September 12th, 2017

С берегов Чирчика на берега Балтики. В Ташкенте прошла крупнейшая сельскохозяйственная ярмарка

8 сентября в Ташкенте завершилась II Международная плодоовощная ярмарка. Последний день выставки-ярмарки прошел без ажиотажа, да и гостей мероприятия, прибывших из других стран или из периферийных регионов республики, явно поубавилось. Среди посетителей преобладали жители Ташкента, решившие оценить потенциал сельскохозяйственного сектора страны «во всей красе». Ведь более 150 фермерских хозяйств и отраслевых предприятий продемонстрировали свежие фрукты и сухофрукты, цитрусовые, овощи, зелень, бахчевые, бобовые, орехи, приправы, напитки, технологии по упаковке, транспортные и логистические услуги.

В ярмарке приняли участие делегации более 40 стран, в частности, представители специализирующихся на сельском хозяйстве министерств и ведомств, торгово-промышленных палат, логистических компаний, действующих в плодоовощной сфере предприятий из США, Великобритании, Объединенных Арабских Эмиратов, Южной Кореи, Японии, Италии, Франции, Латвии, Литвы, Эстонии, Чехии, Малайзии, Сингапура, Индии, России, Казахстана.

Основной целью выставки было ознакомление потенциальных покупателей с достижениями в сфере сельского хозяйства и агропромышленности, демонстрация выращиваемой в стране экологически чистой сельхозпродукции, поиск новых партнеров, дальнейшее повышение экспортного потенциала республики.

Эстонцам не хватило изюминки

Участники выставки, представители эстонской компании – Александр и Анастасия Кепа поделились с «Ферганой» своими впечатлениями от мероприятия:

- Какие ваши общие впечатления?

- Первое, что хотелось отметить, это очень мало изюминки во всем этом многообразии. Создается ощущение, что все как-то стандартизовано. Нам кажется, что все это рассчитано для профессионалов, для очень крупных покупателей, которые уже работают с данной продукцией. Мы же, из Прибалтики, из Скандинавии пока новички на узбекском рынке, пока ходим и присматриваемся. Но есть интересные для нас вещи, например, снеки, сухофрукты, консервированная (обработанная) продукция.

- Вас больше интересует свежая плодоовощная продукция или продукция первичной либо вторичной обработки?

- Конечно же, нас интересует в первую очередь, консервированная или другая обработанная продукция, способная храниться длительное время. Это из-за расстояния и тех очередей грузов на пограничных переходах. Свежая продукция, безусловно, представляет интерес, но мы боимся, что не довезем все это до конечного потребителя.

- Для Эстонии намного ближе и проще везти подобную продукцию из Европы, где все это производится довольно в широком ассортименте. Почему вы рассматриваете именно этот «дальний угол» для поставки сельхозпродукции в Эстонию?

- Да, вы правы, в Эстонии продаются в магазинах, например арбузы, привезенные из Европы по 50 центов за кг. Но, у этих арбузов нет вкуса. И нам хотелось бы поставлять на эстонский рынок продукцию с вот таким натуральным вкусом (они указывает на продукцию, представленную на стендах) и такого «натурального» качества. Мы приехали сюда по рекомендации друзей, которые живут и работают в Москве. Они знают качество сельхозпродукции из Узбекистана.

- Как вы думаете, каковы перспективы реализации узбекской сельхозпродукции на эстонском рынке?

- Во-первых, начнем с того, что, если бы не видели перспективы, то мы не приехали бы на эту выставку. Мы считаем, что эта продукция будет пользоваться спросом, она найдет своего покупателя, причем их (покупателей) будет не мало.

- Вы видите перспективу по всей Прибалтике? В Латвии, Литве?

- В Латвии, в частности, уже есть и функционирует узбекский Торговый дом. Мы же присматриваемся к перспективе поставок плодоовощной продукции напрямую из Узбекистана в Эстонию. Кроме того, буквально «рядом с нами» существует довольно емкий рынок Финляндии и «за спиной» ее огромный рынок скандинавских стран. От нас ходят паромы в Финляндию каждые 2 часа.

- Иначе говоря, вы присматриваетесь к такому варианту: закупки сельхозпродукции в Узбекистане с последующей поставкой в Финляндию?

- Именно. Мы хорошо знаем рынок Финляндии, в культурном и языковом плане мы тесно связаны. Также через Финляндию можно организовать поставки в остальные скандинавские страны. Это и есть та перспектива, на которую мы рассчитываем.

- На ваш взгляд чего не хватает на этой выставке-ярмарке? Что хотелось бы еще увидеть?

- На наш взгляд, хромает «подача материала». Мы видим однообразие во всем этом многообразии. Нам кажется, что не хватает идей в «подаче материала» и в продвижении.

Новые игроки и «прямые» контракты

Напомним, что с 1 июля сего года право отгружать на экспорт свежую плодоовощную продукцию получили все субъекты предпринимательства. До этого монополия по экспорту свежей плодоовощной продукции принадлежала государственной специализированной внешнеторговой компании «Узагроэкспорт». Чем же отличалась эта выставка от предыдущих? Появлением новых потенциальных покупателей, увеличением объемов реализации или новыми формами сотрудничества?

- К какой продукции больше интерес со стороны покупателей и какие страны его проявляют? Есть ли страны-новички на рынке сельхозпродукции Узбекистана? - задали мы вопрос представителю Сурхандарьинской области, приехавшему на выставку со своим павильоном.

- В основном спрос со стороны таких стран как Россия, Англия, Афганистан, Казахстан, Индия, Пакистан, Китай и Корея. Среди них, для нас «новичками» являются Англия, Афганистан, Индия и Пакистан. Интерес со стороны Индии, Афганистана и Пакистана больше на бобовые. Россия и Казахстан традиционно предъявляют в основном спрос на свежую и сушеную продукцию.

- Вами уже заключены контракты с вышеназванными странами?

- Да, мы уже заключили 12 контрактов с представителями фирм из этих стран.

- Это «прямые» контракты или через специализированную внешнеторговую компанию?

- За исключением некоторых специфических контрактов, почти все контракты заключены напрямую.

Представитель павильона Ташкентской области поделился похожими наблюдениями:

- Основной объем заключенных контрактов приходится на Россию и Казахстан. Но, активность стали проявлять представители фирм из Афганистана, Индии, Пакистана и Англии. Индия и Пакистан в большей степени заинтересованы в поставках бобовых. Почти все заключенные контракты – это «прямые контракты.

Главный покупатель – на севере

Основными импортерами узбекской плодоовощной продукции на сегодняшний день являются Россия и Казахстан. По оценке экспертов, поставки в Российскую Федерацию составляют около 60% общего объема экспорта товаров этой группы.
В 2016 году импорт узбекской сельскохозяйственной продукции в Россию вырос в два раза преимущественно за счет роста овощей и фруктов и составил 114 млн. долларов США. Поставки томатов из Узбекистана возросли в 3 раза, винограда – почти в 2 раза, яблок и груш – более чем в 30 раз, косточковых – более чем в 20 раз, прочих свежих фруктов – в 10 раз (источник: Министерство сельского хозяйства Российской Федерации).

Правда, пока поставки растут в основном количественно, но не качественно, по крайней мере, собрать полный ассортимент узбекских фруктов у себя на прилавках не смогла, наверное, ни одна торговая сеть в РФ. Вот, что рассказала «Фергане» одна из посетительниц ярмарки Татьяна К.:

- Я - гость столицы Узбекистана, приехала из России, из Новосибирска к родственникам, уже второй раз в Ташкенте. Случайно узнала о выставке и решила посетить ее. Совсем не пожалела. Конечно же, много чего тут представленного я видела и пробовала уже на базарах Ташкента. Но тут совсем другой дух и атмосфера. Такое разнообразие и красота в одном месте. Все так натурально и естественно. У нас в магазинах и овощных ларьках продают узбекские фрукты и дыни, но такого разнообразия сортов и видов там не встретишь. Столько сортов винограда – просто глаза разбегаются. Жаль, что довозят к нам малую часть из того, что выращивается в Узбекистане.

Одним из почетных гостей на ташкентской выставке стал заместитель министра сельского хозяйства РФ Сергей Левин. Выступая на открытии мероприятия, чиновник подчеркнул, что созданный между Узбекистаном и Россией для наращивания объемов поставок плодоовощной продукции «Зеленый коридор», который с июля этого года работает пока еще в тестовом режиме, до конца года заработает на полную мощность. В основе «Зеленого коридора» лежит соглашение по линии Федеральной таможенной службы России и Россельхознадзора об упрощенной процедуре таможенного и фитосанитарного оформления при поставках плодоовощной продукции из Узбекистана в Россию.

Еще одним важным шагом в укреплении торговых связей между Узбекистаном и Россией является постановление кабинета министров Узбекистана, согласно которому шесть российских ритейлеров могут получать плодоовощную продукцию их Узбекистана без осуществления предварительной оплаты, в том числе, без открытия подтвержденного банковского аккредитива либо оформления гарантии первоклассного иностранного банка. В число таких ритейлеров входят: АО «Тандер» (розничная сеть «Магнит»), X5 Retail Group, ГК «Холидей», сети магазинов - «Мария-Ра», «Монетка» и «Челны-хлеб», а также аффилированные с указанными сетями компании. Право поставлять сельхозпродукцию вышеуказанным российским ритейлерам без предоплаты предоставлено специализированной внешнеторговой компанией «Узагроэкспорт», входящей в «Узпищепромхолдинг».

Отметим, что в настоящее время субъекты предпринимательства Узбекистана могут заключать экспортные контракты, в том числе на поставку сельхозпродукции, только на условиях предоплаты в 85-100%.

* * *

Экспорт сельхозпродукции: итоги 2016 года и планы на 2017 год

По итогам 2016 года предприятиями республики осуществлен экспорт плодоовощной продукции в объеме 818,5 тыс. тонн, что на 38,3% больше чем в 2015 году. В том числе, в 2016 году был осуществлен экспорт:
овощей – 242,1 тыс. тонн (доля в общем объеме экспорта 29,6%);
плодов – 229,6 тыс. тонн (28%);
бахчевых – 6,8 тыс. тонн (0,8%);
винограда – 96,2 тыс. тонн (11,7%);
бобовых – 120,2 тыс. тонн (14,7%);
сушеной продукции – 124,5 тыс. тонн (15,2%).

Плодоовощная продукции из Узбекистана продавалась в 43 государства, при этом география экспорта в 2016 году пополнилась 9 новыми странами: Испания, Италия, Ливан, Вьетнам, Бельгия, Швейцария, Голландия, Израиль и Чехия.

По итогам 2016 года, в суммарном мировом объеме экспорта Узбекистан занял 48-е место среди стран-экспортеров сельхозпродукции.

В 2017 году экспорт плодоовощной продукции прогнозируется в объеме 1,27 млн. тонн, что на 55,2% больше по сравнению с 2016 годом. (источник: специализированная внешнеторговая компания АО «Узагроэкспорт»)

* * *
Читайте также авторскую колонку ташкентского политолога Марьям Ибрагимовой «Земля и воля», посвященную необходимости скорейшего введения частной собственности на землю.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9548

«Земля и воля», или Почему для узбекских дехкан актуален старый лозунг русских революционеров http://www.fergananews.com/articles/9549

Недавно на Фейсбуке прочла вот это сообщение: «В министерстве сельского и водного хозяйства прошли встречи, на которых было принято решение о подготовке стратегии развития сектора». Были, в частности, озвучены два принципиальных момента:

а) нужна рабочая (а не для «галочки» или для доноров) стратегия;
б) нет запретных тем для обсуждения и анализа.

Я не экономист, а политолог, тем не менее свою скромную лепту в это обсуждение хочу внести.

Я убеждена, что без передачи пахотных земель в частную собственность любая аграрная реформа будет малоэффективной и скоро зайдет в тупик. Обратите внимание, я сказала «пахотных», то есть на первом этапе пока договоримся не трогать городскую землю (иначе это может отразиться на развитии инфраструктуры городов).

Принятие земельной реформы очень сложный процесс. Конечно к этой проблеме надо привлечь лучших специалистов и ученых своей страны (экономистов, почвоведов, ирригаторов) и международных экспертов. Ни в коем случае проработку такой реформы нельзя доверять чиновникам. Как известно, бюрократия гениальна только в одном – предвидеть и защищать свою выгоду. Поэтому все реформы и законы, которые они «натворили» за 25 лет, разоряли страну и неизменно были удобны для коррупции.

Земельная реформа должна быть принята с учетом того, чтобы это было выгодно и отдельному хозяйственнику и государству в целом.

Без сомнения, фермер, получивший землю в частную собственность, должен иметь право свободно распоряжаться своим товаром, то есть производить то, что сам считает нужным и свободно торговать на внутреннем и внешнем рынках. Только тогда фермер разбогатеет. Нам всем выгодно, чтобы он богател. Будут деньги у фермеров, значит будут и в государственной казне, куда они платят налоги.

Причем, по моему мнению, налог фермер должен платить один раз в год и не с урожая, а в зависимости от качества и количества полученной от государства земли. Так мы достигнем двух целей:

а) Сегодня при подсчетах объемов урожая налоговики имеют широкий простор для манипуляций с цифрами и, следовательно, для обмана фермеров и государства. В то же время количество земли строго фиксируется и налог обретает постоянный размер. Тут уже трудно «грузить» фермеров и утаивать деньги от бюджета.

б) Земля не будет простаивать. Ее приобретут и будут эксплуатировать только те, кто действительно умеет хозяйствовать.

Почему нам еще выгодно отдать землю в частную собственность? Дело в том, что земли, передаваемые в аренду, абсолютно хищнически эксплуатируются и почва погибает. Об этом давно говорят честные ученые-почвоведы. Если человек получит землю в собственность на века – он будет ее беречь для внуков и правнуков. И не только беречь, он будет ее благоустраивать.

И здесь мы подходим к смежной, но не менее важной проблеме: благоустройству нашей провинции. Начну с самого главного – воды. Ее не хватает уже сегодня, а в будущем будет не хватать все больше. Ученые давно уже протестуют против нашей изначально «варварской» ирригации. С советских времен мы унаследовали каналы, которые буквально разоряют нас. Необходимо перейти к прогрессивным методам полива, то есть проложить трубы и поливать точечно. Это сбережет нам драгоценную воду. Сейчас мы ее варварски разбазариваем – устаревшие ирригационныеи системы доносят до полей только половину воды, остальное уходит бесследно в песок.

Понятно, что у государства сейчас нет ни денег, ни возможностей решить эту грандиозную проблему одномоментно. Но если разбогатевший фермер будет чувствовать себя настоящим хозяином земли, которая его кормит, то он непременно будет вкладывать деньги и в прогрессивную ирригацию, иначе его угодья со временем превратятся в пустыню. Вложения будут не только в ирригацию. Со временем фермеры будут заинтересованы в прокладке новых автомобильных и железных дорог, они будут в состоянии открыть собственные маслозаводы, консервные заводы, текстильные фабрики и так далее.

Конечно скептики скажут, что такие перспективы нереальны в Узбекистане, где народ в основном довольствуется куском хлеба и тем счастлив. Но в любой стране, тем более унаследовавшей советские черты, есть целый класс безынициативных дармоедов, которые живут на подачки от государства. И диктаторы им всегда готовы кинуть эту подачку, или в виде социальных выплат, или в виде разрешения подворовывать. Недаром при всех диктаторах пышным цветом расцветает коррупция, которую большинство населения уже воспринимает как обязательное и даже необходимое явление.

Но даже в обществе, привыкшем жить по обозначенным лекалам, есть талантливые и активные индивиды. Аграрная реформа должна дать шанс таким людям. Пусть они процветают и созидают. Вместе с ними начнет процветать государство. Они встанут горой за реформы Шавката Мирзияева, таким образом он получит мощную поддержку общества. Пока он пытается подремонтировать и заставить работать старую систему. Но выйти на следующий уровень развития государства можно, лишь отправив старую систему в утиль и создав новую. Ни один президент в мире не способен контролировать в одиночку свою бюрократию. Это тупик. Надо чтобы ему помогало общество. Для этого и нужны реформы, которые дают шанс талантливым реализовать себя и пробиться наверх.

А пока наш народ в роли зрителя в зале, где на сцене герой пытается убить огнедышащего дракона – коррупцию.

Кроме всего прочего есть еще одна проблема, о которой забывают наши экономисты, публично ратующие за ускоренное промышленное развитие. Элементарно для создания и поддержания высоких темпов роста производства нужно дешевое сырье и внутренний рынок сбыта промышленных изделий.

И как раз разбогатевшее фермерство способно обеспечить легкую промышленность дешевым сырьем и в то же время создать внутренний рынок, став главным потребителем промышленной продукции. Фермер, получивший свободу, будет внедрять все более прогрессивные методы хозяйствования. Ему нужны будут новые усовершенствованные орудия труда, тракторы, комбайны, сеялки, веялки, грузовики, удобрения.

Возьмите историю любой развитой страны и вы обнаружите, что промышленный рост там начался только после того как состоялось сельское хозяйство. США стали Великой страной после отмены рабства. Это позволило создать быстро прогрессирующее фермерство, ставшее в свою очередь внутренним рынком для местной промышленности.

Или возьмите Японию. Революция «Мейдзи» создала фермерство и Япония очень быстро шагнула от безнадежного феодализма в капиталистическую эпоху.
Узбекистан – благословенная страна, которая владеет лучшими долинами Средней Азии, через нее протекает плодоносная Амударья, шесть областей республики лежат в бассейне другой важнейшей водной артерии региона - Сырдарьи. На земле Узбекистана может расти все – пшеница, картофель, рис, свекла, помидоры, огурцы, дыни и арбузы, лимоны, персики, виноград, абрикосы, черешня, вишня, яблоки, груши и так далее и тому подобное.

А самое главное – хлопок и шелк-сырец. Эти товары никогда не потеряют ценность. Кстати, насчет хлопка. Сейчас фермеру совершенно невыгодно и крайне хлопотно сажать это «белое золото», потому что его все равно забирает государство, выплачивая дехканам копейки. Дайте им землю и свободу и они завалят страну и международные рынки хлопком и шелком. Только снимите с них все бюрократические ограничения. Фермеры сами справятся, в частности, обеспечат себя хлопкоуборочной техникой, и граждан, наконец, перестанут ежегодно сгонять на сбор урожая.

Конечно не все фермеры как один талантливы и трудолюбивы. Поэтому земля должна продаваться и покупаться (без этого нет понятия частной собственности). Те кто не выдержит конкуренции продадут землю и уйдут с рынка. А те, кто умеет хозяйствовать, получит шанс расширять своё дело.

Без сомнения аграрная реформа – это очень сложный и долгий путь. Но эта дорога, по которой страна придет к процветанию. Эта реформа в конце концов создаст тот средний класс, появление которого нам обещают уже четверть века. Этот класс, выстрадавший свое дело, будет обязательно защищать свои права. Народ из зрителя превратится в созидателя.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть: к проработке этой реформы должны быть привлечены талантливые, компетентные ученые и специалисты. Если изначально в расчетах будет ошибка, ожидаемого результата общество не получит, а цены на продукты взлетят до угрожающих.

Марьям Ибрагимова, Ташкент

Международные правозащитники снова призывают ВБ надавить на Узбекистан из-за принудительного труда на хлопке

Международный форум защиты прав трудящихся (ILRF) призывает продолжить давление на Всемирный банк (ВБ) из-за Узбекистана, где продолжается использование принудительного труда при сборе хлопка. Соответствующие обращение и петиция опубликованы на сайте The Action Network.

В ILRF отмечают, что вопрос нарушений прав людей при сборе хлопка напрямую касается Всемирного банка, который предоставляет Узбекистану займы на развитие сельского хозяйства, в том числе хлопковой отрасли (около $500 миллионов), при условии, что принудительный труд на полях будет прекращен. А если эта практика продолжится, сотрудничество будет прервано.

Между тем, по данным правозащитников, жителей Узбекистана по-прежнему принудительно отправляют на поля. Однако ВБ так и не остановил свои кредитные проекты. В связи с этим правозащитники призвали продолжать кампанию. На сайте Action Network опубликован образец письма, которое можно отправить главе ВБ. Вот его текст:

«Уважаемый президент Всемирного банка Джим Ен Ким,

В Узбекистане приступили к уборке хлопка. К сожалению, правительство страны вновь выгнало граждан на поля. О случаях принудительного труда было известно еще весной, теперь так проходит уборочная кампания. Однако, несмотря на все это, кредитное сотрудничество Всемирного банка с Узбекистаном не было остановлено.

Прошу остановить проект по улучшению управлением водными ресурсами в Южном Каракалпакстане, а также другие инвестиции в сельское хозяйство, от которых выигрывает хлопковый сектор. Напомню, что год назад вам передали петицию с такой просьбой, которую подписали более 136 тысяч человек. Позднее Human Rights Watch и Узбекско-германский форум по правам человека опубликовали подробный отчет о принудительном труде в Южном Каракалпакстане и других регионах. Он подтвердил, что правительство Узбекистана нарушает собственные законы и международное право, а кроме того, соглашение с Всемирным банком, запрещающее принудительный и детский труд. Тем не менее, вы так и не приняли ответных мер.

Кампания проходит в атмосфере угроз – ее участникам грозят отчислением, увольнением, лишением социальной помощи. В этих условиях очень важна работа независимых наблюдателей. Правительство Узбекистана угрозами и силой пытается помешать тому, чтобы они собрали свидетельства принудительного труда в районах, где осуществляются проекты Всемирного банка, и по стране в целом.
Пожалуйста, срочно примите меры – остановите кредитные соглашения для хлопкового сектора Узбекистана. Всемирный банк не должен поддерживать торговлю грязным хлопком».

Напомним, что в 2016 году правозащитники передали Всемирному банку соответствующую петицию. В ответ он осудил использование принудительного труда в Узбекистане, но сотрудничества со страной не прекратил.

Хлопок – одна из главных статей узбекского экспорта. Его продажи приносят миллиарды долларов. При этом его уборка сопровождается массовым использованием принудительного труда. На поля выгоняют как бюджетников, так и сотрудников частных структур (желающие могут откупиться, заплатив определенную сумму). Раньше к сбору также массово привлекали детей. После многочисленных протестов правозащитников и бойкота узбекского хлопка со стороны крупных компаний эту практику свернули, хотя частично она сохраняется. В августе 2017 года правительство Узбекистана в очередной раз пообещало не привлекать к сбору хлопка детей, а также врачей и учителей. Хотя, по данным Правозащитного альянса Узбекистана, учителей в Ташкентской области уже сгоняют на поля под угрозой увольнения. Поступают сообщения, что к хлопковой кампании также привлекают врачей и сотрудников банковской сферы.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26857

Китай: В полицейском участке СУАР погиб этнический казах — уже не первый

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая после задержания полицией скончался представитель казахской общины, сообщает Radio Free Asia со ссылкой на местные источники. По их информации, инцидент произошел в Баркель-Казахском автономном уезде. Некий Омирзак Маркан, пришел в полицейский участок, чтобы разузнать о судьбе пропавших братьев. Но в результате сам был задержан.

По слова источников, в полиции его сильно избили, и он скончался от побоев. Тело погибшего позднее передали семье, запретив рассказывать кому-то об обстоятельствах его смерти. Полиция отрицает случившееся. В отделении журналистам заявили, что «такого никогда не было».

Ранее, в начале июня, в СУАР после задержания в полиции скончался казахский имам по имени Ахмет. Согласно официальной версии, он якобы покончил с собой. По неофициальной информации, после инцидента власти стали преследовать его знакомых и тех, кто выражал ему симпатию в соцсетях.

В Китае проживают около 1,5 миллиона этнических казахов. В основном они живут на территории Или-Казахского автономного округа. В последние месяцы стали поступать сообщения о том, что представители диаспоры подвергаются преследованиям, в том числе за религиозные убеждения (приверженность исламу).
Под разными предлогами были задержаны десятки людей – за традиционную исламскую одежду и молитвы, а также за контакты с местными уйгурами. Некоторые были осуждены. Так, имама по имени Окан, задержанного за исполнение исламских похоронных обрядов, приговорили к 10 годам тюрьмы.

Судьба некоторых задержанных неизвестна. В марте 2017 года в Урумчи пропал оралман из Казахстана Омир Бекали, приехавший туда по делам бизнеса. В агентстве, где он работал, позднее рассказали, что он задержан, но подробностей не сообщили. Его родственники обратились за помощью к властям Казахстана, но, по информации текст Радио «Свобода» на начало августа, результатов не добились.

Источники утверждают, что ограничения, которые раньше применялись к уйгурской диаспоре в Синьцзян-уйгурском автономном районе, теперь распространились и на этнических казахов. Предполагается, что таким образом власти пытаются ограничить проявления национализма в местных общинах. Фактически это выражается в преследовании, в том числе по религиозному признаку.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26858

Заявление НПО: Пространство для деятельности гражданского общества в Центральной Азии сужается https://www.fergananews.com/articles/9550

В Варшаве 11 сентября началось Совещание по человеческому измерению, организованное Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). Это ежегодное мероприятие посвящено выполнению странами-участницами ОБСЕ своих обязательств в области соблюдения прав человека. В форуме, который продлится до 22 сентября, принимают участие представители 57 стран-членов ОБСЕ, в том числе Центральной Азии. В первый же день Совещания среди его участников было распространено заявление «Опасность открытого выражения своего мнения – последние тенденции в Центральной Азии», в подготовке которого участвовали ряд организаций, в частности Международное партнерство по правам человека (МППЧ, Бельгия), Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ, Казахстан), Общественный фонд «Лигал просперити» (Кыргызстан), Общественный фонд «Нота Бене», Независимый центр защиты прав человека и Ассоциация юристов Памира (Таджикистан), «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ, Туркменистан, в изгнании, базируется в Австрии) и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (АПЧЦА, Узбекистан, основана во Франции политэмигрантами). «Фергана» публикует текст этого заявления полностью.