ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

Узбекистан: Власти взялись за барахло

Власти Ташкента стали вытеснять торговцев подержанными вещами из привычных для них мест торговли, стремясь искоренить это, по их мнению, нецивилизованное явление. Отсутствие каких-либо норм пожарной безопасности, антисанитария, а также тоскливый вид самого процесса перепродажи старых вещей стали официальными предлогами для постепенного и пока еще «временного» закрытия отдельных ташкентских «блошиных рынков». Рынки старых поддержанных вещей, а попросту - барахолки существуют во всех городах мира, выполняя очевидно полезную функцию: люди избавляются от ставших им ненужными вещей и предметов. Однако в Узбекистане, видимо, считают, что подобным образом несознательное население позорит светлое понятие Независимости, а значит, подобные базарчики нужно или позакрывать или изгнать за пределы цивилизованного мира, то бишь - куда-нибудь за ташкентскую кольцевую автодорогу.
«Понастроят сейчас магазинов, а затем поставят нам условия, что если, мол, хотите продавать, то выкупайте их за несколько тысяч долларов. И будут сдирать за точку огромные налоги, загубят всю нашу торговлю», - жалуются торговцы с Фархадского рынка узбекской столицы.
Ташкентские барахолки
Корреспонденты «Ферганы.Ру» посетили пару наиболее популярных ташкентских барахолок, чтобы выяснить, как там сегодня работается людям.

«Янгиабад»
«Янгиабад» - это крупнейшая ташкентская барахолка. Некогда располагалась на Тезиковке, которая была так названа так в честь некогда находившейся здесь, на берегу реки Салар, дачи богатого купца Тезикова. Это был старейший «блошиный рынок» во всей Средней Азии, о нем упоминал даже Александр Солженицын. В начале нового века Тезиковка была перенесена в Янгиабадский район, где заняла территорию заброшенного в 1990-е годы плодовоовощного комбината.
Жизнь на Янгиабадской барахолке бурлит. Здесь можно купить все - от радио и электроприборов до печатных машинок, химических веществ, астролябий, старого нижнего белья, поношенных тулупов времен Великой Отечественной войны, мебели, кранов, отверток и запчастей для ремонта автомобилей. «При желании можно и атомную бомбу собрать. Уран с вас, остальное сделаем!» - усмехаются продавцы-барахольщики.
Ташкентские барахолки
Контингент продавцов столь же разнообразен, как и предлагаемый ими ассортимент товаров. Некоторые выносят товар из дома, расстелив клеенку на голой земле, пытаются что-нибудь продать, чтобы хоть как-то свести концы с концами, при этом всячески избегая выплаты обязательной дани базаркому (базарному комитету). Такие торговцы рассказывают покупателям историю каждой вещицы, имеющейся у них в наличии, в особенности, если это раритеты былого времени: сувениры, статуэтки, картины с изображением Ленина и Сталина, фарфоровые блюда довоенного периода, значки, монеты и тому подобное.
На барахолке немало и перекупщиков, которые приобрели товар для перепродажи и терпеливо ждут покупателей, подняв цену вдвое, а то и втрое. Такие торговцы подобны маленьким предприятиям, приносящим администрации рынка постоянный доход: их можно заставить платить установленную ренту, ежедневная стоимость которой колеблется от 1000 сумов (полдоллара) за расстеленную на земле клеенку до 2500 сумов (чуть больше доллара) за собственный прилавок в виде раскладушки.
Ташкентские барахолки
Проходя вдоль места продажи старых советских книг, мы заметили, что классиков здесь не особо любят. «Зачем вам Достоевский и Шекспир? Берите лучше книги про «Йогу», это сейчас все читают», - сказал молодой человек, назвавший себя Сержо. Этот веселый и общительный продавец с удовольствием вызвался стать нашим проводником и показать все достопримечательности рынка. Он поведал, что самые элитные места для торговли находятся в крытом помещении старого заброшенного здания, в котором когда-то располагалась овощная база с холодильными установками. «Зимой все сюда погреться проситься будут. Сейчас пока еще терпимо на улице торговать, но холода не пожалеют никого. Потихоньку сюда народ переберется», - пророчит Сержо.
Всю дорогу он ходил с нами вместе и между делом пытался впарить встречным старую колбу и кружку с носиком за «3000 сумов за все». «Вот сейчас продам и за телефон заплачу. У меня долг там - шестьдесят центов», - сообщил он нам.
Ташкентские барахолки
Никто из опрошенных торговцев не стал нам раскрывать своих «коммерческих тайн», сколько денег они зарабатывают, и хватает ли им этого количества. Но так как жизнь здесь кипит, а многие приезжают поторговать на эту окраину города со всего Ташкента, можно сделать вывод, что, видимо, хватает, раз люди прилагают к этому столько усилий.
Аукцион «Сорви куш»
Одним из наиболее популярных отделов Янгиабадской барахолки является ярмарка животных. Кроме детворы и заядлых любителей домашних животных это место часто посещают и взрослые, но не для того, чтобы поглазеть на милые мордашки хомячков и кроликов, а чтобы присмотреть бойца для ставок. Несмотря на запреты, в Узбекистане активно процветают подпольные бои между животными, на которых народ зарабатывает неплохие деньги.
Среди целого ряда щенков и котят самых разных пород и стоимости здесь можно увидеть взрослых, больших собак с устрашающим лаем и острыми клыками. Но для людей они не опасны, можно смело пройти мимо зверя и быть уверенным, что он не тронет. Порыв гнева у них возникает только при виде противника аналогичного размера. Хозяева собак для привлечения всеобщего внимания периодически стравливают их, и тогда начинается настоящее побоище. А пока псы в клочья рвут друг другу шкуры, среди зрителей объявляется покупатель, оценивший силу животного и возможность заработать на нем деньги. По слухам, минимальная ставка с участника составляет от 150.000 сумов ($80) за один бой.
Ташкентские барахолки
Кроме собачьих боев обязательно находятся и любители петушиных. Если обычная домашняя курица стоит 15.000 сумов ($9), то бойцового петуха можно приобрести за 70.000 ($40). Ставки на петухов составляют от 30.000 сумов ($18). «Заплатив один раз, в десятки потом оправдать можно. Бери, не пожалеешь!» - рекламируют торговцы свой товар. Они рассказали нам, что любителей кровавых зрелищ в стране немало, это очень прибыльный бизнес, а животных заранее готовят к боям - своеобразно воспитывают их и тренируют.
Благо до кроликов, хомячков и морских свинок бои пока не дошли и ребятишки с удовольствием рассматривают этих животных, уговаривая родителей непременно купить «хотя бы ма-аленького» зверька. Пока мы любовались пушистыми грызунами, сотрудники администрации рынка прохаживались между торговцами живностью, снабжая их какими-то чеками по 1000 сумов, выбитыми заранее на кассовом аппарате. Видимо это и было той самой ежедневной «данью» базаркому.
Ташкентские барахолки
«Налетай, торопись!..»
«Чайник антикризисный - посмотрите, энергию не потребляет, нагревается от ближайшего источника тепла», - громко разорялся торговец антикварными ценностями. Его прилавок на фоне остальных выглядел достаточно ярко и пестро, современных изделий, по словам торговца, у него не было: «У меня все предметы, начиная с XIX века». Ракушковые, хрустальные люстры и бра весело переливались под лучами утреннего солнца, рассыпаясь множеством бликов.
Ташкентские барахолки
Одним из самых ходовых товаров на Янгиабадской барахолке считается поддержанная военная одежда, у прилавка с которой – всегда очередь, покупателей не уменьшается даже в будние дни. Здесь можно найти весь ассортимент узбекского военного обмундирования: камуфляжные бушлаты, форма, погоны, черные армейские ботинки... А для любителей западного стиля есть плотная, но слегка потрепанная американская военная обувь, рюкзаки и кепки, цены не превышают 80.000 сумов ($50).
Торговцы c Янгиабадского рынка не боятся, что их прогонят и запретят торговлю. Народ уверенно и оживленно пихает свое добро покупателям, а те, в свою очередь, с удовольствием роются в старом барахле.
Фархадский рынок
«Блошиные рынки» имеются практически при каждом ташкентском базаре, стоит лишь выйти за его пределы к самой невзрачной окольной стороне. После знаменитого Янгиабадского вторым по величине «блошиным рынком» узбекской столицы считается Фархадская барахолка, расположившаяся по улице Кичик Халки Йули. Здесь между гаражами и старыми зданиями расположились вдоль дороги сотни, если не тысячи продавцов подержанных вещей.
По оживленности Фархадская, конечно, сильно уступает Янгиабадской, зато людского простодушия и нищенской непринужденности здесь хоть отбавляй. «Здесь все дешевле и качественнее», - заверил нас покупатель-электрик.
Ташкентские барахолки
Недалеко от рядов с запчастями несколько женщин продают галоши, утверждая при этом, что самые качественные - именно у них. Почему такая несправедливость к галошам с других рынков - внятно объяснить они не смогли.
Для тех, кто замерз, здесь готовят горячий кофе с лимоном – «кофе на ходу». Но это не Fast Food, где аналогичное название означает кофе в пластиковом стаканчике: на блошином рынке «кофе на ходу» готовят в советских граненых стаканах, а чтобы не обжечь руки о нагревшееся стекло, его подают в резных железных подстаканниках тоже советского производства. Такого удовольствия не найдешь ни в одном ташкентском кафе. У фархадской продавщицы около тридцати таких стаканов и подстаканников - чтобы одновременно обслуживать как можно большее количество народа.
Ташкентские барахолки
Впрочем, в данный момент торговля на Фархадской барахолке практически угасла: милиционеры запрещают людям раскладывать здесь свои пожитки. Поводом для разгона рынка послужил крупный пожар здания-склада в начале ноября. Здание находилось в самом центре улицы Кичик Халки Йули, ранее в нем торговцы хранили свой товар. По словам очевидцев, человеческих жертв не было, а в возгорании виноваты электрики: «Они там электричество проводили, а сами были пьяные. Проводку, называется, сделали, все не как у людей!» - возмущались они.
Ташкентские барахолки
По их словам, к пылающему складу пожарная машина не смогла подъехать вовремя - из-за огромного количества людей, расположившихся со своими вещами прямо на дороге в каждой улочке и на каждом метре данной местности. Во время пожара на складе никого не было, а точная причина возгорания неизвестна.
После данного инцидента администрация города признала, что состояние рынка не соответствует нормам пожарной безопасности, и с тех пор милиционеры настоятельно рекомендуют торговцам не раскладывать тут свое добро, а отправляться по домам. Но смельчаки всегда найдутся, самыми бесстрашными оказались многочисленные старушки. Несмотря на запрет, они все равно выставили свое тряпье на продажу. «А что нам, старым, сделают, заберут в участок, что ли? Да нужны мы им больно. А вот мужичье ходит, железки разложить боятся!» - с некой задоринкой произнесла одна из бабушек.
Любители общения
Впрочем, многие из этих старушек не надеются, что смогут что-либо продать, но сам факт занятости и общения с товарками их очень забавляет.
Ташкентские барахолки
«В нашей семье на Тезиковку, тогда она находилась в районе Куйлюка, раньше каждое воскресенье ездила бабушка и продавала там хлам. Бывало, она с гордостью рассказывала, что торговля нынче была хорошая, ей удалось продать ненужных вещей на сумму в три рубля. Не могу сказать, что эти деньги делали какую-то погоду в нашей семье, но для нее это было настоящее увлечение», - поделился с нами воспоминаниями местный журналист.
Власти Узбекистана никогда не уделяли должного внимания «блошиным рынкам», периодически отодвигая их подальше от магистралей, центров и административных зданий и не обеспечивая при этом продавцов элементарными условиями. На подобных рынках нет ни добротных прилавков, ни крыш, спасающих от зноя или осадков, а узкое пространство между рядами, где идет торг, не позволяет проехать не только пожарной машине, но мешает передвигаться и людям.
Из-за подобных обстоятельств относительно недавно произошел пожар на Паркентском рынке, где загорелись строительные материалы. До этого полностью выгорел Аския-базар (Соцгород) - оттого, что к объятым пламенем магазинчикам так и не смогли проехать пожарные машины. Магазины постепенно отремонтировали, но о дальнейшей безопасности рынка никто так и не позаботился.
Ташкентские барахолки
Между тем, барахолки – одна из возможностей для населения заработать на кусок хлеба, а покупатели могут приобрести здесь вещи-воспоминания: сувениры, книги, старинные игрушки... Понятно, что все это не приносит дохода государству, но если ташкентские «блошиные рынки» исчезнут, то из жизни города будет вырвана еще одна яркая и колоритная страница.
Соб. инф.
Tags: Барахолки, Ташкент, Тезиковка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments