?

Log in

No account? Create an account

August 10th, 2017

Министерство здравоохранения Узбекистана попросило премьер-министра Абдуллу Арипова разрешить учащимся вторых и третьих курсов ташкентского медицинского колледжа имени Боровского завершить свое обучение в стенах этого же учебного заведения. Об этом говорится в письме замглавы Минздрава Эльмиры Баситхановой, оказавшемся в распоряжении «Ферганы».

В письме замминистра говорится, что 16 июня Абдулла Арипов подписал документ о прекращении деятельности этого колледжа с 2017-2018 учебного года, после чего прием абитуриентов в это учебное заведение не проводился. Учащимся вторых и третьих курсов предлагалось перевестись в другие медицинские колледжи.

Однако родители учащихся стали выступать против перевода их детей. К примеру, на днях они собрались у стен колледжа и снова попросили дать второкурсникам и третьекурсникам возможность доучиться именно там. Разошлись после того, как хоким (глава администрации) Ташкента Рахмонбек Усманов пообещал прислушаться к их словам.

«На встречах с родителями учащихся 2-3 курсов колледжа отмечается их желание получить диплом об окончании именно этого колледжа, и обязательный перевод учащихся может привести к различным разногласиям. Учитывая рекомендации хокима города по этому вопросу, Министерство здравоохранения обратилось к Премьер-министру Республики Узбекистан от 13 июля 2017 года №8-2-1/749 с предложением о поэтапном окончании колледжа учащимися», - говорится в ответе Эльмиры Баситхановой.

Закрытие колледжа имени Боровского связано со скандалом вокруг него из-за трагической гибели учившегося в этом учебного заведении Жасурбека Ибрагимова, которого зверски избили его однокурсники и учащиеся других курсов. Из-за полученных травм юноша скончался, пять операций его не спасли. Жители Ташкента, выйдя на стихийный митинг, потребовали от властей наказать причастных к этому инциденту. Прокуратура взяла дело под свой контроль, но правоохранители не раскрывают деталей следствия, а на врачей и организаторов акции по сбору подписей под петицией с требованием наказать виновных в гибели Жасурбека оказывается давление.

Подробнее об этом деле можно прочитать в материалах рубрики «Дело Жасурбека» (http://www.fergananews.com/jasoor)
http://www.fergananews.com/news.php?id=26729
Территории Узбекистана будут разделены на секторы по комплексному социально-экономическому развитию, каждая из 12 областей и Республика Каракалпакстан будет закреплена за премьер-министром и его заместителями. Об этом говорится в подписанном 8 августа постановлении президента Шавката Мирзиёева «О первоочередных мерах по обеспечению ускоренного социально-экономического развития регионов».

Секторы возглавят председатели Жокаргы Кенеса (парламента) Каракалпакстана, хокимы (главы администраций) областей, районов и городов, а также руководители органов прокуратуры, внутренних дел и государственной налоговой службы.

Работа секторов будет организована по принципу «махалля (квартал, община) — район/город — область — республика». Примерно так: раз в квартал махаллинские комитеты будут обходить каждый дом или квартиру и узнавать проблемы жителей. Если смогут, должны разрешать проблемы на месте, если нет - обращаться к руководству района/города, затем – области, после чего нерешенные проблемы будут включать в «дорожные карты» для отправки правительству, чтобы меры приняло оно. «Дорожные карты» включат в себя не только выявленные проблемы, но и детальный расклад путей их устранения.

Ежеквартально главы секторов будут отчитываться перед закрепленными за их территориями руководителями (премьер-министром и его заместителями), а также перед депутатами парламента и представителями институтов гражданского общества. В свою очередь, правительство ежеквартально будет отчитываться перед президентом - за реализацию мер по социально-экономическому развитию регионов.

О новом постановлении президент сообщил 9 августа на видеоселекторном совещании. В нем приняло участие все высшее руководство страны, а также - посредством видеоконференцсвязи - председатель парламента Каракалпакстана, хокимы областей и города Ташкента, районов, ответственные лица отраслей.

Как передает «Газета.Uz», в программе «Ахборот 24» телеканала «Узбекистан 24» сообщалось, что участникам совещания продемонстрировали фильм о состоянии регионов, в котором показаны «реальная жизнь, далекая от лоска кабинетов ответственных лиц, обстоятельства, в которых живут наши граждане, условия на местах».

Специальная рабочая группа побывала в восьми областях страны, в частности, в отдельных районах Сурхандарьи, Кашкадарьи, Бухары, Джизака и Навои, где были зафиксированы перебои с обеспечением питьевой водой, требующие ремонта крыши многоэтажных домов, вышедшие из строя системы канализации и теплоснабжения, слабая работа по благоустройству территорий, затягивание капитального ремонта электросетей и трансформаторных пунктов. Обнаружили огромный спрос на сжиженный газ, газовые баллоны и специальный транспорт для их перевозки, отсутствие организации процесса сбора, переработки и утилизации бытовых отходов, наличие незаконных свалок и так далее.

Фактически власти Узбекистана стали публично признавать наличие всех тех проблем, о которых годами пишет информагентство «Фергана». И не исключено, что более 20 законов, 180 указов и 450 постановлений, подписанных Мирзиёевым за семь месяцев 2017 года, все же повлияют на жизнь населения Узбекистана в сторону улучшения.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26730
«Фергана» совместно с Deutsche Welle продолжает проект «Мигрант в России. Среда обитания», посвященный выходцам из Центральной Азии, которые живут и работают в России. Уроженец Таджикистана Олим сегодня консультирует в Москве других трудовых мигрантов, а еще совсем недавно он был шофером, строителем, официантом и даже едва не стал переводчиком для московской полиции.

* * *

С Олимом мы познакомились на мероприятии, посвященном проблемам мигрантов. Он работает в Центре услуг для граждан СНГ «ТутЖдут» - помогает трудовым мигрантам разобраться с документами и найти работу. Хотя помогать соотечественникам молодой человек начал намного раньше - после того, как сам прошел все злоключения мигранта в Москве и даже побывал в полицейском участке, где ему неожиданно предложили работу переводчика.

Россия с детства не чужая

Половину своей жизни - а Олим родился в 1985 году в таджикском городке Нурек - он провел в России. Когда в 1992 году в Таджикистане началась гражданская война, Олим вместе с родителями и двумя сестрами уехал в Восточную Сибирь. Семья поселилась в городе Минусинске, что в Красноярском крае. У отца Олима редкая профессия - он буровзрывник, участвовал в строительстве Памирской ГЭС. Мама окончила торговый техникум. Правда, в России мать с отцом работали поварами и даже открыли собственное небольшое кафе.

«В Таджикистане я окончил четвертый класс, в России сел в третий. Вначале было тяжело, я практически не знал русского языка. После занятий со мной отдельно занимался педагог. За год я догнал свой класс, - вспоминает Олим. - Никакой дискриминации не было - люди в Сибири другие. Мы дружили с соседями, ходили друг к другу в гости, вместе катались на санках и лыжах. Летом купались на речке, таскали с огородов капусту и ранетки».

Вернуться на родину семья решила после того, как отец попал в аварию, сломав шею и позвоночник. Все сбережения ушли на его лечение. Мать несколько лет работала одна, денег не хватало. Когда Олим окончил 9-й класс, семья переехала в Душанбе, где можно было жить в квартире тети.

«В Душанбе я окончил школу и поступил в Таджикский национальный университет, на финансы и кредит. Особого интереса к специальности не было, но это был престижный факультет. На 4-м курсе я перевелся на заочное отделение и устроился на работу в министерство транспорта», - продолжает Олим. Год спустя начались сокращения, Олим ушел работать в Ассоциацию международных автоперевозчиков. Но платили там плохо, и парень решил отправиться на заработки в Москву.

Попал в полицию - пригласили на работу

Это был 2008 год. Олима взяли на работу шофером в рыбный цех, но через месяц контора обанкротилась. Пришлось поработать на стройке, потом - таксистом и официантом.

«Мигрантам легче сейчас, - считает Олим. - Полиция стала культурнее, раньше больше грубили. Как и все, я тоже однажды попал в участок. С документами у меня всегда был полный порядок, но мне сказали, что надо пробить по базе, и привезли в участок. Там был длинный коридор, забитый людьми. Пока я ждал, когда меня проверят, с верхнего этажа спустился офицер и спросил, кто из Таджикистана и знает русский язык. Я поднял руку».

Вместе с полицейским Олим поднялся на второй этаж. «Там сидела очень красивая девушка-следователь с фамилией Волкодав, поэтому я ее запомнил, - вспоминает он. - К ним привели таджика, который совершил кражу, нужен был переводчик. Мы поехали в суд, он длился недолго - парня поймали с поличным».

После суда следователь по фамилии Волкодав предложила Олиму работу. Но он отказался - к тому времени окончательно решил вернуться на родину: «Я весь этот год постоянно менял работу - неделю тут, три дня там, заработки были нестабильные. Я даже звонил родителям и говорил, что, мол, вы так много рассказывали про эту Москву, а тут работы-то толком нет».

Как за два года заработать на квартиру в Душанбе

Дома мать Олима сказала: «Может, ты женишься, и появится ответственность». Сын послушал ее и женился. Устроился работать бухгалтером. В Москву обратно не тянуло. Но собственного жилья у семьи не было, а тетя решила продать квартиру, в которой они жили. Был собран семейный совет, на котором решили отдать двоих детей Олима бабушке и вместе с супругой, мамой и сестренкой поехать в Москву. Но только на два года - этого времени должно было хватить, чтобы заработать на квартиру. После покупки квартиры больше ни слова о Москве, пообещал себе Олим.

«В Москву мы приехали в 2013 году. Я работал на стройке, жена швеей, мама поваром в кафе, а сестренка - в авиакассе. За два года заработали на квартиру, и в 2015-м я поехал в Душанбе, купил ее и сделал ремонт. Семья вернулась на родину. А потом встал вопрос: что делать дальше? В Таджикистане многое за это время изменилось, только работы больше не стало, а к Москве я уже привык. Когда мне предлагали работу, я автоматически сравнивал зарплату со своими московскими заработками.

Спустя четыре месяца Олим вернулся в Москву. Весь 2016 год отработал таксистом, потом заработки упали, и он пошел работать на стройку. Истек срок действия документов, съездил домой, забрал жену. «Мы решили подавать на гражданство. С гражданством пока не получилось, на стройке мы сдали объект, и я два месяца не мог найти работу. Тогда решил отправить беременную третьим ребенком супругу домой. На днях она родила дочку», - счастливо улыбается Олим.

Раньше - роба, теперь - деловой костюм

В поисках работы Олим натолкнулся на сайт по трудоустройству мигрантов «ТутЖдут». Его пригласили в офис, куда молодой человек, который откликнулся на вакансию менеджера, пришел в костюме и галстуке. Именно в это время «ТутЖдут» требовался промоутер - раздавать в судах мигрантам листовки. Неделю молодой человек проработал промоутером, после чего Олиму предложили работу в офисе компании - менеджером по работе с клиентами. Так Олим стал работать с мигрантами.

«Я всегда старался помогать соотечественникам. Если находил интересную вакансию, предлагал знакомым. Консультировал родственников, соседей, одноклассников. Бывали те, кто приезжал в Россию без знания языка, и их обманывали - консультировал их. Теперь если кому-то нужна помощь в оформлении документов, звонят мне», - рассказывает он.

Работой в «ТутЖдут» Олим доволен. «Еще и в костюме хожу, - смеется он. - Я от метро до дома езжу в маршрутках, водители-таджики постоянно спрашивают, где работаю. Раньше отшучивался, что на стройке, а костюм просто надел, чтобы в посольство сходить. А потом стал раздавать им визитки, чтобы в случае чего обращались за помощью».

Что касается планов, Олим не загадывает: «Знаете, мне важно приносить людям пользу, и еще я очень хочу, чтобы мама мной гордилась. Об этом я мечтаю. Я полжизни провел в России и всегда боялся привыкнуть к Москве. Никогда не забуду своих земляков, которые, возвращаясь с заработков, говорили мне: Москва - это город мира, а ты сидишь в Душанбе. Москва же «заразная». Вот и я уже заразился, но все равно хочу жить и работать у себя на родине».

Хотите получать новости и аналитику на экран смартфона? Подпишитесь на наши каналы в Telegram: DW Центральная Азия и «Фергана.Ру».
http://www.fergananews.com/article.php?id=9515
Посольство Ирана в Таджикистане назвало обвинения в финансировании громких убийств, прозвучавшие в фильме таджикского МВД, необоснованными и сомнительными, сообщает 10 августа «Азия-плюс».

Восьмого августа по таджикскому телевидению был показан документальный фильм, в котором говорилось, что убийства известных в Таджикистане политиков, ученых и журналистов были совершены при финансовой поддержке Ирана и по заданию бывшего замминистра обороны Таджикистана Абдухалима Назарзода (Ходжи Халима). В частности, Иран был назван основным финансистом убийств экс-спикера парламента Сафарали Кенджаева, известного журналиста Отахона Латифи, ученых Мухаммада Осими, Юсуфа Исхаки, Минходжа Гулямова, политика Карима Юлдашева, известного писателя Сайфа Рахима, бывшего муфтия Фатхуллохона и около 20-ти офицеров российской 201-ой мотострелковой дивизии в Таджикистане.

В размещенном на официальном сайте иранского посольства заявлении говорится, что фильм ангажированный, его авторы пытаются навредить двусторонним отношениям между странами.

«Но нет никаких сомнений, что попытка создателей этого фильма нанести урон исторически сложившимся связям двух народов останется тщетной. Утверждения авторов фильма от имени осужденных и лиц, которых сегодня нет в живых, не могут быть приняты за правду», - подчеркивает иранская дипмиссия.

Она отмечает, что народ Таджикистана помнит и не забудет, что именно Иран является одним из гарантов достижения мира на таджикской земле, именно в Иране прошли несколько раундов межтаджикского мирного процесса. Кроме того, Иран оказал Таджикистану помощь в возведении тоннеля «Истиклол», строительстве ГЭС «Сангтуда-2», клиники Сино в Душанбе, а также десятков объектов культуры, быта, спорта, оказал безвозмездную помощь десяткам обездоленных таджикских семей.

Посольство заявило, что «во всем мире знают, что Иран ведет беспощадную борьбу с терроризмом», и предупредило, что «демонстрация таких ангажированных фильмов после недавнего визита министра энергетики и водных ресурсов Таджикистана в Тегеран, который по поручению лидера Таджикистана принял участие в церемонии инаугурации президента ИРИ, не может вбить клин в отношениях двух дружественных народов, и все подобные попытки безуспешны».

Между тем, 9 августа этот фильм был показан повторно - по всем государственным телеканалам Таджикистана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26731
На селекторном совещании 9 августа хоким (глава администрации, мэр) Ташкента Рахмонбек Усманов подвергся жесткой критике со стороны президента Шавката Мирзиёева за превратное толкование его высказываний по поводу проведения свадебных торжеств, сообщает Kun.Uz.

«Стоило [мне] раскрыть рот, как уже на следующий день хоким в приказном порядке заставил закрыть все столичные кафе и рестораны. Это что, его дружеская услуга в отношении меня? Оказывается, он говорил: «Мирзиёев приказал, все надо закрыть, нет свадебным мероприятиям!», - возмутился президент.

Он посоветовал Усманову «сначала подумать, навести порядок [в своем окружении]: неужто нельзя было сплотить вокруг себя людей, у которых «варит» голова?».

«Теперь народ обижается на меня: видите ли, это Мирзиёев приказал покончить со свадебными торжествами. А я разве говорил, что нужно закрывать места проведения торжественных мероприятий? Речь шла лишь об их упорядочивании, нормализации. Пусть сначала [этот вопрос] рассмотрят депутаты, обсудят аксакалы махаллей (кварталов), одобрят его, предоставят в горсовет для утверждения, а затем уже можно объявлять народу с целью дальнейшей реализации. А такие, как Усманов, в один день всё решают одним своим взмахом пера. Если сам даже не потрудился ознакомиться [с текстом того, о чем речь]. Чем иметь такого друга – лучше уж врага. Если Усманов будет городским хокимом, мне иного врага не надо», - этими словами президент закончил свой гневный монолог по поводу Усманова.

А затем стал говорить о чрезмерных расходах во время проведения свадеб: «Вместо того, чтобы организовать плов [для гостей] из 600 килограммов риса, не лучше ли было раздать его сиротам из детских домов?»

Ранее издание Kun.Uz сообщало, что хоким Ташкента Рахмонбек Усманов заявил, что отныне на свадебные и прочие семейные торжества, включая похоронные и поминальные обряды, следует приглашать не более 200-300 человек и укладываться в два часа. Кроме того, на свадьбах молодоженам строго воспрещается следовать «западным» традициям – кружиться в вальсе, закидывать гостей денежными купюрами, бросать «букет невесты» и разрезать свадебные торты.

Приводим список рекомендаций (что в условиях Узбекистана равносильно требованиям) ташкентского хокима в переводе Uznews.Uz:

- Рекомендуемое время проведения свадебных и других торжеств в ресторанах и кафе: с 7:00 до 9:00, с 12:00 до 14:00 и с 18:00 до 23:00;

- Количество приглашенных гостей на торжества не должно превышать 200-300 человек;

- Если во время проведения торжества намечена религиозная лекция, то присутствовать должен только официальный представитель религиозной сферы;

- Все торжества, связанные с рождением ребенка, должны проводиться только в кругу родственников;

- Мероприятия, связанные с выпиской ребенка с роддома, необходимо проводить с соблюдением всех санитарных норм и без лишних затрат;

- Торжества «Бешик туй», «угил туй», «акика» проводить в узком кругу родственников, количество которых не должно превышать 20-30 человек и без лишних затрат;

- Сокращение свадебных расходов, а именно:

Обряды «окурар», «унаштирув» должны быть объединены и проведены в один день. Для этого рекомендуется присутствие по 2-3 человека с каждой стороны.

Обряд венчания жениха и невесты необходимо проводить согласно нашим традициям - ломанием «патыра» (лепешки). В этот же день должна определиться точная дата свадьбы. Принесенные яства и кушанья со стороны жениха, не должны превышать 2-3 «тогоры» (тазиков).

Прекратить требовать от стороны невесты заполнения жилья жениха дорогой иностранной мебелью, коврами и другими бытовыми принадлежностями.
Установить, что дом, где будут жить молодожены, обставит сторона жениха.
При проведении плова в честь свадьбы количество участников данного мероприятия не должно превышать 200 человек.

При проведении обряда «амри-маъруф» приглашать имама, официально работающего в мечети, а во время мероприятия имам должен освещать темы укрепления семьи и воспитания детей.

В ходе мероприятия «куёв навкар» со стороны жениха и невесты должны присутствовать по 1 свидетелю. После ЗАГСа молодоженам вместе со своими свидетелями рекомендуется посещать исторические места города.

Для жениха и невесты должно быть выделено максимум 1-2 автомобиля.

Певцы, приглашенные на свадьбу, должны соблюдать меры этики, культуры сцены, а также свой внешний вид.

Нужно провести разъяснительные работы среди артистов (певцы, танцовщицы, а также звукооператор и ведущий) касательно обслуживания торжества и наличия лицензий для проведения свадеб и концертной деятельности.

Не допускать скопления певцов на свадьбах, торжества должны проводиться с участием 1 или 2 музыкантов и певцов.

Обычай «келин салом» провести во время свадьбы.

Отменить такие обряды, как «3 кунлик ковурдок», «куда чакирик» и «чаллари»;

- Не допускать отправку яств и кушаний со стороны невесты во время праздников Рамадан и Курбан хайит. В эти дни жених и невеста должны посещать своих родителей, родственников, особенно пожилых, исторические, а также развлекательные места (кинотеатр, театр и музеи);

- Мероприятия по поминовению усопших:

В течении 3 дней после похорон организовывать обряд «фотихагарчилик» без накрытия «дастархана» (угощения).
http://www.fergananews.com/news.php?id=26732
Главный редактор независимой газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров обвиняется по части 1 статьи 378 («Оскорбление представителя власти») Уголовного кодекса Казахстана. Иск подан участковым полицейским Адилем Турмановым.

По словам Ахмедьярова, 22 июля, когда он был в поездке и находился далеко от Уральска, ему на сотовый телефон позвонил человек, представившийся полицейским Турмановым, и попросил явиться для составления протокола об административном правонарушении, совершенном журналистом ранее. Журналист сообщил, что находится за городом и не может приехать сей же час. Звонивший продолжал настаивать, Ахмедьяров повторил, что не может, а затем, выведенный из терпения, в сердцах «послал» его «в ***», после чего оборвал разговор.

Журналист подал ходатайство о предоставлении доказательств законности ведения аудиозаписи разговора с якобы участковым полиции пункта №8 Уральска Адилем Турмановым, передает «Азаттык» (казахская служба Радио Свобода). Девятого августа его вызвали в полицию по этому поводу, пока, по словам Ахмедьярова, он проходит по делу как свидетель.

В случае признания виновным Ахмедьярову грозит одно из следующих наказаний: штраф в размере до ста месячных расчетных показателей, исправительные или общественные работы на срок до ста двадцати часов, арест на срок до сорока пяти суток.

В полиции не опровергают и не подтверждают сказанное журналистом. Пресс-секретарь УВД Уральска по телефону обещала «Азаттыку» прокомментировать ситуацию, но так и не вышла на связь, до Турманова дозвониться не удалось.

Ситуацию, в которой оказался Лукпан Ахмедбяров, прокомментировала Тамара Калеева, руководитель Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз»:

«Оскорбительное высказывание в адрес представителя власти предполагает наличие неприличной формы выражения, под которой понимается, прежде всего, использование нецензурных слов и выражений, при помощи которых дается отрицательная оценка лица (представителя власти). Оценка – это форма выражения мнения о лице. В Комментарии к Уголовному кодексу (под редакцией И.Борчашвили) к статье 320 (ныне статья 378 – «Оскорбление представителя власти») дается следующее разъяснение: «оскорбление должно содержать отрицательное мнение о потерпевшем, которое выражается в неприличной форме».

В разговоре Лукпана Ахмедьярова с человеком, который представился как полицейский Турманов, такое мнение о лице (оценка лица) отсутствует. Спорное выражение синонимично выражению «отстань», и если привлекать каждого к уголовной ответственности только за использование грубо-просторечных выражений, рекомендующих представителю власти совершить какое-то непреступное действие, то придется привлекать полстраны», - заключила правозащитница.

Напомним, в апреле 2012 года на Лукпана Ахмедьярова было совершено покушение, он получил восемь ножевых ранений в область сердца и два ранения из травматического оружия. Нападение Ахмедьяров и его коллеги связали с гражданской активностью и профессиональной деятельностью журналиста. В том же году Ахмедьяров стал лауреатом премии Питера Маклера, которая присуждается международной организацией «Репортеры без границ» (Reporters Sans Frontiers) за честное и смелое освещение событий в стране, где свобода слова либо не гарантируется, либо не соблюдается.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26733
Судебные органы Кыргызстана решили сделать своеобразный подарок внештатному корреспонденту «Ферганы» Улугбеку Бабакулову: иск, по которому с журналиста требуют взыскать один миллион сомов (около $15 тысяч), будет рассмотрен в суде 16 августа - в день его рождения.

Напомним, против Бабакулова подан иск с требованием взыскать с него большую сумму и удалить с сайта статью «Дать в долг и оказаться в тюрьме: Как работает правоХоронительная система Кыргызстана». Иск от имени фигурировавшей в статье Ирины Амановой подал ее представитель. В оспариваемой публикации были представлены слова осужденного бишкекчанина Александра Сгибнева, который дал Амановой в долг крупную сумму денег. Последняя деньги не вернула, зато обвинила своего кредитора в мошенничестве, в результате чего Сгибнев был осужден на пять лет заключения.

После того как история Сгибнева была рассказана на сайте «Ферганы» и перепечатана изданием «Заноза», представитель Амановой подал заявление о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда. Ответчиками в иске указаны Улугбек Бабакулов, Александр Сгибнев и главный редактор «Занозы» Дина Маслова. Истица требует признать интервью Сгибнева порочащим ее честь и достоинство, обязать Маслову удалить статью со своего сайта и опровергнуть изложенные в ней сведения, а Улугбека Бабакулова - обязать удалить материал с сайта «Ферганы» и выплатить истице миллион сомов в качестве компенсации морального вреда.

Главный редактор информагентства «Фергана» Даниил Кислов отметил, что Бабакулов хотя и сотрудничает с изданием, но «доступа к администрированию нашего сайта не имеет, как и полномочий по размещению на нем или удалению материалов». Поэтому требование к нему «обязать удалить материал с сайта «Ферганы» совершенно нелогично.

По мнению Даниила Кислова, иск Амановой является «логичным продолжением» кампании травли журналиста Улугбека Бабакулова в киргизском медиа-пространстве.

Более подробно об иске против Бабакулова можно прочитать здесь - http://www.fergananews.com/news/26498.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26734
Трёхмесячный Тимур Турдибаев стал для родителей настоящим подарком судьбы — врачи говорили Светлане и Бахриддину, что детей у них не будет. Светлана довольно долго и не подозревала, что беременна, но была очень счастлива, когда узнала. Роды были непростыми. Когда Тимур родился, врачи обратили внимание на хрипы в груди. Диагноз не был поставлен сразу, но со временем врачи установили: у Тимура порок развития трахеи и бронхов.

Пока дышать самостоятельно у Тимура не получается, за него это делает аппарат ИВЛ (искусственной вентиляции легких). Но после проведенной реконструктивной операции прогноз положительный: врачи считают, что со временем трахея и бронхи Тимура окрепнут и он даже сможет дышать сам. Но когда это случится, сказать невозможно — может быть, через несколько месяцев, а может быть, и через год. Понятно одно: лучше всего Тимуру сейчас находиться дома, рядом с мамой и папой, расти, крепнуть, играть в игрушки и познавать окружающий мир.

Пока же из-за зависимости от аппарата ИВЛ Тимур лежит в реанимации и маму видит один раз в день и всего час. Светлана говорит, что малыш горько плачет, когда она уходит. И что они с мужем очень сильно хотят забрать Тимура домой.

Чтобы Тимур мог жить дома, необходимо оборудовать в детской настоящую реанимационную комнату. Купить портативный аппарат ИВЛ, откашливатель, аспиратор, функциональную кровать — всего более 100 наименований. Всё вместе это стоит астрономические 2,4 миллиона рублей. Благотворительное медицинское частное учреждение «Детский хоспис» открыл сбор на эту сумму.

Чтобы помочь, отправьте смс с СУММОЙ ПОЖЕРТВОВАНИЯ на короткий номер 1200. Например, «100» на 1200. Со счета вашего мобильного телефона будет списана указанная сумма и перечислена на счет Детского хосписа. Подробнее об условиях можно узнать здесь - http://www.childrenshospice.ru/sms-na-1200/.

Важно: пожалуйста, отправляйте подтверждающую смс об оплате в ответ на пришедшее сообщение, иначе ваша помощь не дойдет. Вы можете сделать смс-пожертвование, если на вашем счете более 50 рублей, и ваш тариф не является предоплатным и корпоративным.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26735
В сентябре прошлого года премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзиёев, спустя три месяца избранный президентом республики, заявлял, что для его страны отношения с Россией «были, есть и будут стратегическим партнерством, союзничеством». В апреле этого года уже в качестве главы государства Мирзиёев встретился в Москве со своим российским коллегой Владимиром Путиным и по этому случаю обе стороны также сказали немало слов о «серьёзном, новом шаге в развитии российско-узбекистанских отношений». Однако этими протокольными формулировками вряд ли можно объяснить то, какое место на самом деле занимает Узбекистан в текущей российской внешнеполитической повестке и соответственно, что означают для Ташкента сложившиеся за сотни лет отношения с Москвой. Дружить с которой он не против, но идти в подчинение к которой никакого желания не испытывает.

Кремлевских стратегов такая позиция вряд ли радует – бывшие советские республики, с точки зрения Москвы, априори находятся в её сфере влияния и должны следовать всем её геополитическим схемам. С точки зрения же простого россиянина, Узбекистан – это исключительно родина строителей, продавцов, дворников и некоторых фруктов, поэтому любое упоминание его в новостном контексте может лишь повлиять на количество оных на улицах и прилавках.

На самом деле, отношение Кремля и той части общественного мнения в России, которое на него ориентируется, к Узбекистану мало чем отличается от того, как воспринимаются в РФ прочие республики бывшего СССР в целом и в особенности Средней Азии. Настоящее понимание того, кем обе страны являются друг для друга, затруднено в немалой степени большим количеством стереотипов, доставшимся нам в основном от советской эпохи. В сложившемся тогда «братстве народов» все народы были братьями, разумеется, условно, но для титульной нации «младшие братья», в особенности проживавшие в одном регионе, были все на одно лицо: прибалты, кавказцы, азиаты.

Подобное отношение сохранилось в большей степени и в наше время, причём как на бытовом, так и на государственном уровне. Именно оно зачастую порождает конфликтность в отношениях с бывшими советскими республиками и некую обиду в адрес Москвы, которая и мыслит, и действует по кривым советским лекалам, построенным на голой идеологии без учета исторического опыта отношений с тем или иным народом и его особенностей. С точки зрения бывшей метрополии, они все одинаковые – у кого-то есть богатые недра, у кого-то сельское хозяйство, у третьих - завидное географическое положение. У Узбекистана есть всё это (золото, уран, газ, хлопок и ключевое положение в Средней Азии), но не только.

Ислам Каримов за четверть века, фактически, закрыл страну, правда, не достигнув в этом деле таких успехов, как туркмены, но тем не менее между Ташкентом и Москвой всегда веяло отрезвляющей прохладой. Конечно, какие-то совместные проекты реализовывались и в экономике, и в политике – но все они принесли сторонам намного меньше выгод, чем массовая миграция узбеков на заработки в Россию. Еще в 2012 году узбекские гастарбайтеры выслали домой 6 миллиардов долларов (12 процентов ВВП республики), обеспечив при этом, по некоторым оценкам, вместе с собратьями из Таджикистана и Киргизии 7-8 процентов ВВП России. И смена Каримова на Мирзиёева на массовое переселение граждан Узбекистана в Россию повлияет куда меньше, чем курс рубля. Неспособность узбекской политической системы к быстрой трансформации, без которой жизнь в республике никогда не станет сытной, низкий уровень жизни и высокий - коррупции, опустынивание территорий и перенаселенность – это объективные причины, по которым граждане республики едут жить и зарабатывать на чужбину. Тем более, к России в Узбекистане давно сложилось особое отношение. Без экскурса в историю здесь не обойтись.

Само появление этнонима «узбек» (по одной из версий, слово «узбек» значит «сам себе господин») в Средней Азии относится к XVI веку, когда после падения последних Тимуридов здесь осели потомки Шейбани-хана, создавшие первые узбекские государства – Хивинское, Бухарское и позже Кокандское ханства. Примерно в то же время завязываются торговые и дипломатические отношения этих стран с Русью. Вслед за этим начался процесс образования в России узбекской диаспоры. К концу XVIII века количество узбеков, поселившихся в Сибири, на Урале, в районах Астрахани и Оренбурга, превышало 20 тысяч человек. По месту происхождения их называли «бухарцами», «ташкентцами», «хивинцами». В 1806 году в одном из журналов Санкт-Петербурга упоминалось, что представители узбекской диаспоры России «держатся друг друга и соблюдают через то отчизненные нравы… В поведении их сказывается изрядный природный разум, честность, вежливость; речение их умеренное, приятное, что происходит частью и от изрядного состояния их школ».

Начиная с середины XIX века, территории узбекских государств Средней Азии становятся главной ареной «Большой игры» - политического противостояния между Российской и Британской империями. Накал страстей тогда был не менее, а, возможно, и более высок, чем сегодня на Украине или в Сирии, и едва не привел к вооруженному противостоянию двух ведущих мировых держав.
«Игра», в которой узбекские государства региона были разменной монетой, закончилась ничьей – Англия сохранила для себя Индию и влияние в Афганистане, а Россия приобрела всю Среднюю Азию. Приобрела не без труда – упорное сопротивление завоевателям оказали и в Бухаре, и в Хиве, и в Коканде, причем воевали местные правители не за интересы Англии, а за собственную независимость. В итоге Кокандское ханство, уже попав в российскую зависимость, после серии восстаний было ликвидировано, а Хивинское ханство и Бухарское, ставшее к тому времени эмиратом, вошли в состав империи на правах протекторатов. Такой степени независимости от Санкт-Петербурга не смогли добиться ни Финляндия, ни Польша, и на внутренней жизни узбекских государств вхождение в состав России, по сути, не сказалось.

Это, впрочем, не касается заселенных узбеками территорий, которые вошли в состав Туркестанского генерал-губернаторства и напрямую подчинялись имперским порядкам. Здесь возобладал девиз «Туркестан для русских» и началось активное переселение в регион жителей метрополии. В Ташкенте к 1910 году на 168 тысяч узбеков приходилось почти 50 тысяч русских (это намного больше, чем, например, в Тбилиси, где русские составляли 8,4 процента населения), а нынешняя Фергана и вовсе была основана в 1876 году генералом Михаилом Скобелевым под изначальным названием «Новый Маргелан» и заселена, в основном, семьями российских военных. Русификация края носила совсем иной характер, чем, например, колонизация Британией Индии – в Среднюю Азию переселялись не только военные и чиновники по долгу службы, сюда в большом количестве ехали и крестьяне, и рабочие, учителя и врачи, ехали на постоянное жительство, выбрав для своих детей новую родину.

Советская власть не только ликвидировала остатки узбекской государственности, упразднив и Хивинское ханство, и Бухарский эмират, но и после многочисленных манипуляций с границей сформировала территорию сегодняшнего независимого Узбекистана. Все годы существования СССР Узбекистан занимал среди прочих республик региона центральное место, и все стереотипы того времени – басмачи, аулы, дыни, конопля, тюбетейки, – относились именно к нему. Узбеки в понимании советского обывателя стали олицетворением жителя Средней Азии, а Ташкент – как известно из знаменитой повести Александра Неверова, «город хлебный» - стал промышленным и культурным центром всего огромного региона, затмив прочие города.

Хотя чисто узбекским городом после окончания Великой Отечественной войны его назвать было уже нельзя. Это был город победившего советского интернационализма – число русских, украинцев, татар, корейцев и казахов здесь превышало автохтонное население, и основным языком общения во всех сферах жизни был русский. В меньшей степени, чем Ташкент, но также интернациональным было население Самарканда, Бухары, Навои, Нукуса и прочих крупных городов республики. В результате культурного обмена Узбекистан стал одной из самых русифицированных национальных окраин Союза. А ликвидация последствий ташкентского землетрясения 1966 года стала самым ярким проявлением массового интернационализма в СССР.

Однако, являясь центральной республикой Средней Азии и третьей среди всех советских республик по количеству населения (после РСФСР и УССР), Узбекистан, тем не менее, всегда находился на периферии политической жизни Союза в отличие от того же Кавказа, Украины или Прибалтики, представители которых активно привлекались в Москву на руководящие должности. В то же время при всей той лояльности к союзному центру, которую демонстрировали руководители республики (чего не скажешь о руководстве кавказских и прибалтийских республик, с которых и начался развал СССР), именно Узбекистан оказался в центре «хлопкового дела», ставшего одним из символов перестройки и доказательством коррупционной сущности советской системы управления.

Репрессии в отношении республиканского руководства со стороны Москвы породили конфликтность среди местных партийных элит и немало способствовали созданию атмосферы нервозности и недоверия, которая возобладала в Узбекистане накануне распада СССР. Первые годы существования независимого Узбекистана здесь, как и в других национальных республиках бывшего Союза, имели место межнациональные конфликты – между узбеками и турками-месхетинцами, между узбеками и киргизами, которые по большей части не коснулись русскоязычного населения. И не только в силу того, что президент Ислам Каримов занял крайне жёсткую позицию в этом отношении. До самой смерти «папы» в сентябре прошлого года большинство оставшихся в Узбекистане русскоязычных жителей с благодарностью вспоминали о том, что именно он в своем время не дал развернуться националистам в республике, русские за долгие годы совместной жизни стали восприниматься в Узбекистане как «свои». Это сами русские стали чувствовать себя чужими и брошенными, однако вовсе не из-за политики местных властей, а из-за наплевательского отношения РФ к оставшимся за рубежом соотечественникам.

Отъезд на историческую родину десятков тысяч русских семей, тем не менее, лишь в первой половине 2000-х годов, когда Каримов на короткое время избрал откровенно прозападную позицию, вылился в дерусификацию Узбекистана (доля русских в населении республики к тому времени сократилась по сравнению с последними годами Союза с 8 до 4 процентов, а сегодня составляет 2,3 процента). Однако почти сразу после этого, когда Ташкент на официальном уровне закрепил параллели между нынешним узбекским государством и его предшественниками времен Тимура и Шейбани-хана, начался обратный процесс, и сегодня российское присутствие в республике обеспечивается самими же узбеками, которые миллионами мигрируют в Россию на заработки, а, вернувшись домой, расхаживают в спортивных куртках с надписью «Russia» и в большинстве случаев мечтают вернуться обратно, несмотря на миграционные преграды и ксенофобские настроения среди россиян.

Надо учитывать также, что на момент распада СССР Узбекистан был единственной республикой в регионе, которая обладала серьёзным промышленным и сельскохозяйственным потенциалом, а уровень жизни здесь не сильно отличался от РСФСР и значительно превосходил показатели соседних республик. После 1991 года многие русские, в первую очередь люди с высшим образованием, то есть военные, технические и прочие специалисты покинули республику, производства стали закрываться, объемы выпуска продукции, а вместе с ними и заработки местных жителей резко упали. В итоге то самое чувство «брошенности», которое переживало русскоязычное население страны, распространилось и на узбеков, для молодого поколения которых характерная для старших возрастов ностальгия по сытым советским временам, связанным с Россией, Москвой, трансформировалась в элементарное желание лучшей жизни.

Сегодня узбеки, потомки тех самых бухарцев и хивинцев, что воевали с царскими войсками, а позже из «инородцев», как их называли в Российской империи, превратились в передовиков советского интернационализма, - одно из крупнейших и самое быстрорастущее национальное меньшинство России. Даже после обвала российской валюты и замедления экономики РФ количество находящихся постоянно на заработках в России граждан Узбекистана превышает 1,7 миллиона человек (с начала года их прирост составил около 600 тысяч человек, что на 10 процентов больше, чем в 2016 году). И это данные официальной статистики, так что цифру легко можно увеличить в два-три раза. При этом Узбекистан последние годы лидирует и по количеству граждан, стремящихся получить российский паспорт. Планируемая отмена выездных виз, как и подписанное в апреле межправительственное соглашение об организованном наборе узбекистанцев для работы в РФ будут лишь способствовать росту узбекской диаспоры.

Таким образом, построенный во многом русскими переселенцами, советскими инженерами и партработниками современный Узбекистан, население которого уже перевалило за 32 миллиона и такими темпами скоро догонит количество жителей во всех остальных странах Средней Азии вместе взятых, сегодня силами сотен тысяч своих граждан (бывших или настоящих) создает будущую Россию. И это обстоятельство, как минимум, следует учитывать в не меньшей степени, чем объёмы узбекского газа, урана или хлопка, когда вспоминаешь об отношениях Москвы с Ташкентом. К тому же последний вовсе не рвётся под российский протекторат и последовательно дистанцируется от инициированных Кремлём надгосударственных структур типа ЕАЭС или ОДКБ.

Пётр Бологов, независимый журналист
http://www.fergananews.com/article.php?id=9516

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner