?

Log in

No account? Create an account

June 29th, 2017

Узбекистан и Россия повысили статус межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству: как сообщает 29 июня «Спутник», председателем с российской стороны назначен первый вице-премьер Игорь Шувалов, с узбекской – премьер-министр Абдулла Арипов.

Ранее эти должности занимали вице-премьеры - Дмитрий Козак и Рустам Азимов, который в начале июня был снят с этой должности и назначен гендиректором национальной компании экспортно-импортного страхования «Узбекинвест».

О назначении Шувалова Арипову сообщил по телефону его российский коллега Дмитрий Медведев. Премьеры обсудили также работу двух стран в рамках договоренностей, достигнутых во время апрельского визита в Россию президента Узбекистана Шавката Мирзиёева.

Узбекистан и Россия являются стратегическими партнерами. По итогам 2016 года товарооборот между странами превысил $4,2 морд.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26570
Власти Екатеринбурга озаботились поиском здания для генерального консульства Узбекистана - по поручению премьер-министра России Дмитрия Медведева.

Как сообщают российские СМИ, генконсульство в Екатеринбурге будет работать на Свердловскую, Тюменскую, Курганскую, Челябинскую области, а также Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Сегодня эти регионы обслуживаются генконсульством Новосибирска.

В настоящее время в России работают два консульских учреждения Узбекистана - в Москве и Новосибирске.

Ранее «Фергана» сообщала о планах руководства Узбекистана кратно увеличить штат своих консульств и открыть за рубежом ещё шесть представительств - пять в России и одно в Казахстане.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26571
Еще пару лет назад эксперты и политологи предупреждали, что нетрадиционные для нашего региона исламистские идеи будут завоевывать умы молодежи. Но что эти догмы извратят мировоззрения кыргызстанцев до степени отрицания всего и вся человеческого, пожалуй, не догадывался никто. В Кыргызстан эти идеи текут из самого средоточия ваххабизма — Саудовской Аравии. А продвигает интересы арабских стран старший брат потенциального кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова — Жусупбек Шарипов. О том, до какой степени деградируют умы последователей ваххабизма и других нетрадиционных исламских течений, — в материале «Ферганы».

Как Чингиза Айтматова сравнили с Гитлером

В группе «Акыркы маалыматтар» (Последние новости) в Facebook недавно было выложено философское изречение известного писателя и гуманиста Чингиза Айтматова из интервью изданию «Комммерсант», где он говорит о своих атеистических взглядах: «Я атеист, не скрываю этого и, больше того, думаю, что только атеист может быть по-настоящему веротерпимым. Мне нравится в мусульманской стране изучать ислам, в европейской — христианство, я проникаюсь ими, как проникаются культурой, но ни к одной конфессии не принадлежу. Здесь мне близок Гете: «Кто знает единственную религию, не знает ни одной». Искусственная религиозная ограниченность, думается мне, не приводит, а уводит человека от истины».

Слова Чингиза Торекуловича привели в бешенство некоторую часть пользователей, называющих себя верующими и правоверными мусульманами. Хотя глава государства говорит, что «чекисты» вовремя пресекают и докладывают ему о радикально-экстремистских комментариях и постах в соцсетях, на деле же ситуация обстоит совсем иначе. Для примера приведу комментарии из киргизского сегмента сети Фейсбук. Так, под упомянутым постом некто Самат Эстебес уулу пишет (здесь и далее цитаты — в переводе с киргизского): «Тьфу, неужели Чингиз Айтматов был кяфиром (неверующий. – Прим. «Ферганы»)? А я любил Чингиза, я уважал произведения брата Чингиза»… Читаю и поражаюсь: какой он тебе брат?

Следующий комментатор, некто Бакыт Акматбекович пишет: «Наверное, Чингиз Айтматов был масоном». Ему вторит Daniyar Soltobaev: «Я тоже знаю, что он был массоном». В эту компанию неадекватов вливается Nursultan Beglanov, со словами «Надо книги Айтматова из домашней полки вынести на чердак, чтобы племянники не знали об Айтматове». И это лишь малая толика подобных маразматических комментариев. Ладно бы это была закрытая группа, где публикации могут видеть и комментировать исключительно ее участники. Но это открытая группа, доступная любому.

Вот еще пример религиозной деградации населения. Общественный деятель Адиль Турдукулов ровно год назад, в июне 2016 года, на своей страничке в Facebook процитировал то же самое айтматовское изречение. Ему оппонирует набирающий известность молодой религиозный активист Азат Аманов, который в своих комментариях пишет: «Чубак ажы (экс-муфтий Кыргызстана Чубак Жалилов) правильно говорит, что нужно создавать единую базу атеистов, шаманистов, тенгрианцев, педиков-геев», «Атеистическая веротерпимость доказала свою уникальность в лице Муссолини, Гитлера, Сталина, Мао Цзедуна и других».

Попытки образумить таких людей наталкиваются на стену непонимания и агрессии. И если это сегодняшний Кыргызстан, то страшно представить, что будет в нашей стране через какой-то десяток лет.

Благими намерениями

Страны Персидского залива начинают все больше вкладываться в экономическую и социальную жизнь Кыргызстана. В последние годы Саудовская Аравия, где ваххабизм является официальной доктриной, проявляет большой интерес к Кыргызстану, который пытается любыми путями привлечь зарубежные инвестиции. Беглый анализ новостей показывает, что саудиты успешно окучивают маленькую горную страну.

В апреле прошла информация о том, что «Саудовская Аравия поможет кыргызстанским товарам зайти на свой рынок». В конце июня появляются сразу две новости о саудовских вливаниях в Кыргызстан — о строительстве в нашей республике новых школ и детской больницы на 400 коек, которые планируется возвести на средства, предоставленные Саудовской Аравией.

Известно, именно Саудовская Аравия намерена построить большой логистический центр в Бишкеке. Определенное сближение Эр-Рияда и Бишкека обусловлено в частности и тем, что дипломатическую миссию Кыргызстана в странах Персидского залива возглавляет представитель клана Жээнбековых — старший из братьев Жусупбек Шарипов, который, по мнению экспертов, является главным лоббистом саудовских интересов.

Через всякого рода культурные центры, курсы арабского языка и изучения основ религии, распространение литературы и сопутствующих атрибутов происходит легальное распространение ваххабизма.

Вместе с этим Саудовская Аравия стремится экспортировать в Кыргызстан свои идеологические ориентиры: нетерпимость и гонения в отношении представителей иных конфессий и религиозных направлений, слепая поддержка религиозными деятелями любых клерикальных сил, использование властями ваххабизма для одурманивания населения.

Скрытое внедрение идей производится через «дааваты» (миссионерство) и проповеди священнослужителей. Например, очень популярен среди кыргызстанцев 42-летний экс-муфтий Чубак Жалилов, чей канал «Насаат Медиа» на Ютубе имеет более сотни тысяч подписчиков. На его страницы в соцсетях Facebook и «Одноклассники» подписаны тысячи пользователей. Чубак ажы (титул совершившего хадж в Мекку. – Прим. «Ферганы») имеет огромное влияние на умы религиозных кыргызстанцев, поэтому его расположения ищут ведущие политики страны. Примечательно, что Чубак ажы получал образование в теологических заведениях Саудовской Аравии и является ярым приверженцем салафизма.

Другой активный проповедник (по духу и долгу службы) — действующий глава Духовного управления мусульман Кыргызстана 44-летний Максат Токтомушев. Окончив в 1995 году Ошский сельсхозинститут по специальности «зооинженер», он с 1996 по 2005 год учился в пакистанском «Мадраса Арабия Райванд» по специальности «исламское законодательство».

Стоит ли удивляться, что религиозное течение «Таблиги джамаат», запрещенное во всех цивилизованных странах, в Кыргызстане является официальным движением, действующим под крышей муфтията. Поэтому появление на улицах мужчинах с козлиными бородками, в пакистанских одеяниях и замотанных по самые глаза женщин — закономерное явление.

К слову, Максат ажы тоже родственник будущего президента Сооронбая Жээнбекова. Так что, то ли еще будет.

Зачем богатым саудитам бедные кыргызы?

Казалось бы, зачем саудовскому королевству тратиться на какой-то маленький Кыргызстан, который не имеет ни углеводородов, ни выходов к морю? Да и в плане бизнеса Кыргызстан сложно назвать привлекательным. Всё дело в геополитическом положении страны: через Кыргызстан саудиты могут рассчитывать на идейно-политическое противоборство с главным своим противником — шиитским Ираном (шиизм — одно из двух (наряду с суннизмом) направлений ислама, признающее Коран единственным источником веры и отвергающее большинство положений Сунны. – Прим. «Ферганы»).

О необходимости изгнания шиитов из Кыргызстана пару лет назад открыто проповедовал Чубак ажы. Но почему-то никакие спецслужбы не отреагировали на его явно реакционные призывы. Плоды этих зерен уже дали всходы — в начале июня в отдаленной Нарынской области Кыргызстана произошел конфликт, участниками которого стали местные жители и иностранные студенты Университета Центральной Азии (УЦА), построенного лидером исмаилитов (последователи одного из направлений шиизма. – Прим. «Ферганы»), принцем Каримом Ага Ханом. Обычная потасовка между спортивными командами вылилась в унижение учащихся, которых заставили встать на колени под улюлюканье местных молодчиков.

Через Кыргызстан саудиты могут противостоять влиянию Китая в странах Центральной Азии. И наконец, из Кыргызстана будет вестись информационная пропаганда на отделение республики от «кяфирской» России и других стран СНГ.

О том, что ближайшим союзником королевской монархии являются США, думаю, говорить не имеет смысла. Так что у Штатов тоже есть определенный интерес: через саудовских ваххабитов сменить нынешнее пророссийское светское руководство и привести к власти управляемых религиозных марионеток.

Лучше рано, чем поздно

Понимает ли руководство Госкомитета национальной безопасности республики то, что происходит сейчас в духовной сфере в Кыргызстане? Сомнительно. Похоже, высокие чины нынешней власти больше озабочены вопросом собственного сохранения, а кто придет на смену действующему президенту — их волнует меньше всего.

Во время своего недавнего визита в Россию, Алмазбек Шаршенович в интервью журналистам рассказал, почему он сделал свой выбор на действующем премьере Сооронбае Жээнбекове и почему именно его выберет провластная Социал-демократическая партия (СДПК). Дескать, Жээнбеков является членом партии более 20 лет, в то время как, например, спикер парламента Чыныбай Турсунбеков «пришел недавно». Получается, главную роль здесь играют не политические и деловые успехи кандидата, а личная преданность президенту.

По словам Атамбаева, у Жээнбекова только один минус: «Он не умеет пиариться. Даже не может рассказать о сделанных делах. Поэтому говорю я. Его вклад в объединение страны значительный, как и вклад в становление партии СДПК, так как в самые трудные времена был рядом со мной. Даже когда его близкие выступали против, не слушал их, и вместе с социал-демократами был против и Акаева, и Бакиева. Только совсем не умеет пиариться, просто работает».

Единственный ли это минус Жээнбекова? Анализ показывает, что, скорее всего, нет. Странно, почему глава государства не видит очевидных вещей? Ведь, когда придет осознание ситуации, может оказаться поздно.

Улугбек Бабакулов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9462
В суде по делу лидера партии «Ата Мекен» Омурбека Текебаева 29 июня выступил Леонид Маевский - владелец ряда российских телекоммуникационных компаний, бывший депутат Госдум, который потребовал привлечь подсудимого к ответственности за то, что в 2010 году он, будучи заместителем председателя Временного Правительства Кыргызстана, получил от него $1 млн за вход на киргизский телекоммуникационный рынок, в частности – за покупку доли частично национализированной компании MegaCom. Накануне выступал главный свидетель со стороны обвинения - гражданин России Алексей Модин, который якобы знал о том, что Маевский передавал Текебаеву $1 млн, а ему самому в случае продажи доли MegaCom обещали руководящую должность в сотовой компании.

Как передаёт «Заноза», Маевский рассказал, что в апреле 2010 года, сразу после свержения президента Бакиева, Алексей Модин позвал его в Кыргызстан для покупки сотовой компании MegaCom. В мае Маевский прилетел в Бишкек, где познакомился с Омурбеком Текебаевым и Дуйшенкулом Чотоновым (бывший глава МЧС и экс-посол Киргизии в Южной Корее, который также проходит по этому делу как обвиняемый. – Прим. «Ферганы»).

«Текебаев сказал, что заинтересован в инвесторе. <…> Нас было 7 человек. Меня поразила беспринципность. Там попросили денег за выход на этот рынок. Я попросил гарантий. Тогда он дал свой номер. Сказал про несколько миллионов долларов, и я начал уточнять. Я не был готов заплатить. Все разъехались.

Я должен был все обсудить и посчитать. На следующий день вернулся в Москву. Собрал юристов и специалистов. Были сомнения по документам, так как была революция и, возможно, абоненты были утеряны. Поэтому сказали, что готовы заплатить миллион, но с условием, что наш человек будет занимать пост гендиректора в MegaCom, чтобы все узнать изнутри и подтвердить доходы компании.

«Затем был готов передать миллион долларов. Готовил к должности Модина, так как он всех знал и был хорошим специалистом. Модин предложение принял и готовил свою команду. Подготовил $300 тысяч и дал Модину, но попросил, чтобы не давал денег, так как хотел гарантий. Переговоры шли с Текебаевым по телефону», - рассказал Маевский.

Его впечатлило отношение киргизских чиновников высшего уровня к Текебаеву, в том числе во время пребывания Омурбека Чиркешевича в Москве, и он поверил, что тот может возглавить страну.

«После встреч мы были с ним наедине в моем кабинете. Там он сказал, что после миллиона я должен отдать 10 процентов активов. Но я сказал, что это невозможно. Он сказал, что еще обдумает этот ход, так как за миллион отдавать компанию нельзя. И уехал», - продолжает Маевский.

Вскоре он согласился передать $700 тысяч. «Чтобы облегчить транспортировку денег, было решено перевозить евро, номинал купюр — 500. Я снял деньги со своего счета, приехал человек Текебаева. Они сели за стол и достаточно долго считали деньги, они очень долго считали. Вопросов никаких не было. Человек Текебаева подтвердил получение денег и уехал. На следующий день Текебаев подтвердил получение денег и сказал готовиться к вхождению на рынок», - приводит слова Маевского «Kloop.Kg».

Но условия сделки Текебаев не выполнил. «Я ему в лоб сказал: если не можете выполнить обязательства, то верните деньги и разойдемся, как в море корабли. Все в жизни бывает, но деньги вы должны вернуть. Никакого скандала не было, всю напряженную атмосферу сгладил Чотонов, он сказал: «Давай вернем эти 650 тысяч». И я понял, что деньги находятся не у Чотонова, а у Текебаева, что на кассе сидит Текебаев. А Текебаев ответил: «Понимаешь, у нас есть обязательства перед другими людьми». Я сказал, что они выполняют свои обязательства перед другими людьми моими деньгами. Чотонов сказал, что в течение пары недель они соберут деньги и вернут мне. Я не особо поверил, но у меня не было возможностей давления, в тот момент Текебаев занимал место во Временном правительстве, и я надеялся, что ситуацию поменяется», - рассказывает Маевский.

Но вскоре Чотонов и Текебаев перестали с ним общаться. В декабре 2010 года Маевский прилетел в Кыргызстан, чтобы «решить эту историю». Текебаев поначалу не хотели с ним встречаться, но когда Маевский пригрозил прокуратурой, согласился.

«Меня по-хамски обманул господин Текебаев. Я не видел возможности вернуть деньги. Когда мы с ним общались, он говорил, что поставил своих людей на ключевые посты, хотя партия была в оппозиции. Прокурор-женщина была во власти. Какие-либо действия предпринимать в отношении Текебаева я считал бессмысленными. Когда я понял, что не будет последствий, если я подам заявление, то я это подал», - заключил Маевский.

Напомним, Омурбек Текебаев был задержан в ночь на 26 февраля 2017 года в международном аэропорту «Манас». Накануне задержания Генеральная прокуратура Кыргызстана сообщила, что против Текебаева возбуждено уголовное дело по статьям «Коррупция» и «Мошенничество», поводом для которого стал иск Леонида Маевского.

Сторонники Текебаева сразу же начали проводить митинги с требованием его освободить. 27 февраля политику было предъявлено обвинение по ст.303 ч.1 (коррупция), Первомайский районный суд Бишкека отправил его под стражу до 25 апреля 2017 года с содержанием в следственном изоляторе Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) республики. Потом содержание под стражей продлили. Верховный суд 16 июня оставил в силе решения предыдущих судов.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26572
Узбекистан – земля древней истории и богатейшей культуры. Но формально впервые как независимое государство страна появилась на карте мира только в 1991 году. Поэтому ничего удивительного нет в том, что многочисленные культурные ценности, созданные в различные исторические эпохи на территории, которую занимает сегодня эта страна, оказались в ряде музеев и частных собраний по всему миру еще до момента появления самостоятельного государства.

На днях узбекское правительство сообщило о решении создать Центр изучения хранящихся за рубежом и относящихся к Узбекистану культурных ценностей. С одной стороны, как сказал в интервью «Озодлику» (узбекской службы Радио Свобода) неназванный специалист Минкультуры Узбекистана, данное решение подразумевает «получение точных копий этих экспонатов и их научное изучение».

С другой стороны, в постановлении также говорится о проведении переговоров и принятии необходимых мер по возвращению ценностей в страну.

Отметим, что Ташкент уже два года осуществляет проект «Культурное наследие Узбекистана в собраниях мира», предполагающий издание альбомов связанных с этой страной произведений, которые хранятся в мировых музейных коллекциях.

Презентация этого проекта прошла 15-17 мая 2017 года в Ташкенте и Самарканде, на ней были представлены альбомы нескольких российских музеев – Государственного музея Востока, Государственного музея этнографии и других.

Вторая задача - научное изучение этих произведений. Международные эксперты, опрошенные «Ферганой», считают: при решении этой задачи стоить помнить, что страны, в которых хранятся произведения культурного наследия Узбекистана, традиционно имеют сильные востоковедные школы – археологов, историков искусства, этнографов. Несмотря на наметившийся спад в изучении культурного наследия Центральной Азии, большинство коллекций, имеющих отношение к Узбекистану, относятся к «старым», а, следовательно, не раз становились предметом изучения различных исследователей. И штудии по ним, сделанные учёными из Узбекистана, вряд ли будут отличаться новизной. Это отнюдь не значит, что в науке невозможно многократное обращение к одному и тому же материалу. Однако стоит задуматься о целесообразности траты бюджетных денег на уже изученное.

Третья задача - проведение переговоров и принятие необходимых мер по возвращению ценностей в Узбекистан. Насколько известно «Фергане», законодательства большинства стран мира не содержат норм, разрешающих легальный вывоз из страны музейных ценностей, принадлежащих государству. Конечно, на высшем государственном уровне могут совершаться какие-то разовые взаимовыгодные сделки, имеющие скорее политическое, чем культурное значение.

Другое дело - ценности, принадлежащие частным лицам, которые вправе продавать свою собственность, и то - с известными ограничениями. Либо аукционные дома, на которых могут появляться произведения искусства Узбекистана. Таким образом, необходимо понять, с кем именно работники нового Центра собираются вести переговоры. Если с государственными организациями, тогда это почти бессмысленная трата бюджетных денег. С частными коллекционерами – есть определённые перспективы, но нет гарантий на успех. С торговыми домами? Хорошо, но заявление о необходимости возвращения произведений на родину автоматически вызовет рост цен на узбекские вещи.

В любом случае, сама постановка такой задачи отпугнёт государственных музейщиков зарубежных стран от сотрудничества с Узбекистаном (никому не захочется бесконечно обсуждать вопросы реституции), а заменят ли их частные коллекционеры – вопрос, пока не имеющий ответа.

Четвёртая задача - анализ соблюдения и эффективности законодательства в сфере ввоза и вывоза культурных ценностей, которая до недавнего времени был прерогативой таможенных служб, координирующих свою работу в этом направлении с Министерством культуры. Появление ещё одной организации, которая будет заниматься анализом этой деятельности, неизбежно вызовет неразбериху. Впрочем, анализ предполагает наблюдение за процессом и сбор информации о нём, а никоим образом не контроль. Так что созданный Центр не будет иметь никаких прямых рычагов влияния на процесс ввоза-вывоза культурных ценностей. Что это даст, кроме аналитических записок, и кому они будут нужны - сказать трудно.

Кроме того, создание подобного Центра ставит вопрос о кадрах, которые будут в нём работать. Для формирования банка данных о культурном наследии Узбекистана за рубежом специалисты Центра должны, как минимум, а) хорошо знать культурное наследие, находящееся в пределах Узбекистана; б) иметь хорошие связи с мировыми музеями и международными коллекционерами.
Будут ли к работе Центра привлечены зарубежные специалисты, и какие именно, пока не известно.

«В мире идут процессы деколонизации. Они включают, в частности, децентрализацию доступа к культуре, - пишут на странице проекта Alerte Héritage в Фейсбуке специалисты по Центральной Азии, искусствоведы Борис Чухович и Светлана Горшенина. - Если для эпохи огромных империй с колониями были характерны претендующие на универсальность "мегамузеи" - Лувр, Британский музей, Эрмитаж, Прадо, Бобур - которые невозможно обойти и за месяц при сколько-нибудь уважительном отношении к каждому экспонату, то теперь больше на слуху локальные музеи с выдающимися тематическими коллекциями (Нукусский музей полностью соответствует данному мировому тренду). Было бы очень важно укреплять такие локальные музеи привнесением в их коллекции отдельных шедевров, нежели по привычке стремится определить лучшее в мегамузеи бывших имперских столиц.

Решение о создании Центра по возвращению культурных ценностей в Узбекистан выглядит шагом в направлении деколонизации. Однако многое тут вызывает вопросы. Будет ли Центр стремиться к возвращению всех культурных ценностей в республику или речь идет лишь о произведениях искусства, вывезенных нелегально? Каким образом будет определяться узбекистанское происхождение артефактов, происходящих из исторических регионов, от которых отсчитывают культурную родословную две или несколько среднеазиатских республик? Если Центр будет стремиться к репатриации узбекистанских ценностей, находящихся в российских музеях, как будет выстраиваться политика в отношении российских ценностей, хранящихся в музеях Узбекистана? Было бы крайне важно услышать ответы на эти вопросы и понять программу, которая за ними стоит».
http://www.fergananews.com/article.php?id=9463
В конце мая, перед началом месяца Рамадан, в Сирии была запущена интернет-радиостанция «Голос Шама». Ее организаторы представляют свой проект как «первую исламскую независимую радиостанцию». Проект является интернациональной инициативой граждан России и бывших советских республик и планирует вещать на русском и почти на всех языках республик Центральной Азии и Кавказа. Какой на самом деле посыл несет новая радиостанция, рассуждает эксперт Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана, востоковед Кямал Гасымов в статье, опубликованной на портале Central Asian Analytical Network (CAAN).

* * *
Интернет уже давно стал полем возможностей и альтернативным публичным пространством для различных исламских богословов, групп и организаций. Киберпространство — это сфера, где люди учатся в электронных медресе, цифровые имамы читают проповеди, а виртуальные общины обсуждают насущные и каждодневные вопросы.

В контексте процессов, которые начались после арабский волнений 2011 года, особенно в период сирийского конфликта, новые медиа-технологии — YouTube, Facebook, Telegram и Whatsapp — сформировали «публичную сферу», где происходит мобилизация людей, конструирование идентичности, острые дебаты и формирование нового политического и исламского языка. Через электронные медиа умеренные и радикальные группы привлекают мусульман к конфликту, сообщают новости с фронта, обсуждают религиозные вопросы и различные политические события как внутри Сирии, так и в мире. Эти медиа не только дают возможность ранее маргинальным группам представить свой взгляд на вещи и вести идеологическую борьбу с оппонентами, имеющими намного больше ресурсов и институциональной силы, но и создавать коммуникационные каналы, позволяющие обходить контроль и границы национальных государств.

Каждая группа в Сирии ведет интенсивную информационную войну через различные новостные и религиозные сайты, каналы в YouTube и Telegram, страницы в Facebook и в Vkontakte. Многие группы также издают газеты и журналы, в том числе и в электронном виде. Ну а «Аль-Каида» и так называемое «Исламское государство» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) руководят целыми информационными агентствами с опытными журналистами, теологами, операторами, графическими дизайнерами и монтажерами.

В то же время, в контексте информационной войны вокруг сирийского конфликта возникло интересное явление — молодые сирийцы и граждане иных государств, сочувствующие сирийской оппозиции, создают свои медиа-проекты о жизни и войне в Сирии. Они ездят в города и села, в которых идут бои, ведут репортажи с места событий, берут интервью у полевых командиров и простых бойцов. Фактически эти активисты конкурируют с официальными СМИ западных и арабских государств, которые сами нередко вынуждены обращаться за информацией к таким полевым журналистам-самоучкам, так как не каждое информационное агентство пользуется доверием вооруженной оппозиции и отдельных муджахидов (участников джихада. – Прим. «Ферганы»).

Совсем недавно, в конце мая, перед началом месяца Рамадан, была запущена интернет-радиостанция «Голос Шама». Ее организаторы представляют свой проект как «первую исламскую независимую радиостанцию». Проект интересен тем, что, во-первых, претендует на независимость и автономность от всех исламских групп в Сирии; во-вторых, заявляет о том, что помимо русского языка будет вещать почти на всех языках республик Центральной Азии и Кавказа; в-третьих, является интернациональной инициативой, объединившей граждан России и бывших советских республик.

В этой статье мы рассмотрим информационную политику этой инициативы, нарратив, который она формирует, и ее транснациональные связи. Что хочет сказать эта платформа миру, и какой дискурс она создает? Данный проект претендует расшириться в глобальное исламское радио, создает новые информационные стратегии и за короткий срок уже сумел стать довольно популярным среди онлайн-аудитории. Число подписчиков проекта в социальных сетях растет, и несмотря на то, что каналы часто блокируются, его создатели постоянно открывают новые. Именно по этим причинам автор выбрал его в качестве предмета исследования.

От имама до радиоведущего

Руководитель радиостанции «Голос Шама» — бывший имам молельного дома, расположенного в Кировском районе Волгограда, Руслан Якубов, который больше известен как Абу Рамазан. В сети можно найти множество его проповедей и лекций. Абу Рамазан был довольно активным имамом и кроме проповеднической деятельности пытался создать пространство, где мусульмане могли бы не только молиться, но и общаться, приводить детей, обсуждать проблемы. Он организовал исламскую организацию «Махалля 1350» и пытался совместно с местной общиной мусульман построить новую мечеть. Однако, по его словам, местные власти были против и всячески препятствовали подобным инициативам. В молельном доме проводили обыски. Мечеть даже пытались поджечь на следующий день после теракта в автобусе, который был совершен в Волгограде в октябре 2013 года смертницей. Судя по всему, не только местные власти, но и некоторые жители и местные мусульманские деятели не были довольны молельным домом.

Из волгоградского имама Абу Рамазан неожиданно превратился в руководителя интернет-радиостанции «Голос Шама». В своем первом интервью этой радиостанции, он рассказал, что еще будучи имамом в России мечтал о создании медиа-проекта «для предоставления достоверной информации и исправления ложных стереотипов о мусульманах». По его словам, он даже писал письма всем местным телеканалам с просьбой об открытии короткой телепередачи об исламе. Но у него ничего не получилось, и в итоге Абу Рамазан решил вместе с семьей уехать в Турцию.

Нужно отметить, что он далеко не единственный мусульманский проповедник, который решил эмигрировать в Турцию. В Турции постепенно расширяется община российских мусульман, решивших покинуть Россию по разным причинам (одни рассматривают Турцию как более благоприятную страну для мусульман, другие спасаются преследования властей). Однако средства и единомышленников для осуществления своего медиа-проекта Абу Рамазан нашел не в Турции, а на севере Сирии.

«Голос Шама» функционирует в городе Идлиб, который, в основном, находится под контролем группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (признана террористической в республиках Центральной Азии) и «Ахрар аш-Шам» (правительственные войска были выбиты из города весной 2015 года). Согласно утверждению радиостанции, их материалы готовятся в небольшой студии в формате «свободной журналистики». Молодые журналисты из России и Центральной Азии готовят репортажи о войне и жизни в Сирии, а также интервью с бойцами, и выкладывают их на своих страницах в социальных сетях (Facebook, Telegram, YouTube, Twitter) или специальном приложении. Планируется создание телевидения. Причем, Абу Рамазан подчеркивает важность визуализации различных событий в Сирии, так как, по его словам, в условиях конкуренции с мировыми СМИ и распространения интернета людей трудно убедить в чем-то без наличия видео-материала.

Структура и нарративы освещения

Нарратив радио состоит из нескольких уровней. Первый уровень — это сводки новостей о жизни внутри провинции Идлиб, а также о войне и международной ситуации вокруг Сирии. Новости зачитываются на русском и узбекском языках. Предоставляя новостную рубрику, радио пытается заменить мусульманам «неисламские» или «враждебные» новостные порталы. Изложение новостей отличается как от стиля изложения известных российских и западных СМИ, так и от стиля новостных порталов ИГИЛ и других джихадистских сайтов.

Журналисты «Голоса Шама» в целом пытаются имитировать риторику профессиональных дикторов и создать образ профессионального новостного ресурса. Например, упоминая армию Б.Асада, сирийское правительство или шиитские отряды, они не используют в своей речи такие слова как неверные (кяфиры), лицемеры (мунафики), вероотступники (муртады), «куфрский режим» или тагут (предмет идолопоклонства) и так далее, как это свойственно риторике, например, русскоязычного информационного агентства ИГИЛ «Фурат медиа» или портала группировки «Имарат Кавказ» — «Кавказ Центр». Но арабо-исламская риторика, тем не менее, присутствует. Например: «В благословенных землях Шама мухаджиры и ансары с удовольствием идут друг к другу в гости на ифтар, тем самым укрепляя братство между мусульманами».

С таких новостей о жизни мусульман, переселившихся в Сирию (мухаджиры), и местных жителей (ансары) обычно и начинается новостная сводка. По всей видимости, подобный баланс и речевая политика продиктованы желанием привлечь более широкую аудиторию и стать ежедневным информационным ресурсом не только для сочувствующих. Исламская или джихадистская риторика способна отвратить часть потенциальных русскоязычных слушателей.

Новости с международным контекстом сопровождаются критическим комментарием в адрес США (а также России) и арабских режимов. Например, дикторы критикуют ООН «за бездействие в Сирии», США — «за убийство мирных жителей», арабских правителей — «за отсутствие автономности и коррумпированность».

Одним из активных дикторов радио является молодой мухаджир Фарук аш-Шами. О себе Фарук рассказывает, что по национальности он таджик, ему 20 лет и жил он долгое время в России. В интернет-пространстве он стал известен прямыми репортажами о химической атаке в Хан-Шейхун. На своем канале в YouTube он выкладывает видео-материалы прямо с мест событий: результаты российских авиаударов в Идлибе, эвакуация жителей блокадного восточного Алеппо, интервью с бойцами «Хайат Тахрир аш-Шам» и с представителями организации «Белые каски», повседневную жизнь северных районов Сирии и многое другое.

Второй уровень нарратива радио — это лекции на различные исламские темы. Причем лекции выбираются именно тех богословов, которые либо участвуют в джихаде, либо подвергаются гонению со стороны властей. Иначе говоря, богословы, оппозиционные «официальному исламу», но популярные среди участников или сочувствующих джихаду в Сирии. Например, такие как Саид Бурятский (был проповедником «Имарата Кавказ», убит в 2010 году), Абу Салох (глава отряда «Единобожие и джихад» («Tavhid va Jihod Katibasi»), состоящего в основном из жителей Центральной Азии, — в союзе с «Джебхат ан-Нусрой»), Абу Убайда аль-Мадани (глава группы «Сайфулла аш-Шишани» и один из проповедников ан-Нусры) и так далее. Лекции читает и руководитель радио Абу Рамазан.

Кроме политической и религиозной тематики, радио предоставляет репортажи о быте и повседневности на «освобожденных от армии Асада» территориях. Эти репортажи «изнутри» формируют нарратив о нормальности и благополучии жизни в Сирии. Они показывают кадры с библиотеками, ресторанами, рынками, парками, местами отдыха, школами для детей, пытаясь завлечь потенциальных приезжих и убедить их, что на этих территориях нет разрухи, и она управляется по законам шариата.

Языковая политика

Несмотря на трудности с финансированием, создатели радио планируют осуществлять вещание на всех языках мусульман постсоветского пространства (а также на арабском и турецком). Из интервью руководителя радио становится ясно, что цель подобной языковой политики — создать общий дискурс на различных языках ислама для преодоления национализма (его идеологии и символов) кавказских, среднеазиатских, российских и иных мусульман, и в дальнейшем — замены национализмов единой исламской идентичностью.

В этом контексте, для сравнения, можно вспомнить, как «Имарат Кавказ» через свои ресурсы активно использовал арабо-исламскую риторику, рассматривая использование арабского языка как возможность конструирования чувства принадлежности к глобальной умме и преодоления национализма кавказских народов. Как пишет об этом востоковед Александр Кныш: «Арабский язык широко и целенаправленно использовался представителями «Имарата Кавказ» в качестве альтернативного символического капитала, направленного на то, чтобы отдалить мусульман как от преимущественно русскоязычных правящих элит северокавказских республик, так и от местных этнических националистов, стремящихся возродить родные языки для того, чтобы усилить свои недавно приобретённые и переосмысленные национальные идентичности».

Однако, на примере «Голоса Шама» мы видим совершенно иную языковую политику. В данном случае арабский язык рассматривается как один из мусульманских языков, на которых планируется вещание. По словам руководителя «Голоса Шама», основным «голосом» проекта будет русский, так как это язык межнационального общения. В дальнейшем создатели проекта планируют готовить репортажи и материалы на всех языках мусульманских народов Центральной Азии, Кавказа и России, желая создать общий полиязыковой исламский дискурс, который, по замыслу «Голоса Шама», должен привести к формированию единой исламской идентичности. Предполагается, что именно данный мета-дискурс, созданный на многочисленных языках, способен преодолеть национализм переселившихся в Сирию постсоветских мусульман. «Голос Шама» видит многоязычие не как проблему, а как повседневную реальность на северо-западе Сирии и благоприятную возможность, которой можно воспользоваться в стратегических целях.

Первая и независимая?

Интересно, что проект очень напоминает другую, более известную интернет-платформу, созданную популярным в сети полевым журналистом Билалом Абд аль-Каримом (Даррел Ламонт). Он вырос в северном пригороде Нью-Йорка, работал театральным актером и «стэндап»-комиком. После того, как он принял ислам, Абд аль-Карим отправился изучать религию в Судан и Египет, но в итоге решил стать журналистом. В 2012 году он приехал в Сирию и начал готовить репортажи с мест событий и публиковал их на каналах YouTube и Facebook. Он даже сделал серию репортажей в составе журналистской команды CNN о жизни Идлиба в условии авиаударов России и сирийского правительства, которые получили известную премию имени Эдварда Мурроу.

И руководители «Голоса Шама», и Абд аль-Карим утверждают, что они не входят в состав ни одной из групп («джамаатов»), и что их журналистская деятельность полностью независима от политики военных объединений, воюющих против армии Б.Асада. В то же время можно заметить, что Абд аль-Карим довольно часто предоставляет площадку фигурам, прямо или косвенно связанным с ан-Нусрой, тем самым оказывая информационную поддержку группировке «Хайат Тахрир аш-Шам» и ее союзникам. Иначе говоря, его медиа-ресурсы оказывают информационную поддержку политическому проекту бывшего (формально) крыла «Аль-Каиды» и иных «исламистских» групп по построению «эмирата» в Идлибе.

То же можно сказать и в отношении «Голоса Шама». Журналисты радио ссылаются на многочисленные каналы в Telegram, которые, в свою очередь, ссылаются друг на друга через различные перекрестные ссылки, оказывая информационную и идеологическую поддержку русскоязычным каналам религиозных авторитетов ан-Нусры. Это, конечно, не значит, что данные информационные проекты созданы или непосредственно контролируются ан-Нусрой. Однако они функционируют на территории, где эта организация, которая сегодня составляет костяк «Хайат Тахрир аш-Шам», уже давно распространяет свою политическую и идеологическую гегемонию, медленно, но верно вытесняя или поглощая все иные группы и политические проекты.

Иначе говоря, мы видим, что на территории подконтрольной ан-Нусре, создаются транснациональные и полиязыковые медиа-проекты, нацеленные на формирование определенного миропонимания и идентичности мусульман. Ан-Нусра, как и ИГИЛ, активно использует электронные платформы для привлечения российских и центральноазиатских бойцов, которые находятся как внутри Сирии, так и за ее пределами. Кроме этого, в тесном союзе с ан-Нусрой или под ее непосредственным командованием воевали и воюют такие группы, как батальон «Имам аль-Бухари», батальон «Тавхид ва Джиход», «Джайш аль-Мухаджирин ва аль-Ансар», «Сайфулла аль-Шишани», «Крымский джамаат» и другие. Все эти группы состоят, в основном, из бойцов, переселившихся из России и Центральной Азии.

Кямал Гасымов

https://youtu.be/kcg5DyPSljw
http://www.fergananews.com/article.php?id=9464
Компания GM Uzbekistan решила разъяснить обществу свою политику продаж - в специальном сообщении на официальном сайте.

В нем говорится, что привязка цен к свободно конвертируемой валюте является широко применяемой предпринимателями практикой. «Например, национальная авиакомпания, операторы мобильной связи, интернет-провайдеры, туристические агентства номинируют цены за свои товары и услуги в свободно конвертируемых валютах – в долларах США или евро. Оплаты производятся в национальной валюте по официальному курсу Центрального банка на день оплаты», - поясняет автопроизводитель.

Он обещает, что если покупатель внес предварительный платеж в размере 85 процентов от суммы приобретаемого автомобиля, то «изменения валютного курса не будут влиять на оставшуюся часть оплаты, которая будет оплачиваться по курсу, установленному на день заключения контракта, т.е. цена автомобиля не будет меняться».

Компания сообщает, что цены на автомобили складываются, «в первую очередь, из затрат, включаемых в производственную себестоимость, расходы периода, расходы по финансовой деятельности, расходы по налогам и другим обязательным платежам, а также согласованного уровня минимальной рентабельности от производства и реализации автомобилей». Соблюдение порядка ценообразования и применения согласованного уровня цен на автомобили контролирует Государственный комитет по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции.

Говоря о сроках поставок автомобилей покупателям, компания поясняет, что «автомобилестроение – это многогранный процесс, требующий значительных финансовых и временных затрат, наличие технического потенциала и других ресурсов. Практика мировых автопроизводителей показывает, что для создания готового продукта, т.е. от поставки сырья до производства автомобиля, уходит в среднем от 3 до 6 месяцев».

Особенность ситуации в Узбекистане в том, что страна расположена очень далеко от основных морских маршрутов, а часть необходимого сырья и комплектующих деталей поставляются из более чем 20 стран, расположенных практически на всех континентах, таких как Южная Корея, США, Германия, Италия, Мексика, Бразилия, Россия, Польша и многие другие. Сроки поставок готовых автомобилей определяются, исходя из этих факторов, и в настоящее время составляют, в среднем, три месяца. Но поскольку GM Uzbekistan принимает меры по сокращению сроков поставок автомобилей, учитывая производственные процессы и нормативы, логистическую составляющую и так далее, то «контрактуется двухмесячный объем производства автомобилей».

«Конечно, можно поставить и хранить на складах предприятия определенный объем комплектующих деталей, которых бы хватило на несколько месяцев вперед. Однако это приведет к замораживанию значительных финансовых средств и удорожанию себестоимости автомобиля. В отдельных случаях имеется риск порчи и ухудшения качества хранимых материалов», - поясняет автопроизводитель. Поэтому на его складах хранится минимально необходимый (месячный) объем сырья и комплектующих деталей для обеспечения плана производства.

Чтобы сократить сроки поставок автомобилей и не допустить недовольство потребителей в связи с многомесячным ожиданием законтрактованных автомобилей, компания внедрила новую систему контрактации на месячной основе. В результате максимальный срок поставок серийных автомобилей составляет 60 рабочих дней, а по моделям «Каптива», «Малибу», «Орландо» - 90 рабочих дней.

В снижении себестоимости автомобиля важную роль играет локализация производства. Сегодня в рамках программы локализации работают свыше 160 предприятий, производящих автомобильную продукцию. В результате, уровень локализации по некоторым моделям достигла 70-75 процентов. Но отдельные виды сырья и комплектующих материалов, такие как алюминий, полимеры, литьевые агрегаты, блоки цилиндров, трансмиссия, коробка переключения передач, бортовые компьютеры пока закупаются за рубежом, говорится в сообщении GM Uzbekistan.

Напомним, что в Узбекистане покупатель не может прийти в автосалон и сразу же приобрести автомобиль. В стране создан искусственный дефицит машин, GM Uzbekistan является монополистом на местном автомобильном рынке, а иномарки доступны лишь подержанные, поскольку завозить их в Узбекистан невыгодно - из-за высоких таможенных пошлин. Заплатив 85 процентов стоимости выбранной марки, людям приходится ждать своего автомобиля от полугода и дольше. С 1 июня 2017 года весь модельный ряд GM Uzbekistan должен реализовываться на внутреннем рынке только в национальной валюте. С того же дня стоимость автомобилей повысилась примерно на 30 процентов.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26573

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner