?

Log in

No account? Create an account

November 15th, 2017

Узбекистан по-прежнему входит в разряд стран с несвободным интернетом. Но внедрение «виртуальных приемных» президента и освобождение из тюрем ряда независимых интернет-журналистов позволили немного улучшить показатели республики в рейтинге «Свобода в Сети» («Freedom on the Net»), который ежегодно публикует американская неправительственная организация Freedom House.

В этом рейтинге можно получить в зависимости от уровня свободы от 0 до 100 баллов, при этом 0 получает страна с наиболее свободным, а 100 – с наименее свободным интернетом.

В 2017 году Узбекистан получил 77 баллов, улучшив позиции на два балла по сравнению с прошлым годом. В профиле Узбекистана говорится о блокировке властями этой страны сайтов многих международных изданий и информагентств, включая «Фергану». Недоступна голосовая связь в мессенджерах Skype, WhatsApp и Viber, хотя власти и провайдеры отрицают их блокировку. Власти используют широкий арсенал, чтобы заставить замолчать диссидентов. Так, в прошлом году были увеличены штрафы за распространение в интернете и СМИ материалов, которые могут угрожать общественному порядку. В августе 2016-го были задержаны и допрошены свыше десятка граждан, которые комментировали и распространяли в Telegram тогда еще неподтвержденные сообщения о смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова. Сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) нередко задерживали людей, в том числе иностранцев, в чьих мобильных телефонах находили религиозные материалы. Некоторых, как, например, выходца из города Ош с российским гражданством Зухриддина Абдураимжонова и гражданина Казахстана Камала Расулова, приговорили к тюремным срокам.

Независимые интернет-журналисты в Узбекистане в текущем году, как и прежде, подвергались преследованиям, на них заводили дела по надуманным обвинениям. До сих пор остается в тюрьме Дильмурод Саидов (Сайид), который в 2009 году был приговорен к 12,5 годам якобы за вымогательство. Между тем, в сентябре 2017 года был задержан и позднее арестован 44-летний Бобомурод Абдуллаев, который сотрудничал в том числе с «Ферганой», власти обвинили его в посягательстве на конституционный строй (Freedom House не упоминает о его задержании, возможно, потому, что их нынешний обзор охватывает период с июня 2016 по июнь 2017 года).

Скорость подключения к интернету в Узбекистане остается относительно низкой. Абоненты сталкиваются с плохим качеством связи и частыми отключениями. Безлимитные тарифы, которые рекламируют все поставщики услуг, имеют ограничения. При превышении траффика скорость подключения падает практически до нуля, отмечается в отчете.

Соседний Казахстан также улучшил свои результаты в рейтинге - с 63 баллов в прошлом году до 62-х в нынешнем. Как и Узбекистан, он отнесен к числу стран с несвободным интернетом. Авторы доклада пишут о случаях, когда власти ограничивали доступ к социальным сетям и мессенджерам в связи со значимыми политическими событиями. Так произошло, например, 16 декабря 2016 года, когда пользователи на протяжении нескольких часов не могли войти в Facebook, Instagram, YouTube как раз во время трансляции интервью опального бизнесмена и политика Мухтара Аблязова. Технический сбой – так объяснили произошедшее власти – совпал и с празднованием 25-й годовщиной независимости Казахстана.

Кыргызстан в рейтинге отнесен к странам с частично свободным интернетом. Он получил 37 баллов против 35 в прошлом году. В докладе отмечен случай, когда в июне этого года власти республики без уведомления и объяснения причин заблокировали доступ к сайту «Ферганы». Тогда же стало известно, что сотрудники правоохранительных органов возбудили уголовное дело в отношении внештатного корреспондента агентства Улугбека Бабакулова. Власти заподозрили его в разжигании межнациональной вражды.

Данных о Таджикистане и Туркменистане в докладе «Freedom on the Net – 2017» нет. Исследование проводилось в 65 странах. Почти в половине из них ситуация со свободой интернета за прошедший год ухудшилась. Лишь В 13-ти странах результаты исследования оказались незначительно лучше, чем годом ранее. Хуже всего дела со свободой интернета обстоят в Китае, Сирии и Эфиопии. Лучше всего – в Эстонии и Исландии.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27249
В Узбекистане с 15 ноября в среднем на 35 процентов повышаются цены на бензин и другие виды топлива. Такое решение принято во исполнение постановления президента «О мерах по совершенствованию конкурентной среды, искоренению условий для злоупотребления и хищения в сфере обеспечения топливно-энергетическими ресурсами и другой высоколиквидной продукцией, укреплению платежной дисциплины, сокращению дебиторской и кредиторской задолженности», а также с учетом роста мировых цен на топливно-энергетические ресурсы. Об этом говорится в постановлении кабинета министров Узбекистана от 14 ноября.

Согласно документу, розничная цена одного литра бензина марки АИ-80 составит 3800 сумов (до повышения — 2800 сумов), марки АИ-91 — 4300 сумов (до повышения — 3000 сумов). Дизельное топливо обычное и марки ЭКО будет продаваться соответственно по 4100 и 4200 сумов за литр ($1 по официальному курсу равен 8069 сумам). Новые цены будут действовать на всех автозаправочных станциях (АЗС) республики.

При этом, как отмечается в постановлении, автобензин марок Аи-92, Аи-93, Аи-95 и Аи-98, дизельное топливо, соответствующее европейскому качеству и стандартам, а также импортное авиационное топливо реализуются по свободным коммерческим ценам через АЗС (перечень которых определит Кабмин) и пункты заправок в аэропортах Узбекистана.

Этим же постановлением с 1 апреля 2018 года повысятся цены на природный газ — в 1,1 раза и электроэнергию — в 1,12 раза.

Как сообщил «Спутнику» источник в компании «Узбекнефтегаз», повышение цен предпринято в целью ликвидировать дефицит бензина в республике и устранить спекулянтов, которые «создавали искусственный ажиотаж» вокруг его нехватки.

Отметим, что регионы Узбекистана регулярно испытывают нехватку бензина. Как поясняют в компании «Узбекнефтегаз», топливо в регионы доставляется два раза в месяц, вследствие чего и возникает дефицит на АЗС в областях. На этом наживаются перекупщики, которые закупают бензин в столице и перепродают его в регионах по завышенным ценам. Например, в Бухаре спекулянты продают бензин по 5000-5500 сумов за литр, передает UzNews. По государственному телеканалу «Узбекистан 24» 13 ноября был показан репортаж об остром дефиците бензина в регионах Узбекистана, который, как отмечается в сюжете, наблюдается уже в 50-100 км от Ташкента.

Напомним, в последний раз стоимость бензина в Узбекистане повышалась в октябре 2016 года. Тогда цены также подскочили более чем на 30 процентов. В предыдущие годы цены на бензин также росли, но не столь значительно.

http://www.fergananews.com/news.php?id=27250
Ровно десять лет тому назад, осенью 2007 года финансовый мир сначала Казахстана, а затем и Италии активно обсуждал достаточно непривычную по тем временам сделку. Непривычную, впрочем, скорей для Казахстана – впервые частный казахстанский коммерческий банк покупался крупной западной компанией с мировым именем. В казахстанской прессе этот процесс оптимистично именовали «Сделкой №1 для всего банковского сектора молодой страны», выражали уверенность в том, что таковая является «показателем зрелости казахстанской банковской системы и ее привлекательности для мирового рынка», а также сулили безбедное будущее другим местным БВУ (банкам второго уровня). Ведь прецедент создан, и вполне возможно, что при желании и на них найдется такой же щедрый покупатель, как итальянцы. Получалась идиллическая картина: создавай себе банки, а затем продавай подороже западным партнерам.

Речь шла о международном концерне «UniCredit Group», со штаб-квартирой в Милане и расположенном в бывшей столице Казахстана Алматы Алматинском торгово-финансовом банке, или сокращенно АТФ-Банк.

В принципе, оптимистичные оценки этой сделки имели под собой реальную основу. Ведь согласно всей официальной информации, «АТФ-Банк», занимавший на тот момент пятое место в банковском рейтинге Казахстана, выглядел вполне привлекательным объектом. Созданный в 1995 году, он одним из первых в республике перешел на международные стандарты (в этом ему активно помогал тогдашний партнер и соучредитель голландская фирма «Mees Person»), успешно осваивал новые технологии, выпускал собственные золотые слитки, а самое главное – активно помогал правительству страны в осуществлении международной финансовой деятельности. В частности, он довольно быстро стал оператором германской кредитной линии (Kreditanstalt fur Wiederaufbau – KfW) в рамках межправительственного финансового сотрудничества Германии и Казахстана.

Как полагали эксперты, во многом этому способствовала личность другого соучредителя, а по существу, мажоритарного акционера и фактического владельца банка Булата Утемуратова, который являлся не только успешным предпринимателем, но и, в первую очередь, высокопоставленным и перспективным чиновником в казахстанском правительстве.

В советские годы Булат Утемуратов трудился на посту заместителя директора одного из крупных алма-атинских гастрономов, впоследствии переродившегося в супермаркет. А затем курировал торговлю в районном муниципалитете. Однако с обретением республикой независимости перед ним открылись совсем другие возможности. Благодаря хорошим знакомствам (торговые работники во времена СССР всегда имели возможность обзавестись весьма полезными связями) уже в период 1992-93 годов Булат Утемуратов стал генеральным директором Казахского торгового дома в Австрии, где тесно сотрудничал с Рахатом Алиевым, курировавшим в то время вопросы казахстанско-австрийского делового сотрудничества. Чуть позже Булат Утемуратов наладил личные и деловые взаимоотношения и с другим влиятельным бизнесменом Тимуром Кулибаевым, при создании собственного банка ввел его в совет директоров и предложил портфель председателя кредитного комитета. Сам он на тот момент трудился на посту первого заместителя министра промышленности и торговли Республики Казахстан.

Пребывая над законом

Здесь, правда, была одна юридическая неловкость. Как раз в то время, а именно в августе 1995 года, вышел в свет Указ Президента Казахстана, имеющий силу закона, «О государственной службе», статья 13 которого гласила, что государственные служащие не имеют права «заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе участвовать в управлении хозяйствующим субъектом, независимо от его организационно-правовой формы». Вполне очевидно, что это было логичным и закономерным шагом для предотвращения коррупции и откровенного лоббирования чиновниками своих личных и деловых интересов.

Однако, как это часто бывает на постсоветском пространстве, в подобных случаях «все равны, но некоторые равнее». И практика показывала, что в отношении ряда «особо уважаемых лиц» контролирующие органы могли закрывать глаза.

Поэтому отнюдь не удивительно, что молодому «АТФ-Банку» никто препятствий не чинил, мало того, как впоследствии вспоминал сам Рахат Алиев, именно через «АТФ-Банк» проходили и аккумулировались средства, вырученные от экспорта сырья и продукции некоторых государственных компаний, а также деньги таких объединений, как «Казахинторг» и «Казахвнешмаш». «…Только выручка и прибыль шли не в бюджет, а в созданный частный «АТФ», которым владел Булат Утемуратов», – писал в своих мемуарах, вышедших за пределами Казахстана, Рахат Алиев.

Короче говоря, для процветания банка был негласно создан режим наибольшего благоприятствования, чем, безусловно, в полной мере воспользовались его топ-менеджеры и тогдашние акционеры. К тому времени у Булата Утемуратова (который периодически перемещался из одного высокопоставленного чиновничьего кресла в другое и даже иногда занимался дипломатической работой) уже был достаточно широкий круг деловых интересов.

Благодаря всему вышеперечисленному и несмотря на некоторые юридические шероховатости, «АТФ-Банк» вполне успешно развивался. По крайней мере, согласно официальной информации и отчетам. Мало того, впоследствии он поглотил несколько мелких банков в самом Казахстане (такие, как Банк «Апогей» и «Казпромбанк») и разросся несколькими дочерними структурами, в том числе и в ближнем зарубежье, например, в Киргизии, где были выкуплены акции ОАО «Энергобанк», и в России, сначала путем приобретения 100% акций омского банка «Сибирь», а затем и с помощью открытия представительства в Москве, где у Булата Утемуратова тоже было немало деловых интересов.

Остальное имело уже прикладной характер: создание собственного пенсионного фонда, коллекционирование многочисленных премий, наград и номинаций и прочие приятные мелочи.

Продается банк. Дорого. Конфиденциально

И вот достаточно неожиданно для сторонних наблюдателей в конце 2006 года в Казахстане начала просачиваться инсайдерская информация о возможной продаже «АТФ-Банка». Причем не какой-то дружественной и близкой по духу структуре, а вообще на сторону. По принципу «кто больше предложит». Зачем это было нужно Булату Утемуратову и другим мажоритарным акционерам, в то время детально не объяснялось. Что-то вроде каприза владельца или поиска необходимых свободных средств.

Затем нашелся и первый потенциальный покупатель. О своем интересе к казахстанским банковским активам объявила международная финансовая группа «UniCredit SpA» (UCG), являвшаяся на тот момент крупнейшим западным кредитором в Восточной Европе. Как выяснилось чуть позже, первый потенциальный приобретатель активов АТФ-Банка так и остался единственным желающим. По крайней мере, так утверждал уже упомянутый Рахат Алиев в своих мемуарах. Заодно он поведал и о своем небольшом участии в этой сделке в период пребывания на посту посла Казахстана в Австрии (забегая чуть вперед, стоить отметить, что номинальным покупателем АТФ-Банка выступило австрийское подразделение «UniCredit» – «Bank Austria-Creditanstalt AG»):

«…У меня было несколько бесед с президентом этого банка Доктором Эриком Хампелем у него в офисе на Шоттентор, где он пытался выяснить побольше об истинных казахских продавцах и об инвестиционном климате в Казахстане. Я подробно рассказал о ситуации в стране и посоветовал немного подождать с офертой, минимум месяца два, ведь они были только одни покупатели, других желающих просто не было, несмотря на заверения продавцов и их швейцарских консультантов...».

Консультантов сделки, кстати, было много с обеих сторон. В частности, основным консультантом АТФ-Банка в сделке был JP Morgan, а UniCredit обслуживали компании Credit Suisse и UniCredit Markets and Investment Banking.

Кстати, в биографиях менеджмента консультантов присутствуют весьма любопытные факты. Так, в частности, одним из ведущих аналитиков финансовой компании JP Morgan, а чуть позже и ее вице-президентом трудился молодой финансист Гурам Андроникашвили. И через некоторое время после успешной казахстанско-итальянской сделки Гурам Леванович Андроникашвили решил кардинально сменить как место работы, так и местожительство. Женеве и Лондону он предпочел Алматы, где сначала устроился заместителем генерального директора в принадлежащее Булату Утемуратову ТОО «Verny Investments Holding», а затем перебрался в опять-таки принадлежащий Утемуратову АО «ForteBank», где трудится по настоящее время в должности первого заместителя председателя правления. О чем собственно и свидетельствуют как реестры казахстанской фондовой биржи, так и онлайн-база казахстанского законодательства. Вот такой интересный зигзаг судьбы.

Как бы там ни было, но судя по всему, никаких «подводных камней» или препятствий для сделки консультанты фирмы не обнаружили, и через некоторое время о предстоящих торгах было заявлено публично. Примечательно, что практически параллельно с эти известием в СМИ поступила официальная информация о привлечении коммерческим АТФ-Банком синдицированного займа на общую сумму 207 миллионов долларов США. Из них 120 миллионов долларов приходилось на кредитную линию, открытую непосредственно потенциальным покупателем банка «Bank Austria Creditanstalt AG». Впоследствии, уже во время продажи, было объявлено и о том, что данный заем укрепил финансовое положение АТФ-Банка и «смог значительно улучшить ценовые параметры сделки». В общем, со стороны и для неспециалистов все выглядело несколько загадочно: потенциальный покупатель накачивает свою возможную собственность дополнительными средствами (а точнее – долговым обременением), чтобы впоследствии дороже купить.

Не добавляли ясности и несколько туманные разъяснения самого топ-менеджмента АТФ-Банка, звучавшие как непосредственно во время сделки, так и сразу после нее (к слову, там же впервые рассказывалось и о якобы причинах продажи банка):

«В начале 2006 года активы банка составляли 2,03 миллиарда долларов, к концу года они уже равнялись 8,3 миллиарда – это очень существенный скачок для одного года.

Золотое правило гласит, что отношение активов к собственному капиталу должно быть не менее 10%. Чтобы поддержать баланс на уровне 8,3 миллиарда долларов, нужно иметь приблизительно 830 млн собственного капитала. На сегодняшний день наш капитал растянут достаточно тонко, он составляет приблизительно 500 млн долларов. Чтобы расти дальше, нам нужны новые ресурсы. На каждый миллиард долларов нужно вкладывать 100 миллионов собственного капитала.

Вопрос в том, где взять эти средства. Есть три источника. Первый – это средства, которые могут предоставить действующие акционеры. Что они, собственно, и делают до сегодняшнего дня, но темпы роста слишком высокие. Второй – найти стратегического инвестора, третий – продать акции…» – рассказывал председатель совета директоров АТФ-Банка Тимур Исатаев, параллельно являющийся основным доверенным лицом Булата Утемуратова практически во всех его бизнес-проектах.

«Я бы хотел добавить по поводу роста активов, – говорил журналистам председатель правления АТФ-Банка Талгат Куанышев. – Рост в 2006 году был обусловлен тем, что мы купили несколько дочерних банков, к тому времени один уже действовал. Также мы резко увеличили количество филиалов. Соответственно, появилась необходимость в дополнительном финансировании. Чтобы удовлетворить потребности новых точек продаж, удовлетворить их спрос на ресурсы, мы обязаны были производить большие заимствования. Следовательно, нам нужен был собственный капитал определенного размера и постоянные вливания в этот капитал. Банк постоянно растет на всех рынках. По рассчитанному нами плану развития в течение трех лет мы можем достигнуть уровня баланса в 20–25 миллиардов долларов...»

Ну и наконец, Тимур Исатаев разъяснил мотивацию итальянских партнеров. По его мнению, причиной покупки стало то, что АТФ-Банк просто очень понравился зарубежным финансистам по всем параметрам. Ну как красивая и богатая невеста на выданье:

«Если UniCredit принял решение о приобретении банка, это значит, ему нравится то, что этот банк делает. Ему нравится стратегия банка, менеджмент и потенциал. Все импонирует…»

В завершении – общий оптимистический вывод : «Мы получили отчет JP Morgan, который признал эту сделку крупнейшей в СНГ и в тройке крупнейших в Восточной Европе по слиянию и поглощению со времен падения железного занавеса. Мы считаем, что это еще одно доказательство того, что наша банковская система чего-то стоит и чего-то добилась за последнее время. Данная сделка наверняка произвела положительное впечатление и на другие казахстанские банки. Те, которые начали задумываться об источниках финансирования, тоже придут к выбору размещения при помощи IPO или прямой продажи. К этому подталкивают борьба за долю на рынке и общий рост экономики».

Не оставались в стороне от положительных описаний сделки и представители итальянской стороны. Как гласил официальный пресс-релиз того периода, «эта сделка подтверждает постоянную приверженность UniCredit Group региону Центральной и Восточной Европы. Благодаря приобретению ATF Группа укрепит свою сеть через лидирующие позиции в Республике Казахстан, а также дополнительные операции в Республике Кыргызстан и Российской Федерации. Расширение в Республику Казахстан, девятую по величине страну мира, является естественным развитием стратегии роста Группы, проводимой в Центральной и Восточной Европе» (столь обширная цитата релиза приведена намеренно, и чуть позже мы еще вернемся к этой теме).

Дальше начались чисто технические процедуры. И в период лета-осени 2007 года сделка по приобретению АТФ-Банка была завершена. Официально это звучало на казахстанских новостных сайтах следующим образом: «В июне 2007 года Bank Austria-Creditanstalt AG (подразделение UniCredit Group для коммерческих и банковских операций в Центральной и Восточной Европе) и частные акционеры банка подписали соглашение о приобретении мажоритарного пакета акций АТФ. В ноябре 2007-го Bank Austria Creditanstalt AG приобрел 91,8% акций АО «АТФБанк» за 2,117 млн. долларов».

Давалась и расшифровка состава продавцов: «До продажи АТФ-Банка группе UniCredit 17,85% его акций принадлежало Булату Утемуратову, по 9,6% акций – двум его сыновьям (выписка с KASE на 01.10.2007 г.). Вторым по величине акционером было ТОО «Актаустройинвест» с 12,5% акций банка, 6,2% бумаг принадлежало АО «КазЦинк», 5,44% – ТОО Global Investment Group. На текущий момент 99,69% акций АТФ-Банка принадлежат UniCredit Bank Austria».

Характерно, что на этот раз в прессе все-таки вспомнили о существовании «Закона о государственной службе», с его запрещением чиновничеству напрямую участвовать в предпринимательской деятельности (на момент продажи банка Булат Утемуратов занимал должность управляющего делами Президента РК), поэтому на площадке KASE фигурировала доверенность о доверительном управлении акциями, выданная госпоже Ажар Байшуаковой (девичья фамилия супруги Утемуратова).

Партнеры пожали друг другу руки и разошлись. Сам Булат Утемуратов тут же существенно продвинулся в списке казахстанского «Форбс» как счастливый обладатель минимум 1,7 миллиарда долларов США. А его топ-менеджмент делился очередными воспоминаниями о сделке:

«Помню, как вместе с Талгатом Куанышевым мы активно обсуждали все возможные варианты с нашим главным акционером, – рассказывал представителям СМИ Тимур Исатаев. – В итоге остановились на двух возможных вариантах – IPO и 100-процентная продажа. И начали работу по обоим вариантам одновременно. Окончательное решение о продаже банка далось Булату Жамитовичу очень нелегко. Ведь важно было продать бизнес, не потеряв ключевых людей. Нам удалось все…»

Внезапный крах для итальянцев

А вот для группы UniCredit буквально сразу наступили тяжелые, если не сказать черные, времена.

Так, по данным журнала «Форбс», «UniCredit пришлось списать свыше 500 млн. евро от стоимости казахстанского банка менее чем через год, поскольку эта центральноазиатская страна пошатнулась от кредитного кризиса».

Затем от АТФ-Банка начали «отваливаться» зарубежные подразделения, и в частности, российский Банк Сибирь. Правда, далеко от UniCredit он все-таки не ушел, поэтому данный процесс при желании можно было назвать и «технической реорганизацией в рамках оптимизации».

Проблемы были даже в мелочах: в 2008 году миноритарные акционеры в лице хедж-фонда «QVT Fund LP» смогли добиться в специализированном межрайонном экономическом суде города Алматы решения о запрете наименования и логотипа UniCredit в своей рекламе. Претензии миноритария были связаны с тем, что АТФ-Банк не принадлежит на 100% итальянской группе, а значит, не может проводить подобные рекламные акции.

А убытки, между тем, продолжали нарастать, словно снежный ком. Настолько, что проведенная в конце 2007 года сделка стала признаваться неудачной. Или произведенной в неподходящее время. Опять-таки, согласно данным «Форбс» со ссылкой на финансовую отчетность банка: «UniCredit, купивший казахстанский АТФ-Банк осенью 2007 года за 2,2 миллиарда долларов у казахстанского миллиардера Булата Утемуратова, сделал это в самое неудачное время, перед глобальным кризисом. Накопленные убытки на 1 января 2012 года, согласно аудированному годовому отчету, составляли более 101,7 млрд тенге (около 700 млн долларов). Банк их зафиксировал, однако в 2012 году нисходящий тренд продолжился – убытки на 1 июля составили 3 млрд тенге, а на 1 октября – уже 4,6 млрд тенге, а на 1 января 2013 года, по данным Нацбанка, – около 11 млрд тенге (около 73 млн долларов). На начало 2013 года доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней в АТФ Банке составляла 42,66%...»

Началось и естественное снижение рейтингов. Сразу два известных мировых агентства, Moody's и Fitch, в 2011 году снизили рейтинг банка по некоторым позициям. Так, Moody's понизило рейтинги долгосрочных депозитов АТФ-Банка в местной и иностранной валюте с «Ba2» до «Ba3», рейтинг старшего необеспеченного долга банка в иностранной валюте – с «Ba2» до «Ba3», рейтинг его младшего субординированного долга в иностранной валюте – с «B1» до «B2». В свою очередь, Fitch Ratings подтвердило рейтинги дефолта эмитента (РДЭ) АТФ-Банка в иностранной и национальной валютах на уровне «BBB». Данные рейтинговые действия последовали за помещением долгосрочного РДЭ банка UniCredit под наблюдение в список Rating Watch «Негативный».

Финансовые аналитики и наблюдатели в разных странах ломали голову, что же происходит с АТФ-Банком? Казалось бы, декларированная капитализация в восемь миллиардов долларов активов, надежные прогнозы с перспективой как минимум удвоения этой суммы – и такие серьезные проблемы.

В качестве возможных причин назывался и мировой финансовый кризис (хотя, по мнению самих казахстанских властей, Казахстан он коснулся в те годы в меньшей степени), наличие в портфеле АТФ американских ценных бумаг, недружественную политику тогдашнего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони по отношению к UniCredit и даже арест налоговой полицией Италии части средств UniCredit в размере 245 миллионов долларов. Тогда налоговая полиция Италии обвинила группу в уклонении от уплаты налогов. Хотя как могло это, в общем-то, несильно драматическое событие повлиять на жизнедеятельность самого казахстанского банка, и какая между ними оставалась связь, так и не было прояснено. Не остался в стороне от происходящего и сам бывший главный акционер банка Булат Утемуратов, который в интервью агентству Bloomberg признал, что сделка с UniCredit вскоре обернулась «общественным кошмаром», но тоже предпочел списать все негативные последствия от нее на глобальный кредитный кризис.

«Как вышло, что сделка оказалась не столь успешной — сложно сказать, но ясно, что теперь итальянскому банковскому гиганту АТФ Банк явно не нужен», – это высказывание аналитиков агентства Bloomberg широко разнеслось по казахстанским СМИ.

Тем не менее, прогноз оказался верным, и уже в 2012 году агентство Reuters, ссылаясь на свои источники, сообщило о планах итальянцев избавиться от АТФ-Банка. В этой же публикации, кстати, не исключалась возможность, что его может купить обратно и сам Булат Утемуратов, правда, за несколько иную сумму, нежели была его цена в 2007 году.

Сам же миллиардер эту информацию не подтверждал, а больше предпочитал вспоминать о том, насколько была для него успешной сделка с итальянцами в 2007 году: «Я высоко оцениваю профессиональные успехи своей команды. Прежде всего, я хотел бы отметить особую роль Тимура Исатаева и Талгата Куанышева. Они успешно провели ряд знаковых проектов и сделок на финансовом рынке Казахстана. В их числе: сделка по продаже АТФ-Банка группе UniCredit в 2007 году...»

Ну а что сами итальянцы? Похоже, что они явно хотели при столь неприглядной ситуации хоть как-то «сохранить лицо» и попросту заявили о том, что их возможный уход из Казахстана связан с непривлекательностью для них самого региона (что, согласитесь, несколько диссонировало с победными релизами образца 2007 года). Так, топ-менеджер UniCredit Джанни Франко Папа (Gianni Franco Papa) заявил, что группа рассматривает вопрос о продаже регионального подразделения Bank Austria в Казахстане, поскольку Казахстан не является профильным направлением расширения банка.

Дальнейший процесс опять-таки принял сугубо технический характер, и через некоторое время встал вопрос об установлении цены за акцию АТФ для последующей реализации. Были и оптимистичные прогнозы ряда аналитиков, считавших, что общая сумма сделки составит порядка 2,1-2,4 млрд долларов США (то есть, примерно за сумму продажи банка UniCredit в 2007 году) либо даже чуть больше. И пессимистичные. Например, по сообщению агентства «Интерфакс», главный специалист отдела отраслевой аналитики АО «БТА Секьюритис» Надира Табылдиева предположила, что рыночная цена будет существенно ниже балансовой стоимости акции.

Как показали дальнейшие события, правы оказались скептики. Мало того, реальная сумма продажи АТФ оказалась еще ниже самых пессимистичных прогнозов.

15 марта 2013 года UniCredit Bank Austria подписал договор купли-продажи акций с не очень известным широкой общественности казахстанским ТОО «КазНитрогенГаз» о продаже 99,75% в АО «АТФБанк». Сумма сделки составила примерно 493 миллиона долларов США. Таким образом, владелец ТОО «КазНитрогенГаз», 31-летний бизнесмен Галымжан Есенов, являющийся зятем еще одного крупного казахстанского чиновника Ахметжана Есимова, вполне мог гордиться столь впечатляющим дисконтом по сравнению со стоимостью банка в 2007 году. Тем более что после приобретения им, казалось бы, переживающего весьма непростые времена, уцененного АТФ-Банка тот чудесным образом смог опять давать весьма неплохие показатели.

Уже буквально на следующий год АТФ-Банк был признан лучшим банком в Казахстане по версии журналов «The Banker» и «PWM», затем стал «Банком года» (The Bank of the Year) в Казахстане по версии журнала «The Business Year» и получил несколько серьезных международных премий в самых разных номинациях. А заодно занял одно из лидирующих мест в стране по размеру активов, кредитного и депозитного портфелей. Ну а сам Булат Утемуратов, получивший чистый профит в несколько миллиардов долларов США, по-прежнему ведет успешную бизнес-деятельность, в том числе скупает или основывает новые банки. Возможно, что и для последующей, столь же выгодной продажи.

Так что же произошло десять лет тому назад? Невероятное везение бизнесмена и влиятельного казахстанского чиновника Булата Утемуратова (в принципе, новичка в подобном бизнесе) – или столь же фантастическое невезение опытной международной финансовой группы, оказавшейся удивительным образом неспособной предвидеть возможные риски и не владеющей всей информацией о перспективах приобретенного ими финансового института? Почему итальянские партнеры с такой легкостью смирились с потерей более чем двух миллиардов евро? (В конечном итоге, UniCredit понес существенные материальные убытки по АТФ-Банку, которые превысили отметку в два миллиарда евро или в 2,76 миллиарда долларов США.) Данная информация была обнародована в марте 2013 года господином Виллибальдом Сернко, который на тот момент являлся генеральным директором банка UniCredit Bank Austria. При этом банкир акцентировал внимание на данном заявлении лишь после того, как UniCredit был продан АТФ Банк.

Не совсем понятно и то, почему итальянских партнеров не заинтересовала степень непрозрачности приобретаемого ими АТФ-Банка, о которой теперь вслух говорят бывшие продавцы в западных источниках, и в частности, в комментариях агентству Bloomberg: по словам Тимура Исатаева, руководившего АТФ Банком, «АТФ не был образцом прозрачности». По мнению Исатаева, основной проблемой АТФ-Банка стала структура его собственности, которая по своей сути представляла собой огромное количество оффшорных компаний. «В стране существовала традиция скрывать структуру собственности», – говорит Исатаев, и Утемуратов решил не объявлять себя настоящим владельцем АТФ-Банка перед государственными регулирующими органами на протяжении порядка 10 лет. Эта информация появилась только в декабре 2006 года, в то время, когда он принял решение продать банк.

Подобных вопросов остается еще очень и очень много.

– Это, действительно, была крайне странная сделка, – прокомментировал историю вопроса сотрудник крупной аудиторской фирмы Казахстана, знакомый с ситуацией в банковском секторе. – И позиция «непротивления» дальнейшим событиям итальянской стороны, конечно же, удивляет. Однако реально доказать какой-либо факт заинтересованности именно в таком развитии событий можно лишь при открытости и прозрачности обеих сторон или хотя бы при деятельном участии в расследовании одного из партнеров. А в этой ситуации ничего подобного не прослеживалось ни ранее, ни до сих пор. Вполне возможно, что в этом деле были и какие-то другие выгоды, о которых их приобретатели вряд ли будут говорить вслух. Ведь тогда могут возникнуть вопросы и у других органов. Включая контролирующие и следственные. А это уже никому не нужно…

Соб.инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9637
Правительство США разрабатывает стратегию противодействия экстремизму среди мигрантов из государств Средней Азии, приезжающих на работу в Россию, Казахстан и Турцию. Об этом 14 ноября сообщила газета The Wall Street Journal.

В рамках данной стратегии планируется выпускать на «Радио Свобода» репортажи под названием «Не от нашего имени» (Not in Our Name) на языках народов среднеазиатского региона. В этих передачах бывшие исламисты, а также родственники погибших исламистов будут рассказывать, как плохо повлияло на их судьбы участие в боевых действиях за рубежом. Кроме того, в передачах будут вестись молодежные дискуссии на данную тему.

Также планируется в полную силу запустить программу помощи мигрантам в России, Казахстане и Турции. Пилотный вариант программы был запущен Агентством США по международному развитию (USAID) в 2015 году. Изначально в нем участвовали двадцать мигрантов, а к настоящему времени их число выросло до нескольких сотен. В рамках программы мигрантам помогают получать образование, предоставляют доступ к кредитам, помогают в поиске работы. Эксперимент показал, что мигранты, получающие помощь и не чувствующие себя одинокими, не проявляют склонности к экстремистским идеям.

До недавних пор выходцы из стран бывшего СССР не очень активно пополняли ряды радикальных исламистов. Но, как отмечают эксперты, в последние несколько лет вербовщики «Исламского государства» (экстремистская организация, запрещенная в России) сосредоточили внимание на мигрантах из этих стран, трудящихся в России. Как результат – по данным консалтинговой организации Soufan Group, в октябре 2017 года на стороне исламистов на Ближнем Востоке воевали около 8,7 тысяч выходцев из бывших советских республик. Уроженцем Узбекистана является Сайфулло Саипов – обвиняемый по делу о теракте в Нью-Йорке 31 октября.

Исследования показали, что на заработки в Россию, Казахстан и Турцию отправляются жители Средней Азии, не относящиеся к беднейшим слоям населения, однако проживающие в неблагополучных районах или принадлежащие к угнетаемым группам. На заработках они теряют контакт с родственниками, терпят унизительное обращение, сталкиваются с несправедливостью со стороны властей и работодателей. В итоге они становятся хорошей мишенью для исламистской пропаганды, – пишет издание.

Непосредственно в Средней Азии власти ведут активную борьбу с радикальным исламом. Так, в Узбекистане правительство активно пропагандирует суфизм как «правильный» вариант ислама. Однако на мигрантов это не действует. Нередки случаи, когда мигрант, возвращаясь на родину, из-за усвоенных радикальных идей вступает в конфликт с семьей и мусульманской общиной.

При этом доцент Университета национальной обороны в Вашингтоне Эрика Марат в беседе с The Wall Street Journal отметила, что властям США необходимо обратить внимание также на борьбу с пропагандой радикального ислама в среднеазиатских общинах непосредственно в США – в первую очередь в Нью-Йорке, Нью-Джерси и Вашингтоне. Сейчас этому уделяется очень мало внимания, не проведены даже соответствующие социологические исследования. Летом 2017 года Департамент внутренней безопасности утвердил гранты в размере 10 миллионов долларов на оказание помощи национальным общинам в борьбе с экстремизмом. Однако некоторые эксперты полагают, что администрация Дональда Трампа скептически оценивает эффективность подобных программ и вряд ли даст им развиваться.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27251
К журналисту Бобомуроду Абдуллаеву, обвиняемому в попытке свержения конституционного строя Узбекистана, спустя полтора месяца после ареста допустили адвоката. Тулкин Орифжанов 14 ноября смог около часа пообщаться со своим подзащитным в СИЗО Службы национальной безопасности (СНБ). Во время беседы с адвокатом журналист сказал, что не имеет никаких жалоб, передает «Озодлик» (узбекская служба Радио «Свобода») со ссылкой на руководителя Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурата Икрамова.

По его словам, 13 ноября адвокату Тулкину Орифжанову позвонили сотрудники спецслужб и сообщили, что он может встретиться со своим подзащитным. «После встречи с Бобомуродом Абдуллаевым адвокат сказал, что на теле журналиста нет никаких следов от пыток. Сам Абдуллаев сказал адвокату, что не имеет никаких жалоб. Пока это вся информация, которой я владею», – сообщил Сурат Икрамов.

Правозащитник считает, что спецслужбы Узбекистана позволили адвокату Бобомурода Абдуллаева встретиться с подзащитным благодаря давлению международных организаций. «Распространились различные слухи из-за того, что к журналисту не допускали адвоката. В соцсетях даже писали о том, что Абдуллаева, возможно, уже нет в живых. По словам его адвоката, сотрудники СНБ отправили компьютер Абдуллаева на экспертизу, поэтому следствие затянулось», – отметил Икрамов.

44-летний Бобомурод Абдуллаев был задержан сотрудниками СНБ Узбекистана и водворён в следственный изолятор 27 сентября этого года. Но родным стало известно об этом лишь два дня спустя, когда в дом Абдуллаева пришли с обыском, в результате которого были изъяты процессор, книги, диски и флеш-карты. Первого октября, в Ташкенте состоялся закрытый суд над Абдуллаевым, где ему предъявили обвинение по статье 159-4 Уголовного кодекса Узбекистана («Посягательство на конституционный строй»), предусматривающей до 20 лет лишения свободы. Журналиста подозревают в подготовке и распространении в интернете с 2011 года «тенденциозно-клеветнических материалов» под псевдонимом «Усман Хакназар», вербовке людей, готовых поддержать свержение действующей власти Узбекистана, и разработке программы «Жатва» по совершению революции и насильственному свержению конституционного строя страны.

На протяжении многих лет Абдуллаев в качестве спортивного обозревателя комментировал футбольные соревнования; участвовал как независимый эксперт в дискуссиях радио «Озодлик». Ранее был создателем и руководителем проекта организации «Ozod Ovoz»/«Свободный голос», корреспондентом британского Института по освещению войны и мира (IWPR), участвовал в медиа-проектах Internews International.

Ряд международных правозащитных организаций, в частности международная «Платформа гражданской солидарности» (Civicsolidarity.org), а также Human Rights Watch, «Репортеры без границ», Amnesty International и Международный Пен-клуб, потребовали от узбекских властей немедленного освобождения журналиста. Правозащитники убеждены, что дело Абдуллаева носит явно политически мотивированный характер.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27252
Компания «Евросеть» – российская компания-ритейлер, владеющая одноимённой сетью салонов сотовой связи – запустила услугу по пополнению счета абонента «Билайн»-Узбекистан. Отныне в любом салоне «Евросети» граждане Узбекистана могут быстро и удобно пополнить лицевой счет мобильного телефона абонента «Билайн»-Узбекистан (оператор Unitel). Зачисление денежных средств происходит мгновенно, а комиссия не взимается.

Екатерина Бабкина, директор контентных проектов компании «МОБИ.Деньги», которая стала поставщиком технологического решения, говорит: «Мы ожидаем, что сервис по пополнению лицевого счета абонента «Билайн» Узбекистан в Евросети станет весьма востребованной услугой. Новый сервис позволит клиентам, чьи родственники или друзья проживают в Узбекистане, всегда оставаться на связи со своими близкими. Сервис позволяет быстро, а главное без комиссии, пополнять мобильный баланс абонента Билайн в Узбекистане».
http://www.fergananews.com/news.php?id=27253
Внештатный корреспондент «Ферганы» в Кыргызстане Эльнура Алканова проводит журналистское расследование и пытается выяснить, кто может стоять за сделкой по продаже властями Кыргызстана одного из самых дорогих VIP-городков страны – коттеджного комплекса «Идеал Хаус», расположенного на 12,5 гектарах земли в престижном районе возле государственной резиденции «Ала-Арча» в Бишкеке.

Первая часть расследования доступна на YouTube здесь youtu.be/0LKuk5Pg2qg. Вторая часть расследования предлагается вашему вниманию ниже.

http://www.fergananews.com/news.php?id=27254
В Таджикистане печатный орган администрации Шахринава (райцентра в Гиссарской долине) — газета «Хакикати Шахринав» (Шахринавская правда) — сменил название на «Файзи Пешво» (Благодеяние Лидера).

Газета была основана в 1993 году, издается 4-6 раз в месяц тиражом 2600 экземпляров. На ее страницах в основном публикуются правительственные постановления и агитационно-пропагандистские материалы, передает «Озоди» (таджикская служба Радио «Свобода»).

По словам главного редактора издания Хикматулло Саттори, старое название газеты не соответствовало современным реалиям, и его смена является «велением времени». «В последний год работники издания находились в поисках лучшего названия. Был даже объявлен конкурс», - сказал он.

Очевидно, что название «Файзи Пешво» (Благодеяние Лидера) подразумевает деятельность президента Эмомали Рахмона, который в Таджикистане имеет официальный титул Лидера нации (Пешвои миллат). В течение многих лет к президенту обращались «Джаноби Оли» (Ваше превосходительство), а в декабре 2015 года таджикские депутаты приняли закон «Об Основателе мира и национального единства – Лидере нации», который наделил Эмомали Рахмона особым пожизненным статусом и привилегиями. Согласно закону, Лидеру нации гарантируется неприкосновенность: его запрещено задерживать, арестовывать и обыскивать. Неприкосновенны также имущество и недвижимость, принадлежащие Лидеру нации и его близким. Эмомали Рахмон и все члены его семьи пожизненно будут находиться под охраной органов госбезопасности.

В апреле 2016 года в республике учредили новый праздник - День президента. А в мае в Таджикистане состоялся всенародный референдум по внесению изменений в конституцию страны, который закрепил за Рахмоном пожизненное правление и обеспечил его сыну возможность баллотироваться в президенты на ближайших выборах.

Впоследствии Эмомали Рахмону был придан еще один статус — основателя независимого Таджикистана, а в Уголовный кодекс введена новая статья, предусматривающая ответственность за публичное оскорбление или клевету в адрес Лидера нации.

А ведь когда-то, в 2000-е годы, Рахмон сам демонстрировал борьбу с чинопочитанием и культом личности, требовал снимать свои портреты, вывешенные в кабинетах чиновников, вдоль дорог и улиц. Однако вскоре «перестал замечать», что его требования не выполняются, а затем и вовсе начал подписывать законы, закрепляющие его особый статус.

По словам таджикского аналитика Азиза Накибзода, переименование районной газеты – очевидный пример культа личности, и если сам Эмомали Рахмон не прекратит этот процесс, то в ближайшее время проявления подхалимства к президенту станут массовыми, и грядет череда смен названий и вывесок.

Ранее в том же Шахринаве директор районного филиала государственной страховой компании «Таджиксугурта» Шариф Каримов предложил выпустить банкноты достоинством 1000 сомони с изображением Рахмона, а бывший министр водного хозяйства и депутат Хикматулло Насриддинов предложил поставить в Душанбе памятник президенту и во второй раз объявить его Национальным героем Таджикистана. В 2014 году Художественный фонд республики предложил правительству эскиз 30-сантиметрового бюста Эмомали Рахмона. Планировалось, что пущенный в тираж он будет украшать рабочие столы таджикских чиновников. Но пока эта инициатива не воплощена в жизнь.

Зато реализованы многие другие. Так, в 2016 году в Хатлонской области в честь Эмомали Рахмона был открыт фруктовый сад «Пешвои миллат», а в Горном Бадахшане его именем названо село — Рахмонобод. В том же году в Гиссаре был установлен памятник книге президента Таджикистана «Таджики в зеркале истории», которую ранее Минобрнауки страны рекомендовало к изучению в школах.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27255
Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев не будет извиняться перед властями Казахстана за то, что раскритиковал их за попытку повлиять на итоги президентский выборов. Об этом он заявил на заседании Национального совета по устойчивому развитию 15 ноября. Просить прощения, по мнению Атамбаева, должны те, кто «наглым образом лезет во внутренние дела Кыргызстана, кто хочет навязать свои правила, свои законы, свою коррупцию, те, кто хочет посадить свою шестерку в кресло президента Кыргызстана».

«Да, их шестерка сядет, но не в кресло президента, а на нары сядет», – цитирует Атамбаева Kloop.kg. По всей видимости, глава государства имел в виду экс-кандидата в президенты Омурбека Бабанова, который в середине сентября встречался с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, и которого Атамбаев ранее называл «зарубежной шестеркой». После выборов, на которых Бабанов проиграл, Генпрокуратура завела на него уголовное дело за «призывы к разжиганию межнациональной розни». Где находится политик сейчас, неизвестно. Ранее он проходил лечение в Москве.

«Те, кто говорят, что я должен просить прощения, — все это политическое дерьмо, которым абсолютно не дорога наша страна. За что я должен просить прощения? За то, что просил не вмешиваться во внутренние дела и уважать Кыргызстан? Отныне хочу предупредить всех, что никто не должен навязывать нам, как нам жить, какой дорогой идти и кого избрать президентом», – негодовал Алмазбек Атамбаев.

О том, кто разваливает ЕАЭС

Киргизский лидер заявил, что читает российские газеты и казахскую прессу, где якобы пишут, что «Кыргызстан и Атамбаев хотят развалить ЕАЭС (Евразийский экономический союз)». «Это полный бред. Мы никогда не собирались и не собираемся выходить из ЕАЭС. Но фактическая реальность такова, что Кыргызстан уже больше месяца отрезан от остальных стран ЕАЭС по прихоти руководства Казахстана», – цитирует Атамбаева «Кактус».

Напомним, Казахстан в середине октября ужесточил досмотр фур и граждан на границе с Киргизией, из-за чего в пунктах пропуска образовались очереди. Вопрос с проверкой граждан вскоре удалось решить, но фуры из Киргизии до сих пор проходят на границе тщательный досмотр.

На сегодняшнем заседании Атамбаев сообщил, что из-за ситуации на границе Киргизия потеряет около 0,3 процента ВВП, но страна, по его мнению, это «переживет». Однако киргизского лидера поразило «полное равнодушие и безразличие» к этому вопросу со стороны глав государств, входящих в ЕАЭС, и руководителя Евразийской экономической комиссии Тиграна Саргсяна, который, со слов Атамбаева, должен был «бегать, бить в колокола». «[Им] абсолютно наплевать. Эти люди еще что-то говорят про Кыргызстан», – добавил президент. По его мнению, бездействие комиссии и поведение казахстанского руководства наносят ущерб репутации ЕАЭС. «Кто захочет войти в этот союз, который только на бумажке, в котором ни один договор не действует. Действуют и работают только капризы и прихоти какого-нибудь "царька"», – резюмировал Атамбаев.

О развороте в сторону Узбекистана и Китая

По мнению киргизского лидера, если его страну «отрезают от ЕАЭС», нужно «работать» с другими странами. «Мне председатель КНР Си Цзиньпин неоднократно говорил, что Китай нуждается в экологически чистых продуктах. У них ведь все на удобрениях, а у нас даже завода по удобрениям нет. У нас есть экологически чистые продукты. Значит, надо работать с Китаем, раз нас отрезают от ЕАЭС. Надо ехать в Китай и Узбекистан. Та же наша картошка, я смотрю, влет уходит», – отметил Атамбаев.

До конца следующего года, по его словам, необходимо запустить международную автотрассу Ташкент – Ош – Кашгар. Атамбаев также посоветовал не затягивать с кредитом на строительство железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан по маршруту, который отстояли киргизские власти (киргизский вариант проекта длиннее и дороже первоначального, однако, он позволяет соединить железной дорогой север и юг республики). Атамбаев подчеркнул, что Китай согласен с этим маршрутом.

«Надо брать кредит и не слушать тех, кто вопит в парламенте. Если парламент впредь будет мешать нашей стране развиваться, тогда нам не нужен такой парламент», – добавил президент.

О соседях

«Есть у народов Центральной Азии поговорка: сосед ближе и роднее, чем дальний родственник, - обратился Атамбаев к участникам заседания. - Мы, соседи, соседние государства, должны жить в мире и согласии. Уважать друг друга. Относиться как к равному. И помнить: что если ты поджигаешь дом соседу, то ветер может переметнуться, и пламя перекинется на твой собственный дом».

Глава государства отметил также, что все президенты и диктаторы рано или поздно уходят «иногда по своей воле, иногда по воле народа, иногда по воле божьей, вперед ногами, но уходят», а народы остаются. «Так было всегда и так будет», - добавил он. Своему преемнику на посту главы государства Сооронбаю Жээнбекову Атамбаев посоветовал править открыто и честно, и не позорить его.

Нынешнее заседание Нацсовета стало последним под председательством Атамбаева, чьи полномочия в качестве главы государства истекают 1 декабря. На 20 ноября намечена итоговая пресс-конференция Атамбаева.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27256
Возвращение на родину получивших образование в России таджикских студентов сегодня стало, скорее, редкостью, нежели закономерным явлением. Большинство выпускников российских вузов из числа граждан Таджикистана предпочитают остаться в России, ведь там они, как правило, сразу находят работу с достойной оплатой, причем, по специальности. А вернувшись на родину, многие не находят себе применения и вновь уезжают в Россию. Однако выпускник Челябинской государственной академии культуры и искусств Сухроб Шехов бросил вызов нарастающей тенденции. Он не только вернулся в родные места, но и довольно успешно начал карьеру, став главным режиссером Русского драматического театра имени Пушкина в городе Бустоне (бывший Чкаловск) Согдийской области Таджикистана. В интервью «Фергане» Сухроб Шехов рассказал о своем выборе, трудностях студенческой жизни в России, проблемах театральных актеров в Таджикистане, русском языке и миссии русского театра.

- Сухроб, насколько я знаю, вы не только учились в России, но и родились там. Верно?

- Да, это случилось в 1988 году. Тогда отец служил в войсковой части советских Вооруженных сил, дислоцированной в городе Астрахани, а мама работала в школе учительницей русского языка в Таджикистане. Она приехала в Астрахань, чтобы повидать мужа. Так как у нее уже был большой срок беременности, врачи не рекомендовали ей перелеты или долгие наземные поездки. Мама осталась в Астрахани, где я и родился. Она снимала комнатку у одной доброй бабушки. Мы жили у этой бабушки больше года — до момента демобилизации отца. Затем родители вернулись на малую родину — в город Канибадам на севере Таджикистана.

- Значит, хорошее владение и любовь к русскому языку у вас от мамы?

- Именно так. Мама сама прекрасно знала русскую литературу и старалась передать нам, детям, свою любовь к ней. Она всегда говорила, что мы должны больше читать русских классиков, чтобы стать разносторонне образованными людьми.

- Вы окончили школу на русском языке?

- Нет. В Канибадаме я окончил школу на таджикском языке, но изучал и русский, хотя, конечно, не в таком объеме, как в русскоязычных школах.

- А когда у Вас появился интерес к театру?

- Я с детства был артистичным, и родители, заметив у меня этот дар, в 14 лет отдали меня в студию юных актеров музыкального-драматического театра имени Тухфы Фазыловой. Здесь я приобрел навыки актерского мастерства у художественного руководителя театра Юнусали Эргашева, сыграл несколько ролей. После окончания школы в 2005 году я без колебаний поехал в столицу — город Душанбе, где поступил на режиссерское отделение Таджикского государственного института искусств имени Мирзо Турсун-заде.

Однако я всегда мечтал получить образование в России. Когда после окончания первого курса мне предложили принять участие в отборе на зачисление в российские вузы, я с удовольствием согласился. Из 20 участников отборочных туров остались только двое: я и Мирзо — сын Народного артиста Таджикистана, известного актера и режиссера Ато Мухамеджанова. Он поехал в Химки учиться на кинорежиссера, а я выбрал театральный факультет государственной Академии культуры и искусств Челябинска, где учился на режиссера драмы.

- Трудно было? Чем запомнились годы обучения в Челябинске?

- Легко не было — это точно. Но мне все было интересно. Если бы ни этот интерес, я бы, наверное, не выдержал безумно напряженного графика. Занятия начинались в 8 часов утра и продолжались до 22-х ночи. В группе было 28 человек, среди которых только я один был иностранцем. На первом курсе нас предупредили, что из 28 человек только половина в лучшем случае дойдет до диплома. Тогда мы посмеялись. Но так и случилось. Многие ребята не выдержали до конца — кто-то ушел сам, некоторых отчислили из-за несдачи экзаменов, кто-то перевелся на другой факультет. В итоге до конца доучились всего 12 человек.

Первый и второй курс для меня были самими сложными. Во-первых, все-таки я не владел русским так, как местные, во-вторых, были предметы, от которых я был очень далек. Поначалу однокурсники по-доброму посмеивались над моим акцентом. Мне было очень сложно осваивать навалившийся объем новой информации, и я думал, что не выдержу и вернусь на родину. Несколько раз я звонил маме и говорил, что не смогу дальше. Но мама мне всегда отвечала: помни, зачем ты приехал, и какую цель ты перед собой поставил, будь сильным, и у тебя все получится. В какой-то момент я сам себе сказал: хоть умру, но пойду до конца. И с третьего курса у меня все начало получаться. С утра и допоздна я был в Академии, потом приходил в общежитие, где до трех ночи читал и готовился. Спал по 4 часа в сутки. Вскоре мои однокурсники начали приходить ко мне за конспектами и ответами на экзаменационные билеты.

Во время учебы в Академии я поставил три спектакля — «Счастье» по пьесе Людмилы Разумовской, «Господин Ибрагим и цветы Корана» по роману Шмитта и «Сумерки в долине» по Джону Сингу. Все мои постановки оказались удачными и получили высокие оценки. Особенно русским зрителям был интересен спектакль «Господин Ибрагим и цветы Корана», поскольку тема мусульманская, и стиль постановки был необычный. Я использовал живую музыку с восточными инструментами. Получилось очень трогательно, и публика даже плакала.

- А вы поддерживаете связь со своими однокурсниками, преподавателями?

- Да, мы всегда в контакте. Связываемся в социальных сетях, обмениваемся новостями, узнаем, у кого что происходит в жизни и творчестве. Мы всегда в курсе — кто чем занимается, кто куда поехал. Им интересна каждая новость о Таджикистане. Мы все скидываем фотки и видео своих работ. Я, например, часто пишу в своих статусах в соцсетях, чем занимаюсь. Иногда вспоминаем студенческие годы, сравниваем, как мы выглядели тогда, и как мы сейчас выглядим. Смеемся, прикалываемся. В то время мы все были худенькие и забавные. Еще мы друг другу помогаем в поиске материала для реализации каких-то наших идей и новых постановок.

- Вам не хотелось остаться в России? Ведь там другие зарплаты, другая жизнь.

- Вы не первый, кто задает мне такой вопрос. Многие недоумевают по поводу моего выбора. Когда я окончил Академию, мне предложили работу в театре юного зрителя города Челябинска. Можно было на льготной основе получить российское гражданство. Однако я осознанно отказался от этих привилегий, так как еще будучи студентом я твердо решил: после получения диплома вернусь на Родину и отдам все силы, знания и энергию развитию национального театра. Я считаю, что мы больше востребованы на родине. В России режиссеров достаточно много, а в Таджикистане профессиональных режиссёров не хватает. Поэтому, когда нам предложили выбрать театр для постановки дипломного спектакля, я выбрал Русский драматический театр имени Пушкина города Бустона. Хотя я знал, что это театр маленького городка с 25-тысячным населением, абсолютное большинство которого составляют таджики.

- Но работа в провинциальном театре, наверняка, сопряжена со многими трудностями...

- Действительно, работать в провинции, особенно в провинциальных театрах — непростое дело. В нашем театре, в частности, не хватает актеров. Среди наших актеров 4 имеют высшее образование, трое являются студентами, еще трое имеют среднее образование. Мы ежегодно организуем кастинги, посредством которых выбираем молодых непрофессионалов актеров. У них есть энтузиазм и сильное желание играть на сцене. Но приходится прикладывать много сил и энергии, чтобы обучить этих ребят актерскому мастерству. Одной из существенных проблем является уровень знания русского языка. Для актеров, у которых есть проблемы с языком или акцент, в нашем театре организован курс усовершенствования русского.

Большая проблема с зарплатой актеров. Она крайне недостаточна для жизнеобеспечения. Поэтому наши актеры в нерабочее время вынуждены дополнительно зарабатывать на жизнь, работая таксистами или на стройке, занимаясь мелким бизнесом. Жаль, что они свое дорогое время вынуждены тратить на второстепенные занятия вместо того, чтобы заниматься чтением книг, участием в лаборатории какого-нибудь мастера либо тренинге, организованном профессионалами.

И конечно, у нас слабая материально-техническая база для постановки хороших спектаклей. Тем не менее мы стараемся порадовать зрителей интересными постановками.

- Почти все режиссеры жалуются на отсутствие зрителей в таджикских театрах. Театры стали невостребованными?

- В советское время народ часто ходил в театры. Теперь интерес людей к театру угас. К сожалению, среди зрителей редко встретишь молодежь. Но мы делаем все от нас зависящее, чтобы вернуть в театр публику. Прежде всего, должны стараемся ставить те произведения, которые затрагивают проблемы молодежи и показывают пути их решения. Основными нашими зрителями являются представители русской диаспоры. Было бы хорошо, если бы представители посольства России в Таджикистане, а также консульства в Худжанде регулярно посещали наш театр и хотя бы немного поддерживали нас. Сотрудники консульства, правда, посещают премьеры наших спектаклей. Однако поддержки с их стороны пока нет.

- Тем не менее, вы ставите четыре спектакля в год, сами в них играете, руководите студией молодых актеров, действующей при школе искусств города Бустона. Еще и находите время для режиссерской работы в кино. Что вас стимулирует заниматься столькими видами деятельности?

- Когда я вернулся в Таджикистан, меня сразу приняли в театр ассистентом режиссера. Тогда мне было 23 года. Я сыграл почти во всех спектаклях в нашем театре. Несколько раз мои спектакли получали награды на республиканском театральном фестивале «Парасту». Мне интересно все, чем я занимаюсь. А стимулом для меня является реакция публики. Когда зрители после окончания спектакля аплодируют, пишут или высказывают в мой адрес добрые слова, я заряжаюсь энергией и бодростью. Значит, моя работа не пропала даром. Это самое главное для меня.

- Вы сказали, что молодежь не идет в театры. А что вы вообще можете сказать о современной таджикской молодежи?

- Думаю, проблем у нашей молодежи очень много. Первая проблема молодежи связана с уровнем ее образованности. К сожалению, сегодня не все молодые люди хотят учиться. Сложилась порочная практика платить и ходить в вуз ради галочки, ради диплома. Отсюда и нехватка специалистов в Таджикистане Другая проблема — воспитание подрастающего поколения. Большинство родителей очень мало внимания уделяют своим детям. Во многих семьях родители уехали на заработки в Россию, а дети на родине остались с родственниками. Часто эти дети живут сами по себе, а родители только материально поддерживают их, не принимая участия в их воспитании. Это неблагополучная ситуация. Вырастают молодые люди, которым не привиты семейные ценности, и они элементарно не обладают культурой общения со старшими. Еще одна проблема — непрочные семьи среди молодых. Многие молодожены уже через три-четыре месяца разводятся. Есть и другие проблемы, но это отдельная тема.

- В чем, на ваш взгляд, заключается миссия русского театра в Таджикистане?

- В Таджикистане есть всего два русских театра: один — театр имени Маяковского в Душанбе, второй — наш театр, единственный в Согдийской области. Русский театр — он не только для русскоязычной публики, но нужен всем народам. Ведь в Таджикистане русский язык имеет статус языка межнационального общения. В наших школах преподают русский язык, дети читают русских классиков. Наша миссия заключается в том, чтобы наши таджикские дети учились русскому языку не только по книжкам, но и посредством театрального искусства, живого диалога на сцене. Сам президент Таджикистана Эмомали Рахмон не раз говорил о важности изучения русского языка, в том числе и потому, что тысячи наших граждан работают в России. В этом плане миссия русского театра становится вдвойне важной. И, кстати, было бы хорошо, если бы русские театры имели возможность ежегодно ездить на гастроли в Россию и показывать свои спектакли работающим в этой стране нашим соотечественникам. Это было бы полезно всем — и Таджикистану, и России. Но нужна поддержка со стороны обоих государств.

Беседовал Тилав Расул-заде

http://www.fergananews.com/article.php?id=9638
В Афганистане в 2017 году площади посевов опийного мака достигли рекордных 328 тысяч гектаров, превысив предыдущий рекорд 2014 года на 104 тысячи га или на 46 процентов. По сравнению же с 2016 годом посевы возросли на 127 тысяч га (63 процентов). Об этом говорится в обнародованном сегодня обзоре Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) о положении дел с производством опиума в Афганистане в 2017 году.

Из нынешнего урожая мака можно произвести 9 тысяч тонн наркотиков в опиумном эквиваленте — почти вдвое больше, чем в 2016 году, когда было произведено 4,8 тысячи тонн опия. Затем из него производится морфин и героин. В своем прошлогоднем докладе УНП ООН указывало, что объёмы ежегодно производимого в Афганистане опия превышают годовые потребности мирового рынка, которые составляют около 4 тыс. тонн, поэтому избыток складируется наркомафиозными структурами «до востребования».

В новом докладе отмечается, что по сравнению с прошлым годом посевные площади мака значительно возросли в провинциях Балх (в 5 раз), Нимроз (на 116 процентов), Гильменд (на 79 процентов), Кандагар, Урузган. При этом число провинций, культивирующих опийный мак, увеличилось с 21 до 24. Более 60 процентов посевов мака приходится на южные провинции.

В 2017 году опийный мак был уничтожен на площадях 750 гектаров в 14 провинциях (в 2016 году — на 355 гектарах в 7 провинциях). Однако средняя урожайность на гектар по сравнению с прошлым годом на 15 процентов повысилась.

По прогнозам экспертов ООН, производство опия в этом году принесет афганским фермерам прибыль в $1,4 миллиарда, (7 процентов от ВВП страны) — на 58 процентов больше, чем годом ранее.

Эксперты ООН отмечают, что причинами массового увеличения посевов мака в Афганистане по-прежнему являются слабое социально-экономическое развитие сельских регионов, политическая нестабильность, проблемы безопасности и соблюдения законности, коррупция, отсутствие государственного контроля и другие, ограниченные возможности трудоустройства и доступа к экономическим и финансовым рынкам и другие, которые влияют на решения фермеров культивировать высокодоходный опийный мак.

В докладе также прогнозируется, что Афганистан будет производить более качественный и дешевый героин, потребительские рынки которого по всему миру будут расширяться, и, соответственно, вырастет количество наркозависимых. Это создает дополнительные проблемы для стран транзита и сбыта наркосырья. Кроме того, рост культивирования мака приведет к увеличению финансирования террористических группировок.

УНП ООН считает необходимым поддержать афганское правительство в борьбе с культивированием запрещенных культур, учитывая возможные последствия роста наркоэкспансии из этой страны.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27257
14-15 ноября в Ашхабаде прошла седьмая Конференция по региональному сотрудничеству в Афганистане RECCA (Regional Economic Cooperation Conference on Afghanistan), в которой приняли участие представители 65 государств и международных организаций. Афганскую делегацию на мероприятии возглавляет второй вице-президент ИРА Мохаммад Сарвар Даниш, в Туркмению также приехала супруга президента Афганистана Рула Гани.

На полях конференции Афганистан, Туркмения, Азербайджан, Грузия и Турция подписали соглашение о создании транспортного коридора «Ляпис-лазурь» (другое название лазурита – ред.), соединяющего пять стран. Железнодорожные пути и автострады соединят город Торгунди в афганской провинции Герат с Ашхабадом, затем с портом Туркменбаши на Каспийском море. Далее коридор продолжится через Каспий до Баку, затем через Тбилиси на Анкару с ответвлениями в Поти и Батуми, далее - от Анкары до Стамбула, сообщает ТАСС.

Бюджет проекта оценивается в $2 млрд. Идея создания такого коридора начала обсуждаться пять лет назад, и нынешнее соглашение направлено на упрощение логистики и таможенных процедур.

Строительство дорог и увязывание их в единую транспортную сеть – тема, очень важная для Афганистана. Спецпредставитель президента Узбекистана по Афганистану Исматилла Иргашев рассказал в интервью порталу EurAsia Daily: «Мы создали карго-хаб на границе — «Термез-Карго». В сентябре состоялась его презентация, и на ней побывали афганские бизнесмены. Проект их явно заинтересовал, поскольку хаб — суперсовременный, оборудованный просторными складами, и что важно — холодильными установками. Он удобен тем, что имеет свою таможню. В нем открыты представительства банков, подведена железнодорожная линия. Хаб будет использоваться не только в экспортных операциях в Афганистан, но для импорта из этой страны».

Как рассказал г-н Иргашев, «за очень короткое время была построена 85-километровая дорога до Мазари-Шарифа. Сейчас эта железная дорога активно эксплуатируется и играет одну из ключевых ролей в экспортно-импортных операциях Афганистана. Обсуждаются планы по продолжению эту линию до Герата — запада Афганистана. Иран со своей стороны через месяц-полтора планирует закончить прокладку железной дороги от города Хауф до Герата — это 200 км. Соединение этих двух городов через Герат даст возможность не только Афганистану, но и всем странам ЦА осуществлять транзитные перевозки до иранских портов Чабахан и Бендер-Аббас. Стоимость проекта составляет около $ 750 млн, причем работы на афганской территории финансируются из национального бюджета Кабулом. Такие экономические проекты приносят ощутимые дивиденды афганской казне. Вдоль железной дороги, будет проложена автомобильная трасса, возведена соответствующая инфраструктура». Безопасность дорожных проектов, по словам Иргашева, будет обеспечена правительством Афганистана. «Тысячи афганцев будут вовлечены в мирный труд, - сказал он. - Таким образом, народ, который 40 лет воюет, получит возможность мирным путем зарабатывать себе на жизнь, а не автоматами или выращиванием опиумного мака».

Заметим, что в 2017 году площади посевов опийного мака в Афганистане достигли рекордных 328 тысяч гектаров, превысив предыдущий рекорд 2014 года на 46%.

Конференции по экономическому сотрудничеству по Афганистану проводятся с 2005 года, первая прошла в Кабуле, дальше RECCA принимали Нью-Дели, Исламабад, Стамбул, Душанбе – и снова Кабул. В Ашхабаде конференция проходит впервые.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27258
Золотовалютные резервы Узбекистана по состоянию на 1 ноября 2017 года достигли $26 миллиардов. Об этом, как передает Podrobno.uz, сообщил первый зампредседателя Центробанка Тимур Ишметов. По его словам, за последние два месяца объем золотовалютных резервов увеличился на $750 миллионов. Ишметов отметил также, что Центробанк впервые официально раскрыл этот показатель.
«Вы знаете, что мы обычно не публиковали эту информацию, она считалась конфиденциальной. Однако недавно было принято решение главы государства о том, чтобы целый ряд экономических данных сделать открытыми. Так, с 1 января каждое ведомство, включая Центральный банк, будет официально публиковать золотовалютные резервы, показатели денежной массы и другие экономические показатели», – сказал он.

Ишметов отметил, что при подготовке к либерализации валютной политики некоторые эксперты задавались вопросом, хватит ли у страны золотовалютных резервов, но Центробанк заявил, что не собирается тратить накопленные запасы. «Мы пытались объяснить, что курс будет формироваться исходя из рыночных принципов, что означает, что мы не должны вмешиваться своими интервенциями, чтобы обеспечить или защитить какой-то уровень курса. Положительный результат – мы начальный период прошли без вливания валютных ресурсов со стороны государства, Центробанка», – отметил он.

Напомним, 5 сентября Узбекистан начал процесс либерализации валютной политики, который снимает ограничения на конвертацию национальной валюты для юридических и физических лиц. Юридически лицам разрешено приобретать в коммерческих банках иностранную валюту для оплаты по текущим международным операциям. Граждане могут свободно продавать доллары в обменных пунктах и приобретать их с зачислением на международные платежные карты. Центробанк также девальвировал курс национальной валюты – сума – практически в два раза.

Банки Узбекистана с момента введения в республике свободной конвертации приобрели свыше полутора миллиардов долларов, в том числе $644 миллиона — у физических лиц через обменные пункты и $915 миллиона — у экспортеров. Кроме того, за этот период через валютную биржу юридические лица приобрели иностранную валюту на более чем $1,7 миллиона, передает Sputnik.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27259

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner