February 9th, 2017

Казахстан: Осужденных гражданских активистов Бокаева и Аяна внесли в финансовый «черный список»

Комитет по финансовому мониторингу Министерства финансов Республики Казахстан обновил перечень организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма. Теперь в число 840 обозначенных в списке физических лиц вошли осужденные гражданские активисты из Атырау Макс Бокаев и Талгат Аян.

Оба были осуждены на пять лет по обвинению в «возбуждении социальной розни», «распространении заведомо ложной информации» и «организации несанкционированного митинга». Как считают присутствовавшие на суде наблюдатели от правозащитных организаций, по первым двум пунктам обвинения следствие не смогло предоставить ни одного четкого доказательства, а максимальное наказание по третьей статье - 75 суток ареста. Официальные представительства США, Канады и Европейского союза, ряд международных правозащитных организаций призвали казахстанские власти освободить новых политических заключенных и снять с них все обвинения.

В связи с тем, что Бокаева и Аяна включили в экстремистский перечень, они автоматически исключаются из финансовой сферы страны: их счета блокируются, они не могут совершать любые финансовые операции, проводить трансакции по банковским картам и получать денежные переводы.

О нововведении Комитета по финансовому мониторингу заговорили в июне 2016 года, когда несколько осужденных к условным срокам лишения выяснили, что они выпали из сферы финансовых отношений.

В своем разъяснение по поводу появления нового «черного списка» Комитет по финансовому мониторингу отмечает: «Комитет составляет Перечень в соответствии с пунктом 2 статьи 12 Закона на основании полученных писем от Комитета по правовой статистике Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан, Министерства иностранных дел Республики Казахстан и Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан».

В этот перечень попадают те, кто осужден по статьям, связанным с экстремизмом и терроризмом, так как он был создан в соответствии со статьей 12 закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Однако там оказались и те, кто осужден по 174 статье УК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни».

С 2015 года, когда эта статья в измененном виде вошла в новый Уголовный кодекс, по ней осуждено около сотни казахстанцев. Сама статья относится к тяжким, и предусматривает наличие прямого умысла в действиях обвиняемых. В свою очередь большинство осужденных по этой статье либо допускали неосторожные высказывания в сети, либо делали перепост какого-то материала, причем даже привлеченные следствием эксперты, как правило, не находят прямого умысла, обнаруживая лишь «признаки возбуждения» розни в представленных материалах.

Также по этой статье зачастую привлекают к ответственности правозащитников, общественных деятелей и блогеров, так как она позволяет заказчикам и исполнителям преследования трактовать практически любое критическое высказывание как возбуждение одной из видов розни. В настоящее время в этом перечне находятся правозащитники Болатбек Блялов и Ермек Нарымбаев (эмигрировал за границу), общественный деятели Серикжан Мамбеталин и Сакен Байкенов, христианин-протестант Ыкылас Кабдуакасов, блогеры Ермек Тайчибеков, Игорь Сычев и Татьяна Валова-Шевцова. Никто из них никак не связан ни с экстремизмом, ни с терроризмом: они оказались под судом только за свои неосторожные высказывания или выражение мнения.

За весь период из перечня исключили 33 человека.

Между тем, Комитет национальной безопасности (КНБ) заявил о своем намерении продолжить борьбу с экстремизмом, терроризмом и теми, кто возбуждает рознь. Вчера силовое ведомство озвучило информацию о разработанном проекте программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2017-2020 годы и Плана мероприятий по ее реализации.

В документе отмечено: «Программа ориентирована на консолидацию усилий государства и общества по недопущению радикализации граждан и дерадикализации лиц, разделяющих экстремистские идеи по разжиганию религиозной вражды или розни».

Неоднозначное ощущение вызывают планы КНБ добиться эффекта статистики в своей работе. Планируется «снижение на 20% (к базовому периоду 2016 года) численности лиц, разделяющих экстремистские идеи, направленные на разжигание религиозной вражды или розни, к концу 2020 года». В документе нет четкого объяснения того, как будут достигнуты цифровые показатели: только лишь профилактикой и убеждением или очередными плановыми посадками.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25981

Бельгия передаст Кыргызстану личный архив четы Бланкофф по Чингизу Айтматову

В Брюсселе 16 февраля состоится церемония передачи Кыргызстану личного архива Жана и Гольди Бланкофф, связанного со знаменитым писателем Чингизом Айтматовым. Событие пройдёт в рамках рабочего визита президента Киргизии Алмазбека Атамбаева, сообщает киргизское посольство в Бельгии на своей странице в Фейсбуке.

Жан Бланкофф родился в 1931 году. Видный ученый-славист, специалист в области русской культуры и искусства, имеет русские корни. Его перевод на французский язык «Слова о полку Игореве» признан на Западе одним из лучших и издан во Франции отдельной книгой.

С Чингизом Айтматовым Бланкоффа связывает дружба, и бельгиец считается видным европейским айтматоведом. В интервью газете «Московский комсомолец», данном в 2002 году, Айтматов на вопрос, есть ли у него друзья в Бельгии, где гордость киргизской литературы был Чрезвычайным и Полномочным Послом, ответил, что «в Брюсселе живет чета славистов, то бишь специалистов по русскому языку и литературе, - Жан и Гольди Бланкофф. Гольди - в переводе означает "золотая". Ну а по-киргизски это, соответственно, "алтын". Гольди очень любит, когда я ее называю Алтынай. У Алтынай Бланкофф и ее мужа огромная библиотека. Полдома завалено книгами - и они всё никак не могут остановиться, покупают и покупают. С ними я частенько откровенничаю».

Чингиз Айтматов родился 12 декабря 1928 года в киргизском кишлаке Шекер. Сын Торекула Айтматова, одного из первых коммунистов-киргизов, секретаря Киргизского обкома партии, репрессированного и расстрелянного в 1937 году. Мать, Нагима Хазиевна, татарка по национальности, была актрисой в местном театре. Мировую известность Айтматову принесла повесть «Джамиля», вышедшая в 1958 году. Среди наиболее известных произведений - «И дольше века длится день» (1980), «Белый пароход» (1970), «Плаха» (1986), «Когда падают горы (Вечная невеста)» (2006). Айтматов скончался в июне 2008 года в клинике германского города Нюрнберга.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25982

HRW: В Туркмении нет условий для проведения свободных президентских выборов

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) ставит под сомнение возможность проведения свободных и справедливых президентских выборов в Туркменистане. В заявлении организации, распространенном в канун назначенных на 12 февраля выборов, говорится, что «ужасающее положение с правами человека» и избирательный климат в стране при отсутствии свободы слова и доступа к информации подрывают возможности для свободного выбора гражданами главы государства.

«Туркменистан никогда не проводил свободные и справедливые выборы , и эти выборы — не исключение. Подлинные выборы невозможны там, где власти поддерживают жесткий контроль над всеми аспектами общественной жизни, нарушая основные права, касающиеся свободы СМИ, выражения и гражданского общества», - сказал руководитель HRW по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон.

Нынешний президент Туркменистана, 59-летний Гурбангулы Бердымухамедов, руководящий страной с 2007 года, является одним из девяти кандидатов в президенты Туркменистана на предстоящих выборах и претендует на третий президентский срок. Конституционные изменения в сентябре 2016 года продлевают президентский срок с 5 до 7 лет и позволяют ему оставаться президентом пожизненно.

Несмотря на то, что выборы, по заявлениям властей, впервые будут проходить в ситуации многопартийной конкуренции, полный контроль правительства над общественной жизнью, в том числе СМИ, означает, что условия для реальной конкуренции и равных возможностей для кандидатов отсутствуют, а избиратели не могут выражать свое мнение о кандидатах открыто и без страха.

Правозащитники напоминают, что в Туркменистане действует один из самых закрытых и репрессивных режимов, подавляющих любое инакомыслие в стране. Власти не пускают в страну международные неправительственные правозащитные организации, в том числе HRW.

«Народ Туркменистана никогда не имел возможности свободно избрать лидеров, которые могли бы положить конец самым нечеловеческим проявлениям тирании, таким как насильственные исчезновения оппонентов. Международные партнеры Туркменистана должны оказать давление на правительство, чтобы закончить эту практику и провести крайне необходимые и давно назревшие реформы для обеспечения соблюдения элементарных прав человека», - сказал Хью Уильямсон.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25984

Чиновники в Таджикистане буду изучать «школу» правления Эмомали Рахмона

В Таджикистане государственные служащие и будущие дипломаты с этого года начнут изучать новый предмет под названием «Школа государственности Эмомали Рахмона», сообщает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода) со ссылкой на ректора Института управления при президенте страны Хомидхона Нуриддинова. По его словам, проект нового курса разработан большой группой ученых и направлен в Академию наук Таджикистана.

Нуриддинов считает, что за два десятилетия Эмомали Рахмон продемонстрировал «великое искусство дипломатии и управления государством», и опыт работы «основателя таджикской государственности» с 1992 года по сей день является «великой школой», которую должны изучить все госслужащие и дипломаты.

В то же время другие эксперты отмечают, что государство таджиков после развала СССР сформировалась трудом большой группы политиков, дипломатов, ученых, в том числе, находящихся в оппозиции действующей власти. Таджикский политолог Парвиз Муллоджанов полагает, что изучение того или иного периода государственности необходимо, но исследователи должны быть предельно объективными и не восхвалять заслуги только одного политика. Замглавы Социал-демократической партии Таджикистана, правовед Шокирджон Хакимов уверен, что введение нового предмета – это продолжение пиар-кампании по восхвалению президента местными чиновниками, которые, как обычно, не учитывают мнения известных ученых и исследователей.

Напомним, что в 2016 на некоторых факультетах Таджикского национального университета был введен курс лекций «Эмомали Рахмон – архитектор нового государства таджиков».

Ранее, в декабре 2015 года, в стране был принят закон «Об Основателе мира и национального единства – Лидере нации», который наделил Эмомали Рахмона особым пожизненным статусом и привилегиями. Согласно закону, который имеет статус конституционного, Лидеру нации гарантируется неприкосновенность: его запрещено задерживать, арестовывать и обыскивать. Неприкосновенны также имущество и недвижимость, принадлежащие Лидеру нации и его близким. Эмомали Рахмон и все члены его семьи пожизненно будут находиться под охраной органов госбезопасности. По окончании срока президентства Лидер нации будет обеспечен служебным автомобилем и водителем, бесплатным медицинским обслуживанием. Лидер нации будет получать пенсию в размере 80 процентов от суммы должностного оклада президента.

В апреле 2016 года таджикские депутаты учредили новый праздник — День президента. А в мае в Таджикистане состоялся всенародный референдум по внесению изменений в конституцию страны, который закрепил за Рахмоном пожизненное правление и обеспечил его сыну возможность баллотироваться в президенты на ближайших выборах.

26 октября депутаты нижней палаты парламента Таджикистана единогласно проголосовали за придание Эмомали Рахмону статуса основателя независимого Таджикистана. Впредь на всех торжественных и праздничных мероприятиях республиканского уровня, на заседаниях правительства и парламента страны будет сооружено специальное место для Лидера нации, которое будет оснащено современными средствами связи и техники. В Уголовный кодекс республики добавлена статья 137 прим. 1, предусматривающая уголовную ответственность (до 5 лет тюрьмы) за публичное оскорбление или клевету в адрес Лидера нации, то есть конкретно Эмомали Рахмона.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25985

Узбекистан: В Джизакской области у должников за газ и электроэнергию отбирают имущество

В Зафарабадском районе Джизакской области Узбекистана специальная группа из десяти человек ходит по домам местных жителей, задолжавших коммунальным службам за природный газ и электроэнергию, и конфискует их имущество. Об этом 9 февраля сообщает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода), получив обращение нескольких жителей указанного района.

В частности, в дом одного из обратившихся по имени Бахтияр эта группа пришла вместе с видеооператором. Заявив о крупной задолженности за газ и свет, визитёры конфисковали в счёт погашения его скот и телевизор.

Инженер службы газа Джизакской области подтвердил «Озодлику», что хокимият (администрация) региона создал специальную группу из десяти человек, которая посещает дома должников. «В неё входят представители прокуратуры, милиции и суда. Они приходят в дом должника, там же прокурор возбуждает уголовное дело, суд на месте выносит решение, а затем у должника отбирают имущество, будь то телевизор или скот», - пояснил инженер. По его словам, ранее должников предупреждали, что в случае неуплаты их дела будут переданы в суд, а имущество конфискуют. В Джизакской области к ответственности были привлечены 300 крупных должников за газ, добавил инженер.

О создании специальных групп по взысканию задолженности за газ и электроэнергию сообщал 21 января заместитель премьер-министра Гуломжон Ибрагимов в ходе поездки президента Шавката Мирзиёева в Каракалпакстан. «По взысканию долгов создана специальная группа из числа сотрудников прокуратуры, начальников милиции, налоговой инспекции, а также представителей хокимиятов. Эта группа взыщет все долги до 1 августа 2017 года», - пообещал вице-премьер.

Между тем, в письмах в редакцию «Ферганы» и в социальных сетях жители Узбекистана не раз жаловались, что их объявляют должниками несмотря на то, что они регулярно платят за газ и электроэнергию, которые поставляются с большими и очень раздражающими перебоями. Либо не поставляются. Но люди платят. Более того, у многих плату удерживают непосредственно с зарплат - в определённом объёме, позволяющем забыть о необходимости платить за свет и газ на несколько месяцев, а то и лет вперёд. Но внезапно к ним приходят сотрудники коммунальных служб и заявляют об образовавшейся задолженности.

«Как бороться с райгазом, с этими зомбированными инспекторами, которые не слушают доводы, аргументы в отсутствии долга? Частенько приходят снимают показания счетчика, при чем не успеваешь зафиксировать лица, фио сотрудников, т.к.постоянно меняются, каждый гнет свою линию, то счетчик не под таким то уклоном, то нужен электронный, то не крутит, в общем разные причины, при чем каждый раз разные...Имеются квитанции, которые выписываются собственноручно самими же сотрудниками райгаза, счетчик проверен их специалистами, выдан сертификат соответствия в 2015г.действителен 2019 г. Никакие аргументы не берутся в учет, "ДОЛЖНИК" и все тут!!! да еще пени растут как грибы», - пишет, к примеру, участница одной из узбекских групп в Фейсбуке (орфография здесь и далее сохранена).

Ей отвечают: «У меня тоже все время проблемы с ними. Вовремя плачу. Приходят все время говорят что какой то долг есть. Вот собираюсь отключиться от трубы. Уже надоело с ними бороться»; «Каждый год в начале плачу за год вперед, причем плачу в райгазе, выписывают они сами.. и ... каждый раз оказываюсь должна. Как-то нужно с этим произволом всем миром бороться что-ли..»; «Сегодня только тоже столкнулся с такой ситуацией. Все квитанции есть, а они толдычат что долг».

Некоторые участники группы дают советы и делятся опытом: «Пришёл к Вам инспектор проверить газ. Зафиксируйте его действия на видео... Поверьте все будет ок»; «Ни с кем не спорю, пишу жалобы через ЕПИГУ, получаю официальное письменное подтверждение, что долга нет - и посылаю инспекторов обратно в райгаз».
В последнее время, отмечает «Озодлик», жители Узбекистана начали жаловаться ещё и на то, что долги за газ начисляются даже в тех районах, куда этот вид топлива не поступает годами.

О проблеме с газо- и электроснабжением в Узбекистане «Фергана» писала неоднократно, материалы на эту тему можно прочесть, пройдя по этой ссылке: https://goo.gl/PVwZ3c
http://www.fergananews.com/news.php?id=25986

Новые люберецкие? В Подмосковье полицейские мстят отказавшимся платить дань мигрантам из Таджикистана

Трудовые мигранты из стран Центральной Азии постоянно подвергаются дискриминации и вымогательству взяток, и, даже имея все необходимые документы, вынуждены доказывать, что имеют право жить и работать в России. Одни безропотно дают взятки, другие отстаивают свои права. Среди тех, кто помогает последним - бесплатный юрист для мигрантов Валентина Чупик. Она рассказала «Фергане», как прямо сейчас борется за отмену незаконного решения о депортации шестерых граждан Таджикистана и добивается проверки органами прокуратуры одного из подмосковных отделов полиции.

* * *

Восемнадцатого января в 16.40, когда Валентина Чупик вышла из здания городского суда, ей позвонил таджикский правозащитник Каримджон Ёров и попросил приехать. Они встретились у метро Выхино и поехали в ОМВД Люберцы-1.

- Сразу при входе в дежурную часть есть «предбанник» размером полтора на три с половиной метра. Без отопления, облицован кафелем, очень холодный. Там находились шестеро граждан Таджикистана и один таджик - гражданин России. Их держали в неотапливаемом помещении без воды, пищи и туалета 13 часов - с 8.20 утра и до 20.44 - времени, когда мы их вызволили. Они показали мне сделанное телефоном фото бумажки с надписью «35.000» – это так у них вымогали деньги, чтобы отпустить. При этом дежурный делал вид, что ничего не знает, и говорил, что доставленных в ОМВД вообще нет. Там же мы увидели открытую оружейную комнату, где гражданин Узбекистана делал ремонт прямо рядом с табельным оружием, которое оттуда никто не убрал в другое помещение. Я спросила, есть ли у него патент, он ответил, что тут патент ему не нужен, - рассказывает Чупик.

По словам Валентины, задержанные граждане Таджикистана жили вшестером в трёхкомнатной квартире в Люберцах.

- Договор об аренде у них был, патенты на работу и трудовые договоры - тоже, работали они легально на местной овощной базе недалеко от дома. Помимо арендодателя к ним каждый месяц приходил участковый, которому каждый из них «отстёгивал» по две тысячи рублей в месяц. В январе к ним в гости приехал ещё один таджик, но с российским гражданством, и сказал, что при наличии всех документов они не должны платить дань участковому. И когда 16 января к ним в очередной раз пришёл участковый, денег ему не дали. А 18 января участковый снова пришёл к ним, около 8 утра, дождался, пока ребята соберутся идти на работу, и, как только таджик-россиянин открыл дверь, участковый, грубо схватив за шею, втолкнул его обратно в квартиру, надавал пощёчин, прижал ногой к дивану, держа за воротник, пригнул его голову к полу назад (на «мостик») и, нецензурно выражаясь и оскорбляя по национальному признаку, начал объяснять, что его не надо учить, как работать. Заодно забрал все документы у таджиков, которые были так испуганы, что безропотно отдали всё: патенты, паспорта, миграционные карты и так далее. А потом отвёз таджиков в отдел, куда потом приехали я и Каримджон.

- До нашего приезда участковый подходил к задержанным несколько раз и писал сумму взятки на бумажке, которая за эти 11 часов постепенно снизилась с 40 до 10 тысяч рублей, - продолжает Валентина Чупик. - В помещении было три стула, на которых мужчины сидели по очереди. В туалет их не пускали, пить и есть не давали. После моих обращений в ГУВД, прокуратуру и ОНК (общественная наблюдательная комиссия) Московской области (МО), пришёл заместитель начальника ОМВД и накричал на нас, что участковый ни при чём и мужчины задержаны по закону. Я парировала, что, во-первых, фамилии задержанных не указаны в книге доставленных – то есть, их незаконно лишали свободы в помещении ОМВД. Замначальника попросил принести эту книгу и убедился, что их там действительно нет. Во-вторых, что у них нелегально работает мигрант, а это может грозить огромным штрафом. В-третьих, задержанным не были предоставлены переводчик и представитель посольства, их содержали в ненадлежащих условиях и пытали голодом, жаждой и невозможностью справить нужду. Замначальника поутих и заявил, что отпустит ребят, как только они распишутся в протоколах. Я попросила предоставить нам переводчика и заверенные копии этих документов. Тут выяснилось, что и протоколов нет. Потом пришел вполне разумный майор и сказал, что они переусердствовали, мол, поступил звонок от соседей, что таджики шумели, и поэтому пришел участковый и доставил их в участок. Мы забрали ребят и покинули ОМВД.

На следующий день, 19 января, я помогла им написать заявления о незаконном задержании, незаконном лишении свободы, истязаниях, вымогательстве взяток и отправила их в прокуратуру и ГУВД Московской области.

Утром 20 января мне позвонил таджик-россиянин и сказал, что его шестерых друзей вновь забрали в то же самое отделение полиции. Я позвонила туда, но мне ответили, что задержанных у них нет. Тогда я позвонила в Общественную наблюдательную комиссию при Общественной палате РФ, чтобы они также занялись мониторингом этого дела. Наблюдатель ОНК мне перезвонил и сказал, что парней отвезли в суд. Однако потом мы выяснили, что с 8 утра до 5 вечера они стояли на втором этаже у кабинета начальника ОМВД. Только в пять вечера их отвезли в Люберецкий суд и заставили расписаться в каких-то бумагах непонятного содержания (русский язык они не знают), на 10-12 страницах. Затем завели в зал суда, где судья сказал им, что они депортированы - под предлогом проживания не по месту регистрации, - и ушёл. Весь «суд» длился не больше минуты.

21 января, то есть задолго до истечения десятидневного срока обжалования, я написала им апелляционные жалобы, которые они отвезли в Московский областной суд.

Седьмого февраля мне позвонили и сказали, что парней опять задержали. Оказалось, что они опять были доставлены в суд, где другой судья назначил им повторную депортацию и штраф в размере 5000 рублей каждому. Причём на этот раз у них на руках были не только трудовые договоры, но и штампованные Мособлсудом апелляционные жалобы, а также заявления в ГУВД по МО и прокуратуру МО. А 8 числа мне позвонили из Специального учреждения временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ) Московской области. Персонал даже не стал забирать у наших таджиков телефоны и личные вещи, поскольку считают их доставленными в СУВСИГ ошибочно и без достаточных оснований. Там сейчас находятся двое из шестерых таджиков. Как я поняла, туда доставили тех, кто на момент прихода полиции был дома. При этом работники СУВСИГ тоже не понимают, на каком основании они должны выдворять этих граждан Таджикистана, если у них, во-первых, есть все документы, во-вторых, есть зарегистрированные в суде апелляционные жалобы.

Теперь надо, чтобы прокурорский надзор разобрал эту ситуацию. Я буду добиваться, чтобы граждан Таджикистана отпустили и отменили решение судов о депортации. Организованная группа работников ОМВД Люберцы-1 при соучастии судьи совершила это преступление, посягающее на конституционный строй в Российской Федерации, а именно - на свободу от повторного наказания за одни и те же действия, нарушила независимость суда и судопроизводства, чтобы скорее изгнать из России мигрантов, посмевших жаловаться на коррупцию, пытки и самоуправство в полиции и полное пренебрежение законом со стороны судьи, - заявила Валентина Чупик. По её убеждению, полицейские боятся, что это дело получит общественный резонанс, будет расследовано и виновных привлекут к уголовной ответственности за преступления против государства.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9269

В Турции не будут наказывать за одностороннее освещение референдума по поправкам в Конституцию

Высший совет по радио и телевидению Турции (RTÜK) и Высшая избирательная комиссия не будут следить за тем, чтобы СМИ представляли объективную информацию о референдуме по внесению в Конституцию страны поправок, которые значительно расширят полномочия президента Реджепа Тайипа Эрдогана, сообщает T24.Com.Tr (перевод сделан «Повесткой дня Турции»). Соответственно, не будут и наказывать за одностороннее освещение.

Это стало возможным благодаря очередному, 687-му по счету, «указу, имеющему силу закона» - kanun hükmünde karar (KHK). В рамках чрезвычайного положения в стране такие KHK позволяют кабинету министров принимать любые решения, обходя обсуждения в парламенте.

Ранее за одностороннее освещение такого рода событий было предусмотрено серьёзное наказание в виде штрафов или отключения вещания.

Между тем, отмечает «Повестка дня Турции», практически 90 процентов средств массовой информации страны находятся в руках приближённых правительству и президенту, а кто-то перестал быть объективным в силу давления. От СМИ требуется полная поддержка поправок в Конституцию. Так что 687-й KHK можно, в принципе, считать излишним.

«Одно дело, когда общество само принимает ситуацию, в которой находится (как бы оно к этому не пришло), не противостоит взглядам правящей элиты или противостоит в минимальном соотношении, и это отражается в СМИ малым количеством оппозиционной прессы. Другое дело, когда тебя душат в угоду монополии власти, несмотря на то, что в обществе совсем иное соотношение «несогласных». Если в Турции поляризация населения практически неизменна  -  пятьдесят на пятьдесят, - странно, что только 10 процентов медиа транслируют взгляды 40 млн человек», - отмечает «Повестка дня Турции».

Ранее премьер-министр Турецкой Республики Бинали Йылдырым заявил, что те, кто выступает против изменения Конституции в пользу Эрдогана, являются пособниками террористов. Это можно воспринять как намёк на то, что освещать референдум следует только в выгодном для нынешнего руководства Турции ключе.

Отметим, что наступление на свободу СМИ в Турции резко усилилось после срыва 15 июля 2016 года спонтанной попытки отстранения президента Реджепа Тайипа Эрдогана от власти в ходе военного переворота. В течение следующих месяцев турецкие власти подвергли арестам более 100 журналистов и закрыли порядка 150 редакций СМИ. В том числе – около 20 теле- и радиостанций, 15 курдских СМИ. Турция стала рекордсменом по числу заключённых журналистов. Аннулировано 775 журналистских удостоверений и аккредитаций, что нередко сопровождалось необоснованным изъятием имущества работников прессы. Блокирование властями доступа к соцсетям и мессенджерам стало регулярной практикой. Диапазон плюрализма в Турции сведен к информации в основном из проправительственных СМИ.

Напомним, согласно вносимым в Конституцию поправкам, в Турции будет упразднён пост премьер-министра, исполнительная власть перейдёт президенту и вице-президенту. Высший совет судей и прокуроров (HSYK) будет сокращен с 22 до 12 членов, возглавлять его будет министр юстиции. Президент сможет назначать пятерых членов совета, в то время как два члена будут избираться парламентом, трое - Верховным судом и один - Государственным советом. Ожидается, что референдум по изменению Конституции пройдёт в начале весны 2017 года. Некоторые поправки вступят в силу сразу после референдума в случае, если будут одобрены, а положения о президентской системе - только в 2019 году, когда в стране пройдут очередные выборы главы государства.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25987

МОТ: Принудительного труда в Узбекистане нет, потому что мы в это верим

Международная организация труда (МОТ) на днях опубликовала доклад по итогам мониторинга детского и принудительного труда на хлопковых полях в Узбекистане в 2016 году. Данный доклад является результатом так называемого «мониторинга третьей стороны», который был проведен по заказу Всемирного банка (ВБ). Цель мониторинга — выяснить, используется ли принудительный труд в сельскохозяйственных районах, в которых проводятся проекты при финансовой поддержке банка. Дать этот заказ ВБ побудила критика в его адрес со стороны правозащитных организаций, которые с убедительными фактами на руках поднимали проблему принудительного труда в хлопководстве Узбекистана.

Этот мониторинг должна была выполнить независимая организация, отсюда — «третья (то есть незаинтересованная) сторона». Как правило в роли такой «третьей стороны» выступает международная консалтинговая или исследовательская фирма. Как правило, такие фирмы настолько дорожат своей репутацией честных исследователей, что не берутся за проекты, где они не могут гарантировать независимость исследования. В данном случае роль «независимой стороны» взяла на себя МОТ, видимо, не слишком озабоченная своей репутацией, что, в принципе, и нужно было Всемирного банку, чтобы отмахнуться от критики в свой адрес.

Первого февраля ВБ поспешил с заявлением о том, что «Узбекистан достиг успехов в проведении реформ в сфере трудовых отношений, практика организованного принудительного труда прекращена. В рамках поддерживаемых Всемирным банком проектов в аграрном и водном секторе, а также в секторе образования, не было обнаружено случаев детского и принудительного труда». Видимо, и ВБ тоже особо не озабочен свой репутацией!

Ни одного случая?

Основные выводы, представленные в докладе МОТ, сводятся к тому, что с организованным принудительным детским трудом в Узбекистане покончено, так как якобы «неприемлемость детского труда признается всеми слоями общества». Что касается принудительного труда взрослых, то эта проблема, по мнению экспертов МОТ, затрагивает лишь незначительное число от общего количества сборщиков. Это заявление кардинально расходится с многочисленными наблюдениями и задокументированными фактами, в частности с результатами мониторинга, который проводился осенью 2016 года правозащитной организацией «Узбекско-германский форум по правам человека» совместно с узбекскими активистами.

Главный вопрос, возникающий в связи с исследованием МОТ и его результатами, заключается в том, можно ли его считать действительно независимым. Беспристрастность исследования была бы гарантирована, если бы посещение мест экспертами МОТ для проведения интервью и сбора информации из первых рук проводились бы без навязчивого присутствия представителей органов власти, к коим и относится и участвовавшая в мониторинге Федерация профсоюзов Узбекистана (ФПУ), которая полностью подконтрольна государству. Тем не менее, МОТ согласилась проводить мониторинг в условиях, при которых невозможно гарантировать конфиденциальность и безопасность респондентов.

Теперь заключения совместного (с правительственными чиновниками) «мониторинга» преподносятся как объективные, а его содержание во многом повторяет публикуемые правительством Узбекистана пропагандистские прокламации о ситуации с принудительным трудом в хлопковом секторе.

Доклад МОТ проигнорировал многочисленные свидетельства и документы, собранные за последние годы, которые однозначно указывают на то, что принудительная мобилизация на сбор хлопка носит массовый характер и происходит по указанию кабинета министров Узбекистана. Вывоз людей на поля организуется местными хокимиятами, и сотни тысяч сотрудников бюджетных организаций отправляются собирать хлопок под угрозой увольнения. Хлопковый сезон 2016 года не стал исключением в этой практике массового принуждения.

Все хорошо, прекрасная маркиза!

В совместном мониторинге МОТ и Федерации профсоюзов Узбекистана (ФПУ) участвовали семь международных экспертов, которые ездили по стране в течении шести недель всегда в сопровождении сотрудников ФПУ. Непосредственно во время хлопкоуборочного сезона поездки осуществлялись с 14 сентября до 28 октября, тогда как сбор хлопка начался неделей раньше и длился до середины ноября.

Как утверждается в докладе, международные эксперты могли сами выбирать пункт назначения. Однако в условиях нулевой конфиденциальности и соответствующего риска возмездия в отношении слишком разговорчивых респондентов эта привилегия сама по себе не делает мониторинг независимым.

В течение хлопкоуборочного сезона представители МОТ посетили 800 городов и провели более 1700 интервью с представителями государственных и квази-государственных организаций, фермерами, студентами и школьниками. Допуск экспертов МОТ в учреждения и на хлопковые поля был превосходным, утверждается в докладе.

Привилегированное положение МОТ в плане доступа к узбекским гражданам объясняется тем, что МОТ согласилась признать якобы существование в Узбекистане независимых профсоюзных организаций, что противоречит фактам. В докладе не приводятся случаи арестов, избиений активистов и журналистов, пытавшихся поговорить с людьми на хлопковых полях без государственного надзора. Эксперты МОТ не задаются вопросом, почему узбекское правительство закрыло страну для других международных организаций и депортировало иностранных журналистов, пытавшихся провести интервью на хлопковых полях.

«Работающие с неохотой» или «немного» беременные

Согласно данным, которые приводятся в докладе, в сборе хлопка участвует примерно 2,8 миллионов сборщиков (данные исследования МОТ от 2015 года). МОТ разделяет сборщиков на три категории: добровольные сборщики; «работающие с неохотой», то есть те, которые собирают хлопок якобы из-за общественного давления и в принципе не прочь этим заниматься при лучших условиях труда и принудительно мобилизованные сборщики (очень незначительная часть от общего числа), которые были отправлены на поля принудительно своими непосредственными начальниками.

Так называемые «неохотно работающие», по версии МОТ, могут составлять одну треть от общего количество сборщиков. Из доклада неясно, если в данный момент эти люди не довольны условиями труда и оплатой, то по какой причине они, оставив свои семьи, поехали на сбор хлопка? И то сомнительное утверждение, что в будущем они могли бы стать по-настоящему добровольными сборщиками, а в данный момент находятся в неком промежуточном состоянии, является для МОТ достаточным основанием, чтобы не включать их в число подневольных сборщиков.

В реальности давления со стороны общества, из-за которого бы люди отправлялись собирать хлопок или согласились бы отдавать деньги за свободу от хлопка, не существует. Мы же не будем считать махаллинские комитеты, сельсоветы, всякого рода GONGO (подконтрольные правительству творческие и профессиональные союзы) представителями общества. Все эти структуры действуют исключительно под диктовку государственных органов.

В контексте Узбекистана существует только реальная угроза потерять работу или быть отчисленными с учебы. Страх перед начальством, а не общественное мнение, является главными факторами принудительной мобилизации. Сотрудники бюджетных организаций отдают половину своей месячной зарплаты на то, чтобы купить свободу от хлопка. Страх перед наказанием быть уволенными заставляет их нанимать сборщиков, которые отправляются работать вместо них. Это однозначно свидетельствует о том, что работа по сбору хлопка является для них принудительной.

«Механизм» обратной связи

В докладе с восхищением оценивается информационная кампания для повышения осведомленности населения о недопустимости детского и принудительного труда, а также «механизм» обратной связи, предоставляющий подневольным сборщикам возможность пожаловаться в Федерацию профсоюзов Узбекистана. «По всей стране были развешаны 836 баннера, 44.500 плакатов, 100 тысяч буклетов, информация распространялась в СМИ и через смс-сообщения», сообщается в докладе.

МОТ делает смелый вывод о том что, «во всех слоях общества якобы укоренилось мнение о неприемлемости детского труда». Это утверждение очень спорное, поскольку, в интервью, которые проводились узбекскими активистами конфиденциально, мобилизованные сборщики сожалели, что из-за отсутствия детей сбор хлопка для взрослых стал еще более тяжким бременем. Привычка к детскому труду и страх перед начальством в Узбекистане имеет настолько глубокие корни, что родители не были в состоянии защитить своих детей. Все предыдущие годы, когда мобилизация детей на сбор хлопка проходила в массовом прядке, не было ни одного заметного протеста родителей, отказывающихся посылать своих чад собирать хлопок. Более того, родители часто оправдывали детский труд тем, что «труд облагораживает», мол, и они в детстве собирали хлопок, и ничего плохого в этом нет.

Во время хлопкоуборочного сезона телефонные линии для жалоб были организованы двумя ведомствами — ФПУ и министерством труда Узбекистана — и, как указывается в докладе, включали в себя лучшие международные разработки. В течение хлопкоуборочного сезона 2016 года ФПУ получила 85 жалоб, непосредственно связанных со сбором хлопка, из них якобы подтвердилось только 6 случаев детского труда и целых два (!) случая, «представляющих риск принудительного труда». Среди жалоб, полученных по линии Минтруда, было подтверждено 5 случаев детского труда и 9 случаев принудительного труда.

Пребывание в вакууме

Удивительно, но МОТ не считает проблемой то, что их партнеры по мониторингу в лице ФПУ, Комитета женщин, молодежного движения «Камолот» являются не только полностью зависимыми от государства организациями, но и оказывают пропагандистскую поддержку государству в мобилизации населения на сбор хлопка. МОТ странным образом игнорирует общую политическую атмосферу в Узбекистане. МОТ отмечает, что вышеназванные и другие зарегистрированные организации проводят свой национальный мониторинг, который в будущем может стать «эффективным дополнительным инструментом надзора». Не знаю, смеяться или плакать, читая такой бред.

В стране, где отсутствуют какие-либо гражданские свободы, нет свободных СМИ, нет независимой судебной системы, а тюрьмы полны политическими заключенными, где уничтожена оппозиция, где никогда не проводились свободные выборы, где люди привыкли жить в состоянии страха и двоемыслия, не смотря на все это, по версии МОТ, могут существовать независимые профсоюзы!

К сведению МОТ. О том, как обстоят дела со свободой слова и ассоциаций в Узбекистане, описано в предварительном докладе Миссии ОБСЕ по наблюдению за президентскими выборами в Узбекистане 4 декабря 2016 года: «В законодательной базе имеются ограничения фундаментальных свобод, допускающие их чрезмерное ограничительное и произвольное применение. Ограничения на свободу собраний заключаются в требовании об обязательном получении разрешения на проведение публичных собраний (за месяц до мероприятия) и возможности применения санкций к участникам за допущенные нарушения, включая штрафы и тюремное заключение на срок до трех лет. Ограничения на свободу ассоциации включают в себя обременительные требования о регистрации политических партий и неправительственных организаций (НПО), широкие дискреционные полномочия на отказ в регистрации и лишении регистрации, а также правовые и административные барьеры для деятельности. В 2016 году и без того обременительная процедура в отношении иностранного финансирования НПО была еще более усложнена. Свобода выражения ограничивается многочисленными положениями об уголовных и административных правонарушениях».

Группа риска: студенты, учителя и медики

МОТ отмечает, что в группу населения, подверженного риску принудительного труда, входят работники школ, лицеев, медицинских учреждений, студенты старше 18-ти лет, сотрудники других бюджетных и частных организаций. Эксперты МОТ (в сопровождении чиновников из ФПУ) посетили 190 детских садов, 40 колледжей и лицеев, а также 50 медицинских учреждений, большинство из которых «функционировали в нормальном режиме», что противоречит фактам, задокументированным активистами.

Из доклада МОТ следует, что сотрудники школ и детских садов могут быть отправлены на сбор хлопка против их воли, однако, чтобы этого не допустить, в стране проводится «эффективная информационная компания», тренинги для чиновников, а также существует «механизм» обратной стороны для жалоб. Это похоже на сюр: правительство одной рукой отправляет людей на хлопковыхе поля, а другой — проводит семинары о том, что принуждение к труду — это плохо. И этот двойной стандарт эксперты МОТ не заметили. Видимо, и не хотели замечать.

Вообще, вера в то, что основная проблема находится в области неосведомлённости населения в своих правах, прочно укоренилась в головах международных экспертов, так как именно эта мера преподносится как основная для решения проблемы с принудительной мобилизацией на сбор хлопка. Возможность того, что приказ «всем на хлопок!» вообще-то исходит от высшего руководства из Ташкента, не рассматривается вовсе.

Как говорится в докладе МОТ, из 26 высших учебных заведений, которые посетили эксперты организации, большинство не функционировало в полной мере, так как студенты «собирали хлопок в течении месяца». Казалось бы, хоть этот факт МОТ признала. Но и здесь существует неточность. На самом деле сбор хлопка для студентов длился 1,5-2 месяца. Последняя колонна автобусов со студентами Самаркандского государственного университета вернулась с полей 16 ноября 2016 года.

По официальной версии, студенты работали на сборе хлопка добровольно, и в качестве подтверждения МОТ были представлены расписки, в которых сами студенты просились на сбор хлопка. И хотя МОТ признало, что других свидетельств добровольности не было представлено, тем не менее, видимо, посчитало, что узбекским чиновникам стоит поверить на слово. В результате, как минимум 200 тысяч студентов, по версии МОТ, не считаются принудительно мобилизованными сборщиками.

На самом деле, студенты являются наиболее уязвимой и эксплуатируемой группой населения во время хлопкоуборочного сезона. В виду того, что высшее образование в Узбекистане доступно не более чем 10 процентам от общего числа подающих заявки для поступления в вузы, студенты, прошедшие жесточайший отбор, не смеют перечить администрации. Они молча уезжают на хлопковые поля, предварительно подписав подсунутую им «расписку о добровольном участии». Следует заметить, что третья часть студентов платит за обучение в вузе от $1000 до $1500 в год, тогда как, работая на сборе хлопка в течении одного месяца, при условии, если студент собирает по 80 кг хлопка в день, а часть от заработанного отдает за питание, он может получить не более $40 в месяц. Никакой финансовой заинтересованности в сборе хлопка для армии студентов не существует.

Превентивные меры или мертвому припарка

Для того, чтобы «снизить риски принудительного труда в фермерских хозяйствах, получающих выгоды от инвестиций ВБ», МОТ предлагает простые способы. К примеру, как отмечается в докладе, фермеры подписали дополнительный пункт в контракте с Ассоциацией водопользователей, в котором обязуются не нарушать законы и конвенции МОТ о детском и принудительном труде. Для того, чтобы этот превентивный механизм заработал в полную силу, считает МОТ, нужно проводить тренинги для фермеров об этих самых конвенциях МОТ.

Опять тренинги! Вместо того чтобы говорить об экономической свободе фермерам, предлагается повышать уровень их сознательности. Складывается впечатление, что «методология» и походы МОТ к решению проблемы хлопкорабства взяты из романов Кафки.

Навесить на фермеров ответственность за соблюдение конвенций МОТ выглядит наивно, глупо и просто безнравственно. Фермеры в Узбекистане не являются организаторами принудительного труда, они не имеют рычагов давления на бюджетные организации и не в состоянии требовать от ректоров университетов, директоров школ и больниц посылать своих работников на сбор хлопка. Фермеры, принимают принудительных сборщиков на свои земли, организуют для них питание и места проживания, но они, также как и другие сборщики, являются лишь исполнителями воли местных хокимов, которые в свою очередь отчитываются перед властью в Ташкенте. Они сами являются жертвами этой системы. И этой истины МОТ не хочет признавать.

В итоге возникает вопрос: в чем заключается миссия этой международной организации? Зарывшись в песок, вводить в заблуждение своими докладами? Хотелось бы получить внятные ответы от МОТ на эти критические замечания, если, конечно, она еще в состоянии обсуждать проблемы, исходя из здравого смысла.

Умида Ниязова, руководитель организации «Узбекско-германский форум по правам человека"

С другими материалами по теме можно ознакомиться в нашей специальной рубрике «Хлопок».
http://www.fergananews.com/article.php?id=9270

Послы Украины и России в Кыргызстане обменялись колкостями

Послы Украины и России в Кыргызстане Николай Дорошенко и Андрей Крутько обменялись колкостями. Противостояние дипломатических работников стало достоянием общественности, потому что вылилось на страницы СМИ.

Эту историю можно было бы озаглавить в гоголевском стиле: как поссорились Андрей Андреевич с Николаем Петровичем. Поводом для словесной дуэли стала встреча главы украинского диппредставительства Николая Дорошенко с некоторыми местными журналистами. Информацию о встрече на своей странице в Фейсбуке опубликовал активист Адиль Турдукулов 1 февраля.

Одна из участниц встречи, главный редактор газеты «Республика» Замира Сыдыкова рассказала «Фергане», что встреча носила исключительно информационный и деловой характер, украинский посол поведал приглашённым о ситуации в Украине.

Буквально на следующий день пророссийский сайт Vesti.kg разродился статьей с явно провокационным названием: «Посол Украины в КР втравливает кыргызстанских журналистов в конфликт с Россией?»

В заметке говорилось, что российский посол Андрей Крутько посетовал на действия своего украинского коллеги: «Уже неоднократно г-ну Дорошенко указывалось, что, исходя из дипломатической этики и практики, недопустимо заниматься вопросами третьих государств в стране аккредитации. Но все бесполезно».

Коснулся российский дипломат и темы встречи: «Что касается ситуации в Авдеевке – устроили очередную провокацию, и следом, как в поговорке, «вор кричит держи вора». К сожалению, видимо, ему пришли такие указания. Ничего не поделаешь», – цитирует Андрея Крутько Vesti.kg.

Ответ украинского посла не заставил себя долго ждать. Николай Дорошенко через свою страницу в Фейсбуке обратился к главному редактору Vesti.kg: «3 февраля 2017 года на информационном ресурсе Vesti.kg была размещена заметка о реакции посла РФ в Кыргызстане А.Крутько на мою встречу с журналистами. Заметка, прямо скажем, не дипломатичного характера. В тот же день направил ведущим информационным изданиям Кыргызстана своё Открытое письмо. Особое внимание уделил Vesti.Kg как первоисточнику заявления российского дипломата. Направил персональное письмо главному редактору издательства с просьбой разместить мою реакцию. Так делается в демократических обществах: пресса является платформой для высказывания разных точек зрения. Если издание даёт возможность высказаться одной стороне, то журналистская этика его обязывает предоставить платформу оппоненту для ответа. К сожалению, пока этика не сработала. Это огорчило... Надеюсь, не безнадежно».

Комментируя журналистам высказывания российского коллеги, украинский дипломат отметил, что, согласно статье 3 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года, одной из функций дипломатического представительства иностранного государства является защита в государстве пребывания интересов аккредитующего государства и его граждан в пределах, допускаемых международным правом.

— Вполне очевидным является то, что одной из главных моих задач в качестве посла Украины является донесение до страны пребывания неискажённой, правдивой и объективной информации о событиях, которые сегодня происходят в моей стране, — отметил Дорошенко. — Для меня объективность и достоверность являются ключевыми принципами работы с информацией. В этом состоит коренное отличие моего подхода к информационной работе от подхода, исповедуемого российской стороной, которая основывает свои суждения на «фейковых» новостях «фабрики интернет-троллей» и постановочных сюжетах российских СМИ.

Николай Петрович добавил, что «на календаре не 1917 год, чтобы посол России мог давать указания».

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25988