?

Log in

No account? Create an account

July 27th, 2017

Узбекистан в новых условиях кардинально меняет свое отношение к проблемам трудовых мигрантов и признает вклад, вносимый ими в экономику родины и в развитие той страны, где они работают. Правительство Узбекистана намерено впредь защищать их права и интересы, заявило 26 июля Министерство занятости и трудовых отношений республики.

Заявление было сделано в связи со встречей главы министерства Азиза Абдухакимова с гражданами, которые в организованном порядке направляются на работу в Россию. Под новыми условиями подразумевается сменивший эпоху Ислама Каримова, который к работающим за рубежом соотечественникам относился с презрением и называл их лентяями, период правления Шавката Мирзиёева, при котором вклад трудовых мигрантов в экономику Узбекистана начали, наконец, признавать. Во время государственного визита Мирзиёева в Москву, состоявшегося 4-5 апреля 2017 года, среди подписанных межгосударственных и межправительственных договоров было, в частности, соглашение об организованном наборе и привлечении граждан Узбекистана для работы в России.

Азиз Абдухакимов сообщил, что власти Узбекистана работают над нормативно-правовой базой в области трудовой миграции, разрабатывают новые законы о рекрутинговой деятельности, упрощают порядки оформления лицензий и разрешительных документов. В Самарканде и Фергане открываются совместные центры по оказанию содействия трудовым мигрантам. Для защиты интересов граждан Узбекистана за рубежом планируется открыть в России и Южной Корее представительства Агентства по вопросам внешней трудовой миграции. Идет организованный набор для работы в России водителей, швей, представителей строительных специальностей, наладчиков, токарей и так далее. Ранее сообщалось о намерении открыть в Ташкенте три официальных центра для сдачи комплексных экзаменов трудовыми мигрантами для работы в России.

По оценочным данным, в настоящее время на заработках за пределами почти 32-миллионного Узбекистана находятся около 3 миллионов человек (почти треть работоспособного населения). Из них порядка 1,7 миллиона находятся в России, 17 тысяч - в Южной Корее. В 2016 году объём денежных переводов только из России в Узбекистан составил $2,741 млрд. Больше всего денег в Узбекистан из России было отправлено в докризисном 2013 году - $6.689 млрд.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26678
Узбекистан намерен закупить десять легкобронированных автомобилей турецкой компании Nurol типа EJDER 4х4, сообщает 27 июля Uzdaily.Uz со ссылкой на пресс-службу Минобороны Узбекистана.

Об этом стало известно в ходе встречи узбекского министра обороны Кабула Бердиева с его турецким коллегой Нуреттином Жаникли, прибывшего в Ташкент с официальным визитом. Испытания легкобронированного автомобиля в условиях Узбекистана прошли в июне 2017 года. Теперь стороны обсуждают вопросы создания совместного предприятия по выпуску таких машин в Узбекистане с привлечением турецких инвестиций.

По итогам встречи министры подписали протокол о сотрудничестве в сфере образования, согласно которому узбекские военные будут учиться в военных учебных заведениях Турции.

Кабул Бердиев сообщил, что отношения между двумя странами улучшаются во всех сферах. В тот же день Нуреттин Жаникли обсудил перспективы военного и военно-технического сотрудничества между двумя странами с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым.

Напомним, в 2015 году Минобороны Узбекистана получило от США 328 бронемашин с усиленной противоминной защитой (MRAP) и 20 бронированных ремонтно-эвакуационных транспортных средств - в рамках американской программы «Передача излишков вооружений» (Excess Defense Article, EDA). Оборонительные бронемашины предназначены для защиты персонала, экипажей и пассажиров в регионах, где могут находиться взрывные устройства, мины и другие взрывоопасные боеприпасы. Стоимость одной машины составляет около $500 тысяч.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26679
Глава чешской компании Liglass Trading Михаил Смелик (Michael Smelík) не провел 26 июля в Кыргызстане пресс-конференцию, которую его представитель обещал киргизским журналистам неделю назад, сообщает «Kloop.Kg».

Вместо этого Смелик выступил с видеообращением, в котором продолжил утверждать, что его компания обладает «огромным многолетним опытом в области сделок с возобновляемыми источниками» и «безусловно справится» с таким большим проектом, как строительство Верхне-Нарынского каскада ГЭС в Кыргызстане. Он заявил, что «Liglass Trading имеет подготовленные источники финансирования как из группы компаний, подконтрольных мне, так и от своих коммерческих и финансовых партнеров. Эти источники не являются банковскими, государственными, это не дотации. Никаким банковским или государственным субъектам Liglass Trading не должен и не будет должен. Эти финансовые источники не русские, чешские или китайские».

Тем временем крупнейшая газета Чехии «Лидове Новины» («Народная газета») в статье «Киргизы пытаются разгадать загадку чека» сообщила о подозрениях в том, что Liglass Trading в нарушение условий тендера на строительство малых ГЭС так и не разместила гарантийные взносы на счету казначейства Министерства финансов Киргизии.

Сумма гарантийных взносов на 10 малых ГЭС варьировала в размерах от 5 до 20 млн сомов и в общей совокупности должна была составить около $1,2 млн. Газета приводит слова руководителя Госкомитета по промышленности и энергетике Дуйшенбека Зилалиева об имеющемся у него на руках «банковском чеке» на указанную сумму. Депутат Жогорку Кенеша (киргизского парламента) Жанар Акаев уже направил премьер-министру страны Сооронбаю Жеенбекову запрос с требованием доказать внесение компанией гарантийной суммы.

В другой статье, помещенной на этой же полосе, «Лидове Новины» называют владельца Liglass Trading Михаила Смелика новым «миллиардером из трущоб», так как он предоставил киргизским властям банковский документ о наличии у него на счету 383 миллионов евро. Напомним, что чешский банк «Unicredit» уже опроверг выдачу Смелику такой справки. Газета подчеркивает, что в Чехии обладатель такого состояния находился бы в числе двадцати самых богатых чехов, однако никто никогда не слышал о господине Смелике, вдруг получившем благосклонность руководства Кыргызстана.

Напомним, 10 июля стало известно, что компания Liglass Trading взялась строить в Кыргызстане целый ряд ГЭС и готова в ближайшее время выплатить российской «РусГидро» $37 млн и привлечь в проект до $500 млн инвестиций. Журналисты Чехии выяснили, что эта компания убыточная, в прошлом торговала стеклянными изделиями и урнами для крематориев, никаких значимых проектов, в том числе инфраструктурных или связанных с гидроэнергетикой, за плечами не имеет. От заключения контракта с Liglass правительство Кыргызстана предостерегали посольство республики в Австрии и Чехии, а также МИД. Тем не менее договор был подписан. Дуйшенбек Зилалиев заверил журналистов, что если Liglass не внесет обещанные $37 млн, «то через 30 банковских дней мы в одностороннем порядке разорвем соглашение и объявим второй тендер. Никакого ущерба не будет нанесено», и «оснований для беспокойства нет». Однако чешские и киргизские СМИ не оставляют эту тему без внимания, считая заключение контракта с Liglass аферой.

https://youtu.be/bORpZFp7aco
http://www.fergananews.com/news.php?id=26680
«Фергана» совместно с Deutsche Welle продолжает проект «Мигрант в России. Среда обитания», посвященный выходцам из Центральной Азии, живущим и работающим в России. Очередной портрет – Жаныса из киргизского Канта.

* * *

Жаныс (имя изменено) не попадает под усредненный тип сегодняшнего трудового мигранта в Москве – человека относительно молодого, который приехал на заработки на место, найденное и уже обжитое старшими (родителями, дядями или братьями), или готового на любую работу и ищущего ради нее связи в среде «своих». Жанысу – 61, он не киргиз, не таджик, не узбек. Он уйгур из киргизского Канта. И к работе в Москве, устроившись пока официантом в кафе, только присматривается.

Пенсия в Киргизии и другие перспективы

Жаныс говорит на богатом русском языке с едва заметным акцентом, что неудивительно: его жена – белоруска, чьи родители еще в 1930-е годы приехали в советскую Киргизию преподавать. Там и похоронены. Жена (она называет супруга Женей) не хочет с ним в Россию, она осталась в Бишкеке, ближе к могилам родителей, хотя сын в Москве уже четыре года и получил престижное место администратора в кафе национальной русской кухни в хорошем, живом месте у большого гостиничного комплекса.

По словам Жаныса, сын не искал никаких связей среди киргизов, уже устроившихся в столице, а принят был на работу в обычном порядке, по объявлению. Теперь отец приехал к нему на три месяца подработать и осмотреться – перспектив в Киргизии мало, а пенсия (она скоро, через два года) сулит ему немного, поскольку со стажем проблемы – редко где ему доводилось долго работать на одном месте. «Я пока не интересовался, сколько в итоге выйдет», - без особого интереса сообщил Жаныс.

Воспоминание о «Праге»

Зато с гордостью рассказал, что всю жизнь – в ресторанном деле. И еще успел поработать в советские времена в «Интуристе» в Бишкеке и, главное, пусть недолго, но в ресторане «Прага», что в Москве на Арбате. «Я тогда влюбился в Москву», - признался официант кафе. «На ВДНХ побываешь, и сразу ностальгия по тем временам. Но каждое время живет по-своему, времена не выбирают, в них живут и умирают», - улыбается он.

Советский период Жаныс вспоминает со сдержанной теплотой. Подчеркивает, что Киргизии от СССР досталось хорошее образование, порой даже лучшее, чем в республиках, не относящихся к тогдашней Средней Азии. И уж намного лучшее, чем в Киргизии сейчас. Объясняет это Жаныс наличием общего мировоззрения и тем, что в советские времена в регион ехали из России работать и жить хорошие специалисты-энтузиасты.

В семье у него всегда первым языком был русский, и, по словам собеседника DW, во многих уйгурских семьях в Бишкеке тоже старались говорить по-русски. Поэтому сыну и его дочкам просто общаться теперь в Москве. Старшая внучка Жаныса учится в первом классе, школа районная, рядом с домом.

На вопрос о том, нет ли у нее проблем с одноклассниками или во дворе из-за того, что она киргизка, Жаныс уверенно отвечает, что, наоборот, спрашивают, интересуются, как-то поддерживают: «Может быть, из-за того, что мы в меньшинстве, отношение в общем уважительное». О проявлениях национализма в Москве он слышал, но считает, что инциденты имеют бытовую подоплеку и являются не правилом, а исключением. Сам Жаныс и в Бишкеке, и в Москве смотрит российское ТВ. А сын и внучки – включая младшую, трехлетнюю – в основном сидят в интернете.

Каждая кухня вкусна дома

Контактов с уйгурами или с киргизами в Москве Жаныс не искал, хотя слышал, что тут есть пара кафе с уйгурской кухней. «Сложно на чужом месте делать свою кухню, специи все равно другие. Тот же лагман, те же манты приготовь, а вкус не тот, пусть продукты самые лучшие – каждая кухня вкусна дома, на месте», - говоря об этом, Жаныс заметно оживился, даже сел за стол, хотя это не в правилах официантов кафе.

Кстати, огромный гостиничный комплекс, что в двух шагах, в основном заполнен туристами из Китая. Они узнают уйгура? Интересуются? «Может быть, узнают, но не интересуются. Тут в основном туристы с юга и из центральной части Китая, а у них с уйгурами отношения не очень», - отвечает Жаныс. Сам он не только в Китае, но вообще за границей, кроме России, не бывал: «Возможности определяют интерес. Когда нет возможности посмотреть мир, сильно не мечтаешь об этом».

Еще одно отличие Жаныса от среднестатистического трудового мигранта из Центральной Азии - он свободно и охотно говорит о политике. И о киргизской, и о российской. Например, во вступлении Киргизии в ЕАЭС видит плюсы: «Кому нужна изоляция? Может, кому-то от этого стало хуже, но нам – лучше. И работать в России нам проще». При этом сын Жаныса гражданства России не получил и раз в год выезжает за ее пределы, чтобы получить новую регистрацию.

О революциях и игровых автоматах

Сам Жаныс тоже пока о российском паспорте не думает, зато задумывается о том, что если в России начнется нестабильность, плохо будет от этого и в Киргизии. «Нас тревожит брожение народа, мы знаем, как это бывает. Это хорошо для людей, которые не пережили, как мы, две революции и межнациональные волнения.
Конечно, мы за свободу слова и против коррупции, но в начале 1990-х у нас тоже была такая волна, а потом свергли одного президента, затем второго. Я и в 2005-м, и в 2010-м был в Бишкеке», - вспоминает Жаныс.

«Революции происходили в пределах одной площади, а безумная толпа громила магазины, словно не понимая, что завтра им надо чем-то питаться. И вот что удивительно – магазин типа "Пятерочки" был полностью разграблен, а игровые автоматы, которые возле него, даже не тронуты. Значит, кто-то толпу исподволь направлял? Так что теперь, когда я увидел, к чему это привело, я задумываюсь, а что мне важнее. Особенно после межнациональной розни и погромов на юге [столкновения между этническими киргизами и узбеками в Оше и Джалал-Абаде летом 2010 года]», - продолжает собеседник.

«Я понимаю Навального, но знаю, к чему это может привести», - хочет завершить разговор о политике Жаныс. А будет ли он голосовать на президентских выборах в Киргизии? Выясняется, что собеседник не в курсе, что их перенесли с ноября на октябрь нынешнего года, но уверенно отвечает, что голосовать будет.

«Безразличие к выборам - это безразличие ко всему. Мы видели, как дети подводили прошлых президентов, и из казны уходили миллиарды, а те [кто вывел средства] хорошо живут в Лондоне. Конечно, буду голосовать», - уверен Жаныс.

На предложение сфотографироваться он ответил вежливым отказом: «Я это не приветствую». А на вопрос о том, связано ли это с опытом, приобретенным еще во времена работы в «Интуристе», отреагировал так: «Я человек неглупый. Вы из Германии, и я понимаю, к чему эти вопросы о политике».

Хотите получать новости и аналитику на экран смартфона? Подпишитесь на наши каналы в Telegram: DW Центральная Азия и «Фергана.Ру».
http://www.fergananews.com/article.php?id=9495
Резкий рост цен на мясо - одна из главных тем, оживленно обсуждаемых на потребительском рынке Узбекистана в последние дни. Это явление даже можно назвать «хитом сезона», учитывая, какое место занимает мясо в традиционном рационе местного населения.

Последние несколько дней на рынках Ташкента килограмм говядины предлагали в среднем за 35.000 сумов ($8,6 по официальному курсу или $4,1 по курсу «черного рынка», по которому далее в этом материале будет указываться долларовый эквивалент), а баранину - за 38.000 сумов ($4,5). Стоимость говядины в розничных магазинах (супермаркетах) Ташкента составляла от 35.000 до 45.000 сумов ($4,1-$5,3) за килограмм, баранины - от 38.000 до 48.000 сумов ($4,5-$5,7). Цены на мясо в регионах Узбекистана отличаются от столичных на плюс-минус десять процентов.

Главный ингредиент

Чтобы определить темпы роста цен на мясо, вспомним, сколько оно стоило в декабре 2016 года. Баранину и говядину можно было купить на рынках Ташкента в среднем за 22.000 сумов ($2,6), а в розничных магазинах (супермаркетах) - в среднем за 27.000 сумов ($3,2). То есть, в период с конца прошлого года по июль 2017-го рыночные цены на мясо выросли в среднем на 60 процентов, в магазинах - на 50 процентов. Такой темп вполне объясняет тревогу населения, связанную с ростом цен.

Во всем мире, даже в странах с развитой экономикой, цены на сельскохозяйственную продукцию подвержены сезонным колебаниям и считаются довольно волатильными. Но в Узбекистане при средней величине заработной платы порядка 1.200.000 сумов ($140) чувствительность населения к колебаниям цен на продовольствие высокая. Если в декабре 2016 года цена одного килограмма мяса соответствовала примерно 2 процентам от средней величины заработной платы, то в июле 2017 года этот показатель превысил 3 процента. Неудивительно, что расходы на продовольствие составляют до 50 процентов общего дохода среднестатистической семьи в Узбекистане.

Взлет цен на любой другой вид сельхозпродукции, кроме картофеля, не вызвал бы, наверное, такую тревогу у населения, но стоимость мяса является одним из индикаторов уровня цен на продукты. В традиционном рационе узбеков мясо в почете, оно является одним из основных ингредиентов большинства национальных блюд. Например, мясо - самый дорогой ингредиент такого популярного блюда, как плов, без которого в Узбекистане не обходится ни одна свадьба или обрядовое мероприятие. Кроме того, каждая традиционная семья готовит плов хотя бы один раз в неделю. Гостям подают как минимум одно, а то два и более мясных блюд. Меню общепита, включая рестораны, кафе и заведения быстрого питания – фастфуды, тоже состоит, в основном, из мясных блюд.

Таким образом, сформированные в течение длительного времени этнокультурные особенности в рационе питания нашли свое выражение в экономическом поведении индивидуумов, и цена на мясо стала одним из ориентиров (индикаторов) цен на продовольствие. Чтобы понять уровень жизни в том или ином регионе Узбекистана, чаще всего первым делом интересуются стоимостью мяса, затем следуют вопросы о цене на картофель, лук и так далее. Примечательно, что в некоторых районах Ферганской и Андижанской областей стоимость труда мардикора (поденщика) зависит от цены на мясо: один-два килограмма в зависимости от сложности или трудоемкости работ. Подобные случаи не очень распространены, но сам факт такой зависимости стоимости труда от цен на мясо весьма интересен.

Причины роста цен

Попробуем ответить на вопрос, почему в Узбекистане растут цены на мясо. В средствах массовой информации приводятся следующие причины:

- снятие запрета на экспорт мяса и пищевых мясных субпродуктов;

- сезонный фактор: в летний период забой скота уменьшается и, соответственно, на потребительском рынке наблюдается сокращение предложения мяса;

- рост цен на корма для домашнего скота.

Разберем каждую причину по отдельности.

Указом президента Узбекистана №УП-5034 от 04 мая 2017 года, как передавало издание Norma.Uz, в перечень предметов и продукции, экспорт которых запрещен, были внесены поправки, в соответствии с которыми мясо и мясные пищевые субпродукты могут экспортироваться на основании решений президента или правительства. Пока это снятие запрета на экспорт мяса, скорее, теоретическое: в СМИ нет никаких сообщений о том, что соответствующее решение принято президентом или правительством в отношении какого-либо экспортера. Возможно, такое «условное» снятие запрета оказывает на рынок психологическое воздействие, но при отсутствии фактического вывоза из страны мяса или мясных субпродуктов оно не меняет соотношение спроса и предложения на рынке. Следовательно, не оказывает значимого влияния на динамику цен.

Что касается фактора сезонности, считается, что в летний период крупнорогатый скот худеет или, как минимум, не набирает веса в силу климатических условий республики. К тому же, в весенне-летний период в степных регионах - Кашкадарьинской, Сурхандарьинской и Джизакской областях - скот выгоняют на пастбища. Из-за этих факторов уменьшается забой скота и, соответственно, снижается предложение мяса на рынке. В последние несколько лет влияние сезонного фактора приводило к увеличению цены мяса в пределах 10-15 процентов, но никак не на 50-60.

Третьей причиной подорожания мяса фермеры и жители республики, имеющие скот, называют резкий рост цен на корма. По словам одного из жителей Ташкентской области, разводящего домашний скот уже много лет, по сравнению с осенью прошлого года стоимость кормов выросла на 30-100 процентов в зависимости от вида. Это привело к росту цен на домашний скот. Мясники в Ташкенте говорят, что закупочная цена мяса крупнорогатого скота обходится им примерно в 26.000 сумов ($3) за килограмм.

Одной из основных причин резких колебаний цен на корма является слабость кормовой базы. Площадь земельных угодий, выделенных под кормовые культуры, недостаточна для развития животноводства в республике. А если говорить об импорте, то при текущем рыночном курсе доллара импортированные корма в расчете на узбекские сумы будут дороже примерно на 30-40 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - из-за роста рыночного курса американской валюты за период с июля 2016 по июль 2017 года.

Что делать?

Власти Узбекистана, прекрасно осознавая социальные последствия устойчивого роста цен на важные для населения продовольственные товары, принимают меры против неконтролируемого роста цен. К примеру, 23 июня президентом было подписано постановление № ПП-3082 «О неотложных мерах по надежному обеспечению населения республики основными видами социально значимых продовольственных товаров». Документ определяет важнейшей задачей правительства республики «устойчивое обеспечение растущего спроса населения на продовольственные и другие потребительские товары, в первую очередь, на основе расширения их отечественного производства, а также организацию системного мониторинга и контроля за сбалансированностью потребительского рынка и недопущением роста цен на товары и услуги».

В документе говорится о создании Государственного фонда поддержки развития предпринимательской деятельности, который должен будет компенсировать занятым в производстве промышленной, продовольственной и сельскохозяйственной продукции предпринимателям часть затрат на уплату процентов и предоставлять гарантии по кредитам коммерческих банков. Согласно постановлению, профильным ведомствам поручено внести в правительство предложения о снижении таможенных пошлин при импорте основных видов социально значимых продовольственных товаров, не производимых в республике или производимых в недостаточных объемах, а также зерна, семенного материала и других сырьевых ресурсов для производства кормов.

Кроме того, создается Фонд содействия и стабилизации цен на внутреннем рынке с бюджетом в эквиваленте $100 млн, формируемый за счет первоначального взноса Минфина. Средства Фонда предназначены для сглаживания сезонных и иных резких колебаний спроса и предложения на продовольственные товары на внутреннем рынке. В первую очередь речь идет о мясе, растительном и животном масле, зерновых, муке, картофеле, моркови, репчатом луке и ряда других видов социально значимых продуктов. Фонд будет на конкурсной основе закупать как на внутреннем рынке, так и за рубежом мясо, растительное и животное масло и другие важнейшие продукты питания в необходимых объемах. Импортируемые за счет средств Фонда продовольственные товары освобождаются от таможенных пошлин сроком до 1 апреля 2018 года. Эти товары предполагается реализовать через сеть специальных торговых точек - напрямую конечному потребителю. Вероятно, скоро в Узбекистане появятся так называемые «социальные торговые точки», где продовольственные товары будут продаваться по низким ценам. Нетрудно представить, какие очереди будут образовываться при этом.

Не обсуждая действенность самого механизма подобного сдерживания инфляции цен, обратим внимание на величину средств Фонда. Учитывая численность населения республики – свыше 30 млн человек, - $100 млн крайне мало, чтобы эффект от таких мер был значимым. В расчете на одного жителя республики получаем $3,33, что меньше стоимости одного килограмма мяса. Для получения значимого экономического эффекта от планируемой меры необходимо достичь довольно высокой оборачиваемости средств Фонда. Сможет ли аппарат Фонда обеспечить ее, чтобы защитить хотя бы социально уязвимые слои населения? Пока это остается вопросом.

Тем временем вводятся административные меры по контролю за ценами на социально значимые продовольственные товары и корма для домашнего скота. Этим занялся Департамент по борьбе с налоговыми, валютными преступлениями и легализацией преступных доходов при Генеральной прокуратуре Узбекистана. Он должен не только выявлять и пресекать неправомерные действия, направленные на искусственное завышение цен и создание дефицита, но и контролировать соблюдение установленного механизма ценообразования, выявлять факты коррупции со стороны работников контролирующих органов и администраций рынков, злоупотребления при закупках, поставках и реализации и так далее. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных Департаментом, могут стать основанием для проведения полномасштабной проверки финансово-хозяйственной деятельности без специального разрешения Республиканского совета по координации деятельности контролирующих органов.

Справедливость суждения зависит от выбранных критериев для рассуждения. По каким критериям будет определяться обоснованность или необоснованность рыночных или магазинных цен на продовольственные товары и корма для домашнего скота? Ведь каждая розничная торговая точка имеет свое обоснование, которое, как правило, состоит из закупочный цены, стоимости арендной платы за торговое место, оплаты труда продавца и прочих накладных расходов.

Как показывает практика, эффективность административных мер для ограничения роста цен в экономике довольно низкая, и они создают почву для злоупотреблений со стороны представителей органов государственной власти. Или же не совсем продуманных ими решений.

К примеру, как сообщала «Фергана», 18 июля хокимият (администрация) Андижанской области установил единую фиксированную цену на мясо – 29.000 сумов ($3,45). Причиной такого решения стали жалобы населения на безосновательное завышение стоимости мяса, которая достигла 34.000 сумов ($4) за килограмм. Власти области провели анализ и выбрали оптимальную, на их взгляд, стоимость в 29.000 сумов, по которой обязали продавать мясо все 622 мясные лавки региона. В то же время, как передает Uz24.Uz, фиксированную цену установили и на рынке «Чорсу» в Намангане – 25.000 сумов ($2,9) за килограмм говядины. Однако, как сообщают в соцсетях, цены на мясо в итоге поднялись, в Андижане говядину стали продавать по 40-42 тысячи сумов.

В условиях рыночной экономики вряд ли стоит ожидать желаемых экономических эффектов от жесткого регулирования цен.

Навруз Мелибаев

* * *
Тем временем Узбекистан разрешил импорт свинины из США. Как сообщает Thepigsite.Com, запрет на импорт был наложен узбекскими властями в 2014 году, он был продиктован решением санитарно-эпидемиологических служб республики в связи с появившейся информацией о якобы имеющей место эпидемии диареи у американских свиней (вирус свиной эпидемической диареи - PEDv).

Эта новость вызвала дискуссии в узбекских группах в социальных сетях. Большинство пользователей возмущается возможным импортом американской свинины в мусульманскую страну. «И без американской свинины [в Узбекистане] прекрасно кипят казаны, варится мясная еда, ну а уж если кому хочется непременно полакомиться свининой, то не проблема ее найти и у себя. А уж если не найдет, не беда – будет потреблять говядину, баранину, на худой конец, курятину или рыбу. Да и свои, отечественные фермеры, тоже были бы при делах – хоть что-то из своей продукции могли бы продать», - пишет узбекоязычный ресурс Vodiymedia, отражая общее настроение недовольных предстоящим импортом свинины из США.

Отметим, подавляющее большинство населения Узбекистана составляют мусульмане, поэтому базары и торговые предприятия занимаются в основном массовой поставкой говядины и баранины, а не столь популярная свинина производится немногими и реализуется, как правило, по предварительному заказу.

Тем не менее, новое решение правительства, как говорят осведомленные источники, есть ничто иное, как ответ на резкое и неконтролируемое удорожание мяса и мясной продукции в Узбекистане, вызвавшее недовольство в обществе. В столичной розничной торговле и дехканских рынках говядину стали продавать чуть ли не по 50.000 сумов за килограмм ($6), хотя еще недавно цена составляла 32-37 тысяч. В регионах страны цены несколько ниже, хотя тоже ощутимо подскочили. В среднем, разница между старыми и новыми ценами составляет 5-12 тысяч сумов.

Соб. инф.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner