?

Log in

No account? Create an account

May 26th, 2017

На прошлой неделе, 17 мая, политсовет правящей Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК) выдвинул кандидатом в президенты действующего главу правительства 58-летнего Сооронбая Жээнбекова. Решение хоть и ожидаемое, но всё равно шокировавшее многих экспертов и обывателей.

Провластные СМИ кинулись убеждать читателей, что, мол, политсовет проводил совещание и обсуждение по кандидатуре, да только источники во власти нашептали, что никакого обсуждения не было. А было так — появились «двое из ларца, одинаковых с лица» и заявили: шеф сказал выдвинуть Сооронбая и «никаких гвоздей».

Ставка президента на Жээнбекова многим показалась странной: еще свежи в памяти заявления Алмазбека Атамбаева о том, что он заберет с собой старые кадры. Но мы имеем того, кого имеем.

«Рулить» предвыборным штабом Жээнбекова будет атамбаевский советник Икрамжан Илмиянов (раньше он работал водителем нынешнего президента). Это подтверждает серьезность намерений Атамбаева, который обычно направляет своего верного соратника на ответственный участок работы.

С чего вдруг выбор Атамбаева пал на далеко не молодого Жээнбекова? Понятно, что они старые друзья. Сооронбай Шарипович так же, как и Алмазбек Шаршенович, стоял у истоков создания СДПК. В принципе, на этом их схожесть и заканчивается. Но ведь, как говорится, не дружбой единой…

Но сейчас я предлагаю не ломать голову над тем, почему вдруг Жээнбеков. Давайте посмотрим с другого ракурса - а что, если Жээнбеков?

Очень хорошо высказался по этому поводу политолог Калнур Ормушев: по его мнению, избиратели достаточно хорошо знают интеллектуальный и профессиональный уровень кандидата, его волевые, морально-психологические качества. «Перед нами тот случай, когда сформировавшийся за время длительного пребывания во власти имидж политика служит ему не на пользу, а во вред», — считает Ормушев.

Бывший депутат парламента, а ныне эксперт по государственному управлению Алишер Мамасалиев отметил в комментарии «Фергане», что кандидатура Сооронбая Жээнбекова, как у него, так и у многих вызывает много вопросов.

- Во-первых, у него очень низкий рейтинг по сравнению с другими кандидатами, - считает эксперт. — Об этом свидетельствуют итоги двух соцопросов, которые проводились в марте и апреле нынешнего года. Во-вторых, в бытность Сооронбая Жээнбекова премьер-министром в Кыргызстане произошли две большие трагедии с человеческими жертвами, где немаловажную роль сыграл так называемый человеческий фактор. В обоих случаях в адрес правительства было немало объективной критики как со стороны родственников пострадавших, так и с трибуны парламента. Третий негативный фактор — провал правительства в реализации экономической интеграции Кыргызстана на рынок ЕАЭС.

Мамасалиев отметил, что глава кабмина не проявил себя как политик, имеющий собственное видение.

— Мы помним, как во время внесения изменений в действующую Конституцию второй человек в государстве практически выпал из поля зрения. Хотя именно в его компетенции находятся такие ключевые вопросы, как государственное устройство и изменение полномочий правительства. Я могу долго перечислить список претензий к Жээнбекову, но думаю, этого достаточно, чтобы задаться вопросом, по каким критериям отбирался данный кандидат в президенты.

Своя рубашка ближе к телу

Печально известный Курманбек Бакиев в бытность президентом Кыргызстана как-то, комментируя вопрос о назначениях на государственные должности своей многочисленной родни, в сердцах высказал: «Я виноват, что все они такие способные и умные? Что, им теперь не работать?». Эта бессмертная фраза полностью описывает семейственность и клановость, которые правят нашим государством.

Известный немецкий философ Георг Гегель говорил, что история имеет свойство повторяться: первый раз в виде трагедии, второй раз — в виде фарса. В случае с Жээнбековым это как раз комедия.

Старший из братьев Жээнбековых — 62-летний Жусупбек — занимает должность посла страны в Королевстве Марокко и Иорданском Хашимитском Королевстве, а по совместительству – пост посла в Королевстве Бахрейн.

Другой — 53-летний Асылбек, - до назначения Сооронбая Шариповича премьер-министром был спикером парламента, затем сложил полномочия и сейчас является депутатом от той же партии власти.

Высокую должность первого заместителя генпрокурора занимает один из племянников Жээнбекова — Кылычбек Токтогулов.

Не так давно жители Кара-Кульджинского района, откуда родом наш герой, обращались в различные СМИ с жалобами на то, что клан Жээнбековых «безраздельно властвует» в регионе. В то время Сооронбай Жээнбеков занимал пост губернатора Ошской области, а Асылбек Жээнбеков был спикером парламента.

«Они крышуют государственные должности районного уровня, не давая другим возможности проявить себя. И, по сути, руководят всей местной администрацией», - жаловались кара-кульджинцы. Они попросили создать независимую депутатскую комиссию для расследования приведенных ими фактов.

В письме жителей района приведен список родственников Асылбека и Сооронбая Жээнбековых, которые занимают различные должности в райгосадминистрации, всего десять человек. Это аким (глава администрации) Кара-Кульджинского района Султанбек Байымбетов, глава Кара-Кульджинского айыл окмоту (сельской управы) Кадыр Токтомушев (по словам кара-кульджинцев, оба - близкие родственники спикера), директора лесного хозяйства района Жыргал Жээнбеков (родной брат) и районного заповедника «Кулун-Ата» Асан Боронбаев (зять).

Еще один зять Жээнбековых - Урмат Асанбеков - возглавляет районный паспортный стол, а сват Муса Шокоев является директором лицея имени Шарипа Жээнбекова. Жумабай Шокоев (муж Майрам Жээнбековой, родной сестры спикера) работает главой водного хозяйства. Майрам Жээнбекова – главный бухгалтер образовательного ведомства Кара-Кульджинского района.

Кроме того, глава управления соцфонда Кара-Кульджинского района Жамал Шарипова приходится женой близкого родственника Жээнбековых. Районный отдел загса возглавляет близкая родственница спикера - Чынара Туратова.

По данным кыргызстанских СМИ, клан Жээнбековых породнился с не менее влиятельным кланом из Ошской области - семейством Матраимовых. Старший из братьев — Искандер, ныне депутат парламента, как несложно догадаться, от СДПК. До этого он был руководителем южного территориального представительства Государственной кадровой службы Кыргызстана. Его брат Райымбек — заместитель председателя таможенной службы. Третий брат, Тилекбек Матраимов, глава самого значимого и богатого района Ошской области - Кара-Суйского.

И наконец, приводя в пример экс-президента Бакиева, надо вспомнить, что на главу государства во внешнеполитических процессах немалое влияние имели два человека - брат и сын. А в случае прихода к власти Жээнбекова внешним игрокам придется учитывать интересы не одного-двух людей, а целых кланов.

Как разгрести угли чужими руками

Если Алмазбек Шаршенович считает, что Жээнбеков будет марионеткой в его руках, он глубоко ошибается. Если Сооронбай Шарипович и будет чьей-то марионеткой, то только своих родных и близких, которых у него, как мы видим, вагон и маленькая тележка.

Короля, как известно, играет свита. А окружение Жээнбекова - это не какие-то водители и бывшие телохранители. Это матерые интриганы от государственной службы, выдержавшие подковерные битвы с себе подобными. Они-то уж точно захотят играть первую скрипку если не в стране, то в отдельно взятом регионе. И для этого будут применены самые изощренные методы.

Нет, вы не думайте, что они будут марать свои руки. Ничего подобного. В стране, где всё и вся покупается и продается, за очень хорошие деньги можно выпустить любого из политических заключенных, которых за решетку упекла атамбаевская власть. Деньги пойдут в клановый «общак», а обозленный «враг народа» начнет атаку против своего злейшего недруга — Атамбаева.

Клан Сопрано, ой… Жээнбековых будет только потирать руки: уж они-то точно будут в шоколаде.

Хотите такое?

Улугбек Бабакулов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9424
Европейский союз должен настоятельно посоветовать и помочь властям Кыргызстана немедленно прекратить преследование независимых СМИ, заявляет Международная федерация за права человека (FIDH – Fédération Internationale des Ligues des Droits de l'Homme), которая объединяет 178 правозащитных организаций из более чем 120 стран мира.

В заявлении FIDH, перевод которого публикует 26 мая «Заноза», говорится, что в преддверии президентских выборов, назначенных на осень, в Кыргызстане интенсифицировалось жестокое преследование правозащитников, журналистов и представителей оппозиции. FIDH и его члены от Кыргызстана – правозащитное движение «Бир дуйно», общественный фонд «Кылым шамы», правовая клиника «Адилет» - считают, что Европейский союз должен оказать влияние на власти страны.

В Брюсселе 27 мая должен состояться Диалог по правам человека между Европейским союзом и Киргизией в рамках Стратегии партнерства ЕС. Европейский союз должен использовать эту возможность, чтобы выдвинуть властям Кыргызстана требования, которые являются ключевыми для создания благоприятной и мирной предвыборной атмосферы и последующей мирной передачи власти.

К сожалению, последние события в стране дают повод для беспокойства в плане стабильности политической ситуации и последствий, которые могут последовать от расправы над критиками власти и независимыми СМИ. Преследование неправительственных организаций в Кыргызстане не просто стало обычной практикой, но продолжает усиливаться.

Всенародный референдум, проведенный в декабре 2016 года, одобрил внесение в Конституцию поправок, которые поддерживают негативное отношение к организациям, защищающим права граждан, особенно представителей меньшинств, а также тех, кто ищет защиты от властей, обращаясь в международные организации и институты.

Поправки к Конституции ограничили независимость судебной системы и усилили исполнительную ветвь власти, сократив возможности конституционного надзора над деятельностью исполнительной и законодательной властей, сделав Конституционную палату неспособной принимать независимые решения в отношении неконституционных законов.

Отсылка в Конституции к универсальным принципам прав человека заменена расплывчатыми понятиями «высших ценностей», которые могут подорвать принципы прав человека и свободы в системе правосудия Киргизской Республики. Более того, из новой Конституции убрано упоминание о приоритете международных договоров по правам человека над другими международными договорами, что означает значительное отступление.

На этом фоне идет широкое наступление на независимые СМИ, которое началось несколько лет назад, а в текущем году усилилось. 11 марта глава государства заявил, что «кучка якобы независимых журналистов, СМИ и политиков фактически требуют для себя права безнаказанно клеветать и поливать грязью неугодных им людей и, в первую очередь, всенародно избранного президента», и что истинной их целью является «дестабилизация ситуации в Кыргызстане перед предстоящими в ноябре выборами».

В марте и апреле генеральным прокурором подано несколько судебных исков против независимых СМИ, их руководителей и правозащитников на общую сумму около 700 тысяч долларов, их банковские счета и имущество арестованы, им запрещен выезд за пределы страны.

Однако 12 мая президент предложил Генеральной прокуратуре рассмотреть вопрос об отзыве исковых требований к радио «Азаттык». Это, по нашему мнению, неприкрыто демонстрирует политические цели и избирательный характер судебного преследования независимых СМИ, в то время как право на информацию и выражение мнения является отличительным признаком демократичности политической системы.
Властям Кыргызстана необходимо напомнить, что свобода выражения мнения – это, в первую очередь, право критиковать власти.

Кроме того, запрет ответчикам в гражданском деле покидать территорию страны основывается только на пункте 8 статьи 46 закона «О внешней миграции», однако он находится в противоречии как с самой Конституцией, так и с Уголовно-процессуальным кодексом, которые гарантируют свободу передвижения граждан и свободу на представление их интересов юристами.

Этот закон «О внешней миграции» также противоречит Международной конвенции по гражданским и политическим правам, которая тоже гарантирует свободу для граждан покидать страну во всех случаях, когда это не связано с обеспечением национальной безопасности, общественного порядка или ограничения прав или свобод других граждан.

И особо следует подчеркнуть, что в Кыргызстане остаются безнаказанными публичные оскорбления в адрес правозащитников и представителей независимых СМИ в общественных речах или в статьях и программах провластных СМИ, причем к таким персонам можно отнести и самого президента, честь и достоинство которого защищается в судах по искам генерального прокурора.

14 мая 2016 года президент назвал имена известных правозащитников Толекан Исмаиловой и Азизы Абдирасуловой вместе с именами якобы организаторов государственного переворота и пообещал беспощадно подавлять любые попытки дестабилизировать ситуацию в стране. Однако иск правозащитников в отношении президента в защиту их чести и достоинства уже отвергнут всеми судебными инстанциями.

В связи с этим Европейский союз должен настоятельно посоветовать и помочь властям Кыргызстана немедленно прекратить преследование независимых СМИ. Европейский союз обязан настоять, что он считает свободные и независимые СМИ непременным условием и безусловным требованием для проведения свободных и справедливых выборов.

ЕС должен потребовать отозвать все иски против интернет-портала Zanoza.kg, его соучредителей Дины Масловой и Нарына Айыпа, правозащитницы Чолпон Джакуповой, общественного деятеля Риты Карасартовой и новостного агентства 24.kg, разморозить арестованные банковские счета, освободить арестованное имущество и отменить запреты на выезд за пределы страны.

Необходимо привести закон «О гарантиях деятельности президента» от 18 июля 2003 года в соответствие с международными стандартами свободы выражения мнений, а также с Конституцией самого Кыргызстана, которая не уполномочивает генерального прокурора защищать честь и достоинство президента, иначе закон оказывается сильнее и шире Конституции.

Этот закон не дает четкого определения и не разъясняет, какие признаки необходимы для защиты чести и достоинства президента страны. Необходимо привести в соответствие с международными стандартами свободы выражения мнений и статью 329 Уголовного кодекса о заведомо ложном сообщении о совершении преступления, которое было принято 17 мая 2014 года.

ЕС также должен потребовать от властей Кыргызстана обеспечить равное право всем гражданам защищать свои честь и достоинство в судах, а не только честь и достоинство президента, прекратить практику любого вида преследования правозащитников, в том числе и в судебном порядке, обеспечить физическую неприкосновенность и правозащитников, и журналистов.

Власти Кыргызстана также должны отменить чрезмерное и неоправданное вмешательство в деятельность неправительственных организаций, а также прекратить устрашение всех граждан, деятельность которых связана с защитой прав человека. Прежде всего, необходимо искоренить «язык вражды», широко применяемый в отношении правозащитников в провластных СМИ, заявляет FIDH.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26438
Айканыш Ибраимова — студентка художественного факультета Всероссийского государственного института кинематографии имени Герасимова (ВГИК). Она окончила бишкекскую среднюю школу, училась в художественном училище имени Чуйкова. Поняв, что в искусстве живописи она хочет расти дальше, собрала чемодан и приехала поступать в Москву. В интервью «Фергане» девушка рассказала о своей учебе в Москве, о том, как раскрывает киргизскую культуру сокурсникам, почему художник должен писать на социальные темы, и зачем ей надо вернуться на родину.

* * *

Я родилась в 1993 году в Бишкеке. Моя мама филолог и журналист. Она работала в газете «Аргументы и факты. Кыргызстан». Еще когда я училась в школе, начала пробовать писать тексты. Помню радость, которую испытала, расписавшись в журнале за первый гонорар. Хотела стажироваться на ТВ, но не вышло — как оказалось, у меня проблемы с дикцией. Дальше заниматься журналистикой не стала. Нужно было выбирать между ней и изобразительным искусством.

В Бишкеке модно идти учиться на юриста или экономиста. Я тоже «повелась» на это и всерьез подумывала о карьере прокурора, но вовремя поняла, что это не мое. У меня с детства было какое-то внутреннее понимание, что я должна связать свою жизнь с художественным искусством.

Все школьные годы я посещала различные кружки, перепробовала многое — танцы, каратэ, японское фехтование кэндо, 6 лет занималась большим теннисом. И всегда рисовала. Вначале это были обычные детские каракули, которые восхищали, наверное, только мою маму.

Возвращаясь назад, я сейчас понимаю, какие наивные рисунки рисовала в школе, но мои одноклассники так их нахваливали, что я гордилась ими. Мне было легче сдать предмет, нарисовав для учителя географии учебные пособия, на уроках литературы — портреты Толстого или Пушкина, чем выучить задание. C остальными предметами было сложнее. Скажу честно: 9 из 11 школьных лет я просидела на задней парте, с тоской ожидая конца урока и рисуя аниме или красивых девушек. Мимо моего сознания равнодушно проходили и валентность, и сообщающиеся сосуды, и остальные школьные премудрости.

Когда я заканчивала 9 класс, мама, зная о моих школьных «успехах», предложила поступить в архитектурный колледж. Мысленно я начала примерять на себя образ архитектора. Стала готовить две папки с рисунками: одну — для архитектурного колледжа и вторую — для Бишкекского художественного училища имени Чуйкова.

Училище

В июле 2009 года, когда начался прием документов, вместе с мамой я пошла по учебным заведениям. Колледж оказался закрыт, и мы направились в училище. Я помню, как первый раз зашла туда. Это было заведение, пропитанное духом свободы. Мы шли по коридору, и нам навстречу выскочила рыжая девушка в тряпочных тапочках. Я почувствовала, что здесь витает дух творчества. Это мне понравилось больше всего. Здесь не надо сдавать математику, а можно рисовать и заниматься своим любимым делом. Так я сделала свой первый выбор.

Ближе к концу обучения я начала задумываться, что делать дальше. Если заниматься живописью, то как зарабатывать деньги? В Киргизии распространено мнение, что деньги зарабатывают люди не творческих профессий, а экономисты. Я находилась на распутье. Мы с мамой думали о продолжении учебы и поступлении в вуз на дизайнера интерьера, но мне это было неинтересно. Тогда я впервые заявила маме, что классическое искусство более развито в России, поэтому я хочу учиться там. Мама сказала, что пока она здорова и в состоянии работать, я должна максимально реализоваться и получить образование. Я собрала чемодан и полетела в Москву.

Поступление

Я решила поступать в Московский государственный академический художественный институт имени Сурикова. Во время вступительных экзаменов жила в общежитии при институте. За изложение по русскому языку я получила низкие баллы, осознала, что могу не пройти по общим баллам, и решила попытать счастья во ВГИКе, даже не имея представления, кто такой Герасимов или Тарковский.

Помню, как с огромным холстом, который я взяла у новых друзей в общежитии, поехала на метро покорять ВГИК. В вагоне на меня с интересом взглянул какой-то мужчина. Мы вышли на одной станции. Дорогу спросить мне было не у кого, и я обратилась к нему. Пока шли до института, я рассказывала незнакомому мне человеку, что я из Киргизии, Москва для меня — это шанс научиться рисовать, что мне важно сейчас поступить в институт, и я не могу упустить этот шанс. Он меня буквально за руку ввел во ВГИК. Так я познакомилась с Виктором Брагинским — теперь это мой любимый педагог по рисунку.

В тот день в институте шел уже второй день экзаменов. Бросив сумку с своими работами на входе, я побежала рисовать вступительную работу. Ребята удивленно уставились на меня и мой огромный холст. Пока писала работу, члены комиссии рассматривали мои картины и рисунки на полу. Так я прошла первый отборочный тур. Как мне теперь кажется, они просто захотели помочь той смешной провинциалке, которая внезапно свалилась на их головы. По работам молодых людей, которые поступали вместе со мной, я поняла, насколько сильна российская художественная школа.

На последнем экзамене меня спрашивали про историю кинематографии, которую я совершенно не знала, ведь готовилась к поступлению в другой институт. Узнав, что я из Киргизии, меня стали спрашивать про Гапара Айтиева (советский киргизский живописец. – Прим. «Ферганы»), Суйменкула Чокморова (советский киргизский актер, художник, Народный артист СССР. – Прим. «Ферганы»), других знаменитых деятелей искусств Киргизии. Такого поворота событий я не ожидала, и биографии этих людей тоже знала плохо. Почему-то в киргизских школах не рассказывают о деятелях культуры. С этого экзамена я буквально выползла.

Сдав экзамены, я вернулась в Кыргызстан. Думала, что не поступила, и впала в режим сурка. Для себя решила, что закончится лето, и я пойду искать работу. Через две недели мне позвонили и сказали, что я зачислена во ВГИК — это было настоящим чудом. В этот момент мне стало еще страшнее — я уезжала от семьи, любимой мамы не будет рядом со мной.

Москва

Я прилетела в Москву в сентябре 2012 года. Было страшно. Мои родственники выказывали опасения, что в Москве много рисков и соблазнов, которые будут подстерегать меня на каждом шагу. Но я могу сказать обратное. Меня окружают порядочные, добрые и интеллигентные люди.

А вот учеба мне давалась сложно. Первый год во ВГИКе я наверстывала то, что уже умели ребята из России, но не умела я — писала днем и ночью, спала на переменах, ничего не ела и сильно похудела. Но мне помогли наши великолепные педагоги, они видели, что я отстаю от ребят, но не ругали, а поддерживали. У российских ребят техника была намного лучше моей, я смотрела на их работы и понимала, что мне придется многому учиться. Но надо было выстоять: раз уж приехала в Москву, будь добра, соответствуй.

В университете я много рассказываю о Кыргызстане, его людях и невероятно красивой природе. Недавно приготовила доклад про юрту и киргизские национальные узоры. Мои сокурсники — ребята без стереотипов, они с удовольствием слушают мои рассказы о родине и пробуют гостинцы, которые мне передает родня: курут, максым шоро (киргизский национальный прохладительный напиток. – Прим. «Ферганы»), лепешки.

Летом 2016 года три моих однокурсника приехали на лето в Кыргызстан. Я была рада показать им свою родину, места, которые люблю и которыми горжусь. Мы были на Иссык-Куле, я их отвела на Всемирные игры кочевников, угостила всеми национальными блюдами. Сокурсники оценили красоту Кыргызстана, но больше всего им понравилась наша кухня. Они с интересом впитывали нашу культуру и традиции: тепло встречать и сытно угощать гостей, заботиться о старших. В Россию они вернулись очень довольными.

Картины

Летом 2015 года мы поехали на практику в Карелию. Если до 3 курса я раскачивалась, то тут меня прорвало. Нам надо было сделать серию работ с единым смыслом. Я рисовала все — людей, природу. Ходила по селам, наблюдала за жителями и рисовала. В конце практики мы провели студенческую выставку. Местные жители жаловались, что на наших картинах они получились грустными. Но мы не хотели рисовать грустные картины, просто мы стали выбирать темы, связанные с жизнью обычных жителей маленького провинциального городка.

Я считаю, что искусство должно что-то переворачивать в тебе самом и не должно оставлять зрителя равнодушным. Если человек смотрит твою работу, и это не вызывает отклика в его душе, значит, ты просто не смог ничего передать. Это как с кино. Если ты посмотрел фильм, и он не отпечатался в твоем сердце, то съемочная команда работала зря.

Во время каникул летом 2016 года в Киргизии я решилась сделать серию работ, которую давно вынашивала. Меня всегда беспокоили дети, рядом с которыми нет взрослых, способных их защитить. Дети, которые вынуждены работать вместо того, чтобы учиться. Обездоленные малыши. По откликам моих сограждан, работы получились социально значимыми. Я искала фактурные места, пропадала с блокнотом на бишкекских городских базарах — то на Ошском рынке, то на Дордое. Разговаривала с будущими персонажами своих картин, делала наброски. Написала небольшую серию работ, выполненных маслом и карандашом. Начался следующий семестр, я вернулась в Москву, и мои учителя, увидев мои работы, предложили мне развивать эту тему дальше.

Так как я учусь на художника-постановщика кино и телевидения, этим летом надеюсь пройти практику в Киргизии. Буду работать ассистентом художника-постановщика на киностудии «Кыргызфильм». После этого буду искать кинопроекты в Москве. Что касается картин, то сейчас я занимаюсь серией работ по произведению Чингиза Айтматова «Ранние журавли».

Мысли о будущем

После окончания ВГИКа в 2019 году планирую вернуться в Кыргызстан. Это моя родина. Патриотизм — это когда ты ходишь по улицам родного города, и это доставляет тебе радость. Наверное, в моих венах течет Кыргызстан. Я не могу не вернуться домой. Но и Москву я теперь очень люблю и благодарна ей за каждый прожитый здесь день и за каждого человека, с которым меня свела жизнь. Я полюбила русский мир за щедрую, отзывчивую душу.

Масштаб Бишкека другой, это не огромная Москва. Правда, моему поколению предстоит еще очень много сделать, чтобы вернуть Кыргызстану былую славу. Мне неприятно, что в нашей стране так много проблем, каждую из которых я переживаю, как свою личную. Что касается восприятия нас как мигрантов, то это не было бы стереотипом, если бы это не было горькой правдой. Но пока я не понимаю, что делать с тем, что кыргызстанцы не могут найти место под солнцем в своей стране и вынуждены уезжать на заработки в более развитые государства.

Киргизская молодежь должна много и честно работать. У нас талантливые и думающие люди, и, кажется, уже почти все ненавидят коррупцию, которая принесла так много бед нашей стране. Мне бы хотелось, чтобы каждый человек, который говорит, что государство ничего не делает, и он хочет уехать на запад, подумал о том, что он может сделать для своей Родины. Я же могу хотя бы не кинуть жвачку на землю и сказать другу, чтобы и он этого не делал, тогда наши улицы станут чище. А дальше весь город и целая страна будут приведены в порядок. У многих кыргызстанцев горят сердца за свою страну, но чтобы ее поднять, нам всем и каждому предстоит еще очень многое сделать.

Записала Екатерина Иващенко

Фото из архива Айканыш Ибраимовой
http://www.fergananews.com/article.php?id=9425

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner