?

Log in

No account? Create an account

April 27th, 2017

В Калининграде задержаны 12 уроженцев стран Центральной Азии, которые, по данным ФСБ России, являются членами ячейки запрещённой международной террористической организации «Исламский джихад - джамаат моджахедов» и могут быть причастны к вербовочной деятельности. Об этом сообщили 26 апреля «Вести Калининграда» со ссылкой на пресс-службу регионального управления ФСБ.

Операцию по задержанию провели сотрудники УФСБ и УМВД по Калининградской области по двум адресам: на улицах Пролетарская и Богдана Хмельницкого. По данным спецслужб, задержанные жили в Калининграде четыре года, представлялись строителями и даже реально нанимались делать ремонты.

Лидеру группировки 32 года, он является гражданином Узбекистана. На родине объявлен в розыск за совершение преступления экстремистской направленности. По информации правоохранительных органов, он вербовал жителей Калининградской области в интересах террористической организации «Исламский джихад - джамаат моджахедов».

«В настоящее время злоумышленник дает признательные показания, в том числе об участии своих родственников в деятельности международных террористических организаций. Кроме того, установлены связи лидера ячейки, проводится проверка на предмет их причастности к незаконным вооруженным формированиям, действующим на территории Сирии», - цитирует ТАСС представителя пресс-службы ФСБ.
Задержанных планируется выдворить в страну, откуда они прибыли, где их привлекут к уголовной ответственности за совершенные преступления террористической направленности.

Тем временем ФСБ сообщает о задержании в Южно-Сахалинске двух сторонников так называемого «Исламское государство» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), которые планировали совершение теракта в месте массового пребывания людей. Один из них – гражданин России, другой - одной из центральноазиатских республик. В ходе обысков по местам их проживания обнаружено и изъято самодельное взрывное устройство с готовыми поражающими элементами, компоненты для его изготовления, пропагандистские материалы ИГ и запрещённая экстремистская литература. Возбуждено уголовное дело, проводятся необходимые оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия.

Напомним, волна задержаний граждан стран Центральной Азии началась после теракта в Санкт-Петербурге, в совершении которого обвиняется уроженец Кыргызстана Акбаржон Джалилов. Спустя 23 дня ответственность за этот теракт взяла на себя связанная с террористической организацией «Аль-Каида» группировка «Батальон имама Шамиля», ранее ни разу не упоминавшаяся в СМИ. По подозрению в причастности к теракту арестованы десять выходцев из стран Центральной Азии: шестеро — в Петербурге и четверо — в Москве, в том числе предполагаемые организаторы теракта – братья Аброр и Акрам Азимовы.

https://youtu.be/MvO9Z5w9Rm4
http://www.fergananews.com/news.php?id=26331
Резкое ужесточение миграционной политики России не решит проблему терроризма, но повлечет за собой серьезные политические, экономические и социальные проблемы в большинстве государств СНГ, утверждает председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин в статье, опубликованной в «Российской газете».

«Особенно тяжелые последствия такие меры принесли бы Таджикистану и Киргизии, существование которых без трудовой миграции в Россию было бы серьезно осложнено», - говорится в публикации. Зорькин отметил, что, по данным Всемирного банка, 47 процентов ВВП Таджикистана формируется за счет переводов трудовых мигрантов.

«Если Россия закроет для таджиков-мигрантов свои границы, это приведет к экономическому краху и серьезному политическому кризису, вплоть до рисков военно-политической дестабилизации страны по аналогии с Афганистаном. Крайне неприятные последствия будет иметь сокращение денежных переводов гастарбайтеров и для Киргизии. По данным Минфина республики на конец 2016 года, официальные и теневые денежные потоки от мигрантов в прошлом году составили почти половину ее бюджета», - указывает глава Конституционного суда.

При этом он отметил, что «и в российских регионах, и в соседних странах ЕАЭС активно действуют эмиссары пакистанских, турецких, саудовских экстремистских организаций». «То есть ЕАЭС, в рамках которого обеспечивается свобода движения не только товаров, услуг и капитала, но и рабочей силы, - это наше общее пространство террористических угроз», - считает Зорькин.

Между тем, зампредседателя Госдумы Ирина Яровая заявила о необходимости усиления контроля за пребыванием мигрантов в России. «Дополнительные меры контроля за пребыванием мигрантов и пресечение фиктивной легализации сегодня необходимы, в том числе и в формате предотвращения угроз прибытия на территорию России лиц с целью осуществления экстремистской деятельности и преступлений террористической направленности», — цитирует депутата «Парламентская газета».

Постановка на учет в хостелах и жилых помещениях должна соотноситься с учётной нормой жилой площади, которая не должна быть ниже 5 квадратных метров на лицо. Постановка на учет по адресу юрлица требует дополнительной регламентации — до получения права на постановку на учет мигрантов юрлицо должно подтвердить свою производственную необходимость. И, по аналогии с ответственностью за фиктивную постановку на учет у физических лиц, должна быть установлена уголовная ответственность за фиктивную постановку на учет у юридических лиц, считает Яровая.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26332
Смена режима в Узбекистане после смерти Ислама Каримова опровергла пессимизм многих экспертов и аналитиков в отношении политического будущего страны и, наоборот, вселила новые надежды. Самое главное - новоизбранный президент Шавкат Мирзиёев, который ранее был известен как консервативный, бессменный и лояльный премьер-министр, вдруг заявил о необходимости модернизации режима. Уже с позиции временно исполняющего обязанности президента Узбекистана он внёс существенные изменения не только в государственное управление, но и в общественную сферу. В результате мирный политический переход стал вдруг видеться как путь к либерализации страны.

В реальности либерализация, скорее, будет ограниченной, направленной на восстановление утраченного доверия населения или мобилизацию поддержки со стороны определённых групп, особенно бизнесменов, которые могут быть сторонниками реформы. Президент идеализируется обществом и воображается «справедливым правителем». В условиях зачаточного гражданского общества реформы будут концентрироваться в сфере экономики, бизнеса и микро-предпринимательства, а также эффективности бюрократии. Но даже в таком усечённом виде реформы встречают много препятствий.

Как интерпретировать?

Для начала надо сразу признать, что анализ последних шагов нового руководства Узбекистана должен принять во внимание некоторые допущения, которые противоречат западным рамкам о демократизации. В западной демократии изменения происходят снизу, через борьбу обычных людей за свои права и интересы, через институты гражданского общества. В случае с Узбекистаном в ближайшее время демократизация не может не происходить вне строгого контроля государства. Те институты гражданского общества, которые имеются в стране, не являются независимыми и эффективными.

Даже появившееся второе поколение реформистов, которое идентифицирует себя как сторонников более мягкой линии, ассоциирует демократию с идеями патернализма и государственности, выраженными в концепции развития Узбекистана, известной как «узбекская модель». В этой модели государство является главным движущим фактором реформ, и только оно представляет единство интересов всего общества. Несмотря на готовность или заявления нового президента о необходимости реформ, мы вряд ли увидим коренные изменения (или ликвидацию) этой модели.

Тем не менее, несмотря на кажущуюся гладкость процессов и особый менталитет, разрыв между сторонниками жёсткой и мягкой линий кажется неизбежным в предстоящие годы. Если сторонники мягкой линии, которые сегодня обладают растущим влиянием, укрепят свои позиции, это может переклассифицировать режим с «жёстко авторитарного» на «мягкий авторитаризм».

Мягкий авторитаризм

В политической науке определённые типы режимов выделяют как «мягкий или гибридный авторитаризм», который сочетает элементы как демократии, так и авторитаризма. В таких режимах традиции — единственная основа власти, а государство стоит выше общества. Авторитарный правитель остаётся основным источником власти, тогда как парламент и суд - значительно слабее, а гражданские права и свободы - ограничены. Государство контролирует основные сферы общественной жизни, особенно экономику и вооруженные силы, поддерживающие режим. НПО, как правило, ведут свою деятельность традиционным образом, уделяя особое внимание социальным вопросам, а не политическим.

Вопрос состоит в том, намерен ли действующий президент Узбекистана сохранить эту удобную форму авторитаризма (которая успешно существует в Казахстане, например) или он может более значительно либерализовать режим, освободив экономику из-под государственного контроля, привлекая государственных должностных лиц к большей ответственности перед населением, усиливая борьбу с коррупцией, решая социально-экономические проблемы, устанавливая верховенство права, открытость миру и поддерживая дружественные отношения с соседями.

«Идеальный король»

В последнее время традиции всё чаще считаются главным препятствием для демократизации. Считается, что режимы, где сильны традиции, не могут управляться демократическим путем. Но это не совсем так. Если мы посмотрим на Турцию, то здесь, действительно, культ сильного лидера заставил страну отступить от демократии к авторитаризму. Напротив, такие страны, как Индонезия или Малайзия, успешно осуществили переход к демократии с сильными, традиционными правителями и твердо продолжают этот путь.

В Узбекистане путь развития страны - «узбекская модель» - предполагает, что политическая система развивается путём объединения традиций национальной государственности и принципов современного государственного строительства. Сильный культ правителя не только приемлем, но является культурной традицией в стране с прошлым тоталитарного и авторитарного правления. Поведение президента Шавката Мирзиёева в этом смысле отвечает традициям о «справедливом короле» в сказках и мифах (или в труде Аль-Фараби «О жителях добродетельного города»). Если король честен и справедлив, страна будет процветать, если король несправедлив, страна погибнет. В Центральной Азии о «справедливом правителе» мечтали на протяжении многих веков, надеясь, что каждый новый лидер будет лучше предыдущего.

Сегодня узбекистанцы воображают президента Шавката Мирзиёева в роли «идеального короля». Пока президент создает достаточно прецедентов, чтобы поддерживать эти иллюзии. Так, сразу после назначения на пост временного президента Шавкат Мирзиёев неожиданно заявил, что государственные чиновники виноваты в том, что социально-экономические проблемы не решаются, и пообещал, что настало время измениться. До него никто никогда не критиковал государство. Поступая так, он изменил наше воображение об автократах.

Автократы обычно воспринимают общество как оппонента государству, но Шавкат Мирзиёев делает наоборот. В своем первом выступлении, сделанном в качестве президента на заседании Кабинета министров, посвящённом окончательному отчету о социально-экономическом развитии страны на 2016 год, он признал, что государство не работает для людей. На встрече он приказал министрам и государственным чиновникам не сидеть в офисе, а встречаться с людьми и слушать их (вспомним «справедливого» халифа Харуна-аль-Рашида). Сам президент начал активно общаться с людьми напрямую, создав виртуальную приёмную, где к настоящему времени принято 479.635 заявлений и 404.366 из них были разрешены к середине февраля 2017 года. Дополнительно были созданы народные приёмные в местных органах власти, которые, по замыслу президента, должны служить общественным интересам и обеспечивать верховенство закона.

Призыв к общению с людьми – не пустой популистский ход. Он даёт чиновникам возможность получить лучшее представление о существующих проблемах, что позволит разработать стратегии по их разрешению. В свою очередь, общество получает возможность воздействовать на процессы разработки политики.

В отличие от автократов, которые заботятся только о своих родственниках и друзьях, «идеальный правитель» думает только о людях. Исходя из этого, широкий спектр мер по экономической либерализации принимается президентом лично, он подписывает много указов, поправок к законам и новые законы, направленные на сокращение государственного вмешательства в общественную сферу и предоставление большей свободы бизнесу. Подписывает закон о противодействии коррупции, поручает создать позицию омбудсмена по бизнесу.

В сфере экономики президент спускается на микроуровень и поддерживает бизнес. Банки выдают кредиты с субсидированной ставкой на выращивание лимонов и домашней птицы. Количество бюрократических документов, необходимых для начала нового бизнеса, сокращается с шести до одного, и каждый может зарегистрировать свой бизнес за 30 минут онлайн, начиная с первого апреля этого года. Принимается указ о программе, предусматривающей снижение уровня бедности и перераспределение доходов среди населения. В результате многие бедные люди бесплатно получают сотни цыплят от государства.

Ставится задача и о формировании гражданского общества. Президент распорядился подготовить проект по децентрализации власти, дающий больше ответственности местным органам власти и махаллинским общинам. Еще в ходе своей предвыборной кампании Мирзиёев обещал, что в предстоящие годы местные хокимы (главы администраций) будут избираться через всенародное голосование, и они будут отвечать за социально-экономическое развитие регионов.

Всё это создаёт убедительные доказательства того, что Шавкат Мирзиёев - это тот самый «идеальный правитель», который стремится спасти общество от «злого государства». Ведь, как в своем трактате предположил Аль Фараби, забота о людях — это высшая моральная черта правителей.

Зачаточное гражданское общество

Гражданское общество в Узбекистане до сих пор остаётся в зачаточном состоянии, и сложно представить, что оно получит быстрое развитие через меры сверху. После обретения независимости в стране была принята концепция «От сильного государства к сильному гражданскому обществу», основная её идея заключалась в том, чтобы передать больше ответственности и задач государства институтам гражданского общества и местным органам власти. Но этот процесс затормозился и исполнялся неэффективно. Было принято много документов, которые расходились между собой. Например, закон, определяющий возрастающую роль политических партий в обществе, был принят в 2007 году, но практически не исполнялся. Самым важным пунктом закона является то, что любая группа определённой партии в местном законодательном органе может осуществлять импичмент хокиму провинции. Но на практике для осуществления этого стоят два препятствия. Первое состоит в том, что все хокимы провинций назначаются президентом и молча утверждаются местным законодательным органом. Во-вторых, почти все хокимы провинций являются сенаторами, которых также избирает местный законодательный орган.

Реформы, инициированные президентом Шавкатом Мирзиёевым, продолжают упоминать развитие гражданского общества как цель. В стратегии действий на 2017-2021 годы предусматривается расширение полномочий местных органов власти и органов самоуправления (махалли) посредством децентрализации власти и передачи обязанностей от государственных институтов к самому обществу. Здесь государство выступает координатором действий. Но такая же схема осуществления реформ существовала и ранее. Прежний авторитарный режим ограничивал действие формальной демократической политической системы, особенно после «цветных революций» и «арабской весны». Новый режим пока не показывает решительной готовности изменить картину.

Угрозы реформам

Осуществлению реформ в Узбекистане угрожает много препятствий, из которых главной угрозой является сам режим. Очевидно, что напряжённость между сторонниками жёсткой линии и «чрезвычайного положения» с одной стороны и реформистами вместе с действующим президентом и его командой с другой, вероятно, станет краеугольным камнем в темпе непрерывных преобразований. Сторонники жёсткого авторитарного правления по-прежнему оказывают сильное влияние на формирование политики и даже могут блокировать инициативы президента по проведению открытой политики. Некоторые из указов президента откладываются по неизвестным для нас причинам, и это указывает на то, что элита страны делится на два фронта и власть действующего президента ещё недостаточно сильна для сопротивления противникам.

Общество должно поддерживать реформистов, но оно пока не готово занимать какую-либо позицию из-за длительного отчуждения от политического участия и маргинализации населения, а также отсутствия сильных институтов гражданского общества, которые могли бы поддержать реформистов. Несмотря на это, президент пытается заручиться поддержкой среднего класса, который является основным двигателем экономического развития. Но прослойка среднего класса - небольшая и слаба перед угрозой репрессивного аппарата государства. Здесь мы только можем рассчитывать на способность президента Шавката Мирзиёева маневрировать внутри элиты.

Другим препятствием является государственная бюрократия, сформированная предыдущим президентом, которая может воспротивиться темпам изменений. Шавкат Мирзиёев перетасовал и сменил многих чиновников в первые дни своего президентства. Параллельно с виртуальной приемной президента был создан информационно-аналитический отдел при премьер-министре, основной задачей которого является контроль исполнения мер по комплексному социально-экономическому развитию регионов. Цель таких институтов заключается в противодействии неэффективной бюрократии - за неимением других механизмов проверки и мониторинга действий государственных учреждений.

Самая большая опасность - государственная пропаганда или риторика, когда государственные чиновники превращают любые инициативы президента в «кампанейщину», наносящую ущерб самому государству. В официальных СМИ есть традиция ассоциировать любые успехи или улучшения с личностью президента, а любые неудачи - с некомпетентностью местных чиновников. Таким образом, привязка всего к личности президента открывает путь к реструктуризации авторитарных и тоталитарных практик. Формируется представление о том, что только президент имеет исключительное право на внесение изменений. Сегодня кампания в средствах массовой информации пропагандирует личность президента как героя, который спас целую нацию от коррумпированных «государственных преступников». Но такая практика имеет тенденцию скрывать неудачи за успехами и затрудняет оценку реальной ситуации. В этой подаче СМИ государственные институты не будут в состоянии адекватно выполнять свои задачи, а реформы останутся на бумаге.

И наконец, коррупция пока является непобедимой даже в самых мягких авторитарных режимах, так как служит их жизненно важным источником. Новоизбранный президент принимает множество мер, направленных на борьбу с коррупцией в государственных учреждениях, но коррупция прочно увязана с традициями общественной жизни. Создание виртуальной приёмной и приёмных на местах позволяет мобилизовать людей против наиболее грубых коррупционных практик в государственных учреждениях. С одной стороны, через такие механизмы президент имеет возможность обеспечить себе популярную поддержку реформ, с другой стороны, он получает рычаг давления на сторонников жёсткой линии и напрямую ослабляет сильную государственную бюрократию. Это называется у узбеков — «убить двух зайцев одним ударом».

Заключение

Можем ли мы ожидать демократизацию без реальных улучшений в сфере гражданских прав, таких как свобода слова, свобода мысли, свобода собраний и протестов? Без существования реальной оппозиции? Опыт некоторых стран Азии, переживших такой переход, показывает, что либерализация экономики постепенно приводит к свободе в политической сфере. Такой путь прошли такие страны, как Япония, Южная Корея, Индонезия и Малайзия. В случае с Узбекистаном такой сценарий возможен, но оптимистичен. Напротив, здесь для продвижения экономических реформ требуется политический баланс и сохранение мягкой формы режима. Укрепится ли культ президента или, напротив, ослабнет его поддержка, означает, скорее всего, потерю воли к реформам или победу сторонников «жёсткой линии».

Санжар Султон, Central Asian Analytical Network
http://www.fergananews.com/article.php?id=9384
С только что завершившимся конкурсом на памятник Исламу Каримову в центре Ташкента связаны несколько парадоксальных историй.

Вот первая.

Скульптор Дамир Рузыбаев, в прошлом крупный госчиновник и деятель Союза художников, дал необычно критическое интервью по поводу работ, представленных на конкурс. По его мнению, конкурсные проекты были таковы, словно «всё представленное создавалось одним человеком». Он также посетовал на «неудачную подачу», «моду», «конъюнктуру», «неправильную ориентацию», как и на то, что «работы не очень профессиональны: с грубейшими анатомическими отклонениями».

Рецепт у Дамира Салиджановича был следующим: конкурс вообще проводить не стоило, препоручив создание памятника лучшему скульптору каримовской эпохи Ильхому Джаббарову - уж тот бы не подкачал! После открытия конкурсных конвертов, однако, выяснилось, что среди «безликих, конъюнктурных и непрофессиональных» (согласно Дамиру Рузыбаеву) памятников выбрали тот, что принадлежал «лучшему скульптору каримовской эпохи» Ильхому Джаббарову (согласно Дамиру Рузыбаеву). И если читатель дочитает этот текст до конца, то, возможно, убедится, что скульптор действительно оправдал возлагавшиеся на него надежды.

Вторая история - Сизифова.

На протяжении четверти века Ислам Каримов выкорчевывал в культуре и искусстве советское. Памятники классикам марксизма экстерминировал, «дружбе народов» - депортировал в отдаленные веси, коммунистическую топонимию заменил патриотической, советские книги убрал в запасники или отправил в утиль, ввел запрет на слово советский в печати, перестроил советские архитектурные ансамбли, переименовал Великую отечественную войну во Вторую мировую, перестроил художественное образование, чтобы молодым художникам с первого по пятый курс рассказывали не о Мухиной, Вучетиче и Томском, а о Согде, Бактрии и дальверзинском принце. Но неблагодарен сизифов труд: все конкурсные памятники Каримову стали вариантами типовых советских памятников: «Ленин-трибун», «Ленин идущий», «Ленин, указывающий путь», «Ленин в парке», «Ленин и девочка». Выбрали «Идущего».

Третья история - Эдипова.

Если правитель ставит себе памятник при жизни, в нем отражается его собственное самоощущение. Такими были памятники Туркменбаши, туркменского короля-солнца, чей вращающийся перст указывал светилу путь на небосводе. В посмертных памятниках отражается то, каким предшественника видит преемник. Первоначально это образ отца нации, затем - соратника, чье место и само существование постепенно становятся проблематичными. Ленин эпохи конкурсов на Дворец советов - не председатель правительства в кругу коллег, а вседержитель-демиург, сотворивший новую Вселенную. Постепенно этот исполин был оттенен популярным в 1930-е годы большевистским тандемом, а затем на место демиурга воцарился новый усатый персонаж в френче, чьи пьедесталы освободились лишь после 1953 года. Круговорот воды в природе вошел в новый цикл, и такой процесс типичен. Первый президент и «отец независимого Туниса» Хабиб Бургиба не только предусмотрительно выстроил себе мавзолей при жизни, но и поставил собственный конный монумент на главной аллее города. Однако Бен Али, не дождавшийся смерти стареющего диктатора и сместивший его с поста, статую убрал с глаз долой. Так же и Аркадаг, повременив для приличия несколько лет, свез монументы Туркменбаши в загородные парки. Не следует упускать из вида и грядущие сценарии - скажем, через 5 лет после бесславного бегства Бен Али в конце своего опустошительного четвертьвекового правления конную статую Бургибы в Тунисе вернули на первоначальное место, однако дискуссии относительно того, стоит ли диктатору восседать на главной столичной аллее демократической страны, продолжаются по сей день.

В этом и заключается главный парадокс официальных монументов - с помпой исполненные в граните и бронзе на главных площадях, они менее долговечны, нежели обычная декоративная пластика в глубине парка, разрушающаяся от медлительного времени, а не от нетерпеливых решений окружения патриархов.

История четвертая - Эзопова.

Каким вообще должен быть хороший памятник коммунистическому и затем антикоммунистическому диктатору, пожизненно узурпировавшему власть? Любой скульптор, которого бы попросили участвовать в конкурсе, оказался бы в ситуации «двойного сигнала», если прибегнуть к модному термину школы Пало Алто. Ибо правдивый образ Ислама Каримова ни при каких обстоятельствах не был бы отобран жюри, а отлитые в бронзе дифирамбы обречены остаться художественно неполноценными. В этом плане изображение Каримова в виде канонической ленинской статуи 1930-х годов может оказаться отнюдь не худшим решением. При желании здесь даже можно было бы заподозрить крамольную сатиру в духе соц-арта.

В 2000-е годы казахский художник Ербосын Мельдибеков прославился серией бюстов Ленину, мутирующих в зависимости от обстоятельств и страны дислокации: у него можно увидеть Ленина-казаха, Ленина-Мао, Ленина-Хошимина, Ленина-а-ля-Джакометти и т.д. В Узбекистане нет скульптора, подобного Ербосыну, но оркестрированный Академией художеств конкурс вновь подтвердил, что в странах без политической свободы власть идет в авангарде современного искусства и сама осуществляет то, о чем последнее могло бы только мечтать.

Борис Чухович - искусствовед, независимый куратор и исследователь, работающий в Монреальском университете
http://www.fergananews.com/article.php?id=9385
Власти Узбекистана отменили шествие «Бессмертного полка» 9 мая 2017 года, сообщает официальный сайт движения. «Шествие "Бессмертного полка" не состоится в этом году по причине сложившейся во всем мире сложной политической обстановки. Мы считаем, что это является правильным решением наших властей, поскольку нам не нужен второй Питер. Просим вас с пониманием отнестись к данной новости», - говорится в сообщении.

В то же время движение планирует провести стационарную выставку, формат которой согласовывается с объединением VETERAN, и поздравить ветеранов Великой Отечественной войны (ВОв), которых только в Ташкенте проживает более 400 человек. В связи с этим организаторы мероприятия призывают граждан внести посильный вклад, «будь то пожертвования на покупку подарков или непосредственное волонтерство».

Напомним, 9 мая прошлого года, несмотря на отказ властей в проведении мероприятия, в Ташкенте у мемориального комплекса «Братские могилы» впервые состоялась акция «Бессмертный полк». Кроме того, более 300 автолюбителей приняли участие в автопробеге «Помню и горжусь» 9 мая в узбекской столице, напоминает Sputnik-Узбекистан. В нынешнем году, по указанию президента Шавката Мирзиёева, ко Дню памяти и почестей (так в стране называется праздник 9 мая) участникам и ветеранам Второй мировой будет выплачено единовременное денежное вознаграждение в размере 2 млн сумов (около $550)

Тем временем, в других странах Центральная Азия активно готовятся к шествию «Бессмертного полка» 9 мая. В Таджикистане организацией мероприятия занимается Республиканский и столичный Советы ветеранов войны и труда. Торжественное мероприятие, впервые проводимое на государственном уровне, начнётся утром 9 мая в Душанбе с площади имени 800-летия Москвы и завершится в Парке победы, сообщает « Азия-плюс». В подготовке портретов участников ВОв помогает российский Центр науки и культуры «Россотрудничество».

В прошлогодней акции «Бессмертный полк», которая проводилась в Душанбе впервые, приняли участие свыше 100 человек. Тогда акция прошла на площади Победы, где установлен один из символов ВОв — танк ИС-2.

В столице Кыргызстана на акцию «Бессмертный полк» в этом году выйдут, как ожидается, порядка 30 тысяч человек. Колонна с портретами ветеранов ВОв пройдет 9 мая от парка им. Д.Асанова до площади Победы. «Уже третий год проводится такое мероприятие. В прошлом году мы собрали около 20 тыс. человек. В этом году планируется участие около 30 тыс. В этом году хотят принять участие школьники. Мы набираем волонтеров, которые будут помогать формировать колонны», – сообщил K-News заместитель председателя Бишкекского городского кенеша Валентина Лисниченко. К акции «Бессмертный полк» Кыргызстан присоединился в 2013 году. Тогда впервые в День Победы в Оше люди организовали шествие с портретами своих фронтовиков.

Акция «Бессмертный полк» будет проведена и во многих городах Казахстана, в частности в Астане, Алма-Ате, Караганде, Петропавловске и других. В Астане 9 мая шествие стартует от монумента «Қазақ елі» и завершится у мемориала «Отан Қорғаушылар», пишет Kazpravda.kz. В столице акцию впервые провели в 2015 году. Тогда в ней приняли участие более 1500 потомков фронтовиков, а в 2016 году число участников шествия превысило 7000 человек. Алматинский «полк» в прошлом году собрал более 15 тысяч человек, которые промаршировали с площади «Астана» до Вечного огня в Парке 28-ми гвардейцев-панфиловцев. В этом году в Алматы «Бессмертный полк» 9 мая пройдет по тому же маршруту.

В Туркменистане акция «Бессмертный полк» проводится с 2015 года в одном только учебном заведении — туркмено-российской школе имени Пушкина, которую курирует российское посольство. В 2016 году ученики, педагогический состав и родители учащихся прошли с портретами участников войны вокруг своей школы. В акции приняли участие несколько ветеранов ВОв и труда. Будет ли проведено подобное мероприятие в том году, пока не сообщается.

«Бессмертный полк» – это международная общественная акция, которая проводится с 2012 года в бывших союзных республиках и странах дальнего зарубежья. Жители многих стран мира 9 мая выходят на праздничное шествие с портретами своих родных и близких, участвовавших во Второй мировой войне. С каждым годом акция охватывает все большее количество людей в десятках государств.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26333
Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая запретили называть детей именами с религиозными значениями, которые традиционно используются мусульманами. Выступая 25 апреля по Радио «Свободная Азия», официальный представитель государственной администрации СУАР подтвердил сообщения западных СМИ о том, что такие имена, как Ислам, Коран, Мекка, Джихад, Имам, Саддам, Хадж и Медина и другие в соответствии с новыми «Правилами именования этнических меньшинств» считаются запрещенными.

Представитель полиции в столице региона Урумчи заявил журналистам, что любые дети, зарегистрированные с такими именами, будут исключены из системы государственной регистрации, которая предоставляет доступ к здравоохранению и образованию, передает Радио «Свобода».

Регулирование затрагивает преимущественно мусульманские коренные этнические группы региона, в том числе не менее 10 миллионов уйгуров, не менее 1,5 миллиона казахов, 150 тысяч киргизов, 5000 татар, 4000 таджиков и около 1000 дунганцев. Уйгуры часто жаловались на несправедливое обращение с ними под китайским правлением.

Правящая Коммунистическая партия Китая жестко контролирует доступ в Синьцзян-Уйгурский автономный район, информацию оттуда трудно получить и проверить самостоятельно, добавляет издание.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26334
На платформе Change.org и в соцсетях идет сбор подписей под петицией представителей гражданского общества стран Центральной Азии и России к властям своих государств, авторы которой требуют остановить разжигание мигрантофобии и возложения коллективной ответственности за терроризм на мигрантов.

Называя «гнусным преступлением» теракт в метро Санкт-Петербурга 3 апреля, авторы обращения отмечают, что его жертвами стали не только 15 погибших и десятки раненных, но и тысячи трудовых мигрантов из стран Центральной Азии, работающих в России. Далее в петиции говорится:

«Несмотря на то, что следствие еще не сделало окончательных выводов, и об обстоятельствах и возможных участниках этого ничем не оправданного злодеяния говорится в предположительной форме — «мог», «возможно был связан», — глава ФСБ Александр Бортников уже назначил коллективного виновного. Коллективная ответственность за теракт возложена на трудовых мигрантов из СНГ, которые, по словам главы ФСБ, составляют основу террористических групп на территории России. Александр Бортников призвал принять дополнительные меры пограничного режима на государственной границе, на каналах въезда-выезда и в пассажиропотоке в отношении лиц, подозреваемых в причастности к террористическим структурам, а также повысить ответственность бизнесменов, принимающих на работу мигрантов.

Мы считаем это заявление непрофессиональным, безответственным и политически спекулятивным. Последствия не заставили себя ждать. Началась хаотичная активизация правоохранительных органов, волна неизбирательных и необоснованных задержаний, угрозы, применение насилия и вымогательство в отношении трудовых мигрантов из центральноазиатских государств, не имеющих никакого отношения к взрыву в Санкт-Петербурге.

Мы не можем оставаться равнодушными к нарушениям прав наших соотечественников, которые в большинстве своем трудятся и живут в рабских условиях и заняты только тем, чтобы выжить и накормить свои оставленные семьи.

Мы напоминаем главам государств Центральной Азии и России, что, согласно двусторонним и многосторонним договоренностям, граждане СНГ обладают равными правами с гражданами России.

Мы призываем российских политиков и чиновников воздерживаться от безответственных заявлений, тиражируемых СМИ и сеющих национальную, расовую и религиозную вражду в российском обществе и среди граждан стран-партнеров по СНГ и назначающих бесправного и запуганного трудового мигранта коллективным виновным за коррупцию и непрофессионализм в своих рядах.

Дискриминация, ксенофобия, исламофобия, коррупция, сеяние страха и ненависти среди граждан только способствуют терроризму и его кукловодам, а также поддерживают террористов-вербовщиков в поиске новых смертников, а отнюдь не борются с ними.

Ужесточение полицейских и запретительных мер, нагнетание страха только повышают коррупционные ставки и коррупциогенность проблемы, в которой злоумышленники чувствуют себя как рыба в воде и оказываются неуязвимыми.

Руководителям России и стран Центральной Азии необходимо задуматься прежде всего об экономических, правовых и гуманитарных причинах того, почему их граждане становятся легкой добычей вербовщиков и почему их граждане ищут справедливости не там, где должно и где могли бы, а радикализируются и становятся пушечным мясом для террористических организаций».

Петицию уже подписали многие известные общественные активисты стран Центральной Азии и России, в том числе:

Алим Шерзамонов, общественный деятель (Таджикистан),

Равшан Темуриён, общественный деятель (Таджикистан),

Хаким Раббимпур, общественный деятель (Узбекистан),

Темур Варки, журналист (Таджикистан),

Канат Одилов, общественный деятель (Узбекистан),

Михаил Синельников, поэт (Россия),

Нурым Тайбек, общественный деятель (Казахстан),

Шахноза Муминова, активист гуманитарного и благотворительного сектора (Узбекистан),

Барзу Абдураззаков, режиссер (Таджикистан),

Сергей Абашин, антрополог (Россия),

Анара Мамбетова-Финкельштейн, художник-дизайнер (Кыргызстан),

Татьяна Выговская, общественный деятель (Кыргызстан),

Аскат Дукенбаев (Кыргызстан),

Павел Кравцов, археолог (Россия),

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие» (Россия) и другие.

Присоединиться к обращению можно, пройдя по этой ссылке: https://goo.gl/2LUQiK
http://www.fergananews.com/news.php?id=26335
Несколько дней назад журналисты шведской газеты «Афтонбладет» посетили Узбекистан и взяли интервью у жителя Самаркандской области Олима Акилова — родного брата Рахмата Акилова, устроившего 7-го апреля теракт в столице Швеции.

Олим Акилов живёт в пятнадцати километрах от Самарканда, в глубинке, где почти нет интернета. В самые первые минуты после знакомства выяснилось, что Олим Акилов не был в курсе трагических событий, случившихся по вине его родного брата. В течение полутора часов Олим Акилов отвечал на вопросы журналистов, нервно курил, был очень расстроен, плакал. Примечательно, что вечером того же дня, вскоре после встречи с журналистами, он был доставлен на беседу в местное отделение Службы национальной безопасности республики, но вскоре отпущен без последствий.

Материал, подготовленный стокгольмскими коллегами, уже опубликован здесь ( https://goo.gl/qY4vIy). А мы предлагаем нашим читателям полную и дословную расшифровку разговора журналистов с Олимом, который шел через переводчика.

* * *

- В Стокгольме произошел теракт, в совершении которого обвиняют Вашего брата, Рахмата Акилова. Вы знали о случившемся? Простите, что мы с такими плохими новостями пришли. Но это и по телевидению, и везде показывали.

Олим Акилов: - Показывали? По нашему телевидению?..

- По вашему - не знаю, наверное нет, но российские каналы, ОРТ, НТВ — все показывали. Его фотографию показывали. Сейчас он задержан, в тюрьме и над ним скоро будет суд. Его обвиняют в причастности к ИГИЛ (запрещена в России. - Прим. «Ферганы»). Вы можете сказать — Рахмат был религиозным человеком?

- Он учился в русской школе. Родился он в день всех влюбленных, 14 февраля. Работал в России. И я тоже учился в русской школе. Здесь в мечеть он не ходил. В России, наверное, ходил. У нас в семье религиозных людей нет. Отец умер, мать умерла недавно... В голове у меня это не укладывается. Учился почти на отлично, голова у него работает вообще идеально. Знает несколько языков — таджикский, узбекский, русский.

- А вы старший брат? На сколько лет вы его старше?

- Да. Я на пять лет старше.

- Когда вы разговаривали с ним в последний раз?

- После Нового года примерно.

- А о чем вы говорили? Может быть он что-то рассказывал?

- В общем, ни о чем. Он просил, чтобы я смотрел за его детьми. Спрашивал, как здесь дела. Я сказал — нормально. Спросил у него, как он? Говорит — сейчас не работаю. Его начальник после окончания работы уехал отдыхать в Америку и он ждет его возвращения. Говорил: вот он приедет и начну снова работать. Вот такие дела.

- Он не говорил о каких-нибудь своих проблемах в Швеции? Может быть с документами, с правительством?

- Он хотел легализоваться. Я не очень понимаю эти процедуры — паспорт он хотел получить или легализоваться... об этом он говорил.

- А вы не замечали, может быть он стал более религиозным? В разговоре это не чувствовалось?

- Не было такого.

- Ни тогда и не сейчас?

- Да вообще не было. Я и представить такого не могу. Я же говорю — у нас в семье нет никого религиозных, чтобы кто-то его мог подбить или что-то... Дети его тоже в русской школе учатся, в той же школе, где и он учился. Дочка его ходит в спортивную школу, занимается хоккеем на траве, сын учится отлично. Старшую дочку замуж выдали, вот-вот внук будет. Я вообще не понимаю...

- А его жена не была религиозна?

- Да что вы! Она вообще не религиозна! Я же говорю — в нашей семье нет таких.

- А что случилось с Рахматом и его женой, почему они развелись?

- Они не разводились.

- То есть, они по закону муж и жена?

- По документам — да. Его жена в Турции жила, а он не хотел там жить. Она приехала, вернулась в Самарканд, сыграли свадьбу старшей дочери. Это было до Нового года. Все, вот тогда я их и видел.

- Значит, у них не было между собой никаких конфликтов? Все было в порядке?

- Конфликты были. Конфликты и у меня дома есть. Обычные семейные конфликты. Я не особо вникал, какие там проблемы. Я видел его семью до Нового года. А в этом году общался только по телефону — позвонили, поздравили друг друга с Новым годом и все.

- А чем они занимались в Турции? Они там вместе работали какое-то время? Или Рахмат не работал в Турции?

- В Турции только его жена работала.

- А чем она там занимается?

- Этого я не знаю.

- А как вообще Рахмат отзывался о Швеции? Ему там нравилось?

- Да. Очень нравилось.

- Что он еще рассказывал?

- Он говорил - останусь здесь. Я звал его приехать, отдохнуть домой. Но он сказал, что он нелегал и что если он уедет, то обратно не сможет вернуться. Говорил, что там намного лучше чем в России, что свободная страна, что там вообще отлично. В России он мог работать три-четыре месяца, от силы год работал. Приезжал в Самарканд, два-три месяца здесь отдыхал, потом снова уезжал в Россию. А в Швеции он три года работал и отлично отзывался о стране. Да, говорил, что с работой у него немного проблемы, зимой много снега и в это время работать невозможно, ну, трудно найти. Два-три месяца мы отдыхаем, а остальное время — работаем. Когда я был в России, я видел его фотографии — полы, окна делал, строительством занимался.

- Все три года он в Швеции строительством занимался?

- Ну, так я видел по фотографиям.

- А у вас сохранились какие-нибудь фотографии от него? Может быть он вам присылал в Телеграме или как-нибудь еще?

- Нет. Здесь интернет плохо работает. Я год как вернулся из России, я 12 лет тоже работал там. Мы вместе работали, почти на одном заводе. Он приехал сюда, полтора года здесь прожил, делал документы, поехал в Швецию, а я остался в России. Ну, в «Одноклассниках» я видел его фотографии.

- А сколько времени Рахмат в России работал?

- Если в общей сложности брать, то тоже где-то 12 лет отработал.

- Может быть у Рахмата были какие-то особенности, отклонения, которые могли бы объяснить его поведение, то, что он совершил?

- В детстве его сбила машина. Он во втором классе учился, где-то лет 8-9 ему было.

- А после этой аварии у него были какие-то психические отклонения? Может, сотрясение мозга у него было?

- Может и было сотрясение. А так нет... если с ним сидеть, разговаривать...

- А какие у него были повреждения после той аварии?

- Я сейчас вам точно не скажу, мне было 13 лет тогда. Но так, чтобы швы накладывали — такого не было.

- А он как-то изменился после этого?

- Нет. Как учился на отлично, так и продолжал учиться на отлично.

- Нам соседи сказали, что он хорошо владел математикой.

- Да, в шестом классе он решал задачи для восьмого класса легко.

- А он хотел развивать свой математический талант?

- Возможности не было.

- Вы имеете в виду материально? Но он хотел? Какие у него были мечты, куда он хотел двигаться?

- Мечты? В 17 лет он уже был бизнесмен — он делал со мной вместе восточные сладости.

- Он хотел дальше развиваться в этом?

- Он был склонен к этому. В 21 год у него уже была собственная машина. Вы поймите — это Узбекистан, это много значит, это не просто. В то, что вы рассказали про него, я вообще не могу поверить. Это так неожиданно. Вообще не могу поверить. Я тоже не работал, был здесь, были проблемы с деньгами, поэтому мы не так часто общались, а так мы с ним в отличных отношениях.

- Вы имеете в виду сводного брата Мурата, который в Португалии живет?

- Нет, я о Рахмате. Вот например, мы в России и он приезжает сюда на месяц отдыхать. За это время он минимум три-четыре раза приезжает навестить мою семью. Если он в России, я еду сюда и навещаю его семью за месяц три-четыре раза. Это говорит о том, что мы были близки. Он всегда ровнялся на меня. Всегда. Больше, чем на моего старшего брата, он ровнялся на меня. Всегда советовался со мной. И в последний год из-за материальных проблем я был не часто в его доме. После Нового года, вот уже три-четыре месяца, если честно, я ни разу не был у них дома, потому что материальные проблемы — у меня четверо детей, жена...

- Рахмат когда-нибудь что-либо говорил про религию, упоминал Ислам? Может быть что-то интересное, может быть, с какими-то людьми познакомился?

- Здесь?

- Вообще. Может в Швеции, может здесь, может еще где-то.

- Здесь нет.

- Никогда ничего про религию не поминал?

- Нет, нет. Он умел читать Коран, он умел читать молитву, я не могу. Брат старший тоже может, сестра может. Но не так чтобы фанатично. Ну как... мы — исламская семья, у нас же религия — Ислам. В отличии от них, если честно, я Коран полностью не знаю.

- Получается, что он знает арабский?

- Нет, арабского он не знает.

- А Коран он на каком читал, на узбекском?

- Нет, на арабском, он мог читать, но разговаривать не умел.

- А где он выучился читать на арабском?

- Здесь, в Самарканде. Это было еще в советское время.

- А он говорил, что он стал более религиозным?

- До.... я вам сейчас скажу, четыре года назад я вам могу с уверенностью сказать, что он и пиво пил, и водку пил, и сигареты курил. То, что он умел читать Коран на арабском, это я знаю, это никому не рассказывалось. Просто я знаю, что умел.

- А когда он вернулся из России?

- В 2012 году, в июне.

- А почему он вернулся из России?

- Он просто приехал в отпуск, ему дали 35 дней отпуска и он отпросился еще на 10 дней, он работал сварщиком. Он работал легально - все документы, патент, все легально. Когда он поехал обратно, то узнал, что там в его отсутствие понадобился сварщик, а он там был один сварщик, поэтому они взяли другого сварщика.

- То есть, его формально уволили?

- Да.

- И он остался здесь, после того как узнал, что его уволили?

- Да.

- А как ему в голову пришла идея поехать в Швецию?

- В то время все ехали в Швецию из Самарканда.

- Это какой год? 2013-ый?

- 2013 - 2014 год.

- Значит, у него были какие-о друзья. Знакомые, кто в Швецию ездил?

- Нет.

- То есть, он сам, самостоятельно, без чьей-то помощи...

- Нет-нет, ему помогли деньгами, помогли с документами. Это были люди, которые помогали сделать документы для выезда в Америку, например или в Швецию, то они делали за деньги. Но это не религиозная организация. Он поехал работать.

- А может быть вы знаете, с кем он общался в Швеции, кто уехал из Самарканда или из Узбекистана? Может быть знакомые, друзья?

- Не знаю.

- Но вообще были такие?

- Не знаю. Когда был в Москве, это был 2015 год, я с ним как-то утром шел, разговаривал и он мне говорил, что его друзья российские там, в Швеции.

- А что это были за друзья из России? Это были русские или это были кавказцы?

- Наверное кавказцы. Он общался и с русскими, и с мусульманами. Мы — я и он, в России были как (НРЗБ) потому что у него и ясли, и детсад, и школа — все было русское. Как и у меня. Мой старший брат, он учился в узбекской школе. А мы с Рахматом родные по крови и в ясли, и в садик я его водил, он в моей же школе учился. В техникуме он учился на плотника. У нас отец был сварщиком и я учился на сварщика, а он учился на плотника. Но мог и сварщиком работать, знал как. Я вообще музыку не слушал, а он слушал — Эминем. Он был более цивилизованный.

- Вот вы говорите, что он был более продвинутый, а в каких областях это еще проявлялось?

- Вот вы в точку попали — он был очень продвинутый. Он носил хорошие вещи, одевался, вот как вы. У меня простые вещи, а он такие не носил, он одевался в хорошие, добротные вещи.

- Скажите. А у него была какая-то мечта в жизни?

- (долгая пауза) Я точно знаю, что он меня очень любил, семью любил. У меня брат сводный и сестра сводная. Мы узнали про наших сводных братьев в 18 лет. До этого мы не знали об этом. Мы были очень дружны. А мечта... ну, не знаю.. А вы у него были дома?

- Да, но мы не стали в дом заходить, чтобы детей не тревожить. Дети знают уже все.

- Надо было зайти в дом. Там, начиная от забора и до самого дома — он все сделал сам, евроремонт в доме сделал, свадьбу сделал. Он работал в Швеции и это все благодаря ему, больше некому было помогать.

- Как вы думаете, он планировал свою семью в Швецию перевезти?

- Этого я не слышал, нет. Может быть сына, когда он повзрослеет. У него дома все инструменты есть сварочные, все еще лежат. Когда он здесь год делал документы, он не сидел сложа руки ни дня — кому-то воду проведет, кому-то виноградник поставит. Я вот год не работаю, вообще не работаю. А он, когда приезжал сюда, не сидел сложа руки,такой человек. Он изначально был активным, очень активным. С 15-16 лет он был очень активным. Он сам поехал в Россию, его никто за руку не водил и никто оттуда не приглашал. Он узнал, что наш дальний родственник работает в России директором завода, он взял адрес, поехал, нашел и устроился сам. В Швеции тоже я знаю точно, в Швеции его никто не принимал, никто работу не предлагал.

- А вы можете рассказать подробнее, каким он был в детстве? Вот мы уже знаем, что он любил математику, а что еще?

- Драться он не любил, но и его никто не обижал, благодаря мне. Я был очень шустрый и он надеялся на меня. Мы учились в одной школе, все знали, что он мой брат и никто его не трогал. Дома отец, может быть, в душе любил меня больше, но я всегда говорил, что его отец любит больше. В пять лет, я помню, как отец для него поехал в «Детский мир» и купил игрушки. Мать любила меня больше. Нас любили по-своему, как в любой семье. Он был младший и отец всегда говори: «Чтобы я был спокоен, ты должен всегда думать о своем брате».

- Он вам так говорил?

- Мне.

- У него много было друзей в школе?

- Много было.

- Может быть вы подумаете и вспомните что-то такое, что могло бы его охарактеризовать, чтобы могло объяснить этот его поступок — почему он так поступил? Может быть что-то в нем было такое?

- Нет. Миллион процентов. Ни капли. Если бы он учился в узбекской школе, я бы мог представить. Но нет, мы росли в советское время. Как ни думаю — тупик, я никак не пойму. Я никак в толк не возьму... нет, миллион процентов. Единственное — что он знал Коран, но он не ходил, не трезвонил об этом...

- А в то время в Самарканде было популярно знать Коран? Или ему просто было интересно? Почему он стал учить Коран?

- Нет, его отвел отец. Он от силы месяца два ходил, как я говорил — он очень хорошо учился в школе, но все равно чтобы арабский язык изучить нужен год хотя бы, а он от силы месяца два или три ходил.

- Это в медресе он ходил?

- Да. Это было в четвертом или в пятом классе.

- А отец был религиозный?

- Нет.

- А почему он заставил Рахмата учить Коран?

- Отец тоже в основном работал в России и знал русский язык очень хорошо. Он отдал нас в русскую школу и меня называл Иваном, потому что я не знал ни Корана, ничего.

- А Рахмата почему?

- Наверное, потому что я уже был наверное взрослый и мог сказать, что я не хочу. Но он и не предлагал. Он отдал учиться младшего, чтобы хоть кто-то в семье мог прочесть над могилой молитву. Но, если честно, я не знаю. Каждый четверг надо читать молитвы за усопших. Но я ни разу не видел, чтобы он читал.

- В каком году получается вы в школу пошли? Это был еще Советский союз?

- Я в 80-ом, а он в 85-ом.

- Получается, что в медресе его отец отдал после развала Союза?

- Да, это где-то в 90 -91-ом.

- А когда Союз распался, как ваша семья реагировала? Вы были рады этому событию?

- Нет.

- Вам не понравилось, что Союз распался?

- Нет.

- Почему? Вам нравилось жить в Советском союзе? Не нравилась независимость?
- Не то, что развалился Советский союз... мы не хотели, чтобы Россия отделялась от нас, потому что мы учились в русской школе.

- А вы этнически таджики?

- Да... Ему нравилось в Швеции. Это мой брат, я его знаю полностью. Он в России он три-четыре месяца, от силы полгода работал на одном месте и потом все, приезжал отдохнуть больше не мог, а там... Он со мной свободно разговаривал по телефону, говорил, что там ему очень нравится.

- И настроение было хорошим?

- Вообще отличное.

- А вы знаете что-то о его статусе? Есть такое мнение, что он в Швеции находился нелегально. Он пытался получить политическое убежище, как-то легализоваться и остаться в Швеции. И незадолго до того, что он совершил, ему отказали в этом.

- Я же вам говорил - да, он был нелегально. Я не знаю, хотел ли он паспорт получить или по-другому легализоваться, но он любил эту страну и хотел там быть легально. Я был спокоен в эти три месяца, в которые он мне не звонил, потому что он говорил, что там снег, что там зима и что сейчас там трудно найти работу. Поэтому я был спокоен.

- Он говорил, что он хочет вернуться сюда в отпуск?

- Я ему предлагал, говорил — приезжай. Он говорил, что если я приеду, то назад не смогу вернуться. По голосу было понятно, что ему там нравится.

- А что еще он рассказывал про Швецию? Чем он там занимается, как он там проводит время?

- Там у него были друзья. Я не знаю какие, но по-моему наши, самаркандские друзья. Он говорил, что все, вечер, работу закончили и теперь иду к друзьям, там делали национальное блюдо халиса. И он едет к ним.

- То есть все-таки у него были какие-то самаркандские друзья в Швеции?

- Значит, были. Если он вечером поехал на халису, значит были. Он сказал, что сел на электричку и едет к ним.

- Ваша мама умерла в прошлом году?

- Да, я поэтому и приехал сюда. Я приехал на похороны. Мы сами сказали, чтобы он не приезжал, а я приехал и остался здесь, не вернулся в Россию.

- А как Рахмат отреагировал на смерть матери?

- Очень сильно переживал.

- Сожалел, что не смог приехать на похороны матери?

- Конечно.

- Ваша мама умерла неожиданно или она болела?

- Неожиданно. Я в конце октября уехал в Россию, а через месяц она внезапно заболела. Я приехал в декабре. Месяц пробыл всего в России, приехал и на следующий день она скончалась.

- Она в ноябре заболела?

- Нет, в декабре. 11-го числа она заболела, 13-го она скончалась.

- Это было в 2016 году?

- В 2015-ом.

- А чем она заболела? Или это просто старость?

- Да.

- Как ее звали?

- Рано. Она медсестрой работала, отец — сварщиком....
Все было в советское время, мы ели и колбасу, и вы поймите одну вещь — телефон, канализация, свет, асфальт, русская школа... Вы в какую улицу не войдете — есть тупик, чтобы сделать такую вещь, чтобы сделать теракт. Если человек родился в горах, трудно ему жилось, например, или еще какие-то проблемы — материальный недостаток, я понимаю. Нет, нет, не за что ухватиться. Поймите вот это — ухватиться не за что. Если вы не верите мне, не верите соседям, вы можете пойти в его школу, можете поднять его документы, журналы — он учился отлично. Вы в этом убедитесь. Я вам уже говорил, в шестом классе он мог решать задачи по алгебре за восьмой класс. У нас была цивилизация очень большая.

- Как вы думаете, если он знал, что возможна его депортация, что его выгонят их Швеции, потому что уже была информация, что он находится нелегально, правительство узнало. Могли он испугаться этого и из страха так поступить?

- Из страха? Нет. В Узбекистане сейчас трудно жить, но он на кусок хлеба здесь заработает в любом случае. Он этого не боялся.

- Часто ли он говорил о своих детях, например, когда был в России или где-то, когда вам звонил?

- Конечно. Он их очень любил и всегда мне говорил, чтобы я взял его старшего сына под свою опеку — научил какому-нибудь ремеслу, наставил на правильный путь, чтобы не шлялся. Это я могу подтвердить хоть под присягой.

- А какие-то старые фотографии Рахмата есть?

- Сейчас поищу. У мусульман не положены некоторые вещи, например — гимнастика, хоккей на траве, как он мог быть сильно религиозным, если его дочь уже четыре года ходит заниматься хоккеем на траве? Там форма такая — шорты.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9386
Теракты, что произошли в начале апреля 2017 года в Швеции и в России, - очень разные. В одном случае водитель на грузовике намеренно задавил несколько пешеходов в центре Стокгольма, сам он выжил и арестован. В другом случае, предположительно, террорист-смертник или человек, которого использовали в качестве смертника, взорвал людей вместе с собой в вагоне метро в Санкт-Петербурге. Объединяет эти террористические акты только то, что подозревают в их организации и исполнении центральноазиатов — гражданина Узбекистана Рахмата Акилова и уроженца Кыргызстана Акбара Джалилова. А также еще несколько человек, о которых мы рассказываем вам сегодня.

Вспомним еще «турецкого стрелка» Абдулкадыра Машарипова, убившего в стамбульском ночном клубе десятки человек. И зададимся серьезными вопросами: почему же жители Центральной Азии стали чаще фигурировать в новостях о терактах и нападениях. Насколько уместно сегодня говорить о «всплеске центральноазиатского экстремизма», тем более, религиозного? Можно ли, подобно некоторым государственным чиновникам в России, возлагать за последние события групповую ответственность на всех мигрантов из южных стран бывшего СССР?

Мы обязательно посвятим анализу этих событий еще не одну публикацию. А пока предлагаем вам поближе познакомиться с этими людьми и с их окружением, хотя бы по рассказам их ближайших родственников и соседей. Познакомиться и попытаться понять: могли ли именно люди стать террористами? Если могли, то какой путь им пришлось пройти? Кто мог распознать в них преступников раньше, до совершения злодейства? Насколько квалифицированно и корректно ведется следствие по этим делам?

Ниже — статья корреспондента «Ферганы» Шохруха Саипова о братьях Азимовых из Джалал-Абада. А здесь (fergananews.com/articles/9386) интервью Олима Акилова - брата «стокгольмского водителя-террориста» Рахмата Акилова, данное им корреспондентам шведской газеты «Афтенбладет».

«Подельники» Акбаржана Джалилова

Семья и соседи братьев Аброра и Акрама Азимовых, которых правоохранительные органы России подозревают в организации теракта в метро Петербурга, не верят в их виновность. Об этом они сообщили корреспонденту «Ферганы», который отправился в город Джалал-Абад (Кыргызстан), чтобы узнать подробности жизни обвинённых в страшном преступлении братьев.

Мать Азимовых Вазира Мирзаахмедова живёт с младшим сыном. Билал занимается торговлей. Он рассказал «Фергане», что в конце марта этого года 29-летний Акрам приехал в Кыргызстан, чтобы подлечить гайморит, и проходил обследование в клинике «Хосият», расположенной в городе Оше. На родину намеревался вернуться и 27-летний Аброр. Братья хотели построить здесь дом. Но планы разбились о теракт.
«По телевизору показывают, что при задержании у Аброра нашли боевой пистолет. Мы, братья, хорошо знаем друг друга. Как заметно на видео, [распространённом российскими спецслужбами], Аброр худой. Он никогда не ходил без ремня на брюках. А на видео он без ремня. Как в таком случае он мог удержать в штанах пистолет? Если смотреть видео внимательно, сразу можно понять, что это подстава. Изначально подходят сзади, что-то подкладывают, потом видео режут и снова показывают его сзади. Если смотреть внимательно, - это [подстава] заметно. Он не мог такое сделать», - уверен Билол Азимов.

По его словам, братья находились в России исключительно с целью заработка. В начале года в семье Азимовых произошло торжественное мероприятие – свадьба: выдали замуж единственную дочь. На свадьбу приезжали оба брата, а спустя некоторое время они уехали вновь в Россию. До этого Аброр долгое время не приезжал на свою малую родину, но присылал деньги на лекарства больной дочери.

Вазира Мирзаахмедова много лет назад развелась с мужем и 15 лет жила с четырьмя детьми в родительском доме. Вырастила детей, торгуя на местном рынке. В 2010 году, взяв Акрама и Аброра, уехала в поисках работы на Украину, а в 2013-м они приехали в Москву. В конце 2013 года братья Азимовы получили гражданство России.
«Видеозапись задержания моих сыновей – постановка!»

Мать братьев Азимовых утверждает, что её старшего сына похитили из больницы в Оше. В её голове не укладывается, как сын, приехавший лечиться в Кыргызстан, мог оказаться задержанным в Москве, она называет это недоразумением.

«Мой старший сын Акрам из-за своей болезни приехал в Кыргызстан и 12 апреля лёг в частную клинику «Хосият» в Оше, чтобы начать лечение. 14 апреля ему сделали операцию, а 15-го его, оказывается, в наручниках оттуда забрали сотрудники управления Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) по Ошу. Я сразу отправилась в Ош. Врачи больницы сказали, что сына увезли спецслужбы. Я пошла в Ошское управление ГКНБ, но меня туда не пустили. Пять часов я простояла у ворот. Наконец, заметив меня, сотрудники управления сказали, что нужно прийти с адвокатом. Я наняла адвоката, и он передал управлению официальное письмо. На следующий день мы должны были получить ответ. Но ночью младший сын позвонил мне и сообщил, что по телевизору показывали, как Аброра задержали в Москве. Я сразу же отправилась в Джалал-Абад», - рассказала «Фергане» Вазира Мирзаахмедова.

Она обращает внимание на то, что сотрудники спецслужб «выкрали из больницы» Акрама и незаконно отправили его в Россию ещё до задержания Аброра, которое произошло, по версии российских спецслужб, 17 апреля в Одинцовском районе Подмосковья.

«У Акрама не было денег на билет, не было паспорта. Как он мог оказаться там [в России]? Это явная постановка», - уверена мать Азимовых. Впрочем, по данным «Ферганы», полученным из других источников, родственники Акрама сами передали ему паспорт в управление ГКНБ, откуда он звонил и просил об этом.
О задержании Акрама ФСБ сообщила 19 апреля. По данным спецслужбы, Акрама задержали в поселке Московский (Новая Москва), а при личном досмотре в его поясной сумке была обнаружена граната РГД-5.

Аброр Азимов был последним, с кем считающийся смертником Акбаржон Джалилов связался по телефону перед совершением теракта в метро Петербурга, жертвами которого стали 15 человек. Акрам Азимов, по версии следствия, «занимался фальсификацией документов членов международной террористической организации», чтобы они могли беспрепятственно въехать в Россию, а также «лично получил денежные средства на территории Турецкой Республики от активного участника международной террористической организации».

«Говорят, что мой брат Аброр был в Турции. Он летал только транзитом, когда отправился в Корею на заработки и его не пустили туда. Тогда он обратным рейсом летел в Москву через Стамбул. Из аэропорта не выходил», - поясняет Билол Азимов. По его словам, братья вообще не были знакомы с Акбаржоном Джалиловым.

«Как только мы узнали о задержании братьев, мы сходили в ГКНБ и 10-е управление УВД Джалал-Абада, дали показания, - продолжает Билол. - Также мы обратились в правозащитную организацию «Справедливость» с просьбой оказать юридическую помощь».

Сегодня Азимовы хотят нанять другого адвоката для Аброра и Акрама. «Адвокат, который присутствовал на судебном заседании Аброра, когда ему определяли меру пересечения, говорит, что якобы мой брат частично признал свою вину. Адвокат должен защищать своего подзащитного. Он ни разу с нами не связался, чтобы узнать о Аброре. Мы сейчас хотим нанять другого адвоката вместо него», - сообщил Билол «Фергане».

«Надоели уже журналисты»

Корреспондент «Ферганы» посетил частную клинику «Хосият» в Оше, но там нам отказали в интервью, заявив, что уже второй день журналисты «надоедают» своими вопросами. Ведь это частная клиника, медперсонал имеет право не давать интервью.
Пожелавший остаться неизвестным врач подтвердил, что Акрам Азимов действительно с 12 по 15 апреля лежал в больнице и ему была сделана операция на нос из-за гайморита, всё это указано в его истории болезни.

«Это частная клиника, а мы, врачи, её работники. Лечим всех, кто приходит в нашу клинику. Ведь у них на лбу не написано, что они террористы. Мы дали адвокату Азимова письмо о том, что он здесь лечился, и всё. А вы, журналисты, пишете, что, якобы, мы, врачи, давали вам интервью. Распространяете неправильную информацию. Мы никому не давали интервью. Вы уже надоели со своими вопросами. Это частная собственность», - заявил врач.

ГКНБ Кыргызстана пока не комментирует задержание и отправку в Россию Акрама Азимова. А семья Азимовых опасается за свою безопасность.

Соседи

Дедушка братьев Азимовых со стороны матери много лет был имамом в одной из крупных мечетей Джалал-Абада. Вазира получила образование в медресе. Хорошо знакомые с семьей соседи отмечают, что они придерживались традиционного ислама.

«Я у них жила, когда училась в медресе с Вазирой-опа. Она хорошая женщина. Вазира-опа развелась с мужем ещё в молодости, детей растила в трудных условиях. Они были совсем маленькими», - вспоминает соседка Дилбар.

По её словам, Вазире Мирзаахмедовой бвло тяжело одной поднимать детей, приходилось торговать на рынке.

«Она всегда старалась ради детей, чтобы они ни в чём не нуждались. Когда мы бывали у них в гостях, она всегда давала им правильные советы, учила их. Никогда не говорила ничего плохого. Ни один из её сыновей ни разу не попадал в милицию, например, за хулиганство или за драку. С соседями семья никогда не конфликтовала. Все были очень воспитанными детьми. Они хорошо учились в школе, быстро находили общий язык со всеми. Смышлёные и серьёзные. Они всегда помогали своей матери. Когда мы увидели по телевизору информацию об их причастности к теракту в питерском метро, то не поверили. Мы до сих пор не верим, что они могли пойти на такой шаг», - говорит соседка.

Отец братьев Ахрал Азимов также заявил СМИ, что его дети не могли иметь отношения к теракту.

Мнения жителей Кыргызстана разделились

На сообщения о братьях Азимовых жители Кыргызстана реагируют по-разному. Кто-то говорит, что террористы должны получать достойное наказание, несмотря на национальность, хотя бы за то, что очерняют Кыргызстан. Кто-то считает, что теракт был совершён неспроста и в этом деле замешано государство.

«На фоне всего этого сейчас много шума. Оба Азимовы - граждане Российской Федерации. Акбаржан Джалилов - тоже. Значит, они там же и были завербованы. До теракта куда смотрели структуры безопасности России? А сейчас они говорят, что якобы все террористы - из Кыргызстана. Здесь всем понятно, что в России после митинга, который недавно проводил оппозиционер Навальный по коррупционным схемам власти, государство с целью отвлечь внимание людей само организовало этот теракт», - заявил житель Оша Низам.

Другой житель города, Алишер, говорит, что спецслужбы двух стран сотрудничают и знают, кто кем работает.

«Сегодня много молодых людей ходят с бородой. Они говорят, что надо совершать джихад (от арабского глагола джахада - «прилагать усилия») — битва за веру. – Прим. «Ферганы»). Они фанаты. На самом деле об исламе толком ничего не знают. И вот их вербуют и организуют таких взрывы, теракты. Их надо расстреливать», - считает Алишер.

Айгуль живет в Джалал-Абаде. Она не верит, что её земляки могли организовать теракт в метро Петербурга.

«Нам очень неудобно, когда слышим, что кто-то из Кыргызстана совершил где-то что-то плохое. Нам очень хотелось бы, чтобы информация о причастности Азимовых к теракту в питерском метро не подтвердилась и оказалась недоразумением. После этих случаев нашим соотечественникам, работающим в России, будет трудно работать», - с тревогой говорит Айгуль.

Шохрух Саипов, фото автора

https://youtu.be/v_YLp2pA5KY
http://www.fergananews.com/article.php?id=9387

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner