?

Log in

No account? Create an account

May 10th, 2018

В городе Тинчлик (бывший Хамза), расположенном в Алтыарыкском районе Ферганской области Узбекистана, накануне праздника 9 Мая снесли памятник советским солдатам, павшим во время Великой Отечественной войны.

По информации «Ферганы», 24-25 апреля в Тинчлике рабочими с помощью техники был снесен мемориал «Никто не забыт, ничто не забыто». По слухам, памятник вроде бы хотели перенести на другое место, но техника не справилась с подъемом монумента, в связи с этим памятник разломали, осколки увезли и закопали. На месте мемориала установили беседки и посадили цветы.

«Инициатор сноса, – рассказывает нашему агентству жительница города Ф., – глава Ферганской области. Мы написали жалобу на имя президента Узбекистана, из виртуальной приёмной пришёл ответ, что рассмотрят в течении 10 дней, срок ещё не истёк».

Снос монумента вызвал в городе волну негодования. Люди потребовали объяснений от властей. По сообщению местных жителей, приказ о сносе отдал хоким (глава) Ферганской области, а на месте памятника должен был появиться базар. В итоге власти возложили вину на рабочих, проводивших демонтаж. Теперь жители города намерены обратиться к местным властям, чтобы взамен снесенного памятника за счет администрации в городе был установлен другой мемориал, посвященный Великой Отечественной Войне и согласованный с гражданами.

Памятник павшим воинам появился в Хамзе в 1975 году. Жители сами высказывали пожелания, каким они хотели видеть мемориал солдатам, погибшим в Великой Отечественной Войне. В праздники у памятника вставал караул. Люди проводили встречи и митинги. Существовала традиция – сюда обязательно приезжали молодожены накануне свадьбы.

Во времена правления Ислама Каримова снос памятников, посвященных Второй Мировой Войне, приобрел массовый характер. Были снесены монументы в Навои, Ангрене, Гулистане, Ташкенте и других городах. Сам День Победы был переименован в День Памяти и Почестей и праздновался локально. Памятники Неизвестному солдату были заменены на монументы Скорбящей матери. Таким образом, правительство Узбекистана боролось с советским прошлым республики. Несмотря на все, памятник в Тинчлике (Хамзе) сохранился до конца апреля 2018 года.

С приходом в 2016 году на президентский пост Шавката Мирзиёева ситуация начала меняться. С 2017 года празднование 9 мая проходит широко. Также начали восстанавливать мемориалы, посвященные Великой Отечественной Войне. В те же дни, когда снесли монумент в Тинчлике, в Ташкенте вернули на прежнее место в центре памятник семье Шамахмудовых, приютивших во время войны 15 детей. В начале мая вернули на свое место памятник Герою Советского Союза, первому узбекскому генералу Красной Армии Сабиру Рахимову.

http://www.fergananews.com/news.php?id=29856
В Кабуле пять человек погибли и еще 17 ранены в результате терактов, произошедших в среду, 9 мая, на территории 13 и 10 полицейских участков в кварталах Дашт Барчи и Шахри-Нау. Такие данные приводит Pajhwok со ссылкой на министерство здравоохранения. Теракты совершили по меньшей мере семь смертников.

Представитель афганского Минздрава Вахид Маджрох уточнил, что при взрыве на 13-м участке погибли четыре человека и ранены девять человек, еще один погиб и восемь человек получили травмы в результате второго теракта, который произошел спустя полчаса.

В квартале Дашт Барчи действовали два смертника. Ответственность за теракт взяла на себя (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ). Телеканал TOLOnews сообщил о стрельбе возле участка и о том, что полиция через несколько часов ликвидировала двух террористов. Это подтвердил на пресс-конференции министр внутренних дел Афганистана Ваис Ахмад Бармак — по его данным, два террориста были застрелены, жертв среди мирного населения нет.

Пятеро других боевиков штурмовали 10-й участок в квартале Шахри-Нау, находящийся близ частной туристической компании Shaheer, которая занимается оформлением афганцам индийских виз. Ответственность за атаку в Шахри-Нау взяли на себя боевики запрещенного в РФ движения «Талибан».

Жители Кабула обеспокоены двумя нападениями за день, улицы в столице опустели. «Все напуганы, я сегодня не выходил из дома, передвигаться по городу теперь сложно», — рассказал TOLOnews житель Кабула Хайбарулла. Таксист, который работал в тот день возле больницы скорой помощи в центральной части Кабула, сообщил, что видел, как по улице, где люди обычно ходят по магазинам, везли раненых.

С последней декады апреля в Афганистане обострилась военная обстановка и участились теракты. Это связано как с объявлением даты парламентских выборов в стране, так и с очередным весенним наступлением талибов. Крупный теракт произошел 23 апреля возле центра регистрации в Кабуле, где погибли около 60 человек, в том числе женщины и дети. 30 апреля прогремели два взрыва, жертвами которых стал более 40 человек.

Иллюстрация: Полиция на месте взрыва в Кабуле. Фото с сайта Tolonews.com
http://www.fergananews.com/news.php?id=29857
Хатлонский областной суд Таджикистана приговорил к 9,5 годам вернувшегося с заработков из России трудового мигранта Алиджона Шарипова, который лайкал и делился в соцсетях видео выступлений лидера запрещенной в республике оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири и покойного бывшего замминистра обороны Абдухалима Назарозода. О приговоре сообщило Радио «Озоди».

Суд установил, что Шарипов, «находясь в России, часто просматривал видеосюжеты о зарубежных заседаниях политсовета ПИВТ, а также видео бесед лидера партии Мухиддина Кабири и экс-замминистра обороны Абдухалима Назарзода», убитого в ходе военной спецоперации в 2015 году. По словам источника «Озоди» в суде, таджикистанец «в знак одобрения» нажимал кнопки «Like» и «Класс» и делился эти видеосюжетами с другими пользователями соцсетей.

Алиджон Шарипов был задержан в родном кишлаке Мехробод (бывший Куйканак) Вашского района 3 января. Во время допроса он признался, что смотрел видео, но даже не подозревал, что это противозаконно. Таджикистанец осужден по части 2 статьи 307 Уголовного кодекса республики «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Республики Таджикистан с использованием средств массовой информации или сети интернет».

Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири покинул Таджикистан сразу после парламентских выборов 1 марта 2015 года, на которых ПИВТ не получила ни одного мандата — за полгода до сентябрьского вооруженного мятежа бывшего замминистра обороны страны Абдухалима Назарзода, который власти считают попыткой госпереворота. Позже он заявил, что сделал это, опасаясь, что на родине против него может быть сфабриковано уголовное дело. В сентябре 2015 года Верховный суд Таджикистана признал ПИВТ террористической организацией и запретил ее деятельность на территории страны. 14 высокопоставленных членов ПИВТ были приговорены к длительным срокам заключения. В марте 2018 года стало известно, что Кабири был исключен из списков Интерпола как преследуемый за убеждения.

Иллюстрация: Мухиддин Кабири
http://www.fergananews.com/news.php?id=29858
Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев с 15 по 17 мая посетит США по приглашению своего американского коллеги Дональда Трампа. Это будет его первый официальный визит в США.

Пресс-секретарь президента Узбекистана Комил Алламжонов назвал визит Мирзиёева историческим и уточнил, что переговоры с Трампом состоятся 16 мая. «Президент Трамп и Президент Мирзиёев возобновят двустороннее стратегическое партнерство между Соединенными Штатами и Узбекистаном. Они также обсудят прогресс Узбекистана в осуществлении важных реформ, расширении торговли и инвестиций, а также в решении проблем региональной безопасности, включая стабилизацию ситуации в Афганистане», - сказал Алламжонов.

Планируется, что главы государств примут совместное заявление «Узбекистан и Соединенные Штаты Америки: начало новой эры стратегического партнерства».

Программа визита также включает двусторонние встречи в Конгрессе, министерстве обороны и государственном департаменте США, а также во Всемирном банке. По итогам визита будет подписан пакет документов, предусматривающих дальнейшее укрепление двусторонних отношений в различных областях.

Дипломатические отношения между Узбекистаном и США были установлены в 1992 году. Посольства в Ташкенте и Вашингтоне были открыты годом позднее. Первый визит в США первый президент Узбекистана Ислам Каримов совершил в 1996 году. Со второй половины 90-х годов сотрудничество стран значительно укреплялось.

К 2003 году в Узбекистане работало 316 предприятий, созданных при участии американских инвесторов. В стране были открыты представительства многих американских организаций в культурно-гуманитарной сфере, включая Американский Совет по международным исследованиям и научным обменам (АЙРЕКС), Американский совет по международному образованию, Freedom House, фонд Сороса, Winrock International. Посольство США запустило ряд образовательных программ, по которым несколько сотен узбекистанцев ежегодно уезжали в США на учебу.

Контакты стран еще больше укрепились, когда после терактов в США 11 сентября 2001 года Ташкент предоставил Вашингтону территорию для военной базы. Американцы использовали базу для своих операций в Афганистане и платили Узбекистану за ее использование около $100 млн в год. В 2002 году перед очередным визитом в Америку Каримов заявил, что установление стратегических отношений с США «не должно вызывать ни у кого опасений», поскольку «включает интересы тех стран, которые хотят видеть Центральную Азию мирным спокойным регионом».

Тем не менее после трагических событий в Андижане в 2005 году отношения между странами значительно ухудшились. Вашингтон заявил о необходимости проведения независимого расследования расстрела митинга в Андижане. Ташкент в ответ потребовал от американцев покинуть военную базу. Власти Узбекистана также инициировали закрытие многих неправительственных американских организаций в стране. В 2006 году США сократили финансовую поддержку Узбекистана до $20 млн. В 2004 году она достигла $102 млн. Андижанский кризис привел к осложнению работы совместных предприятий в Узбекистане: для них отменили налоговые льготы.

Несмотря на ухудшение отношений, США в отличие от ЕС так и не ввели санкции против Узбекистана, хотя в Конгресс даже вносили проект резолюции об открытии дела против Каримова в Международном уголовном суде. После ряда формальных мер по улучшению ситуации с правами человека в стране в 2008 году (отмена смертной казни, ратификация конвенции против детского труда) отношения с Европой и США стали улучшаться. ЕС отменил санкции в 2009 году, и тогда же Узбекистан разрешил НАТО использовать свою территорию для доставки грузов в Афганистан. В 2010 году Каримов посетил США для участия в Генассамблее ООН — это был его последний визит в Америку.

Дальше отношения продолжали восстанавливаться, что, правда, не помешало США в 2014 году открыть расследование против дочери первого президента Гульнары Каримовой, а в 2017 году внести ее в санкционный «список Магнитского».

Но все это не стало препятствием для начала нового этапа в отношениях между странами после прихода к власти Мирзиёева. В мае 2017 года он провел свою первую встречу с президентом США Дональдом Трампом в рамках саммита арабо-мусульманских стран и США в Саудовской Аравии. Как сообщил МИД Узбекистана, Трамп «высоко оценил» ход реформ, проводимых Мирзиёевым. В сентябре того же года новый президент Узбекистана совершил свой первый визит в США - он приехал в Нью-Йорк для участия в Генассамблее ООН.

В рамках этого визита был подписан пакет документов на общую сумму $2,6 млрд. В частности, предусматривалось создание совместных проектов с компаниями General Electric, Honeywell, Caterpillar, Boeing и другими. Также в ходе визита было подписано соглашение об открытии в Ташкенте филиала Вебстерского университета, который должен стать первым в странах СНГ полноценным филиалом американского вуза. В Нью-Йорке министерство внешней торговли Узбекистана открыло торговый дом для увеличения узбекистанского экспорта в США.

Иллюстрация: Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Узбекистана
http://www.fergananews.com/news.php?id=29859
В центре Москвы был задержан 45-летний казахстанский банкир и бизнесмен Жомарт Ертаев, находившийся в международном розыске за мошенничество на сумму более $80 млн. Причины его задержания разъяснили в Министерстве внутренних дел Казахстана, передает Tengrinews.kz.

Банкир был задержан 8 мая спецназом по запросу Национального центрального бюро Интерпола МВД Казахстана недалеко от «Москва-Сити». Автомобиль Ертаева и его сопровождения с помощью патрульных спецбатальона ГИБДД блокировали прямо на дороге, когда он выезжал со встречи в бизнес-центре, сообщил источник РБК в главном управлении МВД по Москве.

Как рассказали в казахстанском МВД, будучи советником председателя совета директоров акционерного общества «Bank RBK», Жомарт Ертаев «пролоббировал получение банковского займа подставным ТОО на сумму более 80 миллионов долларов», а также «осуществлял действия с целью невозврата заемных средств».

В 2002—2007 годах Жомарт Ертаев был председателем правления ОАО «Альянс Банк». В 2009 году ему предъявили обвинение в хищении $1,1 млрд, которые, по версии следствия, были похищены, когда он возглавлял этот банк. Банкира арестовали, но затем обвинение переквалифицировали на «нарушение законодательства о бухгалтерском учете и финансовой отчетности» и «незаконное использование денежных средств банка». Он освободился, выплатив штраф, а о девяти месяцах, проведенных в СИЗО, написал мемуары, которые в 2012 году опубликовала казахстанская версия Forbes.

Затем Ертаев стал консультантом совета директоров и одним из руководителей RBK банка. В 2014 году издание 365info.kz писало, что личные телохранители Ертаева через принадлежащие им компании скупили акции Bank RBK на $56 млн, ущемив интересы миноритариев. Когда проводятся дополнительные размещения (эмиссии) акций, преимущественное право их покупки (первая очередь) принадлежит уже имеющимся акционерам, чтобы они могли сохранить свою процентную долю, которую имели до увеличения уставного капитала. Когда минотарий Максут Утепбергенов обнаружил, что его доля с 6,01% сократилась до 3%, он подал иск, и Экономический суд Алма-Аты наложил арест на акции банка на эмиссионном счете. Как выяснилось, покупателями дополнительных 1 млн 20 тыс. акций выступили созданные менее чем за месяц до эмиссии фирмы DORGIAcompany, КЕТ company, ISHSScompany и KazFuelTrade, записанные на сотрудников охранной фирмы ARNAU-RSSecurity, которая обеспечивает личную безопасность Ертаева.

В 2014—2016 годах Ертаев был генеральным директором ТОО «Алма-ТВ», крупного оператора кабельного и спутникового телевидения и провайдера интернета в Казахстане, с февраля 2017 года переименованное в АО «АлмаТел Казахстан». В сентябре 2016 года он возглавил совет директоров ООО «Алма Групп» и стал почетным президентом компании.

Иллюстрация: Жомарт Ертаев. Фото с сайта Kapital.kz
http://www.fergananews.com/news.php?id=29860
Полиция Казахстана 10 мая задержала десятки участников несанкционированных митингов, организованных бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым в различных городах страны. Сторонники оппозиционера вышли на улицы, потребовав от властей освободить политических заключенных. Самая многочисленная акция прошла в Алма-Ате. На улице Панфилова, в центре города, собрались свыше ста человек с синими шарами (ставшими «визитной карточкой» сторонников опального банкира) и транспарантами, передает Reuters. Корреспондент агентства видел, как полицейские задержали по меньшей мере 50 человек. Радио «Азаттык», в свою очередь, сообщает о 70-и задержанных. По данным журнала Vласть, в их числе оказались и случайные прохожие. Пресс-служба департамента внутренних дел Алма-Аты позднее объявила, что всех задержанных доставили в РУВД «для выяснения обстоятельств».

В Астане антиправительственная акция прошла на улице Космонавтов, рядом с дипломатическими представительствами европейских государств. Десятки собравшихся скандировали: «Свободу политзаключенным!», «Бостандық!» («Свободу!»), «Позор!». Как следует из трансляции «БАСЕ», сотрудники полиции и спецназ активно задерживали участников митинга. Однако о количестве задержанных данных нет. Официальных комментариев по этому поводу также не было.

В Актобе (город в Западном Казахстане) несколько десятков человек собрались у здания областного акимата (администрации). По окончании акции полицейские после небольшой потасовки задержали нескольких ее участников.

В Шымкенте несколько десятков человек растянули транспарант «Нет пыткам. Свободу политзаключенным» на городской площади. Полиция не препятствовала собравшимся. На центральную площадь Семея (города в Восточно-Казахстанской области) также вышли несколько десятков человек, чтобы, по их словам, «выразить солидарность людям, которые сидят без вины». Присутствовавшие на акции полицейские просили собравшихся разойтись, однако никого задерживать не стали.

Акции протеста были приурочены к визиту в Казахстан официальной миссии Европейского парламента (10-11 мая), которая, как ожидается, оценит, как Астана выполняет взятые на себя обязательства по соблюдению прав человека. Правозащитники нередко критикуют власти страны за подавление инакомыслия и составляют списки находящихся в тюрьмах узников совести. Казахстанское руководство, в свою очередь, утверждает, что политзаключенных в республике нет.

Мухтар Аблязов известен в Казахстане, как успешный бизнесмен. В конце 1990-х годов он работал в правительстве, был министром энергетики, индустрии и торговли. В 2001 году выступил одним из основателей оппозиционного движения Демократический выбор Казахстана, которое в марте этого года власти признали экстремистским. В 2002 году казахстанский суд признал Аблязова виновным в злоупотреблении служебным положением и приговорил к 6 годам тюрьмы. В 2003 году он получил помилование и вышел на свободу в обмен на обещание не заниматься политикой. После освобождения Аблязов возглавил БТА-банк. Новое уголовное дело против него было возбуждено в 2009 году, после чего оппозиционный политик бежал из Казахстана и долгое время проживал в Великобритании, а затем во Франции. В июне 2017 года суд в Казахстане заочно приговорил Аблязова к 20 годам лишения свободы и к конфискации имущества.

Бывший банкир активно использует в своей политической деятельности социальные сети. Он регулярно публикует видеоролики с критикой президента Нурсултана Назарбаева. Посредством соцсетей он также распространил призыв к своим сторонником выйти на митинг 10 мая.
http://www.fergananews.com/news.php?id=29861
В Таджикистане намерены создать Единый государственный реестр, в который обяжут вносить уникальные идентификационные номера (International Mobile Equipment Identity, IMEI) мобильных телефонов и других средств связи. Соответствующий проект постановления правительства подготовлен Службой связи республики, сообщает Радио «Озоди». Это не только будет помогать в случаях кражи или утери мобильника, но и усилит контроль властей за владельцами.

Международный идентификатор мобильного оборудования — это уникальный идентификационный номер телефона или смартфона, содержащий данные о модели и происхождении (Type Approval Code) и его серийный номер. Проект постановления «О регистрации средств связи» предполагает их обязательную регистрацию в реестре. Член Совета по информационно-коммуникационным технологиям при президенте Нодир Мирзоев заявил, что «в этом нет ничего плохого», и сравнил эту процедуру с регистрацией в ГАИ автомобилей, ввозимых в Таджикистан.

При разработке проекта был учтен опыт Турции, где власти обязали регистрировать все мобильные устройства в едином реестре в специальном центре в Анкаре. Предполагается, что эта мера поможет государственным органам не только искать утерянные и украденные телефоны, но и идентифицировать владельцев, которых нельзя установить с помощью сим-карт из-за распространения мессенджеров WhatsApp, Viber и Telegram. Источник «Озоди» в Службе связи подтвердил, что постановление подготовлено в интересах «государственной безопасности».

Гафур Эркаев, глава Ассоциации мобильных операторов Таджикистана в свою очередь отметил, что создание специального центра регистрации номеров «увеличит и без того большие расходы мобильных компаний страны».

Служба связи была создана в 2011 году и с тех пор прославилась рядом одиозных инициатив, создающих неудобства и ущемляющих права пользователей связи. В 2015 году она ввела для абонентов ежемесячную плату за пользование номером мобильной связи, а в 2018 году обязала сотовые компании платить абонентскую плату в размере 20 дирамов в квартал за каждую неактивную сим-карту.

В 2017 году служба занялась борьбой с неподконтрольными мессенджерами Viber, Imo, Telegram, WhatsApp и в январе 2018 года заблокировала звонки в Viber — одном из популярнейших в республике мессенджеров (через пару дней звонки были восстановлены). В апреле 2018 года Служба связи отключила интернет ассоциации TARENA, которая обеспечивала доступом в Сеть ведущие вузы республики, и обязала владельцев торговых центров и точек общепита получать у нее разрешение на продажу или использование в своих заведениях Wi-Fi-роутеров.

Фото с сайта Imei.info
http://www.fergananews.com/news.php?id=29862
В Турции шесть кандидатов будут претендовать на пост президента страны на предстоящих 24 июня выборах. Верховный избирательный совет опубликовал окончательный список претендентов, сообщает Anadolu.

За высший пост в стране будут бороться действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган, лидер исламистов из партии «Счастье» (Saadet) Темель Карамоллаоглу, оппозиционные политики Догу Перинчек, Мухаррем Индже и Селахаттин Демирташ, а также единственная женщина-кандидат Мерал Акшенер. Именно их фамилии будут в бюллетенях в день голосования.

Выдвижение Эрдогана поддержали Партия справедливости и развития (ПСР), которую он возглавлял до того, как был избран президентом (президент Турции должен быть беспартийным по закону), а также ультраправая Партия национального движения (ПНД). Кроме того, ПСР и ПНД приняли решение идти альянсом на парламентские выборы, которые также состоятся 24 июня.

Основная оппозиционная парламентская партия - Республиканская народная партия (РНП) – выдвинула кандидатом своего бывшего председателя Мухаррема Индже. Отметим, что РНП была основана Кемалем Ататюрком – создателем современной Турецкой республики.

Основательница националистической «Хорошей партии» (İYİ Party) Мерал Акшенер выступает против Эрдогана, так как считает, что Турция должна оставаться светской страной. Свою партию она создала осенью 2017 года, проиграв выборы на пост председателя ПНД. Добавим, что 22 апреля этого года 15 депутатов турецкого парламента от РНП покинули партию и присоединились к «Хорошей партии».

Селахаттин Демирташ является бывшим сопредседателем прокурдской Партии демократии народов (ПДН). В ноябре 2016 года он был арестован властями Турции по обвинению в сотрудничестве с курдскими сепаратистами. После чего партия вынуждена была избрать новое руководство. Несмотря на то, что Демирташ до сих пор находится в тюрьме, ПДН именно его выдвинула своим кандидатом на предстоящих президентских выборах.

Наконец, кандидатом от партии «Ватан» стал ее председатель Догу Перинчек. 75-летний политик является давним оппонентом Эрдогана. В период, когда Эрдоган занимал пост премьер-министра, Перинчек был арестован и осужден на длительное тюремное заключение за подготовку государственного переворота. Однако позже был помилован.

Напомним, что в минувшем году в Турции прошел конституционный референдум. Большинство проголосовавших выбрали смену системы правления в стране с парламентской республики на президентскую. Изменения вступят в силу после ближайших выборов президента и парламента, которые по закону должны были состояться в ноябре 2019 года, однако по решению Эрдогана были перенесены на 24 июня текущего года. По мнению ряда экспертов, смена политической системы в Турции нужна Эрдогану, чтобы сконцентрировать максимум власти в своих руках. После избрания его президентом на новый срок (в чем мало кто сомневается) его полномочия почти сравняются с полномочиями султанов Османской империи.

Иллюстрация: Мухаррем Индже и Реджеп Тайип Эрдоган. Фото с сайта Sabah.com.tr
http://www.fergananews.com/news.php?id=29863
Власти Узбекистана готовы приватизировать национальную авиакомпанию «Узбекистон хаво йуллари» («Узбекские авиалинии»). Об этом сообщает Reuters со ссылкой на главу Госкомитета по инвестициям республики Сардора Сагдуллаева.

Сагдуллаев заявил, что Узбекистан намерен сохранить госконтроль над золотодобычей и главной нефтяной компанией, однако планирует открыть для приватизации авиационную отрасль.

«У нас есть одна монопольная компания, «Узбекские авиалинии», но мы сейчас плотно работаем со Всемирным банком надо реформой отрасли, чтобы «Узбекские авиалинии» покинули список неприкосновенных компаний», — сказал Сагдуллаев на форуме Европейского банка реконструкции и развития в Иордании.

Эту информацию подтвердил заместитель премьер-министра Сухроб Холмурадов, сообщивший, что Узбекистан скоро объявит о соглашении со Всемирным банком, который поможет правительству составить стратегию реформ.

Помимо этого Сагдуллаев рассказал, что изменения коснутся и энергетического сектора. «Мы считаем что здесь самым правильным будет пойти по модели государственно-частного партнерства», — сказал он, имея в виду, что правительство намерено продавать госкомпании не полностью, а лишь доли в них.

Холмурадов также сообщил о планах страны в ближайшие годы построить несколько собственных гидроэлектростанций, предоставить трехлетнее разрешение на работу для сотрудников ключевых иностранных компаний и внести изменения в земельное и таможенное законодательство. Сейчас правительство наняло для разработки поправок несколько консалтинговых агентств.

«У нас нет пути назад. Мы хотим еще более позитивных изменений в стране», — сказал Холмурадов.

«Узбекистон хаво йуллари» — единственный пассажирский перевозчик в Узбекистане. Компания не только осуществляет перевозки, но и владеет всеми 12 аэропортами страны, и даже выполняет некоторые функции регулятора отрасли. До 2020 года «Узбекистон хаво йуллари» освобождена от налогов и отчислений в госфонды. После прихода к власти Шавката Мирзиёева в компании несколько раз поменялось руководство и был начат ряд реформ, однако ее продажа в планах руководства не значилась: в июле 2017 года президент внес ее в список предприятий, не подлежащих приватизации.

Иллюстрация: Самолет «Узбекистон хаво йуллари». Фото пресс-службы компании
http://www.fergananews.com/news.php?id=29864
Узбекско-германский форум по правам человека (UGF) опубликовал доклад о принудительном труде в Узбекистане. Доклад касается в первую очередь производства хлопка и содержит весьма неутешительные выводы и примеры. «Фергана» представляет своим читателям краткий пересказ доклада.

В сентябре 2017 года Гульхан Авезова, работающая медсестрой в Центральной больнице города Турткуль в Каракалпакстане, отправилась на сбор хлопка в Кумбосган. Авезова не хотела оставлять работу и семью, но ее начальник выразился ясно: «Есть много других людей, которых я мог бы нанять на Ваше место в больнице».

Таким образом, Авезову на сбор хлопка отправили практически принудительно. А вот ее сын, 22-летний Сардорбек Салаев, сопровождал ее добровольно – молодой человек надеялся заработать немного денег. Правда, он не знал, что наказать могут не только за отказ собирать хлопок, но и за невыполнение плана. План был – 80 килограммов хлопка в день. Салаев не справился с этой нормой, и главврач в качестве наказания дал ему дополнительное задание. После целого дня изнурительной работы на полях парень должен был доставить хлопок на хлопкоочистительный завод и ждать, пока груз там взвесят и примут. Это заняло целую ночь. В результате Сардорбек оставался голодным до 4 часов утра, пока не вернулся в барак. Но и в бараке ему достались лишь объедки. Поспать в этот день он смог всего пару часов, после чего, голодный и усталый, вынужден был выйти на поле и продолжить сбор хлопка.

Трое суток он работал в таком нечеловеческом режиме – по 20 часов в день практически без еды и сна. И, наконец, просто свалился в поле от слабости. Пока он лежал без сознания, трактор, проезжавший по полю, наехал на него и сильно повредил парню ногу. Таким образом, за 10 дней Салаев заработал 60.000 сумов (около 7,5 долларов) и тяжелое увечье. Он уже перенес четыре операции на ноге, однако она до сих пор не зажила. Салаев не может ни ходить, ни работать, и к тому же страдает от сильных болей. (К слову сказать, подобные или даже еще более тяжелые эксцессы происходят на хлопковых полях регулярно.)

Кумбосган – один из районов, в которых Всемирный банк профинансировал реализацию ирригационных проектов. Однако у финансирования есть условие: правительство Узбекистана должно соблюдать нормы национального и международного права, запрещающие использовать принудительный и детский труд. И хотя банк из-за доказанных нарушений может даже приостановить финансирование проекта, правительство продолжает принуждать работников бюджетных учреждений, таких как Гульхан Авезова, собирать хлопок. А к тем, кто отказывается собирать хлопок, применяются штрафы и наказания. При этом наказывают даже добровольцев вроде Сардорбека Салаева – если они план не выполняют.

На уборку хлопка, как известно, отправляют в первую очередь бюджетников – однако не только их. Попасть на поля могут граждане, так или иначе зависящие от госсектора или услуг, предоставляемых государством. Например, те, кто получает пособия по уходу за ребенком или какие-то социальные выплаты. Если они проявят строптивость, им могут прекратить выплаты или даже вовсе уволить с работы. То же касается и предприятий, так или иначе связанных с государственным сектором. Они буквально вынуждены посылать на уборку своих работников. В противном случае их деятельности начнут препятствовать разного рода госструктуры. Единственная возможность в этих условиях уклониться от сбора хлопка – это нанять за свой счет сборщика, чтобы он собирал хлопок вместо тебя. Однако далеко не все могут позволить себе такую роскошь.

В 2017 году правительство Узбекистана предприняло ряд беспрецедентных шагов по признанию и решению проблемы использования принудительного и детского труда при сборе хлопка. Об этом заявил президент Шавкат Мирзиёев в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН. После его выступления президент Всемирного банка Джим Ён Ким призвал президента Узбекистана решить проблему принудительного труда раз и навсегда. На следующий день Узбекистан отозвал с хлопковых полей студентов университетов, а также некоторых работников сферы здравоохранения и образования.

Этот шаг, конечно, выглядит несколько демонстративно. Однако он ясно показывает, что руководство Узбекистана способно не только декларировать позитивные изменения, но и осуществлять их на практике. Кроме прочего, правительство увеличило сборщикам хлопка заработную плату, призвало людей сообщать о принуждении к труду и вымогательствах, а также провело встречи с гражданскими активистами.

Тем не менее, систематическое использование принудительного труда при сборе хлопка продолжалось и в 2017 году. Это установил Узбекско-германский форум, опросив работников бюджетной сферы, сотрудников махаллей, владельцев и сотрудников предприятий, а также лиц, нанятых в качестве сборщиков хлопка. При формулировке выводов были учтены заявления государственных служащих, жалобы жертв принудительного труда в СМИ и в социальных сетях и некоторые правительственные документы, просочившиеся в прессу.

Выяснилось, что принудительный труд использовался во всех регионах, где проводился мониторинг, в том числе – в проектной зоне Всемирного банка в Южном Каракалпакстане. Кроме того, UGF задокументировал запредельный уровень вымогательства у граждан для оплаты услуг сборщиков хлопка. Деньги вымогались в том числе и у тех бюджетников, которые должны были быть освобождены от принудительного труда.

Правительство и принудительный труд

Среди сборщиков хлопка хватает тех, кто делает это добровольно – чтобы заработать деньги. Однако в целом производство хлопка в Узбекистане построено на принудительном труде. Местные и региональные власти обязаны выполнять план, который им спускает центральный аппарат правительства. Денег за сбор хлопка платят мало, условия труда очень тяжелые, поэтому обеспечить нужное количество сборщиков трудно. Но необходимо, поскольку за выполнение плана отвечают лично хокимы (главы администраций). Не желая подвергнуться взысканиям, они требуют от бюджетных учреждений любыми путями найти рабочую силу для сбора урожая.

Из стенограмм и отчетов, а также инструкций правительства видно, что основным источником рабочей силы оно считает учреждения бюджетной сферы и их работников, в том числе из системы образования и здравоохранения. Однако мобилизовать их не так-то просто. И здесь важную роль играют советы махаллей, профсоюзы, налоговые и правоохранительные органы.

Некоторые узбекские чиновники настаивают на том, что проблема принудительного труда хоть и существует, но не является системной, общегосударственной. Перекосы, по их мнению, случаются только на региональном или местном уровнях. Международная организация труда (МОТ) говорит о «неравномерном исполнении [законодательства]», а также случаях запугивания или давления на людей и организации со стороны региональных и местных должностных лиц. Всемирный банк полагает, что от региона к региону ситуация меняется. Чем ниже плотность населения в регионе, а, значит, меньше добровольных сборщиков, тем выше риск принудительного труда – и наоборот.

Сложившаяся система не может обеспечить полную уборку урожая и выполнение всех планов по сбору хлопка. Это становится особенно очевидным во второй половине октября и в ноябре. Хлопка к этому моменту остается мало, и возможность заработка для сборщиков значительно снижается. Повысить плату нанятым сборщикам районы и области сами не могут, так что единственным способом выполнить план остается принудительный труд.

В 2017 году удалось тайно записать некоторые встречи между государственными чиновниками, работниками бюджетной сферы, бизнесменами и местными активистами. На встречах этих были зафиксированы оскорбления и угрозы со стороны должностных лиц. Стенограммы некоторых из этих встреч, а также их аудио– и видеозаписи были опубликованы в СМИ (в том числе в узбекских) и в материалах неправительственных организаций.

Возмутительное поведение чиновников, играющих ключевую роль в системе принудительного труда, оказалось в центре внимания общественности. Записи ясно свидетельствуют, что региональные и местные чиновники приказывают руководителям организаций мобилизовывать своих работников на сбор хлопка. Руководители же организаций, в свою очередь, приказывают своим сотрудникам и людям, получающим государственные пособия, собирать хлопок или платить за наемных сборщиков.

Как вымогают деньги на хлопок

Согласно опросам Узбекско-германского форума, подавляющее большинство работников бюджетной сферы, студентов и предпринимателей предпочитают оставаться на своих рабочих местах, а не идти собирать хлопок. Если человек сопротивляется, ему оставляют «лазейку» – можно нанять сборщика вместо себя. Однако, как замечают некоторые опрошенные, «если нет приказа сверху, [кто] будет платить миллион сумов (приблизительно 125 долларов США) за сборщика из своего кармана?» Таким образом, в случае с нанятым сборщиком принуждение просто меняет свои формы: не хочешь работать – плати, чтобы за тебя работал другой.

Преподавательница одного из колледжей сообщила, что администрация потребовала от нее нанять сборщика хлопка вместо себя. В то же самое время директор детского сада, куда ходил ее сын, заявил, что ей нужно собрать хлопок для детского сада или заплатить за сборщика. Выполнить сразу оба требования она не могла, так что ей пришлось взять деньги в долг, чтобы покрыть все расходы.

Другой случай – безработная женщина, которая собирала хлопок добровольно. Однако и это не избавило ее семью от принуждения. Ее мужа-бюджетника направили на сбор хлопка. Женщине пришлось отдать часть своего заработка, что нанять ему замену и таким образом «выкупить» из хлопковой повинности.

Как известно, правительство Узбекистана потребовало отозвать с полей работников образования и здравоохранения. Однако руководители соответствующих учреждений все равно принуждали учителей, школьный персонал и медицинских работников собирать хлопок или платить за сборщиков. Утверждалось, что приказы поступают от районных и региональных чиновников или даже напрямую от хокима. Говорилось, что, если люди откажутся выполнять эти приказы, их руководители будут наказаны. Один из опрошенных учителей заявил по этому поводу: «Я бы не пришел [на хлопковые поля], если бы они меня не заставили. Говорят, мы больше не обязаны это делать. Они даже повесили плакаты, в которых говорится, что запрещено принуждать кого-либо работать. Но сбор хлопка не является добровольным. Если бы это было так, ни один учитель не собирал бы хлопок». Врач одной из больниц сказал, что «ни один человек в здравом уме» не собирает хлопок добровольно, потому что условия просто ужасные. «Люди собирают хлопок из страха и от безвыходности положения», – заметил он.

Однако жертвой крепостнической системы стали не только госпредприятия и бюджетники.

Представители частного бизнеса, индивидуальные предприниматели, крупные государственные и совместные предприятия жаловались UGF на то, что налоговые органы требовали от них отправлять сотрудников собирать хлопок. Кто не хотел этого делать, тот мог нанять сборщиков хлопка или заплатить деньги непосредственно властям – якобы для найма сборщиков. Количество сборщиков, которое приходилось отправлять или нанимать, а также деньги, которые предприятия должны были заплатить, зависели от размера их бизнеса и общего числа сотрудников.

Не пойдешь – накажут

Люди, которые пытались отказаться от сбора хлопка, столкнулись с различными видами наказания. Использовались меры дисциплинарного воздействия и вычеты из заработной платы, отказавшимся переставали выплачивать пособия по уходу за ребенком или по социальному обеспечению. Дело доходило и до увольнения с работы. Понятно, что люди часто просто не решались отказываться, боясь тяжелых последствий для себя.

И действительно, перед лицом возможной безработицы и нищеты мало кто хочет рисковать своей работой. Чиновникам удалось создать атмосферу страха в обществе, обратная связь с органами власти почти не действует, механизмы отчетности не работают. Как следствие, сотрудников бюджетной сферы регулярно используют для выполнения неоплачиваемых «общественных» работ. Такого рода деятельность включает уборку улиц и квартир, покупку и высадку цветов, покраску заборов, строительство, благоустройство города, посадку и прополку хлопка, выращивание коконов шелкопряда и другие сельскохозяйственные работы.

Да, номинально общественная работа является добровольной. Однако она считается негласным условием трудоустройства и, значит, отказаться от нее нельзя. Неудивительно, что от людей выполнения такого рода работ требуют постоянно. Не всегда эти требования сопровождаются прямыми угрозами, но ясно, что отказываться не стоит: начальник всегда найдет повод уволить строптивца. Есть и другие способы воздействовать на «отказников». Так, в число наказаний для непослушных учителей входит, например, сокращение учебных часов, что приводит к уменьшению их заработной платы. Не лучше дело обстоит и в области здравоохранения. Одна из опрошенных медсестер заявила: «Единственный способ освободиться от сбора хлопка – это уволиться. [Если вы откажетесь], они найдут повод, чтобы подвергнуть вас дисциплинарному взысканию или уволить». Если же люди не зависят напрямую от бюджета, до них можно добраться, например, через детей. Так, если родители отказались собирать хлопок для детского сада, их ребенку могут просто не разрешить посещать дошкольное заведение.

В принуждении участвуют и советы махаллей. Они набирают людей для хлопковых работ, угрожая в случае отказа не выплачивать социальные пособия, в том числе и пособие на ребенка. Владельцы бизнеса считают, что стоит им отказаться, и они столкнутся с санкциями, начиная от фиктивных проверок и штрафов и заканчивая закрытием бизнеса. Так, в объявлении, вывешенном в одном из наманганских магазинов, прямо говорилось: «Магазин закрыт за то, что не отправил сотрудников на сбор хлопка. Не может возобновить работу без разрешения директора рынка».

Но это все, если можно так выразиться, «цивилизованные» методы. Иной раз люди сталкиваются с еще более травмирующими ситуациями. Одним из самых распространенных видов давления стали унижения, оскорбления или «разносы» на местах – вплоть до избиений людей за то, что они недостаточно усердно работали или не выполнили план по сбору хлопка.

Силовики заставят

Важные данные относительно использования принудительного и детского труда удалось получить в Южном Каракалпакстане, в районах Турткуль, Беруни и Элликкала. Здесь реализуется проект Всемирного банка по улучшению управления водными ресурсами и есть возможность документировать нарушения прав рабочих непосредственно в проектной зоне.

Выяснилось, что здесь, как и в других регионах, работников бюджетной сферы принуждали собирать хлопок или платить за сборщиков.

Правда, некоторые работники образования и медицины были освобождены от сбора хлопка после сообщения премьер-министра от 22 сентября об их отзыве. Однако это оказалось лишь кратковременной передышкой перед тем, как их снова отправили на поля. Обратно на поля были отправлены и студенты Нукусского государственного университета. Один из них рассказывал, что весь его второй курс возобновил сбор хлопка в Кумбосгане 6 октября, несмотря на то, что хлопка осталось немного и им пришлось самим платить за еду и жилье. Другой же студент, уже третьего курса, заявил, что он и его однокурсники 1 ноября были отправлены на ночные смены в Карузяке.

Хлопковый сезон 2017 года в Каракалпакстане оказался особенно сложным: урожай был плохим, и хлопка выросло немного. Тем не менее, чиновники продолжали отправлять людей на поля до конца ноября. Период с 15 октября по 15 ноября был даже объявлен ударным месяцем интенсивной работы. Затем «ударный месяц» продлили до 20 ноября и регулярно передавали о нем сообщения по радио. От лица Комитета женщин Узбекистана, фонда «Нуроний», фонда «Махалла» и Совета федерации профсоюзов людей призывали выполнить свой долг перед родиной и собрать хлопок весь «до последнего грамма».

Логично было бы предположить, что если хлопка нет, собирать его бесполезно: сколько ни собирай, больше не станет. Но у чиновников логика другая. Поэтому многие работники бюджетной сферы продолжали оставаться на полях или платить за сборщиков даже в ноябре. Один из работавших на сборе медиков заявил, что к этому моменту не осталось уже ни хлопка, ни добровольных сборщиков. Фермер, рядом с полями которого трудились 70 сотрудников сельскохозяйственного института, рассказал, что регулярно приносил им хлеб. Они собирали хлопок в течение 45 дней и часто не получали вообще никакой еды. Фермер заявил, что люди были истощены физически и психологически. Сотрудник института позже подтвердил, что 1000 работников, отправленных институтом, вернулись с полей только 18 ноября. Они работали 50 дней, а еды в это время получали совсем немного.

Несколько человек рассказывали о противоправных действиях сотрудников махалли. Ее представители в сопровождении полицейских делали поквартирный обход, мобилизуя людей на сбор хлопка. В случае же отказа они угрожали жителям отключить электроэнергию и задержать выплату пособий. Говорили, что в начале сентября чиновники махалли, полицейский и имам посетили все 200 домов в махалле и потребовали от жителей отправляться на уборку. Имам заявил, что любой, кто отказывается собирать хлопок или платить за сборщиков, будет отрезан от сообщества и не допущен к участию в свадьбах или похоронах (хотя едва ли от похорон собирались отлучать и проштрафившихся покойников – прим. «Ферганы»). Были случаи, когда местный электрик отрезал электрические кабели. Жителям он объяснил, что это им за то, что они «не помогли махалле с урожаем».

Наблюдатель Узбекско-германского форума связался с председателем махалли, чтобы прояснить ситуацию. Председатель заявил, что наблюдатель «идет против государственной политики», потребовал выдать человека, который ему пожаловался и вызвал полицию для расследования деятельности самого наблюдателя.

Отдельного рассказа заслуживает деятельность налоговой инспекции и силовиков.

Представители Узбекско-германского форума стали очевидцами того, как налоговые инспекторы входят в каждый магазин, предлагая продавцам заплатить 15000 сумов (около $1,9) за сборщика или «садиться в автобус» и ехать на поля собирать хлопок самостоятельно. Владелец одной аптеки рассказывал, что чиновники собирали по 100000 сумов (приблизительно $12,5) в неделю. «Три или четыре человека приходят сразу, чтобы собрать деньги: налоговый инспектор, полицейский и представитель рынка. Они требуют таким образом, что отказать невозможно. Отказ означает, что вы против правительства».

Люди, садившиеся в автобус, который ехал на хлопковые поля с центрального рынка в Турткуле, рассказывали, что они были сменными сборщиками. Владельцы магазинов и ларьков на рынке платили им от 15 до 20 тысяч сумов в день (примерно $1,9-2,5). Другие сборщики – 25-30 человек – оказались наняты сотрудниками банка.

Дети – не исключение

Имели место и случаи использования детского труда – в том числе на сборе хлопка для махаллей. Так, одна женщина собирала в Кумбосгане хлопок со своей 12-летней дочерью. Выяснилось, что чиновник махалли пригрозил приостановить предназначенные для женщины социальные выплаты, если она откажется работать. Махалля требовала, чтобы каждый дом отправил кого-то на хлопковые поля. В результате некоторые школьники вынуждены были собирать хлопок для махалли после уроков.

Одна из опрошенных, медсестра, сказала, что не могла поехать работать на поля. Она заплатила сборщику 100000 сумов (приблизительно $12,5) за сбор хлопка в течение 10 дней. Заведующий отделением угрожал ее уволить, если она этого не сделает.

Однако через пять дней сборщик вернул половину оплаты, потому что на полях было мало хлопка. В результате медсестре пришлось послать вместо себя своего 17-летнего сына, и он 20 дней собирал хлопок в Пахтабаде.

Работа себе в убыток

Как уже говорилось, многие сборщики добровольно собирают хлопок, чтобы заработать деньги. Однако число добровольцев значительно сокращается к концу хлопкового сезона, когда количество хлопка уменьшается, а условия труда ухудшаются.

В 2017 году правительство начало увеличивать заработную плату сборщиков. В 2016 году она составляла 280 сумов за килограмм (приблизительно $0,035 по сегодняшнему курсу). Зарплаты сборщиков увеличивались в течение всего сезона. На первом этапе они получали 450 сумов за килограмм, с 1 октября эта сумма увеличилась до 500 сумов. С 17 октября выплачивалось уже 700 сумов, а кое-где к концу сбора урожая – и 800 сумов. МОТ расценивает это как рост заработной платы на 61-150% по сравнению с 2016 годом, однако при этом не учитывается инфляция.

Безусловно, рост заработной платы приносит явную выгоду для узбекских рабочих. Однако его фактическое влияние на количество сборщиков-добровольцев до сих пор остается неясным. К середине октября на полях оставалось мало хлопка, то есть набрать тот же расчетный килограмм стало гораздо сложнее. Однако региональные и районные чиновники продолжали требовать от учреждений мобилизации людей или внесения оплаты за сбор. При этом многим работникам приходилось самостоятельно оплачивать расходы на еду, транспорт, жилье и личную гигиену.

Бывало, что некоторые сборщики сами закупали у кого-то хлопок по завышенным ценам, чтобы выполнить план или восполнить недостачу и таким образом избежать штрафов. Случалось, что расходы сборщиков даже превышали их заработок – особенно к концу сезона. В лучшем случае сборщик заканчивал сезон без убытка для себя, то есть ничего не зарабатывал в итоге. Например, студентка колледжа из Коканда рассказывала, что директор колледжа приказал им собирать хлопок в Багдадском районе начиная с 3 ноября. Студентка, у которой получалось собирать всего 3-5 килограммов в день, даже не стала забирать свой заработок, составивший 2700-3700 сумов в день (приблизительно 0,33 – 0,46 доллара США). И это при том, что дорога до поля обходилась ей в 12 000 сумов в день (приблизительно 1,5 доллара США), к тому же ей нужно было приносить собственную еду. Студентка заявила, что она работала в поле принудительно, потому что опасалась последствий своего отказа. Однако, если бы заработная плата была выше, она бы собирала хлопок добровольно.

Многие жаловались на то, что вынуждены были работать на полях в конце сезона, несмотря на то, что там практически не остается хлопка. Люди собирали пустые цветоножки, чтобы ощипать оставшееся волокно или разбивали закрытые хлопковые коробочки камнями, чтобы извлечь оттуда хлопок. Работники бюджетных организаций ходили по домам, собирая хлопок из стеблей, собранных на растопку, и даже распарывали матрацы в поисках хлопка.

Кто сосчитает сборщиков?

Добровольные сборщики – это рабочие, которые замещают население, принудительно мобилизованное для сбора хлопка. Их обычно нанимают те, кто сами не могут или не хотят работать на полях. В этом случае добровольцы получают гарантированную поденную оплату в дополнение к тому, что им платит за собранный хлопок государство. В 2017 году общая сумма обычно составляла от 10 до 30 тысяч сумов день (приблизительно $1,25-3,75) в зависимости от региона и месяца. Большинству таких сборщиков также оплачивается питание и транспортные расходы.

Люди, которые собирают хлопок добровольно, предпочитают делать это в качестве заменяющих работников. В этом случае они заработают ощутимо больше денег. Однако ни МОТ, ни национальные программы мониторинга не фиксируют количество добровольных сборщиков, нанятых принудительно мобилизованным населением. Таким образом, имеющиеся данные не дают полной картины принудительного труда, а также масштаба вымогательств для оплаты сборщиков.

Жаловаться страшно

В рамках соглашения узбекского правительства со Всемирным банком были созданы определенные механизмы обратной связи. В 2017 году узбекские чиновники призывали людей, которые работают принудительно, или у которых вымогают деньги на замещающих работников, использовать эти механизмы, чтобы добиться возмещения ущерба.

Так, заместитель премьер-министра Танзила Нарбаева заявила, что работники системы здравоохранения и образования должны противостоять вымогательству за отказ от сбора хлопка и сообщать о таких случаях властям. Представители МОТ и Всемирного банка считают, что механизм обратной связи – это ключевое средство, с помощью которого люди могут защитить свое право на свободный труд. В 2016 году Президент Мирзиёев запустил виртуальную приемную, через которую граждане могут подать жалобы на действия государственных органов. «Приемная» также стал частью механизма обратной связи для защиты от принудительного труда.

Тем не менее, многие не доверяют механизмам обратной свя0зи и боятся противостоять сложившейся практике. Так, заявление Нарбаевой пользователи соцсетей в Узбекистане встретили с насмешливым недоверием.

«Так смешно, аж до слез. О чем вы говорите? Сегодня я пришел на работу, а они говорят мне: «Хлопок или деньги!» Если я откажусь, меня уволят! Сейчас [сезон] хлопка – отправляйтесь в города и районы и проверьте, где находятся учителя и врачи! Вам не нужно делать заявления, вам просто нужно поднять голову и посмотреть, а затем лично приказать хокимам и директорам [не вымогать деньги].

«Неужели они ничего не видят и не слышат, или они думают, что мы идиоты? Лучше бы они сидели тихо и ничего не говорили, чтобы не злить людей. Они сами себе лгут».

«Черт, эта чушь убивает меня. Скажите региональным хокимам не давить на директоров [чтобы принуждать своих сотрудников собирать хлопок], вот и все. [А] это просто пустая болтовня. «Противостоять [вымогательству]» и т.д. – это бред».

«Кабинет министров и этот депутат, наверное, не живут в Узбекистане. Когда они уже проснутся?»

«Я работаю в детском саду, и они [руководство] уже собрали с нас деньги [чтобы заплатить за заменяющих сборщиков] и заставляют нас собирать хлопок во время дневных смен».

Так или иначе, в случае со сбором хлопка механизмы обратной связи используются мало. В 2017 году к ним стали обращаться ненамного чаще по сравнению с предыдущими двумя годами.

В 2017 году Совет Федерации профсоюзов Узбекистана (СФПУз) зарегистрировал 121 заявление, касающееся нарушения трудовых прав при сборе хлопка, из которых 36 были связаны с использованием принудительного труда. В 2016 году таких заявлений было 85, а в 2015 – 68. Механизм обратной связи Министерства труда зарегистрировал 152 заявки, относящиеся к сбору хлопка, из которых только одна связана с использованием принудительного труда. При этом остается неясным, сколько из них были признаны жалобами или привели к последующим действиям (по сравнению с 2 случаями, признанными жалобами в 2015 году, и 30 случаями, приведшими к последующим действиям в 2016 году).

Даже с учетом собственных оценок МОТ, согласно которым собирать хлопок были вынуждены около 336 000 человек, число обращений через механизмы обратной связи составляет менее одного процента. Так или иначе, эти механизмы имеют крайне низкие показатели обращений. Это означает в первую очередь, что общественность мало о них знает (только 25% населения известно об этих механизмах), несмотря на то, что в них инвестируются значительные средства.

Кроме того, эффективности таких механизмов по-прежнему препятствует слабая вера людей в их действенность, недостаточная осведомленность и страх репрессий. Продолжаются угрозы и оскорбления со стороны местных чиновников, натаскивающих людей на «правильные» ответы относительно добровольности их труда. По-прежнему очень многие работники бюджетной сферы заняты на разных неоплачиваемых «общественных» работах. И это при том, что, согласно заявлениям властей, работа по сбору хлопка должна быть добровольной, а люди могут отказаться от участия в ней без каких-либо последствий для себя. СФПУз же и местные профсоюзы, используя патриотические лозунги, занимаются мобилизацией людей на сбор хлопка, вместо того, чтобы защищать их от эксплуатации.

Радио «Озодлик» в рубрике «Пахтаграмма» («Хлопкограмма») регулярно публиковало сведения о нарушениях, связанных с уборкой хлопка. «Озодлик» получило в Telegram сотни сообщений от граждан Узбекистана, которые жалуются на принудительный труд, вымогательство, тяжелые условия работы, злоупотребления властью со стороны местных чиновников. И хотя сами публикации не могут восстановить нарушенные права граждан, они помогают сделать ситуацию достоянием гласности. Кроме того, граждане получают возможность публиковать жалобы, сохраняя анонимность. Это делает возможным поступление информации из ранее закрытых страт общества. Так, полицейский из Ташкента написал жалобу о том, что собирать хлопок, а, значит, подвергаться незаконному давлению были вынуждены даже сотрудники полиции.

Чиновники против правозащитников

Подводя итоги, можно сказать, что меры по контролю за использованием принудительного труда даже в 2017 году были единичными и произвольными. Правительство выявило лишь 14 случаев нарушений, связанных со сбором хлопка: пять случаев использования детского труда и девять случаев использования принудительного труда. К трем директорам школ, двум директорам колледжей, двум фермерам и директору медицинской клиники применено наказание в виде штрафа за принуждение к сбору хлопка. Однако настоящее расследование по этим делам не состоялось. В частности, не было выявлено, чьи приказы стали причиной для мобилизации людей на сбор хлопка, а также почему руководители отправляли на поля сотрудников и учеников.

Среди положительных итогов можно отметить тот факт, что суд наложил штраф на хокима Андижана за оскорбительные выражения, которые он использовал на координационном совещании по хлопку. Однако суд не принял никаких мер в отношении хокима, за то, что он принуждал бюджетные учреждения к сбору хлопка, используя угрозы и запугивание.

В 2017 году активисты, наблюдатели и журналисты по-прежнему сообщали о случаях принудительного труда в Узбекистане. И хотя в их работу продолжали вмешиваться местные правоохранительные органы, но в 2017 году это вмешательство значительно снизилось по сравнению с предыдущими годами.

Однако именно преследование силовиков стало причиной того, что наблюдатели Узбекско-германского форума не раскрывают подробности своей деятельности. Так, глава Правозащитного альянса Узбекистана Елена Урлаева и независимый журналист и правозащитник Малохат Эшонкулова – единственные активисты, которые открыто проводили мониторинг, вследствие чего подвергались незаконному задержанию или вмешательству в свою работу со стороны полиции и других органов власти в нескольких регионах. Так, полиция в Буке, Андижанская область, задержала Урлаеву вместе с фотографом и немецким журналистом, когда они попытались посетить хлопковое поле. Продолжающееся преследование активистов подчеркивает необходимость обеспечения большей прозрачности и подотчетности должностных лиц всех уровней при производстве хлопка.

Представительство Международной организации труда в Ташкенте во время сбора урожая регулярно встречалось с небольшой группой правозащитников. Представители МОТ также организовали две встречи активистов с заместителем министра труда. По словам участников, встречи были открытыми, конструктивными, обсуждались сведения, добытые активистами и конкретные случаи нарушений. Необходимо отметить, что эти встречи являются важным позитивным шагом со стороны правительства, которое ранее относилось к активистам враждебно.

Показательно, однако, что МОТ не отразила в своем отчете сведения, добытые гражданскими активистами, и лишь отметила, что существенных различий между выводами МОТ и выводами независимых общественных наблюдателей нет. В своих рекомендациях правительству Узбекистана МОТ также не упомянула о случаях преследования наблюдателей. (Кое-что о тактике МОТ можно прочитать здесь).

Кроме того, правительство до сих пор не предприняло серьезных шагов для улучшения социального климата в гражданском обществе. Удушающие правовые ограничения и постоянные преследования угрожают подорвать начавшееся взаимодействие власти и гражданских активистов. Некоторые из активистов по-прежнему сталкиваются с серьезными ограничениями их прав. Ограничения эти де-факто налагаются властью в ответ на законную правозащитную деятельность. В ряде случаев это приводит к невозможности наблюдателей продолжать их работу, что серьезно дискредитирует любые заявления властей в этой области.

Иллюстрация: На сборе хлопка в Узбекистане. Фото с сайта Antislavery.org
http://www.fergananews.com/article.php?id=9937
В Ташкенте в День памяти и почестей, 9 мая, состоялось открытие памятника семье Шамахмудовых, который был возвращен на свое прежнее место – на площадь «Халқлар дўстлиги» («Дружбы народов»). Перед началом церемонии открытия скульптурную композицию осмотрела одна из дочерей кузнеца Шамахмудова 85-летняя Холида Шамахмудова (Ольга Тимонина). Сюжет об этом был показан одним из телеканалов Узбекистана.

Холида Шамахмудова по именам назвала всех запечатленных в композиции детей - своих братьев и сестер. Она поблагодарила народ Узбекистана за доброе дело, совершенное в военные годы, когда страна приютила 200 тысяч эвакуированных детей.

По сообщению хокимията (администрации) узбекской столицы, узнав о решении вернуть памятник на прежнее место, Холида Шамахмудова очень обрадовалась, отметила, что справедливость восторжествовала, и прочла молитву за здоровье президента Шавката Мирзиёева. «Я рада, что дожила до этих дней и благодарна тому, что являюсь свидетельницей происходящим благим делам», - сказала она принесшим ей весть о возвращении памятника сотрудникам хокимията. И в шутку попросила, чтобы 9 мая ее отвезли на площадь, где установлен памятник, на «длинном белом лимузине». Власти выполнили ее просьбу.

Девятого мая о семье Шамахмудовых в своей речи упомянул президент республики Шавкат Мирзиёев, выступая на церемонии, посвященной Дню памяти и почестей. «Узбекистан принял около 1 миллиона человек, в том числе 200 тысяч детей, которых жестокая война лишила крова, родных и близких. И сегодня, спустя десятилетия, поистине как духовный подвиг воспринимается то, что сотни узбекских семей взяли на воспитание эвакуированных детей-сирот, делили с ними последний кусок хлеба, согревали добротой и теплом своих сердец. В их числе и семья ташкентского кузнеца Шаахмада Шамахмудова. Бахри-ая и Шаахмад-ота взяли на воспитание 14 обделенных судьбой детей, окружили их родительской любовью и заботой. На этом примере весь мир узнал, какими высокими человеческими качествами обладает наш благородный и великодушный народ», - сказал Мирзиёев.

Скульптурная композиция «Дружба народов», запечатлевшая семью кузнеца Шамахмудова, была установлена в Ташкенте 26 мая 1982 года (скульптор Д.Рябичев, архитекторы Л.Адамов, С.Адылов). В 2008 году по решению ташкентских властей памятник был перенесен на окраину города. Перенос монумента объяснили переименованием Дворца искусств «Халқлар дўстлиги» («Дружба народов») в «Истиқлол» («Независимость»). В 2017 году памятник был установлен в Парке дружбы (бывший парк Бабура) рядом с Колоколом мира, там его открыли 9 мая.

О решении вернуть скульптурную композицию на прежнее место было объявлено в конце апреля 2018 года. Название «Дружба народов» возвращено концертному залу, площади перед ним и близлежащей станции метро. Одна из столичных улиц получила имя кузнеца Шаахмада Шамахмудова. По словам президента, «это имеет под собой веские основания. Сегодня в нашей стране единой семьей в мире и дружбе живут представители более 130 наций и народностей. Уверен, что воссозданный в центре столицы Узбекистана комплекс станет ярким символом укрепляющихся традиций толерантности и взаимопонимания, щедрости и доброты нашего народа». Мирзиёев подчеркнул, что решение вернуть памятник Шамахмудовым на прежнее место было принято с учетом многочисленных предложений общественности.

Иллюстрация: Холида Шамахмудова. Фото Kun.uz


http://www.fergananews.com/news.php?id=29865
В самаркандской школе скончался 12-летний ученик 6 класса, на которого упали ворота. Об этом сообщает «Озодлик».

Инцидент произошел 4 мая на заднем дворе школы №71. Ворота, через которые проходили в школу многие дети, в час дня оказались запертыми. Шестиклассник Джонибек Хамракулов решил перелезть через них, но они не выдержали и упали на мальчика.

По словам тети погибшего школьника Ферузы Туробовой, ворота появились год назад незаконно и были плохо закреплены. «Я слышала, что директор продал землю на заднем дворе школы предпринимателю. Сломал стену и поставил ворота для бизнесмена. Причем укрепил конструкцию не бетоном, а глиной. Кто отдает территорию неизвестно кому? Разве это директор? В смерти племянника виноваты руководство махалли (квартала) и школы», - считает Туробова.

Директор школы №71 Зебихон Ахмедова рассказала, что к ней действительно обращался местный бизнесмен. Он осмотрел территорию и предложил построить тренажерный зал, а также спортивный зал в школе, которыми будут пользоваться не только ученики, но и местные жители. С просьбой помочь бизнесмену обратился и представитель местного руководства. Директор ответила, что все действия будут проводиться исключительно с разрешения мэрии. Что касается ворот, то стена, к которой они были прикреплены, была, по ее словам, была очень старой.

Один из местных жителей района, попросив «Озодлик» сохранить анонимность, назвал слова директора ложью. Он заявил, что знает предпринимателя - тот занимается торговлей стройматериалами, и в этом месте он хотел организовать склад. К тому же район не нуждается в тренажерном зале, поскольку недавно по соседству был открыт спортивный комплекс, где умерший мальчик занимался самбо, причем, очень успешно – выигрывал соревнования и получал призы.

Как сообщила пресс-служба Министерства народного образования на своей странице в Facebook, в настоящее время идет расследование гибели шестиклассника.

Иллюстрация: Портрет Жонибека Хамрокулова. Фото с сайта Ozodi.org
http://www.fergananews.com/news.php?id=29866
Глава службы безопасности президента Узбекистана Абдурахим Муминов уволен с занимаемой должности и отправлен в Министерство чрезвычайных ситуаций, где занял пост заместителя министра по профилактике ЧС, сообщает UzDaily.uz. На сайте МЧС фамилия Муминова уже появилась в списке руководящего состава ведомства.

По данным «Озодлика», шеф службы безопасности был уволен из-за инцидента, случившегося во время визита в Узбекистан президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. В ходе осмотра одного из объектов в Ташкенте сотрудники службы безопасности президента разрешили машине ГИБДД проехать перед кортежем в махаллю (квартал), не привлекая внимания глав государств. Однако бригада дорожно-патрульной службы промчалась на высокой скорости и с включенной сиреной. Это вызвало негодование Мирзиёева, что и привело к отправке Муминова в МЧС.

По этой же причине ранее был снят с должности начальник управления безопасности дорожного движения (УБДД) ГУВД Ташкента Барат Маменов. В настоящий момент временно исполняющим обязанности главы ведомства является первый заместитель начальника УБДД, руководитель бригады ДПС Жамшид Джураев.

Служба безопасности президента – закрытая структура, информацию о кадровых изменениях в которой власти обновляют неохотно. Известно, что Абдурахим Муминов работал главным охранником руководителя страны с 2016 года. До этого, с 2013 года, службу возглавлял генерал-майор СНБ Муиджон Тохирий. В декабре 2016 года он был назначен председателем Государственного таможенного комитета, откуда был уволен в феврале текущего года.

Иллюстрация: Здание МЧС Узбекистана. Фото с сайта Uzdaily.uz
http://www.fergananews.com/news.php?id=29867
Депутаты иранского парламента сожгли небольшой бумажный флаг США в знак протеста против выхода этой страны из соглашения по ядерной программе Ирана. Видеозапись произошедшего появилась в Интернете.

Пока один из парламентариев сжигал флажок, остальные скандировали антиамериканские лозунги. Кроме того, вместе с государственным символом США сожгли и копию договора о ядерной сделке.

8 мая американский президент Дональд Трамп объявил о выходе его страны из соглашения, которое кроме Ирана и США подписали в 2015 году Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия. В соответствии с этим соглашением Исламская республика обязалась ограничить свою ядерную программу в обмен на отмену международных санкций, введенных против нее до подписания соглашения. Трамп заявил, что после выхода из сделки со стороны американского государства в отношении Тегерана будут введены санкции «на высочайшем уровне». Ранее он неоднократно критиковал подписанное при его предшественнике Бараке Обаме ядерное соглашение с иранцами, называя сделку «чудовищной» и «одной из худших» за всю историю. По его мнению, сделка не ограничивает разработку Ираном ядерного оружия, а лишь откладывает этот процесс.

Действие американских санкций против Ирана будет возобновлено в срок до полугода (от 90 до 180 дней), заявили в министерстве финансов США. Например, с 6 августа снова будет действовать ограничение на покупку долларов иранским правительством, возобновятся ограничения на торговлю Ирана золотом и другими драгоценными металлами, покупку или продажу алюминия, стали, угля и программного обеспечения для промышленных производств. Кроме того, снова вводятся ограничения на транзакции по покупке или продаже иранской национальной валюты риала и на операции с суверенным долгом Ирана. США отзовут разрешение на импорт иранских ковров и продуктов питания и введут санкции против иранского автопрома.

Между тем, лидеры Великобритании, Германии и Франции Тереза Мэй, Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон после заявлений президента США призвали всех участников многостороннего соглашения продолжать его выполнение. В то же время руководители иранских силовых структур поприветствовали шаг Трампа. По их мнению, данная сделка несла Ирану больше вреда, чем пользы.

Добавим, что в настоящее время Иран, несмотря на послабления в международных санкциях, сталкивается с серьезными экономическими проблемами. В декабре прошлого года и в январе текущего именно из-за экономических проблем по стране прокатилась волна массовых акций протеста. Из-за проблем с заработной платой и повышения цен в отдельных регионах Исламской республики по-прежнему периодически происходят демонстрации и забастовки.


http://www.fergananews.com/news.php?id=29868
Депутат Жогорку Кенеша (Парламента Киргизии) от фракции «Онугуу-Кыргызстан» Исхак Масалиев предложил привлечь к ответственности за аварию на Бишкекской ТЭЦ бывшего президента республики Алмазбека Атамбаева. Об этом сообщает 24.kg.

По словам депутата, в 2011 году Атамбаев являлся премьер-министром и именно он начал переговоры с китайской стороной по поводу заключения контракта с ТВЕА по модернизации теплоэлектростанции. Соответственно, другие премьеры, включая Сапара Исакова, по мнению Масалиева, просто продолжили эту политику.

Следует отметить, что специально организованная временная депутатская комиссия по изучению причин аварии на ТЭЦ Бишкека 26 января 2018 года и расследованию рационального использования кредита в размере $386 млн, полученного для реабилитации теплоэлектростанции, подвела итоги расследования причин аварии на ТЭЦ Бишкека и признала, что интересы киргизской стороны при заключении контракта по реконструкции ТЭЦ столицы выражены в недостаточной мере. Однако в докладе подчеркивается, что модернизация ТЭЦ Бишкека была необходима, так как собственных средств у республики не было. Кроме того, отмечается, что госприемку модернизированной ТЭЦ произвели поспешно, не закончив строительство некоторых систем.

В заключении комиссии перечислены все чиновники, участвовавшие в подписании контракта по модернизации ТЭЦ. В список вошли 23 чиновника, среди которых экс-премьер-министр республики (на тот момент завотделом внешней политики аппарата президента) Сапар Исаков, заместитель министра экономики Санжар Муканбетов и директор Госинспекции по экологической и технической безопасности Канатбек Муратбеков.

Также депутатская комиссия установила, что по инициативе правительства были организованы две поездки киргизских делегаций в Китай. Комиссия подготовила список из 22 депутатов и специалистов, входивших в делегации.

Вызвало вопросы комиссии и то, что решение о соответствии ценового предложения компании TBEA в $386 млн принято руководством Министерства энергетики и промышленности Осмонбеком Артыкбаевым и ОАО «Электрические станции» без достаточного основания и анализа. В связи с этим имело место быть существенное завышение цен на поставленное оборудование (камеры видеонаблюдения, кондиционеры, плоскогубцы). При этом отсутствует официальная переписка по переговорам, уточняющим позицию правительства КНР. Кроме того, не учтены предложения и замечания комитетов по бюджету и финансам, а также недропользованию Жогорку Кенеша.

Авария на ТЭЦ в Бишкеке произошла 26 января 2018 года. После выхода из строя нескольких котлов на станции, в домах города упала температура в батареях, а из кранов почти перестала течь горячая вода. В некоторых районах температура в квартирах упала до 8-10 градусов тепла. Подачу теплоснабжения удалось восстановить 2 февраля. После восстановления ТЭЦ была сформирована комиссия, занявшаяся расследованием причин аварии. Она пришла к выводу, что руководители «Электрических станций», в чьем ведении находится ТЭЦ, совершили «грубейшие нарушения» и не следовали правилам и должностным инструкциям.

По делу об аварии на ТЭЦ в настоящее время задержаны генеральный директор компании «Электрические станции» Узак Кадырбаев, руководитель группы по модернизации Бишкекской ТЭЦ Темирлан Бримкулов, технический директор «Электрический станций» Алмаз Жусупбеков и бывший заместитель Кыдырбаева Бердибек Боркоев. Их подозревают в выведении средств, выделенных на подготовку ТЭЦ к зимнему периоду.

В апреле 2018 года суд постановил арестовать мэра Джалал-Абада, бывшего генерального директора ОАО «Электрические станции» Салайдина Авазова. Также официальное обвинение в коррупции было предъявлено и экс-главе энергохолдинга Айбеку Калиеву.

Иллюстрация: Поcледствия аварии на Бишкекской ТЭЦ. Фото с сайта Kaktus.media
http://www.fergananews.com/news.php?id=29869
В середине апреля Центральный банк России отозвал лицензию у платежной системы «Лидер» и исключил ее из реестра операторов платежных систем. Спустя две недели стало известно, что Национальный банк Таджикистана ужесточил правила работы местных банков с российскими системами переводов и потребовал, чтобы эти системы предоставили таджикским партнерам гарантии платежеспособности. Требования Нацбанка могут создать для российских систем значительные трудности, а кто-то может даже и уйдет с этого рынка. И все же это направление переводов слишком ценно для обеих сторон, чтобы они не попытались прийти к компромиссу.

Экономический контекст

Денежные переводы трудовых мигрантов из России в Таджикистан являются немаловажной частью экономических отношений двух стран. Для России переводы в страны СНГ составляют значительную долю всех переводов, например, в 2017 году таких переводов, по данным Центробанка РФ, было $12,9 млрд из $43 млрд. И Таджикистан - один из стабильных лидеров по переводам из России среди стран содружества. В прошлом году туда было переведено $2,5 млрд. О значении этих денег для Таджикистана говорит красноречивый факт — они составляют, по разным оценкам, около 40% ВВП страны. По данным Всемирного банка, это самый высокий показатель в мире среди стран, получающих большое количество переводов от собственных граждан, работающих за рубежом.

Непосредственно через системы денежных переводов из России в Таджикистан в 2017 году было отправлено $796 млн. Больше отправили только граждане Узбекистана ($2,6 млрд) и Киргизии ($1,2 млрд). Причем Киргизия только в 2017 году заняла второе место по объему переводов, в предыдущие годы именно Таджикистан стабильно был на втором месте.

Новые правила

Оповещая о новых требованиях, Нацбанк Таджикистана сообщил, что обязательства «Лидера» перед банками Таджикистана составляют значительные суммы, а это в свою очередь создает негативный эффект и для самих кредитных организаций, и для банковской системы в целом. Поэтому Нацбанк обязал банки Таджикистана при работе с платежными системами требовать от них выполнения, как минимум, одного из трех условий: разместить в банке-партнере страховой депозит в объеме среднедневного оборота по всем операциям, иметь гарантию от банка с международным кредитным рейтингом не ниже категории BBB или застраховать переводы у местной компании.

В Нацбанке подчеркнули, что требования распространяются на все системы денежных переводов, независимо от их резидентства. Что предположительно означает, что требования должны будут выполнить не только российские системы переводов, но и, например, американские Western Union и MoneyGram.

«Требования установлены исключительно для предотвращения в дальнейшем финансовых потерь кредитных организаций при участии в платежных системах», - пояснили в Нацбанке. Регулятор также напомнил, что подобные проблемы уже случались ранее: в 2014 году из реестра операторов платежных систем Банка России была исключена система Migom, в результате чего сотрудничающие с ней таджикские банки понесли «значительные финансовые потери». Размер этих потерь Нацбанк не указывает, однако ранее участники рынка говорили, что из-за краха Migom банки-партнеры системы в разных странах могли потерять до $20 млн.

Система «Лидер», по некоторым оценкам, в России не входила в число главных игроков рынка («Золотая Корона», Юнистрим, Contact и Western Union делят около 86% рынка), однако в Таджикистане она занимала четвертое место по популярности.

Размер задолженности системы перед таджикистанскими партнерами Нацбанк не уточнил, однако таджикский экономист, пожелавший остаться неназванным, рассказал «Фергане», что по его оценкам из-за краха «Лидера» банки Таджикистана могли потерять примерно $2 млн.

Эксперт считает, что Нацбанк республики действует правильно, так как в его задачи входит предупреждение рисков для банковской системы Таджикистана. «Так как некоторые таджикистанские банки сильно зависят от переводов, они могут серьезно пострадать от коллапса других платежных систем России. Снижение рисков на руку и обычным гражданам страны. Денежные переводы мигрантов заработаны тяжёлым трудом, от этих денег зависит благополучие сотен тысяч людей», - сказал он.

Невыполнимые требования

Представители российских платежных систем в ответ на требования Таджикистана заявили, что соответствовать им будет очень трудно. Они указали на то, что сумма гарантии или депозита будет очень существенной, так как Таджикистан - крупный получатель переводов. По предварительной оценке, для крупных систем депозит может достигать 450 млн рублей. При этом, как объяснила представитель «Золотой короны» Татьяна Роготень, по инструкции российского ЦБ расчетный центр системы ограничен в выборе банков для размещения средств и держать депозит в банках Таджикистана не может.

Председатель Ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов рассказал «Фергане», что теоретически разместить обеспечительный взнос можно, и такие прецеденты есть. Гарантийные обязательства, например, размещаются в Узбекистане, Киргизии и Азербайджане. Однако найти эти деньги компаниям будет непросто. «Требование специального депозита, как и страхование – это дополнительные расходы операторов платежных систем. Поскольку доходность этого бизнеса и так невелика, то эти расходы будут перенесены на потребителей – в виде повышения комиссий», - сказал Достов.

При этом получить гарантию от банка с рейтингом BBB, по словам эксперта, просто невозможно: суверенный рейтинг России BBB-, то есть ниже требуемого. Это значит, ни один банк в России не может получить рейтинг выше. «Требование рейтинга ВВВ не очень логично, потому что рейтинг банков в Таджикистане, где можно было бы разместить депозит, не выше В- (то есть на три уровня ниже)», - добавил Достов.

Негативный сценарий

В настоящих условиях вряд ли стоит ожидать сильного обострения ситуации, все-таки переводы в Таджикистан - привлекательное направление, и стороны, скорее всего, договорятся. Однако возможность негативного сценария всегда существует: рынок денежных переводов в СНГ знает очень критичные прецеденты.

Осенью 2016 года Украина ввела против России санкции, запретив на территории страны деятельность шести российских систем: «Золотой короны», «Колибри», «Юнистрима», «Лидера», Anelik и Blizko. У украинцев, работающих в России, некоторое время оставалась возможность пользоваться Western Union и MoneyGram, однако позже Россия в качестве ответной меры запретила переводить с их помощью деньги без открытия банковского счета. Это привело к тому, что переводить деньги украинцам стало очень тяжело. Если в 2013 году из России в Украину через системы переводов было отправлено больше $3 млрд (третье место после Узбекистана и Таджикистана по объему переводов), то в 2017 году эта цифра составила только $480 млн, а по общему объему переводов в СНГ Украина опустилась на шестое место.

Несмотря на то, что Россия и Таджикистан иногда вступают в экономические споры, их отношения все же далеки от того противостояния, которое сложилось у Москвы с Киевом. «Денежные переводы вряд ли остановятся, просто станут дороже. Возможно, проблемы возникнут для мелких игроков, что приведет к их уходу с рынка», - отметил Виктор Достов.

Если все же предположить развитие событий, при котором российские системы перестанут работать с Таджикистаном, то, по мнению эксперта, денежный поток, скорее всего, перейдет в наличную форму и будет транспортироваться неофициально. Также узкие ниши могут занять высокие технологии, типа биткоина или card2card.

Для трудовых мигрантов это осложнит отправку денег, однако не станет нерешаемой проблемой — через неформальные каналы деньги передают и сейчас: кто-то отправляет их через водителей или проводников поездов, кто-то - через земляков, едущих домой.

Шансы на компромисс

При этом главным драйвером бизнеса трансграничных переводов является разница в стандартах жизни стран-доноров и стран-акцепторов, и с этой стороны перспективы у ситуации с переводами в Таджикистан положительные: все-таки экономика России сильнее и стабильнее таджикской экономики, что сохраняет благоприятную среду для роста переводов.

Высока вероятность, что российские системы все-таки выполнят условия Таджикистана, как они это сделали в ответ на требования Узбекистана после краха Migom. Тогда российские системы разместили в узбекских банках депозиты в общей сложности на $35 млн. По мнению Достова, разумным компромиссом было бы смягчение требований по поводу рейтинга — до BBB- или признание национального рейтингового агентства. Тогда российские системы смогли бы выполнить требования с минимальными издержками.

Анонимный источник «Ферганы» уверен, что российские системы в итоге все же внесут обеспечительные взносы в банки Таджикистана. По прогнозу экономиста, это приведет к росту стоимости переводов, но он не будет значительным, так как на этом рынке большая конкуренция. Компромиссным решением могло бы стать страхование всех денежных переводов в рублях Агентством страхования вкладов. «Этим бы решались как технические, так и стратегические задачи по продвижению роли российского рубля в качестве международной валюты», - сказал эксперт.

Иллюстрация: В бюро денежных переводов в Москве. Фото с сайта Tjk.rus4all.ru
http://www.fergananews.com/article.php?id=9938
В апреле Узбекистан закупил 55% от общего объема украинского сахара, поставляемого за рубеж. Об этом свидетельствуют данные национальной ассоциации производителей сахара Украины «Укрцукор».

С учетом того, что в апреле поставки составили 41,8 тысячи тонн, Узбекистан приобрел порядка 23 тысяч тонн сахара. Это позволило ему стать для украинских производителей самым крупным партнером по экспортным операциям, намного опередившим по закупкам Великобританию, Азербайджан и другие страны.

По данным Госкомстата Узбекистана, в прошлом месяце цены на сахар в стране упали на 3,6%. Источник «Ферганы» подтвердил удешевление продукта: в настоящий момент в магазинах один килограмм стоит 4800-4900 сумов ($0,6), ранее стоил 5200 ($0,65). Как правило, сахар дорожает в сезон консервации – в разгар созревания фруктов, но до наступления ажиотажа время еще есть.

По информации нашего источника, завод «Хоразм шакар» («Хорезмский сахар»), который в ноябре прошлого года приостановил работу, до сих пор не функционирует. К слову, тогда же прекратило деятельность и второе предприятие по производству сахара «Ангрен шакар». На этом фоне стоимость сахара резко возросла - с 4500-5000 ($0,6) до 6500-7500 сумов ($0,8-0,9) за килограмм.

Таким образом, сегодня на узбекистанском рынке представлен главным образом импортный сахар. Помимо Украины, продукт экспортирует в республику Россия: в 2017 году предприятия этой страны поставили 109 тысяч тонн сахара.

Годовая потребность Узбекистана в сахаре оценивается в 700 тысяч тонн. В апреле текущего года сообщалось, что потребности внутреннего рынка должен обеспечить новый сахарный завод, который власти республики планируют построить в Джизакской области.

Фото с сайта Ukrsugar.com
http://www.fergananews.com/news.php?id=29870
В Самарканде создан новый вуз — институт ветеринарной медицины. Об этом сообщает министерство юстиции Узбекистана в своем Telegram-канале.

Новый вуз был создан на базе Самаркандского сельскохозяйственного института и вместе с академическим лицеем при нем вошел в структуру министерства высшего и среднего образования. Сельскохозяйственный институт является подведомственной организацией министерства сельского и водного хозяйства.

В 2018-2019 учебном году ветеринарный институт примет 800 человек на степень бакалавра. Из них 275 человек будут обучаться на бюджетных местах, 525 — на платных. На степень магистра будут приняты 50 человек, все они будут обучаться полностью за счет государственного гранта.

Создание ветеринарного института является одной из мер по совершенствованию работы ветеринарной службы в стране. В июне 2017 года указом президента был создан Госкомитет ветеринарии, который фактически имеет статус министерства: глава комитета и его заместители назначаются непосредственно президентом. Тем же указом были созданы Республиканский центр диагностики болезней животных и безопасности продовольствия и Научный центр по контролю качества и оборота ветеринарных лекарств и кормовых добавок.

Узбекистан начал тесное сотрудничество со Всемирной организацией здравоохранения животных (МЭБ). Глава этой организации Моник Элуа посетила страну в октябре 2017 года, после чего МЭБ помог выделить 4 млн евро на реорганизацию и укрепление ветеринарной службы через представительство ЕС в Узбекистане.

В феврале 2018 года делегация из Узбекистана посетила Витебскую академию ветеринарной медицины для изучения опыта белорусского вуза. Гостей интересовала структура вуза, научная, образовательная, международная деятельность и повышение квалификации специалистов. Представители Узбекистана выразили заинтересованность в обмене студентами и преподавателями и разработке совместных вакцин против инфекционных болезней животных.

Факультет ветеринарии, зоотехники и каракулеводства Самаркандского сельскохозяйственного института был основан в 1929 году. За 80 лет работы выпустил около 20 тысяч ветеринарных врачей. До последнего времени на факультете работали 15 докторов наук-профессоров, 46 кандидатов наук-доцентов, 42 старших преподавателя и ассистента.

Фото с сайта Pixabay.com
http://www.fergananews.com/news.php?id=29871
Агентство США по международному развитию (USAID) выделит $15 млн на создание «более сбалансированной информационной среды» в странах Центральной Азии. Соответствующий грант был размещен на сайте агентства в начале мая. Заявки на участие в нем принимают до 8 июня. Программа, которую будет спонсировать США, призвана сделать жителей региона «более открытыми к различным идеям и мнениям» и «усилить их (жителей) участие в гражданской жизни».

Целевая аудитория программы – люди, влияющие на общественное мнение, правительственные чиновники на местном и центральном уровнях, представители гражданского общества, государственные и негосударственные СМИ, блогеры, молодежь, общественные организации и так далее.

Из описания программы следует, что она охватит все пять стран региона, однако основное внимание в ней будет уделено Казахстану, Узбекистану и Таджикистану. «Необходимо принимать во внимание языковые потребности каждой из этих стран и проводить обучающие семинары и тренинги на соответствующих языках, используя русский в качестве общего языка на региональных мероприятиях и в случаях, когда это необходимо», – говорится в документе.

Одновременно его авторы констатируют, что во всех трех странах в настоящее время преобладают новостные и развлекательные программы, транслируемые из России, которые являются основным источником информации для местного населения. «Международные новости и сообщения о международных конфликтах чрезвычайно слабо освещаются местными СМИ. Это искажает представление о событиях и позволяет авторитарным режимам контролировать повестку и формировать общественное мнение, препятствуя демократическим реформам и подрывая общечеловеческие ценности, такие как свобода выражения мнений, свобода прессы и информационная открытость», – указано в программе.

Ее авторы также отмечают низкий уровень информационной грамотности среди жителей региона. «У населения Казахстана недостаточно необходимых навыков для критического анализа местных и международных новостей, что увеличивает возможности для манипуляций с помощью ложной информации. В Таджикистане слабая медиаграмотность вкупе с плохим образованием позволяют пропаганде из различных источников беспрепятственно воздействовать на население и делают молодых людей особенно восприимчивыми к влиянию радикальных и экстремистских групп», – говорится в документе. В связи с этим авторы программы предлагают в первую очередь повышать уровень информационной грамотности местных жителей, разъяснять им «роль СМИ в демократическом обществе», обучать «мыслить критически».

«Принимая во внимание высокую восприимчивость к российскому влиянию в странах Центральной Азии, эта деятельность будет направлена не на непосредственную борьбу с данным влиянием, а на развитие способности жителей региона проявлять разборчивость в потреблении распространяемой СМИ информации, а также улучшение производимого местными СМИ контента», — подчеркивается в документе.

Кроме того, программа должна будет повысить профессиональный уровень местных журналистов, «улучшить навыки финансовой устойчивости» местных СМИ и расширить вещание средств массовой информации на национальных языках. Предполагается, что основное внимание в ходе ее реализации будет уделено независимым СМИ, однако государственные медиа «также могут быть включены в проект для достижения его целей», – указано в документе. Отдельно в нем говорится о развитии так называемых новых медиа, которые с ростом количества интернет-пользователей в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане стали альтернативным источником информации для жителей этих республик.

USAID – это структура федерального правительства США, отвечающая за невоенную помощь Соединенных Штатов другим странам. Похожий региональный проект (он назывался «Поддержка доступа к информации») это агентство инициировало в 2015 году в Казахстане, Киргизии и Таджикистане. Программа стоимостью около $3,8 млн была рассчитана на три года и должна была расширить доступ граждан к общественно значимой информации.

Иллюстрация: Здание USAID. Фото с официального сайта организации
http://www.fergananews.com/news.php?id=29872
В Шымкенте неизвестные уничтожили мемориал, установленный в память об участниках Великой Отечественной войны, сообщает Tengrinews.kz.

Вандалы разгромили мемориал, установленный в память о сотрудниках свинцового завода, которые в годы войны ушли на фронт. Разбили плиты с высеченными фамилиями рабочих завода, не вернувшихся с фронта. Кроме того, вандалы уничтожили памятные надписи и Вечный огонь.

Первыми следы погрома обнаружили родственники фронтовиков, пришедшие почтить память погибших 9 мая.

«Мой прадед Андрей Никитич Торский ушел на фронт в 1941 году. Домой он не вернулся, погиб в 1943 году. У меня и родители всю жизнь проработали на этом свинцовом заводе, поэтому каждый год мы приходили сюда, чтобы почтить память прадеда. Как завод закрыли, люди сами поддерживали здесь порядок, а в этом году вот так получилось. Пока не знаю, будем ли мы все собираться и находить средства для реконструкции», — рассказал житель Шымкента Даниил Торский.

Местные жители говорят, что, на мемориальных плитах были высечены 113 фамилий. Всего же на фронт ушли около 400 сотрудников свинцового завода. Завод считается официально закрытым с декабря 2011 года. Сейчас это частная территория, и попасть на нее для реконструкции памятника сотрудникам акимата Шымкента сложно.

В пресс-службе городского акимата подтвердили, что территория находится в частных руках и заложена в банке. Возможно, будет демонтаж этого мемориала. Сотрудники акимата собираются объяснить родственникам ветеранов, что фамилии их родных увековечены на мемориале, который расположен в центре города, в парке Абая, и почтить память погибших они могут там.

Это не первый случай уродования памятников жертвам Великой Отечественной войны в Шымкенте. В феврале этого года украли мраморные таблички с Мемориала Славы, который был сооружен в честь 65-летия победы.

Акты вандализма случались и в других городах Казахстана. В апреле прошлого года в Темиртау похитили звезду Вечного огня. В мае того же года в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев в Алма-Ате изуродовали монумент, посвященный участникам Великой Отечественной войны.

До 1941 года в Казахстане проживало чуть более 6 миллионов человек. На фронт было призвано, по разным данным, от 1 миллиона 196 тысяч до 1 миллиона 366 тысяч человек. Около 425 тысяч из них погибли, 497 удостоены звания Героя Советского Союза, в их числе Алия Молдагулова и Бауыржан Момышулы.

Поврежденный мемориал. Фото с сайта Tengrinews.kz
http://www.fergananews.com/news.php?id=29873
В Узбекистане правонарушителей и потерпевших от административных правонарушений будут вносить в единую базу. Об этом говорится в постановлении правительства республики от 3 мая, сообщает Norma.uz.

Если раньше в этой базе регистрировали только тех, кто подвергся административным взысканиям, то теперь, кроме потерпевших, в нее будут вносить и ряд других категорий граждан. В том числе тех, кто получил предупреждение, не понес взыскания из-за срока давности привлечения к ответственности, а также должностных лиц и предпринимателей, устранивших нарушения или возместивших материальный ущерб в 30-дневный срок с момента обнаружения правонарушения. Потерпевших, как полагает Norma.uz, включат в базу для виктимологической профилактики правонарушений.

Правительственное постановление предусматривает также внедрение электронного документооборота и биллинговой системы, учитывающей наложение денежного штрафа и погашение задолженности. Заполнять регистрационные карточки теперь будут не органы, применяющие административные взыскания, а те, кто составляет соответствующие протоколы. При этом карточки не заполняются в случае нарушений, зафиксированных при помощи фото- и видеосъемки, например, нарушений правил дорожного движения - такие сведения должны поступать в систему в режиме онлайн.

Единая база административных правонарушителей в Узбекистане была создана постановлением правительства республики от 17 февраля 2011 года. Документ был подписан тогда еще премьер-министром страны Шавкатом Мирзиёевым, ныне занимающим пост президента. Цели создания централизованной системы – применять более суровое наказание или уголовную ответственность при повторном нарушения административного кодекса, решать отдельные вопросы, связанные с осужденными гражданами и прочее. Срок хранения данных в базе составляет один год.

Ранее сообщалось, что по инициативе президента Мирзиёева в Узбекистане разработан упрощенный порядок производства по административным правонарушениям. В частности, инспекторам Управления безопасности дорожного движения предоставлена возможность составлять протоколы и фиксировать неправильную парковку в отсутствие водителей.

Иллюстрация: Здание правительства Узбекистана. Фото с сайта Uznet.press
http://www.fergananews.com/news.php?id=29874
В Астане за каждым ветераном Великой Отечественной войны персонально закрепили руководителей учреждений здравоохранения для оказания им медицинской помощи. Об этом сообщает сайт администрации Астаны со ссылкой на Управление общественного здравоохранения города.

Медицинские работники будут на регулярной основе посещать ветеранов и обеспечивать им полное врачебное сопровождение.

«Ветераны Великой Отечественной войны – это люди преклонного возраста, долгожители, которых с каждым годом становится все меньше, и наша главная задача – приложить все усилия для обеспечения достойного уровня жизни тех, кто отдал свои силы и здоровье во благо страны», - говорится в сообщении.

По данным администрации города, сейчас в Астане проживает 93 участника Великой Отечественной войны.

Ранее маслихат (совет депутатов) Астаны принял решение выделить каждому ветерану по случаю Дня Победы по 350 тысяч тенге ($1000). Это дополнение к ежегодной выплате 150 тысяч тенге ($450). То есть всего в этом году ветераны Астаны получили по 500 тысяч тенге ($1450). Это самая крупная сумма выплат ветеранам в странах Центральной Азии.

В Узбекистане в этом году участникам и инвалидам войны выплатили по пять млн сумов ($617), в Таджикистане - по 4000 сомони ($445), в Киргизии - по 15 тысяч сомов ($217), в Туркмении - по 200 манатов (около $57 по официальному курсу или $12,5 по курсу черного рынка). Добавим, что в России в этом году власти выплатили ветеранам Великой Отечественной войны по 10 тысяч рублей ($162).

Иллюстрация: Ветеран на торжествах в Астане. Фото пресс-службы Министерства обороны Казахстана
http://www.fergananews.com/news.php?id=29875
Утром 10 мая сразу в Астане, Алма-Ате, Актобе, Семее, Уральске и Шымкенте группы людей собрались на несанкционированные митинги (сами они называли свои действия «флешмобом»). Все шесть акций проходили примерно по одинаковому сценарию: люди собирались в центре города с плакатами с требованием освобождения политзаключенных. Потом к месту сбора подтягивалась полиция, представители прокуратуры и акиматов (городских администраций), собравшимся объясняли, что несогласованные митинги проводить в Казахстане нельзя, а затем полицейские и спецназовцы в масках крутили всех подряд и сажали в автобусы. Все проходило очень быстро – иногда в течение нескольких минут.

Немногочисленные казахстанские СМИ, которые решились об этом написать, и очевидцы событий говорят о десятках задержанных. Полицейские, в свою очередь, о количестве задержанных умалчивают, сообщая о происходящем весьма лаконично. Например, на сайте департамента внутренних дел Алматы говорится лишь о том, что возле Государственного академического театра оперы и балета им. Абая «группой граждан была организована попытка проведения незаконного митинга». Представители прокуратуры разъяснили собравшимся их права, «в результате некоторые из них (граждан, а не представителей прокуратуры – прим. авт.) доставлены в РУВД для выяснения обстоятельств».

Между тем, за задержаниями последовали аресты. Например, принимавшего участие в алма-атинском митинге гражданского активиста Ерлана Калиева суд приговорил к пяти суткам ареста, признав его виновным в нарушении порядка проведения мирных собраний, митингов, пикетов и демонстраций. По словам самого Калиева, с которым удалось поговорить перед арестом, во время задержания полицейские и спецназ хватали всех подряд.

- На митинге не было критики, призывов, просто мы обратили внимание на ситуацию с правами человека в стране. Но людей хватали как баранов, заталкивали [в автозаки]. Хватали даже тех, кто проходил мимо. Вместе с нами задержали пожилого человека, который оказался профессором. Только в Алмалинский РОВД доставили около 30 человек. После этого они [полицейские] составили протокол, завели административное дело за участие в несанкционированном митинге, - рассказывает Калиев.

Казахстанский правозащитник Амангельды Шорманбаев называет действия властей необоснованными с точки зрения международного права: не нужно быть юристом, чтобы замечать, что задержания производятся с явным нарушением закона, считает он.

- Это очередная серия действий властей, которые не совсем адекватно реагируют на имеющиеся проблемы и угрозы, - развивает свою мысль Амангельды Шорманбаев. - Граждане имеют право на свободу собраний, и, если это происходит мирно, нет никаких оснований людей задерживать. А там не было никаких угроз - люди вышли на площади с шариками и плакатиками в руках. Для этого Казахстан и подписал международный пакт о гражданских и политических правах, в котором есть 21 статья, признающая право на мирные собрания.

Правда, казахстанский оппозиционный журналист и общественный деятель Сергей Дуванов, который и сам не раз привлекался за участие в одиночных пикетах и несанкционированных митингах, полагает, что неважно, как называли сами граждане свою акцию – флешмобом или мирным собранием. По закону, любая публичная акция попадает под статью. Дуванов отмечает, что в Казахстане развивается новый вид оппозиции – виртуальный.

- Сегодня никакой организационно оформленной оппозиции в Казахстане не существует – за исключением ОСДП (Общенациональная социал-демократическая партия), которая де-юре считается оппозиционной партией, а на самом деле таковой не является, - объясняет Дуванов. – Но де-факто во Франции живет казахстанский политик [Мухтар Аблязов], который пытается создать движение и грозится, что в ближайшее время его будут поддерживать миллионы. Но это всё на словах, а на самом деле трудно говорить о каких-то реальных результатах. Впрочем, известная доля протестности, которая существует в обществе, аккумулируется им в социальных сетях.

По мнению Сергея Дуванова, уровень протеста в казахстанском обществе постепенно растет, и именно Мухтар Аблязов прикладывает к этому руку, взаимодействуя с казахстанцами через интернет и социальные сети.

Другой казахстанский журналист, политик и общественный деятель Амиржан Косанов называет действия Аблязова провокационными, поскольку взаимодействие на митингах общества и власти может иметь непредсказуемые последствия.

- Организация митинга – очень серьезная работа, и простые граждане не должны выходить на улицы без всякой подготовки, без организации безопасности, без активистов, которые упреждали бы какие-либо провокационные действия извне, - авторитетно заявляет Косанов, который и сам неоднократно организовывал оппозиционные демонстрации. – Прежде всего, в митинге должны участвовать и те, кто призывает людей выйти на улицы, чтобы нести солидарную ответственность. Мы, как организаторы, несли ответственность за митинги после Жанаозена, после политических убийств Сарсенбаева и Нуркадилова. Думаю, если бы сам Аблязов был в числе митингующих, тогда его слова и призывы возымели бы иной, более действенный эффект.

Политик отмечает, что сначала Аблязов должен публично ответить на очень серьезные обвинения касательно его финансовой деятельности в БТА банке, связанные с исчезновением нескольких миллиардов долларов, и на обвинения по поводу причастности к убийству банкира Ержана Татишева, а уж потом призывать к протестам. Сам Аблязов, надо отметить, регулярно говорит о том, что все приговоры и уголовные дела в отношении него исключительно политические.

- Если человек действительно хочет реальных перемен в стране, он должен думать прежде всего о консолидации оппозиционных сил, а не стараться выпячивать только себя как лидера оппозиции, - добавляет казахстанский политик.

Что касается непосредственно утренних событий в Казахстане, то Амиржан Косанов не считает, что они будут иметь дальнейшие последствия и как-нибудь смогут повлиять на политическую жизнь Казахстана. Разве что это можно считать еще одной демонстрацией неприглядной стороны властей.

- То, что в автозаки сажают случайных людей - вообще позор, - возмущается политик. - Лучше бы к народу вышли общественные деятели и депутаты, признали бы, что действительно существует проблема политзаключенных, пообещали бы поставить этот вопрос перед президентом, парламентом, перед Верховным судом! Почему с людьми должны обязательно только полицейские взаимодействовать?

Нынешние акции протеста стали первыми массовыми митингами после так называемого «земельного протеста», когда люди в апреле-мае 2016 года выходили против продажи земли в частную собственность. Тогда президент страны Нурсултан Назарбаев по итогам митингов сформировал земельную комиссию и наложил мораторий на поправки к законам о земельных отношениях до 2021 года. Однако два лидера протеста – атырауские правозащитники Макс Бокаев и Талгат Аян – были приговорены к тюремным срокам. На прошлой неделе Аян вышел из тюрьмы по условно-досрочному освобождению.

Напомним, что незарегистрированное оппозиционное движение Мухтара Аблязова - «Демократический выбор Казахстана» - в марте 2018 года было признано экстремистской организацией. На практике это означает, что любое, даже виртуальное, участие в движении ДВК (а возможно, и любое действие по призыву ДВК или его лидера) может повлечь за собой уголовную ответственность.

Петр Троценко

Иллюстрация: Задержание активиста в Алма-Ате. Фото с сайта Azattyq.org
http://www.fergananews.com/article.php?id=9939

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner