?

Log in

No account? Create an account

September 4th, 2017

Премьер-министр Кыргызстана Сапар Исаков отменил своим решением футбольный матч Кыргызстан - Мьянма, который должен был пройти в Бишкеке в рамках отборочного раунда на Кубок Азии-2019.

Матч отменен «в целях обеспечения безопасности, в связи со сложившейся непростой ситуацией в Мьянме и большим общественным резонансом вопроса, а также в связи с повышенной террористической угрозой и недопущением массовых беспорядков на почве межрелигиозной вражды», - говорится в пресс-релизе правительства Кыргызстана.

По словам президента Федерации футбола Киргизии Семетея Султанова, его организация полностью поддерживает это решение, сообщает Kaktus.media.

«Сейчас есть опасность террористической атаки и для нас самое главное - не допустить беспорядков и тем более пострадавших», - сказал С.Султанов. О том, против кого, по его мнению, мог бы быть направлен теракт, спортивный чиновник ничего не сказал.

Матч должен был состояться 5 сентября в Бишкеке. В настоящее время ФФКР ведет переговоры с Мьянмой и ФИФА о переносе даты матча. Ожидаются минимальные санкции в виде технического поражения команды Кыргызстана.

«Мы понимаем, что игра с Мьянмой не будет проходить в Центральной Азии. Возможно, в другой стране, где религиозные вопросы не будут затрагиваться, в общем, на нейтральной территории. Этот вопрос будет решаться с помощью переговоров с Мьянмой. Все, кто купил билеты, могут обратиться в Федерацию футбола, где им будут возвращены деньги», - заявил Султанов.

Напомним, Мьянма (ранее Бирма), государство в Юго-Восточной Азии, в последние стала эпицентром противоречивых новостей о насилии буддистского большинства в отношении меньшинства – мусульманского народа рохинджа. Международные наблюдатели говорят о геноциде рохинджа и о том, что в убийствах мусульман участвуют регулярные войска Мьянмы. А по данным правительственных СМИ Мьянмы, 25 августа сотни боевиков движения «Араканская армия спасения рохинджа», которую власти республики считают террористической организацией, совершили нападения на пункты полиции.

В минувшее воскресенье митинг более чем полутора тысяч мусульман, преимущественно, выходцев с Кавказа, прошел в Москве – перед зданием посольства Мьянмы. Собравшиеся скандировали «Аллах акбар» и «Буддисты – террористы».
http://www.fergananews.com/news.php?id=26818
Сотрудников всех школ и детских садов Паркентского района Ташкентской области Узбекистана вынуждают ехать на поля для участия в хлопкоуборочной кампании, сообщает лидер ПАУ (Правозащитный альянс Узбекистана) Елена Урлаева.

Об этом ей рассказала заведующая детским садом №17 посёлка Заркент Зульхумор Ёрова, придя к правозащитнице за помощью: она попала в немилость хокима (глава администрации) Паркентского района Немата Абдуллаева и тот требует её увольнения, грозя расправой и тюремным заключением. Причиной стала направленная одному из сенаторов жалоба Ёровой о проблемах с канализацией в её детсаду, а также о том, что заведующих всех 18 дошкольных учреждений района заставляют вымогать деньги у родителей воспитанников и платить дань районо или хокимияту (администрации) по требованию последних.

Ёрова сообщила Урлаевой, что в августе 2017 года по приказу хокима Абдуллаева были сформированы бригады хлопкоробов из сотрудников детских садов и школ - для сбора хлопка в сентябре и октябре 2017 года. От тех, кто не желает ехать на поля, потребовали выслать вместо себя мардикоров (наёмных рабочих). Ёрова передала список из тринадцати сотрудников детсада №17, решивших отправить вместо себя других людей. По её словам, 13 сотрудников не хотят ехать на сбор хлопка, но боятся увольнения с работы, поэтому готовятся к поездке на поля.

В последний день августа Елена Урлаева посетила детсад в посёлке Заркент, где работники подтвердили слова заведующей. Правозащитница побывала также в школе №15 в Заркенте, где в момент её прихода проходил педсовет. На нём также обсуждали участие в сборе хлопка: 22 сотрудника этой школы записаны в отряд хлопкоробов под угрозой увольнения.

По словам Урлаевой, педагоги боятся жаловаться куда-либо, хотя знают о решении правительства Узбекистана о запрете привлекать работников здравоохранения и сферы образования к сбору хлопка. «Члены Правозащитного альянса намерены защищать сотрудников народного образования от принуждения к труду на хлопковых полях и намерены пикетировать резиденцию президента Шавката Мирзиёева для привлечения его внимания к исполнению его указов», - пообещала Урлаева.

Напомним, хлопок для Узбекистана – стратегическое сырье, и власти Узбекистана, несмотря на все их заверения и декларации, не знают или не хотят знать другого способа его собрать, кроме мобилизации сотен тысяч жителей страны, чья основная деятельность не имеет отношения к сельскому хозяйству. В первую очередь страдают учителя, врачи, студенты, работники предприятий, сферы культуры и так далее. До недавнего времени на хлопковых полях работали в массовом порядке и несовершеннолетние. Подробнее на эту тему – в специальных рубриках «Ферганы» «Хлопок», «Права человека», «Узбекистан».
http://www.fergananews.com/news.php?id=26819
Правозащитные организации Human Rights Watch (HRW) и Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) опубликовали 4 сентября совместный доклад «Turkmenistan: Homeowners Evicted, Denied Compensation» («Туркменистан: Собственников жилья выселяют, оставляют без компенсации»).

В нём говорится, что накануне V Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам (Азиады), которые пройдут с 17 по 27 сентября, власти Туркменистана принудительно выселяют собственников жилья в Ашхабаде без компенсации. Для придания городу единообразного облика систематически сносятся пристройки и дополнительные постройки, а их собственникам не обеспечивают возможности судебного обжалования.

«Ради того, чтобы к Азиатским играм превратить Ашхабад в беломраморный город, тысячи людей лишаются собственного жилья или вынуждены ютиться в малопригодных для жизни условиях, - говорит исполнительный директор ТИПЧ Фарид Тухбатуллин. - Игры продлятся всего десять дней, а людям, которые остались без нормального жилья или вообще без крыши над головой, придётся страдать годами, если только они не получат нормальную компенсацию».

«С помощью Азиатских игр власти пытаются повысить международный престиж Туркменистана. Но едва ли кого-либо сможет воодушевить то, как безжалостно они сгоняют людей с обжитых мест и третируют собственников недвижимости», - заметила Рейчел Денбер, замдиректора HRW по Европе и Центральной Азии.

В докладе отмечается, что изъятие недвижимости, выселение людей и снос жилых домов происходят в Ашхабаде почти два десятилетия, и всё это время сопровождаются грубыми нарушениями права на частную собственность и достаточное жилище, отмечают обе правозащитные организации. Однако в последние пять лет масштабы и интенсивность сноса и нарушений этих прав заметно выросли в контексте подготовки к Азиатским играм.

Собственники идущих под снос жилых помещений имеют право на получение либо «равноценного» жилья, либо денежной компенсации, однако во многих случаях, задокументированных ТИПЧ и Хьюман Райтс Вотч, предоставляемые в рамках компенсации квартиры оказывались значительно дешевле общей стоимости изъятого имущества или слишком тесными для семьи.

Во многих случаях домохозяйства, состоявшие порой из десяти-пятнадцати человек, получали всего лишь двух- или трехкомнатную квартиру. В других ситуациях собственников жилья выселяли еще до того, как были сданы квартиры, предназначенные для переселения, в результате чего людям приходилось в течение некоторого времени снимать жилье за свои деньги. Некоторые сталкивались с неудовлетворительным качеством предоставляемого в рамках компенсации жилья, включая протечки в перекрытиях, неработающие лифты и другие проблемы.

Власти также принуждали собственников соглашаться на «улучшенные» варианты переселения – но с выплатой разницы между оценочной стоимостью изъятого жилья и новой квартиры, которая в одном случае составила эквивалент $25 тысяч. При этом оформление нового жилья в собственность увязывалось с выплатой полной суммы.

Жители Ашхабада, которые пытались оспаривать изъятие у них домов или добиваться лучших условий компенсации, сталкивались с отказом в праве на справедливый суд, угрозами оставить их без крова, а в ряде случаев – с притеснениями или запугиваниями со стороны властей.

HRW и ТИПЧ заявляют, что выселения людей и снос домов в Ашхабаде противоречат обязательствам Туркменистана в части обеспечения права на достаточное жилище по Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, который эта страна ратифицировала в 1997 году.

В докладе приведены случаи полного изъятия жилья, неадекватной компенсации или отказа в ней, факты неудовлетворительного состояния предоставляемых государством квартир, в рамках компенсации, угроз и притеснений и так далее.

С полным текстом доклада можно ознакомиться здесь - https://goo.gl/9Efyw5 (на русском языке) или здесь - https://goo.gl/sN5xRb (на английском языке).

Материалы «Ферганы» о ситуации с правами человека в Туркменистане доступны здесь - https://goo.gl/XmQD7imQD7i


Спутниковые снимки зафиксировали район Шор Дача на окраине Ашхабада до начала сноса домов и после. Верхний снимок сделан 11 июня 2010 года, нижний – 11 августа 2016-го. Фото с сайта HRW
http://www.fergananews.com/news.php?id=26820
Прокуратура Турции обвинила врачей, арестованных после попытки переворота в 2016 году, в саботаже. Об этом 4 сентября сообщает Hurriyet со ссылкой на обвинительное заключение.

Среди арестованных – более 100 сотрудников военного госпиталя Гюльхане, одного из крупнейших в Анкаре. Им приписывают связи с организацией Фетхуллы Гюлена – религиозного деятеля, которого турецкие власти считают организатором мятежа.

Прокуратура утверждает, что военные врачи пытались вывести из строя лояльных властям пилотов военно-воздушных сил Турции, выставляя ложные диагнозы и прописывая ненужные лекарства. Она ссылается на показания некоторых летчиков, один из которых заявил, что ему прописали курс препаратов от повышенного давления, хотя он в этом не нуждался. По словам других офицеров, из-за диагнозов, которые выставлял им госпиталь, их отстраняли от полетов, а некоторым даже пришлось покинуть армию (один из пилотов заявил, что количество таких случаев якобы исчисляется сотнями).

Врачи военного госпиталя Гюльхане были арестованы в августе 2016 года. В самой клинике прошли обыски.

Аресты последовали за неудавшейся попыткой государственного переворота в июле 2016 года. Группа военных захватила ряд стратегических объектов, но вскоре мятеж был подавлен силовыми структурами, оставшимися на стороне властей. По подозрению в причастности к перевороту задержали более 70 тысяч человек, многих позднее отпустили, но десятки тысяч были помещены под арест.

Кампания также сопровождалась масштабными чистками в государственном аппарате. Были уволены около 24 тысяч сотрудников силовых структур, сотни представителей местных администраций, около 4 тысяч прокуроров и судей. Увольнения затронули также сферу науки и образования: там работы лишились тысячи людей, были закрыты 15 университетов и примерно тысяча школ. Критики официальной версии утверждали, что мятеж был инсценировкой властей, которую использовали как повод для репрессий и диктатуры.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26821
В городе Байконур на юге Казахстана (находится под управлением российской администрации) в судебном порядке привлекают к ответственности руководителя организации «Байконур за гражданские права» Марата Даулетбаева: 4 сентября его вызвали в суд по обвинению в клевете.

Иск подан сотрудником филиала российского предприятия Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры («Роскосмос») А.Эюбовым. Поводом стала августовская публикация Даулетбаева на его странице в Фейсбуке поста «Как воруют на космодроме Байконур» о воровстве меди на площадках комплекса. В жалобе с просьбой привлечь Даулетбаева к уголовной ответственности указывается, что он «в июне 2017 года сообщил органам прокуратуры Российской Федерации на комплексе Байконур ложные сведения, порочащие честь и достоинство, порочащие деловую репутацию о якобы совершении по предварительному сговору кражи медесодержащей кабельной продукции».

Примечательно, что Даулетбаев написал пост «Чернорабочие Земли готовят в космос корабли» – о дискриминации казахстанских работников и рукоприкладстве руководства. Но к ней у руководства отделения «Роскосмоса» претензий, видимо, не возникло.

Судья Байконурского городского суда Турганбаев принял жалобу к производству, поскольку она «соответствует требованиям Уголовно-процессуального кодекса РК и подсудна данному суду». Отметим, что в публикации Даулетбаева не указывается фамилий ввиду того, что ведется следствие.

«Это очередное политически мотивируемое преследование, на этот раз стороной обвинения выступили сотрудники Роскосмоса. По моему мнению их «попросили» сверху, так как в статье «Как воруют на космодроме Байконур» я рассказал о фактах коррупции и воровстве меди и драгметаллов на площадках комплекса Байконур, где в воровстве замешаны не только начальники, но и сотрудники полиции, годами «крышующие» этот бизнес. Но по моему мнению, основная подоплёка судебного иска - это статья «Чернорабочие Земли - готовят в космос корабли» о дискриминации граждан Казахстана по национальному и этническому признаку в Роскосмосе», - высказывает свое мнение Марат Даулетбаев.

Первая часть статьи 130 «Клевета», по которой привлекается Марат Даулетбаев, предусматривает максимум год лишения свободы. Ситуацию усугубляет то, что в феврале 2017-го он уже был осуждён на год лишения свободы с применением к нему амнистии. Тогда тоже поводом стал его пост в Фейсбуке и жалобы в российскую прокуратуру с обвинениями российского мэра города Анатолия Петренко в том, что он «бесплатно раздал «уважаемым людям» 25 участков земли в городской черте». При этом, по словам правозащитника, российская прокуратура подтвердила, что в действиях администрации города есть коррупционная составляющая, и раздача земли признана незаконной.

На этом неприятности байконурского активиста не закончились. В июле Марат Даулетбаев получил ответ нового главы администрации, сводящийся к тому, что его организация не имеет права работать на территории Байконура, поскольку должна зарегистрироваться в минюсте России. В то же время «Байконур за гражданские права» имеет казахстанскую регистрацию.

Город Байконур является административно-территориальной единицей Казахстана, но, согласно заключенному между Казахстаном и Россией в 1995 году соглашению об аренде комплекса «Байконур», считается городом федерального значения Российской Федерации, соответственно - здесь действуют российские законы, а граждане Казахстана имеют официальный статус «иностранных граждан».
http://www.fergananews.com/news.php?id=26822
Узбекско-Германский форум по правам человека (УГФ) призывает президента Узбекистана Шавката Мирзиёева предотвратить в 2017 году принудительную отправку студентов и работников государственных учреждений на сбор хлопка. Об этом говорится в размещённой на сайте Change.Org петиции на трёх языках – английском, узбекском и русском.

Приводим полный текст петиции.

«Уважаемый Шавкат Миромонович!

Этим обращением мы просим вас предотвратить в этом 2017 году принудительную отправку на сбор хлопка студентов и работников государственных учреждений.

Каждый год, когда начинается хлопковый сезон, сотни тысяч узбекистанцев против своей воли отправляются на поля помогать фермерам собирать хлопок.

Мобилизацию на сбор хлопка называют хашаром, что подразумевает добровольную работу на хлопковых полях, чтобы заработать дополнительные деньги. Но в большинстве случаев студенты, работники образовательного и медицинского сектора вынуждены собирать хлопок из-за угрозы увольнения с работы или отчисления из учебного заведения.

Принуждение выполнять какую-либо работу под угрозой наказания запрещено законодательством Узбекистана и международными договорами, к которым присоединился Узбекистан.

Родители студентов тратят огромные средства, чтобы [их дети могли] подготовиться и поступить в высшие учебные заведения. Студенты – наиболее образованная часть населения, те, кто должен способствовать модернизации нашей страны. Вы сами не раз утверждали о необходимости создания лучших условий для развития молодежи и получения ими хорошего образования на благо и процветание Узбекистана.

Но реальность такова, что каждый год с началом учебного года студенты отправляются вручную собирать хлопок, в то время, когда их сверстники в других странах сидят в аудиториях, получают знания и продвигают свои страны на пути развития и прогресса. Сбор хлопка для студентов продолжается до двух месяцев в году, в течение которых молодые люди теряют шанс получить полноценное образование, необходимое для их будущей профессии. Страна, в которой будущие врачи, инженеры и учителя выполняют неквалифицированную работу на полях, вряд ли выдержит конкуренцию со странами, в которых образование поставлено на первое место.

Обязательное участие в сборе хлопка не только негативно влияет на качество образования, но и наносит ущерб здоровью и благополучию людей. Такие важные отрасли, как образование и медицина, должны быть свободны от работ в сельском хозяйстве.

В Узбекистане достаточно людей, не имеющих постоянной работы, которые могли бы добровольно собирать хлопок. Но для этого необходимо освободить фермеров от принудительных квот, чтобы те могли позволить себе поднять оплату за сбор хлопка. Эта оплата должна быть достаточной, чтобы добровольные сборщики могли прокормить себя и свои семьи.

Несомненно, труд добровольных сборщиков будет более эффективным, поскольку они приедут заработать как можно больше своим трудом. Привлечение нетрудоустроенного населения к сбору хлопка за достойную оплату скажется положительно на развитии условий жизни в сельской местности, заставит многих трудовых мигрантов вернуться на родину и воссоединиться со своими семьями.

Мы с надеждой смотрим на Ваши призывы к осуществлению реформ в Узбекистане и ценим Ваше внимание к молодежи. Освобождение сотен тысяч людей от полуфеодальной трудовой повинности будет последовательным шагом к практическому осуществлению реформ.

Мы уверены, что этот шаг будет позитивно воспринят не только внутри страны, но и за её пределами, улучшит имидж Узбекистана и узбекского хлопка на мировом рынке».

Напомним, хлопок для Узбекистана – стратегическое сырье, и власти страны, несмотря на все их заверения и декларации, ежегодно мобилизуют на поля сотни тысяч граждан, чья основная деятельность не имеет отношения к сельскому хозяйству. В первую очередь страдают учителя, врачи, студенты, работники предприятий, сферы культуры и так далее. До недавнего времени на хлопковых полях работали в массовом порядке и несовершеннолетние. Подробнее на эту тему – в специальных рубриках «Ферганы» «Хлопок», «Права человека», «Узбекистан».

https://youtu.be/trkF1WJ0ad4
http://www.fergananews.com/news.php?id=26823
В Кыргызстане 15 октября состоятся выборы пятого по счету президента страны. За 26 лет независимости республика пережила две насильственные смены политического руководства страны, в результате которого два первых президента — Аскар Акаев (в 2005 году) и Курманбек Бакиев (в 2010 году) — вынуждены были бежать из страны от восставшего народа. В обоих случаях речь шла о грубом нарушении президентами законов государства, попытках узурпации власти, политике непотизма и кланового правления.

Одним из предвестников революционных событий становилось резкое ограничение со стороны власти различных гражданских прав и свобод. Шаги нынешнего политического руководства Кыргызстана перед выборами нового президента печально напоминают действия прежних властей — в особенности те, что касаются ограничения свободы слова и мнений. Об этом шла речь на Втором форуме свободы слова «Права и свободы накануне президентских выборов», прошедшем в Бишкеке в последний день ушедшего лета. По итогам его работы участниками был выработан проект резолюции, в который войдет параграф о люстрации — решающий для выработки предварительных мер по реальному улучшению действующего законодательства в части защиты политических прав и свобод граждан Кыргызстана.

«Островок демократии» перестает им быть

Бишкекский форум свободы слова собрал за одним столом известных представителей разных генераций киргизской политики, ныне находящихся в оппозиции, лидеров правозащитных организаций, кандидата в президенты, адвокатов, журналистов независимых СМИ, других представителей гражданского общества. Мероприятие открыл своим докладом экс-председатель первого парламента суверенного Кыргызстана Медеткан Шеримкулов, который отметил, что сейчас в стране создается нездоровая атмосфера вокруг свободы слова. Именно благодаря одному из главных достижений — свободе выражения мнений — Кыргызстан в свое время стали именовать «островком демократии» в постсоветской Центральной Азии. Республика первая среди постсоветских стран приняла новый Закон о печати, в котором были заложены основы свободной деятельности СМИ.

Другой старейший политик Кыргызстана, лидер политической партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов в своем докладе, посвященном политическим репрессиям и борьбе с инакомыслием, заявил о важности достигнутой в стране социально-политической стабильности после совершенных ранее революций. Стабильность в Кыргызстане является заслугой народа, заявил политик. Заслуга же политиков заключается в том, что они «не стали делать какие-то резкие движения и пытаться спровоцировать острые моменты». Но это привело власти к ложной уверенности, что ничто уже не может всколыхнуть народ, и породило определенное чувство безнаказанности.

Кулов считает, что в стране нужно принять закон о люстрации, что означает недопущение отдельных лиц к государственным должностям за нарушения законодательства страны, и создать реестр с именами судей, которые вынесли в свое время неправомерные и незаконные решения. Этот реестр должен быть обнародован в интернете, отметил политик.

Поддержав инициативу введения института люстрации, депутат Жогорку Кенеш (парламента Киргизии) от партии «Ата-Мекен» Асия Сасыкбаева конкретизировала ее необходимостью фиксировать не только судей, которые выносят неправомерные решения, но и следователей, прокуроров. Она отметила, что все силовые структуры ведут себя грубо по отношению к подследственным. К её голосу присоединилась известная правозащитница Азиза Абдирасулова, которая заявила о закрытых судах, убийстве людей под прикрытием борьбы против терроризма, подписках о неразглашении, которые власти берут у адвокатов с целью держать в секрете от широкой общественности громкие уголовные дела.

Нужны правозащитная экспертиза и закон об оппозиции

Другим предложением Феликса Кулова стало создание особой организации по проведению правозащитной экспертизы, которая работала бы только с документами и давала соответствующие юридические заключения, — киргизского аналога международной правозащитной организации Human Rights Watch.. Такую экспертизу должен проводить независимый орган, состоящий из авторитетных людей с независимым мнением.

Кулов отметил, что с 1 января 2019 года в Кыргызстане начнет действовать новый Уголовный кодекс, в котором впервые будет введена ответственность для юридических лиц. Новый кодекс узаконивает государственный рэкет, считает он. Нововведения позволят чиновникам наказывать всю организацию за деяние, совершенное отдельным человеком. В качестве примера политик привел недавнее закрытие телевизионного канала «Сентябрь» из-за выступления в прямом эфире оппозиционного экс-чиновника МВД Абдылды Капарова.

По словам Феликса Кулова, сегодня власти страны ведут активную зачистку политического пространства перед президентскими выборами: выставляют непомерные иски против правозащитников и журналистов, закрывают сайты независимых газет. Единственной причиной этого он видит борьбу за политическую власть. В стране назрела необходимость принять закон об оппозиционной деятельности, и такой законопроект уже существует, сообщил политик.

Админресурс как барьер для новых политиков

Кулов подчеркнул, что важным фактором сохранения политической стабильности в стране должно стать условие беспартийности президента. Политик убежден, что президент Кыргызстана, если он является членом какой-либо партии, должен уйти из нее после избрания на должность главы республики, иначе эта политическая партия превращается в аналог Компартии СССР — которая руководит, но не несет никакой ответственности.

Говоря о предстоящих выборах президента, Кулов выразил озабоченность, что применяемый административный ресурс может не позволить новой генерации политиков, таким, как Рита Карасартова, Таалатбек Масадыков и другим, беспрепятственно презентовать избирателям свою политическую платформу с экранов телеканалов в ходе прямых политических дебатов. Он предложил будущему президенту страны, кто бы им не стал, первым делом выпустить акт о помиловании политзаключенных и отозвать все иски, предъявленные нынешними властями журналистам и правозащитникам.

Кулов напомнил о практике, введенной на прошлых парламентских выборах, когда открывались дополнительные участки на местах, и выразил опасение, что на предстоящих президентских выборах также будут устанавливаться дополнительные участки, которые будут способствовать победе ставленника от партии власти. По его мнению, новые участки или избирательные урны должны устанавливаться только по тревожному звонку в ЦИК в случаях технической поломки урн и невозможности продолжения выборного процесса.

В свою очередь политик Равшан Жээнбеков выразил неприятие преследования властями Кыргызстана свои оппонентов, в том числе лидера партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева: «На выборах должна быть свободная конкуренция, а мы видим, что выборы собираются проводить среди своих друзей, олигархов. Разве это настоящие выборы, когда главные конкуренты попадают не в кандидаты, а в тюрьму?»

Свободы меньше, шансов сесть больше

Возвращаясь к вопросу свободы слова, действующий депутат парламента Кыргызстана Жанар Акаев отметил, что граждане лишаются ее «с каждым днем все больше и больше». Он подчеркнул, что на сегодняшний день большинство редакторов изданий и журналистов боятся писать свободно и открыто, опасаясь многомиллионных исков и закрытия своих сайтов. При этом депутат напомнил, что от действий нынешней власти пострадали лучшие журналисты и СМИ страны — телеканал «Сентябрь», онлайн-издания Zanoza, «24.kg» (следует отметить, что после закрытия онлайн-издания Zanoza был создан альтернативный сайт Kaktus.Media, а вместо закрытого телеканала «Сентябрь» в интернете начал вещать канал «Жалбырак»).

Другой докладчик форума — известный общественный деятель Эдиль Байсалов — говоря о «Сентябре», заметил, что «впервые в истории Кыргызстана антитеррористическое законодательство используется для закрытия независимого телеканала». По его мнению, в настоящее время в Кыргызстане воцарилась власть олигархии, а в высшем законодательном собрании сидят нерешительные парламентарии, которые не думают о проблемах своих избирателей. Из сложившейся непростой ситуации он видит один выход — проведение конституционной реформы, которая бы реально защитила демократические завоевания кыргызстанцев.

В работе форуме также участвовала кандидат в президенты страны, правозащитница Рита Карасартова — кстати, единственная из более чем 20 кандидатов, прошедших предварительный отборочный этап в ЦИКе и пришедших на открытый форум оппозиции. Рита Карасартова представляет общественный сектор Кыргызстана и имеет репутацию человека, не замешанного в коррупционных схемах. В своем выступлении она также акцентировала внимание на том, что основанием для закрытия телеканала «Сентябрь» стало обвинение в «экстремизме». По этой статье за решетку может попасть любой, кто изучает запрещенную властями религиозную литературу даже в исследовательских целях. Ситуация усугубляется тем, что до сих пор в Кыргызстане нет компетентной религиоведческой экспертизы.

Правозащитница Динара Ошурахунова разделила обеспокоенность Риты Карасартовой по поводу усиления репрессивных мер в отношении представителей СМИ в стране. Она рассказала, что в настоящее время разрабатывается закон о гражданстве, в статье 55 которого говорится, что основанием для лишения киргизского гражданства может служить совершение действий, противоречащих интересам национальной безопасности. Новый закон даст широкие возможности органам ГКНБ, МВД и прокуратуры для инициирования лишения гражданства неугодных гражданских активистов, независимых журналистов и правозащитников.

Еще одним методом подавления инакомыслия, по мнению выступавших представителей юридического сообщества Кыргызстана, стали многомиллионные денежные штрафы, присуждаемые властями не только журналистам и правозащитникам, но и адвокатам, выступавшим защитниками первых в судах. В числе политических технологий, применяемых властями в борьбе с оппонентами, было названо еще и постоянное манипулирование составом бесплатного пакета телеканалов, включенных в программу цифрового телевидения «Санорит», а также обязательное требование наличия биометрических паспортов у граждан для участия в голосовании. Нужно отметить, что определенная категория кыргызстанцев, к числу которых относятся прежде всего трудовые мигранты, не смогут проголосовать на выборах президента в силу именно этого требования.

Что решит народ?

Итоги форума подвел Медеткан Шеримкулов: «Народ Кыргызстана стоит накануне своего судьбоносного решения, и гражданское общество не должно допустить какого-либо ограничения деятельности журналистов или других лиц в праве высказывать свое мнение», - заключил он. Участники встречи обсудили проект резолюции, который будет дополнен и расширен параграфом о разработке закона о люстрации в Кыргызстане, поскольку о его необходимости говорили многие выступающие.

Прошедший форум продемонстрировал, что нынешние оппозиционные политики Кыргызстана в совокупности с правозащитным сектором и независимыми СМИ все еще представляют собой серьезную силу. Кыргызстанская оппозиция, несмотря на свою разноплановость и разнохарактерность, уже не раз за историю независимости республики проявляла свою способность быстро консолидироваться и выступить единой силой для отстаивания общих интересов.

Текущие социально-политические события показывают, что и на этот раз субъекты гражданского общества готовы сообща противостоять давлению властей. При этом все политические силы апеллируют к одному субъекту права — кыргызстанскому народу, который единственный может реально определить исход предстоящих президентских выборов.

Чынара Исраилова-Харьехузен
http://www.fergananews.com/article.php?id=9535
Министром внутренних дел Узбекистана назначен Пулат Бобожонов, главой Министерства обороны - Абдусалом Азизов. Указы об этом были подписаны президентом Шавкатом Мирзиёевым 4 сентября, сообщает «Газета.Uz» со ссылкой на свои источники в правительстве. На сайте пресс-службы узбекского президента эта информация пока отсутствует.

Пулат Бобожонов в 2000-2005 годах работал заместителем генерального прокурора Узбекистана, затем был прокурором сначала Джизакской, потом Бухарской областей, с 2012 года занимал должность хокима (главы администрации) Хорезмской области. Теперь исполняющим обязанности хорезмского хокима стал Илгизар Сабиров, в 2006-2015 годах бывший председателем Сената Олий Мажлиса (парламента) Узбекистана.

Абдусалом Азизов ранее работал начальником Управления внутренних дел Джизакской области, а 4 января 2017 года был назначен министром внутренних дел Узбекистана, сменив на этом посту Адхама Ахмедбаева, руководившего МВД с декабря 2013 года. Предыдущий министр обороны - Кабул Бердиев - возглавил Академию Вооруженных Сил Узбекистана.

Отметим, что после прихода к власти Шавкат Мирзиёев заменил больше половины состава правительства Узбекистана, некоторые министры успели смениться дважды, например, глава Минздрава, МВД или руководитель Министерства высшего и среднего специального образования. На две трети обновился и состав хокимов областей - 8 из 12 регионов возглавили свежие, как говорится, кадры.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26824
Имена лидера узбекской оппозиции Мухаммада Салиха (Салая Мадаминова) и его брата Максуда Бекжана удалены из списка разыскиваемых Интерполом. Об этом «Би-би-си» сообщил сам Салих, добавив, что ждёт официального сообщения об этом от Интерпола.

Мухаммад Салих - известный узбекский диссидент, писатель, поэт, политэмигрант, живёт в Турции. В 1990 году основал оппозиционную демократическую партию «Эрк». На президентских выборах в декабре 1991 года, будучи единственным соперником Ислама Каримова, набрал, по официальным данным, 12,7 процента голосов. В 1993 году был арестован за «государственную измену». Когда под давлением мировой общественности его выпустили под подписку о невыезде из Ташкента, бежал в Турцию. В 1999 году власти Узбекистана обвинили Салиха в организации покушения на президента Ислама Каримова в феврале 1999 года. Тогда Салих был заочно приговорен к 15 с половиной годам тюремного заключения.

В 2001 году по требованию властей Узбекистана он был арестован в аэропорту Праги и помещен в пражскую тюрьму Панкрац. Узбекские власти хотели добиться от чешских властей экстрадиции Салиха в Узбекистан, но под международным давлением Салих был освобожден и принят в президентском дворце в Праге. Все документы, предоставленные узбекской стороной в качестве обвинений в адрес Салиха, были признаны пражским судом ангажированными и необоснованными.

В 2011 году Салих возглавил Народное движение Узбекистана (НДУ) - самое крупное оппозиционное объединение выходцев из Узбекистана.

В феврале 2017 года был освобождён брат Салиха Мухаммад Бекжан (Бекжанов), который провёл в заключении с 1999 года, будучи обвинён в причастности к взрывам в Ташкенте, прогремевшим в начале того же года. Вместе с Мухаммадом Бекжаном были осуждены ещё двое его родных братьев: Рашид получил 12 лет, Камил - 10. Камил Бекжан был амнистирован в 2003 году, Рашид освобождён почти на месяц позже назначенного срока.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26825
Как мы уже сообщали, имена лидера узбекской оппозиции Мухаммада Салиха (Салая Мадаминова) и его младшего брата Максуда Бекжана, предположительно, удалены из списка разыскиваемых Интерполом. Об этом журналистам «Би-би-си» сообщил сам Салих. Главный редактор «Ферганы» Даниил Кислов связался с политиком, чтобы получить его комментарии из первых уст.

* * *

– Господин Салих, расскажите, пожалуйста, поподробнее, что происходит.

– Официального сообщения о том, что мое имя вычеркнуто из поиска Интерпола, не было. Но мне люди сказали, что там, где раньше на странице было мое имя, его нет. Мы проверили, несколько человек специально искали и никто не нашел. Сейчас мы попросили наших адвокатов во Франции и они официально обратились в Интерпол, сделали запрос и мы ждем ответа. Кроме того, неделю тому назад я получил информацию из Узбекистана, что до этого везде висели наши фотографии с Максудом Бекжаном, моим младшим братом. Сейчас говорят, что в этом листе нас тоже нет. Но официального заявления со стороны узбекских властей об этом, а также Интерпола мы еще не получили.

– А когда вы проверяли себя в последний раз в списках Интерпола?

– Дней пятнадцать-двадцать тому назад смотрели.

– А когда вас объявили в Интерпол? Еще в 90-е годы?

– Да, сразу после известных ташкентских взрывов, в 99-ом году. Восемнадцать с половиной лет назад...

– Как вы сами как оцениваете – это изменение в политике узбекского государства в отношении политических диссидентов, оппонентов, или что-то другое?

– Если бы я знал! Еще раньше мои адвокаты сделали запрос с тем, чтобы удалили мое имя из списков Интерпола. Обратились туда с документами – с решением Пражского суда в 2001 году. Тогда меня судили в Праге, по требованию узбекских властей. Адвокаты подали в Интерпол решение суда, который оправдал меня, после чего я был освобожден. И направили туда еще решение Комитета по правам человека в ООН, которое было вынесено в 2006 году по запросу моего адвоката Салимы Кадыровой. Отдел по правам человека ООН фактически оправдал меня. Вот эти два документа мы подали через адвокатов в Интерпол месяц назад. И, может быть, это исключение [моего имени] из списка – результат нашего прошения. А может быть и такое, что узбекские власти в этом году действительно решили вдруг [изменить списки], поскольку у них идет как бы смягчение отношения к политическим заключенным – вот мой брат младший Мухаммад Бекжан вышел [на свободу]. А Максуду [моему брату] из Хорезмской области звонили из областной милиции, что он может приехать на родину, что с него сняты все обвинения. Но по поводу моего имени такого заявления официально пока не было.

- И к вам пока никто из официальных узбекских лиц не обращался с предложением вернуться?

- Нет, такого предложения не было. Но я могу сказать, что недели три тому назад я послал заявление с требованием реабилитировать мое имя, вернуть все мои конституционные права и отменить приговор суда, который был вынесен в 1999 году за организацию взрывов в Ташкенте. Это было мое официальное обращение по интернету в виртуальную приемную президента. Правда, я этого не афишировал и сейчас в первый раз вам говорю, что такое обращение от меня было. Я жду ответа. На сайте написан: ваше письмо находится на стадии обработки. То есть, я жду и надеюсь, что они реабилитируют меня. Жду возвращения всех моих прав и незаконно конфискованного имущества – моего дома, моей квартиры. Все это я потребовал. Я написал там, что это не просьба, а это требование восстановления моих прав. Я не хочу получить от вас амнистию, потому что я ни в чем не виновен. Я требую реабилитации. Вот такое письмо послал и жду официального ответа. Как только будет ответ, я сделаю очень важное заявление, тогда можно уже будет делать вывод – действительно ли в нынешней власти идет преобразование или это популизм широкого масштаба. Тогда это будет видно. То есть мое письмо – это лакмусовая бумажка, которая определит, какая сегодня власть. Все остальные шаги – освобождение моего брата и других, – это все могут быть временные либеральные игры. Хотя я надеюсь на лучшее, может быть, это действительно начало политических реформ, но все-таки новое отношение к моей персоне, к нашему движению, к оппозиции и определит ответ на мое письмо. Я просто не делал никакого официального заявления, я послал как все граждане Узбекистана, как один из миллионов людей. Я не искал специальный канал, чтобы послать, просто послал письмо в виртуальную приемную и жду ответа. Надеюсь, что ответ будет положительный, потому что у них нет ничего такого, чтобы дать отрицательный ответ, у них нет основы для этого. Если действительно Мирзиеев серьезен в своих намерениях делать реформы старой каримовской власти, значит, ответ должен быть положительным, я надеюсь, что он должен быть положительным.

– А как вы сами считаете – обвинение в ваш адрес, и суд над вами, который был заочным, и приговор – это было все личным решением Каримова? Или это было личное решение Иноятова, например?

– Это личное решение Каримова, с поддержкой и инициативой со стороны Иноятова. Иноятов [сделал это], чтобы оправдать свои репрессивные методы. Он очень заботился о том, чтобы Каримов был в постоянном страхе. Он показывал ему оппозицию такой агрессивной и очень опасной, и более радикальной, чем на самом деле была оппозиция. Оппозиция… В конце-концов, мы же не воевали с режимом с оружием в руках! Вот оппозиция партизанская, моджахедовская, они воевали с оружием. А у нас никогда же не было оружия, никогда! Тем не менее, Иноятов пугал Каримова (я точно это знаю через свои источники), что вот готовится там, дескать, через Кыргызстан войдет Салих. Это не Тахир [Юлдашев], они не боялись Тахира, они боялись Салиха. Вот Салих готовит вторжение через Таджикистан, через Киргизию. Вот там боевики в Афганистане, Казахстане даже. Вот он [все это] выдумывал и получал десятки, сотни миллионов долларов. Это действительно так было. Каримов, он, конечно маньяк, как и всякий диктатор, он не жалел денег и делал очень большие вложения в так называемую безопасность страны. Он не спал, ему всегда снился Салих, который вот-вот ворвется в родной Узбекистан. В этом огромная роль Иноятова, который делал империю. Он же один из миллиардеров Узбекистана, и он заработал именно на моем имени, на имени Салиха. Это без скромности я могу заявить. Он придумал и пугал их этим пугалом по имени Салих. Они каждый день докладывали: вот Салих в Стамбуле с кем-то там сидит и пьет чай. Но, я думаю, что Мирзиёев человек разумный, и он это видел. Он же работал там 12-13 лет премьер-министром. И он видел, что это было ложью, что меня обвинили ложно. Он прекрасно знал. Если он искренен в своих устремлениях, в реформах в Узбекистане, конечно, он должен все это объявить всенародно и сказать, что это было ошибкой, что это было неправильно, и вернуть нам все отнятые конституционные права и открыть нам дорогу для возвращения на родину.

– А какой следующий шаг? Если он откроет дорогу оппозиции на родину, тогда вы потребуете, чтобы он разрешил либеральную политическую жизнь, политическую настоящую борьбу, легализацию оппозиционных партий?

– Знаете, я хочу, чтобы никто мне не помогал. Я не хочу у них просить какие-то несуществующие права. Я требую от них те права, которые написаны в Конституции, и которые принял наш узбекский народ. Я не требую денег у Мирзиёева или у других богатых людей. Я требую свои собственные права от Бога, которые мне даны и которые мне дал народ, принявший Конституцию. И больше ничего! Конечно, я буду заниматься тем, чем хочу. Я могу возвратиться в Узбекистан только полностью свободным человеком. Малейшая несвобода – и я не пойду туда. И я буду и дальше бороться, как боролся все эти 30 лет против Каримова. И никаких там уступок не будет с моей стороны. Они боятся, что начнется вооруженная борьба? Нет. Если бы я был сторонником вооруженного восстания, вооруженной борьбы, я бы давно уже перешёл [на эту сторону]. У меня было много возможностей это сделать. Но я этого не делал, потому что это не мой путь борьбы. То есть я, если вернусь в Узбекистан, хочу вернуться свободным человеком. Всегда я был свободным человеком, даже при Советской власти, всегда я писал то, что хотел, а то, что не хотел – не писал никогда. Вот в таком формате я вернусь. Или не вернусь никогда. Рабом, полурабом и даже немного несвободным человеком в Узбекистан я не вернусь. Я хочу вернуться в Узбекистан свободным, полностью свободным человеком.

– Спасибо вам большое.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9536

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner