?

Log in

No account? Create an account

May 6th, 2017

В детстве Улан Матысаков каждый год 9 мая смотрел с родителями по телевизору парад на Красной площади в Москве и мечтал побывать на нем лично. Спустя 14 лет мечта мальчика из города Ош на юге Кыргызстана сбылась, и он оказался на параде в Москве. Но не в качестве зрителя, а как участник. Этому предшествовали долгие годы учебы в разных городах Киргизии и России, голодная студенческая жизнь, попытки заработать пением в переходах метро, служба на флоте и много других интересных событий. Обо всем этом Улан рассказал «Фергане» в преддверии Дня Победы.

* * *

Я родился в 1987 году в южной столице Киргизии - Оше. Мой отец работал завхозом музыкального училища, мама - на санэпидемстанции. У меня есть две сестры и брат.

Отец окончил музыкальное училище, великолепно играл на баяне и хотел, чтобы я тоже освоил игру на этом инструменте. И когда я учился в третьем классе, это был 1997 год, родители отдали меня в музыкальную школу. Когда я туда пришел, мой будущий учитель, Нариман Султанович, заиграл на баяне матросский танец «Яблочко», он легко перебирал пальцами клавиши и одновременно пританцовывал. Увиденное вызвало у меня желание также здорово играть на баяне, и я проучился в музыкальной школе пять лет.

Музыка и торты

После 7 класса отец решил отдать меня в музыкальное училище. Для этого он даже съездил в какое-то отдаленное село и выправил мне аттестат об окончании 9 классов средней школы. Я поступил в Ошское музыкальное училище по классу кларнета. Родители посчитали, что духовой инструмент – это более престижно и я смогу играть в военном духовом оркестре. Мои одноклассники окончили школу, а я училище. Это был 2005 год, мне было 18 лет. В честь выпуска отец подарил мне баритон (струнный смычковый музыкальный инструмент семейства виол. - Прим. «Ферганы») и кларнет, на котором играл известный в Оше преподаватель Абдурахман Махмудов.

Чтобы не сидеть у родителей на шее, на четвертом курсе училища я пошел работать. Семья моего друга зарабатывала тем, что пекла и продавала торты на городском базарчике. Я напросился к ним на работу. Торты они пекли в своей трехкомнатной квартире. В мои обязанности входили покупка продуктов и замес теста вручную на 40 тортов. Самое страшное, что тесто нельзя было перемесить, иначе коржи не поднимутся. До меня у них работала пекарем девушка. Увидев, как хорошо у меня получается тесто, друг предложил мне освоить выпечку коржей. За месяц я всему научился, а девушку уволили, и она на меня обиделась, хотя я не был виноват.

Перед Новым годом коржи мы заготавливали заранее. Я месил тесто и выпекал коржи в двух духовках - газовой и электрической. Мы складировали их на балконе. Торты мы отвозили на базар на тележке и продавали в день по несколько десятков. Получал я тогда копейки, за замес теста мне платили 10 сомов, за один торт, то есть четыре коржа, - еще по два сома. Только теперь я понял, как на мне экономили. Веселой эта работа мне казалась только первые три дня: я месил тесто и ел коржи, сколько хотел. В реальности это был адский труд - ручной замес теста и 16-часовая выпечка коржей. Так я отработал целый год. Торты с тех пор я не ем…

Бишкек и оркестр

После училища я поехал в Бишкек поступать в Киргизскую национальную консерваторию по классу кларнета. Поступил. Помню первые занятия, когда преподаватель постоянно говорил нам: «Ваши губы должны быть сложены как попа у курицы. А дыхание должно идти от червеобразного отростка (полового органа)». Я его, конечно не понимал, мне было сложно. Тогда я впервые захотел уехать в Россию - учиться в хорошем вузе и узнать, как живут люди в других странах. Но для этого надо было накопить денег на билет.

Моя стипендия была равна 230 сомам, жил я в общежитии. Родители помогали мне первые три месяца, затем я устроился работать в народный оркестр и за концерты два раза в неделю получал 800 сомов в месяц. Учиться надо было пять лет, но мне было неинтересно. За два года я накопил на билет и сказал родителям, что уезжаю в Россию. Они эту идею не одобрили. Отец служил в Подмосковье в стройбате в 1977-1978 годах, участвовал в строительстве олимпийских объектов. Столкнувшись с национализмом, он опасался, что и я пострадаю от этого. Мама переживала, что они не смогут помогать мне деньгами.

Казань и непослушные дети

Годом ранее мой земляк и однокурсник Руслан Нургалиев, отучившись год в консерватории, уехал поступать в Казанский государственный университет культуры и искусств на эстрадно-джазовое отделение. Звал меня к себе. Летом 2007 года я приехал туда не прослушивание и меня взяли сразу на третий курс, причем на бюджет. А я хотел учиться на первом курсе, чтобы получить как можно больше знаний.

По сравнению с Бишкеком это был другой мир. Квалифицированные педагоги, хорошее общежитие. Больше всего меня радовала стипендия в 1350 рублей, половину из которых я отправлял родителям. Иногда я подрабатывал на стройке - носил кирпичи, за что получал 400 рублей в день. Это была очень тяжелая работа, через год я ее бросил.

На четвертом курсе я получил российское гражданство в упрощенном порядке и устроился работать в танковый оркестр. Дирижер сказал, что мне начислят зарплату в восемь тысяч рублей, но половину я должен буду отдавать ему. Каждый день после учебы, кроме понедельника, я работал в оркестре и всю зарплату забирал себе. Через четыре месяца дирижер пригласил меня к себе в кабинет и спросил: «Ты не согласен с моими условиями?» Я кивнул. Через две недели меня уволили.

Потом меня пригласили в детскую музыкальную школу, где я преподавал игру на курае (башкирский и татарский духовой музыкальный инструмент. - Прим. «Ферганы»). Поскольку у меня не было ни стажа, ни опыта, в месяц мне платили 5800 рублей. С детьми было сложно работать, это большая ответственность. Если ребенок не пришел на уроки, я звонил родителям, а они отвечали, что отправили его ко мне. Тогда я шел на футбольную площадку (уже знал, что дети убегали туда), ловил их и отправлял на уроки. Так я отработал еще год.

Санкт-Петербург и переходы

На пятом курсе решил испытать судьбу. Я постоянно слышал от друзей, что вся музыкальная жизнь России сосредоточена в Санкт-Петербурге. И решил, что мне нужно ехать туда. В начале апреля я съездил на прослушивание и меня взяли на третий курс Санкт-Петербургского государственного университета культуры - на кафедру духовых и ударных инструментов по классу саксофон-баритон. В Казани я доучился до апреля, и, получив стипендию за май, отчислился. Ректор был очень недоволен. Но окончить казанский вуз я не мог, потому что тогда бы не мог претендовать на бюджетное отделение в Санкт-Петербурге.

Лето я провел в Казани, в конце августа приехал в Питер. Холод, сырость и голод - мои первые впечатления от этого города. Первые полгода я не получал стипендию, так как мне пришлось сдавать академическую разницу. Есть было нечего. Я решил играть в подземных переходах. За игру на кларнете денег не давали. Вспомнил о баяне.

Игра на народных инструментах народу нравилась больше, чем кларнет. Военные просили, чтобы я играл «День Победы» и «Прощание славянки», послушают пять минут, кинут 100 рублей и уйдут. Бабушки заказывали романсы, и я исполнял «Гори, гори, моя звезда». Помню, ко мне подошла женщина и говорит: «Вы так хорошо исполняете русские народные песни, наверное, это потому, что у вас родители русские». Было весело. Очень часто просили сыграть «Калинку», а самой популярной мелодией на Московском вокзале были «Подмосковные вечера».

Через два месяца я выстроил себе эффективную систему работы в переходах метро. На станции метро «Технологический институт» было выгодно играть с 17.00 до 19.30, в это время меняются дежурные станций и меня не выгоняли. Любимой станцией был «Невский проспект», где расположены театры и публика - интеллигентная. Там был длинный-длинный переход. Первое время я становился у начала перехода и не понимал, почему мне не дают денег. Оказывается, люди не успевали прослушать произведение. Позже я понял, лучше стоять в конце, человек идет, слушает музыку и в итоге дает тебе денег за хорошую игру. Там же я познакомился с дежурным станции, он брал с меня сто рублей в день и не прогонял.

Еще ко мне часто подходили кавказцы, спрашивали, могу ли я сыграть лезгинку. Вообще-то, я многого не умел. Приходил к народникам в общежитии и они мне раскладывали нужные мелодии по нотам. Потом я просил у них баян и репетировал. Они не понимали, зачем мне, кларнетисту, баян. А я зарабатывал денег. За аренду баяна платил продуктами. Первое время сокурсники смеялись надо мной: мол, не стремно тебе играть в переходах? Я подходил к холодильнику, показывал пустые полки и говорил: «Вот это стремно».

За вечер я зарабатывал 2000-3000 рублей, мой рекорд был 5500 рублей. Если футляр от баяна не закрывался, значит я заработал хорошо. Я приходил в общежитие и, как в кино, высыпал кучу купюр и монет на стол.

Так я играл полгода, пока зимой 2010 года меня не забрали в армию. Это должны были сделать еще в Казани, но у меня была отсрочка по учебе. В Питере она закончилась.

Служба на флоте и любовь

Несмотря на рассказы отца, армии я не боялся, но настраивал себя, что это не курорт. Я служил матросом в военном оркестре Военно-морского института радиоэлектроники имени Попова в Петергофе. По сравнению с голодной жизнью в общежитии на флоте так хорошо кормили, что служба стала казаться мне курортом. Там совершенно иное обеспечение. На завтрак - сливочное масло, сыр плавленый и твердый, хлеб ржаной и белый, яйца, кофе или чай, каша на выбор и даже можно брать добавку. После завтрака - оркестровые репетиции. На флоте я был сигналистом-барабанщиком, для чего освоил игру на барабанах, под которые проходили строевые занятия курсантов. Далее - обед и «адмиральский час», то есть послеобеденный сон, затем бассейн. В теплое время года раз в неделю мы с оркестром выступали в парке Петергофа. Я получал матросские 650 рублей в месяц и зарплату за игру в парке – еще 4600 рублей. К сожалению, я служил всего год.

Строевые занятия

Что касается дедовщины, то она пришлась на месячный курс молодого бойца, когда мы мыли коридоры, кубрики, заправляли кровати, стояли «на баночке», как дневальные. Самое легкое из всего этого было мыть трап. Больше всего за меня переживал отец, но я его всегда успокаивал, говоря, что все хорошо.

Когда я переезжал из Казани в Питер, в поезде познакомился с одной семьей. Ее глава дал мне свой номер телефона и сказал, что я могу звонить ему, если у меня возникнут сложности. Как-то, когда мне было нечего есть, я позвонил ему, и он пригласил меня на ужин, а потом предложил работу - стелить рубероид на даче. Конечно, я согласился, мы начали дружить. Однажды, в период моей службы на флоте, мне позвонила его супруга, Светлана, и сказала, что сегодня придет послушать наш оркестр с подругой, которая приехала к ней в гости из Ростова. Закончив выступление, я в красивой форме вышел к девушкам, и Светлана познакомила меня с Анной. В одно из увольнений я пригласил Анну в театр. Пока служил, мы с ней переписывались.

Эксперт по ремонту холодильников

Зимой 2011 года служба закончилась, и я восстановился на третий курс университета. После армии пришлось сложно, потому что во время службы тебе не надо думать о завтрашнем дне, за тебя уже все продумано. Денег я тоже не накопил, потому что помогал отцу и сестре, которая училась в Бишкеке. Купить еду было не на что. На одном из этажей общежития, где я жил, стояли четыре сломанных холодильника, их собирались выкинуть. Не знаю, как, но я починил один из холодильников и продал его за 1600 рублей. Немедленно пошел в магазин и купил себе продуктов.

Потом я починил и продал остальные три холодильника. Написал и развесил по району Черной речки объявления о ремонте холодильников. Искал объявления тех, кто отдавал старые агрегаты даром, забирал, чинил их и продавал. Однажды мне даже попался холодильник ЗИЛ 1964 года с ручкой, как у автомобиля. Его я тоже починил и продал. По шуму холодильника я могу понять, где неисправность. В конце третьего курса я заработал на поездку на Черное море.

Настал четвертый курс. Я продолжал ремонтировать холодильники, но понимал, что надо определяться: либо профессионально заниматься ремонтом, либо делать музыкальную карьеру. Выбрал второе. Продал последний холодильник за 3800 рублей и устроился солистом духового оркестра Военного института Военной академии материально-технического обеспечения. Играл на кларнете. Кстати, свой лучший холодильник я оставил себе, и он работает до сих пор. Он «жил» со мной в общежитии, потом я забрал его в служебную квартиру, которую получил на пятом курсе.

Вот там началась настоящая жизнь: приходи, когда хочешь, окно открывай, сколько угодно, твои вещи никто не берет, килограмма сахара хватает на год, зубная паста всегда на месте, посуда чистая. Учебу я закончил в 2014 году. Годом ранее женился на Анне, которую забрал из Ростова.

Сейчас я служу в оркестре и работаю специалистом по учебно-методической работе II категории в институте, где я учился. Раз в неделю преподаю игру на блокфлейте во Дворце детского и юношеского творчества. Мне уже не надо бегать за детьми, родители их приводят сами.

Про главную мечту

В детстве 9 мая мы всей семьей собирались у телевизора и смотрели парад. Я мечтал побывать на Красной площади и посмотреть парад вживую. Моя мечта сбылась, да как! Еще когда я служил, меня отобрали играть в оркестре на Параде Победы на Красной площади.

В Москву мы приехали в начале марта. Ежедневно с 11 марта по 7 мая (день генеральной репетиции) мы репетировали парад. 8 мая я позвонил в Ош отцу и сказал, что нахожусь в Москве. Отец подумал, что я сбежал из армии, и испугался. Я успокоил его и рассказал, что 9 мая я буду выступать на площади в составе сводного военного оркестра, как много лет назад хотела моя мама, когда отдавала меня в музыкальную школу учиться игре на кларнете. На площади я видел президента Дмитрия Медведева, премьера Владимира Путина и министра обороны Анатолия Сердюкова. А мой папа смотрел этот парад в Оше и, думаю, гордился своим сыном.
Затем каждый год в составе нашего оркестра я принимал участие в Параде Победы на Дворцовой площади Санкт-Петербурга, сейчас готовлюсь к параду 2017 года.

Что я планирую дальше? Работать и путешествовать. Мне важно не стоять на одном месте. Когда мне предлагают что-то новое, я не спрашиваю, сколько мне будут платить, я задаю себе вопрос: чему я там научусь? И самое главное в моей жизни - это новые знакомства. Мне могут платить копейки, но новые знакомства, которые у меня будут на этой работе, намного дороже денег.

Екатерина Иващенко
http://www.fergananews.com/article.php?id=9401
5 мая в Московском Доме кино поздравляли ветеранов-актёров с Днем Победы. Для них была подготовлена концертная программа и приятные подарки. Мероприятия открыла знаменитая актриса театра и кино Лариса Лужина, которая поздравила ветеранов с наступающим праздником и прочла им стихотворение. Затем она пригласила на сцену узбекских друзей, которые пришли на вечер со своими подарками.

В своём выступлении со сцены председатель Узбекской национально-культурной автономии Москвы Хабиб Абдуллаев отметил, что 9 Мая - это объединяющая дата для всех людей, независимо от их национальности.

– Нет такого другого праздника, который бы имел государственный статус в России и являлся родным для множества народов, которые сейчас не входят в Россию. К этому празднику в Узбекистане относятся с большим уважением. Я присоединяюсь ко всем поздравлениям в адрес ветеранов и хочу преподнести подарок от узбекского народа.

Ветеранам были подарены коробочки узбекского плова от компании PlovTime.

В комментарии «Фергане» главный ошпаз (шеф-повар) компании Хаким Ганиев рассказал, принять участие в поздравлении ветеранов – их личная инициатива, потому что 9 Мая – это особенный праздник. Хаким всегда будет помнить о своем деде, который воевал под Сталинградом и с войны не пришел, и его братьях, которые, к счастью, домой вернулись – один из Праги, другой из Берлина, а третий из Владивостока.

- Я много знаю о войне, двоюродные дедушки рассказывали об этом. Мой дедушка, гранатометчик, пропал без вести и мама до сих пор его ждет. Поэтому для меня и моей семьи 9 мая - это великий праздник, о котором теперь я рассказываю своей дочери. В то время люди взялись за руки и получился многонациональный хоровод не только из граждан стран бывшего СССР, но и многих других людей, которые сплотились и победили зло. Узбеки - хлебосольные люди, и когда мы узнали, что в Доме кино будут чествовать ветеранов-актеров, которых осталось так мало, нам захотелось, чтобы они вспомнили о Ташкенте и гостеприимных узбеках. Чтобы поели плов. Они поедят, а для меня, - как будто мой дед поел, - сказал Хаким.

- Все говорят о межкультурном диалоге и взаимопроникновению культур. Узбеки должны не только перенимать хорошие традиции других народов, но и привносить свои, - считает Хабиб Абдуллаев. – Мы решили выбрать узбекскую народную традицию уважения и помощи старшим. В Узбекистане пожилым людям всегда уделяется особое внимание. Это также востребовано и в России, и мы подумали, что могли бы инициировать такой тренд помощи пожилым. А тут праздник, который объединяет народы. Для нас это не пиар, а возможность реализовать свою инициативу помощи пожилым. Когда проходят мероприятия для ветеранов, почему бы нам не сделать им приятное? Так, маленькими шагами все мы начнем помогать всем пожилым людям страны.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26364

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner