?

Log in

No account? Create an account

December 13th, 2017

Казахстанская спортсменка Турсынай Кабыл заняла первое место на соревнованиях по пауэрлифтингу в весе до 41 килограмма на юношеских Азиатских паралимпийских играх в Объединенных Арабских Эмиратах. Об этом сообщает МИА «Казинформ».

Пауэрлифтер взяла штангу весом в 51 килограмм. «Я перенесла две операции, после травмы готовилась на протяжении четырех месяцев. Мы хотели показать себя с лучшей стороны, и нам это удалось. В 2016 году, на летних Азиатских играх мы взяли первое место, – рассказала спортсменка изданию, – поэтому, готовясь выступить здесь, надеялись на лучшее. И это произошло. Если все будет нормально, будем готовиться к Кубку мира. А дальше, если все получится, нас ждет Олимпиада. Дальнейшие цели – выиграть Чемпионат мира и стать олимпийской чемпионкой».

Турсынай Кабыл – обладательница «золота» по жиму лежа (61 килограмм) на международных спортивных играх «Дети Азии – 2016», состоявшихся в Якутске. Следует отметить, что на прошлых Юношеских параиграх в Малайзии в 2013 году представители Казахстана завоевали 39 медалей – 12 золотых, 15 серебряных и 12 бронзовых.

Международное информационное агентство «Фергана»
http://www.fergananews.com/news.php?id=27532
Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека обратился в прокуратуру Московской области с просьбой проверить законность решения о выдворении за пределы России главы общественного движения «Федерация мигрантов СНГ» Каромата Шарипова. Об этом 12 декабря сообщается на сайте совета.

Шарипов сам обратился в СПЧ за поддержкой. Он рассказал, что получил паспорт гражданина РФ в Смоленской области в 1999 году, в 2008 году без каких-либо сложностей обменял его. Однако в сентябре 2017 года отдел по вопросам миграции в подмосковных Люберцах на основании решения УМВД Смоленской области изъял у него паспорт, как у не получившего гражданство в установленном порядке. 30 ноября Люберецкий городской суд приговорил Шарипова к уплате штрафа в размере 5 тысяч рублей и к выдворению. 12 декабря это решение подтвердил Мособлсуд.
Шарипов подчеркивает, что служил в российской армии, а сейчас проживает в Московской области вместе с женой и четверыми детьми – гражданами России. Одна из его дочерей – инвалид.

«Члены Совета по правам человека уверены, что при таких обстоятельствах дополнительное административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации грубо нарушает право Шарипова и членов его семьи на уважение личной и семейной жизни», – говорится на сайте совета. Кроме того, правозащитники указывают на незаконность недопуска к Шарипову адвоката сначала в Люберецком городском суде, а затем в центре временного содержания в городе Егорьевск, куда он был помещен после решения о депортации.

Тем временем помощница Шарипова Гульбахат Кадырова 12 декабря сообщила журналистам BBC, что он позвонил ей из центра временного содержания и рассказал о визите судебных приставов. По его словам, они показали ему авиабилет в Таджикистан и посоветовали готовиться к немедленной депортации.

В 2008 году Шарипов создал общероссийское общественное движение «Таджикские трудовые мигранты» с отделениями в 46 регионах. Движение и сам Шарипов вскоре обрели неоднозначную и скандальную репутацию. В 2016 году движение было ликвидировано по решению Верховного суда на том основании, что неверно описало структуру подразделений и не доказало общероссийский статус. В сентябре 2017 года Шарипов объявил о подаче документов на регистрацию нового движения – «Федерация мигрантов СНГ». Учредители организации подчеркнули, что она будет работать, даже если Минюст РФ откажется ее зарегистрировать.

По мнению Шарипова, решение о его выдворении в Таджикистан связано именно с его активной позицией по защите прав мигрантов. Он подчеркивает, что остался жить в России после распада СССР и никогда не был гражданином Таджикистана. Там у него нет ни жилья, ни близких родственников.

http://www.fergananews.com/news.php?id=27533
После почти шести часов нахождения в органах внутренних дел Ташкента независимый журналист Сид Янышев (Саида Абдурахимов), задержанный сегодня сотрудниками милиции во время общения с жителями столицы Узбекистана, был отпущен восвояси. Единственным условием его освобождения оказалось «добровольное» удаление из его фотокамеры и диктофона всех материалов.

Задержанного примерно в 14 часов в ташкентской махалле Алмазар журналиста поначалу отвезли в отдел внутренних дел №61. Помимо двух инспекторов профилактики (участковых), его сопровождал не представившийся сотрудник органов в штатском. По пути он все выяснял, как же можно считаться журналистом, не имея удостоверения какого-либо издания.

«Когда я привел ему статью 29 Конституции, которая гласит, что «каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя», этот мужик сказал: «Эта статья к тебе не относится: если ты журналист, то должен быть от какого-то издания, и без удостоверения никакую информацию собирать не можешь», – рассказал Янышев в своем комментарии «Фергане».

В ОВД №61 от журналиста потребовали написать объяснительную, в которой он, отвечая на вопросы милиционеров, подробно изложил, как и зачем пришел в махаллю Алмазар, чем там занимался. При этом один из участковых («добрый полицейский») сочувственно молчал, а второй («злой полицейский») пытался обвинить Янышева в «агитации», то есть «пришить» ему уголовное дело. В итоге у него «под протокол» изъяли аппаратуру – фотокамеру и диктофон.

Около 16 часов журналиста отвезли в РУВД Шайхантахурского района Ташкента. Там в отделе информации уголовного розыска его допросили вновь, затем в экспертном отделе сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. А между дел сообщили, что изъятую аппаратуру отправят на экспертизу, после чего будет вынесено решение: вернуть ее хозяину или возбудить против него административное дело.

Затем начальник УГРО прослушал записи на диктофоне, посмотрел фотографии на камере и велел подчиненным все эти материалы удалить, а технику вернуть задержанному. Под расписку о том, что все возвращено в целости и сохранности, и претензий у него к сотрудникам РУВД нет.

«Если бы я не написал эту расписку, точно бы отправили фотоаппарат и диктофон, а заодно и также изъятый мобильный телефон, на экспертизу, – продолжает Янышев.
– И, во-первых, я сомневаюсь, что получил бы все это назад. А во-вторых, думаю, что вряд ли вышел бы на свободу до утра».

По рассказу независимого ташкентского журналиста, сотрудничающего с рядом зарубежных изданий, во время допроса в кабинете отдела информации угрозыска он напомнил сотруднику РУВД о неоднократных пожеланиях журналистам сначала от Ислама Каримова, а затем Шавката Мирзиёева – быть честными, смелыми, неустанно вскрывать все имеющиеся в обществе недостатки. Однако это замечание осталось без ответа.

Отметим, в 2014 году суд в Ташкенте уже признавал журналиста и писателя Сида Янышева виновным в журналистской работе без лицензии, а также в изготовлении материалов, «содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку». Тогда его приговорили к крупному штрафу и конфискации орудия преступления – видеокамеры.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27534
Министерство по делам религий Пакистана подготовило законопроект о наказаниях за самовольное объявление новолуния. Об этом сообщает Dawn. Документ направлен на рассмотрение правительства.

В исламе используется лунный календарь для определения значимых религиозных дат. В некоторых мусульманских странах он является официальным. В Пакистане его используют наряду с григорианским календарем.

Начало нового месяца – например, рамадана, когда принято соблюдать пост – определяется по видимой фазе луны (новолунию). О ее появлении объявляют ответственные за это религиозные органы. Однако при этом могут возникать разногласия.

В Пакистане новолуние объявляет специальный комитет, но с ним нередко не соглашаются некоторые духовные лидеры, которые называют свои даты. Так, рамазан в Пакистане в 2017 году начался 28 мая, однако в одной из провинций местный клирик объявил его с 27 мая. «Мы не можем штрафовать и наказывать тех, кто объявляет новолуние раньше, чем комитет. Закон этого не предусматривает», – жаловалось тогда министерство.

Согласно законопроекту, человека, объявившего новолуние раньше комитета, могут оштрафовать на 200 тысяч рупий (около 2 тысяч долларов) или отправить в тюрьму сроком на один год. Если такое объявление сделает телеканал – его могут оштрафовать на сумму до миллиона рупий (около 9 тысяч долларов). Кроме того, власти могут остановить его работу.

Законопроект также предусматривает ответственность за ложные сообщения о новолунии – штраф в полмиллиона рупий (около 4,5 тысячи долларов) или полгода тюрьмы. Кроме того, комитет, ответственный за официальные объявления, будет сформирован заново – с участием представителей всех провинций, комитета по космическим исследованиям и министерства по делам религий.

После согласования в правительстве документ направят в парламент.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27536
Министерство иностранных дел Киргизии объявило, что не знает причин депортации журналиста Agence France Presse Криса Риклтона. Об этом 12 декабря сообщило издание Kloop.

В МИДе журналистам сказали, что сейчас выясняют подробности ситуации у других государственных органов. В министерстве добавили, что заявка Риклтона на получение долговременной журналисткой аккредитации по-прежнему находится на рассмотрении.

Ранее Государственный комитет национальной безопасности Киргизии объявил, что причиной высылки стало нарушение визового режима. Однако какие именно требования были нарушены, не уточняется. Сам Риклтон утверждает, что соблюдал все правила пребывания в стране.

Гражданин Великобритании Риклтон проживал в Киргизии на протяжении восьми лет. С 2010 года он работал в американском университете Центральной Азии, а в 2015 году стал корреспондентом AFP. При этом за два года ему так и не удалось добиться долгосрочной аккредитации в стране. Ему лишь один раз дали краткосрочную аккредитацию для освещения Всемирных игр кочевников в 2016 году.

9 декабря Риклтон сообщил в Facebook, что киргизские пограничники не пускают его в страну. Он вернулся из поездки в Шри-Ланку рейсом через Дубай, но в бишкекском аэропорту Манас ему сообщили, что въезд в Киргизию для него закрыт и ему придется вернуться в Дубай. Ожидая рейса в Дубай в аэропорту, Риклтон через Facebook обратился к президенту страны Сооронбаю Жээнбекову с просьбой разрешить ему въезд в Киргизию. Он подчеркнул, что в Бишкеке живут его жена и дочь – гражданки Киргизии.

Однако эта просьба не была услышана. Риклтону пришлось улететь в Дубай, откуда он отправился в казахстанский офис AFP. Там он и находится до сих пор.

Риклтон – не первый иностранный журналист, который сталкивается с неожиданной депортацией из Киргизии. В марте 2017 года шеф-редактор агентства Regnum, гражданин России Григорий Михайлов был вывезен киргизскими милиционерами в Казахстан под предлогом обновления просроченной регистрации – якобы ему надо было формально покинуть страну и сразу вернуться обратно. Однако на территории Казахстана ему заявили, что въехать обратно в Киргизию он не имеет права. В связи с инцидентом российское посольство направило ноту в МИД Киргизии. Тем не менее, возобновить работу в Киргизии Михайлову не удалось, сейчас он проживает в Костроме.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27535
Глава общественного движения «Федерация мигрантов СНГ» Каромат Шарипов 12 декабря был выдворен из России и отправлен в Таджикистан. Как сообщается на сайте организации «Таджикские трудовые мигранты» (ТТМ), сразу после подтверждения Мособлсудом решения о выдворении Каромата Шарипова судебные приставы приехали в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) в городе Егорьевск, где он находился с момента задержания, и под конвоем, в наручниках сопроводили Шарипова в аэропорт Домодедово.

Накануне вечером Шарипов был отправлен в Таджикистан самолетом Москва-Куляб. При этом, как отмечается в сообщении, авиабилет был приобретен заранее. «Каромату Шарипову не была оказана врачебная помощь, в которой он на тот момент нуждался, и не была предоставлена возможность увидеть семью — жену и детей. В ходе заседания судья заявил о том, что для воссоединения семьи члены семьи Каромата Шарипова вслед за ним могут ехать на историческую родину, в Таджикистан», — говорится на сайте организации ТТМ.

В аэропорту Куляба информагентству «Азия-плюс» сообщили, что, действительно, Каромат Шарипов был в списке прибывших из Москвы рейсом 957 авиакомпании «Сибирь». Самолет приземлился в аэропорту города Куляба в три часа ночи. О местонахождении Шарипова в настоящее время ничего не известно.

Напомним, 5 октября Смоленское управление ФСБ изъяло у Шарипова российский паспорт. В ФСБ пришли к выводу, что он получил документ незаконно, в итоге было принято решение об аннулировании всех ранее выданных ему паспортов. Сам Шарипов утверждает, что стал гражданином России сразу после распада СССР и никогда не был гражданином Таджикистана. Более того, он проходил военную службу в Московском военном округе.

В конце ноября Люберецкий горсуд вынес решение о выдворении Шарипова в Таджикистан. Апелляционная жалоба защитника прав мигрантов была отклонена Мособлсудом.

«Мособлсуд создал новый прецедент в российской судебной практике по признанию военнослужащих Объединенных Вооруженных Сил СНГ не приобретшими гражданство РФ по инициативе государственных органов. Фактически поставлены вне закона огромное количество ветеранов и военнослужащих Российской Федерации, отдававших долг родине в 1992 году за пределами наших границ. И этот факт уже не касается непосредственно личности Шарипова. Поставлена под вопрос легитимность службы в рядах нашей армии значительного количества военнослужащих», — написала в своем посте в Фейсбуке адвокат Шарипова Александра Медведева.

Накануне, 12 декабря, Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека обратился в прокуратуру Московской области с просьбой проверить законность решения о выдворении Каромата Шарипова за пределы России. В обращении говорится, что Шарипов служил в российской армии, а сейчас проживает в Московской области вместе с женой и четверыми детьми – гражданами России. Одна из его дочерей – инвалид.

«Члены Совета по правам человека уверены, что при таких обстоятельствах дополнительное административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации грубо нарушает право Шарипова и членов его семьи на уважение личной и семейной жизни», – отмечено в сообщении Совета. Кроме того, правозащитники указывают на незаконность недопуска к Шарипову адвоката сначала в Люберецком городском суде, а затем в ЦВСИГ в Егорьевске, куда он был помещен после решения о депортации.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27537
С 12 декабря 2017 года в отношении Узбекистана вступила в силу Конвенция Международной организации труда (МОТ) №87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы. Об этом сообщает пресс-служба МИДа республики.

Конвенция была принята в Сан-Франциско 9 июля 1948 года, вступила в силу 4 июля 1950-го. В ней говорится, что работники и работодатели имеют право создавать организации без предварительного на то разрешения. Эти организации имеют право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат и свою деятельность и формулировать свою программу действий. Они не подлежат роспуску или временному запрещению в административном порядке. Кроме того, они имеют право создавать федерации и конфедерации или присоединяться к уже существующим.
Государственные власти должны воздерживаться от всякого вмешательства, способного ограничить это право или препятствовать его осуществлению. Национальное законодательство не может затрагивать гарантии, предусмотренные конвенцией №87, и должно применяться таким образом, чтобы не нарушать их.

Узбекистан ратифицировал конвенцию о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы в октябре 2016 года. Документ вступает в силу в отношении члена МОТ через 12 месяцев после даты регистрации его документа о ратификации.

В настоящее время в Узбекистане функционирует Федерация профсоюзов Узбекистана, объединяющая 14 отраслевых, 14 территориальных и более 37 тысяч первичных профсоюзных организаций. Их членами являются, в общей сложности, свыше 6,2 млн человек. О том, что собой представляют профсоюзы Узбекистана и как они защищают права своих членов, можно прочитать в материале «Узбекистан: Профсоюзы заставляют медиков собирать хлопок, а имамы считают сбор обязательным для мусульман» и других текстах рубрики «Хлопок». Пример реакции узбекских властей на попытку граждан объединиться показан в материале «Узбекистан: Попытка организовать независимый профсоюз мардикоров в Ташкенте закончилась задержанием активистов».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27538
На портале Central Asian Analytical Network (CAAN), поддерживаемом Программой Центральной Азии университета Дж. Вашингтона (США) опубликована статья регионального директора Французского института исследований Центральной Азии (IFEAC) Катрин Пужоль. Мы также предлагаем ее вниманию наших читателей.

* * *
Четверть века прошла с момента развала СССР в 1991 г. и появления среди членов ООН пяти новообразованных независимых государств Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. Ранее эти государства были известны Западу как «мусульманские республики советской Центральной Азии». Советские мусульмане практиковали ислам без шариата с 1926 г. Ислам в Центральной Азии смог устоять вопреки ограничениям секулярной атеистической власти, когда репрессии сочетались с инструментализацией. Официальное признание ислама Сталиным в 1942 г. позволило мусульманам принять свою двойную принадлежность homo islamo-sovieticus в социальном пространстве, «защищённом» местными религиозными и национальными элитами. Жизнестойкость ислама заложена в его корнях, его фундаментальных устоях. Терпеливость перед неблагоприятными обстоятельствами (sabr), ценность намерения в случае неудачи (niyya) и вся система компенсации незавершённых ритуалов, основанных на «состоянии необходимости ислама» помогли мусульманам выстоять и адаптироваться к советскому режиму в ожидании лучших дней.

После 1945 г. затяжной процесс «безмолвного слияния с туземцами», в трактовке историка Винсента Фурнио, изменил сталинское определение государства в контексте Центральной Азии. Вместо того, чтобы быть «национальным по форме и социалистическим в основе», оно становится «в основе национально-исламским» и лишь «формально советским».

В то время, как на местах ежедневно проживаемая национальная исламская идентичность удовлетворяла большую часть населения, ее внешнее восприятие в глазах зарубежных мусульманских стран было негативным. Развал СССР обнаружил существование новых исламских рубежей. Мусульманские средства массовой информации обнаружили в Центральной Азии миллионы братьев по вере, которые, несмотря на то, что в постсоветской Центральной Азии советскость перевешивала мусульманскость, должны были быть интегрированы в международную умму (сообщество мусульман).

Политическое значение ислама

Наиболее ранний этап исламизации «заамударьинского» региона относится к 709 и 712 гг. Именно тогда в ходе завоевательных походов были подчинены Бухара и Самарканд. В последующие столетия ислам продолжил распространяться на север, обратив в мусульманство тюркские племена в периоды монгольского завоевания и дальнейших политических преобразований.

Несколько веков ислам является инструментом легитимизации, находясь по «по правую руку» властей. В тоже время отошедшие на задний план, но не исчезнувшие, доисламские верования многочисленны в регионе.

Исходя из географических, экономических и культурных факторов, Центральная Азия рано познала три формы приобщения к исламу. Первая возникла в городах Трансоксании вдоль великого караванного пути и, включая научную, политическую и архитектурную составляющую, основывается на юридической ханафитской школе. Вторая— синкретичная и нематериальная, распространена в кочевом пространстве Центральной Азии. Третья— основанная на суфийской духовности — является связующим звеном между двумя предыдущими формами, где сочетаются элитарная сторона, основанная на цепи преемственности (силсила), и популярная у населения практика поклонения святым.

Два фактора способствовали тому, что народный ислам стал реальным ориентиром идентичности, и одновременно в контексте политических репрессий в отношении ислама, сформировалось пространство упрощенной веры, ограничиваясь ритуальной частью и игнорируя теологическую составляющую:

– периоды немусульманских завоеваний — монгольское нашествие, Российская империя, советское государство, которые определили суфистский ислам на роль охранной колыбели религии;

– использование братств как сети из децентрализованных ячеек, составляющих оппозицию правительству, непризнаваемое как «законное».

С этой точки зрения следует отметить значение Центральной Азии как места возникновения главнейших мусульманских братств, в частности Накшбандия, адепты которого впоследствии появились у курдских племен, на Кавказе, в Турции и Индии. Практика молчаливого зикра – вспоминание имени божьего – и многие другие практики позволяли последователям суфизма, без всякого разглашения своих религиозных предпочтений, участвовать в политической и социальной светской жизни.

В наши дни ислам в Центральной Азии вписывается более в преемственность, чем в разрыв. Таким образом обеспечивает тройное наследие в системе официального управления исламом — как средство социального контроля, оппозиция «джихадистского» типа в противовес «незаконной власти» (наследуя призывы к джихаду против царских колониальных властей и антисоветской борьбы с басмачами) и фундаменталистские проповеди (салафитского толка).

Повторное вхождение мусульман Центральной Азии в мировую умму до событий 1991 г.

После русской революции 1917 г., мусульмане Центральной Азии оказались отрезанными от внешнего мира. Эта изолированность закончилась со смертью Сталина и началом правления Хрущева. В так называемые годы «брежневского застоя» происходит скромный возврат советских мусульман в мировую умму. Возврат этот символизирует стремление советских властей инструментализировать ислам в целях международной политики. С позволения Москвы несколько представителей «мусульманского духовенства» отправляются в паломничество (хадж) в Мекку. Вернувшись, они привносят тренды, усвоенные во время хаджа во внутренние дебаты.

Крупномасштабное развитие салафитского дискурса в 70-80 гг. оказывает непосредственное влияние на Советский Союз. Издаваемый в Ташкенте, официальный журнал «Мусульмане советского Востока» с периодической регулярностью осуждал паломничество к святым местам, называя такую практику бид’а «нововведение, противоречащее исламу», и в то же время выдвигая на первый план Узбекистан, витрину социализма, где мусульмане создают свой рай на земле, созидая свое спасение в мире загробном.

Относительная открытость СССР была прервана в 1979 г., после ввода советских войск в Афганистан и исламской революции в Иране. С этих пор все политически подкованные мусульмане СССР просыпались с зарëй, чтобы прослушать запрещенные радиопрограммы. Тем временем, связи с внешней уммой были восстановлены. Широкий диапазон восприятия ислама в социуме отныне предоставлял большее значение мусульманской составляющей со всей ее многозначностью, нежели составляющей советской.

Об этом свидетельствует, например, призыв к провозглашению исламской республики Таджикистан в листовках, распространяемых в 70-х гг. в Ферганской долине «опасными фанатиками», как их называла местная пресса, учреждение первой партии исламского возрождения в Курган-Тюбе в 1973 г., то есть за девятнадцать лет до ее повторного созыва в Астрахани в годы перестройки, а также отчаянная активность подпольных проповедников.

После прихода к власти Михаила Горбачева в марте 1985 г., ислам в обретении былой представленности перенес сильные потрясения. Ислам Каримов, экс-секретарь Коммунистической партии Узбекистана, осознал новый статус религии в ходе электоральной поездки в Ферганскую долину в декабре 1991 г. На одной из исламистских встреч с него потребовали обещание провозгласить «Исламскую республику Узбекистан». Это стало огромным потрясением, которое объясняет последующее стремление узбекского президента искоренить всякую оппозицию сначала «национально-демократическую», затем исламистскую и тем самым защитить свою страну от неизбежной открытости внешнему миру.

Исчезновение советской системы требовало уточнения религиозной политики в каждом новосозданном государстве. Постсоветское гражданское общество таким образом реорганизовалось по религиозной, со ссылкой на исламскую мораль в качестве культурного фундамента, и по социальной, даже семейной направленности. Начиная с этого времени, все те, кто считал рамки национального и также исламского государства слишком узкими, не перестают пополнять ряды ностальгирующих о халифате, потерянном в 1924 г.

Реорганизация, логика избегания и ограниченная радикализация

В начавшейся после 1991 г. реорганизации многочисленные исламоориентированные внутренние и внешние политические структуры, партии, ассоциации, группы проявляются в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане. Туркменистан, единственная страна в Центральной Азии, которая не участвует в этих процессах. Среди целей вышеназванных организаций— провозглашение исламских республик либо восстановление Кокандского ханства, что тем самым подразумевает ликвидацию границ национальных государств. Либо по версии наиболее радикально настроенных кругов — создание Туркестанского халифата и более того, халифата глобального.

Активность исламских движений

Среди основных движений Центральной Азии, одно из наиболее активных — Исламское Движение Узбекистана (ИДУ), основанное Джумой Намангани и Тахиром Юлдашевым . Партия исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ), основателем и лидером которой до самой своей смерти в 2006 г. являлся Саид Абдулло Нури. ПИВТ была в коалиции с правящей властью, однако постепенно ее влияние ограничивалось, а в 2015 г., партия была запрещена и признана террористической. Движение фундаменталистов Акрамилар, основанное узбекскими бизнесменами и практикующее исламскую благотворительность, которое подверглось репрессивным мерам со стороны власти, в частности в 2005 г. в Андижане.

Внешнее влияние ислама распространялось усилиями партии Хизб ут-Тахрир («Партии Освобождения», образованной в Иордании в 1953 г.). Последняя, фундаменталистского характера, вела активную работу в Узбекистане, Таджикистане и Казахстане, но со смертью Бен Ладена в 2011 г. сократила свою деятельность. Турецкое Исламско-национальное движение Фетуллаха Гюлена также было активно в регионе, до его изгнания во всех странах по просьбе президента Эрдогана после попытки переворота в июле 2016 г. в Стамбуле. Гюленовские образовательные учреждения остались на месте лишь в Кыргызстане, где они контролируются министерством образования. Наконец, Джама’ат Таблиги— прозелитское движение, основанное в Индии, особенно активное в Кыргызстане и Казахстане, хотя и не имеют легального статуса.

В целом все мусульманские государства привнесли свой вклад в повторный процесс исламизации. В том числе и Турция, в которой кроме «гюленского» движения, следует упомянуть официальный фонд «Диянет» или суфийское течение нагшбандия. Это также справедливо для стран Персидского залива и Пакистана. Шиитский Иран после распада Советского союза не был затронут влиянием прозелитизма в силу приверженности исламу суннитского толка большинства населения Центральной Азии.

На местах, официальные власти в каждом государстве принимают новые законы касательно свободы совести и собраний; большая или меньшая веротерпимость существует в отношении зарубежных религиозных организаций, чьë финансирование, впрочем, тщательно контролируется. В Центральной Азии открытость любым религиям и сектам сочетается как в Кыргызстане, ставшем новым Эльдорадо для проповедников различных конфессий, с абсолютной закрытостью гражданского общества как в Туркменистане.

Между этими двумя крайностями, в трех других республиках наблюдаются различные сценарии развития конфессиональной ситуации. Выверенная терпимость в Казахстане, который с 2001 г. столкнулся не только с экономическими и социальными проблемами на богатом нефтью западе страны, но и с исламской угрозой. Усиленный контроль над исламскими активистами в Узбекистане в силу растущей конфронтации между властью и джихадистским движением, особенно после андижанских событий 2005 г., когда режим Каримова жестко подавил исламское протестное движение. Дальнейший прессинг на исламские политические силы в Таджикистане, избравшие после событий в 1997 г. путь радикализации, несмотря на участие Партии Исламского Возрождения Таджикистана в нео-коммунистическом режиме президента Эмомали Рахмона до 2015-го года.

Национализация народного ислама

С первых десятилетий независимости общества Центральной Азии подверглись двусторонней исламизации. С одной стороны, сверху властями проводится официально приемлемaя исламизация с учетом светской Конституции. В Узбекистане этот процесс проявляется в запрете на меры по планированию семьи, в обязательстве сократить так называемые расходы на престиж (свадьбу или похороны) дабы не заострять социальное неравенство; аналогичные меры предпринимаются в Таджикистане с 2007 г. для удовлетворения большинства мусульман страны. В то же время, другой процесс исламизации идет снизу, представителями зарождающего гражданского общества: бизнесменами, предпринимателями, а также разноконфессиональными иностранными представителями— турецкими, саудовскими, и пакистанскими проповедниками и прозелитами. Внешние акторы были оперативно назначены официальной властью, с различными оговорками в зависимости от страны, на роль «опасных» элементов, которым следует противодействовать. Тезис о внешней исламской угрозе поддержала Россия, где афганская травма навсегда стигматизировала российский подход в Центральной Азии. Двоякий характер этого тезиса представлен с одной стороны политической угрозой вторжения в Узбекистан афганских муджахедов и талибов, с другой, фундаменталистской опасностью в лице многочисленных иностранных проповедников, чей ненасильственный характер мог, тем не менее, фатально повлиять на местные режимы.

В силу этих факторов Узбекистан и Казахстан разыгрывали карту исламского суфизма и его народных корней, организуя с большой помпезностью памятные празднования Бахауддина Накшбанда, Ходжа Ахрара и Ахмада Ясави, чтобы снизить влияние прозелитизма салафизма, неоправданно именуемого «вахабитским» в регионе. Суфийские практики снова дозволены в регионе. У знаменитого шейха нагшбанди Ибрагима-хазрата, родившегося в 1928 г. в Коканде, число последователей насчитывает порядка 20 000 — 30 000 чел. в Узбекистане, в том числе распространяясь на Россию и Молдавию.

Радикализация молодого поколения

Ни так называемый «естественный барьер от фундаментализма», ни заклинательный призыв о национальном долге перед родиной, кажется, никак не влияют на молодое поколение. В противоположность своим родителям, все больше молодежи младше 25 лет отказываются от алкоголя, свинины, повсеместно соблюдая пост в месяц Рамадан.

Дети социальных сетей (несмотря на контроль секретных служб) — Вконтакте и Одноклассники, некоторые из них выбирают радикализацию, как новую идентичность «супермусульманина», представленную в последней работе Фати Бенслама. Растущее неравенство, разочарование молодежи из-за трудностей трудовой миграции в Россию, безработица и понижение социального уровня, все эти факторы объясняют, почему сотни молодых узбеков, таджиков, кыргызов, казахов и туркмен, а также уйгуров и чеченцев присоединяются к джихадистам в Турции, Пакистане и особенно, в России (как ни парадоксально, но именно в России ДАИШ с легкостью вербует новых наемников для пока еще существующего Исламского государства).

Третий контингент бойцов организации Исламского государства (ДАИШ) в Ираке и Сирии, а также Фронта ан-Нусра, в количестве порядка 5000 чел., ничего не говорит об истинном влиянии столь опасной джихадистской пропаганды в регионе. Действующая эффективно в тюрьмах и социальных сетях несмотря на контроль, эта пропаганда распространяется даже лучше, чем информация про события арабской весны 2011 г., которая тщательно избегалась средствами массовой информации, в то время как исламская угроза оставалась для центральноазиатских властей излюбленным рычагом поддержания их репрессивной политики.

Таким образом, в вопросе боевиков-исламистов различаются два этапа при разных временных отрезках: в первые годы независимости до 2001 г., когда внешние силы прибывали в государства Центральной Азии; на втором этапе боевики формировались внутри региона, отправляясь затем в зоны конфликта: Афганистан, Пакистан, Ирак и Сирия.

Сопротивление терроризму

11 сентября 2001 г. стало поворотным моментом для всех. Случилось то, что невозможно было даже вообразить, с согласия России, американские военные базы появились в Кыргызстане и Узбекистане, впоследствии, они были закрыты. Падение режима талибов и западное присутствие в Афганистане дали второе дыхание радикальному исламскому движению Юг-юг (Sud Sud) которое получило широкое распространение в Интернете. Тем не менее, это движение прекратило свое существование сразу же после смерти Усама Бен Ладена в 2011 г. На смену пришло новое движение, чему способствовало падение режима Саддама Хуссейна в 2003 г., затем гражданская война в Сирии, начавшаяся в 2011 г, и особенно — появление организации Исламского государства (ДАИШ) как объединительной пан-суннитской силы в 2014 г. Несмотря на террористические акты и нападения террористов-смертников, имевшие место в Центральной Азии на протяжении последних двадцати лет, в частности « теракты в Актобе» в 2016 г, хотя джихадистскую природу этих терактов нужно ещё доказать, Центральная Азия — это мусульманский регион, в наименьшей степени затронутый исламским терроризмом. Объясняется такая ситуация частично жестким контролем финансовых потоков, практическим отсутствием в местных СМИ любой информации по террористическим организациям и личностям террористов-смертников, а также тем, что большая часть населения практикует умеренный ислам. Сегодня когда войны идут в Ираке, Сирии и на Украине, а вовлечение России в эти зоны конфликта может послужить катализатором, смогут ли официальные власти и СМИ Центральной Азии, разыгрывающие карту национализма и авторитета старших, преуспеть, в отличии от западных правительств, в сокращении исхода в Сирию, к боевикам?

Заключение

Двадцать пять лет после распада Советского Союза местный дискурс об исламской угрозе слегка трансформировался. В мировом плане, изменился масштаб исламского вопроса. Местные власти продолжают, с относительным успехом, разыгрывать карту исламской угрозы дабы сдержать воинствующий ислам и контролировать ислам фундаментальный, в тоже время расширяя социальные репрессии. Становясь все более уязвимыми вследствие ухудшения экономической и социальной ситуации, едва ли они могут оценить степень радикализации молодежи.

Тем временем общество постепенно выражает обеспокоенность этой темой. В Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане этот вопрос больше не представляет табу.

В то же время, учитывая такие факторы, как-то: почтенный возраст президентов, превалирование среди населения молодежи младше 16 лет, международная обстановка пост-арабской весны, частичный вывод иностранных войск из Афганистана в 2014 г., международная напряженность в связи с аннексией Крыма, рост влияния Китая, наконец, непредсказуемая ситуация в Ираке и Сирии, — политические риски, связанные с исламизмом в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и на Западе повышены сейчас как никогда.

Перевод на русский язык – Снежана Атанова

Источник – caa-network.org/archives/10950
http://www.fergananews.com/article.php?id=9686
В Узбекистане не хватает более 11 тысяч врачей, заявил президент Шавкат Мирзиёев 12 декабря на совещании по вопросам здравоохранения. Об этом сообщает пресс-служба главы государства.

Со слов президента, из-за нехватки кадров новые медицинские учреждения не способны качественно обслуживать население. В связи с этим Минздраву поручено увеличить в 2018 году целевые квоты приема в бакалавриат медицинских вузов на 20%, в магистратуру – на 10% и в клиническую ординатуру – на 15% по сравнению с 2017 годом. Согласно данным, прозвучавшим на заседании, к настоящему моменту квота приема абитуриентов в медицинские вузы доведена до 3445 мест.

Для развития частной медицины и подготовки кадров власти планируют создать на базе клиники «Akfa Medline» в Ташкенте новый учебно-практический центр. Совместно с этой же клиникой в столице хотят открыть южнокорейский медицинский вуз. Узбекская делегация обсуждала этот вопрос в ходе ноябрьского визита президента Мирзиёева в Сеул.

Президент поручил местным администрациям и Минздраву «организовать больше частных медицинских учреждений узкой специализации с собственными стационарами с учетом показателей заболеваемости населения и потребностей регионов». Как сообщил министр здравоохранения Алишер Шадманов, в 2018 году должны быть открыты 234 новые частные клиники. На беспроцентные кредиты частному сектору будет выделено $14 млн.

В целом, по словам министра, если в 2017 году на здравоохранение в Узбекистане было выделено 6,8 трлн сумов (около $840 млн), то в 2018 году ожидается увеличение финансирования до 10 трлн сумов ($1.2 млрд). «Никогда такого не было – мы сразу прибавляем 40%», — отметил глава Минздрава.

В свою очередь, в пресс-службе президента отчитались, что финансирование отрасли значительно увеличилось уже в этом году. Так, на строительство и реконструкцию медико-социальных учреждений было выделено 49,3 млрд сумов (около $6 млн), что в 2 раза больше, чем годом ранее. Кроме того, были открыты 793 круглосуточно работающие сельские семейные поликлиники с пунктами скорой помощи и дневными стационарами. «В стране резко сократилось заболевание туберкулезом. Специалисты республиканских специализированных медицинских центров 2,407 тысячи раз выезжали в регионы, тогда как в 2016 году этот показатель немногим превышал 500 выездов. Если в прошлом году их услугами воспользовались 30 тысяч человек, то в текущем году этот показатель составил 220 тысяч», – говорится в сообщении, – «в 3,5 раза – до 821 млрд сумов ($101 млн) вырос объем средств, выделенных для закупки лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения».

К работе также планируют привлекать медиков из-за рубежа. Директор республиканского специализированного центра хирургии имени А.Вахидова Феруз Назыров в интервью телеканалу «Узбекистан 24» сообщил, что на совещании обсуждался вопрос о приглашении в республику специалистов из Южной Кореи, США, России и других стран.

Впрочем, несмотря на предпринимаемые властями меры, ситуация в узбекской медицине пока оставляет желать лучшего. Это подтверждают многочисленные жалобы в виртуальную приемную Мирзиёева. На этом фоне Минздрав в конце прошлого года решил сократить долю оказываемой населению бесплатной медицинской помощи. В ведомстве уверены, что данная мера поможет развитию системы медицинских учреждений – туда смогут принимать дополнительных специалистов, а зарплата сотрудников вырастет. В действительности же бесплатного медицинского обслуживания в Узбекистане уже практически нет. Как правило, при поступлении в больницу человек должен самостоятельно купить лекарства, перевязочные материалы, шприцы, оплачивать медицинские процедуры и так далее. Об этом можно прочитать, например, в материалах «Узбекистан: Бесплатная медицина приказала долго жить?» и «Платное медицинское обслуживание в Узбекистане - тяжелая ноша для бюджета жителей страны».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27539
Известный своими неординарными выступлениями в социальных сетях, имам ташкентской мечети «Тинчлик» Шермурад Тогай выступил с предложением выделить для должностных лиц «специальные магазины и места (участки) для ведения бизнеса». По мнению имама, подобная мера необходима для того, чтобы чиновники не брали взятки и не покушались на государственное имущество.

Свои предложения и аргументы Шермурад Тогай изложил на личной страничке в Facebook, в посте, озаглавленном словами «Мансабдорларимиздан фахрланайлик» («Нам следует гордиться своими чиновниками»).
«Чтобы должностные лица не брали взятки и не воровали государственное имущество, им нужно выделять специальные магазины и места для ведения бизнеса. Они не должны думать о том, как прокормить свою семью. Люди должны уважать и почитать их, стремилиться быть похожими на них. Если обратиться к истории, Козиробод представлял собой массив, выделенный падишахом для судей, а Думбираобод представлял собой массив и участки, выделенные падишахом для секретариата и придворных падишаха. Религиозным деятелям выделялись вакуфные земли и магазины, чтобы они не покушались на государственное и народное имущество и не рассчитывали на взятки и мзду», – пишет религиозный авторитет. (Вакф/вакуф – в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели, вакуфные земли не облагались налогом. – Прим. «Ферганы»).

«Нужно внедрить такие меры. Раньше (вероятно, имеется в виду период до Октябрьской революции. – Прим. «Ферганы») были участки при мечетях. Имамы и секретариат мечети пользовались этими участками, пока они служили в мечети. Затем эти участки передавались другим имамам для пользования. Значит, если внедрить такие меры, то это удержит руководителей от мздоимства и взяточничества. А когда руководитель будет вымогать взятку, то перед его глазами промелькнет ад».

Реакция сетевого сообщества на подобные заявления была неоднозначной: большинство читателей отметили этот пост как «нравится», несколько человек восприняли это как юмор и трое отметили как «возмутительно». Но, ни один из авторов комментариев не разделяет мнение имама и не поддерживает его инициативу. Большая часть аудитории рекомендовала имаму не вмешиваться в экономику и политику, а заняться духовными делами.

Стоит отметить, что это не первое противоречивое выступление ташкентского имама в соцсетях. 28 ноября этого года Шермурад Тогай написал на своей странице в Facebook о необходимости применения смертной казни в отношении сторонников религиозной партии «Хизб-ут-Тахрир» и экстремистской группировки «Исламское государство».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27540
Казахстанская федерация шахмат (КФШ) направила ноту протеста в судейскую комиссию Международной шахматной федерации (FIDE) в связи с инцидентом, который произошел на Всемирной юношеской шахматной Олимпиаде для спортсменов до 16 лет, проходящей в Индии. Об этом сообщает Zakon.kz со ссылкой на пресс-службу Казахстанской федерации шахмат.

Согласно официальной жеребьевке, как рассказали в федерации, сборная Казахстана должна была сыграть со сборной Армении. За соседними досками должны были сразиться сборные Ирана и Израиля, однако главный арбитр турнира Ратинам Анантарам изменил результаты жеребьевки, проведенной компьютерной программой Swiss Manager, и поставил в соперники Казахстану сборную Ирана, а Израилю – сборную Армении.

В КФШ считают, что причина, по которой изменили результаты жеребьевки международного соревнования, связана с политическими взаимоотношениями Израиля и Ирана. По мнению главного тренера детско-юношеской сборной Казахстана Ануара Исмагамбетова, власти Ирана запретили играть своим шахматистам с представителями Израиля и предупредили об этом главного судью соревнований.

«Главный судья Ратинам Анантарам связался по телефону с исполнительным директором FIDE Найджелом Фриманом, и получил от него устное согласие на изменения результатов жеребьевки. Подчеркиваю, что при этом никаких официальных уведомлений об изменениях наша команда не получила. И лишь поздно вечером 11 декабря мы узнали, что утром в 9:30 играем с Ираном, а не с Арменией. Нам непонятно, почему, если возникла проблема в проведении матча между двумя командами, она была решена в столь произвольной форме, без учета интересов других команд?", – возмутился тренер сборной Казахстана.

В протесте Казахстанской федерации говорится, что они считают такие действия неприемлемыми и требуют объяснений со стороны судейской комиссии FIDE и главного судьи. Также федерация обратилась с вопросами: на основании каких правил главный арбитр изменил результаты жеребьевки и почему он не сообщил о своем решении заранее. Как заявила исполнительный директор казахстанской федерации шахмат Ирина Грищенко, данный инцидент КФШ считает крайне несправедливым и неуважительным по отношению к юным казахстанским спортсменам и к Казахстану в целом. В настоящее время в федерации ожидают официального ответа от судейской комиссии FIDE.

Следует отметить, что на юношеской Всемирной Олимпиаде по шахматам прошло три тура. Сборная Казахстана сегодня, 13 декабря, обыграла сборную Ирака, и занимает пятую строчку турнирной таблицы. Сборная Узбекистана оказалась сильнее представителей ЮАР и Аргентины и поделила очки с Ираном.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27541
В ночном клубе PR «WellnessClub» в Актау 13 декабря состоится взвешивание бойцов по профессиональным боям жекпе-жек перед турниром в металлическом восьмиугольнике, который назначен на 14 декабря, сообщил Tumba.Kz президент федерации жекпе-жек Мангистауской области Казахстана Арман Абильда.

В турнире примут участие победители и призеры международных соревнований, а также чемпионы Казахстана в разных видах единоборств. Они будут биться по правилам национального казахского вида боевого искусства жекпе-жек. Всего запланированы пять поединков для спортсменов из нескольких регионов страны. Против них выйдут бойцы во главе с чемпионом Азии и чемпионом Казахстана по жекпе-жек Серикбаем Ходжабаевым, который выступит в весовой категории 70 килограммов.

«В Актау такой турнир проводится не впервые, бойцы выразили желание повторить попытку выиграть главный приз», – сказал Арман Абильда, добавив, что цель данного мероприятия – популяризация жекпе-жек и пропаганда здорового образа жизни.

Жекпе-жек в переводе с казахского означает «поединок». По своим правилам и стилю жекпе-жек схож со смешанными единоборствами – в нем используется борцовская техника вкупе с базовыми ударами ногами и руками. Поединки проводятся в восьмиугольнике, бойцы дерутся без шлемов, в облегченных перчатках.

Бои пройдут 14 декабря в ночном клубе PR «WellnessClub». Организаторы рассказали, что в этом году призы получат не только победители, но и проигравшие.
Отметим, что с 1 по 3 декабря в Атырау прошел первый чемпионат мира по жекпе-жек. Восемь из десяти золотых медалей в нем завоевали казахстанские спортсмены.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27543
Агентство «Синьхуа» сообщает, что в коллекцию пекинского музея Гугун поступил средневековый свиток, изображающий Великий шелковый путь. Свиток датируют средним или поздним периодом китайской династии Мин, правившей с 1368 до 1644 года. Длина свитка – 30 метров 12 сантиметров, ширина – 59 сантиметров. При этом профессор Пекинского университета Линь Хайцунь считает, что это только часть свитка. В первоначальном виде длина его могла доходить до сорока метров.

Непосвященному человеку даже и оставшийся фрагмент может показаться циклопическим: если повесить свиток вертикально, он окажется высотой с десятиэтажный дом. Однако для средневековой китайской живописи такая гигантомания вполне привычна. Часто на подобных свитках изображались в горизонтальной плоскости целые города или реки с прилегающими к ним окрестностями. Особенной гордостью китайских художников в таких случаях становился тот факт, что сотни и даже тысячи изображенных на свитке людей имели свой индивидуальный облик, который не повторялся.

Понятно, что подобные свитки повесить на стену было не так-то просто. В старом Китае они обычно хранились в свернутом виде. Процесс любования проходил примерно так: приглашались гости, разворачивалась часть свитка, и ее рассматривали во всех подробностях. На другой день гости снова приходили и любовались уже другой частью картины. В зависимости от длины или сложности свитка, просмотр подобного «сериала» мог длиться днями и даже неделями.

Разумеется, такие свитки высоко ценились коллекционерами и хозяевами их становились только весьма состоятельные люди. Наиболее выдающиеся произведения из этого ряда преподносились императорам и высшим чиновникам в качестве дара (или взятки).

Считается, что подаренный пекинскому Гугуну свиток находился в Японии с тридцатых годов прошлого века. При этом его принимали за пейзажную живопись последней китайской династии Цин (1644-1911 годы).

Тот факт, что китайский свиток хранился в Японии, не удивителен. В первой половине двадцатого века Китай претерпел множество испытаний: оккупация западными странами, революция, вторжение японцев, гражданские войны. В разразившемся хаосе из страны было вывезено огромное количество культурных ценностей – особенно отличились на этом поприще иностранные армии. Кроме того, множество предметов традиционного искусства было вывезено гоминьдановцами на Тайвань, где тоже есть свой Гугун. В результате сокровищница тайваньского Гугуна оказалась несравненно богаче пекинского.

На протяжении двадцати последних лет правительство КНР проводит политику активного возвращения утраченных культурных ценностей. При этом Поднебесная не признает права собственности на похищенные предметы искусства: по ее мнению, все они принадлежат китайскому народу. Стоит чему-то из утраченного китайского наследия появиться на иностранных аукционах, правительство КНР немедленно требует снять лоты с продаж и вернуть их в Китай. Бывало, что китайцам удавалось добиться своей цели. Подобная история случилась с возвращением двух бронзовых скульптур, похищенных из парка Юаньминъюань.

Разумеется, Китай в силах выкупить наиболее важные произведения искусства, однако не делает этого. Принципиальная политика КНР состоит в том, что они не выкупают украденное – во всяком случае, официально. Однако есть вещи, которые по тем или иным причинам все-таки надо возвращать на родину. В таких случаях китайцы обычно действуют руками крупных бизнесменов и частных корпораций – именно они выкупают особенно важные предметы и потом передают их государству.

Примерно такая история произошла и с тридцатиметровым свитком, на котором изображен Великий шелковый путь. Он был выкуплен за 20 миллионов долларов главой китайской компании «Шимао Груп» Сюй Жунмао и передан в дар пекинскому Гугуну.

Надо сказать, что вся история дарения, очевидно, тесно связана с активизацией китайского проекта «Один пояс – один путь». В проект этот, направленный на расширение китайского влияния, КНР стремится вовлечь не только ближайших соседей, но и, по возможности, весь мир.

Об этом прямо говорит сам директор пекинского Гугуна Шань Цзисян: «Свиток, который можно сравнить с ценным ключом, поможет ученым более глубоко изучить Великий шелковый путь, что предоставит ценный опыт для дальнейшего развития «Пояса и пути» в будущем».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27544
Премьер-министр Киргизии Сапар Исаков подписал 13 декабря распоряжение о передаче Узбекистану четырех пансионатов на озере Иссык-Куль, сообщает пресс-служба киргизского правительства.

Согласно документу, Узбекистан оформит право собственности на пансионаты «Бостери» (село Бостери, ранее «Золотые пески»), «Алтын-Жай» (село Кара-Ой, ранее «Рохат-НБУ»), «Энесай» (село Кара-Ой, ранее «Дилором»), «Бустон» (Тонский район). Земельные участки, на которых они стоят, остаются в собственности Кыргызстана, но будут переданы узбекской стороне во временное пользование.

В свою очередь, по сообщению правительства Киргизии, узбекская сторона берет на себя обязательства инвестировать в пансионаты, чтобы довести их до уровня трех- или четырехзвездочных отелей. В период строительства и в дальнейшем не менее 80% задействованной рабочей силы должны быть гражданами Киргизии. А главное - Узбекистан отзовет иск из Международного арбитражного суда, поскольку спор будет урегулирован мирным путем.

Как сообщил глава Фонда по управлению государственным имуществом Кыргызстана Дуйшенбек Зилалиев, в ходе переговоров Узбекистан согласился на предложение Кыргызстана по поводу пансионатов. Соглашение с узбекской стороной будет подписано в ближайшие дни, передает «24.kg».

О подаче Узбекистаном иска в международный арбитраж в США было объявлено 12 декабря на заседании парламентского комитета по экономической и фискальной политике. В иске говорится о нарушении Киргизией соглашения между странами бывшего СССР от 1992 года о пользовании объектами, которые после развала Союза оказались на территории другого государства. Подробнее об этом можно прочитать здесь: http://www.fergananews.com/news/27527
http://www.fergananews.com/news.php?id=27545
Международная организация труда (МОТ) заявила, что в Узбекистане детский труд больше не используется в систематическом режиме, и власти принимают меры по прекращению эксплуатации принудительного труда. Соответствующий пресс-релиз опубликован на сайте МОТ 12 декабря.

Заявление основывается на результатах мониторинга хлопкоуборочной кампании, проведенной группой представителей МОТ в Узбекистане осенью 2017 года. Во время пребывания на полях эксперты организации провели 3000 бесед в формате «один на один» со сборщиками хлопка и телефонный опрос 1000 выбранных случайным образом жителей страны. Результаты бесед подтвердили высокий уровень осведомленности о неприемлемости как детского, так и принудительного труда; есть понимание, что привлечение сборщиков хлопка должно проводиться на добровольной основе. Определенные группы населения - студенты, работники образования и здравоохранения - были избавлены от сбора урожая на ранней стадии хлопкоуборочной кампании, утверждает группа мониторинга МОТ. По ее данным, подавляющее большинство сборщиков работало на полях добровольно. Стоимость их труда в этом году была повышена - в соответствии с рекомендациями МОТ и Всемирного банка.

Экспертов МОТ впечатлило выступление президента Узбекистана Шавката Мирзиёева на Генеральной Ассамблее ООН, где он заявил о принятии действенных мер по искоренению детского и принудительного труда. На IV Всемирной конференции по вопросам полного искоренения детского труда, состоявшейся в Аргентине 14-16 ноября 2017 года, Узбекистан обязался сотрудничать с гражданским обществом и уже провел с правозащитниками несколько встреч на эту тему.

Выводы группы мониторинга МОТ были обсуждены на круглом столе в Ташкенте 30 ноября 2017 года. В мероприятии приняли участие члены координационного совета по вопросам детского труда, работодатели, дипломаты, представители правительства, профсоюзов Узбекистана, МОТ и Всемирного банка. Результаты будут официально представлены Всемирному банку в отчете, публикация которого ожидается в начале 2018 года.

Отметим, что о прекращении Узбекистаном использования детского труда МОТ сообщала Всемирному банку в начале 2017 года по итогам мониторинга предыдущей хлопкоуборочной кампании. Но тогда специализирующиеся на этой теме правозащитные организации заявили, что детский труд в этой стране все же продолжают эксплуатировать, хоть и не в прежних масштабах, а система принудительной мобилизации на сбор хлопка осталась неизменной. В декабре 2016 года «Узбекско-германский форум по правам человека» (УГФ) опубликовал доклад «Принудительный труд в хлопковом секторе Узбекистана. Предварительные результаты сбора хлопка 2016 года». В нём рассказывается как о проблеме использования детского труда, в том числе всё большего привлечения школьников в возрасте 14-15 лет, так и о систематическом массовом использовании принудительного труда взрослых.

«Я считаю, что выводы МОТ далеки от реальности, потому что их методология не соответствует стандартам независимого и объективного исследования, - заявила сегодня в комментарии «Фергане» глава УГФ Умида Ниязова. - Когда государство само является основным организатором принудительного труда, проводить мониторинг совместно с представителями власти, по крайней мере, непрофессионально. В своих рекомендациях, подготовленных для доклада, который был выпущен совместно с Human Rights Watch, мы рекомендовали МОТ не проводить мониторинг, а сосредоточиться на своей главной роли - продвижение фундаментальных трудовых прав и разработке программ по созданию достойных условий работы для всех людей».

Ранее «Фергана» сообщала о том, как осенью 2017 года правозащитница Елена Урлаева обнаружила детей, работающих на полях Балыкчинского района Андижанской области. Она сфотографировала учеников пятых классов школы №1, которые собирали хлопок под надзором учительницы. Правозащитница также запечатлела, как учителя школы №13 вели на хлопковое поле учеников младших классов.

Подробнее о ситуации с использованием детского и принудительного труда в Узбекистане можно узнать из статей «Поля безнадежности. Дети Узбекистана остаются заложниками битвы за урожай хлопка», «Раз и навсегда? Удалось ли борцам с хлопковым рабством победить систему» и других материалов рубрик «Хлопок» и «Права человека».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27542
11 декабря к жильцам домов 98/10, 98/11, 98/12 по улице Узбекистанской в Ташкенте, где планируется застройка грандиозного делового комплекса «Ташкент-Сити», в сопровождении группы лиц приехал начальник, представившийся хокимом (главой администрации) Шайхантохурского района. Собравшимся в категорической форме было объявлено, что они обязаны в десятидневный срок освободить жилье, поскольку уже начинается снос домов. На вопросы людей, как же им теперь быть и куда идти, был дан ответ, суть которого сводилась к следующему: «Нас это не интересует, идите куда хотите». Зато внятно прозвучало, что если в течение 10 дней жильцы не съедут, то их будут выселять в принудительном порядке по решению суда, с привлечением сил правопорядка. Учитывая печальный опыт прошлых лет, сомневаться в этом не приходится.

Люди растеряны и напуганы. Но, кажется, проблемы вынужденных переселенцев, среди которых немало детей, больных и стариков, мало заботят кого-то из чиновников.

Граждане обратились в прессу. Наша редакция получила сразу несколько писем и звонков от жителей района. Корреспонденты выехали на место. Впрочем, ташкентцы слезно попросили ни в коем случае не указывать их настоящих имен – им уже угрожали.

Сейчас речь пока идет о доме №10, его будут сносить первым через оговоренные десять дней. Тех, кто готов переехать сразу, обещают поселить в квартиры вторичного рынка жилья, а не в новые дома, как говорили сначала.

«Днем в прошлое воскресенье нам отключили электричество до 11 вечера, мы сидели совсем без света. Дети даже не могли сделать домашние задания. Вчера, 11 декабря, отключили отопление, так как наши трубы проходят через здание районной милиции (которое на данный момент почти снесли до основания), в 21:00 снова подключили. И то, если бы мы не позвонили и не потребовали устранения неполадок, никаких действий по подключению можно было бы не ждать», – рассказали 12 декабря «Фергане» жильцы одного из «приговоренных» домов.

Независимый журналист Сид Янышев (Саид Абдурахимов) был задержан 12 декабря сотрудниками милиции, когда разговаривал с жителями сносимых домов. Единственным условием его освобождения оказалось «добровольное» удаление из его фотокамеры и диктофона всех материалов.

Люди вспоминают, как во время отключения отопления им сказали: «Привыкайте, теперь будет так, можете жаловаться, куда хотите». Следует отметить, что ни о каком предоставлении властями машин или материальной помощи при переезде даже речи не идет. Было сразу категорично заявлено: вещи вывозить своими силами. Работающим не предоставляются дополнительные отгулы, а как можно одновременно и переезжать, и работать, если на руках еще и маленькие дети?

Среди жильцов ходят разговоры, что тем, кто не соглашается переезжать сразу и готов подождать, взамен снесенной двухкомнатной квартиры площадью 60 квадратных метров могут дать тоже «двушку», но в новостройке и метражом побольше, 72 квадрата. Начальство на собрании уже продемонстрировало жильцам ярко оформленные рекламные флаеры с изображениями будущих домов для новоселов. Однако новые дома будут готовы не раньше, чем через год (это еще не считая мелких отделочных недоработок).

«Впервые о предстоящем сносе нам было сказано еще четыре года назад, когда для нас неожиданно закрыли прописку и продажу, - рассказывает один из жильцов. - Год назад, 28 декабря, приходили представители местного БТИ, просили жильцов предъявить документы на квартиры. Кстати, этим летом, в августе, они явились снова и вновь потребовали те же самые документы. И вот в нынешнем декабре всё снова повторяется: 11-го числа состоялось общее собрание жильцов сносимых домов в здании новой консерватории (она рядом), где уже в ультимативной форме нам сообщили об условиях предстоящего сноса. Причем говорили руководящие лица исключительно на узбекском языке – русскоязычным переводили соседи. Никогда мы не подписывали никаких документов по данному поводу, и нам какие-либо официальные уведомления не предъявлялись, как не было и письменных предупреждений».

За всё это время, как говорят собеседники «Ферганы», состоялось всего два собрания. Практически оба раза представители властей только ставили жильцов в известность о предстоящем сносе, не особенно вдаваясь в подробности.

«На первом собрании было ясно сказано, что всем будут давать новые квартиры, исходя из существующих нормативов, 18 квадратных метров на человека. И, конечно же, обещали компенсацию, хотя конкретную сумму не называли. А уже на собрании в консерватории речь зашла о компенсации в 11 миллионов сумов: вроде бы районные власти пообещали, что новые дома будут построены уже к маю, а до тех пор хокимият (администрация) выделит деньги на аренду жилья. Но людей беспокоит, как быть со школами и детскими садами? Если придется переехать в другой район в середине года?»

А вот что рассказывает еще один житель сносимого района: «Вопрос компенсаций будут решать «в следующем году», а съезжать с квартиры нужно до 20 декабря, после грозят, что будут выселять с милицией. Временное жилье не предоставляют! Сказали, что будут выдавать «гарантийное письмо», но только тем, кто сдаст все документы на старое жилье и ключи. Письмо даже без печати, якобы по нему в следующем году дадут квартиру! В махалле проживает около трех тысяч человек, значит, нужно больше тысячи квартир. Цена вопроса - десятки миллионов долл. Столько лачуг в резерве нет, а в якобы строящихся домах не поместится и пятая часть всех нуждающихся. Но и эти дома будут готовы следующим летом в лучшем случае. Остальных, похоже, просто хотят разогнать».

На фото: сносят здание районной милиции по улице Узбекистанской, которое находилось напротив Таможенного комитета, по соседству с Домом кино.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9687
Азиатская конфедерация бокса (ASBC) на своей странице в Фейсбуке подвела итоги голосования болельщиков. Лучшим боксером года признан Шахрам Гиясов из Узбекистана (вес 69 кг). В его активе - «серебро» на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, победа на чемпионате Азии 2017 и чемпионате мира 2017 в Гамбурге.

Федерация бокса Узбекистана признана лучшей азиатской национальной федерацией. За нее проголосовал 91% любителей бокса. «Узбекистан является одной из ключевых стран в Азии и в мире в нашем виде спорта, их боксеры хорошо показали себя на крупных мероприятиях в 2017 году. Сборная Узбекистана сенсационно выступила на чемпионате ASBC, завоевав девять золотых медалей. Узбекистан возглавил командный зачет в азиатской Конфедерации бокса на Молодежном чемпионате в Бангкоке, после чего их боксеры завоевали шесть медалей на чемпионате мира в Гамбурге», – говорится в сообщении.

От Казахстана в список победителей голосования попали сразу пять человек. Лучшим боксером у женщин признана Мадина Нуршаева (64 кг) – победительница чемпионата Казахстана. Она также выиграла открытый турнир в Польше и чемпионат Азии в Хошимине. Казахстанка Арайлым Бегдильда (81 кг) – лучшая в Азии женщина-боксер. Она выиграла три турнира под эгидой Международной ассоциации любительского бокса. Еще одна представительница Казахстана Жамиля Болат (66 кг) – лучшая в Азии женщина-боксер среди юниоров. У нее «золото» в традиционном Кубке наций в Сербии и на нескольких других турнирах, состоявшихся в России и на Украине. Лучший боксер WSB – казахстанец Асланбек Шымбергенов (69 кг). В его послужном списке - победы в III, V и VII сезонах мировой серии. Лучшим супервайзером признан Аслан Игубаев из Казахстана.

Победителями в других номинациях стали:

Лучший боксер (молодежь) - Сачин Сиваш Сингх (Индия, 49 кг)
Лучший боксер (юниоры) - Сора Танака (Япония, 66 кг)
Открытие года - Хусейн Аль-Масри (Сирия, 49 кг)
Лучший тренер - Хирокуни Мото (Япония)
Лучший международный технический делегат (ITO) - Ленни Д'Гама (Индия)
Лучший судья - Нэлка Широмала (Шри-Ланка)
Выбор президента Азиатской конфедерации бокса – Федерация бокса Афганистана

В ходе прошлогоднего голосования лучшим боксером был признан казахстанец Данияр Елеусинов, лучшим APB боксером – Жасурбек Латипов (Узбекистан), открытием года – Шахрам Гиясов (Узбекистан), лучшим боксером WSB – Асланбек Шымбергенов (Казахстан), а лучшей Федерацией – Казахстанская федерация бокса.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27546
Заявление МОТ о прекращении Узбекистаном эксплуатации детского труда является преждевременным, считает ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Франция).

«На данном этапе это больше похоже на «политический пряник», предназначенный для того, чтобы стимулировать процесс отмены систематического детского труда и принудительного труда в целом», - сказала президент AHRCA Надежда Атаева «Фергане», комментируя заявление Международной организации труда.

Правозащитница отметила, что в последний год узбекские власти демонстрируют некоторое смягчение политического режима: «Тотальный контроль над гражданским обществом в Узбекистане медленно сменяется снижением репрессий хотя бы к тем активистам, которые публично выражают свободное мнение и которых цитируют международные организации. Заметно также, что власти внимательнее относятся к сигналам МОТ, Всемирного банка и демократического сообщества».

Однако, хотя узбекские СМИ и сообщают об этом в новостях, но аналитические материалы о проблемах в сфере защиты прав человека в Узбекистане по-прежнему не публикуют. Местные ученые и интеллигенция пассивны по отношению к происходящим в стране процессам. «Поэтому проявления позитивных изменений скорее избирательные, чем системные. Снижение внимания к этой проблеме возобновит прежние темы эксплуатации», - полагает Надежда Атаева.

Она подтвердила один факт встречи представителей правительства Узбекистана с правозащитниками, но заметила, что «это пока исключительный случай, который, скорее, носит имиджевый характер, но не является системной практикой диалога с гражданским обществом».

Что касается собственно прекращения использования детского труда в хлопковом секторе Узбекистана, то, по словам Атаевой, это можно будет констатировать, когда начнут системно работать национальные средства защиты жертв эксплуатации.

«До сих пор ни один суд не рассмотрел дела, связанные со случаями смерти или травматизма во время хлопковой кампании, несмотря на то, что несколько таких трагических событий получили огласку и в ходе последнего сезона. Правозащитники обнародовали список детей, пострадавших за последние годы во время хлопкового сезона, но эти сведения пока никак не исследуются. И, следовательно, представители власти, виновные в этих трагедиях, избегают ответственности», - пояснила глава AHRCA.

По ее сведениям, ни один депутат узбекского парламента не сделал депутатский запрос в какой-либо государственный орган по поводу нарушений прав жертв эксплуатации. «Странно, последние десять лет проблему уже признал и глава страны, ее обсуждают в ООН, Европарламенте и Конгрессе США, а избранники народа Узбекистана в спячке», - выразила недоумение Атаева.

Эта тема заслуживает отдельных слушаний в парламенте Узбекистана, желательно - в прямом эфире с участием всех членов группы международного мониторинга принудительного труда, считает правозащитница.

Она подала идею создать национальный благотворительный фонд, через который официально и по решению суда можно будет финансировать расследования фактов принуждения к труду несовершеннолетних и случаев пострадавших от эксплуатации людей, а также оплачивать курс восстановления их здоровья. Но при этом нужно избежать включения в исполнительный орган такого фонда тех, кто входит в число организаторов практики рабства и коррупции в этом секторе. А пока жертвы и их родные предпочитают оставаться пассивными, опасаясь репрессий, в лучшем случае им негласно выплачивают компенсацию, что позволяет властям скрывать объективную статистику жертв.

«Я очень жду того дня, когда президент Узбекистана станет инициатором расследования всех трагических случаев во время практики принудительного труда. Когда он попросит прощения у матерей погибших детей и других пострадавших. Жизнь человека и здоровье граждан нашей страны должны стать главнейшей ценностью. Только тогда начнется очищение узбекского общества и возродится доверие граждан к властям», - заключила Надежда Атаева.

Ранее руководитель «Узбекско-германского форума по правам человека» (УГФ) Умида Ниязова заявила, что «выводы МОТ далеки от реальности, потому что методология экспертов этой организации не соответствует стандартам независимого и объективного исследования».

Подробнее о ситуации с использованием детского и принудительного труда в Узбекистане можно узнать из статей «Поля безнадежности. Дети Узбекистана остаются заложниками битвы за урожай хлопка», «Раз и навсегда? Удалось ли борцам с хлопковым рабством победить систему» и других материалов рубрик «Хлопок» и «Права человека».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27547
Стали известны результаты жеребьевки турнира по настольному теннису World Tour Grand Finals, который состоится в Астане с 14 по 17 декабря. Единственный на соревнованиях представитель хозяев Кирилл Герасименко сразится с четырнадцатилетним японцем Томокадзу Харимото, сообщается на официальном сайте Международной федерации настольного тенниса (IITF).

Соперника Кирилла Герасименко называют «вундеркиндом». В возрасте 13 лет Харимото стал чемпионом мира среди юниоров и дошел до четвертьфинала взрослого чемпионата мира, где стал самым молодым участником этой стадии мировых первенств в истории настольного тенниса. Он обыграл многократного чемпиона мира, бывшую первую ракетку мира белоруса Владимира Самсонова. В 2017 году на этапе в Чехии японец стал самым молодым спортсменом, когда-либо выигрывавшим мировой тур в одиночном разряде.

В послужном списке Кирилла Герасименко победа в мировом туре в Будапеште (юношеский разряд), третье место в мировом туре Gac Group 2015 в Польше, золотая медаль IX открытого чемпионата Люксембурга. Также казахстанец обыгрывал двукратного олимпийского чемпиона Чжана Цзике (КНР) и вторую ракетку мира Фан Жин Дона (КНР). Герасименко – первый спортсмен в истории казахстанского настольного тенниса, выходивший в финал «ITTF World Tour».

Нынешний турнир станет финалом серии соревнований World Tour, которые проводятся в течение года и состоят из 12 этапов. В этом году этапы проходили в Будапеште (Венгрия), Нью-Дели (Индия), Инчхоне (Корея), Панагюриште (Болгария), Оломоуце (Чехия), Стокгольме (Швеция), Дохе (Катар), Токио (Япония), Чэнду (Китай), Брисбене (Австралия), Линце (Австрия), Магдебурге (Германия). Астана – первый город на территории СНГ, который примет Grand Final по настольному теннису.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27548
Согласно сообщению «Коммерсанта», компания Google возвращается в Китай. Компания открывает в Пекине центр по изучению искусственного интеллекта. Здесь под руководством специалистов Google будут работать сотни китайских инженеров и программистов, которых сейчас набирают по всей стране.

Впрочем, возвращением это событие можно назвать с некоторой натяжкой. Дело в том, что поисковик Google, Gmail, Google Maps и другие сервисы компании заблокированы в Китае, начиная с 2010 года. Тогда руководство корпорации разошлось с властями Китая в вопросах свободы слова. Американцы по привычке считали, что все имеют право на свободное получение информации, в особенности, если эта информация исходит от них. Китайцы же полагали, что и слово, и свобода на территории Поднебесной могут быть только одни – китайские. Власти КНР хотели использовать в поисковике цензурные механизмы, американская компания отказалась это сделать. В результате Google был заблокирован на всей территории материкового Китая.

Однако Поднебесная с ее семьюстами миллионов активных пользователей оказалась слишком лакомым куском. Уже к 2015 году руководство Google стало предпринимать шаги для возвращения на китайский рынок. А в марте 2017 появились сообщения о том, что компания ведет активные переговоры с китайскими чиновниками о возвращении в Китай ряда сервисов Google. В первую очередь речь шла о поисковой системе для научной литературы Google Scholar. Отсутствие доступа к ней ограничивало возможности получения новых знаний для китайских ученых и инженеров.

И вот, наконец, объявлено о возвращении IT-гиганта в КНР. Однако то ли это возвращение, которое ожидалось пользователями? Дело в том, что центр по изучению искусственного интеллекта, каким бы крупным он ни был, это всего лишь лаборатория. Появление этой лаборатории в физическом пространстве вовсе не значит, что сервисы Google будут разблокированы в китайском интернете – если, конечно, это не предусмотрено отдельным соглашением между компанией и китайскими властям. Научный центр – это одно дело, интернет – совсем другое.

Впрочем, если Google выполнит китайские требования, в частности, организует хранение информации о пользователях на территории Китая, тогда, возможно, его и разблокируют. Но и в этом случае, если что-то изменится, руководство страны может снова ограничить доступ к его сервисам.

Вообще, приглашение специалистов Google поработать на территории Поднебесной, да еще в такой важной отрасли, как искусственный интеллект – это очень китайский шаг. Польза от него видна невооруженным глазом. Во-первых, это демонстрация своих дружественных намерений США. Во-вторых, реальная возможность продвинуться в исследованиях. И, наконец, есть третий аспект, о котором китайцы не говорят, но который в каком-то смысле даже важнее первых двух. Китайцы, как обычно, надеются «освоить» чужие технологии и, по возможности, работать с ними дальше, развивая и совершенствуя их, но уже самостоятельно.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27549

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner