?

Log in

No account? Create an account

January 21st, 2018

Шавкат Мирзиёев признал вину руководства Узбекистана в трагической судьбе граждан, погибших 18 января при пожаре в автобусе в Актюбинской области Казахстана.

«Случившаяся трагедия свидетельствует о многом, в том числе о том, что у нас еще много долгов перед народом. Люди вынуждены искать работу в других странах из-за того, что мы не создали для них условий. Конечно, это говорит о том, что руководство страны, руководители всех звеньев не устранили все недостатки и проблемы в свое время», — сказал Мирзиёев, находясь в мавзолее Хакима Термизи в Сурхандарьинской области.

Президент признал, что многие узбекистанцы «мытарствуют и мучаются в чужих странах. У них, бедняг, ведь тоже есть надежды перед Богом, [они уезжают,] чтобы прокормить детей, привезти деньги своему отцу», - цитирует Мирзиёева «Газета.Uz».

Президент выразил соболезнования родителям погибших узбекистанцев, отметив, что это были «совсем еще молодые ребята, все из Узбекистана. Конечно, все мы глубоко опечалены».

Как сообщил МИД Узбекистана, тела погибших при пожаре были доставлены в Ташкент в ночь на 20 января специальным авиабортом по распоряжению президента.

Напомним, что предшественник Мирзиёева на посту главы государства относился к выехавшим на заработки узбекистанцам с презрением. «Этих лентяев сейчас в Узбекистане все меньше и меньше. Кого я считаю лентяями? Тех, кто едет в Москву подметать улицы, площади. Что там такого есть? Это вызывает отвращение. Узбекская нация так себя унижает, едет так далеко, за куском хлеба туда, оказывается, надо ехать. Да, в Узбекистане никто с голоду не умирает, слава Богу! Я их называю лентяями, потому что они, чтобы быстро заработать большие деньги, всех нас позорят», - заявлял Ислам Каримов.

При нем власти Узбекистана не признавали наличие узбекских трудовых мигрантов за рубежом, не реагировали на их беды и проблемы. Когда в ночь на 15 марта 2015 года в России на трассе «Брянск-Новозыбков» микроавтобус с 19 гражданами Узбекистана попал в ДТП, жертвами которого стали 17 человек, тела одиннадцати граждан Узбекистана были отправлены на родину за счет компании «Русский Стандарт Страхование», где были застрахованы погибшие. Узбекское руководство отмолчалось.

Спустя почти год после прихода к власти Мирзиёева Министерство занятости и трудовых отношений республики заявило, что Узбекистан кардинально меняет свое отношение к проблемам трудовых мигрантов, признает вклад, вносимый ими в экономику родины, и намерено впредь защищать их права и интересы. В день трагедии в Актюбинской области была создана правительственная комиссия по ее расследованию, которую возглавил премьер-министр Абдулла Арипов. В соцсетях высказывались предположения, что в Узбекистане объявят общенациональный траур по погибшим, но этого не произошло.

По оценочным данным, в настоящее время на заработках за пределами 32-миллионного Узбекистана находятся около 3 миллионов человек - почти треть работоспособного населения. Из них порядка 1,7 миллиона находятся в России, 17 тысяч - в Южной Корее. За первые девять месяцев 2017 года в России на миграционный учет был поставлен 3.109.341 гражданин Узбекистана. С января по сентябрь 2017 года объем денежных переводов из России в Узбекистан составил $2,636 млрд, увеличившись на 31% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Напомним, автобус марки Setra, следовавший из поселка Жибек жолы (Южно-Казахстанская область) в Казань (Россия), сгорел в 10.30 утра по местному времени в Иргизском районе Актюбинской области. В пожаре погибли 52 пассажира, по предварительным данным, все они были гражданами Узбекистана. Еще два узбекистанца и три казахстанца, двое из которых — водители, смогли спастись. Подробнее о трагедии можно узнать, пройдя по этой ссылке: https://goo.gl/95kuaa


http://www.fergananews.com/news.php?id=27979
В столице Афганистана вечером 20 января четверо боевиков атаковали отель «Интерконтиненталь» (Intercontinental Hotel). Как передает «РИА Новости» со ссылкой на афганский телеканал «1TV», погибли и пострадали порядка 35 человек. По информации Hindustan Times, двое нападавших убиты, спецназовцы очистили первые два этажа и занялись третьим и четвертым.

Боевики проникли в отель примерно в 21:30 по местному времени. В этот момент там, по данным «Интерфакса», проходили две свадьбы и конференция, посвященная информационным технологиям с участием специалистов из 34 провинций страны. Как рассказал изданию Hindustan Times министр по телекоммуникациям Афганистана Шахзад Ариби, среди тех, кто не смог покинуть здание, оказались 105 работников его министерства. «Я здесь, на месте происшествия, - сказал он, - но полиция не позволяет нам войти внутрь».

Менеджер отеля Ахмад Харис Нааб, который сумел сбежать невредимым, сообщил, что нападавшие проникли в отель через кухню. Услышав выстрелы, люди стали разбегаться в разные стороны и прятаться в различных помещениях. Полиция смогла вывести в безопасное место основную часть гостей. В отеле прогремело несколько взрывов, часть здания горит, стрельба продолжается. Принадлежность боевиков не сообщается.

По данным СМИ, 18 января посольство США в Афганистане распространило среди своих граждан предупреждение о том, что имеются сведения о планах экстремистских групп совершить нападение на отели в Кабуле.

Напомним, отель «Интерконтиненталь» ранее уже подвергался нападению боевиков – в июне 2011 года. Тогда погибло 16 человек, включая восемь нападавших. Операция против боевиков продолжалась пять часов.


http://www.fergananews.com/news.php?id=27980
«Живет на свете человек. Нет, ноги у него не скрюченные, как в том стишке, но дороги довольно крутые, и все в гору. Идя по этой кем-то для него выбранной дороге, он всегда делает одно дело — он строит театр. И куда бы его ни забрасывала жизнь, он неутомим. Он строит театр везде: в крошечной каморке под лестницей скучного учреждения, на огромном чердаке отцовской мастерской, устраивая ночами представления на крыше к удивлению звезд. Строит он его и в старой берлинской квартире, где утром, пробираясь на кухню, аккуратно перешагивает через спящие вповалку прожектора. Театр, этот живой остров его мыслей, принимал разные очертания и формы, но его суть не менялась никогда». Так пишет о человеке и клоуне Евгении Бриме его жена Катя Мелкамини.

Сын знаменитого на весь Узбекистан театрального художника Георгия Робертовича Брима, Евгений, казалось, был сперва нарисован своим отцом на холсте, помещен внутрь эскиза к шекспировскому спектаклю, — и лишь потом родился на свет, со всеми своими образами, будущими масками и спектаклями, воплощенными в ташкентском театре «Ильхом» («Регтайм для клоунов», «Кломадеус»), в ташкентском же театре «Ёш гвардия» («Дух Театра», «Паяц») или в собственном Театре в Лас-Вегасе («Light Of Darkness», «Insight Inside», «Misfit»…).

О странствиях и мечтах замечательного артиста, мастера пантомимы, режиссера и философа Евгения Брима — очередная беседа Санджара Янышева.

— Женя, кто был в твоем детстве Главным Человеком?

— Папа, конечно. Ну, может, не главный, главных у меня нет, будь ты хоть сам Аллах, — но очень важный и почитаемый человек. Маму я тоже люблю.

Всякий раз, когда у отца появлялась возможность, он вместо детского сада брал меня с собой на работу, и мы дружно топали в Театр. Он отлично понимал, что толку от этого будет больше. Повзрослев, я уже сам стал к нему прибегать.

Театр стал для меня вторым домом. Я бывал там во всех цехах, на всех встречах и совещаниях, на репетициях и премьерах. Этот необыкновенный мир, конечно, оказал мощное влияние на мое развитие.

— Тем не менее, актером ты стал не сразу. Что-то этому помешало?

— Дело в том, что мама моя, Евгения Николаевна Брим, преподавала черчение в 110-й школе города Ташкента в Узбекистане на планете Земля, галактика Млечный Путь.

— Я у нее учился! И, кстати, неплохо в результате научился чертить прописные буквы. Прекрасный педагог. Прости, очень надеюсь: она жива-здорова?..

— Да, мама жива и здорова. Ей 84 года, по нынешним меркам совсем еще молодая! Живет в Германии, в небольшом городке Ландсхут, недалеко от Мюнхена. Там, кстати, похоронен мой папа. Маму я посещаю где-то раз в год, но по скайпу почти каждый день общаемся. С ней там сестра моя Наташа.

— Привет маме огромный!

— Спасибо, передам. Так вот, мама определила меня в спецкласс с математическим уклоном. В 110-й школе имелись такие классы, и туда отбирали особенных детей. Я никогда не отличался любовью к математике, но маме (как, собственно, любой матери) хотелось, чтобы ее чадо находилось в кругу умненьких детишек, а не в обычном классе, где полно дураков. Естественно, это повлияло на меня, и я стал умный. (Смеется.)

— Разве были в 110-й школе дураки? Это ж сливки сливок, ташкентские аристократики (меня, например, туда взяли по великому блату), будущая элита республики, нет?

— С дураками в 110-й было все нормально, то есть как везде — предостаточно! (Смеется.) Но как сказал австрийский философ Людвиг Витгенштейн, «если б люди время от времени не совершали глупости, то в мире не происходило бы ничего умного».

…Я не любил ни эту школу, ни какую другую. Я вообще терпеть не могу с детства, когда меня учат без моего желания. Также я не привязан ни к району, ни к городу, ни к стране, ни к нации. Конкретные Личности! Это единственное, что я ценил и ценю.

— Тогда, забегая вперед, спрошу. Помню хорошо твой спектакль «Паяц» в Театре Аброра Хидоятова; помню, как ты пантомимически «раскатывал лапшу», как потом ее «ел», слизывая с локтей текущий жир… Ты изображал конкретную личность некоего лагманщика или национальный характер?

— Когда я писал сценарий и создавал структуру этого спектакля, помыслы мои были чисты и где-то даже наивны. Изначально мне хотелось рассказать о том, что юмор, смех, веселье являются понятиями интернациональными; что клоуны, скоморохи и масхарабозы — это, по сути, одни и те же смехо-творцы. В процессе осуществления все стало развиваться и меняться. В конце концов, я придумал номер про узбекскую кухню (узбекская кухня — это же целый КУЛЬТ!). Мы едим лагман, едим, едим… Вокруг меняется мир — а мы едим… Этот процесс забирает нас в паутину, оборачивается заблуждением. Чем больше ты поддерживаешь традиции (культуру, религию), тем меньше отдаешь себе отчет в том, что на самом деле происходит здесь и сейчас. Ты теряешь всякий смысл что-либо говорить, критиковать или даже думать... Да, это была такая сатира по отношению к узбекской действительности.

— Как ты думаешь, при каком условии узбек начнет всерьез протестовать — против несправедливой системы, против коррупции, верховных жуликов и т.д. Как только перестанет есть — таков был твой посыл? А может, ему это и не нужно, поскольку против менталитета, тысячелетнего «хопакизма» не попрешь?

— После Узбекистана я сменил две страны, и, ты знаешь, национальные традиции, укоренившиеся привычки, обычаи и т.д., — так оно везде. Дело не в узбеке как таковом. В любом месте, если возникает интересный человек, с красивыми и глубокими мыслями, то люди к нему тянутся. Хотя шаг вперед в этом мире сделать не так-то просто. Для этого необходимо много трудиться, уметь проигрывать и уметь выигрывать, кстати.

Что же касается коррупции, то и тут лучше обвинять конкретных людей; нужно быть умнее и хитрее их. Говоря о несовершенстве власти, ты говоришь и о своей собственной глупости. А вообще — всякая власть в любой стране есть организованная легальная преступность. Так уж устроена жизнь на планете Земля.

— Хорошо, вернемся в Ташкент твоей юности. Какое событие ты считаешь центральным в той своей жизни?

— Где-то в возрасте 24 лет я почувствовал в себе мощный интерес к тому, что есть человек. Вопросы типа «кто я?», «почему я должен делать то, что мне говорят эти люди?», «видят ли они то же, что вижу я?» — я задавал себе с самого детства, и всегда кто-то перебивал или отвлекал, а порой и заставлял делать что-то ненужное.

— То есть в 24 года ты испытал, выражаясь языком тибетских монахов, некое сатори (озарение)? Что предшествовало этому событию?

— Можно и так сказать! (Смеется.) Скорее, не озарение, а первый приступ зрелости.

…Иногда, возвращаясь с работы, папа приносил всякие инструменты: молоток, плоскогубцы, паяльник, какие-то проволочки, картон, клей. Все это он просто складывал на балконе, где стоял верстак. Мне, конечно, было интересно назначение этих предметов. В семь лет я научился ими пользоваться. А когда мне исполнилось двадцать, отцу, как Заслуженному деятелю искусств, выделили площадь для создания личной мастерской. Это был заброшенный чердак девятиэтажки над магазином «Океан»…

Далее: http://www.fergananews.com/articles/9755

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner