?

Log in

No account? Create an account

May 13th, 2017

С 10 по 12 мая 2017 года с визитом в Узбекистане побывал Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн. Этого важного события с нетерпением ждали правозащитники и активисты гражданского сектора - как в стране, так и за рубежом. Ведь это была первая поездка господина аль-Хусейна в эту страну и в Центральную Азию вообще. И стоит отметить, что до него Узбекистан не посещал ни один из его шести предшественников на этом высоком международном посту.

Формальные встречи тоже важны

Визит состоял из трех главных мероприятий. Первое - встречи с главой МИДа и с президентом, членами парламента и правительства, министрами, руководителями правоохранительных органов. Тут выше протокола не прыгнешь. Информации о том, что именно решалось на этих встречах - ноль. Только дежурные фразы типа: «Стороны обсудили перспективные направления взаимодействия. Зейд Раад аль-Хусейн подтвердил готовность УВКПЧ к развитию долгосрочного и системного двустороннего сотрудничества».

Наверное, ничего толком и не обсуждалось. Стороны просто засвидетельствовали друг другу почтение. В качестве одного из главных итогов этих официальных переговоров Зейд Раад аль-Хусейн назвал достижение договоренности о сотрудничестве Узбекистана с региональным офисом Управления ООН по правам человека, расположенном в Бишкеке. Ранее региональный офис, который был открыт в столице Кыргызстана в 2008 году, работал только с Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном. А теперь вот такой «прорыв». Но наверняка он готовился давно и был известен всем действующим лицам заранее.

Второе мероприятие - встреча с правозащитниками, а также «с представителями разных конфессий и сотрудниками национальных культурных центров». «Особое впечатление на меня произвела встреча с представителями гражданского общества, - сказал главный правозащитник ООН. - Во-первых, во встрече приняло участие много людей – примерно 60 человек, в два раза больше, чем мы ожидали. Они представляли различные сегменты гражданского общества, в том числе и наиболее критически относящиеся к властям. Во-вторых, несколько участников весьма откровенно высказывали свою точку зрения, почти не стесняясь, либо вообще не стесняясь телекамер, в том числе и государственного телевидения».

В общем, полный восторг. Собравшиеся гражданские активисты (хотя откуда их в Узбекистане набралось шесть десятков человек - не совсем понятно) тоже были рады краткому общению, которое продлилось меньше часа.

Третье мероприятие - заседание Международного Пресс-клуба. С некоторых пор такие заседания подменяют в Узбекистане традиционные для всего мира пресс-конференции - выступления политиков и чиновников перед журналистами.
Председательствует в Пресс-клубе бывший пресс-консультант бывшего президента Узбекистана и пресс-секретарь премьер-министра Узбекистана (в 2005-2008 годах) Шерзод Кудратходжаев. Кроме всех прочил регалий господин Кудратходжаев сегодня — завкафедрой интернет-журналистики Ташкентского госуниверситета. Весь его послужной список накладывает на него особенные обязанности: именно такому человеку поручено сегодня в Узбекистане изображать видимость свободы слова и открытости власти. А что происходит за кулисами?

Происходит то, что на собрания «международного пресс-клуба» приглашают только избранных. Внештатный корреспондент «Ферганы» Саид Янышев попросился на это мероприятие заранее, отправив запрос в пресс-службу Верховного комиссара, но ответа не получил. «ООНовцы так и не ответили на мой запрос. Коллеги дали контакты одной из организаторов, но та сообщила, что список [журналистов, приглашенных на пресс-клуб] утвержден на уровне МИД, а кто не в списке, не пройдет - такая вот открытость и толерантность. Они прислали мне несколько документов, но там, кроме фотографий, пустота», - сообщил Саид в редакцию.

Главный вопрос - политзаключенные

О том, что господин аль-Хусейн обратился к узбекским властям с просьбой как можно быстрее продолжить процесс освобождения политзаключенных, отбывающих ужасающе длительные тюремные сроки, сообщил только официальный информационный сайт ООН. А вот в узбекской прессе об этом не написали ни слова, ограничившись совершенно формальными сообщениями о «готовности развивать долгосрочное и системное сотрудничество» и о том, что «Зейд Раад аль-Хусейн приветствовал проводимые в Узбекистане реформы». Тему робко упомянуло лишь одно издание: «был затронут вопрос об освобождении некоторых лиц из мест заключения», - написало оно.

Почему же так? Наверное, потому что тема эта для узбекских властей - очень болезненная. Потому что в Узбекистане, несмотря на смену высшего руководства и появление новой «демократической» риторики, никакого кардинального пересмотра предыдущей политики государства в области прав человека пока не произошло. Значит, нет и не может быть, по мнению правительства и подконтрольных ему медиа, в этой стране никаких «политических» заключенных, нет никакой упрятанной за решетку или изгнанной из страны политической оппозиции.

Очевидно, Мирзиёев не готов признавать свою ответственность за жестокие преступления былых времён. Не спешит он и открыто возлагать эту ответственность на Ислама Каримова, из которого в Узбекистане наоборот успешно лепят курс «великого вождя нации». Для нового президента сегодня самое удобное время лишь для того, чтобы эффектно сыграть «реформатора» и «демократа». Потому что он уверен: все его обязательно поддержат. А дипломатичному Аль-Хусейну важнее выдать Мирзиёеву аванс доверия, чем жестко критиковать за преступления, формально совершенные «при другом режиме». Ведь он прекрасно понимает эти «восточные дела»: чуть передавишь, перегнешь палку - и снова даже пускать в страну перестанут.

Комментарий правозащитника

Накануне визита Зейда Раада аль-Хусейна в Ташкент мы взяли комментарии у представителей трёх авторитетных правозащитных международных организаций. А сегодня попросили прокомментировать уже состоявшийся визит руководителя четвертой организации, непосредственно знакомого с ситуацией в Узбекистане.
«Визит Верховного комиссара ООН состоялся накануне дня памяти жертв Андижанских событий 2005 года. И важно отметить, что это - самая неудобная тема для узбекского правительства на встрече все же поднималась. Это говорит о том, что даже через 12 лет остается актуальной резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающая Узбекистан за его отказ расследовать события в Андижане, и последствия этого массового убийства заслуживают внимания международного сообщества», - говорит руководитель базирующейся во Франции Ассоциации за права человека в Центральной Азии Надежда Атаева.

«Кроме того, Верховный комиссар озвучил и другие нарушения прав человека массового характера. Он публично заявил, что в Узбекистане существует практика пыток и современных форм рабства, о наличии в стране политзаключенных. Его дипломатический тон в диалоге с правительством привел к согласию Узбекистана сотрудничать с региональным бюро ООН по правам человека, находящемся в Бишкеке», - считает правозащитница. Но, по ее мнению, этого катастрофически мало.

«Этот визит лишь приоткрыл страну, которая с 2005 года отказывалась сотрудничать с правозащитными органами ООН, грубо и систематически нарушала фундаментальные права человека. Правозащитники в этой связи уже даже призывали Совет ООН по правам человека ввести должность спецдокладчика по Узбекистану.
С момента прихода к власти Шавката Мирзиёева в Узбекистане из многолетнего заключения было освобождено несколько известных политических заключенных. Среди них - Самандар Куканов, Рустам Усманов, Мухаммад Бекжан, Бобомурад Раззаков. Однако все они вышли не по амнистии, а в связи со сроком окончания заключения (подробнее тут). Наверное, они должны быть благодарны Мирзиёеву только за то, что с его воцарением им больше не продлевали срок. А ведь раньше подобное осуществлялось неоднократно.

Я считаю, что из уст такого авторитетного международного деятеля, наделенного обязанностью защищать принципы Всеобщей декларации прав человека, сегодня должны звучать имена заключенных правозащитников, журналистов, политических оппонентов и других активистов гражданского общества, всех тех, кто, рискуя жизнью и свободой, отстаивает принципы прав и свобод человека. Один из ярких примеров для всех нас -Азам Фармонов. Он одним из первых поддержал призыв о проведении независимого международного расследования андижанских событий и вскоре за это был помещен в колонию «Жаслык». Еще в 2003 году Спецдокладчик ООН по вопросам пыток рекомендовал ее закрыть, а власти наоборот построили там новые корпуса для узников. И многие рекомендации этого спецдокладчика еще не выполнены. Фармонов прошел через пытки, надорвал здоровье и теперь отбывает за решеткой второй срок наказания по сфабрикованному обвинению.

В Узбекистане принято 500 национальных законов, подписаны 17 международных соглашений в области прав человека, но пока эти правовые механизмы даже в малой степени не обеспечивают гражданам Узбекистана условия для свободного выражения мнения, судебная система пока подчинена исполнительной власти, Красный Крест еще не возобновил свою миссию, как и другие международные гуманитарные и правовые миссии. Следовательно уровень доверия к такой власти пока весьма низкий», - говорит Надежда Атаева.

На фото из Самарканда: Комиссара из ООН в поездке сопровождает директор Института (Национального центра) по правам человека Республики Узбекистан Акмаль Саидов, известный своими громкими международными выступлениями, в том числе, в комитетах ООН
http://www.fergananews.com/article.php?id=9409
В центре Ташкента у подножия монумента «Мужество» активисты Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) провели 13 мая традиционную акцию памяти сотен мирных жителей Андижана, погибших в ходе расстрела митинга 12 лет назад. К удивлению участников, в этот раз мероприятие прошло без какого-либо вмешательства сотрудников МВД и Службы национальной безопасности (СНБ).

Впервые такая акция прошла у монумента «Мужество» 15 мая 2005 года, через два дня после Андижанской трагедии. Всякий раз участников акции задерживали сотрудники милиции и СНБ Узбекистана, отвозили в ташкентские суды, где некоторых приговаривали к крупным штрафам. Это происходило, даже если в руках правозащитников не было никаких плакатов - лишь цветы и детские игрушки. Иногда потенциальных участников таких акций с раннего утра 13 мая блокировали в их квартирах, не давая выйти из дому.

Организатор акции - лидер ПАУ Елена Урлаева – заранее известила о предстоящем мероприятии центральную дежурную часть МВД по телефону 102. Но кроме нескольких правозащитников, специально приехавшей из Джизака семьи и горстки любопытствующих туристов, у монумента «Мужество» сегодня никого не было. Правозащитники возложили к монументу цветы и несколько игрушек, затем развернули плакаты, с которыми простояли около часа.

На плакатах были надписи: «Жертвы расстрела в городе Андижане 13 мая 2005 года правительственными войсками Узбекистана не забыты!», «Требуем наказания виновным лицам в военных преступлениях 13 мая 2005 года в Андижане – убиты и расстреляны были несколько тысяч людей, в том числе и детей!»

Выбор места для ежегодного проведения поминальной акции не случаен. Мемориал «Мужество» был открыт 20 мая 1970 года в память о разрушительном землетрясении, произошедшем в Ташкенте в 1966 году. По словам Урлаевой, «данный монумент напрямую связан с мужеством узбекского народа, и для правозащитников является также олицетворением героизма жителей Андижана, не побоявшихся массово заявить об ущемлении их прав и за это жестоко расстрелянных».

Узбекские власти и СМИ об Андижанской трагедии предпочитают не вспоминать. Появлению хоть какой-либо информации об этом в средствах массовой информации Узбекистана не способствовало даже напоминание Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раад аль-Хусейна, который находился в этой стране с 10 по 12 мая. В сообщении по итогам своего визита он, в частности, сказал: «В субботу мы отметим 12-ю годовщину ужасных событий, которые произошли в Андижане 13 мая 2005 года. Думать о будущем необходимо, но важно также выяснить обстоятельства тех событий и обеспечить, чтобы их жертвы не были забыты, а жалобы были рассмотрены».

«Визит Верховного комиссара ООН состоялся накануне дня памяти жертв Андижанских событий 2005 года. И важно отметить, что эта самая неудобная тема для узбекского правительства на встрече все же поднималась, - отметила в комментарии «Фергане» руководитель базирующейся во Франции Ассоциации за права человека в Центральной Азии Надежда Атаева. - Это говорит о том, что даже через 12 лет остается актуальной резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающая Узбекистан за его отказ расследовать события в Андижане, и последствия этого массового убийства заслуживают внимания международного сообщества».

Напомним, по официальной версии, в ночь на 13 мая 2005 года и в течение следующего дня в Андижане был совершен вооруженный захват тюрьмы и ряда правительственных зданий. В ходе нападения 12 работников правоохранительных органов были убиты, было захвачено 334 единицы оружия. Правоохранительные органы Узбекистана сообщали, что террористы взяли в заложники в общей сложности 70 человек, 15 заложников были убиты. Позже в Андижан были введены войска. По официальным данным, погибло 187 человек.

По данным правозащитников и очевидцев, жертв было не менее 700 человек. Многие люди заплатили жизнью лишь за то, что случайно оказались рядом, проходя или проезжая по прилегающей к площади территории. В 2006 году на западных сайтах был размещен 70-минутный видеофильм об андижанских событиях, подтверждающий версию о том, что большинство участников митинга были безоружными мирными жителями, среди которых были женщины и дети. В том числе — жены 23 бизнесменов, арестованных по обвинению в религиозном экстремизме и членстве в запрещенном движении «Акрамия», суд над которыми стал причиной акций протеста, имевших трагический финал. В настоящее время посмотреть фильм, пройдя по указанной выше ссылке, не удастся. Но есть другие работы на эту тему:


В дальнейшем не менее 358 человек были осуждены на большие сроки закрытыми судами; получить подробный текст приговоров не удается ни родственникам осужденных, ни адвокатам, ни правозащитникам; в розыске находятся свыше ста человек, которых власти Узбекистана подозревают в причастности к андижанским событиям; с 2005 по 2008 годы не менее 125 подозреваемых по андижанскому делу были задержаны в странах СНГ. Международное расследование андижанских событий так и не было проведено. Осужденные по этому делу продолжают оставаться в заключении, хотя назначенный им срок лишения свободы истек: им добавляют сроки за незначительные нарушения, что на тюремном жаргоне называется «раскруткой».

Материалы на эту тему можно найти в специальной рубрике «Андижан-2005». Среди них - Доклад ОБСЕ (БДИПЧ) о событиях в Андижане (на русском языке), материал журналиста Алексея Волосевича «Расстрелянный Андижан. Истории из города, пережившего трагедию 13 мая», а также свидетельства о преступлении, собранные московским правозащитным центром «Мемориал». В Галерее «Ферганы.Ру» размещены андижанские фотографии, сделанные после расстрела корреспондентом The New York Times Иолой Монаховой, и снимки известного фотографа-фрилансера Дениса Синякова, прилетевшего в Андижан сразу после трагедии.

Соб. инф.

https://youtu.be/21Rx12t7_6s

https://youtu.be/aJ95HKWR_uE

https://youtu.be/MVeaMWMIr4w
http://www.fergananews.com/article.php?id=9410

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner