?

Log in

No account? Create an account

August 18th, 2017

Бутырский суд Москвы 17 августа вынес приговор по делу о пожаре в типографии, жертвами которого стали 17 человек, в том числе 14 гражданок Кыргызстана и трое россиян.

Как сообщает «РИА Новости», гендиректор типографии «Печатный экспресс» на Алтуфьевском шоссе Сергей Москвин осужден на два с половиной года колонии-поселения, главный инженер типографии Антон Яцков получил три года и шесть месяцев колонии-поселения.

Пожар произошел в ночь на 27 августа 2016 года. По данным следствия, он возник из-за неисправности светильников и быстро распространился из-за токсичных веществ в помещении. Выбраться из горящего помещения работникам типографии помешало «самовольное изменение в конструкции здания» - дверь пожарного хода была заперта.

Все погибшие в этот момент находились на четвертом этаже здания - в раздевалке, поскольку было время пересмены. Они не успели покинуть здание и задохнулись в раздевалке от угарного газа. Самой старшей из погибших кыргызстанок было 44 года, самой младшей не было и 17 лет.

В Кыргызстане 29 августа 2016 года было объявлено днем траура по жертвам пожара в московской типографии и еще девяти погибшим 27 августа в дорожно-транспортном происшествии на дороге Бишкек-Ош.

В апреле 2017 года гендиректор Сергей Москвин признал вину, но Яцков отрицал свою причастность к гибели людей при пожаре.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26756
Для получения загранпаспорта гражданам Узбекистана будет достаточно заполнить анкету и сдать биометрические данные (отпечатки пальцев и фотография), никаких справок не потребуется, все будет проверяться на месте, этим займутся представители госоргана, в который обратился заявитель. Об этом в интервью «Газета.Uz» заявил директор Государственного центра персонализации (ГЦП) при правительстве Узбекистана Нажмиддин Тураходжаев.

«Для получения заграничного паспорта человек сможет обратиться по месту постоянной прописки, там будут решаться все вопросы. Известно, что раньше было много волокиты со справками. Теперь внедряется система «единого окна» — человек пришел и сдал заполненную анкету. Все будет проверяться на месте, ничего не надо будет собирать, представитель госоргана сам этим займется», - сказал Тураходжаев. По его словам, весь процесс будет максимально автоматизирован, появится возможность подачи заявлений и через интернет.

Паспорт будет 48-страничным, выдаваться на 10 лет, для не достигших 16 лет срок действия будет пятилетним, для детей до одного года - двухгодичным. Срок оформления – 10 дней.

«Заявитель сам по идентификационному номеру на сайте dpm.uz сможет узнавать, когда изготовлен паспорт, находится ли он на проверке или персонализирован. Таким образом мы исключаем коррупционные факторы и бюрократический подход», - пояснил директор ГЦП.

Стоимость оформления загранпаспорта, предположительно, превысит один минимальный размер заработной платы (ныне - 149.775 сумов, это примерно $18 по курсу «черного рынка» или $36 по официальному). «В странах, опыт которых мы изучали, стоимость загранпаспорта — более 50−70 долларов», - заметил Тураходжаев.

Граждане, получившие стикер разрешительной записи («выездная виза») в декабре 2018 года, смогут выезжать по своему биометрическому паспорту до окончания срока действия стикера.

«Очередей не будет, - обещает Тураходжаев. - Произведены расчеты приблизительного количества граждан, которым потребуются загранпаспорта. Возможно, в первые дни будет какой-то ажиотаж. Но оборудование и технологии, которые у нас есть, справятся».

Ранее президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал указ о введении с 1 января 2019 года загранпаспорта и одновременном отказе от оформления стикера разрешительной записи.

«Выездную визу» дают не всем – законом установлен ряд ограничений, в том числе такое размытое, как «нецелесообразность выезда». В стикере нередко отказывают правозащитникам, журналистам и даже некоторым деятелям искусства. Подробнее об этом можно прочитать здесь – https://goo.gl/ZE19W5. Сохранятся ли эти ограничения при выдаче загранпаспорта, пока неизвестно: новое положение о паспортной системе в Узбекистане должны подготовить к 1 января 2018 года.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26757
Девятилетнему Озодбеку Мурадову из Узбекистана нужны новые протезы для ног, а они дорогие – 734.100 рублей. Пока собрано всего 80.876 рублей.

Озодбеку было всего четыре года, когда произошла трагедия. Тогда семья – папа Атабек, мама Замира и трое детей – жила в подмосковном поселке Быково. Через месяц хотели вернуться в родной Самарканд: Замира была на девятом месяце беременности.

В тот страшный день отец с сыном поехали в магазин – как всегда, на велосипеде. Путь пролегал через железнодорожные пути. Атабек не заметил приближающуюся электричку…

Он погиб на месте, а Озодбека без сознания, с тяжелыми травмами доставили в реанимационное отделение Жуковской больницы, где он пролежал в коме несколько дней.

Жизнь мальчику спасли, но для этого пришлось отрезать обе ноги: правую ампутировали от бедра, а левую - до колена.

Малыш лежал в больнице, а Замира улетела в Узбекистан – хоронить мужа. Четвертый ребенок родился на второй день после похорон. Оставив его родным, она вернулась в Москву к сыну.

Увидев маму, Озодбек расплакался. «Пока меня не было, он не проронил ни слова. Врачи ничего не могли сделать. Но когда увидел меня, сразу же начал что-то говорить, но было непонятно — что именно. Из-за слез. Он очень долго не мог успокоиться, и все время держал меня за руку», – вспоминала Замира.

Выписка из истории болезни четырехлетнего малыша была длинной и страшной. А ведь случилось все в одну секунду, он и не понял ничего. Долгое время думал, что его ножки просто куда-то убежали, и все ждал, когда они вернутся.

Озодбеку сказали, что у него будут протезы. Получил их через полгода после выписки. Отечественные, бесплатные, тяжелые. Мальчик не мог ходить на них без костылей. В хороших протезах мальчик мог бы ходить сам, ездить на велосипеде, играть в футбол.

Теперь Озодбек вырос, и «ножки» нужно менять. Сейчас он с мамой находится в Москве, где врач-ортопед медицинского центра «Орто-Космос» подобрал для него необходимую модель протезов. После оплаты будет сделан заказ по снятым меркам.

Протез бедра стоит 445.500 рублей, протез голени – 288.600 рублей. Общая сумма – 734.100 рублей. В стоимость также входят шесть занятий по обучению правильному хождению в протезах.

Замира и Озодбек очень надеются на помощь: приближается сентябрь, мальчику нужно идти в школу. Давайте поможем ему ходить на занятия самостоятельно.

Если вы хотите помочь Озодбеку, пройдите, пожалуйста, на эту страницу портала «Милосердие.Ру» https://www.miloserdie.ru/campaign/novye-nozhki-dlya-ozodbeka/

По материалам сайтов «Солидарность» и «Милосердие.Ру»
http://www.fergananews.com/news.php?id=26758
Главный редактор независимой газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров не смог 16 августа выехать в Кыргызстан для участия в семинаре – пограничники не выпустили его из Казахстана, сообщает Тамара Калеева, руководитель Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз».

«Мы долетели до Алматы, там сели на автобус и поехали в Кыргызстан. Неожиданно на пограничном посту «Кордай» меня развернули, сообщив, что я, оказывается, невыездной. Мои товарищи поехали дальше, а я вернулся в Алматы, и затем в Уральск», - рассказал Лукпан Ахмедьяров.

Как выяснилось, проблема возникла из-за судебного решения в отношении Тамары Еслямовой, которая в настоящее время является издателем газеты «Уральская неделя». В прошлом году суд вынес решение, обязывающее Еслямову как журналиста выплатить моральный ущерб полицейскому. Солидарным ответчиком с Еслямовой проходит редакция газеты «Уральская неделя». Это и стало причиной, по которой Ахмедьярова не выпустили из страны.

«На мой взгляд, это все как-то странно, - рассуждает Лукпан Ахмедьяров. – Соответчиком признана редакция газеты, а не я лично. Мне же сказали, что я невыездной, потому что являюсь редактором этой газеты. Сейчас мы разбираемся. Написали письма в областную прокуратуру, в министерство юстиции, Тамара ведет переговоры с Верховным судом. Но пока ситуация не прояснилась».

Напомним, что в настоящее время Ахмедьяров обвиняется по части 1 статьи 378 («Оскорбление представителя власти») Уголовного кодекса Казахстана. Иск подан участковым полицейским Адилем Турмановым, который по телефону попросил журналиста явиться в полицию для составления протокола по совершенному ранее правонарушению. Журналист сообщил, что находится за городом и не может приехать сей же час. Звонивший продолжал настаивать, Ахмедьяров повторил, что не может, а затем, выведенный из терпения, в сердцах «послал» его «в ***», после чего оборвал разговор. Подробнее об этом можно прочитать здесь.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26759
Девятилетнему Озодбеку Мурадову из Узбекистана нужны новые протезы для ног, а они дорогие – 734.100 рублей. Пока собрано всего 80.876 рублей.

Озодбеку было всего четыре года, когда произошла трагедия. Тогда семья – папа Атабек, мама Замира и трое детей – жила в подмосковном поселке Быково. Через месяц хотели вернуться в родной Самарканд: Замира была на девятом месяце беременности.

В тот страшный день отец с сыном поехали в магазин – как всегда, на велосипеде. Путь пролегал через железнодорожные пути. Атабек не заметил приближающуюся электричку…

Он погиб на месте, а Озодбека без сознания, с тяжелыми травмами доставили в реанимационное отделение Жуковской больницы, где он пролежал в коме несколько дней.

Жизнь мальчику спасли, но для этого пришлось отрезать обе ноги: правую ампутировали от бедра, а левую - до колена.

Малыш лежал в больнице, а Замира улетела в Узбекистан – хоронить мужа. Четвертый ребенок родился на второй день после похорон. Оставив его родным, она вернулась в Москву к сыну.

Увидев маму, Озодбек расплакался. «Пока меня не было, он не проронил ни слова. Врачи ничего не могли сделать. Но когда увидел меня, сразу же начал что-то говорить, но было непонятно — что именно. Из-за слез. Он очень долго не мог успокоиться, и все время держал меня за руку», – вспоминала Замира.

Выписка из истории болезни четырехлетнего малыша была длинной и страшной. А ведь случилось все в одну секунду, он и не понял ничего. Долгое время думал, что его ножки просто куда-то убежали, и все ждал, когда они вернутся.

Озодбеку сказали, что у него будут протезы. Получил их через полгода после выписки. Отечественные, бесплатные, тяжелые. Мальчик не мог ходить на них без костылей. В хороших протезах мальчик мог бы ходить сам, ездить на велосипеде, играть в футбол.

Теперь Озодбек вырос, и «ножки» нужно менять. Сейчас он с мамой находится в Москве, где врач-ортопед медицинского центра «Орто-Космос» подобрал для него необходимую модель протезов. После оплаты будет сделан заказ по снятым меркам.

Протез бедра стоит 445.500 рублей, протез голени – 288.600 рублей. Общая сумма – 734.100 рублей. В стоимость также входят шесть занятий по обучению правильному хождению в протезах.

Замира и Озодбек очень надеются на помощь: приближается сентябрь, мальчику нужно идти в школу. Давайте поможем ему ходить на занятия самостоятельно.

Если вы хотите помочь Озодбеку, пройдите, пожалуйста, на эту страницу портала «Милосердие.Ру» https://www.miloserdie.ru/campaign/novye-nozhki-dlya-ozodbeka/

По материалам сайтов «Солидарность» и «Милосердие.Ру»
http://www.fergananews.com/news.php?id=26758
Национальная авиакомпания (НАК) «Узбекистон хаво йуллари» не будет налаживать авиасообщение с городами Крыма до тех пор, пока Европейская организация по безопасности воздушной навигации (Евроконтроль) не урегулирует вопрос с воздушным пространством полуострова. Об этом агентству «Подробно.Uz» заявил генеральный директор НАК Узбекистана Валерий Тян.

«До тех пор, пока Евроконтроль не признает законность работы в воздушном пространстве Крыма Россией, если мы полетим в Крым без разрешения Украины, тут же мы залетаем под санкции, то есть вся Европа для нас будет закрыта», - пояснил Тян.

По его словам, после присоединения Крыма к России НАК потеряла пять рейсов в Симферополь: Украина не разрешила летать в этот город, считая нынешнюю администрацию симферопольского аэропорта незаконной.

При этом, по словам Тяна, с украинскими властями до сих не урегулирован вопрос о возобновлении полетов Ташкент-Киев. Последний рейс на этом маршруте состоялся в мае 2015 года. После чего НАК объявила об отмене рейсов в связи с отсутствием договоренностей между авиационными властями Узбекистана и Украины относительно эксплуатации договорных авиалиний.

Тем временем стало известно, что правительство Узбекистана готовит постановление, которое позволит отказаться от практики продажи гражданам республики билетов за иностранную валюту. Напомним, что власти разрешили НАК с 15 июля 2013 года продавать авиабилеты на международные рейсы за инвалюту.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26760
На заседании суда по делу исполняющего обязанности редактора оппозиционной газеты «Саяси калам. Трибуна» Жанболата Мамая 18 августа прокурор Еркин Баймагамбетов в начале судебного заседания зачитал обвинительный акт, в котором говорится, что Мамай «совершил преступление в сфере экономической деятельности», получив деньги, которые якобы были незаконно выведены из «БТА Банка». По версии прокуратуры, бывший первый заместитель правления банка Жаксылык Жаримбетов «по прямому указанию [Мухтара] Аблязова» просил живущую в Казахстане сестру Шамшию передавать деньги Жанболату Мамаю, и та передала через своего супруга, в общей сложности, около $110 тысяч, сообщает «Азаттык» (казахская служба Радио Свобода).

На вопрос судьи, признает ли он обвинение, Мамай ответил: «Я с Жаримбетовым хорошо знаком. Он поддерживал газету. Я не считаю это отмыванием денежных средств».

Потерпевшей стороной в этом деле признан «БТА Банк». Но его представитель в суде не смог ответить на вопросы адвоката Мамая Мадины Бакиевой, после чего его допрос прекратили в связи с недостаточной готовностью и перешли к допросу свидетелей.

Одним из ключевых свидетелей является бывший топ-менеджер «БТА Банка» Жаксылык Жаримбетов, которого в январе экстрадировали в Казахстан, а в июне приговорили к пяти годам заключения условно по обвинению в причастности к хищениям средств из банка и в членстве в «организованной преступной группе» под руководством бывшего главы «БТА Банка» Мухтара Аблязова.

«Мухтар [Аблязов] говорил, что такую-то сумму надо передать [Мамаю], - вспоминает Жаримбетов. - Я звонил родственникам. Деньги были, которые я оставлял здесь в ячейке. Моя сестренка и зять Аханов передавали». Он добавил, что переданные деньги ему восполнял Аблязов, в основном переводя средства на его счет.
Жаримбетов сообщил, что в 2012 году прекратил общение с Аблязовым, но «добровольно» продолжал передавать деньги Мамаю «от себя». При этом Жаримбетов утверждает, что никакой выгоды от этого он не получал, в редакционную политику не вмешивался и не заказывал какие-либо публикации в газете. Мамай, по его словам, отправлял ему отчеты с указанием трат.
«Я считал, что стране необходима независимая пресса», - объяснил свои мотивы Жаримбетов. А позже уточнил: «Я не помогал газете «Трибуна». Я помогал господину Мамаю лично».

Жаримбетов пояснил, что положенные в банковскую ячейку сестры деньги он получил в «БТА Банке» и считал их своими личными сбережениями, так как, работая в банке, получал зарплату в размере $24 тысяч и бонусы. На вопрос адвокатов подсудимого, знал ли Мамай о происхождении денег, Жаримбетов ответил, что тот «не интересовался и занимался профессиональной деятельностью».

Напомним, редактор газеты «Трибуна. Саяси-Калам» Жанболат Мамай был задержан 10 февраля сотрудниками Антикоррупционного бюро по подозрению, что через газету могли «отмываться» деньги Мухтара Аблязова – банкира и политика, находящегося в эмиграции и считающегося политическим противником №1 президента Нурсултана Назарбаева.

Сам Аблязов считает, что дело против Жанболата Мамая следует закрыть, потому что он обвиняется в получении денег Аблязова, а не Жаримбетова, в то время как Жаримбетов утверждает, что передавал журналисту свои личные деньги.

«Что должно сделать следствие? А. Получить подтверждающие показания от Аблязова с ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ, что была такая договоренность. Точная сумма и перевод на личные счета Жаримбетова.

Я таких показаний не давал, потому что таких договоренностей не было. И Жаримбетов не может представить ни письменных, ни других доказательств. Далее. Не было никаких денежных переводов на личные счета Жаримбетова. Где доказательства, которые должен был получить следователь, а затем должен запросить суд? Их не будет. Потому что таких переводов не было.

Б. Если Жаримбетов передавал СВОИ деньги, то следствие должно немедленно закрыть дело Мамая, так как он обвиняется в получении денег Аблязова, а не Жаримбетова.

С. Закрыть дело против Мамая, потому что по Аблязову в момент ареста Мамая не было ни одного судебного решения, по которому признавалось бы, что ЛЮБЫЕ деньги Аблязова являются похищенными», - пишет Аблязов на своей странице в Фейсбуке.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26761

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner