?

Log in

No account? Create an account

November 27th, 2017

В каждой гостинице Узбекистана с 1 января 2018 года в пользование постояльцев будут предоставлены Коран, молитвенный коврик и специальные знаки, указывающие направление в сторону священной Каабы в Мекке (туда мусульмане должны поворачиваться во время молитвы). Об этом сообщает радио «Озодлик» со ссылкой на Государственный комитет по туризму.

«Мы вводим данный порядок для того, чтобы создать удобства для выполнения религиозных обрядов гостей, которые будут посещать Узбекистан», – рассказал журналистам радиостанции сотрудник комитета, имя которого не называется. Он добавил, что также в гостиницах будут храниться Библия и Тора.

«Такое правило существует во многих гостиницах за рубежом. Во многих зарубежных гостиницах можно встретить Библию», – отметил сотрудник комитета.
В середине ноября стало известно, что молельная комната открылась в Международном аэропорту имени Ислама Каримова в Ташкенте. Также в аэропорту открыли место для малого омовения по мусульманским традициям.

Представители авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари», комментируя данную инициативу, тоже ссылались на зарубежный опыт. По их словам, молельные комнаты есть во многих аэропортах мира.

В Узбекистане развитию туризма в последнее время уделяется большое внимание. Так, недавно была подготовлена группа тренеров, которая станет обучать сельчан открывать гостевые дома для туристов. Это позволит путешественникам исследовать отдаленные районы, где нет гостиниц и пансионатов. 9 ноября президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил на заседании Самаркандского областного Кенгаша (совета) народных депутатов, что туристическая отрасль способна приносить региону в несколько раз больше прибыли, чем хлопковая.

Вместе с тем, положение мусульман в республике нельзя назвать устойчивым, хотя эту религию исповедуют 94 процента местных жителей. Во времена правления Ислама Каримова для верующих ввели ряд негласных ограничений – мужчинам запретили носить бороды, женщинам – традиционную мусульманскую одежду. Запрещены были и молитвы на рабочем месте. Количество мечетей, за 1988-1993 годы выросшее с 300 до шести тысяч, затем было сокращено примерно до двух тысяч. Сообщалось и о преследованиях верующих за хранение дома религиозной литературы.

При новом президенте Мирзиёеве в религиозной сфере наметились некоторые послабления. Так, в 2017 году в месяц Рамадан во многих центральных мечетях Ташкента разрешили читать азан (призыв к молитве) через громкоговорители. Ранее это запрещалось – утверждалось, что громкие звуки мешают гражданам спать. В июне Мирзиёев поручил пересмотреть черный список «неблагонадежных верующих». Тем не менее, узбекские мусульмане по-прежнему жалуются на преследования.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27332
Новый президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков первым указом присвоил экс-главе государства Алмазбеку Атамбаеву звание «Кыргыз Республикасынын Баатыры» (Героя Кыргызстана) и особый знак «Ак Шумкар».

В Указе, подписанном Жээнбековым 27 ноября, говорится, что звание Героя и особый знак «Ак Шумкар» присвоены Атамбаеву «за исключительные заслуги перед народом, выдающийся вклад в укрепление государственной независимости Кыргызстана, единства народа, мира и согласия в стране, создание прочного фундамента для устойчивого развития Кыргызской Республики, а также проявленные политическую волю и мужество».

О своем намерении присвоить Атамбаеву указанные звание и награду Жээнбеков сообщил 24 ноября во время своей инаугурации. После этих слов Атамбаев прослезился.

Тогда же Жээнбеков пообещал продолжить «путь, начатый Атамбаевым», напоминает Kloop.kg. Новый президент сказал, что Кыргызстан и дальше будет укреплять отношения со странами Центральной Азии, Европы и США.

Напомним, Жээнбеков победил на президентских выборах 15 октября, набрав 54 процента голосов избирателей. Его основной оппонент — депутат Омурбек Бабанов — получил 33 процента голосов. После выборов он заявил, что власти использовали административный ресурс. Генпрокуратура Киргизии 4 ноября возбудила против Бабанова уголовное дело за «призывы к разжиганию межнациональной розни». Бабанов покинул республику, улетев «на лечение» в Москву, а затем сложил с себя полномочия главы парламентской фракции «Республика — Ата-Журт».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27333
Худжандский горсуд вынес приговор в отношении известного в Таджикистане кардиохирурга Абдумалика Саломова, обвиненного в связях с запрещенным в республике религиозным движением «Салафия», — пять с половиной лет лишения свободы, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в суде.

Суд признал Саломова виновным по статье 307, часть 3 («Участие в деятельности политических партий, общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете их деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности») Уголовного кодекса республики.

Вместе с Саломовым по 5 лет заключения получили проходившие по его делу двое друзей врача — Илхом Гаффоров и Сайдулло Мирзоев. Отбывать наказание осужденные будут в колонии строгого режима.

По словам супруги Саломова Зарринахон, Абдумалик был задержан утром 19 августа в своем доме в Худжанде (административный центр Согдийской области Таджикистана). Вместе с ним были арестованы шестеро друзей и одноклассников, участвовавшие в «махфили палав» (собраниях с угощением пловом), которые якобы организовывали согдийские салафиты. Вскоре четверо из них были отпущены, а в отношении троих, в том числе Абдумалика, возбудили уголовные дела.

После ареста кардиохирурга его родные направили президенту Эмомали Рахмону обращение, в котором попросили его содействовать объективному судебному разбирательству его дела.

Абдумалику Саломову 41 год, у него четверо детей. Старшая дочь — студентка университета, остальные школьники. Саломов является выпускником Таджикского медицинского университета. Долгие годы он работал в Московском центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева и Центральном военном клиническом госпитале имени Вишневского Минобороны России. В Москве Саломов защитил кандидатскую диссертацию. Десять лет он жил в Москве. В 2015 году его пригласили на родину — работать в Центре сердечно-сосудистой хирургии в Худжанде. По словам супруги, он согласился, так как «всегда мечтал служить родине и своему народу». В областном Центре Саломов провел множество уникальных операций.

«Салафия» — фундаменталистское направление суннитского толка в исламе, последователи которого призывают ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины и выступают против реформирования и внесения в ислам любых новшеств. «Салафию» исповедуют абсолютное большинство жителей Саудовской Аравии.

В январе 2009 года Верховный суд Таджикистана объявил «Салафию» вне закона. Первый приговор салафитам в республике был вынесен в 2010 году. А в декабре 2014 года движение было причислено к экстремистским организациям. По данным спецслужб, число последователей «Салафии» в Таджикистане может составлять несколько тысяч человек. В ноябре 2015 года Совет улемов Исламского центра Таджикистана издал фетву, в которой призвал мусульман страны «вести бескомпромиссную борьбу» с последователями течения «Салафия».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27338
Туристический логотип Бухары, утвержденный на днях хокимом области Уктамом Барноевым, вызвал шквал критики со стороны жителей города. В комментариях в социальных сетях бухарцы заявляют, что их город, имеющий древнюю и богатую историю, заслуживает лучшего.

Как сообщила ранее пресс-служба Госкомтуризма Узбекистана, бренд Бухары утвержден «на основе результатов исследования, изучения мнений известных историков, интеллигенции, представителей народа и актива, имеющего высокий авторитет и уважение населения, а также рекомендаций областной творческой группы по разработке туристического бренда».

Однако «представители народа», чьи мнения, по утверждению Госкомтуризма, были «изучены», сочли работу некачественной и небрежной. Как отмечают пользователи узбекского сегмента Фейсбука, создатели бренда не стали прилагать особых усилий, чтобы сделать новый, уникальный логотип, а взяли за основу крылатого верблюда, украшавшего герб города в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия, пишет ИА «Новости Узбекистана».

Жители города считают, что работа над логотипом шла не прозрачно, поэтому результат не порадовал горожан. На самом деле конкурс на создание туристского бренда (образа) Бухарской области был объявлен в мае 2015 года. Принять участие в нем приглашались «все желающие» — как специалисты, так и рядовые граждане. Конкурс должен был закончиться 15 августа того же года. Однако на призыв принять участие в создании логотипа откликнулись немногие, поэтому работа в этом направлении была приостановлена и возобновилась только в этом году.

Указывая на халтурную работу создателей логотипа своего города, бухарцы напомнили о недавнем инциденте с туристическим брендом Ферганской области, оказавшимся почти в точности скопированным с национального туристического бренда России. После того, как разработчики российского бренда обвинили авторов логотипа Ферганы в плагиате, руководство области спешно отказалось от скандального лого и объявило о новом конкурсе.

Пока неизвестно, обратили ли власти Бухары внимание на недовольство горожан и последуют ли они примеру хокимията (администрации) Ферганской области, чтобы создать по-настоящему уникальный логотип древнего города, который будет нравиться его жителям.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27339
В самом центре Москвы, неподалеку от посольства Узбекистана, на территории сквера Ислама Каримова, установят памятник бывшему лидеру республики. Такое распоряжение издал мэр столицы Сергей Собянин, отклонившись от официально принятой нормы — учреждать памятные топонимы только по истечении десяти лет со дня смерти конкретной личности. Зачем это нужно Москве и есть ли другая возможность сохранить теплые двусторонние отношения между странами, обсудили глава Муниципального округа Якиманка Андрей Морев, депутат округа Замоскворечье, замдекана Высшей школы урбанистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Вера Леонова и местная жительница, искусствовед Вера Фёдорова.

Вера Федорова: Моя семья живет здесь еще с дореволюционных времен, в районе «Президент-Отеля» у нас был собственный дом до революции, который сломали только в конце 1960-х. Здесь, на Большой Полянке, 39, я живу с 1972 года. По специальности я музыковед и искусствовед.

«Фергана»: И вы выступаете против установки памятника Исламу Каримову? Чем он вам не угодил как государственный деятель?

Вера Леонова: Я понимаю, что для вас фокус внимания обращен больше на Каримова, но для нас — и я выскажу общее мнение — он вторичен. Скорее, является вопросом, почему вдруг на уровне мэра принимается решение об установке памятника, и жители узнают об этом постфактум, когда ничего изменить нельзя. В исторической среде, на этой территории, которая сохранила еще свой замоскворецкий характер, присущий старой Москве, появляется нечто чуждое по определению. Почему? Ислам Каримов здесь жил, работал, этот район как-то связан с его деятельностью? Нет. Просто так получилось, что посольство Узбекистана находится рядом. Но если эта история связана с посольством, почему памятник установят не на его территории? Все бы поняли, и никаких бы возражений не было.

Что касается непосредственно личности, я ничего не могу сказать, потому что плохо в этом разбираюсь. Я знаю, что противоречивая личность Ислама Каримова уже сейчас вызвала споры и обсуждения вокруг установки памятника — это косвенный признак, что устанавливать не надо. Он умер в 2016 году, мы еще не отделены от этой даты достаточной исторической дистанцией, чтобы взглянуть на него объемно, со всех сторон, сделать правильные выводы и дать исторические оценки. Есть же принцип — ставить памятники только по истечении десяти лет с момента смерти человека, чтобы немного отделиться от политической конъюнктуры, посмотреть на все шире, в контексте. Для меня здесь вопрос не в Каримове — позиция была бы такой же, если бы это был любой другой политический деятель. В прошлом году он умер, а уже в этом издается ультимативное распоряжение Собянина об установке памятника.

Андрей Морев: Мое мнение, что Замоскворечье — район со сложившейся некогда очень правильной архитектурой, композицией. У нас не так много памятников, здесь больше церквей, купеческих домиков. Тихий райончик, который жил своей жизнью. Вы потом посмотрите фотографии — здесь всегда были сады, в конце 1930-40-х здесь был фонтан. Если вы посмотрите на сквер, то фонтан туда вписывается идеально, сюда бы приходили люди, отдыхали. Пожалуйста, пусть известный узбекский скульптор сделает нам здесь фонтан, и мы с удовольствием, в рамках наших двусторонних отношений, будем гордиться, что республика Узбекистан подарила нам этот фонтан. И каждый приходящий москвич будет знать, что здесь есть фонтан, а дальше по улице посольство. И все счастливы и довольны. Политическую составляющую мы вообще не рассматриваем. Вопрос только в том, что у района есть свой дух, свой архитектурный облик, в который не впишется этот памятник.

«Фергана»: Да, но историю России советского периода тоже нельзя просто так откидывать, когда мы были связаны со многими нашими соседними, «братскими» народами. В том числе, и с узбеками. Сейчас в России находятся около 2,3 миллионов выходцев из Узбекистана, значительная доля — в Москве. Так почему здесь не может быть памятника их национальному лидеру?

Андрей Морев: Сколько у Узбекистана было национальных лидеров за всю историю?

«Фергана»: Как у суверенной республики — один. Не считая нынешнего президента.

Андрей Морев: Это если брать новейшую историю. А за всю вообще? Почему памятник ставят ему, а не кому-то другому? Через 10 лет вы захотите еще кому-то, что тогда? У Узбекистана есть… (Задумывается.) Алишера Навои знают все. Авиценна, Омар Хайям (Авиценна и Омар Хайям были персами, хотя первый долгое время проживал и работал на территории нынешнего Узбекистана – Прим. «Ферганы»). Проведите опрос среди узбеков и среди русских тоже — кто из этих людей, плюс Каримов, важнее для их истории.

Вера Федорова: Вот вы еще говорите - национальный вопрос. Для нашего района он всегда был очень важным. Посмотрите названия улиц и переулков: Ордынский, Толмачевский, Большая и Малая Татарские улицы. У нас здесь самая старая мечеть в Москве. Я могу найти вам фотографии еще 1950-х, самых кондовых годов, сколько татар здесь собиралось на молитву — Новокузнецкая запружена народом. А то, что здесь случайно появилось узбекское посольство, с историческим контекстом никак не связано. Мне кажется, любой район Москвы — новый, который не имеет такой почвы — с радостью согласился бы и на сквер в таком стиле, и на памятник Исламу Каримову. Я 40 лет проработала преподавателем в художественном Институте дизайна и рекламы и в художественной школе. Моя главная задача была воспитать детей так, чтобы среди них не было Иванов, не помнящих родства. Это было главным.

Вера Леонова: Да, здесь сочетается память национальная и, что называется, память места. Но если нужен некий символ для укрепления двусторонних отношений с Узбекистаном, подчеркивающий дружбу народов, почему для этого выбирается спорная политическая фигура?

«Фергана»: А почему нет?

Вера Леонова: Хотя бы потому, что столь недавняя политическая фигура, вне зависимости от того, кто это и из какой страны, всегда будет предметом раздора. Если цель — создание сквера и памятника — заявлена как объединяющая, развивающая отношения народов, налаживающая связи, то почему за основу берется фигура, по определению противоречивая?

Жители здесь вообще за скобками, это уже другая проблема. Жителей не то что не спросили, а таких обсуждений даже не велось. Просто поставили перед фактом. А это то, с чем мы будем жить десятилетиями. От того, как памятники плодятся сейчас по стране, можно ожидать, что лет через 10 их так же начнут сносить — и это тоже на заметку. Лучше создавать такой памятник, вероятность сохранности которого во времени будет выше. Сейчас у нас такое количество памятников историческим деятелям, они просто растут как грибы. Есть знаменитый краевед Рустам Рахматуллин, он назвал это явление скульптуробесием. Вот мы сейчас живем в эпоху скульптуробесия. Каждый, у кого есть хоть какое-то влияние, желает поставить памятник историческому деятелю, которого он считает достойным. У нас появилась Аллея правителей, где они стоят в рядочек со Сталиным, Калашников с автоматом в центре Москвы или вот - Каримов. В городе идут нездоровые процессы. Раньше в Москве десятилетия проходили между возведением памятников. Когда Пушкин (памятник – ред.) появился на бульваре, это был момент единения всех жителей, москвичи сами собирали деньги на его установку. Не было никаких сомнений, потому что решение было принято, что называется, снизу — самими людьми. Его личность была настолько важной для горожан, консолидирующей. А сейчас каждый памятник — источник конфликта. Будь то князю Владимиру, Калашникову - или Ивану Грозному еще хотели ставить. Через какое-то время маятник качнется в другую сторону, и я уверена, все эти памятники «посыплются». Потому что они в себе почти ничего не несут — ни исторической, ни художественной ценности.

«Фергана»: То есть ваша задача сейчас - инициировать обсуждение с местными жителями, нужен ли им этот памятник и в каком виде?

Андрей Морев: Наше решение по итогу заседания, на котором рассматривался этот вопрос, — попытаться провести референдум об установке памятника, чтобы жители района сами решили, нужен он им или нет. Мы хотим провести его в следующем году и приурочить его к мартовским выборам президента. Но решение будем принимать не мы, а, скорее всего, Мосгордума. Мы можем только инициировать этот вопрос.
«Фергана»: Я все-таки хотела бы заострить ваше внимание на личности самого Ислама Каримова...

Андрей Морев: Нам сложно говорить об Исламе Каримове, мы не были с ним знакомы, не жили под его управлением и в реальности ни разу его не видели.

«Фергана»: Тем более. Ведь памятники и нужны для того, чтобы увековечить память о знаковых людях и познакомить с их деятельностью. Если ставить памятники только тем, кого люди и так уже знают, будут стоять одни Пушкины. Но это не значит, что нет исторических личностей, которые достойны упоминания и увековечивания. Может, если в Замоскворечье поставят памятник Каримову, жители хотя бы узнают, кто это?

Андрей Морев: В мире двести с чем-то стран. Двести правителей одновременно правят. Почему памятник ставят не им?

«Фергана»: Потому что с Узбекистаном нас связывает более 100 лет совместной истории и еще 25 лет тесных межгосударственных отношений.

Андрей Морев: У нас с Казахстаном общая история, с Эстонией, с Вильнюсом и даже с Польшей общая история. Еще с Китаем сейчас общая история, а с Монголией вообще такая общая история, что мы еще их потомки наполовину. Давайте все-таки сохранять исторический облик Москвы и ставить памятники тем, кто здесь хотя бы что-то делал.

Вера Леонова: Это тоже вопрос — почему сквер Ислама Каримова здесь? Топонимика - такая же часть городской памяти, которая должна учитывать особенность места. Был советский период, когда мы все переименовывали, исторические названия становились коммунистическими: Ленина, Кирова и прочее. Так невозможно. Это значит, что каждый новый виток истории мы будем себя перепридумывать, исходя из конъюнктуры одного дня. Дальше, на следующем витке, этот памятник либо сносится, либо как на Украине — переделывают Ленина в Шевченко. Это же комично. Чтобы такого не было, нужно гораздо серьезнее относиться к этим процессам: выбору места для установки памятника, выбору исторической личности. И жители, конечно, должны участвовать. Но получается, что среда, в которой мы живем, нам не принадлежит. Потому что эти процессы от нас никак не зависят, мы на них не влияем. Вы уже у себя дома, в квартире хотите влиять на цвет стен, на выбор мебели. На самом деле, не так много примеров стран, где лидер не успел почить, как его сразу же отливают в бронзе. Это всегда признак не очень демократичных режимов, где все сосредоточено в руках одного политика, и эта политическая личность служит таким символом единоначалия, единовластия. Странно продолжать идти по этому пути. Мы уже столько раз обжигались, столько потеряли из-за этого в своем городе, в своей стране.

«Фергана»: Как по-вашему, чем руководствовался Сергей Собянин при подписании указа об установке памятника Исламу Каримову?

Андрей Морев: Давайте начнем с того, что Сергей Семенович не москвич. Он приехал в Москву по назначению, выиграл выборы, но как у нас выигрываются выборы — оставим за скобками. Соответственно, Сергей Семенович Собянин не спросил мнения москвичей, которые живут в этом районе и вообще - в городе. Поэтому как он принимал это решение, мы можем только догадываться. Мы как жители города никаким образом не влияем на это решение и не понимаем причины его принятия. Если бы был референдум, и большинство согласилось бы с установкой памятника, меньшинству пришлось бы подчиниться. Но в нашем случае не было и этого.

Вера Леонова: Я понимаю, что огромная узбекская диаспора, которая живет в Москве, инвестирует в нашу экономику, в нашем городе есть популярные среди узбеков места. Но здесь совсем другое — сверху приказали, пришли - и поставили. Это не про естественное развитие города, не про многонациональное богатство и разную культуру. Я искренне не понимаю, почему единственным и самым главным символом узбекского народа выступает фигура спорного политического деятеля. Если культура, действительно, настолько древняя, богатая... почему памятником должен быть очередной истукан? Разве это не может быть какое-то общественное пространство, которое пусть тоже будет связано с посольством Узбекистана и культурой этой республики?

Андрей Морев: Почему узбеки не поставят тут фонтан? Прекрасный фонтан от лучшего узбекского скульптора здесь бы отлично вписался.

«Фергана»: Возможно, узбеки хотят поделиться с москвичами своим достоянием — национальным лидером? Фонтаны, построенные узбеками-рабочими, я уверена, стоят во многих московских районах.

Андрей Морев: Если для узбеков самое дорогое в их жизни - национальный лидер, я снимаю шляпу перед узбеками. В начале разговора мы упоминали четыре фамилии известных, уважаемых в России узбеков. Давайте проведем опрос, куда включим их, плюс фонтан и Каримова, и посмотрим, кто из них победит.

«Фергана»: Если проводить опрос в Узбекистане, думаю, лидера выявить несложно. За 24 года правления Каримова он четырежды побеждал на выборах, набирая в среднем 95 процентов голосов при запредельной явке от 91 до 98 процентов.
Андрей Морев: Да, но в этих выборах не участвовал Алишер Навои, к большому сожалению. Омар Хайям и Авиценна тоже. Я повторюсь, что Каримов для нас в этой истории стоит за скобками, для нас главное — район и Москва. Мы хотим, чтобы здесь было комфортно людям, которые тут живут. Представьте — лето, жара. Вы пришли, сели в скверик и перед вами стоит… памятник Каримову авторства Пола Дэя. Теперь то же самое – но вы сели у воды перед фонтаном, сделанным лучшим скульптором Узбекистана. Про зиму мы не говорим, потому что ни один москвич или гость столицы, даже сумасшедший, не пойдет в минус 17 градусов сидеть у памятника. Скорее всего, закутавшись, он пробежит мимо и даже не обратит внимания, кто там — фонтан или Каримов. Мы реально говорим только о весне и лете, даже не об осени.

Вера Федорова: У нас тут неподалеку поселилась замечательная компания бомжей, которые очень ждут этот памятник. Я недавно услышала их разговор, как они возле перекрестка его обсуждали. Я не буду передавать вам дословно, но они ждут памятник, потому что им не хватает некоторых точек. Так что узбекскому посольству придется обеспечить охрану монумента, иначе он просто рискует быть обгаженным. У нас, кстати, уже есть памятник Алишеру Навои, буквально в километре от сквера Каримова. И протестов он не вызывает, очень удачно вписался в уютный сквер за Садовым кольцом.

Вера Леонова: То, что вы говорите про Каримова, — что он был достоянием узбекского народа — звучит для нас страшно, на самом деле. Если меня спросят, что самое важное в моей жизни, я расскажу про семью, любимого человека, работу, общественную жизнь, друзей. Если в этом ряду человек называет национального лидера — это обман, уходящий куда-то в архаику. Как может только что почивший политический лидер быть культурным достоянием?

«Фергана»: Ислам Каримов был автором многих книг.

Андрей Морев: Леонид Ильич Брежнев тоже был автором множества книг, но вы читали хотя бы одну из них? А ведь прошло всего 20 лет с тех пор, как чтение его книг было обязательным для всех. Тоже был национальный лидер, которого обожал весь Советский Союз.

Дарья Лаптиева
http://www.fergananews.com/article.php?id=9661
Узбекские банки, начиная с декабря этого года, перестанут выдавать кредиты малым предприятиям для разведения кур и выращивания лимонов, сообщает «Азаттык» (региональная служба Радио «Свобода»). Как пояснил радиостанции один из сотрудников банка микрокредитования в Ферганской области Узбекистана, такие проекты оказались неэффективными.

В свою очередь, юрист администрации Уртачирчикского района Ташкентской области, который оформляет кредитные договоры для населения, признал, что многие заемщики, которые занялись куроводством и выращиванием лимонов, не смогли расплатиться по кредитам. По его словам, фермерам не хватило квалификации и опыта, чтобы сохранить рассаду, а власти не помогли им в борьбе с болезнями растений. Кроме того, по словам сотрудницы Ташкентского государственного ветеринарного департамента, фермеры оказались не готовы к тому, что цыплята болеют бронхитом, и не знали, как бороться с этим заболеванием.

27-летний фермер из Джизакской области подтвердил радиостанции, что лимонные деревья, высаженные в его районе, «высохли и болеют», а цыплята с птицефабрик, которых, взяв кредиты, купили местные семьи, не приспособились к домашним условиям, и умерли. Также умерли цыплята, которых власти раздавали бесплатно. «Ни одно из домохозяйств в Зарбдарском районе, где я живу, не получило прибыли от кур. От лимонов тоже не получили», – резюмировал он.

Выращиванием лимонов и разведением кур жителям Узбекистана ранее посоветовал заниматься президент Шавкат Мирзиёев. Глава государства предположил, что если в каждом подворье будет по 100 кур-несушек, в стране не останется малоимущих семей. Выращенные лимоны он предлагал отправлять на экспорт.

После речи президента ряд детских садов и школ республики обязали выращивать лимоны. В частности, в Ферганской области каждое детское учреждение должно было приобрести по 25 саженцев. Правительство запланировало в течение трех лет поставить фермерским хозяйствам более 10 тысяч саженцев лимона и 85 тысяч голов птицы. Предполагалось, что их выращиванием и разведением займутся свыше четырех миллионов семей, которым было предложено взять льготные кредиты.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27342
В Турции на прошлой неделе тюремные сроки получили два журналиста – редактор сайта газеты «Cumhuriyet» Огюз Гювен и корреспондент закрытой ныне газеты «Zaman» Айшенур Парылдак. Турецкая организация «Инициатива свободных журналистов» сообщает, что в октябре в республике было начато тридцать одно расследование в отношении сотрудников СМИ. При этом четырнадцать журналистов были задержаны, пять – арестованы, и одиннадцать – осуждены в общей сложности на десять лет и четыре месяца. Правда, в октябре же на свободу были отпущены одиннадцать представителей прессы, задержанных ранее.

Что сейчас творится со свободой слова в Турции, легко понять, просматривая статистику международных правозащитных организаций. Они внимательно наблюдают за происходящим, некоторые из них обновляют данные ежедневно. Кроме того, есть и официальные цифры, по ним тоже можно сделать кое-какие выводы.

Правда, турецкое руководство преследований журналистов не признает. Оно утверждает, что никто из сидящих в тюрьме не попал туда за свою профессиональную деятельность. Более того, власти заявляют, что все обвиняемые – террористы или их пособники.

Чаще всего пособниками террористов называют журналистов, якобы связанных с организацией духовного лидера и проповедника Фетхуллаха Гюлена . Так, например, черной меткой является работа в СМИ, аффилированных с Гюленом. Кроме того, в пропаганде терроризма обвиняют репортеров прокурдских изданий. Тут уже по удар попадают журналисты, которые критиковали антитеррористические операции на юго-востоке страны или проявили симпатию к запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), с начала 80-ых ведущей вооруженную борьбу против турецких властей.

Ведьмы под арестом

Согласно данным Стокгольмского центра свободы на 21 ноября 2017-го года в Турции осуждены двадцать шесть журналистов, двести тридцать находятся под арестом и сто тридцать пять – в розыске.

Небольшая группа молодых репортеров организовала интернет-издание «Turkey Purge». Оно внимательно наблюдает за «охотой на ведьм» – так работники издания называют преследования властями турецких журналистов. Согласно данным «Turkey Purge», с 16-го июля 2016-го года, после попытки памятного всем переворота, по всей Турции были задержаны и арестованы триста восемь представителей средств массовой информации. «Часть из них была оправдана или освобождена до суда. Примерно сто восемь журналистов по-прежнему находятся под арестом», – пишет издание.

Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» в индексе свободы печати за 2017-й год поместила Турцию на 155 место. Описывая ситуацию в стране, «Репортеры» назвали Турцию крупнейшей в мире тюрьмой для журналистов. По мнению правозащитной организации, охота на ведьм, имевшая место и раньше, серьезно усилилась после неудачной попытки государственного переворота в июле 2016-го года.

«Власти использовали борьбу с террором в качестве основания для беспрецедентной чистки. Чрезвычайное положение позволило Анкаре устранить десятки средств массовой информации, оставив возможность высказывать альтернативную точку зрения лишь нескольким изданиям с низким тиражом. Десятки журналистов были заключены в тюрьму без суда, что превратило Турцию в крупнейшую в мире тюрьму для сотрудников СМИ», – утверждают «Репортеры без границ».

Впрочем, может быть, иностранные организации нагнетают истерию, а в действительности ничего страшного не происходит? Посмотрим, что говорят об этом в самой Турции.

Согласно Турецкому профсоюзу журналистов («Türkiye gazeteciler sendikası»), на 21 ноября в тюрьмах страны находилось сто сорок восемь сотрудников СМИ, причем сорок из них работали в газете «Zaman».

Другая турецкая организация – «Инициатива свободных журналистов» – утверждает, что в тюрьмах находится сто семьдесят три человека, так или иначе связанных с журналистикой. Заявление это отнюдь не голословное: здесь же приводятся имена и средства массовой информации, в которых работали эти люди.

Мобильное приложение «террориста»

Интересно, что до 2016-го года в Турции почти не арестовывали журналистов. Исключение составило нашумевшее дело организации «Эргенекон» в 2011-м году. Как утверждалось в СМИ, существовала некая подпольная ячейка, которая управляла военными и диктовала свою волю некоторым представителям власти. Именно благодаря этому «делу» президент Эрдоган смог избавиться от ряда влиятельных армейских генералов. Тогда под сурдинку были задержаны и несколько журналистов.

Однако настоящая охота на ведьм началась после попытки переворота 2016-го года. При этом большая часть арестов проводилась по надуманным обвинениям.

Часть журналистов работала в чрезвычайно популярной газете «Zaman», аффилированной с Фетхуллахом Гюленом. Одного этого оказалось уже достаточно, чтобы считаться не просто пособником террористов, но и террористом как таковым. Кое-кто из взятых под стражу работал в СМИ, с Гюленом не связанных, но симпатизирующих его движению. К таким относилась, например, крупная медиа-группа Koza İpek Holding, имевшая не только газеты, но также телеканалы и радиостанции. Власти стали преследовать ее почти за год до попытки переворота и через несколько месяцев закрыли.

Некоторые арестованные журналисты работали в оппозиционных изданиях. На практике они не имели отношения к Гюлену и его идеям, но их арестовывали только потому, что у них имелось мобильное приложение ByLock. Суд считал это приложение средством общения членов организации Гюлена «Хизмет». Больше того: арестовывали даже и тех, у кого в телефоне не было ByLock, но были номера людей, которые установили себе это приложение – они считались или членами или пособниками «Хизмета».

Кого-то из журналистов сажали за нелояльные властям высказывания по курдскому вопросу. Кого-то – за связь со СМИ, которые Анкара считала пропагандистами Рабочей партии Курдистана (РПК). В число «отверженных» вошли газеты «Özgür Gündem», «Azadiya Welat», агентство «Dicle», сайт Dihaber и другие.

Суд – театр, прокурор – актер

Некоторые журналисты, оказавшиеся жертвами охоты на ведьм, были арестованы и приговорены по надуманным и даже смехотворным поводам.

Так, редактор сайта газеты «Cumhuriyet» Огюз Гювен обвинялся в распространении террористической пропаганды в соцсетях.

В чем же состояла эта террористическая пропаганда? Узнав о гибели республиканского прокурора в результате ДТП, Гювен написал в Твиттере буквально следующее: «Грузовик раздавил прокурора, который вел расследование против гюленистов». Власти сочли эти слова запугиванием сотрудников правоохранительных органов. Турецкий суд обвинил Гювена в том, что он дискредитирует борьбу властей со сторонниками движения Фетхуллаха Гюлена. Как следствие, на прошлой неделе журналист был приговорен к трем годам тюрьмы.

В середине февраля 2017-го года был задержан немецкий журналист, корреспондент газеты «Die Welt» Дениз Юджель. Полагают, что именно он стал одной из причин кризиса в отношениях Анкары и Берлина.

Власти Турции нашли способ ответить журналисту: они обвинили его в «террористической пропаганде» и «разжигании ненависти».

Две недели назад Юджель дал интервью газете «Die Tageszeitung» через своего адвоката. По словам немецко-турецкого журналиста, он знает причину своего ареста. «Несмотря на то, что до сих пор нет обвинительного акта, я знаю, почему был задержан: потому что [...] я выполнил свою работу журналиста должным образом», – заявил Юджель. Он отметил, что репрессии в Турции против журналистов войдут в историю как позор страны. Журналист рассказал, что тюремные власти удерживают его в одиночной камере. При этом он добавил, что «режим страха действует не только на критиков механизма репрессий, но и на прямых участников этого механизма».

«Боятся все – правоохранительные органы, судьи, высокопоставленные чиновники, правительственные политики. Он (Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. - Прим. «Ферганы») боится больше всех, потому что он знает о последствиях потери власти. Именно поэтому он держит все общество в страхе», – считает Юджель.

21 ноября этого года корреспондент турецкой газеты «Zaman» Айшенур Парылдак была приговорена судом Анкары к семи годам и шести месяцам лишения свободы как «член террористической организации».

26-летняя журналистка, студентка юридического факультета была арестована 11 августа 2016 года. Власти обвинили Айшенур в нарушении антитеррористических законов страны на основании ее сообщений в Твиттере.

В своем письме газете «Cumhuriyet», написанном 4 октября 2016 года, молодая журналистка описала ситуацию в тюрьме, рассказав о жестоком обращении с ней и сексуальных домогательствах во время содержания ее под стражей.

После оглашения приговора журналистка заявила, что не совершала преступлений и не является членом какой-либо террористической организации. «Моя вина заключается лишь в том, что я работала на издание «Zaman», – сказала она.

До сих пор сидят в СИЗО братья Алтан.

Ахмет Алтан – обозреватель, бывший главный редактор газеты «Taraf», и его брат Мехмет Алтан, тоже обозреватель и профессор, были арестованы за «поддержку террористической организации». Братьев обвиняют в том, что за день до попытки переворота на одном из турецких телеканалов они выступали с критикой в адрес правительства, а, кроме того, влияли на сознание людей «сублиминальными месседжами». Слово «сублиминальный» стало широко использоваться в Турции именно после обвинения братьев Алтан. Оно означает «тактику убеждения и побуждения к неким действиям, которые реализуются на уровне ниже порога осознания». Говоря проще, речь идет о так называемом зомбировании. Именно так, по версии прокуратуры, братья призывали военных к путчу. Стамбульский уголовный суд требует для Ахмета и Мехмета Алтана наказания сроком от 15 до 22,5 лет тюремного заключения за «причастность к вооруженной террористической организации и совершение преступления от ее имени».

На днях СМИ опубликовали выступление Ахмета Алтана в суде. Журналист сравнил процесс над ним с театром абсурда.

«В докладе ООН и ЕСПЧ этот суд назвали театром, – заявил Алтан. – Сегодня, слушая выступления прокурора, я понял, что и он тоже является актером в этом представлении. Как прокурор, который слабо владеет сутью дела, может выдвигать обвинение? Это не суд, а беззаконие».

В тюрьме Силиври в Стамбуле содержится находящийся под следствием Ахмет Шик. Он – один из трех арестованных обозревателей газеты «Cumhuriyet». Помимо прочего, он широко известен как писатель, журналист и непримиримый критик президента Эрдогана.

Шик прославился в ходе судебного процесса 2011-го года в рамках расследования дела «Эргенекон». Его задержание объясняли тем, что он написал книгу «Армия имама», которая описывала Гюлена и его сторонников.

Тогда на недоуменный вопрос репортера, неужели Шик будет сидеть за книгу, президент Турции Эрдоган заявил: «Бывают книги намного эффективнее бомб». Тогда Ахмет Шик около года провел в тюрьме, и лишь после этого был выпущен на свободу. Примечательно, что за поддержку движения Гюлена его вновь задержали уже в 2016-м году.

Кадри Гюрсель отсидел почти год и был освобожден только в конце сентября 2017-го года. Он обвинялся в пособничестве организации Гюлена. Прокуратура посчитала доказательством его вины тот факт, что в его телефонной книжке было около 80 человек, установивших у себя злосчастное мобильное приложение ByLock. Это обвинение выглядело, пожалуй, самым надуманным и смехотворным из всех. Может быть, именно поэтому из тюрьмы он вышел быстрее других своих коллег, популярных журналистов.

Фарук Аккан девять лет проработал шеф-корреспондентом информагентства «Джихан» в Москве. После этого он вернулся в Турцию и был назначен генеральным директором своего агентства, которое за несколько месяцев до попытки переворота оказалось захвачено турецкими властями. Гендиректором Аккан проработал не более полугода, а затем его уволили.

После путча Аккана арестовали как члена организации Фетхуллаха Гюлена. Причиной «виновности» журналиста, как теперь ясно, оказалась его высокая должность в агентстве. Официально обвинение звучит так: «является членом вооруженной террористической группировки, намеревался силой захватить власть, хотел свергнуть парламент или препятствовать его работе». На сегодняшний день журналист-международник Аккан уже больше года находится в СИЗО тюрьмы Силиври. В начале сентября по его делу прошло заседание суда в Стамбуле. Заседание это ничем не завершилось и было перенесено на 8 декабря.

Легко заметить, что большая часть арестованных и осужденных находятся в тюрьмах по обвинению в связях с Гюленом, в поддержке его движения или в пропаганде его идей. И это не случайно, поскольку турецкое руководство считает Гюлена врагом номер один.

Год назад по обвинению в связях с Гюленом в течение одного дня были задержаны около тридцати влиятельных турецких журналистов. При этом из всех задержанных идеологически близкими к Гюлену могут считаться буквально пара человек. Остальные были наказаны за то, что продолжали критиковать Эрдогана после коррупционного расследования «Большая взятка», и делали это в близких к Гюлену изданиях. К числу пострадавших относятся Мурат Аксой и Атилла Таш (оба были освобождены в прошлом месяце), а также Шахин Алпай, Али Булач, Ахмет Туран Алкан и Мумтазер Тюрконе.

Складывается впечатление, что при помощи суда власти пытаются, с одной стороны, отомстить непокорным журналистам, с другой – запугать всех остальных. Тем не менее, в Турции сохраняются и оппозиционные журналисты, и оппозиционные издания, которые еще могут высказывать мнение, отличное от мнения властей. Конечно, таких изданий мало, их количество составляют примерно пять процентов от общего количества СМИ. Однако эти издания легко находят своего читателя, ведь, судя по результатам конституционного референдума, оппозиционно настроенных к Эрдогану граждан гораздо больше – почти сорок девять процентов.

Яшар Ниязбаев, специально для ИА «Фергана»
http://www.fergananews.com/article.php?id=9662
Генеральная прокуратура Узбекистан начала проверку по жалобам граждан на незаконную раздачу квартир в новостройках, построенных в Сергелийском районе Ташкента по поручению президента Шавката Мирзиёева и предназначенных для малоимущих семей.

«17 ноября президент Мирзиёев принял участие в открытии нового жилого массива в Сергелийском районе. Именно тогда кто-то пожаловался ему на то, что квартиры в новостройках выдали не малоимущим, а состоятельным гражданам и чиновникам. Глава государства на месте поручил провести проверку. В Генпрокуратуре создали специальную комиссию, в которую вошли сотрудники налоговой инспекции, хокимията и органов внутренних дел», – сообщил «Озодлик» (узбекская служба Радио «Свобода») один из узбекских чиновников, пожелавший остаться неизвестным.

По его словам, при выдаче квартир в новостройках в Сергелийском районе столицы были использованы мошеннические схемы.

«Квартиры в этих новостройках должны выдаваться на основе льготной ипотеки гражданам, на имя которых не оформлено жилье, либо тем, кто проживает в жилье, площадь которого не соответствует критериям социальной нормы, а также лицам с малым доходом. Однако некоторые лица предоставляли липовые справки с места работы. Когда сотрудники налоговой инспекции начали проверку, выяснилось, что предприятия, которые выдавали справки, давно прекратили свою деятельность, либо были открыты на один день, но на самом деле никогда не работали», – сообщил радиостанции сотрудник столичной мэрии, информированный о подробностях проверки в новостройках в Сергели.

32-летняя жительница Ташкента Умида Шоюнусова после развода с мужем 8 лет назад осталась одна с двумя детьми без жилья. Молодая женщина, работающая поваром, надеялась получить квартиру в одной из новостроек в Сергелийском районе. Однако женщине отказали из-за отсутствия денег на первоначальный взнос.

«Поверив словам президента, я обратилась в хокимият Юнусабадского района. Все шло хорошо, даже вышел приказ о выдаче мне квартиры. Но в последний момент представители хокимията сказали мне, что для получения 2-комнатной квартиры мне необходимо заплатить первоначальный взнос в размере 30 миллионов 300 тысяч сумов ($3740). Я не смогла заплатить первоначальный взнос, и мне отказали в выдаче квартиры. Куда я только не обращалась за помощью, умоляла, но мне никто не помог», – сказал Шоюнусова.

Льготный ипотечный кредит, выдается коммерческими банками для получения квартир в новостройках в Сергелийском районе после оплаты 25 процентов от общей стоимости жилья. В течение первых 5 лет процентная ставка составляет 7% годовых, в последующие годы оформляются с учетом ставки рефинансирования Центробанка сроком на 20 лет.

По словам Умиды Шоюнусовой, многие малоимущие семья не имеют возможности оплатить первоначальный взнос, поэтому новые квартиры достаются богатым.

Ранее, весной этого года, когда комиссия по распределению квартир начала свою работу, в редакцию «Озодлик» обратился житель столицы, являющийся единственным кормильцем в малоимущей семье. Он рассказал, что подал заявление в хокимият (администрацию) Шайхантахурского района для получения квартиры в новостройках в Сергели, но один из членов комиссии потребовал у него взятку в размере $3 тысяч.

Напомним, в сентябре 2016 года тогда еще врио президента Шавкат Мирзиёев сообщил, что в Сергелийском районе столицы Узбекистана в 2017-2022 годах построят 500 многоэтажных жилых домов. Этот проект позволит обеспечить новым жильем около 30 тысяч семей. Было сказано, что квартиры в этих домах могут предоставляться на основе ипотечного кредита.

17 ноября этого года при участии президента в эксплуатацию были сданы 66 новых современных многоэтажек. После официального мероприятия по случаю сдачи новых домов ташкентские активисты, осмотревшие квартиры, сообщили «Озодлику», что сотрудники хокимиятов и Службы национальной безопасности (СНБ) сыграли перед президентом роль новоселов. По словам наблюдателей, квартиры в новых многоэтажах в Сергели стоят вдвое дешевле аналогичного жилья в других районах Ташкента.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27343
Документальный фильм казахстанского режиссера Катерины Суворовой «Завтра море» получил приз 36-го международного кинофестиваля имени Жана Руша в Париже, сообщается на его сайте. Это картина о жителях пустыни, которая некогда была одним из самых крупных водоемов мира – Аральским морем. Фильм награжден одним из восьми призов фестиваля – «Антропологии и успешного развития» (Anthropologie et développement durable).

Как передает Sputnik, ссылаясь на посольство Франции в Казахстане, фильм был показан при полном зрительном зале, после чего состоялось его обсуждение. «Это была дискуссия и о прошлом, и о современной геополитике, и о возможных вариантах дальнейшего развития истории», – отметили в посольстве.

Мировая премьера картины «Завтра море» прошла на международном кинофестивале Locarno Festival в Швейцарии, а казахстанская — на фестивале Clique в Алма-Ате. Фильм награжден специальным призом Ассоциации кинокритиков Казахстана за вклад в развитие кинематографа, а также номинирован на соискание национальной премии Тулпар в категории «Лучший фильм». В настоящее время картину готовят к показу на казахстанском телевидении.

Этнографический кинофестиваль имени Жана Руша — один из старейших международных фестивалей. Он носит имя легендарного документалиста и антрополога, автора фильма «Хроника одного лета» Жана Руша. Фестиваль традиционно проходит в Музее Человека в Париже. Как правило, в ходе него демонстрируются фильмы, затрагивающие самые острые и актуальные вопросы современного общества.

Аральское море, находящееся на территории Казахстана и Узбекистана, некогда считалось четвертым по величине озером на земле. В период с 1960 по 2004 годы площадь водной поверхности моря сократилась в 8,5 раза, а его уровень упал примерно на 20 метров, поскольку воду из питавших его рек начали забирать на орошение. Высыхание моря стало экологической катастрофой для всей Центральной Азии и нанесло серьезный социально-экономический ущерб странам региона.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27344
Прокуратура Бишкека начала проверку фактов, изложенных в расследовании «Ферганы» о продаже коттеджного комплекса, который ранее принадлежал сыну экс-президента Киргизии Максиму Бакиеву. Как сообщили нашему корреспонденту в пресс-службе генеральной прокуратуры Киргизии, с просьбой заняться проверкой к ним обратился премьер-министр республики Сапар Исаков, который сам стал фигурантом расследования. В свою очередь Генпрокуратура делегировала это поручение в столичное ведомство.

Следует отметить, что после появления расследования журналисты обратились за комментариями именно к Исакову, однако он отказался что-либо заявлять по этой теме и обратился с письмом на имя генерального прокурора Индиры Джолдубаевой. В ее ведомстве «Фергане» подтвердили эту информацию и сообщили, что Бишкекская городская прокуратура по итогам проверки обнародует ее результаты.

Как сообщалось ранее, участок в 12,4 ГА вместе с 48 VIP-коттеджами в элитном районе Бишкека был продан государством в сентябре этого года за 142 миллиона сомов. Заявки поступили от ОсОО «Бизнес Про» и «ВостокТехКомплект». Стартовая цена составила 130 миллионов сомов ($1.897 миллионов долларов). Объект купил «ВостокТехКомплект» за 142 миллиона сомов, несмотря на то, что ранее Госкомитет нацбезопасности КР оценивал объекты в 748 миллионов сомов (примерно $16.5 миллионов долларов). Ряд оппозиционных депутатов и общественность раскритиковали власти, посчитав стоимость заниженной.

В ходе расследования корреспонденту «Ферганы» Эльнуре Алкановой удалось выяснить, что учредитель компании-победителя аукциона «ВостокТехКомплект» Айбек Сатиев лишь представляет интересы настоящего покупателя — соратника киргизского премьер-министра Сапара Исакова Темира Рыскулова.

Болсунбек Казаков, бывший на момент продажи коттеджей председателем Фонда по управлению государственным имуществом, заявил о намерениях подать в суд на авторов расследования. В интервью частному телеканалу «НТС» Казаков заверил, что, сделка прошла в рамках закона: «Что касается информации о покупателях, думаю, что правоохранительные органы должны заняться этим вопросом», — прокомментировал Казаков. Однако, через неделю после этого заявления глава Фонда был снят с должности премьер-министром без объяснения причин.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27345
Полиция Стамбула освободила почти две сотни выходцев из Пакистана, которых держали в одном из подвалов города неизвестные злоумышленники. Как пишет газета Hurriyet, заложники были освобождены в результате полицейской спецоперации.

При этом из 200 человек, находившихся в подвале, 15 к моменту прибытия полиции уже были мертвы. Причиной их смерти стал голод, жажда, а также пытки, уточняет ABC Gazetesi.

По предварительным данным, некие мошенники обманом доставили почти 200 пакистанцев в Турцию, пообещав далее переправить в Грецию и Италию. Неизвестные заперли беженцев в подвале дома в европейской части Стамбула (в районе Арнавуткёй) и заковали цепями по рукам и ногам, потребовав дополнительную плату за свои услуги.

В итоге через несколько дней, которые пакистанцам пришлось провести без еды и воды, одному из них удалось бежать, после чего он вступил в потасовку с людьми, находившимися собственно в доме - вероятно, с кем-то из своих похитителей. Услышав шум драки, соседи вызвали полицию.

Как известно, через Турцию проходит так называемый Восточно-Средиземноморский маршрут миграции, соединяющий страны Ближнего Востока и Центральной Азии с Европой. Ежегодно им пользуются миллионы человек, обычно попадающие на территорию ЕС через Грецию, балканские государства и Италию.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27346
Бывший глава МВД Кыргызстана Феликс Кулов опроверг слухи о том, что первый президент России Борис Ельцин «как-то использовал в качестве барабана» голову первого президента Киргизии Аскара Акаева. Так Кулов прокомментировал одно из высказываний ушедшего на днях с поста президента Киргизии Алмазбека Атамбаева на заседании совета по Национальному развитию 15 ноября. Оно касалось унижений, которые предшественники Атамбаева на посту президента якобы терпели от лидеров соседних государств. «Мне президенты других стран рассказывали, что раньше у Бориса Ельцина, когда он немного выпьет, лучшим барабаном была лысина Акаева. Такого никогда не должно больше быть», – заявил Атамбаев.

Кулов, в свою очередь, сообщил, что описанных событий в действительности не было. «Недавно меня спросили насчет того случая, когда Ельцин якобы играл ложками на голове Акаева. Дело было на Иссык-Куле, в госрезиденции, в начале 1990-х годов. На вечернем банкете (я присутствовал на нем тогда в качестве министра внутренних дел), во время исполнения мелодии на комузе Ельцин вдруг вскочил, схватил две столовые ложки и начал выстукивать в такт музыке. Вначале по своим коленкам, потом по столу, по разным предметам, поворачиваясь при этом в разные стороны и размахивая над головами сидящих рядом. Акаев, сидящий слева от него, и другой, сидящий справа, резко, инстинктивно отклонились, и Ельцин поэтому никого не задел, хотя ложки проносились в опасной близости рядом с головами присутствующих. Надо отдать должное Ельцину, он быстро понял свою оплошность и больше не делал пугающих телодвижений. Я сидел по диагонали и отчетливо видел, что ложками по голове Акаева Ельцин не стучал. Это я ответственно заявляю», - написал Кулов.

Аналогичный случай, с его слов, произошел на банкете в Ташкенте, по случаю саммита глав СНГ. «Ельцин опять во время исполнения музыки, схватил ложки и как только начал ими стучать, сидящие по боку от него Каримов (бывший президент Узбекистана Ислам Каримов. – Прим. «Ферганы») и Назарбаев (президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. – Прим. «Ферганы») сразу же отодвинулись на безопасное расстояние», – отметил бывший глава МВД. Он добавил, что привычку Ельцина играть на ложках и дирижировать знал весь мир, и что бывший российский лидер ни разу при этом «никого не задел и не унизил».

Отметим, что свои музыкальные способности, в частности игру на ложках, Борис Ельцин демонстрировал как на родине, так и за рубежом неоднократно. Слухи о том, что он исхитрился сыграть на голове Акаева, «запустил» бывший начальник охраны президента Александр Коржаков. В своей книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» он писал: «Если у Ельцина возникало желание поиграть на ложках, то оно было непреодолимым. Когда не было деревянных, он брал металлические. Загайнову (начальнику хозяйственного управления президента России, который, по словам Коржакова, одним из первых получил от Ельцина ложками по голове. – Прим. «Ферганы») повезло — в Казахстане нашлись деревянные ложки. Творческая находка запомнилась Борису Николаевичу: потом он всегда стучал ложками по соседним головам. Один раз ударил металлической ложкой даже по президентской. Не повезло Акаеву... После Казахстана я всегда наблюдал такую картину: как только Ельцин собирался поиграть на ложках, сопровождающие тихонечко отсаживались подальше или вежливо просили разрешения выйти покурить».

Позднее в интервью изданию «Версия» Коржаков рассказал чуть подробнее об инциденте с Акаевым. С его слов, для киргизского президента творческая задумка Ельцина обернулась «одним большим синяком на лысине». «Вряд ли сам Акаев помнил этот позорный момент, ведь он был в состоянии полной анестезии», — добавил Коржаков.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27340
Бывший офицер управления полиции Балканского велаята (области) Туркменистана с 25-летним стажем работы в структурах МВД рассказал проекту «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) о тотальной коррупции в правоохранительных органах страны.

«Каюсь, я, как и все мои товарищи в УВД, брал взятки. Чаще брал через посредников, чтобы самому не засветиться перед «старшими братьями» в МНБ, которые до нитки оберут попавшего им полицейского или судью. Работая в полиции, надо иметь покровителя в лице вышестоящего начальника. Покровительство требует затрат. Поэтому часть взятки отдается наверх, так спокойнее работается. Когда чувствуешь поддержку начальства, ты можешь все. К примеру, сделать невиновного виноватым, отпустить виновного на свободу, возбудить дело или, наоборот, прекратить производство. Кто-то скажет: а куда смотрит прокуратура, надзорный орган? А никуда. Прокурорским важно в каждом случае получить свое, а на соблюдение законов, прав и свобод граждан им глубоко наплевать, ведь никто не пожалуется, а если кто-то и накатает «телегу», то взяткой, уже более увесистой, закрывается рот любого проверяющего из Ашхабада, из министерства», — признался Амандурды (имя изменено).

По его словам, благодаря огромному количеству запретов в стране у полицейских всегда есть возможность для вымогательства денег с граждан путем шантажа и угроз. Кроме того, любая услуга полицеского «имеет свою цену, свой тариф»:
«За 500-600 манатов ($140-170) позволяется родственникам находящихся в СИЗО арестантов провести продуктовую передачу без досмотра. Кто не даст деньги, тот всегда будет слышать традиционное «боланок» — нельзя, не положено. Без денег родственники месяцами не будут ничего знать о местонахождении задержанного гражданина. Люди платят 500 манатов только за то, чтобы им сообщили, где их родственник, что с ним, в чем его обвиняют.

Почему считается, что в Туркменистане нет преступности или ее мало? Потому, что 85-90 процентов случаев, фактов, явлений, имеющих криминальные признаки и требующих правовой оценки, глубокого и всестороннего расследования, сперва удивительным образом не регистрируются, а в последующем незаконно, безо всяких оснований и без открытия производства прекращаются. Главное, чтобы статистику не испортить. Иной раз даже уголовные дела по тяжким статьям могут закрыться, если соответствующее указание поступит с самого верха — из министерства или прокуратуры.

Граждане часто обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о тех или иных нарушениях по месту жительства или работы. Что делал я и что продолжают делать мои ныне работающие коллеги-полицейские? Мы извещаем о поступившем заявлении того, на кого пожаловались граждане. Делается это специально, чтобы виновного поставить перед дилеммой: либо ты платишь столько, сколько мы скажем, либо по данному заявлению мы начинаем проверку, которая может перерасти в уголовное дело. Никто, поверьте мне, не хочет, чтобы его таскали на допросы, проводили с ним какие-то следственные действия. Почти все стараются «уладить вопрос» до разбирательства. Заявителю отправляется стандартный ответ: сигнал проверен, факты не подтвердились», - рассказал Амандурды.

Отставной полицейский заметил, что любой сотрудник органов внутренних дел в Туркмении «думает о своем кармане больше, чем о законности, поэтому у многих работников полиции имеется по несколько квартир или домов, по две-три машины, записанные на подставных лиц или других родственников, по несколько неофициальных жен или любовниц».

«Сколько было таких случаев, когда подкарауливал у бара подвыпивших граждан, задерживал их и, обвинив «в сопротивлении представителю власти при исполнении», «оскорблении сотрудника полиции» и других выдуманных на месте деяниях, наполнял свои карманы. Не сосчитать и людей, которые под пытками давали признательные показания, будучи невиновными ни в чем, отправлены в места лишения свободы на длительные сроки. [...]

Но мне повезло больше, чем многим моим коллегам. Повезло в том, что смог до пенсии дотянуть, выйти в отставку по выслуге лет. Многим оказалось значительно хуже. Обычно от «проштрафившихся» полицейских избавляются тихо. Их увольняют по собственному желанию, дабы опять-таки не портить ее величество статистику. Но даже при тихом увольнении кто-то из моих коллег, начальники или кадровики, греют руки — за $2000-3000 они выдадут вам «чистую», не замаранную нежелательной записью трудовую книжку. С такой книжкой бывший полицейский, уличенный в преступлении, однако уволенный по собственному желанию, может спокойно устроиться юристом в народном хозяйстве», - сказал собеседник АНТ.

Отметим, что Туркменистан — одна из самых закрытых стран не только центральноазиатского региона, но и мира. В республике нет независимых масс-медиа и корпунктов иностранных СМИ. Полное отсутствие гражданского контроля за деятельностью властей позволяет властям чинить произвол во всех сферах, в том числе правопорядка и безопасности. В Туркмении практикуются насильственные исчезновения граждан и закрытые судебные процессы, о которых не поступает никакой официальной информации. Даже родственники задержанных и осужденных порой узнают о вынесенных приговорах, местах нахождения и состоянии своих близких через несколько месяцев или лет. Так, международная кампания «Покажите их живыми!» к настоящему времени задокументировала 112 случаев насильственных исчезновений в Туркменистане, в 23 случаях имеются подтвержденные данные о смерти в заключении. При этом родственники в течение многих лет не имели не только свиданий, но и какой-либо информации о своих родных.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27341

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner