за каждого ребенка. Однако данная информация пока не подтверждается.

Туркменистан испытывает определенные экономические трудности в связи с падением на мировом рынке цен на нефть. Минувшим летом президент Гурбангулы Бердымухамедов назвал действующую систему социальных льгот для жителей республики неэффективной и поручил ее отменить. Закон о предоставлении населению в бесплатное пользование электроэнергии, газа, соли и воды (на весь этот перечень установлены лимиты) был принят в Туркменистане в 1993 году.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27036