?

Log in

No account? Create an account

May 31st, 2017

Одним из первых обещаний новоиспеченного президента Узбекистана Шавката Мирзиёева было обещание навести порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве. Одним из важных органов в сфере ЖКХ является товарищество частных собственников жилья (ТЧСЖ). Согласно закону, это добровольное «объединение частных собственников жилых помещений в одном или нескольких компактно расположенных многоквартирных домах, объединенных общим земельным участком с элементами благоустройства».

В каждом районе Ташкента есть ассоциации ТЧСЖ. О том, что происходит в одном из них, Чиланзарском, рассказывают авторы письма в редакцию «Ферганы», потерявшие надежду добиться поддержки и справедливости не только от местных властей, но и от народной приемной президента Узбекистана. Причем проблемы, изложенные в письме, начались уже после того, как в апреле 2017 года Чиланзарский район навестил Шавкат Мирзиёев. Его визит завершился снятием с постов хокима (главы администрации) и начальника отдела внутренних дел района. И это, похоже, кое-кому развязало руки.

Впрочем, читаем письмо.

* * *

«С момента начала реформ в сфере ЖКХ и последнего визита Президента Республики Узбекистан Ш.Мирзиеева в Чиланзарский район г.Ташкента стали происходить удивительные вещи.

Президентом было поручено исправить все недостатки и упущения в сфере ЖКХ и отремонтировать системы коммуникаций многоквартирных жилых домов путем выделения товариществам частных собственников жилья (ТЧСЖ) целевых льготных кредитов. К великому сожалению, это поручение Президента местные чинуши решили под шумок использовать в своих корыстных целях и заработать (нахапать) себе капитал.

На должность руководителя округа, председателя Ассоциации ТЧСЖ Чиланзарского района был непонятно кем избран и назначен некий Кодиров Дилмурат Бекмуратович. По нашим данным, это бывший следователь, уволенный за нарушения.

Заявив, что прокурор и начальник ОВД Чиланзарского района лично приказали ему навести порядок во вверенном ему округе, то есть - на 8 квартале Чиланзарского района, - он начал в грубой форме вмешиваться в деятельность нескольких товариществ собственников жилья. Путем угроз и шантажа, а также приводя с собой представителей махаллинского (квартального) комитета «Нурафшон» М.Дустова и участковых инспекторов профилактики, без каких-либо разрешительных документов и судебных или иных решений он опечатывал офисы ТЧСЖ и отбирал печати. Утверждал, что теперь все товарищества будут объединены в одно ТЧСЖ, а его исполнительным директором хотел назначить своего родного брата Гафура Кодирова, работающего в махаллинском комитете «Нурафшон».

Одновременно ТЧСЖ, находившиеся под опекой и присмотром Д.Б.Кодирова, стали подавать заявки в «Микрокредитбанк» на получение льготных кредитов. Не проведя какое-либо собрание собственников жилья и не объяснив цель получения кредитов на дом №8А, уже отремонтированный за счет самих жильцов дома, была подана заявка на получение кредита в размере 150 миллионов сумов ($39,2 тысячи по официальному курсу или $17,6 по курсу «черного рынка»). Как можно выдавать кредит дому, который уже отремонтирован?

Те временем без каких-либо документов и актов приема-передачи были отобраны документы и склад строительных материалов у двух ТЧСЖ - «Манзур Таъмир Сервис» и «Гавхар Умид Коммуналчи», а сами эти товарищества были переданы в ведение исполнительного директора ТЧСЖ «Махир Таъмир», которая, не решив вопросы собственного коммунального хозяйства, начала решать вопросы «новоприбывших» домов.

Состояние коммуникаций наших домов и прилегающей территории оставляет желать лучшего. Кодиров обещал начать в домах комплексный ремонт всех систем коммуникаций, включая отопительную. Деньги получены, материал частично закуплен, но ремонт систем так и не был начат.

Еще один факт. На территории коммунально-ремонтной аварийно-восстановительной службы (КРАВС) Чиланзарского района разместилась бригада рабочих из компании «Стройсервис», которые якобы по поручению хокимията меняют фрамуги в окнах подъездов. Например, жильцов дома №13 убедили, что работы выполняет хокимият, но ни слова не сказали о том, что деньги на все это выделены из кредита и будут возвращаться за счёт самих жильцов дома. То есть это конкретный факт отмывания целевых финансовых средств за счет жильцов. Заменой фрамуг должны заниматься ТЧСЖ, а тут работы курируют и проводят под прямым управлением Д.Б.Кодирова и некоего Сергея Сергеевича.

Наши обращения на портал виртуальной приемной президента и в хокимият не дают результата, так как Д.Б.Кодиров, вводя в заблуждение хокима и его заместителей, спускает все обращения граждан на тормозах.

Мы обратились к уважаемой редакции «Фергана.Ру» с надеждой, что наш рассказ откроет глаза вышестоящему руководству в сфере ЖКХ, поручившему решение насущных проблем бездарным и неопытным управленцам, которые думают только о своей выгоде и используют тяжелейшую ситуацию в жилищно-коммунальной сфере в своих корыстных целях».

По данным «виртуальной приемной» президента Узбекистана, на этот веб-ресурс жителями страны было направлено 832.724 жалобы, 773.572 из них или 92 процента были рассмотрены. Впечатляет, не правда ли? Но все чаще встречаются истории о том, что рассмотрение завершилось чиновничьей отпиской или же переадресацией жалобы человеку, на которого она поступила. То есть, приемная президента, так громко заявившая о себе в предвыборный период, спустила обороты и стала превращаться в обычную канцелярию. Но надежда на то, что народные приемные президента еще не сдулись и дееспособны, пока есть, поэтому обращаем внимание на проблемы жителей Чиланзарского района узбекской столицы.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9428
Утром 31 мая у здания посольства Германии в Кабуле прогремел мощный взрыв. Как сообщает Khaama.Com со ссылкой на представителя Министерства внутренних дел Афганистана Наджиба Даниша, инцидент произошел недалеко от площади Занбак в 10-м округе полиции: террорист-смертник взорвал автомобиль с взрывчаткой.

Представители Министерства общественного здравоохранения сообщили, что по крайней мере 60 человек получили ранения. Между тем, только в больницу Вазир Акбар Хан, по данным Tolo News, были доставлены 90 раненых и тела трех погибших.

Агентство Pajhwok в своем Твиттере сообщает о 50 погибших и 150 раненых.

По словам официального представителя МВД Афганистана Башира Муджахида, цель террористической атаки пока определить не удалось, передает «Коммерсант». Теракт произошел в квартале неподалеку от президентского дворца, где сосредоточены правительственные органы, дипломатические миссии и представительства международных компаний и организаций. От взрыва пострадали несколько зданий.

Ответственность за теракт пока никто на себя не взял. Ранее движение «Талибан» объявляло о начале традиционного весеннего наступления.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26454
В Таджикистане против брата, сестры и адвоката осужденного Бузургмехра Ёрова возбуждено уголовное дело. Джамшеду Ёрову, Хосият Ёровой и адвокату Муаззаме Кодировой инкриминируются «призывы к насильственному свержению конституционного строя», сообщает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода) со ссылкой на супругу Бузургмехра Заррину Набиеву. Все трое сейчас находятся за пределами Таджикистана.

По словам Заррины Набиевой, об уголовных делах в отношении брата, сестры и адвоката Бузургмехра Ёрова ей сообщили в Управлении по борьбе с оргпреступностью (УБОП) МВД Таджикистана. «Дилбар Зухурова, жена Джамшеда, попросила меня сопровождать ее в МВД, куда ее вызвали на допрос. Там допросили и меня. Они хотели получить информацию о местонахождении Джамшеда и Хосият. Я сказала, что ничего не знаю. Там же сообщили, что возбуждено уголовное дело в отношении Муаззамы Кодировой», - сказала Набиева.

Джамшед и Хосият Ёровы также сообщили в соцсетях о возбуждении против них на родине уголовного дела. В письменном ответе на запрос «Озоди» Джамшед Ёров заявил, что уголовное дело возбуждено после его комментариев в Фейсбуке. «Я также через Фейсбук просил живущих за границей друзей и земляков помочь составить список их родственников, которые находятся в заложниках у властей Таджикистана», - пишет Джамшед Ёров.

По словам родных Ёровых, месяц назад против Джамшеда было начало новое расследование сотрудниками ОВД города Вахдата. Ранее, в августе 2016 года Джамшед Ёров, который на тот момент являлся адвокатом зампредседателя Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Махмадали Хаита, был задержан по обвинению в раскрытии информации, представляющей государственную тайну (распространении копии приговора в отношении членов ПИВТ). Однако через месяц он был отпущен по амнистии, объявленной в честь 25-летия независимости Таджикистана.

До недавнего времени адвокатом Бузургмехра Ёрова была Муаззама Кодирова, но из-за давления и угроз она сначала вынуждена была отказаться от защиты своего коллеги, а затем покинуть Таджикистана и попросить политического убежища в Германии. По словам Кодировой, в январе этого года во время встречи с подзащитным у нее отобрали диктофон и обвинили в разглашении тайны следствия, после чего на нее началось давление.

Напомним, адвокат Бузургмехр Ёров был арестован 28 сентября 2015 года по обвинению в мошенничестве и подделке документов. Это произошло через несколько дней после того, как Ёров встал на защиту членов ныне запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и возглавил Общественный комитет по предотвращению и пересечению незаконного задержания, ареста, обыска и заключения. К моменту задержания Ёров занимался делами семерых задержанных членов ПИВТ.

Позже был задержан адвокат Нуриддин Махкамов, являвшийся сотрудником коллегии адвокатов «Сипар», членом которой был и Ёров. До своего задержания Махкамов намеревался защищать интересы своего арестованного коллеги, но не получил ордер на его защиту. Вскоре арестованных адвокатов стали обвинять в экстремизме, призывах к насильственному изменению конституционного строя и в возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды.

Суд города Душанбе 6 октября приговорил Ёрова к 23 годам, а Махкамова – к 21 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В середине октября стало известно о двух новых уголовных делах против Ёрова. Одно из них – по статьям 330 (Оскорбление представителя власти) и 355 (Неуважение к суду) Уголовного кодекса республики. Дело возбудили после того, как в ходе выступления Ёрова в суде с последним словом между ним и гособвинителем Рустамом Такдирзода возник спор. По этому делу к сроку Ёрова добавили два года лишения свободы. Еще одно дело возбуждено по статье 247 (Мошенничество) на основании заявления троих граждан. А в апреле этого года супруге Ёрова сообщили о четвертом уголовном деле против него — на сей раз по обвинению в публичном оскорблении Основателя мира и национального единства — Лидера нации.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26455
За последние 7 лет число осужденных за экстремизм и терроризм в Кыргызстане возросло в 3,5 раза. По данным Государственной службы исполнения наказания (ГСИН), в 2009 году за такие преступления был осужден 51 человек, тогда как сегодня наказание отбывают 185 человек, включая 7 женщин. Среди этой категории заключенных 22 человека обвинены в боевых действиях в Сирии, 97 — в членстве в «Хизб-ут-Тахрир», 84 — впервые совершили преступление. 38 человек находятся в тюрьмах строгого режима. Кто эти лица? Как они оказались на скамье подсудимых?

Некоторые из них были подзащитными адвокатов нашей коллегии. Общаясь с ними и их родными, анализируя судебные процессы, мы приходили к печальным выводам: обстоятельства, в которые попали многие из этих людей, сделали из них преступников не по их вине. Расскажу о нескольких случаях из своей адвокатской практики.

Принес домой книжку — получил срок

В начале этого года к нам в офис пришел мужчина-инвалид, без одной руки по локоть. Сказал, что приехал из Бишкека. Пояснил, что в Оше за хранение экстремистских материалов задержали сына, он находится в СИЗО. Знакомый этого мужчины из одного госоргана рекомендовал обратиться к нам, сказал, что мы сможем доказать невиновность парня. К слову: именно с чиновниками этого органа мы расходимся во мнении по применению нормативных актов по борьбе с экстремизмом.

Как мог, я пояснил ему, что по статье 299-2 (приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций) Уголовного кодекса (УК) Кыргызстана, которая инкриминируется его сыну, у нас еще не было оправдательных приговоров.

В одном советском фильме следователь допрашивает маршала, кажется, Тухачевского. Говори: «Вы немецкий шпион, работаете на Германию». «Вы ошибаетесь», - отвечает подследственный. «Наши органы никогда не ошибаются», - парирует следователь. Как это похоже на современную ситуацию в Кыргызстане, где, если уж ты попал в руки силовиков, то вряд ли из них выберешься.

В общем, сказал мужчине, что можно хоть 10 адвокатов нанять, таких как Федор Плевако (знаменитый российский адвокат дореволюционного периода. – Прим. «Ферганы»), сына все равно осудят. Тем нее менее, за дело взялся.

Встретился в СИЗО с сыном этого мужчины. Молодой парень произвел приятное впечатление. Начитан, с довольно широким кругозором, грамотно и умно рассуждал о происшедшем с ним инциденте. Пояснил, что ходит в мечеть. Во время одного из таких посещений подошел к нему молодой человек и дал брошюру почитать. Парень принес ее домой, положил на полку, прочитать не успел, забыл. Через несколько дней пришли милиционеры, показали санкцию суда на обыск, изъяли эту книжицу. Брошюра, по заключении специалиста Госкомиссии по делам религий, относится к литературе запрещенной в Кыргызстане партии «Хизб-ут-Тахрир».

Мы говорили долго. Когда слушаешь с вниманием и пониманием своего подзащитного, он, как врачу, открывает тебе все сомнения, терзающие его душу. В конце беседы он вдруг спросил меня: «А правда ли, как мне сокамерники сказали, что брошюра — это «подстава» милиционеров, им показатели нужны?». Что я мог ему сказать? Я ведь адвокат, а не гадалка.

Следствие закончилось, начался суд. В зале судебного заседания присутствовали родственники этого молодого человека. У всех на лицах была растерянность. Переговаривались вполголоса (иногда на судебных процессах бывает возмущение, шум). Сидела жена подсудимого с грудным ребенком на руках, которого, когда он плакал, кормила грудью отвернувшись в угол зала. Краем платка вытирала набегавшие слезы, глядя на мужа, сидевшего за решеткой.

Прокурор задала подсудимому тот же вопрос, который я ему задавал в ходе следствия: «Являетесь ли вы членом “Хизб-ут-Тахрир”?». Ответ: «Не являюсь». «Поддерживаете ли вы идеи “Хизб-ут-Тахрир”?» - «Не знаю, что у них за идеи, и не поддерживаю». Приговор суда — три года колонии-поселения.

После суда ко мне подошел один из родственников, сказал, что парень мечтал работать в правоохранительных органах. Спросил, что же будет с ним дальше? Мне пришлось расстроить его, объяснить, что он теперь не сможет работать не только в правоохранительных органах, но и во многих других госструктурах. Мужчина тяжело вздохнул. Неожиданно сказал, что кыргызам нужно вернуться в тенгрианство (название доисламской и добуддистской религии тюрко-монгольских кочевников евразийских степей. – Прим. «Ферганы»).

Дело Рашода Камалова

Не так давно широкий резонанс получило дело авторитетного на юге Кыргызстана имама мечети «Ас-Сарахси» города Кара-Суу Ошской области Рашода Камалова, приговоренного к 10 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии усиленного режима за возбуждение межрелигиозной вражды. На судебных процессах имам заявлял, что его преследование — месть правоохранительных органов.

По словам Камалова, незадолго до его ареста в Кыргызском драматическом театре в Оше состоялся актив с участием представителей правоохранительных органов, местного самоуправления и священнослужителей, на котором обсуждался вопрос борьбы с экстремизмом. В своем выступлении Камалов сказал, что некоторые работники милиции борьбу с экстремизмом превратили в «личный бизнес», вымогая деньги у задержанных. После такого выступления некоторые доброжелатели предлагали имаму уехать за границу, но он отказался.

Процесс над Камаловым, особенно в суде первой инстанции — Кара-Сууйском районном — проходил в присутствии большого количества населения. В первые дни, власти, по-видимому, опасаясь волнений, по всему периметру здания суда выставили оцепление их работников милиции. В последующем, когда опасения отпали, их количество сократилось. Но на всех процессах зал судебного заседания был переполнен, люди стояли в проходах, за окнами и дверью, внимательно слушали.

В советские времена иногда, чтобы показать справедливость правосудия и в воспитательных целях, проводили выездные судебные процессы, на которые впускали много людей. Не знаю, убедились ли присутствующие в справедливости суда. Во всяком случае очевидно, что их симпатии были не на стороне обвинения.

Сразу же после ареста Рашода Камалова, в нарушение положений Конституции, законодательства, принципа презумпции невиновности, пресс-служба МВД Кыргызстана обвинила его в «зомбировании» людей на основании обращений 10 граждан, которые утверждали, что имам отправлял их детей в Сирию. Кроме того, были выявлены «соучастники», которые помогали имаму в этом деле. При этом обвинение по этому преступлению ни Камалову, ни его «соучастникам» так и не было предъявлено. Куда-то исчезли и «пострадавшие».

Месть за отказ дать долю

О том, что арест стал местью работников милиции, во всех судебных инстанциях заявлял и осужденный К., у которого был неплохой бизнес по продаже шин на Кара-Сууйском рынке. Как-то к нему подошли три работника милиции и намекнули, что надо делится прибылью. Он отказался. Через несколько дней в дом К. милиционеры пришли с обыском. Прямо у входа, в коридоре дома нашли черный пакет с брошюрой, которая экспертом Госкомрелигии была признана принадлежащей к «Хизб-ут-Тахрир».

На брошюре была надпись, адресованная некоему лицу. Такого имени в доме К. ни у кого не было. Несовершеннолетний сын К. пояснял, что этот черный пакет он нашел у входа во двор и, не посмотрев, так как торопился в школу, занес его в коридор. Пакет не вызвал у него подозрения, так как соседи постоянно им оставляли такие пакеты с пищевыми отходами для скота. Обыск в доме К. прошел с грубым нарушением конституционных и уголовно-процессуальных норм, без санкции суда. По нашей жалобе суд признал обыск незаконным.

Этому К., можно сказать, повезло. Уголовное дело против него было возбуждено до августа 2016 года, то есть до ужесточения наказания по статье 299-2 УК Кыргызстана, по которой ранее можно было получить условный срок. Мужчина не признавал свою вину и принадлежность к «Хизб-ут-Тахрир». Его осудили условно. Мы обжаловали, надеясь на оправдательный приговор. Дело дважды доходило до Верховного суда и возвращалось обратно на повторное рассмотрение.

Уже после долгих судебных тяжб я как-то спросил его, как идет дело по продаже шин. Понял, что расстроил его. Он погрустнел. Попал, говорит, бизнес. Пока был под домашним арестом, выезжать не мог, партнеры перестали сотрудничать. «Сейчас покупаю на базаре бычков, откармливаю их и продаю, - вздохнул мужчина, - надо же как-то семью кормить».

Как «шьются» дела по экстремизму

Или другое дело, тоже из недавнего прошлого, когда еще назначали условные сроки. Пришел к нам в офис молодой человек, лет 30-ти. Расстроен, в глазах — слезы. Приговорили его в суде первой инстанции к условному сроку за хранение экстремистских материалов. «Я никакого отношения к «Хизб-ут-Тахрир» не имею. Этот материал мне подбросили, - рассказал мужчина. - Я на неделю приехал домой из Южной Кореи. Работаю там, мою машины. Родители старые, один из них инвалид, четверо несовершеннолетних детей, жена не работает. Мне семью кормить надо. Теперь не смогу уехать». Спросил, каковы добиться оправдания в областном суде. Я откровенно сказал ему, что шансы минимальные, ведь «наши органы не ошибаются».

У другого молодого мужчины в доме изъяли рукописи, по заключению экспертизы, относящиеся к деятельности «Хизб-ут-Тахрир». На судебных процессах обвиняемый возмущался: «Я заядлый картежник, все в Кара-Сууйском районе об этом знают. Какой из меня «Хизб-ут-Тахрир»? Подбросили мне эти рукописи». Мы попросили провести почерковедческую экспертизу, которая дала заключение, что почерк не его.

Еще в одном случае за хранение экстремистских материалов к условному наказанию приговорили старика в возрасте 70 лет. Как он пояснял на суде, найденную у него брошюру ему дали почитать, когда он ездил в Хадж. Но он ее так и не прочитал — малограмотным старик был, положил на этажерку. Пришли с обыском, изъяли. Возбудили дело, осудили.

Общественность юга Киргизии в конце 2015 — начале 2016 года всколыхнуло еще одно уголовное дело в отношении 21-летнего жителя Кара-Суу Абдулло Нурматова. Он был избит работниками милиции, подвергнут пыткам, арестован, а затем осужден условно на один год за хранение экстремистских материалов. А парень просто поставил «Класс!» в социальной сети «Одноклассники» под фотографиями осужденного имама Рашода Камалова.

Не являлся, не поддерживал, не распространял, но наказан

Недавно за распространение экстремистских материалов был осужден А.Ш. Как сообщала пресс-служба Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) в пресс-релизе от 24 января этого года, в ходе обыска в доме у А.Ш. «обнаружено и изъято большое количество DVD-дисков с призывами к свержению конституционного строя в Кыргызской Республике». В 2015 году, находясь в Швеции, где А.Ш. работал дворником, с двумя другими работниками этой же компании он дискутировал о деятельности «Хизб-ут-Тахрир» в связи с организованными в Лондоне и Турции маршами протеста «Ислам Каримов против Ислама». Эта дискуссия была снята на видео и размещена в интернете.

В конце 2015 года А.Ш. вернулся домой в Кара-Сууйский район, где, спустя почти полтора года после той записи, был задержан органами ГКНБ. На суде защита выступила со своими аргументами. Во-первых, этот видеоролик был распространен не подсудимым. Во-вторых, если даже А.Ш. и совершил правонарушение, то это относится к юрисдикции Королевства Швеции, от которого никаких поручений не поступало. На вопросы прокурора, является ли подсудимый членом «Хизб-ут-Тахрир» и поддерживает ли идеи этой партии, А.Ш. ответил отрицательно. Тем не менее, суд приговорил его к трем годам колонии-поселения.

Что касается обнаруженных DVD-дисков якобы «с призывами к свержению конституционного строя» в Кыргызстане, то здесь пресс-служба ГКНБ несколько поспешила. Эти диски не были предъявлены суду в качестве доказательства вины А.Ш. По нашей информации, на них оказались записи эротического содержания.

К слову, в том же пресс-релизе ГКНБ обвинил сотрудников правозащитного движения «Бир Дуйно-Кыргызстан» в попытке воспрепятствовать задержанию А.Ш. и обыску в его доме, что было откровенной дезинформацией. Никаких сотрудников «Бир Дуйно-Кыргызстан» в это время на месте указанных событий не было. В Первомайский районный суд Бишкека правозащитным движением «Бир Дуйно» в середине февраля был подан иск о защите чести и достоинства. Дело до сих пор рассматривается. Но это, как говорится, уже другая история.

Закон и его применение

В конце апреля этого года я имел возможность принять участие в работе круглого стола в Бишкеке по обсуждению «Ежегодника по правам человека в Кыргызской Республике». Ежегодник начинается статьей на тему соответствия правовых основ борьбы с экстремизмом и терроризмом в Кыргызстане международным стандартам. Хорошая статья. Многое можно узнать о международных стандартах защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом. Жаль только, что в этой статье не представлен анализ того, как эти критерии соблюдаются в Кыргызстане, основанный на примерах из отечественной правоприменительной практики.

К примеру, в статью 299-2 УК, по которой были осуждены указанные мной лица, неоднократно вносились изменения в сторону ее ужесточения. В настоящее время эта статья сформулирована так: «Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций». Каждое из словосочетаний в ее названии образует отдельный состав преступления. Так, если ранее хранение экстремистских материалов увязывалось с его распространением, то изменениями, внесенными в 2013 году, «хранение» стало отдельным составом преступления. Если ранее этот вид преступления предусматривал условное осуждение, то изменениями, внесенными в августе 2016 года, условное наказание исключено. Таким образом, число отбывающих наказание в местах лишения свободы за подобные деяния теперь будет увеличиваться.

Можно ли осуждать лицо лишь за хранение экстремистских материалов? Вопрос дискуссионный. Считаю, что должен быть выявлен умысел: зачем лицо хранит этот материал? Хранение может быть для изучения, в научных целях, случайным — потому что кто-то попросил оставить на время и так далее. С таким же успехом можно обвинить сотрудников правоохранительных органов, которые держат в своих кабинетах экстремистскую литературу.

Однажды на одном из круглых столов, во время выступления работника МВД Кыргызстана, когда он, показывая динамику преступности по экстремизму, для наглядности на слайдах вместе с цифрами отобразил символику и атрибутику экстремистских и террористических организаций, я сказал, что в его материалах при желании тоже можно «усмотреть» состав преступления, подпадающего под их «хранение, распространение и изготовление». Абсурд — скажете вы. Но не абсурд ли выносить срок юноше, который лайкнул в соцсети фотографию опального религиозного деятеля?

Другой момент. Согласно статье 13 Закона «О противодействии экстремистской деятельности», который был принят 17 августа 2005 года (он практически идентичен аналогичному российскому закону), информационные материалы признаются экстремистскими судом по месту их обнаружения на основании представления прокурора. Судебное решение направляется в органы юстиции, а список экстремистских материалов подлежит опубликованию в средствах массовой информации и на официальных сайтах уполномоченных государственных органов в сфере юстиции.

На сайте Минюста Кыргызстана спустя более 11 лет после принятия указанного выше закона появился список нескольких материалов, признанных судами экстремистскими. Также опубликован список изъятых в уголовном порядке экстремистских материалов. Однако, по законодательству, экстремистским материал признается в гражданско-правовом порядке, в судах общей юрисдикции. Получается, что материалов, признанных судом экстремистскими в установленном законом порядке, нет, а людей осуждают.

Насколько я знаю, в постсоветских странах нет уголовной ответственности за хранение экстремистских материалов. В этом мы впереди планеты всей. Такая ответственность, но только административная, предусмотрена российским законодательством. И у них на сайте Минюста России имеется федеральный список экстремистских материалов — их более 4 тысяч.

А эксперты кто?

Законом «О противодействии экстремистской деятельности» предусмотрено, что для проведения экспертизы на предмет выявления экстремистского содержания в информационных материалах и устных высказываниях создается координационный экспертный комитет, Положение и состав которого утверждаются правительством Кыргызской Республики. Однако до сих пор такой орган не создан и не функционирует.

Это важно, поскольку проводимые экспертами Госкомиссии по делам религий экспертизы не соответствуют критериям, предъявляемым законодательством об экспертной деятельности. Отдельным вопросом здесь стоит компетентность экспертов, наличие у них специальных знаний. Их заключения ограничиваются несколькими предложениями, типа «Мыйзамга тура кельбейт» (не соответствует закону), «Конституцияга каршы» (противоречит конституции) и т.д. По одному и тому же материалу эти эксперты могут дать различные толкования.

Так, основным доказательством в уголовном деле упомянутого имама Рашода Камалова был изъятый диск с записями его проповедей, в которых эксперт Госкомиссии по делам религий установил призывы к межрелигиозной вражде. Однако ранее, в сентябре 2014 года, этот же диск с проповедями Камалова был изъят при обыске в доме Дильера Джумабаева. Следователь в числе прочих изъятых дисков вернул его родственникам Джумабаева, поскольку тот же эксперт Госкомиссии по делам религий не усмотрел в проповеди, записанной на этом диске, ничего противозаконного.

Этот же диск 25 марта 2015 года был изъят у журналиста, гражданина США Умара Фарука, который утверждал, что диск ему подложили работники милиции. Журналист говорил, зачем ему хранить эту проповедь, если она выложена в интернете. Примечательно, что на этот раз эксперт Госкомиссии по делам религий установил в ней призывы к межрелигиозной вражде. 28 марта Ошский городской суд депортировал из страны журналиста, указав, что «для уголовного преследования не имеется достаточных данных».

Конечно, борьба с экстремизмом и терроризмом требует самого строгого наказания за такие деяния. Об этом нет спора. Экстремизм и крайняя форма его проявления — терроризм — сегодня представляют реальную угрозу благополучному, цивилизованному существованию человеческого общества. Но можно ли только карательными мерами противостоять этому явлению? Как оградить невиновных людей от риска попасть под жернова силовой системы борьбы с экстремизмом? Это очень тонкая тема, которая требует глубокого исследования. Ведь, как показывают приведенные мной примеры, далеко не во всех случаях вина осужденных по обвинениям в экстремизме была доказанной.

Валерьян Вахитов, адвокат, член коллегии адвокатов «Юг ПроФи», город Ош
http://www.fergananews.com/article.php?id=9429
После того как «Фергана» опубликовала материал бишкекского журналиста Улугбека Бабакулова «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над «сартами», часть СМИ Кыргызстана и некоторые представители местной общественности обвинили автора в разжигании межнациональной розни. В ответ Улугбек Бабакулов подготовил обращение, публикуемое ниже.

* * *

«В последнюю неделю я стал прямо-таки героем (или антигероем, кому как нравится) на местных провластных телеканалах, сайтах и печатных изданиях. Главный телеканал Кыргызстана, а за ним и русскоязычный «5 канал» в прайм-тайм несколько дней подряд крутили сюжеты обо мне: мол, ах, какой этот Бабакулов нехороший, разжигает межнациональную рознь, вносит разлад в общество и тому подобное. Такого же рода публикации наводнили онлайн- и печатные издания. А ведь я всего лишь показал проблему, о которой, судя по вашим репортажам, следовало бы молчать. Это все равно, что если врача заставить замалчивать болезнь пациента: мол, меньше знаешь, крепче спишь. А тем временем вирус все больше поражает организм. И когда больной почувствует недомогание, лечить его будет поздно.

Глядя на эти сюжеты, я вспомнил басню из школьной программы про волка и собаку, которую когда-то написал Лев Николаевич Толстой. Суть ее такова. Возле деревни худой волк встретил жирную собаку. Позавидовав сытой жизни домашнего питомца, хищник спросил, где тот так хорошо устроился. «Хозяин меня кормит, — ответил пес. — За это я стерегу его двор и овец». Волк позавидовал и хотел было тоже пойти в услужение, но заметил, что шерсть на шее собаки стерта. «А это у тебя, собака, чего?», — спросил волк. Пес признался: «Это след от цепи. Днем ведь я на цепи сижу, так вот цепью и стерло шерсть на шее». И волк отказался от такой службы. «Ну, так прощай, собака, — сказал волк. — Не пойду к твоему хозяину жить. Пускай не так жирен буду, зато на воле».

Коллеги, Боже упаси, я и не называю вас собаками. Это всего лишь басня. А то опять наделаете себе выводов, как это сделали из моей статьи.

Говоря же в целом о ваших сюжетах, я понимаю: хозяин приказал «мочить» Бабакулова, так куда ж вы денетесь. Но делали бы это хоть грамотно.

В чем вы меня обвиняете? Дескать, я поднял тему о призывах межнационального характера, наводняющих социальные сети. Так ли это, если в своем сюжете вы сами говорите: «Провокаторы в социальных сетях развернули настоящую кампанию, пытаясь перевести бытовую ссору в разряд чуть ли не межнационального конфликта. А оказалось, парни подрались на почве любовного треугольника: девушку не поделили… Понятно дело, что эти сетевые провокаторы либо совсем недалекие люди без образования и целей в жизни, либо это фейковые аккаунты, за которыми стоят те, кто хочет вновь разжечь огонь конфликта».

Выходит, эти призывы были еще до моей статьи. А я виноват в том, что обратил на них внимание спецслужб.

Доктор юридических наук Кайрат Осмоналиев выступает в кадре: «Есть смысл наделить наши спецслужбы такими полномочиями, как выявление и пресечение деятельности фейковых аккаунтов, разжигающих межнациональную, межрасовую, межрелигиозную и другую рознь. Потому что такие материалы однозначно относятся к экстремистским».

Quod erat demonstrandum (лат. «что и требовалось доказать»). Эксперт говорит о необходимости выявления подобных призывов. Я, фактически, проделал работу спецслужб. Выявил посты националистического характера, выявил публикующие их аккаунты. Так в чем проблема? Спецслужбам надо принять мою информацию к сведению.

Но хозяин дал вам другую установку: ату Бабакулова, ату!

И в этой травле у вас, как я вижу, все средства хороши. В сюжете вы говорите, что «фейсбук это не средство массовой информации, там сидят разные люди. Может быть, даже психически больные». А через минуту берете цитату некоего «активного пользователя», который «дал грамотный расклад по этой теме».

Для достижения поставленной хозяином цели вы забыли о журналистских принципах. Вы используете монтаж, оскорбления и спекуляции. Молодой оппозиционный деятель Адиль Турдукулов обратил внимание на то, что в видеоролике на КТРК, посвященном моей скромной персоне, монтажеры приписали ему авторство поста, которого он не сочинял. Но в репортаже автором поста назван Бегалиев Искендер, у которого этот пост и в самом деле был размещен (кстати, этот автор после вашего сюжета почему-то свой пост удалил).

Используя ваши сюжеты и статьи, «коллеги», в атаку пошли сетевые тролли, которые теперь пытаются натравить на меня нациков. Вы призываете спецслужбы принять в отношении меня меры уголовного характера, но реально правоохранительным органам предъявить мне нечего. Я не возбуждаю межнациональную рознь, а как врач, выявил болезнь и предупредил о её наличии. Ведь если оставить все как есть, вирус в итоге сожрет и вас, и меня, и всю страну.

Так что прежде, чем получить очередную сахарную косточку от хозяина, соотнесите представленное мною с реальностью. Вы считаете себя львами и тиграми, имеющими влияние на умы и настроения общества. Тем более что хозяин для этого снабдил вас всем необходимым. Только я бы хотел отметить, что, хотя волки слабее львов и тигров, зато в цирке не выступают.

Улугбек Бабакулов»
http://www.fergananews.com/news.php?id=26456
Жертвами мощного взрыва, прогремевшего утром 31 мая в столице Афганистана, стали 90 человек, 380 ранены, сообщает Pajhwok Afghan News. Цифры не окончательные: по неподтвержденным данным этого же агентства, число погибших превышает 100 человек, раненых – 400.

Взрыв произошел в тщательно охраняемом районе Кабула – здесь расположены несколько посольств и резиденция президента Афганистана. В частности, в результате теракта пострадало здание посольства Казахстана, расположенное в полутора-двух километрах от эпицентра взрыва: как сообщил на своей странице в Фейсбуке руководитель пресс-службы казахстанского МИДа Ануар Жайнаков, в нем выбиты стекла. Среди раненых есть два молодых гражданина Казахстана, которые находились в этот момент в гостинице, расположенной в 500 метрах от места взрыва. Один из них осколками стекла был ранен в голову, другой - в ногу.

Теракт произошёл примерно в 8:30 по местному времени. Орудием атаки стала заминированная автоцистерна, за рулём которой находился боевик-смертник, передает «Афганистан.Ру». В большинстве своём жертвами взрыва стали мирные жители, в том числе женщины и дети. Существенные разрушения получили здания, находившиеся в эпицентре и рядом с местом взрыва, были уничтожены более 50 автомобилей, сообщает Tolo News.

Ответственность за взрыв пока никто на себя не взял. По сообщению Pajhwok, движение «Талибан» отрицает свою причастность к этому теракту.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26457
Сегодня в Алма-Ате в День памяти жертв политических репрессий открыли памятник жертвам голода 1931-1933 годов. Официальная церемония, прошедшая в сквере напротив здания бывшего КГБ, собрала около сотни человек. Выступая на церемонии, мэр Алма-Аты Бауыржан Байбек отметил, что памятник жертвам голодомора был открыт по прямому указанию президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

- Образ матери, прижимающей к груди обессилевшего от голода ребенка, олицетворяет всю скорбь казахского народа. Мать — это источник всего сущего, основа нации, гарантия будущего, - сказал Бауыржан Байбек.

Сам Назарбаев в это же время возлагал венок к памятнику жертвам политических репрессий в селе Акмол Акмолинской области, который был открыт в 2007 году на месте существовавшего в период с 1937 по 1953 год 17-го женского лагеря КарЛАГа, называемого «Акмолинским лагерем жён изменников Родины». Обращаясь к собравшимся, Назарбаев заметил, что в Казахстане в годы политических репрессий было арестовано 103 тысячи человек, из которых 25 тысяч были расстреляны.

- Сегодня трудно даже представить это, потому что мы построили совсем другое государство. Права и свободы граждан защищены, политических преследований в Казахстане нет, узников по этой теме нет, - высказал президент свою позицию на эту щекотливую тему.

В противовес его словам в 11 утра возле нового памятника в Алма-Ате традиционно собрались правозащитники и те, кто считает, что политические репрессии не прекращаются и в годы независимости. Более сотни человек вышли с плакатами и портретами тех, кто находится в заключении по политическим мотивам. Среди них – родственники новых осужденных и арестованных. Очень быстро основание памятника оказалось покрытым фотографиями жертв репрессий периода правления Сталина и теперешними политзеками, пришедшими на смену тем заключенным.

- Всего за год добавились и Жанболат [Мамай], и Макс [Бокаев], и Талгат [Аян], Матаевы [Сейтказы и Асет]. Это все идет из одного момента: как можно дольше продлить коррумпированную власть, - подвел печальные итоги последнего года глава фонда «Журналисты в беде» Рамазан Есергепов, которого 26 мая выписали из больницы после полученных в поезде ножевых ранений в живот.

Власти не стали активно препятствовать выражению волеизъявления, разве что отдельные молодые люди в костюмах пытались убрать фотографии с памятника, поясняя, что он посвящен совсем не тем людям.

Всего, как считают казахстанские правозащитники, в колониях, психиатрических лечебницах либо под арестом в ожидании суда в настоящее время находятся более 20-ти человек, которых можно отнести к политическим узникам – это правозащитники, журналисты, общественные активисты, блогеры, религиозные деятели. Кроме того, свыше 400 лиц на сегодняшний день осуждены по обвинениям в экстремизме и терроризме. Учитывая, что большинство таких процессов проходило в закрытом режиме, невозможно определить, кто действительно был замешан в противозаконной деятельности, а кто просто оказался не в то время и не в том месте.

С 1997 года в Казахстане 31 мая отмечается День памяти жертв политических репрессий. По уже сложившейся традиции, в этот день чиновники разного ранга, включая президента страны, посещают мемориальные комплексы, построенные на месте многочисленных лагерей, где содержались заключённые во времена правления Иосифа Сталина, либо открывают новые музеи и памятники, посвящённые памяти жертв политических репрессий.

Следует отметить, что в Казахстане последние 5-7 лет тема голодомора 1930-ых годов стала столь же актуальной, как и для Украины. Правда, в отличие от официального Киева, Астана в жёсткой форме не обвиняет Россию в организации Великого Джута, возлагая всю ответственность за массовую гибель людей в результате неграмотно проведённой коллективизации и раскулачивания на присланного Москвой в тот момент члена ЦК ВКП(б) Филиппа Голощёкина.

Соб.инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26458
В 2016 году в Генеральную прокуратуру Кыргызстана поступило 435 заявлений о пытках, но по 400 из них (92 процента) в возбуждении уголовных дел было отказано. Об этом 31 мая сообщила представитель общественного фонда «Голос свободы» Асель Койлубаева на пресс-конференции в Бишкеке.

Участвовавшие в ней родственники и адвокаты пострадавших от пыток потребовали от ГКНБ (госкомитет национальной безопасности), Генеральной прокуратуры и судебных органов обеспечить тщательное расследование по заявлениям на пытки и жестокое обращение. По их мнению, в Киргизии система по предотвращению и борьбе с пытками малоэффективна, и каждый, кто взаимодействовал с правоохранительными органами, так или иначе подвергался психологическому или физическому насилию.

В частности, Наталья Марченко, мать пострадавшего от пыток Юрия Марченко, рассказала, что не может добиться справедливости, потому что судебное рассмотрение уголовного дела в Тюпском районном суде по обвинению участковых инспекторов ОВД Иссык-Кульской области Т.Нугаева и Ж.Осмонова и сотрудников департамента охоты по Тюпскому району К.Абдыкеримова и Э.Орозбакова в превышении своих полномочий и умышленном причинении здоровью ее сына тяжкого вреда затягивается с 2013 года. Ходатайство адвоката потерпевшего об изменении меры пресечения подсудимым суд игнорирует вот уже четыре года.

Темирбек уулу Нарынбек рассказал, что в сентябре 2009 года его брата Э.Ниязбекова и друга Г.Уркумбаева задержали сотрудники Мобильной оперативной группы 624 ГУВД, обвинив в убийстве. К ним применялись пытки с целью выбить признательные показания в убийстве. Оперуполномоченные сотрудники Ленинского УВД Бишкека Т.Джаманкулов, Э.Сапарбаев, А.Ногойбаев, Э.Туманов, А.Акматов были признаны виновными в превышении должностных полномочий с применением физического насилия, но не понесли наказания в связи с истечением срока давности.

Адвокат Наталья Давлетбаева сообщила, что в марте 2017 года ее подзащитные Дмитрий Катеринин и Юрий Алянчиков были задержаны за драку, чего они не отрицают, и понесли наказание, но при водворении в ИВС их избили сотрудники правоохранительных органов. Подзащитные получили черепно-мозговые травмы, закрытые переломы берцовой кости, ушибы, у одного сломана коленная чашка. Им отказали в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

Адвокат Арман Кыйгырова заявила, что сотрудники правоохранительных органов сначала пытали ее подзащитного А.Чонахунова, а потом под угрозой жизни вынудили «подставлять» невиновных людей, подкидывая им наркотические средства. Он написал заявление и дал показания против милиционеров. На него начало оказываться давление, пришлось скрываться. Сейчас А.Чонахунов осужден по статье «мошенничество», по его словам, это дело рук милиционеров, на которых было написано заявление. Ему продолжают грозить расправой, но Чонахунов не намерен менять своих показаний против них.

По словам адвокатов и родственников потерпевших, в Кыргызстане пытки до сих пор совершаются, а применяющие их сотрудники правоохранительных органов продолжают работать и расти по карьерной лестнице. Участники пресс-конференции призывают общественность не закрывать глаза на пытки, поясняя, что это - одна из социально острых проблем Кыргызстана. Адвокаты призывают ГКНБ и органы прокуратуры проводить эффективное расследование по вышеприведенным и другим, связанным с применением пыток делам, привлекать виновных лиц к уголовной ответственности, а судебные органы должны выносить справедливые приговоры.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26459
С наступлением теплых дней на ташкентской улице Сайилгох (Прогулочной), в народе более известной как «Бродвей», впервые за долгое время вновь стало многолюдно: с закатом солнца жители столицы приходят сюда в компании друзей, целыми семьями, и развлечений хватает на всех.

Самым многолюдным на Сайилгох сейчас является участок от торгового комплекса «Пойтахт» (на этом месте когда-то находился русский драмтеатр им. М.Горького) до ресторанного комплекса «Зарафшан» - в просторечье «Зарика».

Здесь для детей установили и каждый вечер надувают большой батут, тут же находится сразу несколько пунктов проката велосипедов, большинство из которых пока простаивают невостребованные. Есть еще пара детских аттракционов и несколько точек фаст-фуда. Опять-таки для детей работают несколько вело-мото-колясок с прицепами.

По диагонали от «Зарика» на улице Отатурка по-прежнему много художников-портретистов. На ней же вечерами играют – зарабатывают на хлеб – музыканты.

А вечерами декламирует стихи и поэмы Сергея Есенина 12-летний мальчик Петя. На вопрос, нет ли в его репертуаре монолога Гамлета, мальчик сказал, что пока нет. Зато Есенина почти всего он знает наизусть.

На фоне недавнего задержания в Москве 10-летнего подростка, за чтение Шекспира уже прозванного «арбатским принцем», Петю, равно как и музыкантов, никто не трогает. И вообще, удивительно, что на «Бродвее» нет ни одного сотрудника милиции.

Ташкентский «Бродвей», некогда самая шумная и многолюдная улица в Ташкенте, был разогнан в конце августа 2006 года, в канун очередного Дня Независимости. В считанные часы по приказу городской администрации все находившиеся здесь многочисленные кафе, бары, сувенирные лавки и аттракционы были ликвидированы. И «Бродвей» в одночасье превратился в самую безлюдную улицу в столице.

Со временем сюда вернулись художники, чьи живописные, графические работы и антиквариат были востребованы разве что у туристов. Праздника и многолюдья по вечерам не было. Только в первой половине дня по «Бродвею» иногда фланировали студенты находящегося поблизости юридического института.

А появился «Бродвей» в далеком 1985 году, когда эта улица носила имя Карла Маркса. По рассказу одного из авторов «Форума эмигрантов Узбекистана», четыре друга, студенты театрально-художественного института Сергей Васильев, Сергей Игнатьев, Игорь Резников и Володя Жеребцов в один из вечеров на одной из ташкентских кухонь решили создать молодёжную художественную мастерскую, на что, естественно, нужны были деньги.

«Решили заработать как умеют – рисунками. Выставку решили сделать у театра Горького. Поехали, развесили работы на наружной стене, положили фетровую шляпу на тротуаре, поставили керосинную лампу и написали плакат, что все заработанные деньги с выставки пойдут на создание молодёжной художественной мастерской.

Поставили этюдники и стали рисовать знакомых девчонок-студенток, которые согласились позировать для пользы дела. Брали по пять рублей за портрет, потом решили по десять, бизнес не пошёл, спустили до семи. Васильев Серёжа, великолепный карикатурист, брал по рублю - выстраивалась очередь. Пьяная братия «Заравшана» была лучшей клиентурой, каждый хотел подарить портрет своей девушке. За первый вечер в шляпу накидали 82 рубля…

Однажды подошёл мент, спросил кто дал разрешение зарабатывать на улице? Повесили лапшу на уши, что Союз художников и Минкультуры, и всё согласовано наверху. Отстал – поверил.

Так пару недель рисовали, постепенно стали подсаживаться другие художники, а через два-три месяца вся улица превратилась в маленький Монмартр.

А ребята, благодаря фетровой шляпе и портретам, заработали около 500 рублей, приличные деньги по тому времени, и занялись созданием мастерской, оккупировав котельную в жилом доме на ТТЗ. И больше на «бродвей» не возвращались. Он уже жил своей жизнью…»

Сид Янышев

https://youtu.be/eBZilmG3nxQ

http://www.fergananews.com/article.php?id=9430

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner