?

Log in

No account? Create an account

August 7th, 2017

Четыре кандидата в президенты Кыргызстана - Адахан Мадумаров, Ахматбек Келдибеков, Камчыбек Ташиев и Бакыт Торобаев – решили объединить свои партии и поддержать одного претендента на высший пост в стране.

Как сообщает «Кактус», 6 августа политические партии «Ата-Журт Мекенчил» (ранее - «Ата Журт»), «Бутун Кыргызстан» и «Онугуу-Прогресс» - подписали соглашение о своем объединении в новую политическую партию и поддержке единого кандидата в президенты.

«Мы, руководители политических партий, чувствуя свою ответственность и принимая во внимание сложившуюся политическую ситуацию в стране, считаем необходимым объединить свои усилия для сохранения единства народа, политической стабильности и проведения честных выборов», - говорится в заявлении политиков.

Лидером партии «Бутун Кыргызстан» является Адахан Мадумаров, «Онугуу-Прогресс» - Бакыт Торобаев, сопредседателями партии «Ата-Журт Мекенчил» - Ахматбек Келдибеков и Камчыбек Ташиев.

Они пояснили, что несколько раз встречались для консолидации политических сил и в итоге поняли, что их ценности и цели едины - сохранение целостности и суверенитета страны.

«Для реализации этих задач мы решили объединиться и создать новую политическую партию, которая соберет всех неравнодушных граждан, общественные и политические силы нашего государства», - заявляют политики. отмечено в итоговом документе.

Название новой партии пока не придумано.

Напомним, выборы президента Кыргызстана назначены на 15 октября. В ЦИК о желании стать кандидатом заявили 59 человек, в том числе 11 были выдвинуты политическими партиями. Первый претендент на пост главы государства был зарегистрирован Центризбиркомом 3 августа, им стал Темир Сариев, выдвинутый партией «Ак шумкар». К тому времени общее количество кандидатов сократилось до 56 человек – в результате отказа нескольких самовыдвиженцев от борьбы.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26715
Мы нередко получаем письма от бывших узбекистанцев, которые желают поделиться своими воспоминаниями о жизни в Узбекистане, тех или иных событиях, происходивших с ними в этой стране. Сегодня мы публикуем одно из таких писем, автор которого – уроженец Самарканда Ильдар (имя изменено) – рассказывает о своих студенческих временах в СамГИИЯ и о том, как были сломлены стремления свободолюбивой молодежи что-то изменить вокруг и построить «новый» Узбекистан. Слово Ильдару.

* * *
Большую часть своей жизни, а мне сейчас 32 года, я прожил в великолепном, красивом городе – Самарканде. Несмотря на то, что мне не так много лет, я с уверенностью могу сказать, что я успел застать и СССР, и становление независимого Узбекистана, и расцвет этой независимости.

Это был идеальный город для жизни. Местному, так сказать, «восточному» менталитету и традициям народа была совершенно чужда любого рода дискриминация. Широта души и добросердечность местных жителей наглядно проявилась во время Великой Отечественной, когда в Узбекистан были эвакуированы очень много людей самых разных национальностей со всего Союза. Однозначно могу сказать, что лично я никогда не был свидетелем каких-либо распрей на национальной или религиозной почве – ни как татарин, ни как светский человек.

«Мы были либералами»

Я окончил школу, поступил в Институт иностранных языков (СамГИИЯ) – сам, без намека на взятку или связи. Это было начало нулевых – время, когда мы были уверены, что все сможем, и рвались за рубеж. При этом никто не хотел уезжать насовсем. Было желание посмотреть мир, получить отличное образование, привезти идеи домой и реализовать их. Это было время, когда каждый стремился достичь чего-то, действительно, грандиозного.

Начиная с конца 1990-х, отъезд за рубеж стал набирать обороты. Большая часть студентов уезжала учиться по всевозможным программам и грантам в самые разные страны – от России и Украины до Великобритании, Японии и США. Это была талантливая молодежь, взращенная тогдашним ректором Юсуфом Абдуллаевым. Он учил нас мыслить свободно и глобально, ничего не принимать как данность. Мы формировались как либералы и младореформаторы-максималисты, верившие, что Узбекистан – государство с великим будущим. Но не само по себе, а с нашей помощью.

Хотя мы уже тогда начали понимать обратную сторону того самого «восточного» менталитета, клановости и кумовства, но верили, что все в наших руках, что мы – будущее страны. Пока в 2003 году ректора не «ушли» с поста и за этим не последовали известные события в Самарканде (митинги студентов в поддержку ректора. – Прим. «Ферганы»), в которых принимал участие и я.

Настало ощущение растерянности. Мы все еще двигались в заданной ректором системе координат, но уже скорее по инерции. И, самое интересное, что именно со снятием ректора на арену вышли люди, которым наши идеалы были не только чужды, но даже опасны. А так как Юсуф Негматович публично хвалил отличившихся студентов, в том числе и меня, то нас, как говорится, знали в лицо и, соответственно, стали относиться к нам, как к неблагонадежным.

Часть актива пошла «на сделку» с новой институтской властью, другая этого сделать не смогла. Я даже помню, как один из высокопоставленных помощников уже бывшего ректора на следующий же день после его снятия сказал мне: «Ну что, кончилась сказка». Я тогда не совсем понимал, что он имеет в виду. Наверное, мне повезло – я тоже выиграл грант и уехал за рубеж, тем самым выпав из поля зрения «жандармов».

Когда нет другого выхода

Через несколько лет я вернулся домой. Тогда я и не думал об иммиграции. Встретился с бывшими однокурсниками, мы спрашивали друг друга о планах на будущее, многие хотели открыть бизнес, развиваться. И снова никто не хотел уезжать. Но все к тому времени уже понимали, что другого выхода нет.

Нужно отметить, что узбеки и таджики, для которых Самарканд является родиной предков, живших здесь многие столетия, рассматривали иммиграцию, только как временное явление – заработать деньги, подкопить и снова вернуться. Потом уже стали уезжать и по туристической визе с единственной целью – заработать.

У кого хватало знаний и (или) денег, те уезжали в США и Великобританию, у кого знаний и (или) денег было поменьше, уезжали в Европу. Худшим вариантом всегда были Россия и Казахстан. Худшим не потому, что там «нас не любили», а потому что заработать там было сложнее. Повторюсь, никаких проблем в Узбекистане с другими национальностями не было. В моем классе в школе учились 30 человек – представители более 10 национальностей. Все дружили. Но всё чаще возвращаться стали только узбеки и таджики, все реже – остальные.

Неблагонадежные

Сразу же после событий 2003 года наш вуз наводнили осведомители. Нам казалось это смешным, так как не заметить этих псевдостудентов, которые «приклеивались» к беседующей во дворе молодежи, было невозможно. Во-первых, Самарканд сам по себе город небольшой, во-вторых, иняз в то время был чуть ли не самым элитным вузом региона, в том числе благодаря Абдуллаеву, то есть мы все знали друг друга в лицо. Позже мне говорили знакомые из СамГУ, что их всех собрали в актовый зал и строго предупредили, что, если они будут общаться с нами, их отчислят, так как мы в списке неблагонадежных, а значит, нас нужно обходить стороной.

Мы под диктовку писали объяснительные со словами, что «мы больше так не будем». Всех участников событий довольно легко вычислили – во время митинга и общения с руководством области нас снимали на видео люди в штатском со всех ракурсов. После этого работники и преподаватели вуза, просматривая видео, говорили, кто есть кто на этих кадрах.

Каких-то репрессий или гонений не было. Но была создана такая атмосфера, которая явно давала понять, что лучше плыть по течению и молчать, чем сопротивляться. Было больно и обидно осознавать свою беспомощность что-либо изменить. Все сдулось, мы ничего не добились. Ректор пришел и сказал, что он подал в отставку по собственному желанию, хотя еще за пару дней до этого говорил о создании на базе СамГИИЯ университета мировых языков и даже рассказывал, где именно он будет находиться.

История со счастливым концом

После возвращения из-за границы я стал работать переводчиком английского языка в Самарканде, но чувство бессмысленности происходящего ощущалось довольно остро. Молодые талантливые люди, готовые посвятить свою жизнь построению нового Узбекистана, никому не были нужны. И как-то спонтанно я уехал в Россию, в Казань. Все произошло настолько неожиданно, что я до сих пор поражаюсь, как у меня это получилось. Поражаюсь, потому что Россия – это однозначно не та страна, в которой путь иммигранта легок, а процедура получения гражданства – проста и понятна и доступна.

Когда меня спрашивают, насколько сложно было получить гражданство России, я всегда отвечаю, что процесс устроен таким образом, чтобы ты сам плюнул на все и отказался от этой затеи. Не знаю, как система работает сейчас, но в мое время это был бесконечный «справкооборот», когда, пока отстаиваешь очередь за второй справкой, истекал срок годности первой. Но мне верилось, что вот тут-то как раз все получится.

Мне еще повезло, так как у меня не было никаких проблем с русским языком, был диплом о высшем образовании, свободный английский и профессия. Ну, и конечно, любимая девушка, которая по счастью была гражданкой России и стала моей супругой. Это именно тот случай, когда моя история иммиграции – со счастливым концом.

Конечно, боль и чувство невозможности самореализации в Узбекистане никуда не испарились. Я потерял несколько лет на выстраивание жизни с самого нуля уже здесь, в России. Но это бесценный опыт. И если раньше информация об отношении к мигрантам из Центральной Азии, о сложностях жизни на чужбине была впечатляющей, но все же абстрактной, не затрагивавшей лично меня, то после всех этих событий я с уверенностью могу сказать: я через это прошел достойно.

Ильдар
http://www.fergananews.com/article.php?id=9508
В 2017 году средний возраст населения Узбекистана составляет 28,5 года, в 1991 году этот показатель равнялся 23,3 года, сообщает Госкомстат страны.

Общая численность населения Узбекистана на 1 января 2017 года составила 32,1 млн человек, увеличившись по сравнению с 1991 годом на 11,5 млн или 55,9 процента.

За период независимости выросла численность трудоспособного населения (мужчины в возрасте 16-59 лет, женщины – 16-54 года) – с 49,1 процента до 60,5 процента. Численность детей в возрасте 0-15 лет уменьшилась с 43,1 процента до 30,1 процента, количество мужчин в возрасте от 60 лет и женщины от 55 лет выросло с 7,8 процента до 9,4 процента.

В 2000-х годах средний возраст девушек, вступающих в брак, был равен 21,4 годам, юношей - 24,2 годам, в 2016 году этот показатель составил 22,6 года и 26 лет соответственно.

Что касается национального состава, на 1 января 2017 года доля узбеков составила 83,8 процента, каракалпаков - 2,2 процента, русских – 2,3 процента, таджиков – 4,8 процента, казахов – 2,5 процента, татар – 0,6 процента, украинцев – 0,2 процента.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26716
Суд города Худжанда – административного центра Согдийской области Таджикистана – приговорил 42-летнего пастора христианской церкви «Сонмин Сунбогим» Бахрома Холматова к трем годам лишения свободы по обвинению в экстремизме. Приговор был оглашен в июле этого года, передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода).

Холматов был задержан 10 апреля этого года в Худжанде после проверки протестантской церкви с корейскими корнями. Тогда сообщалось, что мужчина задержан по подозрению в экстремизме и разжигании религиозной ненависти – в самой церкви и в доме одного из прихожан Бахрома Холматова была обнаружена религиозная литература, признанная экспертами «экстремистской».

Все попытки «Озоди» связаться с представителями суда и родственниками осужденного не увенчались успехом. Как сообщает Норвежская правозащитная организация по содействию религиозной свободе Forum 18, никто из родственников Бахрома Холматова или прихожан корейской церкви не хотят беседовать на эту тему из-за страха преследований, так как власти угрожали членам семьи и друзьям пастора, а также его прихожанам репрессиями, если они раскроют какие-либо подробности дела, суда или состояния заключенного. По данным организации, пастор был задержан за распевание религиозных песен, в которых якобы содержались призывы к экстремистским действиям. Никто из опрошенных источников не знает, в каком пенитенциарном учреждении отбывает наказание Холматов.

Forum 18 также сообщает, что в марте этого года власти также закрыли церковь «Сонмин Сунбогим» в городе Канибадаме после допроса и пыток членов церкви. Кроме того, сотрудники органов безопасности заставили работодателей уволить членов церкви с их рабочих мест. По данным Forum 18, при задержании Холматова и обыска в церкви пастор и прихожане также подверглись избиениям и пыткам.

Корейская церковь «Сонмин Сунбогим» действует в Таджикистане с 1993 года в качестве миссионерской организации. После принятия в 2009 году нового закона «О свободе совести и религиозных объединениях», который запретил миссионерскую деятельность в республике, «Сонмин Сунбогим» не была перерегистрирована, поэтому, по утверждению властей, их функционирование на территории страны является незаконным.

«Вопреки своим международным обязательствам в области прав человека Таджикистан серьезно ограничивает права на свободу религии или убеждений. Власти налагают запрет на осуществление свободы религии или убеждений без разрешения государства. Существуют серьезные ограничения на количество разрешенных мечетей и их деятельность, были запрещены «Свидетели Иеговы» и некоторые протестантские и исламские организации. Имамы в контролируемых государством мечетях читают проповеди, одобренные государством. Были насильственно закрыты все медресе (исламские религиозные школы), запрещены любые публичные проявления религиозных убеждений людьми в возрасте до 18 лет», - говорится на сайте Forum 18.

Таджикистан уже многие годы подвергается критике за ущемление прав верующих. Комиссия США по свободе вероисповедания в странах мира (USCIRF) считает Таджикистан «страной, вызывающей особое беспокойство» в вопросе обеспечения свободы вероисповедания.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26717
В посольстве Германии в Ташкенте 7 августа состоялась встреча журналистов с известным немецким путешественником и автогонщиком Райнером Цитлоу и его командой. В столицу Узбекистана Цитлоу прибыл в ходе скаут-тура нового грандиозного проекта «Новый Тигуан – Шелковый путь». Автогонщик планирует проехать от Шанхая до Венеции через 11 стран на новом Volkswagen Tiguan менее чем за 6 дней и установить новый мировой рекорд.

Рекорды Райнер Цитлоу начал устанавливать с 2005 года – он быстрее всех проехал по дороге Панамерикана, прошивающей Северную и Южную Америки, а также через 19 стран – от норвежского мыса Нордкап до мыса Агульяс в ЮАР. На своём автомобиле он забрался выше всех и ухитрился совершить самое экономичное в мире путешествие. Автогонщик трижды побывал в России, участвуя в трансконтинентальных пробегах. Летом 2016-го вместе с бессменным напарником Маркусом Биелой установил очередной рекорд – пробег на Volkswagen Touareg от Магадана до Лиссабона протяженностью 15.145 км за 6 дней 9 часов 38 минут 12 секунд.

И вот новый, не менее грандиозный, проект – преодолеть 12.300 км по маршруту Великого Шелкового пути из Шанхая в Венецию по следующим странам: Китай, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Иран, Турция, Болгария, Сербия, Хорватия, Словения и Италия.

Отвечая на вопрос, почему в качестве крайних точек маршрута были выбраны именно Шанхай и Венеция, Райнер Цитлоу сказал: «Я люблю эти города – Шанхай и Венецию, они являются пунктами пути Марко Поло. Я планирую стартовать 20 августа и надеюсь, 25 августа финишировать в Венеции».

Представляя проект, опытный автопутешественник подробно описал маршрут, попутно останавливаясь на проблемах, осложняющих установление рекорда. Так, на прохождение пограничных пунктов команда Цитлоу планирует затрачивать максимум 30 минут, что, конечно, легко осуществимо в пределах ЕС, однако на протяжении всего маршрута есть пункты, которые работают всего 4 часа в день, и в случае минимальной задержки установка рекорда окажется под большим вопросом.

Среди возможных осложнений, связанных с пробегом по Узбекистану (около 1000 км), Цитлоу назвал проблему пользования дальним светом – пробег будет проходить в ночное время, однако интенсивный встречный поток автомобилей не позволяет пользоваться дальним светом, а при ближнем велика вероятность въехать в яму. Вторая проблема хорошо знакома узбекистанцам – это слово немецкий автогонщик прекрасно выговорил по-русски: бензин. При этом, как отметил Райнер Цитлоу, у Узбекистана есть огромный потенциал в плане развития альтернативных источников энергии, главное – кураж, желание и стремление стать мировым лидером в этой сфере.

Рассказывая о ходе скаут-тура, немецкий автогонщик поделился впечатлениями не только по поводу качества дорог. Его, опытного путешественника, поразила резкая разница между соседними странами – Ираном и Туркменистаном. «Такого я нигде не видел, а ведь я побывал в 110 странах!» - Цитлоу выглядел не просто изумлённым, а даже слегка шокированным. В частности, его удивило количество полицейских на дорогах в Туркменистане (на протяжении одного километра вы увидите не меньше двух полицейских). Райнер Цитлоу обратил внимание и на отсутствие российских автомобилей на туркменских дорогах и невозможность общаться на русском языке.
Отметим, что в команде проекта «Новый Тигуан – Шелковый путь» есть два российских специалиста – автожурналист Пётр Баканов, по совместительству решающий технические проблемы, и фотограф Дмитрий Макаров. «Мы хотим оживить Великий Шёлковый Путь, а что касается того, зачем и кому нужен новый рекорд, могу сказать так – я ничем не отличаюсь от альпинистов, которые хотят покорить новые вершины», - так ответил Цитлоу на вопрос о целесообразности проекта.

Накануне, 6 августа, Райнер Цитлоу и его команда прибыли в Самарканд, где состоялась встреча в «SOS Детской деревне» (международная благотворительная организация по поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. – Прим. «Ферганы»). «Все мои проекты связаны с детскими деревнями-SOS. Начиная с 2005 года, за каждый пройденный километр я выделял по 10 центов на благотворительные цели и оказывал содействие детским деревням-SOS по всему миру. На сегодня это более 40 тысяч евро. Вчера в Самарканде я передал сумму в 1230 евро, соразмерную маршруту от Шанхая до Венеции в 12.300 км», - рассказал Райнер Цитлоу.

48-летний владелец небольшого агентства в Майнхайме колесит по всему миру, изучая культуры разных народов, помогая организации «SOS Детская деревня» и открывая новые возможности и перспективы для Volkswagen, с одной стороны, и, с другой – для всех тех, кто жаждет реальных приключений вне границ виртуального пространства.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26718
Как стало известно «Фергане», 4 августа трех врачей городской детской хирургической больницы №2 (бывшая №14), что в Мирзо-Улугбекском районе, а позже еще двоих, оторвав с работы, в срочном порядке вызвали в прокуратуру Ташкента. Все они так или иначе имеют отношение к нашумевшей истории о трагической смерти 1 июня второкурсника столичного медицинского колледжа имени Боровского Жасурбека Ибрагимова: эти специалисты участвовали в оказании ему экстренной медицинской помощи.

Врачи не скрывают своего возмущения: по их словам, прокуратура не оставляет в покое больницу, пытаясь найти малейшую ошибку в действиях медработников, чтобы отвлечь общественность от главного факта – жестокого группового избиения. Похоже, свою задачу следствие видит не в том, чтобы выявить и наказать истинных виновников трагической гибели подростка, а старается «перевести стрелки» на других, например, на врачей.

Не зря вместо того, чтобы выразить врачу-реаниматору благодарность за предоставленные снимки тела Ибрагимова с явными следами насилия (например, фото с запечатлевшимся на животе следом от обуви), прокуроры стали допытываться, с какой целью она это фотографировала. Не будь этих снимков, указывающих, что Жасура избивал не один человек, следствию было бы гораздо легче уверить общественность в обратном – ведь следы даже самой жуткой гематомы сходят со временем, а тут прошел целый месяц.

«Зачем фотографировали?»

Со времени поднявшейся в прессе и социальных сетях волны возмущения, связанной с непрозрачной работой следствия по «делу Жасурбека Ибрагимова», в детской больнице побывало немало проверяющих. В том числе - две высокие комиссии на уровне светил узбекской медицинской службы профессоров Салимова и Мухитдиновой, побывавших здесь в июне. Они дали вполне объективные заключения, подтверждающие грамотность действий медперсонала при госпитализации и лечении находившегося в критическом состоянии пациента. Казалось бы, все ясно с точки зрения лечебной медицины.

Прошел ровно месяц с того дня, как в больнице побывала очередная прокурорская комиссия. Ее задачей была перепроверка результатов врачебного консилиума, созванного накануне операции Жасурбеку. Сотрудники больницы считают, что на этот шаг проверяющих надоумил Абдужамил Расулов, отец главного зачинщика жестокой расправы - Ислама Туляганова. «Фергана» выяснила, что в прошлом Расулов был прокурором Алмазарского района Ташкента, а ныне он - практикующий адвокат, как и его жена Зумрад Мамбетова. Именно Расулов обратился к своим бывшим коллегам с жалобой на «неправильное» заключение врачей детской больницы №2.

Теперь прокуроры захотели встретиться с врачами уже на «своей» территории. Тот факт, что пока детский врач теряет здесь свое время, его помощи лишены десятки маленьких пациентов, их не волнует.

Заместитель главного врача больницы Тахир Хасанов был одним из тех, кто лично принимал в тот роковой день, 3 мая, тяжелого пациента (в связи с серьезнейшими повреждениями и потерей сознания Жасурбека было решено сразу положить в реанимацию, а не в травматологическое отделение, как делается обычно). Детские хирурги Евгений Бутохченко и Норбутай Курбанов были в числе оперировавших мальчика спустя два дня после его поступления. Именно в этом медучреждении Жасурбеку сделали первые две из пяти операций. Еще один из приглашенных в прокуратуру «для беседы» врачей – Хатам Файзиев, - заступил на дежурство на второй день пребывания Ибрагимова и принимал участие в его обследовании. О причине приглашения заведующей реанимационным отделением Махфузы Абдуллаевой не стоит и говорить: она была в эпицентре событий тех дней. Именно этих специалистов благодарила со слезами на глазах за экстренную помощь мама избитого мальчика – Нилуфар Алиева.

Тем не менее, хирургу Хасанову в прокуратуре заявили, что в беседе с Алиевой он своими «неправильными» рассуждениями о характере полученных Жасурбеком тяжких травм (утверждая, что они нанесены несколькими людьми, а не одним человеком), «спровоцировал» у матери стойкое неприятие ею других возможных версий случившегося. Например, версии Абдужамила Расулова, который заявил, что увечья могли быть получены после того, как Жасурбек, «разбежавшись изо всех сил, ударился об оборонительную стойку» его сына Ислама. То, что эта версия не более чем бред, подтвердили позже и в РУВД Мирабадского района.

А вот что говорит по этому поводу мать погибшего мальчика: «Врачи подтвердили мое предположение: мой сын был избит сразу несколькими лицами со всех сторон. Он сам, придя в сознание, рассказал мне, что, когда после первого удара он упал и, пытаясь подняться, стоял на коленях, с разных сторон на него посыпались удары ногами, потом он потерял сознание».

Некоторые вопросы прокуроров обескураживают. Например, у заведующей реанимацией Махфузы Абдуллаевой спросили, почему она обезболивала Ибрагимова, когда он лежал в реанимации. «Так я, простите, не хирург, я - реаниматолог-анестезиолог. Ребенок кричал от боли, а облегчение его страданий путем обезболивания - это моя прямая обязанность», - ответила Абдуллаева.

А почему бы следователям не спросить, каким образом в реанимационное отделение проник посторонний человек - Абдужамил Расулов, - и что он там делал, о чем говорил, просил? Общественность была разгневана тем, что на вопрос Абдуллаевой, кем он приходится госпитализированному мальчику, Расулов солгал, что является его дедом. Позже, когда обман раскрылся, врач обратилась к нему с вопросом, почему он так бесчестно поступил, проникнув в палату к беззащитной жертве своего сына. Ответа не последовало.

К слову, чуть более месяца назад Махфузу Тулкуновну уже вызывали в прокуратуру. По рассказам ее коллег, врачу устроили чуть ли не допрос с пристрастием по поводу «разоблачительных» фотографий Жасурбека Ибрагимова. «Зачем фотографировали? - строго спрашивал следователь. – С какой целью?». Абдуллаева спокойно отвечала: «Не знаю что, но что-то меня подтолкнуло, чувствовала, наверное». Благодаря ей есть документальные свидетельства жестокого нападения на Жасурбека группы парней.

Другой правды нет

«Казалось бы, следствие должно радоваться, что есть такие веские доказательства картины группового преступления, облегчающие расследование дела, - рассуждают специалисты детского медучреждения. – Эти четко выраженные следы на теле мальчика свидетельствуют в пользу побоев, нанесенных целой группой лиц, и это подтверждают все специалисты. Но нет - вину хотят переложить на плечи оказавших экстренную помощь врачей, чтобы отвлечь общественность от основных фигурантов драки. Если даже допустить мысль, что врачи где-то недоглядели и было потеряно драгоценное время, то это адресуйте детской больнице №1 (бывшая №5 - Юнусабад). По какой причине там отказали в приеме умирающему ребенку, если у них были те же базовые условия для госпитализации и лечения, что и у нас? Ведь состояние подростка и характер травм, не совместимых с жизнью, уже должны были стать сигналом для срочной реанимации. Даже неспециалисту сегодня понятно, что при разрыве внутренних органов, как было у Ибрагимова, процесс разрушения организма и нагноения тканей ускоряется в разы». Мама Жасурбека уточнила, что от момента приезда «скорой помощи» до помещения ребенка в реанимацию больницы №2 прошло более двух часов…

По словам медиков, вызванных в прокуратуру, каждый раз проверяющим и допрашивающим они рассказывают одну и ту же историю по делу Жасурбека, поскольку другой не существует. На этот раз их сильно удивил и насторожил тот факт, что прокуроры при расспросах легко оперировали профессиональной медицинской терминологией. Например, интересовались, почему врачи на операции не использовали лапароскопию (это современный метод хирургии, при котором несложные операции на внутренних органах проводятся через небольшие отверстия, в то время как при традиционной хирургии требуются большие разрезы. – Прим. автора).

«Откуда прокурорам знать специфическую медицинскую терминологию? Очевидно, что их предварительно консультировали, причем сделали это люди, имеющие отношение к хирургии. Возможно, это сотрудники клинической больницы №16 (ныне – РНЦЭМП, Республиканский научный центр экстренной медицинской помощи), чтобы подстраховаться: один из их специалистов участвовал в проведении сложнейшей операции Жасурбеку в стенах нашего медучреждения. Утверждать наверняка мы не можем, но это можно расценить и как определенное давление со стороны прокуратуры на коллег из РНЦЭМП, ведь во время последующих операций и до конца своих дней мальчик находился там. Но ясно одно: следователи сознательно уводят людей от очевидных фактов групповых пыток, приведших в итоге к гибели подростка. Проще сделать главными виновниками случившегося врачей, чем признать коррумпированность следствия», - говорят собеседники «Ферганы».

Почему следствие избегает встреч с мамой погибшего мальчика?

Во время встречи с прокурорами медики посоветовали им еще раз встретиться с мамой Жасурбека и расставить все точки над i. Но надзорному органу, похоже, невыгодна правда, исходящая от матери, потерявшей своего ребенка. Она-то никаких претензий к лечившему ее сына медперсоналу не имеет, все жалобы исходят от следствия, хотя оно неумело и пытается делать вид, будто претензии поступают от семьи погибшего.

Нилуфар Алиева была вынуждена провести собственное расследование и рассказала о его итогах в открытом письме на имя президента Шавката Мирзиёева. Последовавшая волна возмущения и жесткой критики в СМИ и соцсетях вынудила следствие зашевелиться.

Общественность потребовала признать, что в уголовном деле должен фигурировать не один злоумышленник, как пытаются сейчас представить следственные органы, а целых шесть человек. По словам матери Жасурбека, в избиении ее сына участвовали второкурсники Ислом, Ульмас, Тимур и Бегзод, а также третьекурсники Тимур и Хурмат, которые ранее не раз нападали и на других студентов, однако каждый раз это сходило им с рук. Любопытно, что данный факт позже подтвердили и в ГУВД.

«Все виновные в гибели учащегося медицинского колледжа имени Боровского Жасурбека Ибрагимова, избитого однокурсниками в начале мая и скончавшегося через месяц, будут наказаны», - пообещал собравшимся 4 июня в Парке дружбы (бывший парк Бабура) заместитель начальника ГУВД Ташкента, начальник Следственного управления Даниёр Ташходжаев. Он специально пришел в этот парк, чтобы встретиться с гражданами, собиравшими подписи под обращением к МВД Узбекистана с требованием выявить и наказать виновных.

Однако вместо обещанного «беспристрастного расследования» и «выявления всех виновных» узбекское следствие решило пойти по совершенно иному пути. После той встречи в парке всех особо инициативных граждан, требовавших справедливого расследования и возмездия для малолетних преступников, по отдельности вызывали в соответствующие органы. Здесь их, предупредив о том, что их чрезмерная активность может быть чревата последствиями, вынудили дать письменное согласие более «не высовываться».

В группе «Добрый ангел мира.UZ» в Фейсбуке в те дни даже появилась запись: «Теперь мы вынуждены поддерживать не только родителей Жасура, но и тех, кто встал на защиту их семьи!».

В ожидании приговора

Со времени гибели 18-летнего Жасурбека Ибрагимова прошло более двух месяцев. Несмотря на обещания горпрокуратуры и ГУВД регулярно оповещать общественность о результатах этого громкого уголовного дела, за это время никакой продуктивной работы по расследованию не замечено, сообщений нет. Но, как видим, следствие не бездействует – судя по давлению на врачей и обработке наиболее активных и заметных участников кампании, выступающих за объективное и справедливое расследование по «делу Жасурбека».

***
Напомним, 3 мая 2017 года учащийся 2-го курса медицинского колледжа имени Боровского Жасур Ибрагимов был жестоко избит группой однокурсников и доставлен с тяжелыми телесными повреждениями в городскую детскую хирургическую больницу №2 в Ташкенте. Несмотря на проведенные медиками пять сложнейших операций, 1 июня подросток скончался в 16-й горбольнице.

Под давлением общественности УВД Мирабадского района возбудило уголовное дело по статье 104 («Умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего») Уголовного кодекса Узбекистана. Вопреки поданному 5 мая матерью пострадавшего заявлению, дело было принято к производству столичной прокуратурой лишь 4 июня. Следственные органы попытались прикрыть свое бездействие «доследственным расследованием», но на него законом отводится всего 10 суток.

На основании собранных доказательств в качестве обвиняемого привлечен пока лишь один из шестерых предполагаемых участников избиения - Ислам Туляганов, однокурсник покойного Жасура Ибрагимова, который, как уверяют следователи, находится под стражей.

Очевидно, что, стремясь уберечь своего сына от строгого наказания, бывший прокурор Расулов настаивает на версии поединка, причиной которого стала, якобы, попытка его сына Ислама заступиться за честь сестренки одного из общих знакомых. Расулову нужно во что бы то ни стало доказать, что группового избиения не было, поскольку за преступления, совершенные в составе группы, наказание в Узбекистане куда жестче, чем за совершенное в одиночку, да и амнистия таким вряд ли «светит».

Недоумение вызывает и поведение следственных органов. Зачем отрицать очевидные факты, если мать покойного Жасурбека уже десятки раз излагала в прессе версию произошедшего со слов своего сына, успевшего перед смертью рассказать ей правду о жестоком избиении сверстниками? И почему такое недоверие к словам опытных хирургов, в том числе тех, кто пришел в составе комиссий и подтвердил грамотность действий медперсонала при госпитализации и лечении Ибрагимова? Может, стоит созвать по этому вопросу международный консилиум? Благо, у специалистов ташкентской детской больницы имеются все необходимые документы с анамнезом тяжелобольного Ибрагимова, его медицинскими анализами и обследованиями. А главное – есть разоблачающие миф о «поединке» фотодокументы.

Хочется верить в торжество закона и справедливости.

Соб. инф.

«Фергана» продолжает следить за «делом Жасурбека Ибрагимова». Главные материалы — в специальной рубрике на нашем сайте www.fergananews.com/jasoor, а также в группе на Фейсбуке «Есть вопросы! Почему же нет ответов?» www.facebook.com/groups/estvoprosy.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9509

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner