?

Log in

No account? Create an account

December 23rd, 2017

С приходом к власти Шавката Мирзиёева завершился долгий период напряженных отношений между Турцией и Узбекистаном. Последнее время стороны демонстрируют позитив: на бизнес-форуме заключили договоров на $2 млрд, товарооборот растет, Турции разрешили открыть в Узбекистане институты по изучению ислама, ее гражданам Ташкент облегчил получение виз и так далее. Как на все это реагируют уроженцы Узбекистана, переселившиеся по тем или иным причинам в Турцию? Этот вопрос «Фергана» задала главе «Международной ассоциации солидарности туркестанцев» («Türkistander») Бурхану Кавунджу. Под туркестанцами организация подразумевает проживающих в Турции выходцев из Средней Азии.

– Хорошие отношения между двумя Узбекистаном и Турцией – это именно то, чего мы желали. Туркестанские иммигранты в Турции не являются препятствием для хороших отношений между странами. Хотя они были вынуждены эмигрировать из-за проблем, с которыми столкнулись на родине, но хотели бы вернуться в свои страны и чувствовать себя там в безопасности. Мы считаем, что улучшение отношений между нашими странами облегчит нам безопасное возвращение, – сказал Кавунджу.

По его мнению, Турция берет под свою защиту иммигрантов не столько по политическим или религиозным основаниям, сколько по гуманитарным причинам.

– Многие приехали сюда в поисках работы. Также в небольших количествах присутствуют «узники совести», политическая оппозиция и туркестанцы, переехавшие сюда из-за трудностей, которые они испытывали при осуществлении религиозных предписаний, – перечислил Кавунджу.

Он отметил, что оппозиционно настроенные по отношению к властям Узбекистана туркестанцы никогда не выступали против самой страны.

– Напротив, мы желаем, чтобы Узбекистан процветал и был свободен, чтобы там соблюдались законы и права человека. Мы знаем, что в этих вопросах еще есть некоторые сложности. Но мы высоко ценим усилия и лучшие намерения администрации Шавката Мирзиёева, который делает все, чтобы вывести страну на более высокий уровень. Его усилия заметны не только внутри Узбекистана, но и на внешней арене – в вопросе улучшения отношений с соседними и другими мусульманскими/тюркскими странами. Мы считаем, что эти изменения положительно отразятся на положении туркестанцев-иммигрантов, проживающих за рубежом.

Кавунджу рассказал, что в ноябре 2016 года во время внеочередного конгресса «Türkistander» организация представила декларацию с пожеланиями новой администрации Узбекистана.

– Мы также направили наши просьбы официальным представителям власти. В октябре 2017 года мы написали письмо господину Шавкату Мирзиёеву во время его визита в Турцию. Оно было передано в посольство Узбекистана для того, чтобы поступило в администрацию господина Мирзиёева. Об изложенных в письме просьбах мы рассказали на пресс-конференции.

– Как вы думаете, власти Узбекистана прислушаются к вашим пожеланиям?

– Многие пункты из нашего письма уже, по сути, воплотились в жизнь или же их попытались осуществить после президентских выборов в Узбекистане, прошедших 4 декабря 2016 года.

По мнению Кавунджу, улучшение отношений с Турцией некоторым образом сказалось на религиозной сфере Узбекистана.

– В октябре этого года было снято ограничение на распространение звука азана за пределами мечетей. Теперь и в Узбекистане можно услышать призыв к молитве.

Также в стране обсуждался вопрос ношения женщинами хиджаба – мусульманского платка. В школах был частично разрешен традиционный платок «ro'mol». Но полностью закрытая одежда в соответствии с религиозными требованиями все еще запрещена. Более того, хиджаб присутствует в университетских списках запрещенной одежды. В то же время мы не слышим новостей о том, что узбекских граждан арестовывают за появление на улицах в хиджабе или за молитвенные коврики на рабочих местах.

Остаются открытыми вопросы религиозного образования детей и частных религиозных учебных заведений. Несмотря на предложение президента готовить хафизов (людей, знающих Коран наизусть) с красивыми голосами, этот проект остался нереализованным. Но недавно из Узбекистана пришла новость, что верховный муфтий распорядился провести в каждом регионе страны соревнования хафизов. Мы приветствуем этот шаг.

Помимо этого, в повестке дня появились религиозные заключенные и граждане, включенные в «черные списки». Господин президент лично сообщил о том, что 16 тысяч из 17 тысяч человек были исключены из «черного списка», и большинство из них были приняты на работу. Однако некоторые из «оправданных» мусульман позже были взяты под стражу в ходе различных операций. Этому способствует тот факт, что некоторые религиозные общины считаются незаконными. Но ни одна община, которая отказывается от насилия и не берет в руки оружие, не должна признаваться незаконной.

К сожалению, старый образ мыслей все еще имеет место. Смерть двух человек от пыток во время допроса в 2017 году вызвала страх и беспокойство у граждан. Вместе с тем, нас радует помилование, объявленное президентом Узбекистана в связи с днем Конституции. Мы начали получать сообщения об освобождении мусульман из тюрем.

В этом отношении нас очень порадовало требование президента Узбекистана не считать действительными признания, полученные посредством пыток. Конечно, важнее всего реализовать это решение на практике.

За последнее время на свободу вышли несколько сотен религиозных/политических заключенных. Но многие, в том числе любимые народом религиозные наставники и просвещенные люди, все еще находятся за решеткой. Мы хотим, чтобы тюрьма Жаслык, являющаяся символом насилия периода правления Ислама Каримова, была закрыта, а все заключенные, не замешанные в тяжких преступлениях, были отпущены на свободу.

– Что вы думаете о других проблемах Узбекистана, например, о принудительном труде?

– Принуждать граждан к участию в сборе хлопка – это беспрецедентная в XXI веке практика, унижающая Узбекистан в мире, который избавился от рабства и повинности. Этой практике, оставшейся со времен коммунистического режима, с периода правления Сталина и Мао, нужно положить конец. После того как уважаемый Шавкат Мирзиёев заявил о том, что принудительный труд на хлопковых плантациях отменен, школы и официальные учреждения объявили, что «добровольное участие в сборе хлопка является обязательным». Подобную одновременно и «добровольную», и «обязательную» повинность можно наблюдать только при коммунизме.

Планы отменить визу ОВИР, требующуюся при выезде из Узбекистана, показало стремление новой администрации к соблюдению прав и свобод граждан.

Мы рады, что некоторым правозащитникам разрешили осуществлять свою деятельность. Общественные организации должны иметь возможность работать комфортно и свободно, как в Турции. По сути, общественные организации, выражающие проблемы и требования граждан, должны иметь возможность свободно критиковать власти и их действия. Их критику следует рассматривать как важный пункт для обеспечения справедливости в управлении.

Оппозиция в нашей стране должна быть абсолютно свободной как в политической, так и в социальной и религиозной областях. Свобода организаций, свобода СМИ, свобода мышления и выражения мнения должны обеспечиваться полноценно. До тех пор, пока какая-либо религиозная/ интеллектуальная/политическая группа или община не прибегает к насилию, она не должна рассматриваться как угроза национальному единству и общественному порядку. Подобные организации будут играть полезную роль в развитии общества.

– С какими проблемами чаще всего сталкиваются граждане стран Центральной Азии, проживающие в Турции?

– Туркестанцы, приехавшие в Турцию, нередко испытывают трудности с получением разрешений на проживание и работу, с продлением срока действия паспортов, оформлением документов о рождении и браке в Турции. Иммигранты хотят зарегистрировать своих детей, родившихся здесь, как граждан Узбекистана. Это показывает, насколько они привязаны к своей стране. Мы ожидаем, что консульства примут меры для оказания помощи по этим вопросам.

Некоторые из тех, кто хотел получить вид на жительство, особенно религиозные туркестанцы, были задержаны и взяты под стражу по неизвестным причинам. Выйти на свободу они смогут лишь по итогам расследования, которое длится месяцами. Все это время их семьи будут страдать.

– Под стражу были заключены и некоторые члены вашей организации, даже вместе с семьями. Как обстоят дела на данный момент?

– К сожалению, несколько мусульман из «Туркестандер» находятся под стражей в центрах репатриации. Некоторых турецкие суды освобождают ввиду отсутствия связей с террористами. Думаю, семьи, о которых вы упомянули, тоже уже освобождены.

– Насколько справедливы задержания и аресты граждан?

– Из-за недавних терактов из Турции в «целях безопасности» было депортировано немало абсолютно не имеющих к этому отношения наших соотечественников. Члены нашей организации обращаются в суды с просьбой отменить ошибочные решения.

Подход правоохранительных органов и миграционной службы таков: «Наша основная обязанность – обеспечить безопасность граждан Турции. Для этого, имея какие-либо подозрения, даже если мы не располагаем доказательствами, мы обязаны принимать меры предосторожности». По этой причине были арестованы многие наши собратья, в отношении невиновных вместе с вызывающими подозрения гражданами проводились разбирательства, которые приводили к депортации. Эта практика смешивает настоящих преступников с невинными людьми. Подобная несправедливость больше всего играет на руку разным террористическим организациям.

– Как, по вашему мнению, местные жители воспринимают приезжих из стран Центральной Азии?

– Турецкий народ очень любит туркестанцев. Причина тому – эмоциональная близость, обусловленная тем, что турки являются народом, много лет назад мигрировавшим из Центральной Азии в Анатолию. Но в последние годы преступления и террористические акты, в которых были замешаны туркестанцы, нанесли вред нашей репутации. Те узбекистанцы, уйгуры и кавказцы, которые являются членами ИГ, стали причиной возникновения в турецком обществе беспокойства и тревоги. Чтобы избавиться от негативного восприятия приезжих, наша ассоциация «Туркестандер» организует «Братские встречи Турции и Туркестана» с участием интеллигенции, бизнесменов и политиков из обеих стран. В этих встречах принимает участие большое количество людей. Жители Турции освежают любовь к нашему народу, вкушая при этом вкусный туркестанский плов.

Подготовил Яшар Ниязбаев

* * *
«Туркестандeр» является научно-образовательной и социально-правовой общественной организацией, учрежденной в Турции с участием мухаджиров, то есть мусульман переселенцев из Западного Туркестана (Средней Азии). Ассоциация была создана в 2013 году, а уже в 2014-м провела первый международный конгресс туркестанцев. Среди задач организации – защита прав выходцев из Средней Азии (туркестанцев), проживающих в Турции, а также поддержка среднеазиатских народов за рубежом. Ассоциацию возглавляет Бурхан Кавунджу. Официальный сайт: www.turkistanlilar.org

* * *
По данным Института статистики Турции за 2016 год, на территории страны проживает более 16 тысяч граждан Узбекистана, свыше 23 тысяч граждан Туркменистана, более 14 тысяч граждан Кыргызстана, около 14 тысяч граждан Казахстана.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9705
В Турции более 100 тысяч человек, уволенных из государственных структур после мятежа 2016 года, оспорили это в официальной комиссии. Об этом сообщило агентство «Анадолу».

Как рассказал анонимный представитель правительства, всего поступили 103 тысячи жалоб. Сколько из них были рассмотрены, какие были приняты решения, он не уточнил.

Комиссия по проверке процедур чрезвычайного положения (режим ЧП в Турции был введен после попытки переворота, он неоднократно продлевался, и действует до сих пор) была создана в начале 2017 года. Она может проводить проверки, связанные с увольнениями, закрытием газет и другими мерами властей.

Теоретически, если жалобу поддержат, человек может вернуться на работу в течение двух недель. Если ее отклонят – он может направить ее в другие инстанции.
После мятежа власти Турции устроили массовую зачистку государственных структур. По данным Turkey Purge, были уволены около 150 тысяч человек, которых заподозрили в связях с заговорщиками. В том числе – около 6 тысяч деятелей науки и образования, около 4,5 тысячи судей и прокуроров. Кампания затронула также врачей, полицейских и военных.

Как выяснили правозащитники из Amnesty International, обвинения носили сомнительный характер – как и многие из тех, которыми обосновывались аресты. Представители министерства юстиции рассказали, что подчас людей увольняли за отказ от подписки на оператора цифрового вещания Digiturk, перешедшего под контроль властей, и из-за наличия счета в Bank Asya, считавшегося близким к движению гюленистов, которых обвинили в мятеже.

Уволенным людям нередко запрещали покидать страну, они были лишены эффективной правовой защиты и с трудом находили другую работу, даже в частном секторе (хотя обвинения в связях с террористами не были доказаны и даже обоснованы). Правозащитники из Amnesty International назвали такое положение «гражданской смертью».

Попытка переворота в Турции произошла в июле 2016 года. Группа военных захватила ряд стратегических объектов, но вскоре мятеж был подавлен силовыми структурами, оставшимися на стороне властей. В столкновениях погибли несколько сотен человек. Власти обвинили в мятеже духовного лидера Фетхуллаха Гюлена и его сторонников (сам он это отрицает). По подозрению в причастности к заговорщикам были арестованы десятки тысяч человек. Кампания сопровождалась многочисленными нарушениями прав человека. Критики официальной версии считают, что мятеж был инсценировкой, которую власти использовали как повод для репрессий.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27670
В Тегеране и его окрестностях полиция нравов задержала более 200 молодых людей на вечеринках, устроенных по случаю зимнего солнцестояния. Об этом сообщает Radio Farda. Поводом стало то, что они употребляли алкоголь, а также то, что на вечеринках присутствовали представители сразу обоих полов.

Около 140 человек были задержаны в саду на окраине столицы Ирана. Еще 90 – в одном из столичных пригородов. Они отмечали канун зимнего солнцестояния – традиционный иранский праздник.

Полиция заявила, что конфисковала алкоголь и психотропные препараты. Спиртное, как и наркотики, в Иране запрещено. Хотя, несмотря на запрет, его употребление распространено. В начале 2010-х годов полиция заявляла, что около 200 тысяч человек в стране злоупотребляют спиртным.

Нарушителям грозит штраф или наказание в 80 плетей. За несколько нарушений их могут приговорить к смертной казни.

Наказания плетьми и штрафы предусмотрены и за нарушение гендерной сегрегации, которая ограничивает совместное пребывание мужчин и женщин в общественных местах. Облавы против участников таких вечеринок (например, дней рождения) проводятся регулярно.

Как отмечает Radio Farda, такие облавы были распространены после Исламской революции 1979 года. Позднее от этой практики постепенно отказались, но в последние несколько лет ее возобновили. Задержанных людей, как правило, обвиняют в «разложении», употреблении алкоголя и «поклонении дьяволу».

Недавно Гулямхоссейн Гейбпарвар, глава «Басидж» (одной из частей Корпуса стражей исламской революции), заявил, что в крупных городах Ирана будут созданы специальные патрули. Некоторые предположили, что они могут стать подобием Комитетов исламской революции, созданных после 1979 года. Эти структуры, позднее упраздненные, заставляли людей следовать исламским нормам и арестовывали тех, кого считали «противниками революции».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27671

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner