ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

Ниссор Абдуразаков: «Я хочу, чтобы таджикские лица в мире были узнаваемыми»

Его фотопортреты завораживают, притягивают, удерживают, их хочется рассматривать снова и снова. Ниссор Абдуразаков – пианист и фотохудожник, уроженец Таджикистана, проживающий в Швеции, – уверен, что фотография сближает людей. Он делает портретные фото своих земляков, чтобы показать их там, где о таджиках ничего или почти ничего не знают, чтобы Таджикистан стал чуть ближе людям из далеких стран. В настоящее время Ниссор готовится к своей первой персональной выставке, которая так и будет называться – «Лица Таджикистана». Она состоится осенью этого года в шведском городе Гётеборг. Некоторые из фотографий, которые будут показаны на этой выставке, автор любезно предоставил «Фергане». «В процессе полевой работы в Таджикистане я заново открыл и продолжаю открывать для себя свой народ и страну. И теперь о своих открытиях хочу рассказать другим», - говорит Ниссор. Слово – фотохудожнику:

- Профессиональной фотографией я стал заниматься сравнительно недавно. В 2012 году открыл студию, начал сотрудничать с моделями. Так как каждое лето я приезжаю в Душанбе, чтобы навестить родителей, у меня возникла идея сделать серию фотографий таджикских девушек в женских национальных костюмах и украшениях. Мои родители давно собирают образцы женской национальной одежды разных регионов Таджикистана, поэтому с костюмами проблем не было. Но вот девушек мне сразу найти не удалось, и первой моделью стала моя жена.

Я вернулся в Швецию, обработал и выложил эти фотографии на своем сайте. Первая же моя таджикская фотосессия имела просто ошеломительный успех. Я не ожидал такой реакции. В соцсетях я стал получать множество сообщений из разных стран мира. Меня просили делать больше этнографических фотографий. На следующее лето я уже нашел несколько моделей и сделал вторую сессию, которая также получила много откликов.

Я живу в Швеции, в которой о Таджикистане никто понятия не имеет. Да и в любой другой стране Европы. Если посмотреть «Евроньюс» или любой европейский канал, иногда что-то может промелькнуть о Казахстане или Узбекистане, но о Таджикистане ни одного слова не услышишь.

Поэтому я давно хотел сделать серию портретов своих земляков – показать лица народа, обычных сельчан, фермеров, горцев, чтобы люди здесь, в Европе, в России и других странах имели представление о том, кто такие таджики и как они выглядят.

Меня всегда интересовали люди, их лица. Когда смотришь на фотопортреты хороших мастеров, что-то такое происходит внутри тебя особенное. Идею показать таджикские лица поддержал мой друг Хафиз Шахиди – сын известного таджикского композитора Толиба Шахиди. С Хафизом мы решили сделать совместный проект – серию фотопортретов таджиков из разных регионов республики. И очередным летом я приехал в Таджикистан с самой хорошей аппаратурой, в том числе лампами, которые работают без электросети. В Таджикистане очень резкий солнечный свет. Поэтому я использую дополнительное освещение, которое перебивает естественный свет, и я получаю лица, которые хочу.

В поездке по регионам Таджикистана меня сопровождал мой друг-фотограф из Москвы Додхудо Туйчиев. Мы начали с выезда на юг – в Хатлонскую область, посетили Куляб, Муминабад, Ховалинг, Даштиджум и другие места, куда добраться было очень трудно. Я вырос в Душанбе и раньше в таких глубинках не был, и я открывал для себя тот Таджикистан, который до сих пор не знал. Дорогая была тяжелая – горы, перевалы, камни, пыль, где-то вообще бездорожье, но все трудности забывались, когда мы встречали людей.

Я был поражен: в этих труднодоступных районах живут феноменально красивые люди – и внешне, и душой. Это простые люди, без вычурности, без наигранности. У них естественные лица. От них исходит такая неподдельная доброта и обаяние. И это отражается, прежде всего, в их глазах. Мне нравится снимать лица, глаза – в них, действительно, можно увидеть душу человека.

Я могу приезжать в Таджикистан только в июле – это время каникул в моей музыкальной школой в Гётеборге, которой я руковожу. А в прошлом году июль совпал с месяцем Рамазан – люди держали пост, поэтому были немного вялые, уставшие. Они сидели по домам, и мы не встречали столько людей, сколько хотелось бы. Многие не хотели фотографироваться. Особенно в отдаленных селениях – там люди очень застенчивые. Кто-то отказывался из религиозных соображений. Чаще соглашались сниматься старики, пожилые люди, но, например, девушки почти всегда отказывались. Молодые мужчины и замужние женщины также далеко не всегда соглашались фотографироваться. Поэтому у меня много фотографий стариков и детей.

В Муминабаде мы попали в совершенно сказочный сад. Нас угощали вкуснейшим виноградом и персиками, каких я давно не пробовал. Все это натуральное, органическое, без химикатов. Я был просто поражен, как одна семья в состоянии вести такое большое хозяйство – там и плодовый сад, и скот, и поле, которое трактор вспахивает. А дед – глава большого хозяйства – жаловался, что 70 процентов собранного урожая он закапывает в землю, потому что он просто сгнивает. У нас до сих пор южный регион инфраструктурно не так развит, как северный. У многих фермеров в Хатлонской области урожай сгнивает на корню – они не могут его вывезти, и никто не приезжает его скупать, там плохие дороги или вообще их нет. И вот этот старик скармливает большую часть своих потрясающих фруктов скоту или просто закапывает их. Он готов за копейки отдавать свой урожай, но никому эти богатства не нужны.

Следующая моя поездка была на Памир – мы были в Хороге, Ишкашиме, Дерзуде Мургабе, на озере Каракуль, и еще множестве небольших горных селений, названий которых и не вспомнить. По дороге в Ишкашим вдруг из окна автомобиля я увидел мужчину, который шел по обочине с вязанкой сухой травы. Я попросил остановить машину и спросил, можно ли его сфотографировать. Он сразу согласился. Стояла рекордная жара. Я сделал несколько снимков буквально за считанные секунды, потому что мне было неудобно долго держать его на таком солнцепеке. Фактически он даже не останавливался, просто приподнял голову и посмотрел на меня. Но в этом взгляде столько силы и мужественности и вместе с тем – покорности, мягкости и доброты.

А когда мы ехали по высокогорному плато в Мургаб, где одно село находится за сотню километров от другого, вдруг откуда-то выскочил рыжий мальчуган на велосипеде. Разговаривать он с нами не захотел, но сфотографировать себя позволил. Откуда и куда он держал путь в этой безлюдной горной пустыне – известно только ему одному.

Таджики, живущие высоко в горах, отличаются от городских – они почти не смешались с другими этносами и сохранили те черты лица, которые были присущи их светлоглазым предкам. Это заметно не только на Памире, но в других высокогорных регионах. Например, кишлаки, расположенные в Фанских горах выше озера Искандеркуль. Они – как затерянные миры со своими жителями потрясающей красоты.

До одного из таких кишлаков от Искандеркуля мы добирались еще несколько часов. Там почти нет дорог. Мы нашли гида, и под конец он вел нас какими-то тропами. Мы шли все выше в горы и даже предположить не могли, что среди этих хребтов есть поселения, где живут люди. А они живут там безо всяких удобств и даже без электричества. Ведут натуральное хозяйство. Дома у них из подручных стройматериалов – камней и глины.

В этом селении было очень много людей с абсолютно европейскими чертами лица – светлыми глазами и волосами. Особенно меня поразили дети.

Нам встречались, в основном, женщины и дети. Мужчины были заняты полевыми работами, кто--то находился в России на заработках. Этот человек был одним из немногих мужчин, которых мы там увидели.

Мне кажется, что таджики – один из самых терпеливых народов. В горных селах они живут в очень суровых условиях. Каждый день у них проходит в тяжелой физической работе. Но при этом они не теряют доброты, радушия, душевной широты. Где бы мы ни были – в любом регионе люди встречали нас как родных, приглашали в дом, угощали, чем могли. Они всегда улыбались и искренне радовались нам, несмотря на то, что мы были, в общем-то, незваными гостями.

Когда я поездил по своей родной стране, я сам изменился. Я сказал себе, что больше никогда и ни на что не буду жаловаться. До сих пор нахожусь под этими впечатлениями и с нетерпением жду новой поездки. Этим летом я вновь поеду в Таджикистан – на этот раз хочу проехать по северным регионам страны. В это путешествие со мной уже пожелали отправиться один фотограф и несколько исследователей из Франции, которые изучают Таджикистан.

В сентябре в самом большом выставочном центре Гётеборга – это второй по величине город в Швеции – состоится моя первая персональная выставка «Лица Таджикистана». Когда я принес в этот выставочный центр свои таджикские фотографии, они сразу предложили мне сделать выставку. На выставке я хочу показать более 50 фотографий, большинство из которых будут портретными, а остальные – видами природы Таджикистана, чтобы люди имели представление о нашей стране. С моими друзьями-таджиками, которые проживают за рубежом, мы планируем провести такие выставки в Лондоне, Москве, Душанбе, городах США, в других странах.

По итогам всех своих поездок в Таджикистан я хочу выпустить фотоальбом на таджикском, русском и английском языках. Я хочу, чтобы таджикские лица в мире знали и узнавали. Сейчас мы с моим другом и единомышленником Хафизом готовим веб-сайт о Таджикистане, куда будем выкладывает материалы об истории, культуре, этнографии нашей страны – все доброе, позитивное и информативно-полезное, что связано с таджиками и Таджикистаном. На нашем сайте будет очень много фотоконтента.

Фотография – такой вид искусства, который сближает, объединяет людей разных национальностей, непосредственно воздействуя на эмоциональную сферу и вызывая в них схожие чувства. Самой большой радостью для меня будет, если люди после просмотра моих фото захотят приехать в Таджикистан. Я знаю, что в Швеции уже такие люди есть.

Краткая биография. Ниссор Абдуразаков родился в 1974 году в известной в Таджикистане творческой семье. Мать Ниссора – Шарофат Рашидова – руководитель театра-студии «Падида», Заслуженная артистка республики, отец – Хабибулло Абдуразаков – актер театра и кино, Народный артист Таджикистана. В Центральной Азии хорошо знают и его старшего брата – драматурга, режиссера и актера Барзу Абдуразакова, который сейчас живет и работает в трех странах – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. В 1992 году Ниссор окончил Республиканскую среднюю специальную музыкальную школу имени Шахиди в Душанбе и поступил в Ташкентскую консерваторию по классу фортепиано. Свое обучение он продолжил в Швеции. По завершении консерватории в Гётеборге он открыл в этом городе частную музыкальную школу, которой руководит по сей день.

Нигора Бухари-заде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments