?

Log in

No account? Create an account

March 3rd, 2017

Президентская кампания в Кыргызстане началась с ареста одного из главных претендентов на пост главы государства. Арест Омурбека Текебаева демонстрирует, что демократической страны из Кыргызстана пока не получилось.

Выражение "failed state" в отношении Кыргызстана употребляли настолько часто, что повторять его сегодня как-то и неприлично. В этом году состоятся выборы президента этой азиатской страны - и конечно, ее "вертикаль власти" сегодня довольно устойчива. Однако последние события заставляют нас серьезно задуматься: а функционирует ли это государство должным образом?

О том, что против него начато уголовное преследование по обвинению в коррупции и мошенничестве, киргизский оппозиционер, лидер парламентской фракции "Ата Мекен" Омурбек Текебаев узнал, находясь в Австрии. Тем не менее, когда он 26 февраля вернулся домой, то был взят под стражу буквально на трапе самолета. Через двое суток Текебаев был арестован судом на два месяца — до 25 апреля 2017 года. Друзья и коллеги депутата рассказывают, что никакого разбирательства на суде не было, сам суд длился всего пять минут, постановление об аресте было готово заранее и прочитано судьей по бумажке.

Российский след?

Обвинения в адрес Текебаева основаны на заявлении российского бизнесмена Леонида Маевского в генпрокуратуру Киргизии. По словам россиянина, еще в 2010 году он передал Текебаеву 1 миллион долларов наличными за обещания помочь с покупкой сотовой компании "Мегаком". "Свои обязательства Текебаев так и не исполнил, а полученные деньги возвращать отказался, угрожая физической расправой", - говорится в заявлении Маевского.

Текебаев - фигура в Кыргызстане очень известная. Он начинал свою политическую карьеру в 1991 году, несколько раз избирался депутатом парламента, был в оппозиции и являлся организатором революций в 2005 и 2010 годах. Критик всех президентов неоднократно становился жертвой провокаций, которые серьезно ударяли по имиджу политика. В 2006 году он был задержан при таможенном досмотре в аэропорту Варшавы с подброшенной ему сувенирной матрешкой, наполненной 600 граммами героина. В сентябре 2010 года, незадолго до президентских выборов, на которых победил Алмазбек Атамбаев, российский телеканал НТВ продемонстрировал аудитории порно-ролик с участием человека, очень похожего на Омурбека Текебаева.

В Кыргызстане распространено мнение, что сегодняшний демарш Маевского - не что иное, как "подарок" российского президента киргизскому коллеге.

История с акциями компании "Мегаком" - тоже не новая. В 2012 году партия Текебаева уже выигрывала суд против одного депутата парламента, обвинившего Текебаева в получении взятки в 1 миллион долларов за посредничество в продаже "Мегакома". Все обвинения сам Текебаев называл лживыми, а заказчиками компромата считал высших лиц в государстве.

В Кыргызстане распространено мнение, что сегодняшний демарш Маевского, случившийся аккурат перед визитом в Бишкек Владимира Путина, - не что иное, как "подарок" российского президента киргизскому коллеге. В Кремле Текебаева давно считают человеком "прозападной" ориентации, недоговороспособным, непредсказуемым. И, вероятно, были рады помочь Атамбаеву в усилении персональной власти и противодействии политическим конкурентам, особенно если это так походит на "борьбу с коррупцией".

Cui prodest?

Семь последних лет государственные органы Кыргызстана не давали хода делу "Текебаев и "Мегаком", а использовали его как причину для ареста только сегодня. Виноват Текебаев или нет, мы с вами пока не знаем. Однако обстоятельства, предшествующие аресту, говорят о вероятных скрытых причинах удаления Текебаева с политического поля.

Осенью в Кыргызстане будут в очередной раз избирать президента, и очень вероятно, что Текебаев стал бы баллотироваться на пост главы государства. Однако теперь его шансы на участие в президентской гонке почти равны нулю: судя по тому, как ведется дело, до выборов его или уже осудят, или будут держать под арестом до последнего (максимальный срок предварительного заключения в Кыргызстане — 1 год и 2 месяца).

Но грядущие выборы — не самая главная причина устранения Текебаева. В последнее время лидер партии "Ата Мекен" практически стал личным врагом президента страны. Он занимался публичным расследованием происхождения собственности Алмазбека Атамбаева за рубежом, его бизнеса и личных связей. Он выступил с резкой критикой конституционной реформы, вызвавшей глубокое неприятие у оппозиции и, к слову сказать, уничтожившей независимость судов. После всенародного референдума, утвердившего новую конституцию, Текебаев объявил, что начинает парламентский процесс по импичменту Атамбаева.

Портрет "оппозиционера"

В 2010 году автору этих строк довелось беседовать с Омурбеком Текебаевым в его кабинете. Тогда он занимал должность вице-премьера временного правительства Кыргызстана. Интервью на тему Ошских событий не состоялось, потому что Омурбек Черкешович битый час пытался доказать мне, будто в трагедии были виноваты этнические узбеки, пошедшие на поводу у своих нечистоплотных лидеров. Мы просматривали видеозапись выступления Кадыржана Батырова на митинге 12 апреля 2010 года, в которой Текебаев старался найти цитату, свидетельствующую о злонамеренности узбеков, но в итоге так и не обнаружил ее. Однако, стремясь не потерять лицо, заместитель председателя правительства пытался исказить перевод слов Батырова, вложив в его уста "сепаратистские призывы".

Текебаев с успехом практиковал ложь и фальсификации в то время, когда был во власти. Сегодня орудие власти обернулось против него.

Если вы откроете Википедию, то к своему удивлению прочтете, что Омурбек Текебаев "разоблачил вооруженное восстание и заговор сепаратистов во главе с Батыровым". Эта фантастическая дезинформация уже несколько лет является основой для киргизской государственной пропаганды, взвалившей вину за трагедию в Оше и Джалалабаде на жертв бойни — узбекское этническое меньшинство юга страны.

Хочу сказать, что Текебаев с успехом практиковал ложь и фальсификации в то время, когда был во власти. Сегодня орудие власти обернулось против него: как говорят, "прав тот, у кого больше прав".

"Государство — это я"

Кейс Текебаева как нельзя лучше характеризует любого политика, попадающего во власть в Кыргызстане и становящегося заложником ее самоохранительной идеологии. Смею предположить, что если бы история пошла другим путем, и в президентском кресле восседал бы Текебаев, а его противником был бы Алмазбек Атамбаев, то сценарий расправы власть имущего над надоедливым оппонентом был бы тем же самым.


Нам нужно не просто сострадать Текебаеву как жертве политической борьбы, а озаботиться тем, что эта борьба ведется нечистоплотными методами, отсылающими нас к термину "failed state". На мой взгляд, свидетельство несостоятельности того или иного государства — в утрате главного принципа: власть имущие должны добросовестно распределять справедливость. И между собой, и в отношениях с оппонентами. И в мирное время, и в состоянии войны. Должны следовать закону, а не использовать мнимую законность в личных интересах.

Никакой парламентской республики из Кыргызстана пока не получилось. Каждый новый "революционный президент" автоматически становится автократом, подавляющим оппозиционную свободу и альтернативную политическую активность. Не избежал этой участи и Алмазбек Атамбаев, при помощи спецслужб затравивший своих сегодняшних противников.

Арестованный Омурбек Текебаев передал своим сторонникам из тюрьмы записку. В ней написано, что он "верит в свою невиновность". Эта смешная фраза обошла киргизский интернет. "Битва Атамбаева и Текебаева всех утомила", - пишут комментаторы в Фейсбуке. - "Когда эти старики уже уйдут и уступят место новым лицам?"

Кыргызстан ждет нового времени, новых отношений в политике, новой революции. Но лучше не на улицах, а в умах и манерах политиков и общества. Но пока все движется по старым лекалам, день "киргизского сурка" повторяется снова и снова.

Даниил Кислов
В Алма-Ате 2 марта подверглись обыскам помещение Общества молодых профессионалов Казахстана (ОМПК) «Справедливость», а также квартиры лидера организации Олеси Халабузарь и её матери.

О поступлении жалобы на деятельность организации от гражданина Айдоса Абдыкаримова стало известно еще месяц назад. Но только вчера она была использована для проведения обысков в рамках возбуждённого дела по статье 404 («Создание, руководство и участие в деятельности незаконных общественных и других объединений») Уголовного кодекса республики. Следственные действия проводит Отдел по борьбе с экстремизмом Департамента внутренних дел (ДВД).

В ходе обысков, завершившихся после двух часов ночи, были изъяты компьютеры, средства связи и документация.

- Изъяли технику, все телефоны и все документы, даже подлинники документов на нашу зарегистрированную организацию. Забрали даже факс! Говорят, что с помощью факса можно печатать листовки. Даже в детской комнате обыскивали детские вещи. Вернут ли теперь всё имущество и документы - очень сомневаюсь! Адвоката не предоставили и не пустили. Понятые были только со стороны полиции, - рассказала о произошедшем Олеся Халабузарь.

Она расценивает эти действия как политический заказ, направленный лично против неё. В подтверждение этой версии приводит довод, что обыску и допросу из всей организации подвергли только её.

В настоящее время Олеся находится под подпиской о невыезде.

Неделю назад, 23 февраля, Олеся Халабузарь уже подвергалась задержанию полицейскими. Тогда её доставили в ДВД Алма-Аты, где продержали около девяти часов. Как рассказала Халабузарь, полицейские интересовались её ролью в предполагаемой акции против внесения изменения в статью 26 Конституции, касающейся права частной собственности для иностранных граждан.

Общество молодых профессионалов Казахстана – неправительственная организация, созданная в 2005 году. В последние годы её возглавляла Олеся Халабузарь, привлекшая в нее членов гражданской инициативы «Справедливость», которые борются с незаконными судебными решениями и полицейским произволом.

Начиная с лета 2016 года, в Казахстане проверкам фискальных органов текст подверглись сразу три правозащитных НПО. Общественные фонды «Международная правовая инициатива» и «Либерти» были оштрафованы на крупные суммы, проверка в объединении «Кадыр-касиет» еще не завершена.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26091
Кассационная коллегия Верховного суда Каракалпакстана (автономная республика в составе Узбекистана) 1 марта оставила без изменений приговор, вынесенный 1 мая 2015 года бывшему председателю Сырдарьинского областного отделения Общества прав человека (ОПЧУ) Агзаму Фармонову Амударьинским районным судом по уголовным делам. Об этом «Озодлику» (узбекская служба Радио Свобода) сообщил Абдурахман Ташанов - общественный защитник Фармонова, член единственного зарегистрированного узбекскими властями правозащитного общества «Эзгулик».
Ташанов пояснил, что речь идёт о признании Фармонова виновным по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания») Уголовного кодекса Узбекистана и приговоре к 5 годам и 26 дням тюремного заключения. «Суд отклонил все доводы адвоката и защитников. Хотя в жалобе были приведены все процессуальные нарушения в уголовном деле Фармонова», - сообщил Ташанов.

По его словам, ни одна жалоба, написанная Фармоновым в Верховный суд, Генеральную прокуратуру и правительство Узбекистана, не дошла до адресата.

«Согласно судебно-правовой реформе, введённой в действие в соответствии с пятилетней государственной программой, объявленной президентом республики, теперь дело Агзама Фармонова в надзорном порядке может рассмотреть только Верховный суд Узбекистана. В настоящее время мы готовим жалобу в следующую инстанцию, но больших надежд на неё не возлагаем», - признался Ташанов.

Ранее сообщалось, что Агзаму Фармонову было отказано в амнистии, объявленной по случаю 24-летия Конституции Узбекистана.

Напомним, Агзам (Азам) Фармонов был арестован 29 апреля 2006 года, а 16 июня приговорен к девяти годам тюремного заключения по сфабрикованному уголовному делу - за вымогательство (статья 165 Уголовного кодекса Узбекистана). Он стал первым правозащитником, который был отправлен в основанную в 1997 году для «религиозных» заключенных тюрьму Жаслык. По словам членов семьи, на этапе следствия и на протяжении всего срока заключения Фармонова неоднократно подвергали психическим и физическим пыткам, отправляли в камеру одиночного заключения, где тюремные охранники ежедневно избивали его до потери сознания.

Срок заключения Фармонова истек 29 апреля 2015 года, но его не выпустили. Позже стало известно, что Фармонову продлили срок заключения, обвинив в нарушении статьи 221 Уголовного кодекса.

Продление тюремного срока по статье 221 неоднократно использовалось в отношении других неугодных правительству Узбекистана людей. К примеру, в феврале 2012 года по этой статье за месяц до освобождения был осужден еще на пять лет узбекский бизнесмен Рустам Усманов, в 1998 году приговоренный к 14 годам лишения свободы за экономические преступления. Статья 221 четыре раза применялась к политическому заключенному, бывшему депутату Верховного парламента Узбекистана Мураду Джураеву, который был отправлен за решетку 18 сентября 1994 года. Не избежали её и политзаключённые Мухаммед Бекжанов (Бекжан), правозащитник Исроил Холдаров и многие другие осуждённые.

Агзаму Фармонову 39 лет, у него трое несовершеннолетних детей.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26092
Находящийся под арестом редактор оппозиционной газеты «Трибуна. Саяси-Калам» Жанболат Мамай рассказал о том, как он был избит в стенах СИЗО (следственный изолятор) в так называемой «пресс-хате». Его записки опубликовал 2 марта проект «Общественная позиция».

Приводим полный текст публикации.

«Хочу сказать спасибо всем, кто поддерживал меня в последние дни. Думаю, будет немаловажным рассказать об истории моего избиения из первых уст. При этом хочу оговориться: имен называть я не буду, обо всём я рассказал своему адвокату. Поймите меня, я нахожусь в тюрьме, где нет никаких гарантий безопасности. Кроме того, меня недвусмысленно предупредили, что случается с теми, кто пишет заявление в лагере.

Итак, в пятницу, 17 февраля, перед отбоем (22:00) меня перевели из камеры №81 в камеру №197. Там были 8 человек, со мной стало 9. Такое нередко случается: мест меньше, чем самих арестованных. Расположился я на верху двухъярусной кровати. Мне сказали: «Располагайся, ты здесь на 3 дня гость». Не сказать, что меня встретили доброжелательно, но и враждебности не было.

Наутро, в субботу, мне открыто сказали: «Ты здесь на заказе». Они знали, что я приду в эту камеру, кто я, чем занимался. На это в тот момент я особого внимания не обратил, ведь в тюрьме все знают, кто за что попал, кем был, откуда. Но меня насторожило, что они подчеркнули, что это – «красная хата». «Красные» – это те, кто сотрудничает с администрацией и выполняет их поручения.

Начали рассказывать, как ломали «блатных», не согласных с режимом содержания зеков. Есть у них в «хате» главный «смотрящий». Он даёт команду, все остальные - «торпеды». Последним думать не надо, им задают цель, и они с особой жестокостью ломают своих жертв. Такое ощущение, что это доставляет им удовольствие. В этом я и убедился в первый день.

В субботу утром стал свидетелем, как они сломали одного из сокамерников. Мол, он «чёрный» и не согласен с режимом. Жертвой был парень маленького роста, «щипач». Его избили, сломали нос. Били двое. Затем вызвали оперов и выкинули из камеры. Причем сотрудники администрации никаких мер в отношении них не приняли. Безразличие. «Поверили» в сказку, что тот упал с кровати, хотя парень с матрасом лежал на полу...

Всё началось в понедельник после обеда. Сначала на «продол» вызвали одного из сокамерников. Он вернулся через 5 минут и вызвал меня на беседу. Сказал следующее: «Сверху есть два требования к тебе. Первое – выплатить деньги. Сначала просили 2 миллиона, затем скинули до 200 тысяч тенге. Деньги нужно поставить до завтра. Второе – сказать операм, когда они спросят, что тебе здесь плохо, ты страдаешь, ты осознаёшь свои ошибки и перевоспитан».

Я ответил отказом. У меня нет 200 тысяч тенге, я это знаю. Жаловаться тоже не собирался. Как только они это услышали, будто озверели. Сказали, вечером будет один из шефов, и до встречи с ним они меня «воспитают».

Думал, блефуют. Не поднимут руку. Но они собрали стол в угол, освободили пространство. Взяли меня в круг, 6 человек против меня. «Сейчас покажем, что такое «козловская хата», – сказали они. – «Омолодите его», – указывая на меня, сказал «смотрящий».

«Не бейте по лицу, без синяков», – сказал другой. Я начал обороняться. Напали трое. Удары со всех сторон сбили меня с ног. Не знаю, куда попали, но я упал, мне не хватало воздуха. Начал задыхаться. Увидев это, они остановились. Принесли стаканы с холодной водой и стали лить на меня. Обливали холодной водой, пока не пришел в себя. Перетащили на кровать. Спросили еще раз: согласен? Последовал отказ. «Приготовьте тазик воды с хлоркой», – сказал один. «Может, его окунём в унитаз? Я кайфую от этого», – говорит другой. «Постепенно. Сначала – хлорка. Потом – унитаз. А если нет – опустим. В конце можем повесить. Скажем, сам повесился, не выдержал, решил покончить с собой. Нас шесть, а ты один. Кому поверят? Тем более мы работаем на администрацию», – аргументировали они.

Я согласился поставить деньги, сказав: «Деньги заплачу, будет ваша воля». Мне дали телефон. Позвонил. Попросил подготовить 200 тысяч тенге. Они прекратили избиение. Через час пришел подполковник. Один из руководителей СИ-18. Он меня вывел на «продол». «Как ты?», - спросил подполковник. «Нормально», - ответил я. «Точно? Жалоб нет?». «Точно. Жалоб нет», – сказал я. Затем вывели «смотрящего» и его помощника. Через 5 минут вернулись. Подполковник ушел. «Ты что? Мы же сказали, жалуйся. Как тебе плохо и невыносимо здесь», – возмутились они. Я понял, что к чему и откуда растут ноги. Это был заказ силовиков, через администрацию и уголовников.

Во вторник пришла Жанара – мой адвокат. По моему внешнему виду она поняла, что дела у меня обстоят плохо. Я ей всё рассказал.

На душе стало легче. Вернулся в камеру. Дали телефон. Стал просить денег. После обеда избиение началось. Как всегда – трое. Не выдержал, стал кричать, вдруг кто услышит. По продолу пронёсся шум. Прибежал постовой. Я сказал: «Выведи меня, иначе сегодня убьют». «Смотрящий» при постовом нанес мне удар. Последний ничего не сделал. Пришли опера, вывели на разговор к руководству. Встретил меня и. о. начальника СИ-18 Баймаганбетов. Я всё рассказал ему. Он пообещал перевести меня в другую камеру.

Но, как вам известно, этого не было сделано до четверга, до приезда из НПМ (Национальный превентивный механизм). Сокамерники, «красные», были правы: никуда от них не деться. Ночью я услышал, как «смотрящий» поднял трубку и ответил: «Объект отдыхает. Исправим, сделаем». Они всё время следили за мной. Ночью никто из них не спал. Утром, когда я проснулся, один из них был на ногах. Так приказал «смотрящий». Всё время давили на меня, оскорбляли, рассказывали про зону, лагерную жуть. Приходилось слушать: «Придёшь на зону – растопчем тебя. Это будет адом для тебя». Всё время обещали отправить меня в ад, проговаривая: «Лучше выходи, срывайся, зона не для тебя. Гнобить будут». Кстати, с их слов я понял, что трое из моих сокамерников сидели с Козловым в Заречном.

Я сейчас в другой камере. Но при этом не чувствую себя в безопасности. Все время живу в напряжении. Нет уверенности в безопасности. Как сказали бывшие сокамерники: «Это только начало». Вот так я прошел через «пресс-хату».

С каждым разом убеждаюсь, что во власти есть «диверсанты». Они делают всё, чтобы саботировать и максимально дискредитировать действия Акорды. Мой арест – еще одно тому подтверждение. Сегодняшняя цель №1 для власти – это Мухтар Аблязов. Власть заполучила главный козырь в деле по его преследованию – экс-зампреда правления «БТА банка» Жаксылыка Жаримбетова. Похитили его в Турции, привезли в Казахстан, легко «сломали», он дал «нужную» пресс-конференцию. Всё шло замечательно для Акорды. Просто сказка! Представьте картину: начинается суд по делу Аблязова. Выступает там бывшая «правая рука» Аблязова по банку Жаримбетов. Дезавуирует все обвинения оппозиции в политической ангажированности дела, раскрывает схемы финансовых переводов, даёт нужные показания. При этом отрицает, что его похитили, как он это сделал на пресс-конференции. И всё. Аблязов осуждён. Да, возникли бы вопросы на Западе, судебный приговор подвергли бы сомнению. А вот в Казахстане без лишней шумихи Аблязова приговорили бы к тюремному сроку. Акорда достигла бы своей главной цели.

И тут кому-то в «верхах» приходит в голову мысль арестовать и меня по делу «БТА банка». Однако начинается большой шум вокруг моей скромной персоны.

Подумайте: кто на Западе, да и в Казахстане, поверит в то, что я отмывал деньги?

Я своих сокамерников в СИЗО не могу убедить, что я – «подельник Аблязова». Никто этому не верит. Главред оппозиционной газеты и бизнесмен. Скажите мне, какой банкир будет отмывать деньги через журналиста, который находится на «прицеле» спецслужб последние 7-8 лет? Аблязов и Жаримбетов на таких глупцов не похожи. Кстати, и сумма, которая, по мнению следствия, я «отмывал», просто смешная. Всего-то 110 тысяч долларов. А ведь речь в деле Аблязова идет о 7 миллиардах долларах. Знаете, сколько команда Аблязова потратила на юристов в Лондоне? Наверное, не менее десятка миллионов долларов за все эти годы.

И ещё один вопрос: если Аблязов выводил деньги из «БТА банка» в офшоры, то зачем ему нужно было возвращать их обратно в Казахстан? Где логика? Даже если допустить, что Аблязов и Жаримбетов желали легализовать деньги в размере 110 тысяч долларов в Казахстане, купил бы экс-зампред одному из родственников квартиру в Алматы. За 110 тысяч долларов хорошую «трешку» в центре города не купишь, между прочим.

И вот, представляете, какая картина будет теперь на суде. Если будет доказано, что Аблязов через Жаримбетова помогал «Трибуне», то честь и хвала банкиру. Молодец, скажут люди, поддерживает независимую прессу. Причем даже ту, которая не вела аблязовскую линию оппонирования власти. А если не будет доказано, то всё равно, Аблязов - молодец, его преследуют и гоняют. Да и при любом другом раскладе арест и суд над главредом независимой газеты – это политика. Нет там финансовых махинаций и борьбы с коррупцией, это политическое преследование.

Если не ошибаюсь, азербайджанской журналистке Хадидже Исмаиловой тоже было предъявлено финансовое преступление. Но Запад её отстоял, Алиев был вынужден её освободить.

Какие могут быть финансовые махинации у независимого журналиста? Кто хорошо меня знает, не раз убеждался, что я веду скромный образ жизни, не шикую, не располагаю никакими ресурсами. Единственное – вместе с отцом за три года построили одноэтажный дом. Откровенно скажу, взял в долг у одного достойного человека. По договорённости, как только завершу стройку, должен был продать квартиру и вернуть деньги. Но цены на жилье упали в несколько раз, и я остался в накладе. Предложил переписать квартиру, но человек отказался, сказал, что доверяет, подождёт, могу не торопиться. Вот такое дело. Другого ничего у меня нет, потому о каких деньгах может идти речь?

Другими словами, что бы теперь ни говорила Акорда, она загнала себя в угол. Какой бы приговор не вынесли, что бы ни говорили, мое осуждение будет являться политическим преследованием, уничтожением свободы слова и попыткой закрыть «Трибуну». Иного объяснения нет и не будет. Опять власть проиграла. Так что предстоящий суд надо мной – это пиррова победа. А закончится это для Акорды имиджевыми и политическими потерями.

Что касается меня, то я внутренне готов к предстоящим испытаниям. Я уверен в своей правоте и невиновности. Если честно, даже не ожидал такой шквал недовольства в стране и за его пределами. Freedom House, CPJ, Amnesty International, «Репортеры без границ» и ряд других организаций уже осудили мой арест. Спасибо всем коллегам, общественности и организациям, которые выразили мне поддержку. Все эти обвинения в мой адрес не что иное, как провокация и политический заказ.

Жаль, что мы не смогли отстоять «Трибуну». Но я горд, что мы сделали всё от нас зависящее, чтобы сохранить проект. Сколько преследований было за последние годы! Немногие такое могли выдержать. Видимо, исчерпав все возможности давления на наше издание, власть решила принять радикальное решение. Только после моего ареста им удалось закрыть газету.

Но время меняется. В информационную эпоху ничего не скроешь. Есть интернет, социальные сети, блогеры. К власти нет никакого доверия. Они не смогли информационно противопоставить ничего против «Трибуны», а против шквала критики в социальных сетях что могут сделать?

Эта власть исторически обречена. Не знаю, сколько будет длиться её упадок, но одно точно – у неё нет будущего.

И тогда будет у нас шанс построить новый, демократический Казахстан. И в нём не будет пожизненных вождей, казнокрадов, массовой коррупции, заказных политических дел и прочего абсурда. Я верю в будущее, верю в наш народ и смотрю в завтрашний день с оптимизмом.

Жанболат Мамай».

Напомним, редактор газеты «Трибуна. Саяси-Калам» Жанболат Мамай был задержан 10 февраля сотрудниками Антикоррупционного бюро по подозрению, что через газету могли «отмываться» деньги Мухтара Аблязова – банкира и политика, находящегося в эмиграции и считающегося политическим противником №1 президента Нурсултана Назарбаева. Самого Аблязова обвиняют в уводе нескольких миллиардов долларов из БТА-банка, которым тот руководил. Совсем недавно его освободили из французской тюрьмы, куда он был помещен по экстрадиционному запросу России. Мамай был 11 февраля арестован сроком на два месяца.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26093
В московском Музее моды 2 марта открылась выставка «Когда цветёт гранат… Хранители традиций Узбекистана». В экспозиции представлены работы пяти мастеров, каждый из которых представляет отдельный уголок Узбекистана и его уникальную культуру.

Алишер Назиров с 12 лет занимается традиционной узбекской керамикой и представляет город Риштан. Айзада Нурумбетова - вышивальщица, воссоздала коллекцию каракалпакского традиционного костюма, представляет город Нукус. Лена Ладик - основатель галереи Happy Bird и автор выездных выставок, работает с лучшими дизайнерами Самарканда, используя в своём творчестве узбекские винтажные ткани. Расул Мирзаахмедов - мастер в девятом поколении, представитель династии ткачей из Маргилана, родины узбекского шёлка и иката, привёз в Москву ткацкий станок и демонстрирует посетителям выставки процесс создания тканей.

Организатор выставки Фатима Арифджанова рассказала «Фергане», что она сама родом из Узбекистана, но уже 14 лет живет в России.

- Всё равно постоянно тянет домой и есть потребность не только видеть нашу национальную красоту в Москве, но и показать людям Узбекистан с той стороны, с которой мы его знаем и любим, - поясняет Фатима Арифджанова. - Выставка не случайно проводится в центре Москвы, в Гостином дворе. Трудно найти более удачное место для того, чтобы познакомиться с Узбекистаном - страной гостеприимного и душевного народа.

Арифджанова сообщила, что главная цель выставки - продемонстрировать художественную взаимосвязь и взаимопроникновение искусств и ремёсел Узбекистана из поколения в поколение. Основным мотивом экспозиции является гранат - символ семьи, богатства и процветания, образ которого используется в вышивке, керамике, переплетении нитей иката.

Отвечая на вопрос, как отбирались экспонаты, Фатима рассказала, что её дружба с авторами работ была заложена давно.

- Я часто ездила с друзьями в Узбекистан, показывала наши города и знакомила с нашей культурой. Мы находили мастеров и начинали жить и дружить общими интересами. Видя их работы, в которых заключен глубокий смысл, я захотела представить их Москве, - рассказывает Арифджанова. - Мы сами вышли на Музей моды с предложением провести здесь это мероприятие и получили одобрение. Выставку готовили четыре месяца и не случайно выбрали для её открытия март - месяц пробуждения весны, праздников 8 марта и весеннего равноденствия Навруз.

Ожидается, что часть представленных экспонатов будет продана, остальное, в том числе вещи из личных коллекций художников, вернётся в Узбекистан.

Выставка будет проходить до 4 апреля 2017 года в Музейно-выставочном центре «Музей моды» по адресу улица Ильинка, 4.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26094
Живущей в городе Кагане Бухарской области Узбекистана 93-летней Марии Алиевой, которая является ветераном Великой Отечественной войны, местные власти подарили квартиру. Об этом 3 марта сообщает страница Мирзиёева в Фейсбуке, выложив видеозапись церемонии передачи ветерану жилья.

Это произошло после того, как в социальных сетях был распространён видеоролик, в котором Мария Алиева призывала президента страны Шавката Мирзиёева увезти её куда-нибудь из аварийного дома.

Как передаёт «Газета.Uz», подарок в виде квартиры с мебелью приурочен к празднику 8 марта. Квартира расположена на первом этаже нового многоэтажного дома в Кагане.

В церемонии передачи жилья участвовали хоким (глава администрации) города и заместители хокима области. Мария Алиева, уверенная, что в этом деле без участия президента не обошлось, поблагодарила Мирзиёева за подарок, пожелала ему долгих лет жизни и отметила, что очень довольна его деятельностью.

https://youtu.be/fD1yzC9aVns
http://www.fergananews.com/news.php?id=26095
Власти Ташкента переименовали улицу Узбекистанскую в улицу Ислама Каримова - первого президента независимого Узбекистана. Об этом 3 марта сообщает пресс-служба ташкентского хокимията (администрации).

Как передаёт «Подробно.Uz», эта улица является самой протяжённой в узбекской столице и соединяет пять районов Ташкента - Мирабадский, Юнусабадский, Яккасарайский, Шайхантохурский и Чиланзарский.

Напомним, 25 января 2017 года президент Шавкат Мирзиёев подписал постановление «Об увековечении памяти Первого Президента Республики Узбекистан Ислама Абдуганиевича Каримова». Согласно постановлению, 2 сентября, официальный день смерти Ислама Каримова, будет отмечаться в Узбекистане как День памяти Первого Президента, 30 января в Узбекистане будет ежегодно праздноваться его день рождения, в Самарканде вокруг могилы Каримова будет создан мемориальный комплекс, а памятники ему будут установлены в Ташкенте, Самарканде и Карши. Имя Каримова будет присвоено Ташкентскому государственному техническому университету, автомобильному заводу в Асаке, Дворцу искусств в Фергане, Ташкентскому международному аэропорту, а также ряду улиц в Каракалпакстане, Ташкенте и областях Узбекистана.

Ислам Каримов, правивший Узбекистаном более четверти века, скончался 29 августа 2016 года. Власти долго скрывали его смерть, сообщив о ней только 2 сентября, а 3-го первый президент был похоронен в Самарканде.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26096
Известная узбекская правозащитница Елена Урлаева, которая 1 марта была доставлена в психиатрическую больницу, рассказала о причинах её задержания.

По её словам, 1 марта милиционеры её избили и порвали одежду для того, специально, чтобы на следующий день она не смогла поехать на встречу с представителями Всемирного банка, Международной организации труда (МОТ) и с международной организацией профсоюзов. На встрече планировалось обсудить ситуацию с жертвами торговли и хлопковым рабством в Узбекистане.

В момент задержания Урлаева находилась в доме политолога Камолиддина Зиятова, там же были его жена и правозащитник общества «Эзгулик» Муталиб Шарипов.

«[Милиционеры на меня] составили клеветнический донос, напустили провокаторов. Милиционеры надо мной издевались, они курили мне в лицо, оскорбляли, запрещали мне приезжать в дом Камолиддина Зиятова, и в итоге вызвали психиатрическую бригаду», - рассказала правозащитница.

Напомним, почти 17 лет Елена Урлаева открыто защищает права и интересы жертв правонарушений в Узбекистане: регулярно выезжает на поля, чтобы запечатлеть факты незаконного использования труда взрослых и детей, устраивает пикеты в поддержку несправедливо осужденных и с требованиями соблюдения конституционных прав и свобод, участвует в мирных акциях с намеком на оппозиционность, откликается на просьбы местных жителей о той или иной помощи. Деятельность Урлаевой доставляет много хлопот властям Узбекистана, и они всеми силами пытаются заставить её замолчать - угрозами, оскорблениями, задержаниями, избиениями. Но она продолжает выступать в поддержку тех, чьи права нарушаются.

Ранее Урлаеву несколько раз отправляли в психиатрическую клинику - в 2001-м, 2005-м, 2012 и 2016 годах. В 2005-м Урлаева объявляла голодовку в знак протеста против принудительного лечения, международные организации заявляли о «карательной психиатрии» и о давлении на правозащитников, требуя освободить лидера ПАУ.

https://youtu.be/Qx2M-d13xjg
http://www.fergananews.com/news.php?id=26097
Руководитель Центральноазиатской службы Би-Би-Си Хамид Исмаилов был задержан в аэропорту Ташкента 1 марта сразу по прилёте из Лондона и в тот же день выдворен из Узбекистана, сообщает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода).

При этом, как рассказал Исмаилов на своей странице в Твиттере и лично подтвердил «Фергане», прилетевшим вместе с ним троим гостям из Великобритании въезд в Узбекистан разрешили. Причина депортации журналиста неизвестна.

По данным Eltuz.com, месяц назад МИД Узбекистана получил список членов делегации, в котором значилось имя Хамида Исмаилова, но никаких возражений по поводу приезда журналиста не высказал. Ранее, по словам Исмаилова, он посещал Узбекистан беспрепятственно. Он является гражданином России и поэтому имеет право на въезд в Узбекистан без визы.

Хамид Исмаилов - узбекский писатель, с 1992 года живет и работает в Лондоне. Офис узбекской редакции Би-Би-Си в Ташкенте был закрыт в 2005 году после трагических событий в Андижане.
http://www.fergananews.com/news.php?id=26098

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner