?

Log in

No account? Create an account

June 13th, 2017

Международная организация «Репортеры без границ» (RSF) осуждает блокировку сайта «Ферганы» властями Кыргызстана и призывает их прекратить преследование критикующих их СМИ. Об этом говорится в обнародованном сегодня заявлении организации.
«Мы потрясены, узнав, что веб-сайт «Ферганы» — один из ведущих источников новостей о Центральной Азии — больше не может быть доступен в Кыргызстане в результате судебного решения о блокировке, которую мы осуждаем как необоснованный акт цензуры, недостойный киргизской демократии, - сказал Йоханн Бир (Johann Bihr), глава отдела RSF по Восточной Европе и Центральной Азии. - Этот последний факт ограничения свободы масс-медиа стоит в одном ряду с тревожным количеством судебных разбирательств в отношении оппозиционных СМИ. Мы призываем власти Кыргызстана перестать преследовать критикующие их СМИ, лелеять и защищать демократические завоевания революции 2010 года вместо того, чтобы заимствовать методы репрессивной политики, широко используемой их соседями».
RSF отмечает, что Кыргызстан все еще имеет «исключительный» в Центральной Азии уровень плюрализма, однако в преддверии президентских выборов в октябре этого года власти начали оказывать серьезное давление на СМИ.
RSF напоминает, что сайт «Ферганы» заблокирован в Кыргызстане уже во второй раз. Впервые он был заблокирован в 2011 году, но примерно через полтора года доступ к нему был открыт. С 2013 года Кыргызстан был единственной страной в Центральной Азии, где «Фергана» была доступна, в остальных четырех странах доступ к ресурсу был закрыт в течение многих лет. В связи с этим RSF приглашает читателей информагентства использовать созданное организацией зеркало веб-сайта «Ферганы» по следующей ссылке — https://fg1.global.ssl.fastly.net/ .
Напомним, о блокировке доступа к сайту на территории Киргизии 9 июня редакция «Ферганы» узнала случайно, никаких требований или уведомлений о судебных слушаниях по этому делу нам никто не присылал. В этот же день стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении внештатного корреспондента «Ферганы» Улугбека Бабакулова по обвинению его в разжигании межнациональной вражды. Поводом для преследования журналиста стала опубликованная 23 мая на сайте «Ферганы» его статья «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над «сартами» о националистических высказываниях в соцсетях, направленной против узбекского меньшинства в Кыргызстане. Вместо того, чтобы использовать этот материал для выявления настоящих националистов, власти и подконтрольные им СМИ начали травлю Улугбека.


http://www.fergananews.com/news.php?id=26517
В новейшей истории независимого и нейтрального Туркменистана закрепилась традиция: если у правительства что-то не получается, - например, казна становится пустой и нечем гасить многомесячные долги по зарплате госслужащим, или запуганный народ находится на грани проявления недовольства, - власть в лице президента лихорадочно ищет «козлов отпущения».

Поиск жертвы ведется, как правило, в ближайшем окружении, и, как чабан, выбирающий в своей отаре откормленного жертвенного барана, так и Аркадаг останавливает свой выбор на самом тучном и упитанном, в смысле - набравшем вес и влияние, сколотившем собственный капитал, - «козле», на которого в итоге и повесит всех собак. Такие жертвенные «козлы» всегда отыщутся в высокопоставленном «стаде» среди вице-премьеров, хякимов (глав администраций), министров или руководителей правоохранительных органов.

Традицию эту придумал не Гурбангулы Бердымухамедов, а его предшественник Сапармурат Ниязов, который находил виноватых и назначал их источником всех неурядиц и жизненных проблем простого населения. В доказательство вины этих жертвенных госчиновников телевидение демонстрирует нажитое ими незаконным путем. Ведь все они были мздоимцами, как и те, которых сегодня находит Аркадаг («покровитель», официальный титул президента Гурбангулы Бердымухамедова. – Прим. «Ферганы»).

Сценарий пишется один в один с теми, что писались рукой Туркменбаши и его подручными: вначале идут громкие отставки и увольнения, затем аресты, обыски и в конце – демонстрационный показ по ТВ. Тут уже, как правило, перед телезрителями предстают не властные чины с лоснящимися физиономиями, с трудом прячущие животы за брючный ремень официального или форменного костюма, а обвиняемые или даже уже осужденные люди - жалкие, с осунувшимися лицами, обросшие многодневной щетиной, кающиеся во всех реальных и надуманных преступлениях, клятвенно заверяющие, что впредь «ни-ни!», умоляющие о пощаде.

Закадровый голос диктора внушает телезрителям, приникшим к экранам своих телевизоров и рассматривающим горы драгоценностей и ювелирных украшений, а также пачки денег в иностранной валюте: вот те, по чьей вине всем нам до сих пор плохо жилось; это они не давали стране развиваться и стремиться вперед «со скоростью ахалтекинского иноходца»; именно эти люди разоряли страну, присваивая себе деньги, ценности, движимое и недвижимое имущество...

Вот так исподволь, при этом пафосно, с использованием навязших оскоминой штампов телезрителей подводят к мысли: теперь, когда хапуги, взяточники и паразиты выведены на чистую воду и понесли суровое, но справедливое наказание, а наворованное ими добро возвращено государству, - именно теперь жить станет лучше, сытнее, богаче.

В свое время Ниязов делал так, что одним махом достигал сразу нескольких целей - и пар из разогретого общественного котла выпускал, и зарвавшихся чиновников лишал всего, включая свободу, и имидж самого справедливого правителя в глазах наивных обывателей поднимал. Теперь опыт Сапармурата Туркменбаши успешно использует Гурбангулы Аркадаг.

В мае 2017 года Бердымухамедов вдруг объявил борьбу с коррупцией. На сей раз виновными были назначены высокопоставленные работники прокуратуры и МВД, обвиненные во взяточничестве. Генеральный прокурор страны Аманмурат Халлыев был отстранен от должности и взят под стражу. Следующим шагом стала демонстрация по телевидению штабелями сложенных пачек денег в манатах и долларах, драгоценных камней, ювелирных украшений, золотых слитков.
Цель этой акции ясна – отвлечь население от невеселых дум о том, почему уже три месяца бюджетникам не выдают зарплату, куда делись деньги, на отсутствие которых ссылаются администрации госпредприятий и учреждений, и почему нехватка средств на покрытие текущих расходов предстоящей Азиады сказывается на простых людях.

А вот и те, из-за кого, надо думать, в стране стало плохо жить: 14 уличенных в коррупции бывших прокурорских работников областного и районного масштаба, начальник полиции города Байрамали, заведующая юридической консультацией района Бахарлы, несколько руководителей-хозяйственников из подведомственных Госконцерну «Туркменгаз» структур, Ассоциации пищепрома, ряда предприятий объединения «Туркменцемент» Министерства промышленности. Публично каются, свесив головы до подбородков, молят о прощении и пощаде. А масштабы коррупции огромны: если уж только у одного районного прокурора, как сообщает радио «Азатлык» (туркменская служба Радио Свобода), было конфисковано 15 миллионов долларов, что говорить о коррупционерах рангом гораздо выше.

Борьба или ее имитация?

Несомненно, подобные эмоциональные потрясения туркменского обывателя достигают поставленной цели. На какое-то время люди забывают про свои «мелкие» проблемы и проникаются верой в светлое будущее. Тем временем и должностные лица всерьез озаботились угрозой Аркадага о беспощадной борьбе с мздоимцами и коррупционерами в правоохранительной системе. Чего стоит предложение президента не применять впредь гуманные акты помилования и амнистии в отношении взяточников! Проблемы каждого дня на какое-то время отходят на второй-третий план.

Справедливости ради, нужно вспомнить, что за период своего правления Г.Бердымухамедов уже запрещал практику досрочного освобождения. Правда, тогда запрет касался наркоторговцев. Тысячи оптовых и мелкорозничных наркодилеров по всей стране лишились шанса выйти на свободу раньше отмеренного судом срока. Этот шаг в сочетании с ужесточением наказания за торговлю дурью и созданием специальной службы по борьбе с ней, по сути, помогли Бердымухамедову существенно очистить страну и общество от наркотиков. Не сказать, что сегодня зло в Туркменистане полностью искоренено, но зелье достать не так-то просто. Похоже, опыт борьбы с наркотиками Бердымухамедов намерен использовать и против коррупционеров.

В мае «Азатлык» со ссылкой на собственные источники в правительственных кругах сообщил о намерении властей Туркменистана создать специальный, не зависимый от других силовых и правоохранительных структур орган по борьбе с коррупцией. Сообщалось, что антикоррупционный орган, как и ныне упраздненная Госслужба по борьбе с наркотиками, получит широкие полномочия. Первого июня на заседании Совбеза Бердымухамедов утвердил спешно разработанную Госпрограмму по борьбе с коррупцией и создал Госслужбу по борьбе с экономическими преступлениями.
Почему спешно, почему второпях? Видно, градус людского недовольства проводимой внутренней политикой слишком повысился и стало трудно объяснять народу, что происходит и кто виноват. Необходимо срочно перевести стрелки на конкретных виновников, убедить электорат, что это «они» всему виной и борьба с «ними» поставит все на свои места.

Наивные туркмены из провинций проглотили наживку, поверили, что объявленная борьба с коррупцией в стране – не кампанейщина, а всерьез и надолго. Уж теперь-то земля будет гореть под ногами у взяточников, радуются сельчане, уверенные, что отныне им не придется отстегивать врачу в больнице за обследование или операцию, учительнице в школе - за хорошие оценки в аттестате, за поступление в вуз и другие «услуги», имеющие «свою» таксу.

Опытные эксперты и вышедшие в отставку старшие офицеры правоохранительных органов говорят, что все это – не более чем блеф со стороны Аркадага, и что коррупция – это не наркотики, всех взяточников все равно не удастся отправить на нары без права на помилование.

Один из экспертов, подполковник МНБ в отставке, сообщил в личной переписке в соцсетях: пока не будет изменена сама система подготовки, подбора и расстановки руководящих кадров, рассчитывать на искоренение коррупции не приходится. По его убеждению, все должности в стране продаются и покупаются. Нужно только знать две вещи – кому дать и сколько дать.

Например, в Дашогузском и Лебапском велаятах (областях), где уровень безработицы наиболее высок, должность простой уборщицы в офисе госучреждения стоит в пределах 1000 долларов. Дашь больше - начальник найдет повод, чтобы уволить работающую уборщицу и принять вместо нее тебя. Примерно такие же расценки в службе дорожной полиции: 1000 баксов, и водительская лицензия у тебя в кармане. Военный комиссар района или города за 3-5 тысяч «зеленых» может сделать так, что твой сын не будет служить в армии. Если военком не возьмет, то эту проблему за такую же сумму запросто решит медкомиссия, которая даст заключение о непригодности призывника к военной службе по состоянию здоровья. Чем круче должность чиновника или чем сложнее проблема, тем выше цена ее решения.
В сентябре 2013 года речь о борьбе со взяточничеством уже поднималась. Тогда своих должностей лишились два вице-премьера, прокуроры областей и города Ашхабада, глава налоговой службы, а также руководители ряда ведущих государственных госконцернов. Была озвучена сумма взятки, которую берут в высших эшелонах власти – от 600 тысяч долларов. Именно такие деньги отдал хяким Сердарабатского района вице-премьеру А.Егелееву, чтобы тот похлопотал перед президентом о его назначении главой администрации области.
«Все, у кого есть рот и руки, берут взятки», - говорят взяткодатели и взяткополучатели в свое оправдание.

Отставной подполковник нацбезопасности согласен с тем, что рыба гниет с головы, тем не менее не видит личного участия главы государства в коррупционных сделках. «Зачем ему мараться, - говорит он, - когда и так все финансы страны в его руках?»
По его твердому убеждению, главные коррупционеры сидят в президентском дворце и в правительстве, - это закоренелые аппаратчики, «серые кардиналы» туркменского истеблишмента, люди, которые имеют не только постоянный доступ к телу, но и определенное влияние на президента. Они не публичны, но их в руководящих кругах знают все, так как документы многих назначенцев проходят через их руки. Они всесильны в решении многих вопросов, их мнение учитывается президентом при решении кадровых или иных вопросов, их боятся все, включая шефов правоохранительных органов. Их фамилии можно прочитать в местных газетах под поздравительными телеграммами в адрес президента в дни праздников и иных важных событий.

«Они, как старые корни зубов в полости рта, - еще со времен Туркменбаши прочно сидят в президентском аппарате, - считает подполковник в отставке. - Глава государства сменился, а они все там же. И президент-стоматолог не решается выдернуть эту гниль. Видимо, у этих людей и на Бердымухамедова имеется убийственный компромат. Пока эти люди будут находиться в управлении делами президента и среди его помощников, коррупцию в Туркменистане не победить. Не удастся это сделать еще и потому, что в последние годы в коррупционных аферах стали активно участвовать многочисленные родственники Аркадага. Они так же, как и закоренелые аппаратчики, неприкасаемы. Поэтому все, что происходит сейчас: аресты, принятие антикоррупционных законов и госпрограмм, создание госструктуры по борьбе с экономическими преступлениями, – все это не более чем блеф, пыль в глаза людям».

Хюр, жанавар, хюр!

В северном и восточном регионах Туркменистана на свадьбах-тоях часто устраивают бараньи бои. Есть люди, которые только тем и занимаются, что откармливают своих питомцев, натаскивают их к сражениям за главный приз торжества. И вот в решающий день, выкрикивая команду «хюр, жанавар (скотинушка), хюр», они подталкивают своих баранов на нокаутирующий лобовой удар противника.
«Бердымухамедов – тот же распорядитель бараньих боев, - считает бывший подполковник КНБ, уволенный в начале 2002 года из органов безопасности, лишенный звания, госнаград, льгот и привилегий. - Только у Аркадага «бодаются» друг с другом не животные, а правоохранительные органы. То бьются один на один, то идут стенка на стенку, но правила устанавливает президент. Он же дает команду и полный карт-бланш какой-то одной стороне».

По словам источника, в мае 2017 года команду «хюр-хюр» получило Министерство нацбезопасности, а объектами для битья президент назначил прокуратуру и МВД.
«Есть у туркмен понятие «гезекли чемче» - ложка, которой едоки пользуются по очереди. Так вот, сейчас «переходная ложка», по воле Аркадага, оказалась у МНБ, и комитетчики постарались на славу. Результат побоища таков: свыше 50 прокурорских и полицейских чинов оказались на скамье подсудимых. Выполняя команду «хюр-хюр», МНБ вымещала свою старую обиду за 2002 год, когда прокуратура и МВД, действуя в тандеме, по команде Ниязова почти обезглавили руководство МНБ, отправив за решетку около 70 старших офицеров службы нацбезопасности. Но кто знает, в чьи руки будет передана завтра «гезекли чемче», какая структура получит команду «хюр-хюр». Если не помрем, то узнаем», - подытожил бывший туркменский чекист.

«Хлеба и зрелищ» требовала толпа еще со времен Ювенала. Туркменбаши удалось соединить воедино эти два людских желания. Население имело бесплатные социальные блага, дешевую еду и наслаждалось травлей и практически кровавыми зрелищами, которые правитель время от времени устраивал и показывал по телевизору.

Аркадаг отменил первую часть этого расхожего выражения, лишив народ бесплатных благ, то есть хлеба, оставив лишь томаша - зрелища. Устроит ли это туркменистанцев, покажет ближайшее время.

Вместо послесловия

После ареста, суда и конфискации имущества осужденных прокуроров среди работников правоохранительных и надзорных органов наблюдается паника. Чиновники налоговой службы, государственной таможни, казыетов (судов), высшей контрольной палаты, прокуратуры, МВД и МНБ, миграционной и санитарно-эпидемиологической службы, других ведомств лихорадочно перемещают нажитые нечестным путем деньги и ценности в дома своих дальних и близких родственников, переписывают на их имена движимое и недвижимое имущество. Знающие люди утверждают, что нотариусы пашут 24 часа в сутки, к некоторым высокопоставленным госчиновникам они приходят в полночь, дабы скрыть от посторонних глаз процедуру изменения собственника на имущество.

Однако, несмотря на страх, те, кому есть что терять, придерживаются поговорки «на бога надейся, а сам не плошай» и, ожидая команды «хюр-хюр», делают все для того, чтобы незаконно нажитое досталось внукам и правнукам.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9449
Министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций (Мининфоком) Узбекистана не признаёт факт многолетней блокировки сайта информагентства «Фергана» на территории страны и рекомендует обратиться к технической поддержке упомянутого веб-ресурса.
Официальный ответ замглавы Мининфокома
В начале июня независимый журналист Саид Янышев обратился в онлайн-приемную президента Узбекистана Шавката Мирзиёева с вопросом о причинах блокировки в этой республике на протяжении двенадцати лет сайта информагентства «Фергана».В частности, журналист написал следующее:«Статья 29 Конституции Узбекистана гласит: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом». А в статье 67 говорится: «Средства массовой информации свободны и действуют в соответствии с законом. Они несут в установленном порядке ответственность за достоверность информации. Цензура не допускается».Уважаемый Шавкат Миромонович, прошу Вас, как гаранта соблюдения прав и свобод граждан, Конституции и законов Республики Узбекистан, поручить вашим подчиненным выяснить и сообщить мне и широкой общественности, почему веб-сайт информационного агентства «Фергана.Ру», расположенный по адресу http://www.fergananews.com, заблокирован интернет-провайдерами Узбекистана с июня 2005 года.Насколько мне известно, данный веб-сайт, освещающий события в Узбекистане и в Центральной Азии, не публикует никакой информации, запрещенной законами Узбекистана. Здесь не оправдывают террористов, не распространяют порнографию, не оскорбляют чувств верующих или неверующих. Более того, в 2001 и 2002 годах сайт информагентства «Фергана.Ру» дважды был признан победителем на Фестивале УЗНета (узбекистанского сегмента Интернета), в том числе как «лучший информационный ресурс».Я считаю, что данный веб-сайт является профессиональным и авторитетным источником объективной информации о событиях в моей стране, и прошу Вас принять меры по его разблокировке. Если это по каким-то причинам невозможно, то объясните нам, пожалуйста, почему».Обращение было автоматически спущено в Мининфоком, откуда 13 июня Саид Янышев получил официальный ответ, подписанный заместителем министра Б.Олматовым. В нем говорится, что к блокировке сайта «Фергана.Ру» министерство не имеет никакого отношения:«В соответствии с постановлением Кабинета министров Республики Узбекистан от 10 апреля 2015 года №87, Министерством осуществляется установление и контроль за соблюдением норма качества услуг операторов и провайдеров телекоммуникаций и почтовой связи, в том числе по услугам предоставления доступа к сети Интернет.По законодательству и нормативно-техническим актам, регулирующим деятельность операторов и провайдеров телекоммуникаций и почтовой связи, операторы и провайдеры несут ответственность за соблюдением установленных норм качества услуг, оказываемых ими, но не несут ответственность за функционирование и доступность отдельных сайтов и сервисов в сети Интернет».Далее следуют советы «обратиться к технической поддержке» сайта «Фергана.Ру» и «в соответствующий уполномоченный орган за восстановлением нарушенных прав». Какой конкретно «орган» имеется в виду и почему онлайн-приемная президента республики не переадресовала вопрос о причинах блокировки сайта «Фергана.Ру» сразу ему, неизвестно.Виртуальная приемная премьер-министра Шавката Мирзиёева, впоследствии ставшего президентом Узбекистана, открылась в конце сентября 2016 года по адресу http://pm.gov.uz. А с недавних пор она функционирует на сайте http://president.uz. С момента создания приемной в нее с различными жалобами, преимущественно бытового характера, обратились сотни тысяч граждан республики, более 92 процентов обращений было рассмотрено.Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26516
При поддержке Фонда имени Ф.Эберта (Германия) издана книга «Влияние Европейского Союза на Центральную Азию: обзор, анализ и прогноз».По словам руководителя проведенного и оформленного в книгу исследования Владимира Парамонова, книга предназначена для государственных деятелей и представителей крупного бизнеса, аналитиков и экспертов, ученых и преподавателей высших учебных заведений. Исследование проведено в период 2014–2016 годов и построено в форме аналитического доклада. Книга состоит из таких разделов, как «Политическая сфера», «Экономическая сфера», «Сфера безопасности», «Социальная сфера», «Выводы».По мнению авторов (Владимир Парамонов, Алексей Строков, Зебинисо Абдуганиева), влияние Евросоюза на Центральную Азию за последние десять лет кардинально ослабло, особенно на фоне роста влияния России и Китая.В политической сфере влияние ЕС в наибольшей степени проявляется в Кыргызстане, несколько меньше и лишь по ряду аспектов – в Казахстане, еще меньше – в Таджикистане, незначительно – в Узбекистане и крайне незначительно – в Туркменистане. Причем, Кыргызстан и Казахстан в гораздо большей степени по сравнению с остальными государствами региона подверглись европейскому (и в целом, западному) политико-идеологическому «форматированию», и в этом плане они резко выделяются на фоне Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана, где влияние Запада незаметно и в основном символично.В экономической сфере влияние Евросоюза наиболее сильным является в Казахстане, а по некоторым моментам – в Кыргызстане и Туркменистане, и в гораздо меньшей степени – в Таджикистане и Узбекистане. При этом в характере европейского воздействия на Кыргызстан и Туркменистан есть принципиальные различия. Если в Кыргызстане ЕС использовал прежде всего политические и консультационные инструменты (по ускорению либерализации экономики), то в Туркменистане наблюдалось довольно активное участие ряда европейских компаний в освоении нефтегазовых месторождений на шельфе Каспия.В сфере безопасности влияние ЕС наиболее ощутимо в Таджикистане и Кыргызстане, гораздо меньше – Казахстане, незначительно – Узбекистане и Туркменистане. Причем в случае Таджикистана и Кыргызстана европейские рычаги достаточно эффективны лишь с точки зрения технического и финансового содействия обустройству государственных границ. Особенно важна такая помощь для Таджикистана, имеющего крайне протяженную (более чем 1300 километров) границу с Афганистаном, по всему периметру которой к тому же сохраняется сложная ситуация.В социальной сфере влияние ЕС наиболее отчетливо проявляется в Казахстане, несколько меньше – в Кыргызстане, очень слабо – в Таджикистане, еще более слабее – в Узбекистане, и практически совсем не заметно в Туркменистане. При этом сами масштабы европейского информационного, культурного, идеологического и иного социального воздействия на широкие слои населения стран Центральной Азии крайне невелики.В дальнейшем влияние Евросоюза в Центральной Азии будет, скорее всего, уменьшаться, считают авторы исследования. Вероятно, Евросоюз в силу ухудшения ситуации в самой Европе (экономические и социальные сложности в целом ряде стран-членов ЕС, рост дезинтеграционных настроений, потоки беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока и другие) будет уделять основное внимание внутренним проблемам, а также отношениям с ближайшими соседями, выводя из приоритетов взаимодействие с такими географически отдаленными регионами, как Центральная Азия.Книга находится в свободном доступе на сайте Фонда имени Ф.Эберта.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26515
Информагентство «Фергана» получило 13 июня решение Октябрьского районного суда Бишкека об ограничении доступа к сайту в Кыргызстане. Согласно документу, заявителем является генеральная прокуратура Кыргызстана, она потребовала признать экстремистским материал «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над «сартами». Восьмого июня суд удовлетворил это заявление.

Решением суда наложен запрет на хранение и распространение этого материала и ссылок на него, а также ограничен доступ к сайту информагентства «Фергана».
Напомним, о блокировке доступа к сайту на территории Киргизии редакция «Ферганы» узнала случайно, никаких требований или уведомлений о заявлении Генпрокуратуры или судебных слушаниях по этому делу нам никто не присылал.

Девятого июня стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении внештатного корреспондента «Ферганы» Улугбека Бабакулова, который, проанализировав сообщения в социальных сетях, обнаружил комментарии, направленные против узбеков как этнического меньшинства, после чего подготовил материал «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над «сартами». Но вместо того, чтобы использовать этот материал для выявления настоящих националистов, власти и подконтрольные им СМИ начали обвинять Бабакулова в разжигании межнациональной вражды.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26514
В Пакистане впервые вынесен смертный приговор за богохульство в социальных сетях: 30-летний Таймур Раза (Taimoor Raza) был осужден в городе Бахавалпур, что в провинции Лахор, за якобы оскорбительные высказывания в адрес пророка Мухаммада, его жен и соратников, сообщает Aljazeera.

«Антитеррористический суд Бахавалпура вынесла ему смертный приговор. Это первый случай вынесения смертного приговора, в котором замешаны социальные медиа», - пояснил информагентству Reuters прокурор Шафик Куреши.
Таймур Раза принадлежит к шиитскому меньшинству в стране, где доминируют сунниты, отмечает Foxnews был арестован в прошлом году после спора в Фейсбуке об исламе с человеком, который оказался сотрудником департамента по борьбе с терроризмом.

Адвокат Таймура Раза сообщил, что его подзащитный поначалу был привлечен за оскорбительные высказывания о некоторых религиозных деятелях и ему грозило максимум два года заключения, но позже были добавлены обвинения в «оскорбительных действиях против пророка Мухаммеда».

Напомним, закон «О богохульстве» был принят в Пакистане в 1986 году. За неуважительное отношение к Корану закон предусматривает пожизненное лишение свободы, а оскорбительные слова в адрес Мухаммеда караются смертью. При этом в суде, как правило, не требуют доказательств виновности обвиняемых, наказание за ложное обвинение не предусмотрено. По официальным данным, с 1986 года по закону о богохульстве за «осквернение Корана» были осуждены около 1000 человек.

Казнят редко, чаще обвиняемые в богохульстве становятся жертвами религиозных фанатиков. По обвинению в богохульстве в Пакистане с 1990 года был убит, по меньшей мере, 71 человек. В августе 2012 года христиане Пакистана призвали власти страны и ООН защитить их детей от преследований по религиозному признаку и отменить закон о богохульстве. В мае 2014 года в городе Мултан на юге Пакистана был застрелен Рашид Рехман - известный адвокат, занимавшийся защитой людей, обвиненных в богохульстве и выступавший против соответствующего закона.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26513
В Музее Москвы 4 июня состоялся фестиваль российской и таджикской культур «Памир-Москва». В рамках фестиваля прошел круглый стол, посвященный миграции и межкультурному взаимодействию. Эксперты в области трудовой миграции рассказали гостям фестиваля, в том числе и трудовым мигрантам, о своих последних исследованиях и обсудили тему интеграции иностранных работников в российское общество.Разные взгляды на мигрантовМероприятие открыл директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС при президенте России, профессор Владимир Малахов, который выделил главные особенности трудовой миграции в Россию из стран ближнего зарубежья. Одна из них заключается в том, что российское общество не готово осознать, что миграция в Россию неизбежна, и мигранты — это часть российского общества.- У нас не понимают, что те люди, которых у нас называют гастарбайтерами, на самом деле давно уже живут здесь или собираются укорениться. Их дети ходят в российские школы, кто-то получил гражданство России, а кто-то — в процессе получения. Но заметьте, как легко употребляется это слово - «гостевой рабочий», за которым стоит ожидание, что человек здесь в гостях, и если он не уезжает, это неправильно, и надо менять миграционную политику. То есть общество не признает, что оно уже изменилось, и миграция — его новая реальность, - сказал Малахов.Вторая особенность в том, что в России нет промиграционного лобби. Нет влиятельных общественных сил, которые бы защищали и поддерживали мигрантов.- Часто говорят, что мигрантофобы — это люди, которые социально уязвлены, связывают с миграцией угрозу их рабочим местам и уровню зарплаты. Но заметьте, сколько у нас агентов этих настроений, совсем не уязвленных, а вполне благополучных, - продолжил Малахов. - Теперь об отношении к миграции российского государства. Если посмотреть на то, что называется у нас миграционной политикой, то за ней не просматривается какой-то стратегии. Есть совершенно противоположные тенденции. С одной стороны, для большинства стран бывшего СССР, кроме Туркменистана и Грузии, у нас безвизовый въезд. Также у нас есть ЕАЭС, граждане которого могут работать в России без патентов. Это признак либеральной политики. С другой стороны, каждый из нас знает множество ограничений, надуманных запретов в отношении мигрантов, которые свидетельствуют о том, что наша миграционная политика ограничительная.Разница между Россией и странами Европы состоит в том, что 5/6 нашей миграции — это не совсем миграция, а географическая мобильность в пределах бывшего СССР. Многие из этих людей социализировались с россиянами в одних и тех же институтах: это армия, комсомол, работа на заводах. Они владеют русским языком и обладают теми же социальными компетенциями, которые делают людей представителями одного сообщества. Также есть один парадоксальный момент: с одной стороны, мы не совсем готовы признать суверенитет новых независимых государств. С другой стороны, общаемся с выходцами из Центральной Азии, как с обычными иностранцами, что неправильно, - отметил эксперт.
Эксперты круглого стола по миграции, прошедшего в рамках фестиваля «Памир-Москва»
Мигранты и интеграцияНаучный сотрудник Центра независимых социологических исследований Ольга Ткач затронула вопрос интеграции миграции и то, как понимают ее представители государственных институтов, НКО, работодатели и сами мигранты:- Интеграция — процесс многоуровневый и зачастую стихийный. Попадая в новые условия жизни, человек обретает новые навыки, компетенции, становится частью той или иной группы общества. Интеграция — это политический инструмент, проект. Бюрократический взгляд заключается в том, что мигранты должны быть документированы, селективный взгляд — что на границе или по приезде в страну должен производиться отбор мигрантов по различным признакам. Это отбор через большое количество разных документов, в том числе и о знании русского языка. Это разделение на «мы» и «они», когда мигранты рассматриваются, как люди, которым здесь трудно приживаться, и поэтому с ними надо работать. Мы пытались на уровне районов узнать, кто из властей работает с мигрантам. Оказалось, что это отделы по соблюдению законности и правопорядка, которые реагировали на запросы населения, что кто-то увидел группу мигрантов и надо было проверить, легально они здесь проживают или нет, и что их надо оградить от местного населения, - рассказала Ткач.По ее словам, у государства двойственный взгляд на мигрантов: с одной стороны, они необходимы с демографической и социально-экономической точек зрения, с другой — постоянно озвучивается идея, что мигранты — это угроза национальной безопасности.- В такой ситуации, в том числе ксенофобской, и с существующими проблемами миграционного законодательства, никто не знает, как адекватно выстраивать работу по интеграции мигрантов. Часто ведется поиск виноватого и ответственного за мигрантов. Как правило, зачастую им становятся либо работодатель, либо диаспоры. Так как выгоду от мигрантов получают работодатели, государство пытается приписать им ответственность за интеграцию, документирование, организацию социального обеспечения мигрантов. Это такая попытка ослабить нагрузку на бюджет при помощи работодателя, - объясняет социолог.Ольга Ткач рассказала, что во время проведения исследования они разговаривали с работодателями разного масштаба и увидели, что они выполняют достаточно серьезные интегрирующие функции:- Благодаря им мигранты получают квалификацию, стаж, доход. Мы выяснили, что сфера труда является пространством договоренностей, которое позволяет выживать работодателям и приезжим работникам. При этом государство требует от работодателя брать на себя ответственность за интеграцию, но ничем не помогает, - отметила Ткач.Тему интеграции продолжил Владимир Малахов, который отметил, что чиновники думают, что интеграция — это ассимиляция, когда они совершат ряд мероприятий, и мигранты станут такими же, как они.- Однако интеграция — это спонтанный, стихийный процесс и, можно сказать, что неинтегрированных мигрантов не бывает. Только ступив на чужую землю, человек уже интегрирован. Есть экономическая интеграция, когда человек работает и платит налоги. Вопрос в том, что мы ждем, когда требуем от мигранта интеграции? Для многих, к сожалению, это ассимиляция, чтобы все, что от него есть отличного, осталось в его квартире. Однако в реальности интеграция — это взаимный процесс, коммуникативный, когда мы хотим услышать другого. Когда мы говорим об интеграции, нам надо больше думать о том, что есть живые люди, а не объекты труда и нашего манипулятивного воздействия, - отметил Малахов.Мигранты и экономикаДиректор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев отметил, что, несмотря на отсутствие общей интеграционной политики, в России существуют ее отдельные элементы. Это бесплатное обучение в школах, экстренная медицинская помощь и бесплатные роды.- Иногда доступ к этим услугам ограничен, но по закону они положены, и при определенной настойчивости их можно получить. Изучение русского языка также немаловажно, но курсы по его изучению надо открывать в странах исхода мигрантов. В России им уже некогда ходить на курсы, они работают. С интеграцией в России так сложно потому, что на интеграционные программы нет бюджета. В Европе ситуация иная, потому что на те интеграционные программы, которые там существуют — по изучению языка, продвижению культуры, подготовке к жизни в новой стране — выделяются большие деньги, - уверен эксперт.Что касается ксенофобии, то, по данным Дмитрия Полетаева, ее уровень был крайне высоким в 2013 году. С тех пор произошло много событий, в том числе и на Украине, после чего по ТВ перестали показывать ксенофобские сюжеты, что сразу уменьшило уровень неприятия мигрантов примерно в два раза (по данным Левада-Центра). Таким образом, проблема Украины стала отвлекающей темой, и мигранты отошли на второй план.- Мы говорим, что государство не определяет себя по отношению к мигрантам несмотря на то, что оно не прочь заработать на них. В этом смысле выделяется Московское правительство, - продолжил Дмитрий Полетаев. - Миграционный центр в Сахарово отличается от подобных центров в других города. Правительство Москвы получает огромные деньги от продажи патентов для мигрантов, в прошлом году оно получило за них около 14 миллиардов рублей и поэтому они рады, что в городе работает так много мигрантов. Насколько мне известно, существует договоренность с московской полицией не включать в «черные списки» мигрантов, которые совершили незначительные нарушения. В этом смысле Москва начала рассматривать мигрантов с экономической точки зрения, как это происходит в других странах.Отмечу еще один важный момент: когда начались разговоры со стороны радикалов, что нужно вводить визовой режим для мигрантов из стран Центральной Азии, первым, кто сказал, что этого не будет, был президент России. Трудоспособное население России ежегодно сокращается, труд мигрантов востребован, и для них есть рабочие места. И это хорошо понимают президент и правительство Москвы, - заключил Дмитрий Полетаев.
Эксперты в области миграции отвечают на вопросы слушателей
Избавиться от стереотиповСвоими наблюдениями в области миграции поделилась Заведующая Центром качественных исследований Института социальной политики Высшей школы экономики (ВШЭ) Екатерина Деминцева, которая, кроме российского, изучала опыт Франции по решению миграционных проблем:- Я бывала на разных праздниках в Париже и его пригородах, чтобы узнать, как живут мигранты в городе. Там миграция существует с 1960-х годов. и такие праздники уже не редкость, произошло тесное взаимодействие города и миграции, и я надеюсь, что сегодняшний фестиваль начинает традицию, благодаря которой горожане начнут узнавать друг друга, а мифы о мигрантах исчезнут, - отметила она.Деминцева уверена, что люди мало знают друг о друге, потому что не происходит тесного взаимодействия между мигрантами и россиянами.- Я готовила исследование в московских и подмосковных школах, и все учителя мне говорят: да, у нас есть дети мигрантов. Я спрашиваю: вы проводите совместные праздники или мероприятия на уровне районов? Нет, все живут по отдельности. Нет какого-то комьюнити, и поэтому существуют мифы, что одни школы мигрантские, а другие нет, хотя там всего учится по два-три ребенка из семей мигрантов на класс. Мы очень многого не знаем друг о друге. Поэтому такие фестивали надо организовывать в рамках районов, где мы живем, чтобы мы видели друг друга, не пугались соседей другой внешности и говорящих на другом языке.То что мы переживаем сейчас, Франция переживала в 1960-1970 годы, - продолжила Екатерина Деминцева. - У них это началось с распадом колониальной системы, а у нас — с распадом СССР. Только отличие в том, что, когда в Россию начали прибывать люди из бывшего СССР, они приезжали к себе, в свою столицу. Мигранты из Северной Африки, которые были колониями Франции, никогда так не говорили о Париже. Однако с теми же самыми проблемами, с которыми сталкиваются мигранты в России, сталкивались в 1960-е годы мигранты во Франции. Это проблемы дискриминации, расизма, непонимания со стороны местных, зачем эти люди приехали. И слово «мигрант» тоже вызывало у них отторжение. Что произошло? В 1980-е годы появились молодые люди из миграции, которые назывались «вторым поколением», то есть те, кто приехал в детском возрасте или родился в семье мигрантов уже во Франции. Им надоело быть дискриминируемыми, им надоело, что к ним относятся, как к людям второго сорта, и они заявили о своих правах. Поэтому сейчас во Франции отношение к выходцам из мигрантской среды другое, там нет такого открытого расизма и дискриминации, которые мы видим в России.Важен правовой момент миграции, когда человек может защитить себя и имеет какие-то права. То, чего сегодня должны добиваться мигранты — это отстаивание своих прав, потому что ими можно защититься от беспредела работодателей, полиции и чиновников. Я надеюсь, что скоро мы к этому придем, потому что время идет, мигранты получают гражданство и становятся равноправными гражданами России, - заключила Деминцева.Екатерина Иващенко
http://www.fergananews.com/article.php?id=9448
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон присвоил своей дочери Озоде Рахмон, возглавляющей исполнительный аппарат главы государства, чин государственного советника юстиции. Это самый высокий по старшинству классный чин в органах прокуратуры и юстиции.

Как стало известно «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода), соответствующий указ был подписан Рахмоном 25 мая этого года, однако на официальном сайте президента об этом нет ни слова. Радиостанция не указывает свой источник информации.

Напомним, что в январе 2016 года Озода Рахмон была назначена руководителем администрации президента Таджикистана, а затем избрана сенатором от столицы. До этого дочь Рахмона занимала должность первого замминистра иностранных дел страны.

Озоде Рахмон 38 лет. В 2000 году она окончила Таджикский национальный университет, в 2004-2006 годах изучала языки в Джорджтаунском и Мэрилендском университетах. Владеет таджикским, русским и английским языками. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника второго класса. В 2012 году защитила кандидатскую диссертацию по юриспруденции на тему «Развитие законодательства о правах и свободах женщин в Таджикистане». Замужем, имеет пятерых детей. Ее супруг Джамолиддин Нуралиев занимает пост первого заместителя председателя Нацбанка Таджикистана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26512
Внештатный корреспондент «Ферганы.Ру» в Кыргызстане Улугбек Бабакулов, на которого государственным комитетом национальной безопасности возбуждено уголовное дело, покинул родную страну. О таком решении журналист сообщил сам в социальной сети Фейсбук.
«Симпатизирующие мне ребята из ГКНБ шепнули, что есть задание, устроить показательное шоу с моим арестом и последующим осуждением, как это было с делом правозащитника Азимжана Аскарова. Такая перспектива меня отнюдь не радовала. Согласитесь, лучше плохо стоять, чем хорошо сидеть… В общем, я решил выехать из страны и переждать этот дурдом. Через день, как я уехал, вышла информация о возбуждении в отношении меня уголовного дела. А затем президент заявил, что я специально муссировал тему, чтобы сбежать. Очень глупое заявление в силу целого ряда объективных причин: возраст, не знаю языков, не имею финансов (у меня нет атамбаевско-бакиево-акаевских миллионов) и еще куча всего… Поэтому заявление президента, что у меня была цель «получить политубежище», - просто глупое. Оставлю это на его совести (в наличии которой я сомневаюсь)».
Тем временем в киргизской прессе продолжается кампания травли и очернения журналиста. «В спецслужбах полагают, что Бабакулов писал провокационные статьи по согласованию с зарубежными кураторами и местными правозащитниками. Взамен ему обещали "политическое убежище"», - пишет сегодня газета «Вечерний Бишкек».
Причины отъезда Улугбека Бабакулова называет главный редактор нашего издания Даниил Кислов.

Кому надо уезжать и когда?..

«ГКНБ озвучена причина и цель опубликования журналистом статей провокационного характера - это в преддверии очередной годовщины трагических событий июня 2010 года и получение "политического убежища" в третьих странах».
В этой одной безграмотной фразе о бишкекском журналисте Улугбеке Бабакулове, напечатанной сегодня в газете «Вечерний Бишкек», - вся суть лживой пропаганды клана Атамбаева.
Конечно, в эту пропаганду никто не верит, кроме тех, кто готов, не вдаваясь в подробности, разорвать любого человека иной национальности или с иным мнением. Наверное, это и есть сегодняшний «электорат», на которого рассчитывает власть в Кыргызстане.
Однако для тех, кто не слишком хорошо знаком с историей Улугбека, я скажу, что если бы он хотел покинуть родину, то сделал бы это давным-давно и много-много раз.
Улугбек мог бы уехать из страны еще десять лет назад во время работы во Freedom House. Тогда, в 2006 году, на него напали, страшно избили, увезли в машине и выбросили около дома. И это не была «бытовуха». Очевидно, что Улугбек чуть не погиб из-за своей правозащитной деятельности.
Он мог бы убежать за рубеж во время работы в МК 2010 году, когда делал правдивые и фактографичные публикации о событиях в Оше и Джалалабаде. На него тогда, как и сегодня, сыпались угрозы от «ура-патриотов», требовавших «рассчитаться» с журналистом.
Улугбек мог бы бросить все - и работу, и родину, - в 2015 году. Тогда, на собрании редакторов «МК» в Москве владелец этого крупного российского издания Павел Николаевич Гусев сказал Улугбеку, что лично Атамбаев звонил ему и просил снять Бабакулова с должности главного редактора «МК-Азия». Спасибо Гусеву: он отказался это сделать, впрочем, попросив журналиста «не трогать Атамбаева».
Мог бы Улугбек уехать и позже, когда разоблачил националистическую пропаганду на государственном телеканале. Ведь ему снова открыто угрожали и призывали «выгнать сарта из страны».
Не мешало бы убежать и в феврале 2016 года. Тогда, после публикации «Не рассмотренная версия» (об убийстве Анапияева) глава МВД Кыргызстана Мелис Турганбаев звонил Улугбеку и лично угрожал «отрезать яйца». Кстати, запись того памятного разговора сохранилась...
Улугбек никогда не стремился уехать, не думал о получении «политического убежища», не предавал и не продавал свою родину. А наоборот - делал то, что должен делать каждый из нас: честно исполнял свой профессиональный журналистский долг, невзирая на давление со стороны властей и махровых националистов.
И если бы сегодня в Кыргызстане был независимый и открытый обществу суд, честная милиция и законная исполнительная власть, заботящаяся об интересах всего своего народа, а не худшей его части, то я бы первый укорил Улугбека в трусости.
Как мы виним в трусости и предательстве двух бывших президентов этой страны, уехавших от гнева народа, от революций, казалось, обещающих лучшую жизнь.
То, что сегодня такие люди, как Улугбек, уезжают из страны, - самый точный и трагичный показатель деградации властей Кыргызстана, уверенно шагающих по этакому «туркменскому пути». Я считаю, что цветы двух революций в Кыргызстане сегодня растоптаны полностью, и надеяться на справедливое государственное управление пока не приходится. Но это тема для отдельного разговора...
Так вот: Улугбек очень долго и мужественно говорил обществу Кыргызстана правду - нелицеприятную и жёсткую правду. И уехал сегодня от лжи, беззакония и насилия.

Даниил Кислов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9447
Новые технологии широко шагают по миру и двигают нашу цивилизацию вперед. Паутина интернета окружила земной шар еще одной жизненно важной оболочкой. Планета, как большой мозг, за секунду обменивается информацией, открытиями, знаниями, товарами, деньгами.

Главное — не отстать!

Мир вокруг нас за последние десять лет изменился до неузнаваемости. Но эти изменения происходят не с одинаковой скоростью и не везде: страны, которые активно внедряют хайтек, живут уже одной ногой в будущем, а те, кто не хочет предпринимать усилий и с подозрением воспринимают всё новое, остаются в привычном, хотя и не очень удобном прошлом.

Одно из самых перспективных направлений, использующих интернет, связано с технологией blockchain (блокчейн). Это аналог интернет-банка, биржи, сейфа и юридической конторы вместе взятых: он обеспечивает, с одной стороны, полную прозрачность и легальность сделок, с другой — надежную защиту информации от злоумышленников.

Переход к массовому использованию blockchain постепенно изменит облик всей человеческой цивилизации. Уже сейчас в кластерах, внедряющих финансовые инструменты на основе blockchain, складываются особые экосистемы. Переход на криптовалюту создает предпосылки к образованию своего рода городов-государств, с доступом к медицине, торговле, инвестициям. Конечно, сейчас это могут себе позволить (и позволяют с удовольствием) такие города — как, например, Дубай или такие технологические центры США, как Мемфис (штат Теннесси). Возможно ли подобное в развивающихся странах и городах? Да — потому что в реальности эта система не сильно зависит от наличия внутренних границ.

Но интересна ли новым технологиям Центральная Азия? Вряд ли. Странам этого региона надо самим проявлять инициативу и интересоваться передовыми достижениями. Как, например, уже заинтересовалось ими правительство России. В настоящее время министерство связи РФ и Центробанк уже работают над созданием общей платформы на основе технологии блокчейн. Эта платформа свяжет банковские операции, госуслуги и вопросы безопасности государства, будет удобна для идентификации личности, а также обеспечит «цифровую прослеживаемость товаров».

Ведь «заболел» сегодня новыми технологиями сам президент России Владимир Путин. Как рассказал в ходе дискуссии прошедшем недавно на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) первый вице-премьер России Игорь Шувалов, глава России четко понимает, что цифровая экономика и технологическое лидерство - база для экономического роста. На полях форума Владимир Путин даже лично встретился с Виталиком Бутериным, основателем одной из крупнейших в мире блокчейн-платформ Ethereum.

Виталик Бутерин - канадский программист российского происхождения, сооснователь и бывший редактор печатного журнала Bitcoin Magazine, сооснователь проекта Ethereum, за идею которого в 2014 году выиграл премию World Technology Award, обойдя Марка Цукерберга и других претендентов. Он также выиграл грант на сумму 100 тысяч долларов от Thiel Fellowship для развития проекта.

Давайте делиться опытом

Между тем в середине мая в Мемфисе (Теннесси, США) состоялось значительное в данной области событие: там прошел международный семинар, посвященный различным аспектам использования blockchain. Его организаторы, бизнесмены узбекского происхождения братья Умаровы, не только сами идут в авангарде прогресса, но и последовательно стараются выдвинуть на технологическую передовую страны Центральной Азии.

С американской стороны в семинаре приняли участие специалисты компании FedEx, всемирно известного медицинского центра по борьбе с раком Saint Jude (Сан-Джуд, о нем мы рассказывали в статье «Инициатива, достойная поддержки. Как больным детям из Центральной Азии попасть на лечение в Америку?»), а также юридического факультета университета Мемфиса, института FedEx и других организаций. Центральную Азию представляли сотрудники посольств Туркменистана и Казахстана.

В ходе семинара обсуждались логистические, организационные, финансово-юридические аспекты сотрудничества в сфере лечения онкобольных детей с использованием передовых технологий. Важное место в этих планах занимает благотворительность: предполагается, что в будущем совместными усилиями в больнице Saint Jude будет обеспечено лечение детей из стран Центральной Азии. Бюджет больницы полностью формируется за счет частных пожертвований, и для благотворителей чрезвычайно важна полная прозрачность и легальность, поэтому именно здесь одними из первых в мире начали изучать технологии blockchain. Это наглядно демонстрирует, что криптовалюты — не просто какие-то интернет-штучки для особо продвинутых инвесторов. С их помощью уже сейчас можно буквально спасать жизни!

Чтобы в глобальную систему работы Saint Jude были включены Туркменистан и Казахстан, один или несколько медицинских центров из этих стран должны заключить с американской больницей договор и направлять детей на лечение после предварительного обследования. Условием такого договора является предварительная стажировка национальных специалистов в Мемфисе. Есть и менее затратная альтернатива: эксперты Saint Jude могут приехать сами для проведения учебных курсов на местах.

Особенный интерес к сотрудничеству с Saint Jude и программам обмена проявили представители Туркменистана. Чтобы этот процесс не останавливался, уже запланирован повторный визит дипломатов из этой центральноазиатской страны в Мемфис.
Эксперты Fedex рассказали, какими могут быть совместные финансовые программы с использованием blockchain. Эта тема привлекла пристальное внимание участников семинара из Казахстана, где уже активно обсуждается создание собственной криптовалюты и связанной с ней инфраструктуры. В июне в Астане будет проходить ежегодный Евразийский Медиа-форум, одна из сессий которого посвящена внедрению blockchain, и теперь ставится задача объединения усилий по продвижению и использованию одной из самых перспективных на данный момент технологии на базе Ethereum (подробности о технологии можно прочитать здесь и здесь). Ожидается, что совместными усилиями на следующей встрече в Мемфисе представители Казахстана утвердят пилотную программу между двумя регионами.

На семинаре не было представителей Кыргызстана, но некоторые бизнесмены этой страны проявили интерес к теме, и с помощью посольства Кыргызстана организаторы семинара рассчитывают в ближайшем будущем установить контакты между Saint Jude и Национальным Онкологическим Центром в Бишкеке.
К сожалению, пока что в США плохо знакомы с регионом Центральной Азии, но развитие любых контактов идет на пользу обеим сторонам. Благодаря таким мероприятиям, как семинар в Мемфисе, ситуация постепенно меняется. В ходе работы были представлены программы самого широкого спектра: речь шла о том, как именно можно помочь каждой из стран региона с учетом ее особенностей, и как для этого могут быть использованы новейшие технологии.

Все заинтересованные стороны - предприниматели и политики, частные жертвователи и компании, желающие принять участие в данном проекте, - могут связаться с его организаторами через редакцию «Ферганы». Пишите по адресу редакции ferghananews@gmail.com или главному редактору Данилу Кислову — dan@kislov.ru.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9446

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner