ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

Мы вместе, Узбекистан!

Детство многих из нас прошло в стране – Союз Советских Социалистических Республик. Неотъемлемой частью этой великой страны была прекрасная республика, которую многие тогда называли «солнечным Узбекистаном», по хорошему завидуя нашему климату, обилию фруктов, неторопливому жизненному укладу, сложившимся традициям и теплым человеческим отношениям, которые, как казалось, подпитывает сама земля. Воспоминания о детстве связаны у меня не только с красными флагами на улицах, октябрятским значком на груди, а затем пионерским галстуком, который нужно было обязательно носить в школу. Но и с тем, что обучение в этой школе ничего не стоило моим родителям, а уровень образования в этой, ничем не примечательной, узбекской школе, как выяснилось при поступлении в ленинградский институт, абсолютно не отличался от уровня образования в любой другой школе нашего необъятного Союза...

Воспоминания о том безоблачном времени связаны у меня не только с обязательными парадами по центральной улице города 1 Мая и в день 7 ноября – «красный день календаря», когда громогласные голоса невидимых дяди и тети откуда-то сверху сообщали, что перед какими-то трибунами «уверенной поступью проходят рабочие машиностроительного завод «Коммунар» или «гордясь своими достижениями, шагают работники совхоза «Путь к коммунизму», но и с тем ощущением праздника, присутствующим в этот день не только у меня, получившего от родителей на парад карманные деньги, но и у тех взрослых, которые хоть без особого энтузиазма и тащили тяжелые красные лозунги и бесчисленные портреты Политбюро, но весело шутили между собой и рассказывали анекдоты про тех, кто был изображен на этих портретах. Как и я, эти взрослые знали, что завтра будет лучше, чем вчера.

Воспоминания о детстве – это мой старый двор, где все друг друга знали по имени, а собираться хотя бы раз в неделю на совместные посиделки безо всякого повода, когда каждый выносит во двор или на плоскую крышу то, что имеется у него на этот момент из съестного или «горючего», считалось обыкновенным. Такие посиделки, где, несмотря на обилие всего принесенного, всегда основным блюдом являлся плов, приготовленный кем-то из соседей, обычно заканчивались азартной игрой в карточного «дурака» и сопровождались интересными разговорами, которые мы, дети, подслушивали, делая вид, что занимаемся своими делами. Разговоры взрослых на этих посиделках касались чего угодно, но все обсуждаемые взрослыми проблемы легко разрешались советом соседа или перехваченной до получки синей «пятеркой» или красной «десяткой». Присутствовала в разговорах взрослых и тема переезда в Россию, так как кому-то надоела жара, кого-то звали родственники, но никогда эти разговоры не воспринимались серьезно и всегда кто-нибудь вспоминал, что «хорошо там, где нас нет» и что мы «другие» русские, евреи, украинцы и т.д.

Воспоминания о детстве связаны у меня со вкусом горячей узбекской лепешки, купленной за 10 копеек недалеко у «лепешечников», которые с ловкостью фокусников извлекали их из тандыра, жар которого, пышущий в лицо, был вполне сопоставим с жаром, исходящим от горячего асфальта на улицах. Особенно вкусна была горячая лепешка с холодным сладким мясистым виноградом «дамские пальчики» или оранжевой круглой дыней «оби навот», только что извлеченными из холодильника, несмотря на протесты родителей и предостережения стоматологов об опасности для зубов сочетания горячего и холодного. Родом из детства и вкус желтого распаренного гороха «нахот», посыпанного смесью красного перца и соли, а также приправленного сверху ложкой салата «шакарап», брошенных по очереди, вслед за горохом в бумажный кулек, свернутый заранее, торговкой, которая почему-то называла меня, рыжего пацана «улим» или «сынок».

Вспоминаются мои поездки из школы к дому (всего две остановки) на желтом автобусе «Икарус»-«гармошка», корпус которого состоял из двух секций, соединение которых с боков и сверху закрывало резиновое покрытие, представляющее собой тамбур и напоминающее меха одноименного музыкально инструмента. Не только я, но и многие школьники, в том числе и старших классов, в автобусах и троллейбусах никогда не садились, несмотря на наличие в автобусе или троллейбусе свободных сидений, а ехали всегда стоя. Не садились мы потому, что знали - место нужно уступить любому человеку, входящему в автобус или троллейбус, кто старше тебя по возрасту, не говоря о старушках, дедушках или просто пожилых людях. Это было настолько естественно, что никогда не обсуждалось, даже между нами - пацанами, поведение которых редко было примерным.

Кстати автобусов и троллейбусов в моем городе, хоть и областном центре, но все-таки до невозможности, как мне казалось после моей первой поездки в Россию, провинциальном, было такое количество, которое вполне обеспечивало потребность горожан в передвижении по городу в любую его точку. Кроме того, такое передвижение не ущемляло человеческого достоинства и позволяло комфортно передвигаться по городу даже в самую жару и не обливать своим потом соседа по транспорту или демонстрировать свое нижнее белье другим пассажирам при высадке или посадке в «гордость узбекского автопрома» - маршрутное такси «Дамас».

Из детских впечатлений я помню, что поездки, как тогда говорили, «в Россию» или любую республику Союза, а также оттуда к нам, никогда не представляли сложности для моих родителей, родственников, соседей или просто знакомых, хотя я не могу сказать, что мы были богаты, наша семья имела скорее средний достаток. Поездка в любую точку Союза обеспечивалась зарплатой родителей и различными транспортными средствами практически в любое удобное время или сезон. Только из города Андижан в Москву и обратно ходило два ежедневных пассажирских поезда, один из которых, скорый, имел номера 33 и 34, как и номер поезда в одном из приключенческих фильмов, который я видел в кинотеатре «Шарк» на Ленинской. Кроме того, по рассказам родителей, только из Андижана ежедневно уходили поезда в Омск, Томск, Новосибирск и другие города Советского Союза. Четыре авиа-рейса в неделю летали из Андижана в Москву и обратно. Были регулярные авиа-рейсы в Ленинград, Алма-ату, не говоря уже о том, что четыре или пять раз в день был авиа-рейс Андижан-Ташкент, и ходило несколько поездов в день по этому же маршруту.

Из детских воспоминаний - аэропорт и вокзал никогда не пустовали и всегда были полны народа, кто-то уезжал, кто-то приезжал, а кого-то встречали, как это делал часто и я, выезжая на вокзал или в аэропорт вместе со своими родителями для встречи многочисленных моих дядь и теть, а также их детей, которые приходились мне, естественно, двоюродными братиками и сестрами. Они приезжали к нам погреться, поесть черешню, раннюю клубнику, съездить покупаться на дарью, полежать под палящим солнцем на раскаленном песке, а вечером, после «загара», охать и натирать волдыри на коже холодным катыком, то есть кислым молоком, жалуясь, тем не менее, не на боль от ожога, а на отсутствие такой возможности «позагарать» в средней полосе России.

С теплотой вспоминаю своих друзей детства, живших со мной в одном дворе, учившихся со мной в одном классе, гулявших со мной по таким родным улицам самого лучшего, как тогда казалось, города. Узбек Шухрат, или Шурик, крымский татарин Бахтиер, или Баха, армянин Гриша, еврей Леня, немец Андрей, кореец Олежка…Где Вы все? Как живете, чем занимаетесь? Никогда между нами не было национальных различий. С удовольствием мы ходили друг к другу в гости по поводу и без повода, а по праздникам угощались друг у друга – в Курбан-хаит - пловом из девзиры у Шурика, перимач и чак-чак у Бахи, в Пасху - крашенными яйцами и куличами, копченым салом у меня, по другим знаменательным датам - цепеллинами у Андрея, кяхе и кядя у Олежки. Имели, при этом, привычку запивать употребляемое в пищу домашним красным армянским вином, которое заготавливал для своей большой семьи Гришин папа, и закусывать зеленью и брынзой, завернутой в тонкий и нежный домашний лаваш. Друзья, все Вы в сердце моем!

Прошли годы, и я давно уже живу в России. Все мы выросли и поняли, как все изменилось. И изменилось не потому, что прошло детство, что поменялись мы сами и на многие вещи стали смотреть по-другому. Изменился сам Мир. Нет больше Советского Союза. Многих из нас, чье детство связано с прекрасным краем, нашим Узбекистаном, разделяют границы государств, ставших самостоятельными и независимыми.

И несмотря на то, что все также сияет в Узбекистане яркое солнце, все также поспевают сладчайшие фрукты и любой житель всегда готов выложить на стол все съестное и «горючее», что у него есть на тот момент, уже нет той «солнечной страны», связь с которой ощущаешь каждой клеточкой своего организма, даже по прошествии многих лет, проведенных вдали от Родины, которой я до сих пор считаю Узбекистан.

Нет больше в Узбекистане школ, обеспечивающих бесплатное среднее образование, уровень которого позволил бы смело поступать в ВУЗы страны или близлежащих государств. Повсеместное сокращение школ с русским языком обучения, перевод узбекского алфавита с кириллицы на латиницу (с дважды измененными буквами – сначала с использованием турецкого, а потом английского регистров), извращение истории с уклоном в сторону воспитания ненависти ко всему советскому и российскому, заучивание вместо основных учебных дисциплин - книг Президента страны, изучение дисциплин на латинице, коррупция во всей системе среднего и высшего образования, использование детского труда на полях в учебный период, отсутствие квалифицированных педагогических кадров, - в результате привело к практически полному коллапсу системы среднего образования в стране, особенно в регионах. Выпускники школ в регионах, заканчивая 9 классов и поступая, в соответствии с проведенной Президентом Узбекистана реформой образования, в колледжи и лицеи, не умеют писать. Полное отсутствие образования в регионах также связано с тем, что обучаясь в школе на узбекском языке с использованием латиницы, ученики были лишены возможности пользоваться какими-либо письменными источниками или справочной литературой, так как русского языка они не знают, тексты на узбекском языке с использованием кириллицы – не понимают. А первоисточники на узбекском языке с использованием латиницы – отсутствуют в природе. Многие вообще не заканчивают школы, вынуждены искать работу, чтобы помочь семье, которая в сельских районах, как правило, многодетна.

Не проводят в Узбекистане больше никаких парадов, да и праздничного настроения там больше нет. А собираться вместе людям запрещено под страхом тюрьмы и даже смерти! Нет у граждан Узбекистана уверенности в завтрашнем дне, потому, что государство и его Президент только заявляют о своей неустанной заботе о народе, одновременно превращая его в быдло и относясь к людям как к скоту. Не является необычным, когда Хоким области, города или района, и даже Премьер-министр, на собраниях, которые разрешено проводить только в здании бывшего обкома или горкома, а ныне Хокимията, обращаются к участникам собрания не только не по имени, не говоря об отчестве, а используют унизительные обращения, привычные только для отщепенцев, при этом матеря отдельных работников предприятий и членов актива области или района такими грязными словами, и используя такие гадостные выражения, за публичное произнесение малой толики из которых в Узбекистане моего детства можно было запросто сесть на пятнадцать суток.

Нет больше моего старого двора. Снесено старое здание, построенное еще до октябрьской революции. Не остановило вандалов при власти даже то, что при Союзе здание было признано памятником архитектуры. Что с того, ведь новый Хоким, наверное достойный, по мнению Президента, человек, верно рассудил, что кирпич, из которого было построено здание, называемый в народе «николаевским», гораздо лучше чем местный современный, поэтому может быть использован при постройке собственного дома Хокима. Тем более, этим же кирпичом, так как его достаточно в здании, которое кто-то, при ненавистном Союзе, считал достоянием города, можно вымостить внутренний двор своего же дома. Короток век Хокима, но успел…Нет старого дома и двора, и иные теперь ведутся разговоры. Не решить нынешних проблем советом соседа или «десяткой» до получки. Вместо советских рублей узбекские сумы. Банкнота в одну тысячу сумов, превышающая по размерам даже советскую «сотенку», по покупательной способности меньше одного советского «рыжего» рубля. А ведь это самый большой денежный номинал в Узбекистане. Чтобы не носить с собой «баулы» с национальной валютой, некоторые местные жители рассчитываются долларами, заработанными с риском для жизни в России или Казахстане, признаваясь при этом, что национальная валюта вызывает у них рвотный рефлекс.
И уже не собираются люди без повода во дворах для посиделок, принося свои домашние припасы. Ведь у большинства нет денег даже на празднование дней рождения своих детей, хватило бы только на еду для них на каждый день. Какие уж тут дни рождения. Не ведут задушевные разговоры соседи, боясь милиции, которая уже не бережет покой граждан, а использует проблемы этих граждан, зачастую «доблестной» милицией и создаваемые, для обогащения своих участковых, опер-уполномоченных и всякого рода милицейских начальников, не имеющих чести, но тоже имеющих детей. А Россию вспоминают как далекую страну, которой до проблем Узбекистана и чаяний его народа нет абсолютно никакого дела, с тихой грустью вспоминая времена, когда письмо простого жителя провинциального городка, не побоявшегося написать о засилье и беспределе местных аппаратчиков в Москву, указав на конверте только одну аббревиатуру «ЦК КПСС», могло поставить с ног на голову все руководство области, спешно пытающееся исправить упущения до приезда комиссии из Центра.

Нет в городе, в котором я родился, но который язык сейчас не поворачивается назвать родным после всех перестроек, осуществленных Хокимами - временщиками, и общественного транспорта. Троллейбусы, вместе с медными линиями-проводами давно проданы неизвестно кому или сданы на металлолом, в связи с необходимостью выполнения местной властью плана по сдаче металлолома, спускаемого сверху самим Премьер-министром. Об «Икарусах» - «гармошках» все давно забыли. Общественный городской транспорт представлен редкими автобусами «Otoyul», Самаркандской отверточной сборки, похожими на советские ПАЗики для сельской местности, а также не приспособленными к перевозке пассажиров маршрутными такси «Дамас», кем-то с сарказмом, но метко, названными «буханками» или «братскими могилами» на колесах.

Практически не действует вокзал, постоянно закрытый и используемый однажды в неделю при отправке одного единственного поезда из Андижана в Ташкент. Аэропорт, также, представляет собой жалкое зрелище, несмотря на косметический ремонт фасада, который, наверное, призван подчеркнуть успехи Узбекистана по пути продвижения страны к созданию «международных интермодальных терминалов» и «авиа-хабов». А самолеты не летают. Только один в неделю - на Москву. Он же и в Ташкент, пролетом.

Центр города, в котором с трудом узнаются перестроенные улицы с фасадами, обшитыми дешевым китайским сайдингом, а также пятнистыми тонированными стеклами, вставленными в сварной угольник, или аляповато раскрашенной всеми цветами радуги кирпичной кладкой старых домов, кричит о том, что Хоким города, утверждавший проект и дававший указания по изменению плана застройки центра, не только не имел никакого понятия об архитектуре, но скорее всего никогда не умел даже правильно выговорить это «трудное» слово. Вековые чинары, в два обхвата, украшавшие центральный проспект и дававшие спасительную тень пешеходам на тротуарах в пятидесятиградусную жару, вырублены под корень и проданы Хокимом предприимчивым дельцам, изготавливающим местную мебель. Вместо чинар вдоль всего проспекта посажены чахлые елочки и кустики арчи, или можжевельника, которые, конечно же, не дают никакой тени, но дают возможность мысленно поблагодарить за былую заботу, хоть и поздно, советские научные институты по благоустройству городов, разрабатывавших проекты по озеленению населенных пунктов с учетом климатических особенностей.

Жители города низведены до жалкого существования. Отсутствие действующих производственных предприятий в городе, превращенных в базары, где торгуют китайским ширпотребом, повальная, в связи с этим безработица, постоянные задержки с выплатой нищенских заработных плат и пенсий, безнадежная нужда абсолютного большинства жителей превратили людей в безликую массу, с потухшими глазами обреченных, в которых не угадывается даже желание выжить. Свет в самом городе отключается два раза в сутки и отсутствует по пять-шесть часов в каждое отключение. Когда его включают, в домах напряжение в сети настолько слабое, что бытовая техника просто не может работать. Жители многих домов в городе уже забыли, что когда-то в их домах был газ. А зимой о газе забывают еще больше людей. В сочетании с отсутствием света и температурой ниже нуля на улице, нехватка газа привела позапрошлой зимой к человеческим жертвам. Люди, а особенно дети, просто замерзали в своих домах, уснув и не проснувшись. Люди просят Бога не посылать холодной зимы, потому что бояться ее не пережить из-за отсутствия возможности отапливать свои жилища.

Но живы традиции в народе и жив сам народ. Только человеку, родившемуся в Узбекистане, понятно, почему в этой нищете, при этом безнадежном существовании, так как жизнью это назвать нельзя, люди сохраняют человечность. Даже сейчас любой человек может войти в незнакомый дом и хозяин обязательно угостит гостя пиалой горячего чая, который сам хозяин не пьет ежедневно, так как бережет его, и положит на расстеленный перед гостем дастархан все, что имеет, даже если это последняя лепешка.

Дорогие узбекистанцы!

Родившись в Узбекистан и проведя в этом прекрасном крае свое детство, являясь по рождению русскими, татарами, евреями, армянами, белорусами, корейцами и украинцами, мы имели уникальную возможности с момента рождения впитывать с молоком матери не только свою национальную культуру, но и культуру и традиции того народа, который окружал нас с момента нашего рождения.

Дыша воздухом Узбекистана, обогреваемые его солнцем, пользуясь плодами узбекской земли, но самое главное, общаясь между собой, никогда не разделяя друг друга по национальностям, и перенимая друг у друга традиции, праздники, кухню, мы взаимно обогащались, мы становились сильней.

Именно это взаимопроникновение культур, именно то воспитание, которое мы получили в Узбекистане в огромной степени благодаря местным узбекским традициям, сделало нас теми, кем мы в настоящий момент являемся. Да, мы «другие». Порой нас и наши поступки не понимает наше окружение, наши новые друзья в той стране, в которой мы сейчас живем и которая стала нашим новым Домом. Мы имеем ту же национальность, что и абсолютное большинство жителей этой страны, мы давно стали полноправными гражданами этой страны, но мы «другие». У нас есть то, что не имеют те люди, которые нас окружают, но нас не понимают. У нас есть наше детство, наши воспоминания о светлой солнечной стране, в которой всегда обращаются к сверстникам «ака» - брат, «ука» - братишка или «опа» - сестра. А к старикам всегда обращаются «ота» - отец или «она» - мать, и никогда иначе.

Нам с детства привито гостеприимство, уважение друг к другу и почитание старших. Мы - толерантны и интернациональны. Мы – энергичны и предприимчивы, терпеливы и трудолюбивы. Ко многим событиям в жизни относимся с философским спокойствием. Вот те качества нашего характера, формирование которых происходило, во многом, благодаря среде, окружавшей нас при рождении и в детстве.

Но любому спокойствию и терпению существует предел.

Сегодня наша Родина в беде!

Сегодня благодатный край, наш Узбекистан, превращен фактически в страну - изгой, в которой попираются любые человеческие права и всяческое человеческое достоинство.

Миллионы жителей Узбекистана вынуждены покидать свою страну, отправляясь на заработки, оставлять свои дома, свои семьи, своих матерей, жен и детей для того, что бы они не умерли от голода и холода, потому что в своей стране, имеющей уникальные природные богатства и все условия для процветания и сытой жизни, люди не могут найти применение своим силам и вынуждены влачить нищенское существование.

Руководство страны, в лице Президента Каримова, его семьи и ближайшего окружения, в результате бездарного и неумелого управления экономикой страны, осуществляемого только для личного обогащения этих лиц, фактически привело страну к ситуации, выход из которой невозможен без социальных потрясений.

И виной этому не мировой экономический кризис. Обладая огромным экономическим потенциалом, доставшимся молодой независимой республике Узбекистан в наследство от Советского Союза, государство бесполезно и бестолково растрачивало, а государственные чиновники, во главе с Президентом страны, бессовестно разворовывало имевшийся ресурс.

Вместо осуществления экономических преобразований, развития всего промышленно-производственного потенциала и улучшения инвестиционных условий в стране, не возможных без демократизации общества, разделения ветвей власти и формирования ее независимых друг от друга институтов, Президент Каримов, исключительно в целях укрепления собственной власти и сохранения своего контроля над всеми процессами в экономике, политике и социальной сфере, предпочел осуществление точечных проектов, призванных улучшить лишь фасад страны. Никогда не имея никаких планов или идеи по коренному переустройству страны в целях обеспечения ее процветания и улучшения уровня жизни своего народа, Ислам Каримов, непосредственно руководя всеми процессами в государстве и имея реальные рычаги управления практически всеми ветвями власти, всегда занимался лишь профанацией экономических и политических идей на международной арене.

Имея уникальную историческую возможность стать Отцом-основателем нового государства, Ислам Каримов, фактически узурпировав власть через построение такой системы или государственной машины, в которой невозможно проведение свободных выборов, какого-либо инакомыслия или оппозиции, а значит движения вперед, первый Президент Узбекистана навсегда упустил свой шанс.

О выборах Президента, состоявшихся в декабре 2007 года, нужно сказать особо. Согласно официальным данным Центризбиркома Республики Узбекистан, в выборах приняло участие 90,6% избирателей или 14 765 444 человек. Согласно другим данным, которые никто в Узбекистане не афиширует, на заработках в ближнем и дальнем зарубежье находилось в этот момент более 5 миллионов граждан страны, что составляет 30% от количества лиц, обладающих избирательным правом.

Я, как и многие из Вас проживаю вне территории Узбекистана и давно являюсь гражданином другой страны.

Но я считаю Узбекистан своей Родиной!

Кто-то может мне возразить, без надобности напомнив, что Узбекистан – это независимое государство и граждане Узбекистана сами должны разобраться в своей стране. Кто-то, наверняка, перескажет старую и уже затертую истину о том, что каждый народ достоин своего правителя, и если сам народ допускает свое угнетение, значит так ему и надо…

Но..

Ведь граждане Узбекистана – правнуки тех, кто в трудные времена Великой Отечественной приютил наших бабушек и дедушек. Кто дал им кров и хлеб, кто фактически спас их от смерти.

Граждане Узбекистана – это внуки тех, кто делился последним в тяжелые послевоенные времена, дав возможность окрепнуть и вырасти нашим родителям.

Граждане Узбекистана – это дети тех Шухратов – Шуриков и Санжаров –Саньков, узбекских пацанов, с кем мы выросли на одной улице, с кем мы гоняли в футбол и играли в хоккей самодельными клюшками теннисными пушистыми мячами.

Значит беда Узбекистана – это и наша беда!

Народ Узбекистана – это и наш народ!

И нам не безразлично его будущее. Я знаю одно – моя Родина –Узбекистан, и люди этой солнечной страны, у которой есть все для процветания, так как сейчас жить не должны.

Узбекистанцы!

Те, кому не безразлично будущее страны нашего детства, края, подарившего нам так много хорошего и светлого, я призываю Вас помочь достичь народу Узбекистана достойного будущего.

Я не призываю Вас, проживающих далеко или близко от Узбекистана, к участию в движениях, акциях или действиях, связанных с силовым изменением ситуации в стране.

Народ Узбекистана сам решит для себя, как ему быть дальше, и какой путь развития избрать, как и когда начать преобразования в своей стране.

Я прошу всех тех, кто любит этот край и его народ, помочь в другом.

Правящий режим в Узбекистане, понимает, что уже не справляется с теми вызовами современности, с которыми сталкивается любое государство в своем развитии. Умея управлять страной только административно-командными методами и используя только самое худшее, взятое из советской системы для обработки мозгов внутри страны и на международной арене, лицемеря, нагло скрывая и подтасовывая факты, а часто прямо и цинично выдавая свои пороки за благочестие, а провалы за достижения, Ислам Каримов во всю старается скрыть свои ошибки и продемонстрировать миру несуществующие достижения страны. Фактически, Президент Каримов, строит пирамиду государственного масштаба, обвал которой повлечет еще более тяжкие экономические и социальные последствия для Узбекистана.

Я призываю Вас, узбекистанцы, не дать возможности Исламу Каримову и дальше обманывать мировое сообщество, спекулируя интересами многомиллионного народа.

Ислам Каримов уже сейчас не является выразителем воли народа Узбекистана, не только потому, что он не имел права по Конституции становиться Президентом страны в третий раз, но и потому, что он не представляет реальные интересы народа Узбекистана, доведенного при его правлении до нищенского состояния и поставленного на грань выживания, а значит, не может считаться Лидером страны ни юридически, ни морально.

Каждый из нас, живя в другой стране, в другом обществе, уже имел неоднократную возможность убедиться в том, что наше нынешнее окружение ничего не знает об Узбекистане или знает о нем слишком мало.

Я прошу всех, кому дорог Узбекистан, не оставаться в стороне, а рассказать всю правду о той ситуации, которая существует сейчас в Республике Узбекистан. Рассказать о том, что кризис в Республике Узбекистан не только присутствует сейчас, но и не проходил с момента развала Советского Союза. В этом легко убедится, вспомнив, как люди жили в Узбекистане раньше и как живут сейчас. О том, что при нынешнем правящем режиме невозможно никакое политическое или экономическое развитие Узбекистана, и о том, что сотрудничество с этой страной сейчас не принесет пользы ее народу, а только продлит агонию нынешнего режима.

То, что этот режим до сих пор существует, противоречит диалектике и является упреком всему мировому сообществу.

В качестве посильной каждому из нас практической помощи я прошу всех Вас, узбекистанцев, отдаленных от Узбекистана расстояниями и границами разных государств, но близких к его народу по духу и мыслям, для которых нет никаких преград, вспомнить все то хорошее, что дал нам Узбекистан, проявить сострадание к народу Узбекистана, достойному лучшей доли, и сделать то, что уже начал делать я.

Расскажите об Узбекистане, о Вашем детстве, о благодатной узбекской земле, об истории, о традициях, культуре и памятниках Узбекистана Вашим сегодняшним друзьям на том языке, который является для них родным.

Вспомните о народе Узбекистана и напишите на родном для Вашего окружения языке о тех проблемах, с которыми сталкиваются граждане Узбекистана и тех тяготах, которые эти люди сейчас испытывают.

Дайте возможность узнать правду об Узбекистане тому обществу, в котором Вы сейчас живете.

И не надо стыдиться того, что все эти безрадостные события происходят на земле, на которой Вы родились, и где прошло Ваше детство. Больший стыд в том, что мы молчим о творящейся там несправедливости.

На улицах узбекских городов, которые знакомы нам с детства и которые до сих пор снятся нам во сне, заставляя сердце биться учащеннее, уже льется кровь близких нам людей.

И наше промедление в оказании посильной помощи, а тем более безразличие к происходящему в Узбекистане равнозначно смерти для многих из них…


Александр Барсуков, андижанец
г.Санкт-Петербург
май 2009

Tags: Письмо в редакцию, Узбекистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments