?

Log in

No account? Create an account

August 8th, 2017

Лидер партии «Ак шумкар» Темир Сариев, зарегистрированный кандидатом в президенты Кыргызстана, потребовал 8 августа от премьер-министра Сооронбая Жээнбекова сложить полномочия, поскольку он также претендует на пост главы государства – от партии власти СДПК (Социал-Демократической партии Кыргызстана).

В своем заявлении на странице в Фейсбуке Сариев отмечает, что агитационный период еще не начался, но «почти ежедневно в здании «Форума» (имеется в виду научно-производственная фирма Алмазбека Атамбаева «Форум». – Прим. «ферганы») в рабочее время вызывают министров, губернаторов, мэров, других руководителей и заставляют работать на кандидата от партии власти».

По словам Сариева, в этой работе лично принимают участие советник президента Кыргызстана на общественных началах, первый зампред СДПК Фарид Ниязов, замглавы президентской администрации, бывший водитель Атамбаева Икрам Илмиянов и действующий премьер Сооронбай Жээнбеков.

«Я обращаюсь в органы прокуратуры, а также в Центральную избирательную комиссию с требованием отреагировать на данные факты, как того требует закон, и впредь не допускать подобные нарушения. Необходимо, чтобы Сооронбай Жээнбеков в самое ближайшее время сложил с себя полномочия премьер-министра и прекратил использовать свое служебное положение», - заявил Темир Сариев.

Он также потребовал от ЦИК предоставить равные условия всем кандидатам в президенты. Сариев имеет в виду, в частности, лидера партии «Ата Мекен» Омурбека Текебаева, который в настоящее время находится в следственном изоляторе (СИЗО). «Им должно быть предоставлено право сдать тест на знание кыргызского языка. Пока они не осуждены судом, они имеют право избирать и быть избранными. Этого требует закон. Закон должен быть для всех одинаков, нравится нам кто-то или нет. А выбор, за кого голосовать, может делать только народ, и никто другой», - напомнил Темир Сариев.

Выборы президента Кыргызстана назначены на 15 октября. В ЦИК о желании стать кандидатом заявили 59 человек, в том числе 11 были выдвинуты политическими партиями. С каждым днем количество претендентов уменьшается по разным причинам. К 7 августа их число составило 52 человека.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26719
В советские времена говаривали: «У нас будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется». К несчастью, благородное дело борьбы за мир требовало таких расходов на вооружение, которых Советский Союз просто не выдержал и в конце концов развалился.

Однако свято место пусто не бывает. В последнее время тогу главного борца за мир примеривает на себя Китай. Правда, миротворчество здесь имеет свой, китайский уклон. Лучше всего этот уклон отражает сцена из старинной телепередачи «Куклы». Там Ельцин во время чеченской войны спрашивает у старика-крестьянина:

— Ну что, дед, нужен нам мир?

— Да мир-то нам не нужен, — говорит крестьянин, — зачем он нам, мир-то этот? А вот соток семь еще прирезать бы не мешало…

И хотя китайское слово «пинань», обозначающее мир и покой, совсем не похоже на китайское же «шицзе», обозначающее мир, как планету, но, если выбирать между миротворчеством и прирезыванием семи соток, Китай, без сомнений, выберет семь соток.

Лишним доказательством этому служит история, разворачивающаяся прямо у нас на глазах и грозящая повторением индо-китайской войны 1962 года.

Сто тридцать первое предупреждение и один бульдозер

В этот раз две крупнейших азиатских державы столкнулись из-за маленького королевства Бутан.

Версий происходящего имеется как минимум две. Первая гласит, что в июне этого года на плато Доклам, принадлежащем Бутану, китайские военные снесли бутанские блиндажи, после чего начали строительство здесь своей собственной автодороги. Вторая версия, китайская, утверждает, что никто ничего не сносил. Китайцы мирно строили дорогу на исконно китайском плато Дунлан, как вдруг появились грубые и неженственные индийские солдаты и накостыляли китайцам на их же собственной земле. Деликатные китайцы потребовали, чтобы индийцы покинули их родное китайское плато Дунлан, грубые индийцы заявили, что никуда не уйдут с бутанского плато Доклам.

Вы скажете: если плато бутанское, при чем тут Индия?

Все дело в том, что Бутан — очень маленькая страна. Поэтому, имея под боком такого миролюбивого и дружественного соседа, как Китай, она предусмотрительно застраховалась от слишком уж больших проявлений дружбы и миролюбия с его стороны. Бутан находится под протекторатом Индии, которая обязана защищать его в случае агрессии. Что она и сделала, выпихнув китайских военных со спорной территории.

Любопытно, что оружие при этой воинской операции не использовалось. Китайцы и индийцы сошлись врукопашную — и индийская каларипаятту одолела хваленое китайское ушу. В итоге китайцам побили морду, от чего, надо думать, Брюс Ли сто раз перевернулся в своем гробу.

Позже, однако, по заявлениям китайцев, им все-таки удалось вернуться на оставленные рубежи, но индийские военные так и не отступили. Сейчас, по заявлениям Пекина, на плато по-прежнему находятся индийские военные и — что вызывает особенное негодование китайцев — один бульдозер. На нынешний момент диспозиция такова: китайцы требуют ухода индийцев с плато, угрожая им войной.

В отличие от привычного нам «сто тридцать первого китайского предупреждения» эта угроза для Нью-Дели звучит весьма неприятно. В новейшие времена у Индии уже были вооруженные конфликты с Китаем, наиболее серьезные — в 1962 и 1967 годах. И если в 1967 году конфликт не вышел за рамки боев на границе, то столкновение 1962 года вылилось в полномасштабную войну, которая едва не закончилась для Индии трагически.

Показательно, что одной из причин войны 1962 года также стало строительство китайцами дороги, но тогда — в районе Аксай-Чина, который индийцы считают своим. Другой причиной называют тот факт, что Индия укрыла на своей территории бежавшего из Тибета Далай-Ламу XIV, которого китайцы называют сепаратистом и государственным преступником.

Тогда, в 1962 году, китайцы обвинили Индию в следовании агрессивным традициям английского империализма и потакании империализму американскому, а НОАК вошла на индийскую территорию, разгромила четвертую пехотную дивизию Индии и продвинулась вглубь страны почти на сто километров.

Если бы китайцы продолжили наступление, Индии пришлось бы очень нелегко. Однако китайская авантюра не нашла поддержки у руководства СССР. Международная общественность осудила Китай, а Америка и Британия стали поставлять оружие Индии. Под давлением всех этих факторов китайцы объявили об одностороннем прекращении огня и отступили назад.

Конфликт 1967 года был не таким кровопролитным, и Индии тогда удалось отбиться своими силами. Однако до сих пор у Китая и Индии сохраняются серьезнейшие взаимные претензии — как территориального, так и общеполитического характера.
Прошло пятьдесят лет — и начался новый виток противостояния. Как говаривал в подобных случаях российский премьер Черномырдин, «никогда такого не было, и вот опять».

Все вокруг китайское, все вокруг мое

Китайско-индийские конфликты возникают не на ровном месте, у них имеется своя предыстория. В 1914 году Великобритания и Тибет подписали соглашение, согласно которому была установлена граница между так называемым Внешним Тибетом и Индией, тогда еще британской. Обозначение этой границы вошло в историю как «линия Макмагона». Но когда Тибет вошел в состав коммунистического Китая, КНР эту самую линию Макмагона признавать не захотела.

Вообще говоря, для китайцев это нормально. Китай с огромным трудом признает любые границы, если только он не установил их сам, по своему разумению, как было, например, с корейской границей.

Для этого есть как исторические, так и психологические причины.

Президент Путин не так давно заметил, что границы России не заканчиваются нигде. У нас это прошло по категории шутки, хотя соседним странам она почему-то смешной не показалась.

Однако китайский патриот отличается от русского тем, что в вопросах границ не терпит никаких шуток. Он объяснит вам совершенно серьезно, что у Китая границ не должно быть вообще.

Связано это, в первую очередь, с китайской историей. Три с половиной тысячи лет назад, в эпоху Шан-Инь, Китай уже назывался Тянься, Поднебесная. Управлял этой Поднебесной повелитель-ван, которому китайцы приписывали божественное происхождение. Однако в это же самое время словом «Поднебесная» обозначался не только сам Китай, но и вообще весь обитаемый мир. Как-то само собой произошла подмена понятий и власть китайского вана была перенесена на всю вселенную. Этому способствовали и завоевания тогдашнего Китая. Он подчинял себе мелких правителей окружающих «варварских» земель и те так или иначе входили в орбиту его управления, становились его данниками.

Торговцев, приезжавших в Китай за товарами, сами китайцы считали иностранными послами, которые приехали якобы для того, чтобы засвидетельствовать свою покорность императору. Такие «посольства» тоже считались вассальными, данническими. Таким образом «во власти» Китая оказались даже крупные европейские страны, которые об этом не подозревали ни сном, ни духом.

Продолжалась эта малина до начала XIX века, когда европейские государства недвусмысленно дали понять китайцам, кто тут настоящий хозяин. Китай был сокрушен и в военном, и в политическом смысле. Но в душе китайцы по-прежнему чувствовали себя властителями мира, только временно отставленными от управления злыми и коварными чужеземцами.

Надо сказать, что китаец, даже современный, традиционно испытывает на себе массу всяческих ограничений в отношениях с другими людьми. Есть правила подобающего поведения, есть связи-гуаньси и много чего еще, регламентирующего китайское поведение. Однако эти ограничения касаются только китайцев. Иностранные варвары, они же заморские черти, в эту систему координат не входят. Если речь идет об иностранцах, тут китайцев никто не сдерживает. Отсюда китайская манера приходить в любое место и использовать его, как свое. Китаец везде дома, потому что везде — Поднебесная. Иными словами, все вокруг китайское, все вокруг мое.

Именно поэтому китаец бывает так возмущен, когда ему вдруг указывают на какие-то границы. Ведь известно, что с древнейших времен все принадлежит его стране, а, значит, и лично ему самому. И, раз уж китайцы не могут просто взять и отменить границы и объявить всю планету Китаем, они стараются эти самые границы хотя бы раздвинуть. Отсюда бесконечные территориальные претензии Китая ко всем на свете, претензии, которые невозможно удовлетворить. Удовлетворишь одну — спустя некоторое время возникает новая. В этом смысле китайская внешняя политика похожа на карпа, который не имеет ограничителей: чем больше его кормят, тем быстрее он растет и тем больше требует еды.

Тут надо еще вспомнить о том, что далеко не все страны способны так просто расставаться со своей территорией. Вот Россия, например, легко отдала Китаю два острова на Амуре — от нее не убудет. Понадобится — отдаст еще и еще, лишь бы Китай нас поддерживал на международной арене. А то все остальные наши стратегические партнеры, начиная от Северной Кореи и кончая Науру, почему-то не имеют никакого авторитета.

Другое дело — тот же самый Бутан. У него и так-то территории с гулькин клюв, ему землей разбрасываться не приходится. Вот почему и само королевство, и покровительствующая ему Индия так нервно восприняли китайские попытки немножко расшириться за чужой счет.

Очень жесткий мягкий путь

Как известно, есть разные способы отжать чужую территорию. Один из любимейших в Китае — так называемая картографическая агрессия. Смысл этого метода в том, что на китайских картах границы обозначены вовсе не там, где они проходят согласно международным договорам. Неустановленные границы становятся здесь установленными, спорные территории — китайскими, и все в таком роде. Китайцы ухитряются обозначать свои границы даже на море, что не принято в международной практике. Традиционно, если речь не идет о внутренних морях, море принадлежит всем, а у стран, с которыми море соприкасается, есть только узкая полоса территориальных вод шириной в 12 морских миль. Но Китай, если уж соприкасается с морем, считает его своим почти по всей площади.

Казалось бы, какая разница, что там рисует Китай на своих внутренних картах? Есть ведь международные соглашения. Однако китайское представление о себе важнее всяких там договоров — такова уж национальная психология. И если на карте Китай захватил часть вашей территории, то это верный сигнал, что рано или поздно он потребует эту территорию и в реальности. Произойдет это, когда, по мнению китайцев, наступит подходящий момент, а наступить он может в самое неудобное для вас время.

Как уже говорилось, едва только перед китайцем ставят границу, он стремится эту границу стереть или хотя бы отодвинуть. Самый понятный способ для этого — просто войти на чужую территорию и начать там чего-нибудь эдакое строить или хотя бы выпасать свой скот. После того, как атакованное государство попытается отстоять свою целостность, китайцы поднимают крик, говоря, что это враг зашел на китайскую землю, которую они теперь вынуждены защищать, проливая драгоценную китайскую кровь. И пусть теперь уже противник доказывает, что он не агрессор.

Миролюбие китайское сродни советскому и российскому — оно тоже имеет гибридные формы. Часто на освоение чужих земель идут простые рыбаки, скотоводы, земледельцы и прочие мирные тракторы с вертикальным взлетом, которые эту самую землю/воду пахали испокон веку, пока не пришли злые заморские черти и не прижали бедных китайцев.

Это все не значит, конечно, что китайцы не способны к компромиссу в территориальных вопросах. Они способны, только компромисс этот выглядит, как описано у Довлатова в книге «Соло на ундервуде»: «Мой компромисс таков. Меттер приползает на коленях из Джерси-Сити. Моет в редакции полы. Выносит мусор. Бегает за кофе. Тогда я его, может быть, и прощу».

Словом, все становятся перед Китаем на колени и выполняют каждую его прихоть. На такой компромисс китайцы согласны.

Еще при относительно мягком и либеральном Ху Цзиньтао было заявлено, что Китай ответственен за все, что происходит в мире. Слова эти следует понимать так: судьбы мира должна решать Китайская Народная Республика. Идею эту можно было бы назвать мессианской, если не знать, что это привычное китайское умонастроение, которое они просто прятали до поры до времени. Сейчас китаец вошел в силу, и то, что у него на уме, потихоньку вылезает на язык. И даже не потихоньку, а вполне внятно и громко.

Только, пожалуйста, не надо удивляться китайскому размаху. В официальных китайских газетах, объясняя, почему соревнование выиграл иностранец, а не китаец, часто пишут, что иностранцы просто ближе к обезьянам. Разве можно доверить обезьянам судьбы мира?

Другое дело, что цели можно достигнуть и не военным путем. Мягкая сила была опробована в Китае значительно раньше, чем это выражение ввел в обиход президент Путин. Мягкий путь — это хуацяо, китайские эмигранты. Сколько бы китаец ни прожил за границей, и он сам, и дети его, и внуки будут китайцами. Родиной их будет считаться не нынешнее место жительства, а Китай, любить они будут в первую очередь именно Китай, действовать будут тоже в его интересах.

Средний китаец подобен газу — он стремится заполнить собой весь имеющийся объем. Метод его проникновения в другие страны подобен смешению чернил с водой: если капнуть китайцем в постороннюю среду, он будет растворяться в ней постепенно, смешиваться с ней и обращать все в привычный для себя цвет. Вот почему китайцы везде стараются образовать свои чайна-тауны или как минимум, направить ситуацию в удобное им русло. Учитывая их мягкие манеры и дипломатические способности в сочетании с беспринципностью и искусством громко скандалить, цели своей они достигают обычно довольно легко.

Другая разновидность мягкого пути — экономическое «сотрудничество». Форм тут множество, начиная от браконьерства и полулегальных земледельческих коммун на российской территории до вполне официальной «аренды» огромных пространств иностранной земли, как это случилось, например, с Байкалом. И не важно, будут ли Байкал разливать по бутылкам, или отведут в Китай сразу по трубопроводу — с Байкалом нам придется попрощаться. Учитывая традиционно хищнический подход китайцев к природным ресурсам, их мирный приход может оказаться страшнее военного.

Прогулки спецназа по тылам

Любая граница с Китаем существует только до тех пор, пока китайцы считают, что мир выгоднее войны. В тот момент, когда они решат, что можно, не особенно рискуя, границу отодвинуть или даже вовсе ее уничтожить, они это сделают.

Конечно, знатоки Китая скажут, что китайцы всегда были неважными вояками и побеждали обычно только других китайцев. Но, во-первых, что было, то прошло, а новейшая история говорит, что и китайцы способны проводить вполне успешные войсковые операции. Во-вторых, нынешняя война — война высокотехнологичная. Люди не идут друг на друга в штыковую атаку, личной храбрости от человека требуется меньше, чем когда-то.

И это не говоря о том, что современная китайская армия более профессиональна, чем, например, российская. У нас в армию загоняют насильно, в Китае — отбирают по конкурсу. Для паренька из деревни армия — часто единственный шанс состояться в жизни. Поэтому средний китайский солдат сейчас мотивирован гораздо сильнее, чем его давний предок.

А спецназ китайский и вообще считается чуть ли не лучшим в мире. Не многие знают, но рейды китайских разведчиков и диверсантов по российским тылам — дело обычное. На наше счастье, китайские спецназовцы выполняют пока лишь учебные задачи, никакого видимого ущерба не наносят, но поймать их не могут, да, видимо, и не очень-то ловят. Что такое гульба китайского спецназа по российской земле, если сравнивать ее с поддержкой Китаем России, например, в ООН? Правда, за поддержку эту всякий раз приходится платить высокую цену, но, как говорят наши политики на понятном им дипломатическом языке, понты дороже.

Своего не отдадим, чужого — тем более

Нынешний председатель КНР Си Цзиньпин имеет закалку человека из спецслужб. Настроен он, надо сказать, куда решительнее своего предшественника Ху Цзиньтао — это касается и внешней политики.

Мы все еще помним высказывание Мао Цзэдуна: «Китай — это мудрая обезьяна, которая с горы следит за битвой двух тигров». Вопрос: готова ли вчерашняя обезьяна стать тигром, сойти с горы и сама вступить в бой?

Только что в Китае отпраздновали 90-летие Национально-освободительной армии Китая. Празднование прошло по-деловому, войска, как и сам председатель Си, шли в походной форме. Пекин уже позволяет себе не тратить второй в мире военный бюджет на то, чтобы пускать пыль в глаза. Он просто демонстрирует то, что есть у него на вооружении, будь то «убийца авианосцев» — противокорабельная баллистическая ракета Дунфэн-21D, - или новая межконтинентальная баллистическая ракета Дунфэн-31AG.

Конечно, пока США лидируют по части вооружений, слишком уж серьезных военных шагов от Китая ждать не приходится. И нынешняя ситуация на плато Доклам, скорее всего, не вызовет большой индийско-китайской войны. Наши Сахалин, Приморье и Забайкалье, которые китайцы считают исторически своими, тоже пока не переменят гражданства. Но это пока. А что будет, скажем, лет через десять-пятнадцать?

На параде, посвященном девяностолетию китайской армии, Си Цзинпин уже заявил, что Китай является архитектором мира и гарантом международного порядка. Вот так. Не больше и не меньше.

А для тех, кто не понял, он добавил, что ни при каких условиях китайцы не отдадут своей земли.

Но мы-то знаем, что и весь мир, и Китай с давних пор зовутся Поднебесной.
Следовательно, вся земля в мире, в конечном итоге, китайская. А эту землю, как уже было сказано, Китай не отдаст никому.

Алексей Винокуров
http://www.fergananews.com/article.php?id=9510
Московский городской суд 8 августа приостановил решение о депортации из России журналиста «Новой газеты» Худоберди Нурматова (псевдоним - Али Феруз), сообщает «Медуза» со ссылкой на собственного корреспондента в зале суда.

Журналиста не будут депортировать, пока в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) рассматривается его жалоба. В течение этого времени Феруз будет находиться в центре пребывания беженцев.

Напомним, Али Феруз был задержан 1 августа, а на следующий день Басманный суд Москвы вынес решение о его выдворении на родину. Когда Али принесли копию судебного решения, он попытался вскрыть себе вены, но приставы скрутили его. Журналист заявил, что лучше умрет, чем вернется в Узбекистан. Его поместили в Центр временного содержания иностранных граждан «Сахарово». 4 августа ЕСПЧ указал России, что Али Феруза нельзя выдворять в Узбекистан в течение всего времени рассмотрения его дела в Страсбурге. Сразу после этого Али Феруз подал заявление на получение статуса беженца- уже в третий раз, первые две попытки были безуспешны.

На заседании Мосгорсуда 7 августа адвокаты журналиста указывали на то, что Феруз законно находится в России, и это подтверждается документами из МВД и ФМС, сообщает «Новая газета». Защита подчеркивала, что в деле Феруза отсутствует состав административного правонарушения, а сам журналист находился в процессе получения статуса. Более того, последнее решение об отказе в предоставлении временного убежища он получил 2 мая, а трехмесячный срок об оспаривании истекал только 3 августа. Несмотря на это, решение о выдворении было принято уже 1 августа, заметил адвокат Филипп Шишов.

На заседании 8 августа суд по просьбе Шишова приобщил несколько решений об отказе в предоставлении убежища на территории России, а также перевод решения ЕСПЧ, письмо «Новой газеты» о том, что Нурматов является ценным сотрудником, и справку о том, что он получает стипендию.

Сам Феруз заявлял судьям, что не может вернуться в Узбекистан, где он подвергался пыткам и преследованиям и откуда сбежал в 2008 году. При подаче документов он неоднократно указывал на то, что его выдворение несет угрозу его жизни и здоровью и нарушает статьи 2 и 3 Конвенции о защите прав и свобод человека.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26720
В Таджикистане поэтапно будет введена автоматизированная система контроля и учета за потреблением электроэнергии, которая подразумевает подачу электричества по предоплате. Соответствующее постановление принято правительством республики, сообщает «Азия-плюс».

Биллинговая система охватывает все процессы, связанные с проведением расчетов с потребителями за электроэнергию, начиная с учета потребленной электроэнергии и заканчивая учетом проведенных абонентом оплат. Цель предпринимаемых мер – снижение уровня энергопотерь и повышение уровня собираемости оплаты за электроэнергию.

Внедрение биллинговой системы начнется с Душанбе. Хотя ранее подобные системы как пилотные уже были внедрены в городах Худжанд и Сарбанд, а также районе Рудаки. В дальнейшем на биллинговую систему учета и контроля за электроэнергией будут переведены все другие районы страны.

«В Худжанде с внедрением автоматизированной системы были установлены и новые (интеллектуальные) смарт-счетчики, которые имеют три степени защиты, в Сарбанде и Рудаки – обычные электронные счетчики с чипами», - пояснили информагентству в Госэнергохолдинге «Барки точик».

При этом при установке смарт-счетчиков компания по энергосбыту отказывается от услуг контролеров, которые в настоящее время разносят потребителям квитанции, следят за оплатой, в случае накопления долгов за электроэнергию выносят предупреждения должнику и отключают его от общей линии. «В Худжанде сейчас практически всех контролеров перевели на другую работу», - сказал источник.

По его словам, в Душанбе счетчики были обновлены в 2005 году, поэтому менять их на смарт-счетчики, которые сейчас используют в Худжанде, не планируется. «Пока мы только установим в каждый счетчик в Душанбе чипы, с которых без помощи контролера будут автоматически сниматься показания и фиксироваться сумма предоплаты», - пояснил источник.

В «Барки точик» утверждают, что при нулевом балансе потребители еще некоторое время смогут получать электроэнергию – на чипах будет установлен определенный кредитный лимит. Но одновременно с исчерпанием баланса на телефон потребителя придет смс-уведомление, где будут указаны сроки отключения электричества в случае дальнейшей неуплаты. «Все мобильные телефоны клиентов будут внесены в базу биллинговой системы», - пояснил источник. Он также напомнил, что, согласно законодательству, представители энергосбыта не могут без предупреждения отключать должников.

Предоплату за электроэнергию с внедрением биллинговой системы можно будет произвести только в офисах государственного «Амонатбанка», указав свой идентификационный номер, который присвоен каждому потребителю. «После оплаты уведомление сразу же в режиме онлайн придет в нашу биллинговую систему», - пояснил источник.

Отметим, что последнее повышение тарифов на электроэнергию в Таджикистане было произведено в ноябре 2016 года. Тогда стоимость одного киловатта электричества возросла с 12,6 дирама до 14,65 дирама (16,6 цента).
http://www.fergananews.com/news.php?id=26721
Журналист Хайрулла Хамидов исключен из «черного списка» мусульман и намерен снова работать на телевидении, сообщает Kun.Uz.

Об этом Хамидову сообщили 5 августа на собрании в хокимияте (администрации) Чиланзарского района Ташкента, поводом для которого стало исключение из «черного списка» мусульман 56 человек. Как отмечает издание, это стало возможным после того, как в июне 2017 года президент Шавкат Мирзиёев потребовал пересмотреть такие списки и удалить из них тех, кто уже не представляет опасности для государства. В Чиланзарском районе из «черного списка» исключено более ста человек.

Одним из них стал Хайрулла Хамидов, который в мае 2010 года был приговорен к шести годам лишения свободы в колонии общего режима по обвинению в незаконной организации общественных объединений или религиозных организаций (статья 216 Уголовного кодекса Узбекистана). Ранее он был заместителем главного редактора спортивной газеты «Чемпион», основал популярную просветительскую радиопрограмму «Холислик сари» («На пути к искренности») и издавал религиозную газету «Одамлар орасида» («Среди людей»). Он известен среди населения и как футбольный комментатор.

Из заключения Хамидов был освобожден досрочно - 11 февраля 2015 года. Выйдя на свободу, он сообщил журналистам, что в будущем предпочтет больше заниматься спортивной журналистикой, чем религиозной деятельностью.

В интервью Kun.Uz Хамидов сообщил, что, как фигурант «черного списка», он был вынужден ежемесячно отмечаться в РОВД, находиться дома с 22:00 до 06:00, выезжать за пределы Ташкента мог только по разрешению правоохранительных органов. По его мнению, руководители телеканалов опасались брать его на работу. Теперь же он полностью свободен и надеется устроиться тележурналистом.

Напомним, что преследование верующих в Узбекистане – один из главных пунктов в списке нарушений прав человека в этой стране. Здесь периодически вспыхивают кампании по массовому задержанию мусульман, например, в рамках антитеррористических мер. Подробнее об этом можно прочитать здесь (https://goo.gl/TQ8xV8) и здесь (https://goo.gl/Q2UPjE).
http://www.fergananews.com/news.php?id=26722
Дипломатические ведомства Туркменистана за рубежом приостановили выдачу виз, сообщает 8 августа АНТ («Альтернативные новости Туркменистана»).

Как пояснили в туркменском консульстве в Москве, приостановление связано с проведением в Ашхабаде с 17 по 27 сентября V Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам. Пока визы не выдают желающим посетить Туркмению в сентябре.

«Планировали в сентябре поехать [в Туркменистан] с намерением навестить могилы родителей и других умерших родственников, собрали документы, заполнили анкету на получение соответствующего типа визы, но получили отказ. Отказали без объяснения причин. Возле консульства встретили еще людей, которые также пытались получить визу, но по приглашению близких родственников. Одному человеку посоветовали перенести поездку на октябрь», - сообщил АНТ житель России.

Но на октябрь заявления не принимают, поясняя, что процедура рассмотрения документов и сама выдача виз на второй месяц осени начнется в сентябре.

Бывшая туркменистанка Джамиля не понимает, чем ее поездка с целью посещения могил родственников на кладбище «Ахунбаба» в Дашогузе может помешать проведению Азиады в Ашхабаде. «Мы бы прилетели в Ашхабад и тут же, автобусом или на такси, поехали бы в Дашогуз. Ни на час не остались бы в столице, где никого у нас нет. Нам важно было именно в сентябре, в канун годовщины смерти свекрови, справить садака (поминки), созвать всех родственников на поминальный обед, посетить могилы и назад, домой. Но даже простое человеческое желание за наши немалые деньги (стоимость самой визы на 10 дней плюс 120 долларов за срочность ее оформления), оказывается, невозможно осуществить. Все знают, что в Туркменистан очень трудно, подчас невозможно попасть. Очень многие из тех, кто там родился и долгое время проживал, получают отказ на въезд. А в сентябре из-за Азиады страна стала и вовсе закрытой для всех», - сообщила Джамиля.

Напомним, согласно закону «О миграции», подписанному президентом Гурбангулы Бердымухамедовым 31 марта 2012 года, основаниями для отказа иностранцу или лицу без гражданства в визе могут быть 11 случаев:

1) совершение им преступления против мира и человечества;
2) осуждение его за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления;
3) возбуждение в отношении него уголовного дела - до окончания предварительного следствия, судебного следствия или производства по делу;
4) когда его проживание на территории Туркменистана противоречит интересам национальной безопасности Туркменистана, может нарушить общественный правопорядок или нанести нравственный ущерб населению страны;
5) если это необходимо для защиты прав и законных интересов граждан Туркменистана и других лиц;
6) если он заражен вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция), венерическим заболеванием, страдает наркоманией или иным заболеванием, включенным Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана в перечень заболеваний, наносящих вред здоровью населения Туркменистана;
7) если он с целью получения визы сообщил заведомо ложные сведения;
8) если ранее в отношении него было применено ограничение во въезде в Туркменистан, - до окончания срока ограничения;
9) если он подвергался административному выдворению из Туркменистана, - до истечения срока административного выдворения;
10) незаконно находился в Туркменистане или оказывал содействие другому иностранному гражданину, лицу без гражданства в незаконном проникновении на территорию Туркменистана;
11) если он является членом террористических, антигосударственных, экстремистских или иных преступных организаций или лицом, причастным к ним.

Каким из этих случаев руководствуются работники консульств Туркменистана, не сообщается. Впрочем, обратившимся за визой отказывают без объяснения причин.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26723
В Душанбе состоялось первое заседание суда по делу гражданки России Татьяны Хужиевой. Женщину обвиняют в контрабанде: она провозила с собой монету достоинством две копейки времен царской России (1823 года), которая лежала у нее в кошельке в качестве талисмана на удачу, передает портал «76.ru».

Татьяна родилась и почти всю жизнь прожила в Душанбе. В 2012 году она переехала в город Рыбинск Ярославской области. Задержали ее в аэропорту Душанбе вместе с дочкой, когда они собирались вылететь в Россию.

«Я разбирала старые вещи, нашла эту монету. Отнесла в ломбард, где мне сказали, что ее стоимость 100-200 рублей. Я бросила ее в кошелек и забыла о ней. Так прошло где-то полтора года. Я полетела на родину в Душанбе. А когда собиралась вылетать в Россию, в аэропорту при прохождении границы, где досматривают вещи, сотрудница меня спросила: «Что за мелочь везете в кошельке?». Я ответила, что там российские деньги. Она попросила посмотреть, я, конечно, согласилась. И у меня нашли эту монету. Сразу же нас с дочкой сняли с рейса, монету забрали на экспертизу, а после этого дело передали в прокуратуру», – рассказывает Татьяна.

На Татьяну завели уголовное дело. Выяснилось, что монета представляет собой историческую ценность. Однако Татьяна нашла ее не в Душанбе, а в Рыбинске. Женщина недоумевает, почему ее не выпускают в Россию с монетой, которая к Таджикистану не имеет никакого отношения. Она не может улететь уже два месяца.

«На меня завели уголовное дело! Мне грозит от 5-ти до 20-ти лет тюрьмы за монету, которая стоит 200 рублей и которая безразлична для меня. Меня назвали контрабандисткой, отобрали документы и держат в Душанбе без средств к существованию. Добрые люди, помогите! Я никогда не была в такой ситуации, не понимаю, что мне делать. Я не хочу попасть в тюрьму и оставить дочь одну в чужой стране», – говорит со слезами Татьяна.

Накануне состоялось первое заседание суда, на котором были опрошены свидетели. По словам женщины, так как у нее маленький ребенок, ей сказали, «что будет или штраф, или условный срок». «Но я буду его оспаривать», – говорит Татьяна.

Сейчас она вместе с дочкой живет у знакомых без денег и документов. Паспорта им не отдают.

В Рыбинске Татьяна работает товароведом на предприятии «Ярославский бройлер». Она говорит, что директор предприятия вошел в ее положение и ждет, когда Татьяна выйдет на работу. «На работе Татьяну еще пока ждут. Но отпуск ее закончился давно, так что уволить ее могут в любой момент. Сейчас она ждет суда. В СМИ Душанбе написали, что Татьяна провозила монету в багаже, то есть хотела скрыть ее. Но это не так, монета была в кошельке», – рассказывает подруга женщины Тахмина.

Следующее заседание суда состоится 10 августа. Если Татьяне дадут даже условный срок, она не сможет выехать из Таджикистана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26724
В Ургенче, административном центре Хорезмской области Узбекистана, местные силовики провели 23 июля 2017 года масштабную спецоперацию. Группа христиан-евангелистов и их друзей, собравшаяся в воскресенье на хашар (совместный благотворительный труд на добровольных началах. – Прим. «Ферганы») в квартире своего лидера Ахмеда Назарова, подверглась внезапной атаке сотрудников правоохранительных органов. Силовики инкриминировали Назарову и его жене «несанкционированное собрание», имея формальный повод задержать более двух десятков христиан-евангелистов и их знакомых, в то время как в действительности те помогали Назарову в благоустройстве его дома.

Спустя несколько дней Ахмед Назаров рассказал об этом инциденте корреспонденту «Ферганы»:

«В 9 утра мы с ребятами начали очищать подвал от земли и заливать пол бетоном. На улице на солнце висели расчехленные курпачи (тонкие ватные матрасы), наши друзья заносили их, женщины надевали на них чехлы, зашивали, другие делали уборку. Поработав минут сорок, мы оставили на улице все как было - деревяшки, арматуру, все, что до этого вытащили из подвала, и пошли пить чай. Пока сидели за столом, общались, смеялись - прошло еще около часа. Где-то ближе к одиннадцати раздался стук в дверь, я посмотрел в глазок и увидел сантехников, которые меняют трубы в нашем доме. Когда открыл дверь, на лестнице послышались шаги и в квартиру вдруг стали врываться какие-то люди. Я, естественно, преградил им путь.
Их было человек шесть-семь, они требовали, чтобы я отошел и впустил их. С нашей стороны подошла моя жена Елена и еще несколько человек, мы не пустили этих людей: они не предъявили нам никаких официальных документов. Правда, один из них показал свое маленькое удостоверение, но санкции прокурора у них не было. При этом они говорили, что у них якобы есть «все необходимые документы», что пришла «жалоба от соседей» или от кого-то ещё, и что они «обязаны проверить».

Опять завязалась борьба, силовики пытались прорваться, хозяин квартиры и его гости блокировали дверь. Все это продолжалось до тех пор, пока не появился молодой старший лейтенант Юсупов, который, по словам Назарова, стал культурно общаться, сказал, что у них «есть заявление в управлении» и что он «под подписку выехал на разбор этого дела».

В конечном итоге после длительных препирательств, Юсупов сказал: «мы должны сделать осмотр, хотя бы посмотреть, обыскивать не будем». Хорошо, отвечаю, давайте, зайдете вы и двое понятых. Юсупов попросил взять с собой еще и фотографа, они вошли в дом вчетвером, а всех присутствующих попросили выйти на улицу. Нас было двадцать два взрослых и пятеро детей, как впоследствии было записано в протоколе, младшей девочке – три года, старшей – восемь лет», - рассказывает Ахмед Назаров.

Когда начался обход квартиры, Юсупов, прежде чем что-то взять, спрашивал разрешения посмотреть ту или иную книгу, заглянуть под стол, в ящики. В конце концов он нашел на полке детскую Библию, старую, десятилетней давности, которая была куплена в Библейском обществе в Ташкенте. Нашел также печатные листы песен на русском и узбекском языках. А еще Юсупов забрал чужой блокнот, в котором были записи личного характера. Все это он сложил в пакет, обвязал и опечатал. После подписания протокола все вышли на улицу, где Назаров увидел автобус, на котором потом их отвезли в областное управление милиции, а также стоящую подле дома толпу силовиков.

«Их было человек тридцать, если не больше, и всего трое из них были в форме, - вспоминает Назаров. - Это три участковых: один из нашей махалли (квартала, общины), другой - из соседней, и их начальник. Плюс к ним этот дознаватель Юсупов».

«Ищут, поскольку не могут доказать»

Задержанных привезли в Управление внутренних дел (УВД) Хорезмской области Узбекистана и распределили по кабинетам, начали допрашивать, требовали подписывать бумаги. В конечном итоге под давлением силовиков девять человек написали объяснительные, остальные тринадцать отказались. Кто-то из молодежи написал, что пришел помогать «дяде Ахмеду», кто-то – «тете Лене - шить матрасы», кто-то написал, что «их родители друзья, поэтому они пришли помогать», некоторые написали, что «позвал друг и они с удовольствием пришли помочь по хозяйству».

«Так как я и Лена отказались что-либо писать, привели двух понятых и оформили отказ, – продолжает Назаров. - Но все-таки на видео я сказал, и это, скорее всего, было нашей ошибкой, что это моя Библия, Лена сказала, что это ее листы, одна из женщин призналась, что блокнот - её. В управлении нас продержали четыре часа, многие при этом сидели на полу в коридоре, где было всего три или четыре стула. Нам пришлось самим покупать питьевую воду. Но самое главное -они обыскивали женщин: требовали поднять платья, заглядывали в нижнее белье. У одной нашли в бюстгальтере телефон, на котором ничего не было, просто она боялась, что его отберут, и спрятала. Телефон, естественно, забрали. Специально для обыска из нашей махалли привезли двух женщин – Саломат, помощницу председателя махаллинского схода граждан, а также бывшего начальника товарищества собственников частного жилья (ТСЧЖ) Гульбахар. В 2016 году она присвоила 9 млн сумов (около $1090 по курсу «черного рынка»), которые должны были поступить в банк. Ее сняли с должности и обязали вернуть эти деньги. И вот теперь ее привезли для того, чтобы обыскивать женщин».

Примечательно, что из нагрянувших в квартиру Назарова с обыском силовиков только пять или шесть человек представились хозяину, остальные отказывались называть себя, свои звания, должности, место работы.

«Через день я снова пошел в управление, чтобы узнать фамилии остальных нападавших, – продолжает рассказ Назаров. - Как оказалось, одному из милиционеров, который пытался насильно ворваться в квартиру, зажали дверью три пальца, он жаловался, что «потерпел ущерб» и что вдобавок «Лена-опа укусила его за руку». Теперь, нам инкриминируют несанкционированное собрание, хотя никто нигде не проповедовал, ни о чем не рассказывал. И поскольку они ничего не могут доказать, то хотят, чтобы кто-то что-то написал. У одной из женщин забрали флешку, на которой были некоторые проповеди, фильмы».

Нарушение законов переросло в систему

Между тем, это уже не первое нападение силовиков на ургенчских протестантов. В мае 2006 года когда группа сотрудников Службы национальной безопасности (СНБ) и министерства внутренних дел (МВД) Узбекистана ворвалась в квартиру Ахмеда Назарова. Спасаясь от побоев, он выпрыгнул в окно и ударом о землю сильно повредил обе ноги.

Один из сотрудников спецслужб последовал за Назаровым и продолжил бить его уже лежащего на земле. Как утверждал потерпевший, несколько из напавших на него офицеров были пьяны.

Как и в этот раз, в 2006 году в «группе захвата», неожиданно напавшей на квартиру христианина, было от восьми до десяти человек.

Будучи законопослушным гражданином, Ахмед Назаров никогда не скрывал своей принадлежности к религиозной группе, представляющей одно из многочисленных ответвлений традиционного христианства. Он - инвалид второй группы и страдает сахарным диабетом. Попав в результате избиения в больницу, Назаров вынужден был получать длительное лечение. Естественно, никто из силовиков не понес наказания за содеянное.

Пренебрежение законами Республики Узбекистан со стороны сотрудников правоохранительных органов, похоже, стало системой в Ургенче. Так, оберегая президента во время его пребывания в Хорезме 27-28 января 2017 года, рьяные служители правопорядка подвергли фактическому двухдневному домашнему аресту независимого журналиста Сергея Наумова. Все это происходило под неустанным контролем сотрудников уголовного розыска. Наумов и ранее подвергался административному аресту - на 12 суток в конце сентября 2013 года в результате устроенной против него провокации.

Между тем власти Ургенча продолжают держать в напряжении группу христиан, следя за ними и периодически натравливая маргиналов на Ахмеда Назарова и его соратников. Хотя на бытовом уровне евангелисты не имеют каких-либо разногласий с представителями других вероисповеданий. Отец Назарова, Анвар-ака, – мусульманин, совершивший хадж, у него нет проблем с сыном-христианином. Более того, они занимаются благотворительностью, помогают нуждающимся в Домах милосердия совместно с другими верующими из группы Назарова, которые оказывают свою посильную помощь престарелым, людям с ограниченными возможностями. Может быть, и это раздражает местные власти, которые ищут любого повода для провокаций и репрессий в отношении сообщества христиан-единомышленников.

Замкнутый круг

Конституция Узбекистана декларирует свободу вероисповедания, на практике же правительство ограничивает эти права. И хотя закон «О свободе совести и религиозных организаций» от 1998 года предусматривает свободу вероисповедания, свободу от религиозных преследований, разделение церкви и государства, право на создание школ и подготовку священнослужителей, но предоставляет все эти права только зарегистрированным группам. При этом к религиозным группам применяются строгие и обременительные требования. В частности, закон предусматривает, что каждая группа должна представить в местное отделение Министерства юстиции список как минимум 100 своих членов, являющихся гражданами Узбекистана.

Несмотря на то, что в Хорезме существуют несколько зарегистрированных религиозных групп протестантского толка, и группа Назарова собрала необходимое количество подписей, областное отделение Минюста на протяжении ряда лет отказывает им в регистрации. При этом в приватных беседах с Назаровым местные правоохранители говорят, что оставят их в покое, как только группа будет зарегистрирована. Получается замкнутый круг.

Ситуацию комментирует президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева:

«Преследование верующих в Узбекистане происходит все в том же режиме, репрессивные меры применяются как к членам неформальных мусульманских, так и христианских общин. Поскольку власти считают неподконтрольными представителей таких религиозных объединений, то в отношении них практикуется режим тотального контроля. Среди верующих есть те, кого смело можно назвать жертвами жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения.

Узбекские власти пытаются показать международной общественности, что меняют отношение к верующим. В нашу организацию поступает информация, что в органы внутренних дел вызывают граждан, которые оказались в «черном списке» спецслужб, и объявляют, что снимают их с учета. Однако места лишения свободы до сих пор переполнены политзаключенными, и случаи, подобные тем, что произошли с Ахмедом Назаровым, продолжают иметь место. Вторжения в частное пространство граждан Узбекистана, принадлежащих неформальным религиозным общинам, меньше не стало. Даже накануне визита в Узбекистан Специального докладчика ООН по вопросу о свободе религии или убеждений господина Ахмеда Шахееда, запланированного на ближайшее время.

Следовательно, продолжается поток эмиграции попадающих в эту категорию граждан Узбекистана. Они не могут противостоять преследованиям со стороны силовиков. Суды в Узбекистане зависимы от исполнительной власти и человек абсолютно незащищен.

И поскольку в данной ситуации речь идет о христианской группе, которая находится не в Ташкенте, а на периферии, мы наблюдаем самый настоящий произвол в отношении представителей религиозных меньшинств. Люди занимались благоустройствам дома из доброго, доверительного отношения к лидеру своей общины, пришли помочь - что в этом плохого? Но сотрудники правоохранительных органов истолковали это как «несанкционированное собрание», что абсолютно не подкреплено никакими фактами.

Получается, что взаимопомощь друзей расценена как «незаконное действие». Даже если друзья связаны религией, это не дает право представителям власти расценивать их действия как незаконные. Такое смешение понятий неправомерно со стороны властей. Мной оно расценивается как явно противозаконный, репрессивный акт по отношению к представителям религиозного собрания, неформальной общины, которая никак не может быть запрещенной в соответствии с законодательством, дающим право любому человеку на свободу совести и вероисповедания и свободу ассоциаций.

На мой взгляд, либо правоохранители намеренно так себя вели, и тогда важно добиваться служебного расследования, привлечения к ответственности лиц, которые участвовали в этой атаке. Либо «непреднамеренно», и это показывает их некомпетентность и абсолютное отсутствие профилактической работы на местах. То есть они не знают, с кем они имеют дело, и на всякий случай, опираясь на свои домыслы и, что называется, на свое богатое воображение, просто берут людей и наказывают их жестко и необоснованно, исключительно из уверенности в собственной безнаказанности», - подчеркивает Атаева.

Политика двойных стандартов в отношении верующих, жестокое обращение силовиков с членами религиозных сообществ, не зарегистрированных официально, ставит последних вне закона, делает изгоями, что идет вразрез с Конституцией Узбекистана, гарантирующей свободу вероисповедания любому гражданину страны. И пока в регионах осуществляется тотальный контроль над представителями неформальных религиозных общин, такая политика вряд ли прибавит доверия к реформам, объявленным новым президентом Узбекистана.

Павел Кравец, Ургенч-Ташкент
http://www.fergananews.com/article.php?id=9511

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner