?

Log in

No account? Create an account

October 17th, 2017

В парке имени Садриддина Айни в Душанбе тайно выкопали останки захороненных там видных деятелей Таджикистана и перевезли их на городское кладбище Лучоб, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на родственника одного из тех, чей прах был перезахоронен. Собеседник издания подчеркнул, что ему и другим родственникам только сейчас сообщили о случившемся.

«Мы, конечно, возмущены. Хотя чиновники говорят, что якобы это развлекательное место, и перезахоронение производится в целях не осквернения могил наших родных. Все равно, думаю, это неправильно, так как, и в советское время здесь были детские аттракционы, но и аллея памяти была», - сказал он.

По данным источника издания, 15 октября были раскопаны могилы поэта Боки Рахимзаде, академика Мухаммада Осими, сына Героя Таджикистана, основоположника таджикской современной литературы Садриддина Айни – Камола и его супруги, профессора Мукаддимы Ашрафи. А 16 октября перезахоронили останки героя Таджикистана, академика Бободжона Гафурова и политического деятеля Джаббора Расулова.

«Кто-то из представителей власти рассказал, что вчера, когда выкопали могилы наших предков, то пригласили муллу, который зачитал молитвы. Я сомневаюсь, что это было сделано, так как вся операция проходила под строжайшим секретом», – отметил собеседник издания.

О реконструкции парка стало известно в апреле этого года. Согласно проекту, в парке построят автостоянку, амфитеатр на 1200 мест, административное здание, беседки, детские площадки и фонтаны. Кроме того, будет отреставрирован мавзолей Садриддина Айни. В начале октября пресс-служба мэрии Душанбе сообщила журналистам, что на тот момент никакого решения о переносе праха похороненных в парке людей не было.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27044
В Санкт-Петербурге 15 октября состоялась презентация книги «Колыбельные для Умарали». Это сборник таджикских народных стихов для детей в переводах и переложениях, который подготовила группа энтузиастов во главе с литератором Ольгой Кушлиной. Книга издана в память о младенце Умарали – сыне трудовых мигрантов из Таджикистана Рустама и Зарины Назаровых, который погиб в Петербурге два года назад. Ольга Кушлина рассказала «Фергане», как шла работа над этим сборником.

* * *
– Когда и как появилась идея создать «Колыбельные для Умарали»?

– Книжка появилась совершенно случайно – в интернете нашлись старые друзья юности, нахлынули какие-то воспоминания… Мы с Юлием Франком (его иллюстрации использованы в книге. – Прим. «Ферганы») в молодости жили в Душанбе, с этим многое связано, любили и любим эту культуру. Светлана Турсунова-Франк, ныне – успешный художник в Берлине, в те годы была главным редактором детского журнала «Чашма», по типу «Веселых картинок», и мы все там подвизались – что-то писали, рисовали. Это был очень хорошего уровня журнал. Детские книжки мы тогда тоже делали, так что этот материал для нас не чужой. Жаль, что очень многое было потеряно, но что-то Юлик смог вывезти, в том числе книжку, которую сам оформлял – «Себи сари пул» это «Яблоня у моста».

Вот я произношу, а вы уже чувствуете, как это красиво: «Се-би са-ри пул». В 1985-ом году она была издана, ну представляете, что типографский уровень тогда был очень низкий. При этом очаровательные рисунки Юлика и великолепные таджикские стихи. Мне просто было жалко, что такая роскошь пропадет и никто ее не увидит.

В то время, когда мы все были под тяжелым впечатлением от трагических событий, связанным с маленьким Умарчиком, я и предложила Юлику сделать новую книгу. Он поддержал: давай, говорит, действительно попробуем. У него дочка, Яна Франк, известный дизайнер, художник все эти рисунки «вытянула». Я параллельно начала работать с текстом, – сканировать, перепечатывать.

- Переводить?

- Да, скажу два слова, чтобы вы поняли, что все было не так просто. Это же фольклорные тексты, иногда старые – от бабушек и прабабушек, из разных областей и с непонятными диалектными словами, потому, в маленькой детской книжечке было столько примечаний внизу страницы, как в научной статье. Представляете? Детские стишки, в которых звездочки, сноски, чтобы объяснить непонятные слова.

Подстрочник мне делали два человека: хороший друг моей сестры еще со школьных лет – Фарид Салихов, геолог, преподаватель геологии в филиале МГУ в Душанбе, и таджикская поэтесса и переводчица Нори Хамракулова. У них разные совершенно по типу были подстрочники. У Нори – образцовый литературный текст, она вообще замечательный профессионал. А у Фарида – шероховатые многословные, он не заботился о форме, а старался как можно точнее каждое слово объяснить. А там же было много такого, что называют «непереводимой игрой слов», звуковой игры, детских словечек. Эти подстрочники дополняли друг друга, и все очень их хвалили. Когда я передала Фариду восторги русских поэтов, он в шутку сказал: это потому, наверное, что я многодетный отец и дедушка. И все равно постоянно требовались комментарии, спотыкались практически в каждом стихотворении. Вот, например, почему в стихотворении о девочке с двумя косичками ее ласково называют не женским именем Зилола, а редким, бытующем только на юге, мужским именем – Зилол? Оказывается, в некоторых образованных семьях есть такая традиция, – домашнее имя девочки произносится на иранский лад, а в иранском нет различения слов по родам. Вместо того, чтобы просто перевести восемь строчек – из жанра «Ладушки-ладушки» – мы углублялись в лингвистические, университетские диспуты. Да, наверное, и для «Ладушки-ладушки» подстрочник сделать не проще, чем к стихотворению Пушкина. В итоге, оба варианта подстрочников очень пригодились, дополняли друг друга. Эти подстрочники я разослала своим знакомым поэтам.

– Сколько человек работали над переводами?

– Откликнулись все, но для кого-то детские стихи были очень далеки. Один поэт, Андрей Чернов, через два месяца сказал, что прошло слишком мало времени, он не успел войти в материал. Но впервые так тесно соприкоснувшись с поэтическим словом на фарси, был совершенно очарован красотой и образностью таджикской поэзии, понял, что нельзя позволить себе поверхностный подход, – а ведь версификацией он владеет виртуозно. Представляете? Он перевел «Слово о полку Игореве», а на десять строчек детского стихотворения ему хотелось еще месяца два. Это действительно сложно, потому что надо было перестраивать как-то свою психологию. Кто-то присылал переводы из Финляндии, и я «видела» финский пейзаж за окном, кто-то словно украинское село живописал – «яблонька у плетня» вырастала. Плетень вместо глиняного дувала – и вся работа насмарку. То есть, поэты выбирали несколько стихотворений, а переводов получалось в лучшем случае два, чаще – один единственный текст.

Но тем не менее, все откликнулись, откликнулись горячо, я каждому читала, как это звучит по-таджикски, потом нашла песни, как они поются. Та же Марина Вишневецкая (она перевела три стихотворения) говорила, что она ходит, как бы качая ребенка, и поет все это. Ее переводы, наверное, образцовые. Потому что они получились абсолютно точными, и в то же время это – живые русские стихи.

Кто-то делал переложения, как режиссер Гоголь-центра Женя Беркович. Вот это стихотворение «Любимая заколка» – там восемь строчек, а она сделала из него целую сценку. Но это вольный очень перевод, переложение. Так чаще всего и переводят детские стихи. Тот же Самуил Маршак, да? Такая степень вольного обращения с текстом у нас получилась единственная, но это прекрасное живое стихотворение получилось, жаль его было отбраковывать. Тогда я решила добавить в подзаголовок книги: «переводы и переложения», и вздохнула с облегчением.

В целом, география у нас такая – от Финляндии, это Марина Кучинская, до Сибири. В Минусинске живет наш поэт и священник Сергей Круглов. Он как поэт известен и любим в России, лауреат премии Андрея Белого, автор многих книг. Когда я его попросила перевести, он сказал: «Что? Колыбельную? Я никогда такое не переводил», а у него самого такие, знаете, брутальные стихи. Я говорю, попробуй, таджикские колыбельные, они ведь не только мамины, но и папины. И он перевел одну из папиных колыбельных «Вверх подброшу!». У него у самого трое детей, внуки уже. В шутку ему советовала: «Тебе, как батюшке православному, надо переводить припев «алла-аллаё» не как «баю-бай», а как «Господи, помилуй». Это же точнее – действительно просят у Аллаха защитить дитя в колыбели.

И вот так получилось, что о маленьком Умарчике молились и два православных священника. Второй – это отец Дмитрий Арзуманов, служащий в Подмосковье. Фамилия эта знаменитая и уважаемая в Таджикистане, знакома всем, кто изучал таджикский язык. Его дедушка – известный востоковед, из самых первых европейцев, приехавших в начале 1920-х годов в Душанбе, редактор и создатель образцового словаря (до сих пор этот толстый том русско-таджикского и таджикского русского словаря – главный, основополагающий), и учебников таджикского языка. Отец Димитрий горячо откликнулся и талантливо перевел одно из стихотворений.

– У нескольких стихотворений в книге по два перевода, то есть, несколько человек переводили одни и те же стихотворения, а вы потом выбирали?

- Мы всего в двух случаях там себе это позволяем. Первое стихотворение «Головушка» (Сарак-Сарак) переводили Андрей Анпилов и Татьяна Нешумова. У Тани получился очень вольный перевод, но при этом – очень симпатичное русское стихотворение, нежное, материнское. Но я не могла дать только его, оно больше похоже на ее собственные стихи, а не на таджикский оригинал, поэтому заказала точный перевод Андрею. А во втором случае, Максим Амелин просто увидел, чем занимается его приятельница Марина Вишневецкая, и сказал – я тоже хочу, и взял у нее это стихотворение, ему захотелось в шутку посоревноваться.
Мне показалось, что это довольно интересный прием, но это уже как бы для исследователей. Этой книгой заинтересовались таджикские филологи. Они мне честно сказали – такого уровня переводов таджикского фольклора не было. Может, это преувеличение, но мне это было очень приятно. Решительно, всерьез к таджикскому фольклору не подходили, его не переводили.

Действительно, по-таджикски выходит очень мало литературы. Я издателям в Таджикистане предлагала подарить макет, они мне говорят – у нас издательства все позакрывались, некому этим заниматься. Хотя один потрясающий энтузиаст только что мне сообщил, что готов финансировать выход этой книжки в Таджикистане. Конечно, я тут же с радостью выслала готовый макет – пусть берут на здоровье, вдруг это как-то поможет реанимировать издание детских книжек на таджикском, нельзя, чтобы дети росли без них.

- Какой у книги тираж?

– У нее маленький тираж, 500 экземпляров. Если они разойдутся, мы допечатаем. Но я бы предпочла, чтобы этим уже занимался кто-то другой.

– Где вы ее будете распространять?

– Я ее в основном дарю. Еще есть дружественный фонд помощи детям «Адвита». Я им положила стопочку в магазин «Легко-легко», кто захочет, сможет за благотворительный взнос ее приобрести. Что-то на презентации разошлось. Где-то положим потом в Москве (там тоже будет презентация, но позже), может быть в «Фаланстере».

Я хочу сказать всем, пожалуйста, берите у меня эту книгу для интернет-магазинов, потому что меня засыпали вопросами где ее купить. Если бы был какой-то источник, я бы могла сказать, вот, по этому адресу. Часть в консульстве обещали переслать Душанбе, я для них отложила.

– Вы обращались к ним за помощью?

– Да. Но они отреагировали только недавно, когда я пригласила их по электронной почте на презентацию. Очень любезно со мной поговорили, обещали содействие в дальнейших проектах. Может быть, сможем при их помощи осуществить другие проекты. Я мечтаю устроить выставку таджикских художников в Санкт-Петербурге. Сейчас меня с этой книжкой неожиданно стали везде звать, я отказываюсь. И от телевидения, и от презентаций на больших и известных в городе площадках. Скажем, позвали в музей Ахматовой – знаменитый Фонтанный дом. Это прекрасное место, одна из самых живых культурных точек Петербурга. Ну, и какой смысл эту книжку, эту песчинку огромной культуры там показывать? А вот если сделать выставку Юлия Франка, Светланы Турсуновой-Франк, Яны, позвать памирский ансамбль, существующий при Памирской диаспоре, о котором в Петербурге почти никто не знает, - это было бы событие.

– Вы знакомы с семьей Назаровых?

– Нет, мы сейчас пытались Рустама найти, через журналистов, через общину таджикскую, но не смогли. Никто не знает – уехал он из Петербурга или здесь остался. После того, что случилось, и Рустаму, и их бабушке было тяжело общаться. Мы какие-то деньги им переводили, по телефону говорили с ними, а сейчас даже на презентацию позвать не смогли.

Хоть я с ними не была знакома, знаете, все незнакомые плакали об их ребенке, как о родном. Если человек с какими-то неубитыми живыми рефлексами, он не может к этому относиться равнодушно. К вопиющей этой истории… Все, что мы делаем – не для того, чтобы людей мучить этим воспоминанием, мы не хотим допустить, чтобы подобное повторилось, чтобы стало нормой. Никто же по большому счету за них не вступился, никто не понес наказание.

– Это, наверно, в первую очередь, история о безразличии...

– О безразличии тоже, да. По-моему, ни в одной стране не может быть таких законов, которые позволили бы отобрать ребенка у матери, когда для этого нет какой-то суровой необходимости. Но мы не хотели на этом спекулировать, поймите нас правильно. Мы наоборот пытались как-то избыть свою боль, свою вину. Совершенно правильно говорят, давно это замечено и о стихах, и о картинах – с каким импульсом человек это делает, этот же импульс на выходе передается зрителю или читателю. Здесь не обманешь, не притворишься. И, наверно, в этой книге остался этот импульс. Это импульс многих людей, многих сердец. Никто не делал ее равнодушно.

Беседовала Анна Козырева

* * *
13 октября 2015 года в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга полиция задержала Зарину Юнусову и Далера Назарова – мать и дядю пятимесячного Умарали. Полицейские отняли грудного ребенка у матери и на машине «Скорой помощи» отправили в Центр медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей. В то же день суд постановил депортировать задержанных из России за нарушение миграционного законодательства (пребывание без регистрации). Когда Юнусова пришла в отделение полиции за сыном, ей не сказали, где находится ребенок. На следующее утро, 14 октября, ей сообщили, что младенец умер по неизвестным причинам. По версии экспертов, причиной смерти Умарали стала генерализированная смешанная вирусная инфекция. Однако родители малыша утверждали, что он был совершенно здоров. Расследование гибели ребенка длилось более года, затем дело было закрыто – ни в действиях врачей, ни в действиях полицейских следователи не нашли состава преступления.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9591
Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, прибывший в Узбекистан с рабочим визитом, встретился 16 октября в Ташкенте с президентом Шавкатом Мирзиёевым. Оба лидера сделали записи об этом в своих Инстаграм-аккаунтах.

Ассаламу алайкум! В понедельник я совершил поездку в столицу Узбекистана - Ташкент. Я давно ждал встречи с Узбекистаном и её столицей. В Ташкенте меня принял уважаемый Президент @mirziyoyev_sh Шавкат Мирзиёев. Я благодарен Шавкату Миромоновичу за исключительно дружеский и тёплый характер беседы! Для меня стало откровением, что он заочно очень хорошо знал моего дорогого ОТЦА, Первого Президента ЧР, Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова, был прекрасно осведомлен о его борьбе с терроризмом. О нём ему много рассказывал ректор Ташкентского Исламского института имени имама Аль-Бухари, учитель Ахмата-Хаджи и близкий друг нашей семьи - Шейх Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф. Я поделился, с какой искренней любовью Ахмат-Хаджи относился к Узбекистану и её народу. Мы обсудили целый ряд вопросов взаимовыгодного сотрудничества в экономике, социальной сфере, культуре, спорте, инвестиционной политике. Мы договорились совместными усилиями добиться установления тесных связей между Узбекистаном и Чечней, вывести их на более высокий уровень, придать характер системности. Я убедился, что в лице Шавката Миромоновича народ Узбекистана получил по милости Аллаха настоявшего лидера, который безмерно любит свой народ, свою страну, готов всю свою жизнь посвятить служению своему Отечеству! Он знает, как вывести Узбекистан в число наиболее экономически и политически развитых и стабильных стран! Я пригласил Шавката Миромоновича в удобное для него время нанести дружеских визит в регион России -Чечню! Президент дал обещание приехать в Грозный! #Кадыров #Мирзиёев #Россия #Узбекистан #Чечня Публикация от Ramzan Kadyrov (@kadyrov_95) Окт 16 2017 в 12:22 PDT

Официальный Инстаграм-аккаунт Шавката Мирзиёева, которые ведет не сам президент Узбекистана, а его команда, в свою очередь, был немногословным. Там размещены лишь фотографии и несколько сухих слов.

Ўзбекистон Республикаси Президенти Шавкат Мирзиёев 16 октябрь куни мамлакатимизга амалий ташриф билан келган Чеченистон Республикаси раҳбари Рамзан Қодировни ( @kadyrov_95 ) қабул қилди. ___________ Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев 16 октября принял главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, ( @kadyrov_95 ) прибывшего в нашу страну с рабочим визитом. Публикация от Shavkat Mirziyoyev (@mirziyoyev_sh) Окт 16 2017 в 9:39 PDT

Многие пользователи социальных сетей обратили при этом внимание на то, что Инстаграм Рамзана Кадырова имеет примерно в тридцать раз больше подписчиков, чем Инстаграм Шавката Мирзиёева (3 млн и 96 тыс., соответственно).
http://www.fergananews.com/news.php?id=27045
Российский МИД отверг обвинения о причастности России к финансированию деятельности движения «Талибан» в Афганистане, с которыми выступила британская пресса. В МИДе назвали эту информацию фальшивкой и попыткой «отвлечь внимание международного сообщества от провалов силовой политики НАТО в Афганистане». «Россия не оказывает какой-либо поддержки движению талибов и последовательно проводит политику помощи правительству Афганистана», - говорится в сообщении пресс-службы российского внешнеполитического ведомства.

С обвинениями в адрес России выступила британская газета The Times, заявившая, что Россия бесплатно снабжает талибов нефтепродуктами. Такую информацию издание распространило со ссылкой на афганских чиновников и самих талибов. Перевод статьи опубликовала «Инопресса».

По данным издания, поставки якобы осуществляются через границу с Узбекистаном в Хайратоне. С афганского приграничья топливо доставляется компаниям, действующим от имени «Талибана», а затем продается бизнесменам в Кабуле. Деньги – а это, по утверждению источника, около $2,5 млн каждый месяц – поступают командирам талибов.

«Мы перепродаем топливо и распределяем деньги напрямую среди наших командиров», – заявляет казначей «Талибана». По его словам, поставки начались полтора года назад, топливо поставляется бесплатно, оплачивается только пошлина за ввоз. «Я занимаюсь финансами лишь нескольких командиров. Я перевожу им деньги, а затем отчитываюсь за их распределение. Но есть множество других таких людей, как я», – утверждает источник издания.

The Times предполагает, что такая помощь преследует две цели – борьбу с так называемым «Исламским государством» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), с которым враждует «Талибан», а также подрыв усилий НАТО в Афганистане.

Ранее Россию уже подозревали в поставках оружия талибам. Москва эти обвинения отрицала, признавая в то же время «ограниченные контакты» в миротворческих целях, которые, по утверждению МИДа, «подчинены задаче обеспечения безопасности российских граждан в Афганистане и направлены на то, чтобы побудить движение «Талибан» присоединиться к процессу национального примирения при руководящей роли Кабула».

В 2001 году, после начала военной операции США в Афганистане, талибы предложили России сотрудничество, но, как сказали в Москве, получили отказ. Однако в 2015 году спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов сообщил, что Москва имеет информационный канал связи с талибами, поскольку «интересы талибов объективно совпадают с нашими» в борьбе с ИГ, заявил он тогда.

Талибы, по разным данным, с переменным успехом контролируют от 40 и выше процентов территории Афганистана. Порядка трети районов страны находятся под их полным контролем.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27046
В Узбекистане 16 октября вышел на свободу ферганский правозащитник Ганихон Маматханов. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщила глава Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA) Надежда Атаева.

Американское посольство в Ташкенте заявило, что США приветствуют освобождение Маматханова и других узников совести и расценивают это как свидетельство приверженности правительства Узбекистана и президента Шавката Мирзиёева соблюдению международных стандартов в области прав человека.

Представитель Human Rights Watch (HRW) по Центральной Азии Стив Свердлоу (Steve Swerdlow), комментируя информагентству «Фергана» весть о Маматханове, заявил, что его организация приветствует освобождение в Узбекистане активистов, которые были арестованы и осуждены в процессе закручивания гаек после трагических событий в Андижане 2005 года. Он напомнил, что о деле Ганихона Маматханова и других осужденных правозащитников HRW детально писала в 2014 году в докладе «До самого конца: Политические заключённые в Узбекистане».

«Хочу подчеркнуть, что освобождение Маматханова и других является результатом усилий многих правозащитных организаций и дипмиссий, которые поднимают эти вопросы много лет подряд. И мы все вместе будем работать дальше, чтобы положить конец практике политически мотивированного заключения», - заверил Свердлоу.

Он отметил, что в деле Маматханова, как и в деле Фармонова и других, зафиксированы очень серьезные нарушения во время следствия и судебных процессов. По его мнению, Маматханов должен быть полностью реабилитирован, а все, кто способствовал в произвольном продлении его срока в тюрьме и отказывал ему в медицинской помощи, должны понести наказание.

«Правительству стоит создать комиссию, в которую вошли бы независимые правозащитники и эксперты, - для того, чтобы помочь вышедшим на свободу людям с реабилитацией, устройством на работу, получением медицинской помощи. Комиссия должна рассматривать все их дела очень тщательно и принимать меры вплоть до возбуждения уголовных дел против тех представителей правоохранительных органов, которые фабриковали эти дела и участвовали позже в пытках, чтобы подобные действия больше не повторились в Узбекистане», - пояснил представитель HRW.

Он напомнил, что в заключении все еще остаются другие активисты из «постандижанской категории», например, Гайбулло Джалилов, Мехринисо и Зульхумор Хамдамовы, Дильмурод Сайид. Тысячи людей сидят в тюрьме по необоснованным и политически мотивированным причинам.

«В этот момент больших надежд для Узбекистана очень важно, чтобы эти освобождения не остались индивидуальными актами милости, а привели к системным и структурным реформам, - заявил Стив Свердлоу. - Если верить, что в Узбекистане наступила новая эра, президент Шавкат Мирзиёев должен публично дать сигнал - в форме выступлений и законодательных актов, - чтобы каждый гражданин четко понял, что свобода слова будет обеспечена, а мирная критика узбекских властей будет ими воспринята».

Напомним, Ганихон Маматханов был в Фергане одним из главных борцов против использования детского труда и нарушений прав фермеров. Его арестовали в октябре 2009 года по сфабрикованным обвинениям в мошенничестве и даче взятки. За несколько дней до задержания Маматхонов направил на имя Ислама Каримова открытое письмо, в котором назвал проводимую по указанию президента Узбекистана «реформу по укрупнению фермерских хозяйств» противоречащей здравому смыслу.

Суд приговорил Маматханова к 5 годам лишения свободы. Незадолго до дня освобождения ему продлили срок заключения еще на 2,5 года - якобы за «неповиновение требованиям администрации колонии» (по этой 221-й статье Уголовного кодекса в Узбекистане неоднократно продлевали сроки известным политикам и правозащитникам). Маматханов должен был выйти на свободу 4 июня 2016 года, однако этого не произошло: Кызылтепинский районный суд по уголовным делам продлил срок заключения правозащитника еще на три года.

После прихода к власти Шавката Мирзиёева в Узбекистане были освобождены несколько правозащитников и сторонников оппозиции, осужденных в годы правления Ислама Каримова. В том числе - брат лидера оппозиции Мухаммада Салиха, журналист Мухаммад Бекжан, бывший депутат Верховного Совета Узбекской ССР Самандар Куканов, правозащитники Бобомурад Раззоков, Солижон Абдурахманов, Азам Фармонов, Азам Тургунов.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27047
Причиной ареста журналиста Бобомурода Абдуллаева стало намерение узбекских спецслужб обвинить оппозиционера Мухаммада Салиха в подготовке революции в Узбекистане. Об этом в видеообращении заявил сам лидер оппозиционного «Народного движения Узбекистана» (НДУ).

Салих рассказал, что 18 августа 2017 года отправил в виртуальную приемную президента письмо, в котором потребовал освободить политических заключенных, снять лично с него все обвинения и реабилитировать, а также вернуть ему отнятую в 1993 году недвижимость.

«Должно быть, мое обращение заставило беспокоиться элиту спецслужб Узбекистана: оно могло бы послужить восстановлению утраченной связи между властями и обществом. Чтобы не допустить этого, СНБ (Служба национальной безопасности) срочно раскачала дело Бобомурода Абдуллаева, чтобы привязать к нему меня белыми нитками», - заявил Салих.

Он сообщил, что не намерен вести двойную игру. «Я не их тех, кто одной рукой пишет обращение к президенту, а второй готовит революцию. Это противоречит моим человеческим принципам и не в моем характере. Я жду от властей прекращения охоты на ведьм. Я не теряю надежды на освобождение Бобомурода Абдуллаева и его товарищей - Равшанбека Салаева, Шавкатжона Аллаярова и Акрома Малика», - перечислил глава НДУ.

По его словам, он никогда не обращался к руководству Узбекистана лично. Но в августе решил написать Шавкату Мирзиёеву письмо. «Я вынужден зачитать это свое письмо, потому что в обвинениях, которые прокурор предъявил Бобомуроду Абдуллаеву, говорится, что Мухаммад Салих давал ему указания по подготовке революции», - пояснил оппозиционер.

Приводим полный текст письма в переводе с узбекского языка.

«Президенту Узбекистана Мирзиёеву.

Уважаемый Шавкат Миромонович, я никогда не писал писем главам государств с просьбой личного характера. И это письмо не является ни прошением, ни просьбой. Оно является требованием своих прав скромного гражданина, представителя одной семьи, одного рода и одного народа, подвергавшихся на протяжении последних 27 лет жестоким преследованиям и гонениям со стороны каримовского режима.

Я решился обратиться к Вам со своими требованиями, видя позитивные сдвиги в Ваших начинаниях. В противном случае об этом не могло бы быть и речи: ведь не требовал я своих личных прав за всё время каримовского правления.

Вы знаете, что Каримов объявил меня «врагом народа» за то, что я был его соперником на президентских выборах 1991 года, не принял его предложение занять должность в его правительстве, предпочтя остаться в оппозиции, за то, что службу своему народу я ставил выше высоких должностей и привилегий.

16 февраля 1999 года узбекские спецслужбы организовали в Ташкенте взрывы и в этом наряду с другими совершенно необоснованно обвинили и меня. А в 2000 году узбекский суд заочно приговорил меня на 15,5 года тюремного заключения строгого режима.

Однако через четыре года, в ноябре 2003-го, единственный «свидетель» Зайниддин Аскаров в интервью радио «Озодлик», «Би-би-си» и «Голос Америки» публично отказался от своих данных ранее против меня показаний. Он заявил следующее: «Свои показания я давал под давлением министра внутренних дел Закира Алматова. Мухаммад Салих к террору никакого отношения не имеет. Я прошу прощения у узбекского народа и Мухаммада Салиха за то, что оклеветал его».

Это заявление стоило Зайниддину Аскарову жизни: вскоре его убили в тюрьме.
После такого заявления в любом более-менее правовом государстве отменили бы приговор суда в отношении невинного человека.

Разумеется, я не питал иллюзий и не ждал милости от каримовского режима. Но сегодня, если действительно в Узбекистане всё так позитивно, как пишут национальные СМИ, то права десятков тысяч людей, все эти годы подвергавшихся угнетению, должны быть немедленно восстановлены.

Что касается лично меня: я требую отмены приговора заочного суда, своей реабилитации, возврата незаконно отнятой в 1993 году моей и моих детей недвижимости.

С уважением, Мухаммад Салих - гражданин Республики Узбекистан, бывший депутат Верховного Совета Узбекистана, лидер партии «ЭРК» и Народного Движения Узбекистана».

Напомним, 44-летний Бобомурад Абдуллаев был задержан сотрудниками СНБ и водворён в следственный изолятор (СИЗО) 27 сентября 2017 года. Суд над ним прошёл в закрытом режиме 1 октября. В определении суда говорилось, в частности, что по указанию Салиха Абдуллаев готовил и распространял в интернете «тенденциозно-клеветнических материалы» под псевдонимом «Усман Хакназар». Спустя два дня Мухаммад Салих сообщил, что Бобомурод Абдуллаев и Усман Хакназаров, статьи которого с критикой в адрес узбекских властей публиковались на сайте НДУ, - один и тот же человек.

http://www.fergananews.com/news.php?id=27048
Министерство экономики Кыргызстана обратилось в Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) и секретариат Всемирной торговой организации (ВТО) с жалобой на усиление Казахстаном контроля на киргизско-казахской границе.

В заявлении в ЕЭК говорится, что дополнительный контроль во всех пунктах пропуска на границе противоречит основным принципам и целям договора о ЕАЭС (Евразийский экономический союз). Казахстан ограничивает свободу передвижения товаров, тем самым нарушая один из основополагающих принципов работы единого рынка ЕАЭС, считают в Бишкеке.

По данным Государственной пограничной службы Киргизии, ранее крупные пункты пропуска «Ак-Жол» и «Ак-Тилек» ежедневно пересекало, в среднем, 8176 человек и 662 автомобилей, в том числе 388 грузовых. С 10 октября 2017 года эти показатели рухнули - до 3446 человек и 357 автомобилей. Последнюю неделю на всех КПП наблюдается скопление машин - от 100 до 300 единиц ежедневно.

В письме в ВТО Минэкономики Кыргызстана сообщило, что Казахстан нарушает основополагающие нормы и принципы многосторонней торговой системы, режим наибольшего благоприятствования и принцип национального режима.

«С 10 октября 2017 года Республика Казахстан в одностороннем порядке создает препятствия при пересечении границ грузами и физическими лицами без каких-либо предварительных и официальных уведомлений о причинах таких действий со стороны Республики Казахстан, что является грубым нарушением многосторонних правил Всемирной торговой организации (ВТО)», - говорится в обращении.

В свою очередь, министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов попросил не политизировать ситуацию на границе. Как передает Tengrinews.kz, министр заявил, что Казахстан действует в рамках своего законодательства и в рамках обязательств перед ЕАЭС.

«У любой страны, на мой взгляд, в случае необходимости защиты своих экономических и иных интересов могут быть применены внутренние меры. На мой взгляд, нет необходимости что-либо политизировать, проговаривать, необходимо просто по линии всех заинтересованных ведомств, как наших, так и киргизских, просто продолжать оперативную работу и стараться решать проблему», - сказал Сулейменов.

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдраханов объяснил усиление контроля на казахско-киргизской границе происходящими в ЕАЭС процессами интеграции. «Это вполне объективный процесс и ситуация, когда на границах сопредельных государств-членов ЕАЭС возникают вопросы, связанные, например, с необходимостью усиления санитарного, фитосанитарного или ветконтроля, - это в интересах всех стран ЕАЭС. Потому что чем раньше мы установим современную систему мониторинга на наших границах, которые в целом являются открытыми для перемещения товаров и услуг, тем будет лучше для нас», - цитирует министра Tengrinews.kz.

О реакции Казахстана на обращение Киргизии в ВТО пока не сообщается.

Напомним, усилению контроля на киргизско-казахской границе предшествовало высказанное президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым обвинение в адрес руководства Казахстана в «навязывании своего кандидата» на предстоявших в Киргизии выборах главы государства. В ответ МИД Казахстана и премьер-министр этой страны Бакытжан Сагинтаев назвали высказывания Атамбаева «провокационными» и «недопустимыми». Вскоре Казахстан перевел пограничные войска на усиленный режим несения службы и выставил на границе блокпосты. В результате на всех КПП на общей границе с киргизской стороны образовались километровые очереди.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27049
Власти Пакистана депортировали бывшего директора сети частных школ PakTurk Месута Качмаза (Mesut Kacmaz), его жену и двух дочерей в Турцию. Данное решение было принято под давлением турецких властей, которые обвиняют школы PakTurk в связях с религиозным деятелем Фетхуллахом Гюленом, сообщает Reuters со ссылкой на бывших коллег Качмаза и его адвоката. В самих учебных заведениях обвинения в связях с Гюленом отвергают.

Информацию о высылке Качмаза из страны подтвердил источник в пакистанском правительстве. «Турецкую семью взяли под стражу сотрудники службы безопасности. В минувшую субботу их депортировали из Исламабада в Турцию на специальном самолете, предоставленном турецким правительством», - сообщил он.

В то же время, бывший школьный сотрудник, пожелавший сохранить анонимность, сообщил Reuters, что он связывался по телефону с дочерьми Качмаза, которые сообщили, что их отец и мать сейчас находятся в Анкаре, и что их допрашивают. «Они полагают, что после этого их отправят в тюрьму», - добавил собеседник агентства.

Осенью 2016 года Анкара попросила Исламабад закрыть все организации в стране, которые могут быть связаны с Гюленом. По данным Радио «Азадлыг» (региональная служба Радио «Свобода»), власти Пакистана тогда отказались продлевать визы преподавателям международной сети школ PakTurk и потребовали от них до конца ноября покинуть страну вместе со своими семьями.

Это решение касалось, в общей сложности, 450-и человек. Около 40 из них бежали из страны, опасаясь судебного преследования на родине, в то время, как остальные, включая семью Качмаза, получили сертификаты о предоставлении убежища от ООН.

На днях (13 октября) действие этих сертификатов было продлено на один год. Агентству Reuters не удалось получить официальный комментарий пакистанских властей – в связи с чем они проигнорировали данное решение и выслали семью Качмаза из страны.

PakTurk управляет 28 школами в нескольких городах Пакистана, в которых обучаются около 11 тысяч учеников. После событий в Турции в июле 2016 года (неудавшаяся попытка госпереворота), сеть сменила всех турецких директоров пакистанских школ на руководителей из числа местного населения.

Анкара считает Фетхуллаха Гюлена идеологом неудавшегося мятежа. Жертвами путча стали свыше 200 человек. В стране был введен режим ЧП, который действует до сих пор. Власти развернули настоящую кампанию против сторонников проповедника, который отрицал свою причастность к попытке переворота и осуждал ее. По обвинению в связях с движением Гюлена «Хизмет» за год были арестованы свыше 50 тысяч человек, своих должностей лишились более 146 тысяч человек – ученые, преподаватели, военнослужащие, судьи, прокуроры и госслужащие.

Действие данной кампании распространилось далеко за пределы страны – в частности, как писала «Фергана», репрессии против бывших преподавателей и выпускников турецких учебных заведений, якобы связанных с Гюленом, начались в Туркмении. Сообщения о закрытии турецких учебных заведений и увольнении госслужащих поступали также из Азербайджана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27050
Власти Узбекистана вынуждали людей, в том числе учителей и медицинских работников, трудиться на хлопковых полях под угрозой применения наказания во время сезона весенних полевых работ, говорится в новом докладе Узбекско-германского форума по правам человека (УГФ) «Field work never ends for us» («Работа на полях для нас никогда не кончается»). В нем также содержится подробная информация об использовании принудительного взрослого и детского труда в Южном Каракалпакстане в рамках проекта Всемирного банка (ВБ) по улучшению оросительной системы.

«Учителя, медсестры или другие люди пропалывают хлопковые поля не для того, чтобы заработать дополнительные деньги, поскольку правительство ничего не платит за их работу. Люди пропалывают хлопковые поля, потому что они рискуют потерять работу или пособия, если откажутся или просто пожалуются», - говорит директор УГФ Умида Ниязова.

В 32-х страничном докладе по итогам мониторинга принудительных работ в весенне-летний сезон задокументировано, как правительство Узбекистана вынуждало учителей, врачей, работников других госучреждений, а также людей, получающих государственные пособия, и студентов работать на хлопковых полях весной 2017 года. Они не получили никакой оплаты за эту работу. Власти грозили уволить людей, прекратить выплаты социальных пособий или исключить студентов из учебного заведения, если они откажутся. Работники госучреждений и учащиеся вузов трудились в течение нескольких дней или недель с конца апреля по июнь (в зависимости от региона), на сильной жаре без возможности скрыться в тени. Им приходилось самостоятельно обеспечивать себя едой и питьевой водой, а в некоторых случаях также оплачивать дорогу. Люди могли избежать прополки хлопковых полей, только подкупив начальника, оплатив наемного работника или отправив члена семьи в качестве замены.

ВБ вкладывает более полумиллиарда долларов в сельскохозяйственные проекты, в частности в Каракалпакстане, отмечают правозащитники. Согласно кредитным соглашениям, правительство Узбекистана должно соблюдать законы, запрещающие принудительный взрослый и детский труд, а Всемирный банк может приостановить предоставление займов, если есть достоверные доказательства нарушений. Именно такие нарушения и приведены в докладе УГФ.

Несмотря на то, что весенние полевые работы, включающие подготовку полей, посадку хлопчатника, прореживание и прополку растений и удаления вредителей, являются неотъемлемой частью производства хлопка, эта работа, как правило, не оплачивается и в значительной степени зависит от принудительного труда. Но этот пункт не включен ни в национальную, ни в международную мониторинговую деятельность, осуществляемую Международной организацией труда (МОТ) по соглашению с ВБ.

Международная финансовая корпорация (отдел кредитования частного сектора ВБ), предоставила компании Indorama Kokand Textile — одному из ведущих производителей хлопчатобумажной пряжи Узбекистана — кредит в размере $40 миллионов для расширения производства. Учитывая риск принудительного взрослого и детского труда, Indorama разработала систему показателей риска для регионов производящих хлопок, но список не включает данные об принудительном труде на весенних полевых работах, что еще более дискредитирует эту сомнительную систему мониторинга.

«Правительство не предприняло никаких шагов для решения проблемы применения принудительной рабочей силы на весенних полевых работах в районах, финансируемых Всемирным банком, где оно рискует потерять свои кредиты.
Всемирному банку следует позаботиться о том, чтобы не вкладывать средства в принудительный взрослый и детский труд, приостановив финансирование до тех пор, пока правительство не прекратит его использовать и не обеспечит независимое наблюдение за нарушениями труда во всех аспектах производства хлопка», - отмечает Умида Ниязова.

Авторы доклада также выражают сомнение в эффективности механизмов подачи жалоб, созданных узбекским правительством в рамках его соглашения с ВБ. Некоторым людям угрожали из-за поданных жалоб или предупреждали, чтобы они не жаловались. Другие сказали, что они не доверяют горячей линии, управляемой правительством, поскольку именно правительство заставляет их работать.

Полный текст доклада УГФ на английском языке можно найти по этой ссылке: https://goo.gl/osU154
http://www.fergananews.com/news.php?id=27051
Находившиеся в международном розыске сообщники бывшего главы «БТА банка» Мухтара Аблязова добровольно вернулись в Казахстан. Об этом сообщает Интерфакс со ссылкой на Казахстанское Нацбюро по противодействию коррупции.

16 октября из Москвы в республику прибыли два человека: бывший юрист управления корпоративного бизнеса №6 «БТА Банка» Максим Хаблов и номинальный руководитель подконтрольных Аблязову компаний Анар Абдихаимова. Их подозревают в пособничестве в хищении денег «БТА Банка».

Несмотря на то, что Хаблов и Абдихаимова получили российское гражданство, которое препятствовало их экстрадиции в Казахстан, они письменно обратились в Национальное бюро по противодействию коррупции, сообщив, что готовы сотрудничать со следствием.

В бюро отметили, что это не первый случай добровольного возвращения в Казахстан подозреваемых по делу о хищении денег «БТА Банка». Так, в июле и сентябре из Будапешта добровольно прибыли Ержан Кадесов, занимавший при Аблязове должность заместителя начальника управления по проблемным кредитам, и бывший замначальника управления корпоративного бизнеса №6 Зауре Джунусова.

Они находились в розыске с 2009 года. В Казахстане Кадесов и Джунусова были заочно арестованы, однако эту меру пресечения им смягчили после возвращения на родину. Сейчас, как говорится в сообщении, они помогают следствию.

По данным сайта Zakon.kz, вернувшиеся в Казахстан фигуранты дела Аблязова полностью признали свою вину. Они сообщили следователям, что, выступали номинальными руководителями компаний опального банкира и подписывали все необходимые документа по его указанию.

Массовый побег из страны сотрудников «БТА Банка» после того, как в отношении Аблязова было возбуждено дело о хищении, они объяснили запугиванием со стороны сообщников банкира. «За рубежом запугивания продолжились, тем самым препятствуя их (сотрудников) возвращению в Казахстан», – подчеркивается в сообщении.

Мухтар Аблязов в конце 1990-х годов работал в правительстве Казахстана, был министром энергетики, индустрии и торговли. В 2001 году он выступил одним из основателей оппозиционного движения Демократический выбор Казахстана. В 2002 году его признали виновным в злоупотреблении служебным положением и приговорили к 6 годам тюрьмы. В 2003 году Аблязов получил помилование и вышел на свободу в обмен на обещание не заниматься политикой. Начиная с 2005 года, он возглавлял совет директоров «БТА Банка».

В 2009 году на Аблязова завели новое дело – банкир (он тогда бежал из страны) и его сообщники обвинялись в создании и руководстве преступным сообществом, хищении денег «БТА банка» и их легализации и злоупотреблении полномочиями. Следствие установило, что похищенные средства являлись пенсионными вкладами населения, личными сбережениями граждан Казахстана и займами от иностранных финансовых институтов.

31 июля 2013 года Аблязов был задержан властями Франции. В августе того же года Казахстан, Россия и Украина независимо друг от друга подали запросы о его экстрадиции. Париж согласился выдать его России, где банкир должен был предстать перед судом по обвинению в хищениях, мошенничестве и легализации украденного. Но 9 декабря 2016 года Госсовет Франции – высшая административная инстанция страны – отменил это решение, заявив, что запрос о выдаче был сделан по политическим причинам, и отпустил банкира на свободу.

В Казахстане Аблязов заочно приговорен к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом. Вместе с ним осуждены еще три бывших топ-менеджеров «БТА-банка»: председатель правления банка Садуакас Мамеш и председатель кредитного комитета Жаксылык Жаримбетов, их приговорили к пяти годам лишения свободы условно каждого. Директор банка по кредитованию Кайрат Садыков приговорен к 15-ти годам колонии, с конфискацией имущества и лишением права заниматься профессиональной деятельностью на три года.
http://www.fergananews.com/news.php?id=27052

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner