?

Log in

No account? Create an account

January 16th, 2017

Сегодня, 16 января, в 7:30 часов утра по местному времени при заходе на посадку в аэропорт «Манас» близ Бишкека потерпел крушение грузовой самолет, принадлежащий турецкой авиакомпании MyCargo Airlines. Лайнер рухнул на дачный поселок. По данным МЧС Кыргызстана, в результате крушения погибли 37 человек, разрушены 15 одноэтажных жилых дома (ТАСС приводит данные о разрушении 32 домов). В числе погибших 4 члена экипажа самолета. Еще восемь человек, в том числе шестеро детей, доставлены в больницы Бишкека.

Генпрокуратура Кыргызстана возбудила уголовное дело по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее гибель нескольких лиц» УК республики. В правительстве Кыргызстана создана комиссия по изучению причин авиакатастрофы. По версии замруководителя агентства гражданской авиации Киргизии Бакыта Джунушалиева, побывавшего на месте крушения, самолет при заходе на посадку проскочил взлетно-посадочную полосу и пытался зайти на второй круг. «По какой-то причине это не получилось, мы не знаем, как действовал пилот и какие принимал решения», - добавил он. Известно, что в это утро в районе аэропорта был густой туман. Турецкий лайнер выполнял коммерческий рейс из Гонконга через Бишкек и далее в Стамбул.В аэропорту «Манас» работают психологи и психиатры, которые оказывают помощь родственникам погибших и пострадавших. Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев выразил соболезнование родным погибших и распорядился оказать помощь всем пострадавшим. В Кыргызстане 17 января объявлен днем траура, сообщает 24.Kg.

На месте трагедии работают пожарные и поисково-спасательные службы, ведутся работы по разбору завалов, работают кинологи с собаками. В настоящее время аэропорт «Манас» не принимает и не выпускает воздушные суда, работа авиагавани будет приостановлена до 16 часов, передает Zanoza.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25841
Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) в Сахарово (Новая Москва). Сюда привозят иностранцев, в отношении которых столичными судами вынесено решение о выдворении. Это режимное учреждение, находящееся в подчинении МВД России. Его посещение строго ограничено. Когда я узнала о запланированной поездке в ЦВСИГ представителей Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОККиКП) и Российского Красного Креста, то попросила главу регионального представительства МФОККиКП в России Даврона Мухамадиева походатайствовать о том, чтобы мне разрешили посетить центр вместе с ними. Разрешение было получено.- Каждый раз, когда мы приезжаем в центр, мы проводим встречи с мигрантами и спрашиваем, какие у них есть вопросы, проблемы. Обычно с нами бывает кто-то из руководства центра. Как правило, во время нашего визита очень многие вопросы решаются прямо там на месте. Вы сейчас и сами увидите, как это происходит, - говорит Даврон Мухамадиев, пока мы едем в Сахарово.- Как давно вы сотрудничаете с московским ЦВСИГ?- Мы начали сотрудничать с центром в августе 2015 года. До этого у нас были точечные контакты с учреждениями временного содержания иностранцев – во время событий в Гольяново летом 2013 года, и после инцидента со вскрытием вен в Сахарово в феврале 2015 года. Когда мы получили разрешение посетить центр в Сахарово, там уже было новое руководство, так как весь прежний руководящий состав и часть сотрудников, при которых произошел этот инцидент, были уволены. Мы сказали новому руководителю Алексею Лагоде, что нас беспокоит психологическая атмосфера в центре, когда люди уже идут на крайний шаг, вскрывая себе вены в знак протеста, и предложили систематическое сотрудничество с тем, чтобы снизить градус напряженности в центре – люди поймут, что кто-то еще о них заботится.Вот уже полтора года мы ежемесячно посещаем центр и помогаем улучшать условия содержания людей. В личном плане с руководством этого центра приятно общаться, потому что они проявляют к задержанным чисто человеческий подход, который зачастую выходит за рамки их функциональных обязанностей.- В чем это выражается?- Они участвуют в личных судьбах, стараются помочь каждому человеку как можно скорее покинуть это заведение. Например, в один из своих приездов мы увидели там парня-молдаванина, который раньше стоял у церкви и просил подаяние. Его задержали, поскольку у него не было документов, привезли в центр. Фактически он лицо без гражданства (ЛБГ). При этом у него есть ментальные нарушения. В центре нам сказали: два года он здесь будет сидеть, а затем выйдет на свободу, и что с ним будет дальше – неизвестно, поэтому сотрудники центра договорились с церковью, чтобы в дальнейшем он жил и работал при храме.В других ситуациях сотрудники центра сами обращаются к нам или в консульства и просят ускорить процедуру идентификации личности человека. Я заметил, что руководство ЦВСИГа пытается минимизировать атмосферу лишения свободы внутри заведения. Они озаботились организацией досуга людей – сотрудники скинулись и на свои собственные деньги купили шашки, шахматы. Тогда мы им предложили помощь в этом деле – привезли еще комплекты шахмат, шашек, волейбольных мячей, а для женщин – модные женские журналы.- После инцидента со вскрытием вен было много нареканий в адрес московского ЦВСИГ со стороны правозащитников. В частности, в центре не хватало туалетной бумаги, других средств гигиены, людям не давали телефоны, чтобы позвонить, редко выводили на прогулки, и не была обеспечена приватность отхожих мест. Как изменилась ситуация?Даврон Мухамадиев - Туалетная бумага, средства гигиены никогда лишними не бывают. Каждый месяц мы привозим с собой по мере необходимости средства гигиены, аптечки первой помощи, продукты быстрого приготовления, конфеты, шоколад. Вместе с администрацией мы выслушиваем нужды этих людей и находим решение многих проблем. Например, первый вопрос, который мы задали врачам медицинского отдела центра, – как обстоит дело с выявлением туберкулеза среди подопечных центра. Ведь люди здесь живут по несколько человек в одном помещении. Они задумались, и начальник сказал: «Спасибо, что обратили внимание на эту проблему. Через стенку у нас Многофункциональный миграционный центр (ММЦ), мы с ними согласуем этот вопрос и будем проводить флюорографию наших людей у них». Это очень важный момент, и сейчас такая работа поставлена.В центр попадали и ВИЧ-инфицированные. Их держали в отдельной комнате. Мы спросили, почему они содержатся в отдельном помещении – они же не могут заразить кого-то воздушно-капельным путем. Мы сказали, что не нужно обращать на них какого-то особого внимания, и не нужно никому говорить об их диагнозе, чтобы не было стигмы. Уже к следующему нашему приезду все они были расселены с другими людьми.Следующая проблема, о которой вы упомянули, – пользование телефонами. Их выдают во время прогулок. Выдавать телефоны на руки не имеет смысла, потому что в помещениях нет розеток. Кроме того, в центре нельзя фотографировать и снимать видео, поэтому, когда они просят, им выдают телефоны, с которых они могут только звонить, вставив свою сим-карту. Сейчас мы прорабатываем вопрос о поставке в центр небольшой партии самых простых мобильных телефонов, чтобы люди могли беспрепятственно ими пользоваться.Недавно мы обсуждали и вопрос о приватности туалетов. Сейчас в камерах это перегородка – где-то она с человеческий рост, где-то ниже. Но таковы требования внутренних правил – помещения находятся под видеонаблюдением и должны просматриваться. Мы предложили: давайте тогда хотя бы сделаем занавески, как в душевых кабинах. Мы готовы выделить средства на установку таких занавесок, чтобы обеспечить людям хоть какую-то приватность. Сейчас этот вопрос также прорабатывается.- То есть в данном случае в миссию Красного Креста входит не только оказание гуманитарной помощи?- Конечно. Наша миссия заключается еще и в том, чтобы по возможности обратить внимание на этих людей, чтобы они чувствовали, что они не забыты. Кроме того, когда мы посещаем спецприемник, в этом есть определенный элемент контроля, потому что в наших беседах люди открыто говорят о своих нуждах, у нас есть возможность индивидуально поговорить с конкретным человеком и помочь в решении его проблемы. Это важный эмоциональный момент – люди видят, что ими кто-то занимается.Во время каждой такой встречи мы просим мигрантов, когда они вернутся на родину, чтобы они предостерегали своих земляков от нарушений законодательства и объясняли им, что есть набор несложных правил, которые позволят избежать выдворения. Например, кто-то паспорт потерял, кто-то миграционную карту. Когда встает вопрос об идентификации личности, выясняется, что у людей нет даже копии паспорта. Мы им говорим: разве сложно отсканировать, сделать несколько ксерокопий паспорта, оставить их у знакомых, сфотографировать на телефон. Они улыбаются, начинают понимать, что это можно было сделать, но не додумались раньше.На всех встречах мы уделяем внимание правилам легализации. Большинство из обитателей центра стали жертвами подложных документов. Приезжая сюда, вместо того, чтобы пойти в ММЦ, они обращаются к знакомым, которые предлагают им свои услуги или услуги других посредников. Мы им говорим: не легче ли пойти и за те же деньги сделать легальные документы. Поэтому мы, с одной стороны, призываем принимающую сторону создавать условия для мигрантов, с другой – призываем приезжих, чтобы они готовились к поездке, еще находясь дома. По всей Центральной Азии работают консультативные центры для мигрантов, в том числе в офисах Красного Креста и Красного Полумесяца. Но они не идут в такие центры, считают, что те знакомые, которые здесь находятся, – это лучший источник информации. А потом попадают в истории. Жалко их. Эмоционально очень сложно бывает, потому что многие попадают сюда по незнанию, по глупости, нелепости.- Вы там бываете каждый месяц. На что чаще всего жалуются мигранты, какие просьбы или пожелания есть у людей?- У всех одно пожелание – чтобы их быстрее отправили домой. Как я уже сказал, мы вместе с администрацией центра выходим на посольства и консульства с тем, чтобы они помогали быстрее получать ответы на запросы по подтверждению личности. На сегодняшний день самое откликающееся посольство – это посольство Таджикистана. Об этом говорят сами сотрудники ЦВСИГ. Затем идёт Кыргызстан, Азербайджан и Узбекистан. Мы с консульством Таджикистана договорились практиковать совместные приезды в центр чтобы разъяснять людям процедуру оформление документов по выдворению – когда люди знают, у них и нервозности меньше становится. Одно такое совместное посещение у нас уже состоялось.У российского Красного Креста есть один из самых крупных в мире Центров розыска и информации. Он находится в Москве, и мы предложили по своим каналам через общества КК и КП в этих странах выходить на паспортные столы, чтобы ускорить процесс получения информации о людях. Сейчас этот вопрос рассматривается руководством ЦВСИГ. В принципе, в каждый свой приезд мы видим мало знакомых лиц, люди меняются, значит – вопросы решаются, их отправляют домой. Это хорошо.
Коробки с шоколадом от Красного Креста
- Вы говорите, что по внутреннему распорядку есть ограничения – в плане пользования телефонами, приватности туалетов и так далее. А вы не предлагали руководству МВД внести какие-то изменения в эти внутренние инструкции, чтобы оптимизировать условия содержания людей?- Наш мандат позволяет нам давать такие рекомендации, и у нас очень хорошая модель работы была выстроена с ФМС. Но сейчас, после передачи миграционной службы в ведение МВД, мы только начинаем налаживать отношения с этим ведомством. Мы всегда это делаем гибко и дипломатично. Красный Крест не является правозащитной организацией, и наша задача – оказание помощи и содействие в решении тех или иных вопросов, а не публичная критика кого-либо. В конечном итоге все решает государство, и последнее слово за ним. Поэтому все свои вопросы мы обсуждаем конкретно с теми людьми, от которых зависит их решение, а не в публичном пространстве.Поскольку мы – общественная организация, у нас нет рычагов давления на госструктуры. Наша роль является вспомогательной и заключается в том, чтобы в пределах существующего правового поля максимально помогать создавать для людей нормальные условия. В данном случае опыт нашей работы с ЦВСИГ в Сахарово – пример такой модели сотрудничества, когда стороны с пониманием относятся к мандатам друг друга. Это еще и позитивный пример того, как путем конструктивного обсуждения можно решить очень многие проблемы. Я бы еще порекомендовал руководствам других ЦВСИГ приезжать в Москву, перенимать у коллег опыт их взаимодействия и с самим контингентом центра, и с общественными организациями, - отметил Даврон Мухамадиев.Откровенный разговорЦентру в Сахарово около двух лет. Раньше здесь располагалась воинская часть. Перед тем, как перевести сюда ЦВСИГ, здания реконструировали и отремонтировали. В одном из двух многоэтажных корпусов содержатся женщины, в другом – мужчины. Московский ЦВСИГ – самый большой в России. Он рассчитан на 1018 человек. В день нашего приезда в нем находились 633 мигранта. Эта цифра постоянно меняется – ежедневно одних иностранцев привозят, других увозят на выдворение.Нас встретил замначальника ЦВСИГ Иван Серафимович Глинов. Даврон сразу приступает к обсуждению медицинских проблем. Иван Серафимович информирует:- Мы начали создавать медицинский блок, в котором будет несколько кабинетов – процедурный, гинекологический, стоматологический. У нас есть врачи, но, если нужны узкие специалисты, сейчас мы вынуждены отправлять людей на лечение в Москву или Солнечногорск. Если необходима экстренная медицинская помощь, мы вызываем скорую, и больного отвозят в Москву. Бывает, что требуется помощь психиатра, ведь к нам попадают разные люди, в том числе наркоманы, алкоголики, проявляющие агрессию. А если уж беременная у нас появляется, то мы бьем во все колокола, звоним в посольство, и отправляем ее вне очереди, - говорит Глинов.После короткой беседы мы идем на встречу с содержащимися в центре женщинами. «Обычно мы просим собрать именно женщин, поскольку они более уязвимы», - поясняет Даврон. Фото- и видеосъемка в центре запрещена, нам разрешили фотографировать только в столовой, где нас уже ожидали порядка 40 женщин разных возрастов. Среди них – гражданки Узбекистана, Киргизии, Молдавии, Украины, Вьетнама, Китая.
На встрече с содержащимися в ЦВСИГ женщинами
Даврон Мухамадиев представляется и в нескольких словах рассказывает о Красном Кресте:- Мы в основном занимаемся вопросами здравоохранения, улучшением жизни людей и оказанием помощи при чрезвычайных ситуациях. Все вы, наверное, слышали о туберкулезе, что вы знаете об этом заболевании? – спрашивает он.- (Реплики из зала). Есть открытая, есть закрытая форма... Чаще болеют те, кто курят...- А как узнать, есть у человека туберкулез или нет? Какие симптомы туберкулеза вы знаете?- Кашель, мокрота… Худеет человек...- Кашель, температура – это верно. И еще – если вы просыпаетесь ночью, у вас мокрая простынь от того, что вы сильно потеете, и так продолжает неделю-две, то нужно сразу идти к врачу, - разъясняет Даврон Мухамадиев. – Я понимаю, что вы приезжаете работать, экономите на всём, живете в комнате, где живут еще 5-6 человек. Но если там один человек заболеет, есть риск заболеть всем. Поэтому на эти вопросы нужно обращать внимание. Депортация, штрафы – всё это не так важно по сравнению со здоровьем человека. Будете здоровы, через 2-3 года снимут с вас запреты, или на родине найдете работу, там будете работать, а захотите приехать – приедете обратно. Но о своем здоровье вы должны думать сегодня. Про ВИЧ что знаете?- (Реплики из зала). Примерно слышали... Это вульгарная жизнь... Предохраняться надо, потому что передается через половой контакт... Посуда если общая...- Давайте проясним: туберкулез передается воздушно-капельным путем, поэтому больного туберкулезом сразу изолируют от других в отдельную палату. Но ВИЧ через посуду, мыло душ, поцелуи не передается, - разъясняет Даврон. – Не обязательно вульгарная жизнь. ВИЧ передается через кровь – можно заразиться у недобросовестного стоматолога. Кто здесь замужем? – (многие поднимают руки). – Сколько мужа не видели? Наверное, несколько месяцев. Вот когда вы приедете домой, вы должны сказать ему: «Дорогой, пойдем, вместе – ты и я – сдадим анализ на ВИЧ, только потом у нас будут близкие отношения». Если вы вместе с ним пойдете, и вместе сдадите анализы, то у вас обоих в душе не будет никакого недоверия.- (Женщины улыбаются). Мой не поймет… А мой, знаете, что мне скажет на это…- А вы скажите ему: «Я в себе уверена, если ты в себе уверен, то для тебя это не должно быть проблемой», - настаивает Даврон. – А теперь расскажите, кто из вас по какой причине здесь оказался?
Даврон Мухамадиев отвечает на вопросы женщин-мигранток
- Я паспорт потеряла… Регистрация фальшивая была… А у меня документы украли…- А мой паспорт в полиции держат и не отдают. Папа вчера ходил, но ему не отдали, - говорит гражданка Узбекистана, представившаяся Хуснорой.- Запишите номер папы, я позвоню ему, и мы этот вопрос решим. Только, пожалуйста, сообщайте нам достоверную информацию, чтобы не получилось так, что мы звоним в полицию, а нам там скажут, что это неправда. И нас больше никто слушать не будет.Другая женщина из Узбекистана также жалуется, что паспорт лежит в полиции. Стали выяснить, сообщала ли она об этом руководству центра – оказалось, что нет, есть ли у нее муж – да, есть. «Пусть муж пойдет и займется решением этого вопроса», - говорит Даврон и пишет при этом свой телефон на случай, если понадобится помощь.- Сделайте несколько копий загранпаспорта, оставьте их дома у родственников и знакомых, - советует он. – Вы должны понимать, что каждый из нас сам за себя отвечает.- А если зарплату задерживают или не платят? – спрашивает девушка из Киргизии.- У вас был договор с работодателем? – молчание. – А у кого из вас он был?Поднимаются две руки.- А если в частной фирме работаешь? – спрашивает та же девушка.
На встрече в ЦВСИГ с женщинами-мигрантками
Даврон устраивает небольшой правовой ликбез, рассказывает, что такое трудовое рабство, и объяснят, что договор нужен в любом случае, так как это гарантия обеспечения прав работника:- Даже если работаете у частников, вы должны сами сказать работодателю: давай подпишем договор. Не соглашается – идите к другому, ищите того, кто заключит договор. Когда у вас есть договор, вы будете вовремя получать зарплату, если вы заболеете, у вас будет больничный. Если каждый будет настаивать, работодатель будет вынужден подписать договор. А вы не настаиваете – с вами и не заключают. Если у вас есть договор, вам на месяц-другой задержат зарплату, но в итоге выплатят, потому что с судами никто связываться не хочет. И никому не верьте – родственникам, друзьям. Вы должны сами находить информацию, обращаться в миграционные центры. У Красного Креста во всех странах Центральной Азии есть центры, где обучают мигрантов. Если вы придете в офис Красного Креста в вашей стране, вы получите всю информацию о том, как сделать патент, зарегистрироваться, трудоустроиться, как избежать мошенников. Но вы туда не идете. А потом здесь мы слышим: я знакомым дала 5 тысяч рублей, мне сделали документы, а они оказались фальшивыми. И вы попадаете в этот центр. Перед тем, как ехать сюда, вы должны узнать правила пребывания в этой стране. Законы постоянно меняются. Интернет на родине у всех есть?- Да.- Почему бы вам не зайти туда и не посмотреть российские законы? Есть еще вопросы? – молчание.- Какие есть пожелания? Есть ли жалобы по условиям содержания здесь? – подключаюсь к разговору я.- Быстрее уехать домой хотим… Кормят плохо. Каждый день суп и каша. Мясо не дают…- А если родственники продукты приносят, принимают?- Да, все передают.- Прогулки каждый день? Сколько часов?- Каждый день. Час, иногда два.- Постельное белье у всех есть? Туалетная бумага, средства гигиены?- Все есть.- Телефоны дают позвонить родным?- Каждый третий день на два часа.- Сколько времени здесь находитесь?Кто-то неделю, кто-то 10-15 дней, другие – месяц, два. Женщина из Узбекистана, которая пребывает в центре уже несколько месяцев, рассказывает свою историю. Она живет в Москве три года с паспортом ЛБГ, выданным в Узбекистане. Ее пребывание в России давно просрочено. Обещали помочь с оформлением гражданства и обманули. «Пришла в фирму, заплатила там 25 тысяч рублей, деньги взяли, но ничего не сделали», - сетует она.- Почему сразу не обратились в ФМС? Если у вас есть паспорт ЛБГ, вы за несколько месяцев без всяких фирм могли получить российское гражданство, - говорит Даврон.- Я не знала…
На встрече в ЦВСИГ с женщинами-мигрантками
Встает гражданка Вьетнама, говорит, что здесь уже 18 дней, спрашивает, когда отправят домой.- Если решение суда о выдворении уже вступило в силу, и есть родственники, которые могут купить билет на родину, то скажите им, чтобы они оплатили билет, и вас отправят очень быстро. Если нет денег, то отправят за счет государства в порядке очереди – после тех, кто находится здесь дольше вас, - поясняет Даврон и в заключение спрашивает: - Если когда-нибудь вернетесь в Россию, повторите свои ошибки?- Не повторим, но вернемся, - смеясь, почти хором отвечают женщины.Сразу после встречи Даврон звонит папе Хусноры. Выяснилось, что паспорт дочери находится у отца, и он уже везет его в ЦВСИГ.Открытость в рамках режимаВ середине декабря 2016 года глава МВД России Владимир Колокольцев на «правительственном часе» в Совете Федерации сообщил, что спецучреждения для содержания выдворяемых иностранцев существуют в 76 субъектах Федерации, однако большинство из них страдают от недостатка финансирования. Около 40 процентов зданий, в которых они находятся, не соответствуют требованиям для таких учреждений. Колокольцев признал, что многие центры временного содержания мигрантов переполнены, а у министерства не хватает денег на выдворение. Парламентарии согласились, что лучший выход – ускорить выдворение правонарушителей за пределы России, чтобы люди содержались в ЦВСИГ не более месяца.А 21 декабря прошедшего года Госдума внесла изменения в Кодекс об административных правонарушениях, которые смягчают санкции за однократное нарушение правил пребывания иностранных граждан в России. Так, если иностранный гражданин или лицо без гражданства не встал вовремя на миграционный учёт, работал не по указанной в патенте специальности, жил не по месту регистрации, не уведомил соответствующий орган о месте своего проживания в России, ему грозит штраф и, возможно (на усмотрение судьи), административное выдворение из России. То есть выдворение стало необязательной нормой.Замначальника ЦВСИГ в Сахарово Иван Серафимович Глинов надеется, что изменения в законодательстве помогут снизить нагрузку на московский и другие центры, особенно в регионах с большими миграционными потоками. Но законодательного решения ждут и многие другие вопросы:- Для нас большая проблема – лица без гражданства. Это не только проблема нашего центра, это вообще проблема всех стран СНГ, - отмечает Иван Серафимович. – Куда отправлять таких людей – неизвестно, так как они не являются гражданами ни одного государства. Другая категория людей, которые у нас «зависают», – это те, у кого есть уголовные штрафы или невыплаченные алименты. Таких людей из страны не выпускают, и он у нас сидит, пока с него не снимут эти штрафы. Сегодня буквально вернули одного иностранца, у которого оказался уголовный штраф. Ему купили билет, отвезли в аэропорт, а пограничники развернули его обратно. С этими людьми тоже что-то нужно делать.Кроме того, если человек в состоянии сам оплатить свой отъезд, или его родственники готовы это сделать, и заявляет об этом в суде, он не должен попадать в наш центр. В ЦВСИГ должны попадать только те граждане, которые говорят суду о том, что они не в состоянии оплатить билет на родину, либо те, у которых нет документов. А сейчас попадают разные, в том числе и те, кто может оплатить свой проезд и сразу улететь. Надо решать вопрос и с теми, у кого супруг – гражданин России, эти люди к нам тоже не должны попадать.- Максимальный срок содержания в центре 2 года и 10 дней. Если человека так и не выдворили за это время, что с ним дальше – отпускаете на улицу?- Отпускаем – мы не имеем права держать дольше. Принимается соответствующее решение суда – к нам попадают и выходят отсюда только по решению суда. Поэтому я говорю, что многие вопросы еще требуют урегулирования.- Допустим, у попавшего к вам мигранта есть документы. Родные или знакомые собрали деньги на билет, приехали к вам и хотят прямо сегодня отправить их родственника на родину. В течение какого времени решается вопрос отправки?- Должно вступить в силу решение суда – а это 10-дневный срок, который дается на обжалование. Если обжаловать решение не хотят, то родственники сразу же приходят к судебным приставам, те определяют дату отлета, родственники или сами приставы покупают билет. Как только приговор вступает в законную силу через 10 дней, выдворяемого отправляют. Такие люди у нас не задерживаются больше 10-12 дней. Иностранный гражданин вправе сам купить билет и улететь, он также может не покупать билет, тогда его обязано отправить государство. Судебные приставы сначала стараются взыскать деньги с иностранного гражданина, затем – с организации, в которой он работал, и только потом оплачивает государство.Замначальника ЦВСИГ в Сахарово Иван Глинов Мы со своей стороны делаем все для того, чтобы ускорить процесс отправки, и сейчас у нас хорошо налажена работа с судебными приставами. Но когда мы пришли сюда работать в марте 2015 года, то обнаружили что многие иностранные граждане сидели здесь очень долго – по 8 месяцев, по году, некоторые больше полутора лет. Мы начали анализировать и поняли, что многие сидят необоснованно. Документированные, но сидят. Мы стали решать этот вопрос с судебными приставами, потому как в большинстве случаев вопрос затягивался ими. Ведь мы занимаемся содержанием и документированием, а выдворение – задача приставов. Мы исключили необоснованную задержку отправки документированных людей. Сейчас у нас документированные люди более 1,5-2 месяцев не задерживаются.Что касается недокументированных, то мы самым активным образом стали сотрудничать с посольствами. Посольства начали очень часто сюда приезжать. Для того чтобы ускорить процедуру установления личности, у нас бывают даже прямые контакты, например, с узбекскими правоохранительными органами. Мы находимся в хорошем контакте и с МВД и ФСБ, потому что к нам попадает разный контингент, в том числе и далеко не добропорядочные, имеющие уголовную судимость.Часто мигранты сами себе вредят. При задержании он говорит, что потерял паспорт и называет неправильную фамилию – Петров вместо Сидоров, думая, что таким образом сможет избежать закрытия въезда в страну. Но он не понимает, что его личность все равно будет установлена, и пока он не будут документирован, никуда не улетит. Только когда он попадает сюда и начинает понимать, что без документов его не отправят, он говорит что он не Петров, а Сидоров. Но он уже прибыл к нам, оформленный под фамилией Петров. Тогда мы начинаем работать заново. Когда посольство подтверждает его личность, мы отвозим эти документы в суд, чтобы суд пересудил, то есть принял новое решение уже по Сидорову. Сейчас Мосгорсуд делает это очень быстро, но на это тоже уходит время.- Сколько, например, на сегодняшний день в центре недокументированных иностранных граждан и ЛБГ?- Недокументированных у нас сегодня 25 человек. Дольше всего у нас задерживаются ЛБГ, а также те лица, в отношении которых вменен 39 регламент Европейского суда по правам человека о невысылке людей в страны, где им может грозить смертная казнь. Сейчас у нас ЛБГ – 18 человек и четверо находятся по 39 регламенту. По срокам нахождения в центре на сегодняшний день у нас такие данные: до 10 суток – 170 человек, до 30 суток – 251 человек, до 60 суток – 100 человек, до 90 суток – 54, до 120 суток – 27 и свыше 120 – 39 человек. Я даю вам цифры для общего представления, но они ежедневно меняются. Всего в 2016 году в наш ЦВСИГ поступили 6593 человека.- Женщины, с которыми мы общались, жаловались на неудовлетворительное питание. В какую сумму в месяц обходится пребывание в центре одного мигранта, и сколько выделяется на питание?- Это зависит от количества людей, но в среднем пребывание одного человека обходится в сумму от 40 до 50 тысяч рублей в месяц. На питание в сутки выделяется 280 рублей на человека. В рамках этой суммы мы стараемся обеспечить полноценное питание за счет круп, бобовых, которые являются источником белка, овощных супов. Хлеб и сладкий чай раздаются в неограниченных количествах. Все, что приносят родственники, мы передаем.- Нам сказали, что телефоны выдаются раз в три дня.- Вопрос заключается не в том, что не позволено пользоваться телефонами, а в том, где их заряжать. Ведь до сих пор в камерах не было розеток. Мы поддержали инициативу правозащитных организаций и недавно установили во всех помещениях розетки – осталось только подать туда электроэнергию. Сейчас у нас в наличии достаточно простых недорогих телефонов, которые закупили мы сами, предоставили нам правозащитники, международные организации. Когда будут работать розетки, мы выдадим на каждую камеру по одному такому телефону, чтобы люди имели постоянный контакт со своими родственниками. В любой момент они могут позвонить правозащитникам, в полицию. До последнего времени у нас в каждой комнате висели списки телефонов правозащитных организаций. Сейчас мы их оставили в коридорах, потому что в камерах их стали срывать.Нас регулярно посещают правозащитники – Светлана Ганнушкина у нас была, буквально пару месяцев назад приезжал глава Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов. Член СПЧ Андрей Бабушкин посещал нас раньше регулярно, а когда увидел, что ситуация идёт на улучшение, стал приезжать реже. Мы выступаем за максимальную открытость нашего центра, чтобы не было каких-то недомолвок, кривотолков и слухов, что мы неправильно ведем себя или плохо относимся к иностранным гражданам.Кстати, мы собрали довольно богатую библиотеку, люди у нас читают. С гигиеническими принадлежностями проблем нет. Каждый новоприбывший сразу получает зубную пасту, щётку, мыло, мужчины – бритвенные приборы, а также одноразовые простыни, наволочки. Бельё меняется еженедельно. Душевые женщины посещают дважды в неделю, мужчины – один раз.- У вас много положительных наработок. Опытом с другими региональными центрами обмениваетесь?- К нам приезжали коллеги из других регионов – Твери, Калуги, Рязани, Дагестана, Чеченской Республики. Смотрели, отмечали, что у них не такие большие потоки людей. В Чечне, например, центр принимает всего 60-70 человек в год, а мы – 6500. Мы предлагали организовать встречу всех центров, чтобы обсудить существующие проблемы, а они у нас общие. В законодательстве есть пробелы. Их нужно озвучить и вынести наши рекомендации правительству. Было бы хорошо, чтобы в этом году такая встреча состоялась, - заключил Иван Глинов.

По моей просьбе мне показали несколько камер – здесь они 4-х и 6-местные. Не хотелось бы называть эти помещения словом «камеры», но решетки на окнах и металлические двери напоминают, что мы находимся не в пансионате. Тем не менее, камеры не произвели на меня удручающего впечатления. В них тепло и убрано, постели аккуратно заправлены чистым бельем. Туалеты и раковины содержатся в чистоте, нет никакого запаха. Под длинным обеденным столом каждый имеет свою полку с посудой. Некоторые комнаты были украшены бумажными гирляндами и новогодней мишурой – чувствуется, что приложились женские руки. Я увидела, что мои собеседники ничего не приукрасили, когда рассказывали мне о центре: ограничение свободы здесь на самом деле стараются сделать условным и кратковременным. И еще ЦВСИГ в Сахарово представляет собой хороший пример конструктивного взаимодействия учреждения правоохранительной системы с гражданским обществом.Нигора Бухари-заде
http://www.fergananews.com/article.php?id=9230
Старшая дочь покойного президента Узбекистана Гульнара Каримова была допрошена 9 и 10 декабря двумя представителями швейцарской прокуратуры. Об этом женевский адвокат Каримовой Грегуар Манжа (Grégoire Mangeat) рассказал в интервью газете Neue Zürcher Zeitung.

По его словам, допрос велся в присутствии двух узбекских прокуроров и двух узбекских адвокатов. Последние в ходе процесса не проронили ни слова, а самому Манже, пытавшемуся задать свои вопросы, узбекские прокуроры пригрозили лишить возможности присутствовать на допросе.

Отвечая на вопрос о реакциях допрашиваемой, Манжа отметил, что Гульнара Каримова была настроена «агрессивно и проявила удивительную стойкость». Она отказалась подтвердить свои предыдущие заявления, а по поводу расследуемого в Швейцарии дела заявила, что «не будет никак его комментировать до тех пор, пока не ознакомится с его содержанием», переводит ТАСС.

Каримова, по словам Манжи, «никогда не была фигурантом какого-либо разбирательства» и «никогда не видела ни одного документа по этому делу и не имела возможности высказать свою точку зрения». По его словам, лишь 21 августа 2015 года в 8 часов утра к ней приходил узбекский прокурор. Напомним, что в августе 2015 года США обратились к Ирландии, Бельгии, Люксембургу, Швеции и Швейцарии с просьбой арестовать активы на общую сумму $1 млрд в рамках расследования связанных с именем Гульнары Каримовой сомнительных сделок на телекоммуникационном рынке Узбекистана с участием компаний Vimpelcom, MTS и TeliaSonera.

На допросе 9-10 декабря Каримова вступила в жёсткую конфронтацию с узбекскими прокурорами, продолжает Манжа, но дважды разрыдалась - когда речь шла о праве на встречи с дочерью. «За последние два года мать с дочерью смогли увидеться всего несколько раз, и все встречи прошли под сильным контролем и в условиях, которые никоим образом не соответствуют международным стандартам в области прав человека», - заявил Манжа. По его словам, до декабрьского допроса Гульнара Каримова находилась под массированным давлением. Адвокат намерен обратиться в международные организации с просьбой о защите её прав.

Пресс-секретарь швейцарской прокуратуры в Берне подтвердила газете The Wall Street Journal, что представители Канцелярии Генерального прокурора посетили Узбекистан, но от комментариев о ходе расследования отказалась.

Манжа сообщил, что Гульнара Каримова была арестована в ночь на 18 февраля 2014 года из-за «сложных политических и семейных обстоятельств и интриг, приведших к этой неприемлемой ситуации». Она содержится в «маленькой пристройке к ее бывшему дому в центре Ташкента», находясь в полной изоляции от внешнего мира.
Ему удалось увидеться и поговорить со своей подзащитной лишь в декабре 2016 года – накануне встречи со швейцарскими прокурорами. Манжа отметил, что состояние здоровья Каримовой вполне хорошее.

Отвечая на вопрос о возможности внесудебного урегулирования, Манжа сказал, что он ничего не знает о таких переговорах.

Расследования сомнительных сделок на телекоммуникационном рынке, связанных с именем Гульнары Каримовой, прокуратуры Швейцарии, Нидерландов, США, Швеции ведут с осени 2012 года. По данным Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP), коррупционные схемы Каримова использовала в контактах, по меньшей мере, с шестью телекоммуникационными компаниями. Тем, кто согласился на ее условия, она помогла получить лицензии для работы в Узбекистане, тех, кто отказался, раздавила, среди последних были три американские компании.

В августе 2015 года сообщалось о просьбе США к ряду стран арестовать связанные с Каримовой активы на общую сумму $1 млрд. В январе 2016 года стало известно, что глава узбекского Минюста Музраф Икрамов направил Эндрю Картеру письмо, в котором заявил о намерении Узбекистана получить деньги, замороженные в рамках связанного с Каримовой дела. В апреле Министерство юстиции США конкретно и открыто назвало старшую дочь узбекского Ислама Каримова подозреваемой в получении взяток и отмывании средств. В мае Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка приостановил до 31 июля дела, связанные с Каримовой, по просьбе Вашингтона и Ташкента, которые заявили о намерении внесудебно договориться о судьбе замороженных в рамках расследования коррупционных схем сотен миллионов долларов. Попытка не увенчалась успехом, и суд дал сторонам ещё три месяца на урегулирование вопроса - до конца января 2017 года.

Решение разрешить швейцарскими прокурорам провести допрос Гульнары Каримовой знаменует собой сдвиг со стороны узбекских властей, которые в бытность Ислама Каримова блокировали вопросы сотрудничества в судебной сфере, отмечает The Wall Street Journal. По мнению аналитиков, это может указывать на желание нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева подвести черту под затянувшимся коррупционным скандалом, запятнавшим имидж страны.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25842
Бывший заместитель руководителя администрации президента Казахстана Баглан Майлыбаев задержан 12 января Комитетом национальной безопасности (КНБ) по подозрению в разглашении государственной тайны, сообщает 16 января пресс-служба КНБ.

Майлыбаев и ещё один бывший сотрудник администрации президента Николай Галихин были задержаны 12 января, им инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ч. 1, 3 статьи 185 («Незаконное собирание, распространение, разглашение государственных секретов») Уголовного кодекса Казахстана.
Максимальное наказание по этой статье составляет 8 лет лишения свободы. 14 января Есильский районный суд Астаны выдал санкцию на арест обоих сроком на два месяца. Майлыбаев и Галихин водворены в следственный изолятор КНБ, в их домах проведены обыски, в ходе которых были изъяты вещественные доказательства.

По неофициальным данным, задержанным в рамках этого дела якобы инкриминируется хищение в период 2014-2015 годов 1,3 млрд тенге ($7 млн по курсу тех лет), которые были выделены на проведение политических и исторических исследований через один из вузов Астаны. Кроме того, Майлыбаев вместе с другими задержанными сотрудниками администрации президента подозревается в причастности к уголовным преступлениям в рамках дела арестованного бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева.

Доктору юридических наук Баглану Майлыбаеву 42 года. Широкой общественности стал известен в 2002 году, когда возглавил пост директора департамента СМИ министерства культуры, информации и общественного согласия Казахстана, а затем стал президентом АО «Республиканская газета «Казахстанская правда». В 2003 году занял пост президента акционерной компании «Зан», а в 2004-м стал руководителем пресс-службы президента Казахстана. Позже был председателем комитета информации и архивов Министерства культуры и информации, вице-министром культуры и информации и пресс-секретарём президента. С октября 2011 года по январь 2017 года был первым заместителем руководителя администрации президента, курировал вопросы внутренней политики и идеологии. 12 января на этот пост был назначен Марат Тажин.

Напомним, в конце декабря 2016 года по этой же статье 185 были задержаны бывший председатель Комитета национальной безопасности (КНБ) Казахстана Нартай Дутбаев и два чиновника - Хасен Нурлан и Ерлан Нуртаев.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25843
Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, выступая 14 января на расширенном заседании кабинета министров, посвященном итогам социально-экономического развития страны в 2016 году и направлениям экономической программы на 2017 год, обрушился с критикой на членов правительства, которое сам возглавлял в течение тринадцати лет.

В своем докладе недавно вступивший в должность президента страны Шавкат Мирзиёев потребовал, в частности, не планировать дефицит бюджета, а только его профицит, пригрозил руководителям ключевых экономических министерств и ведомств персональной ответственностью «за невыполнение намеченных планов».

Заместитель премьер-министра, руководитель комплекса по вопросам развития экспортного потенциала и машиностроения, автомобильной и электротехнической промышленности, стандартизации продукции, председатель правления компании «Узавтосаноат» Улугбек Розукулов и вице-премьер, руководитель комплекса по вопросам геологии, топливно-энергетического комплекса, химической, нефтехимической и металлургической промышленности Гуломжону Ибрагимову получили выговоры. А глава компании «Узнефтмахсулот» Бахтиёр Султанов и руководитель компании «Узэлтехсаноат» Эркин Иминов были уволены со своих постов «за недостатки в работе».

Полный текст доклада публикует сегодня информагентство «УзА», сайт которого, к сожалению, не всегда доступен из-за рубежа. Поэтому мы перепечатываем его полностью, чтобы иметь текст в своем архиве (открыть файл в отдельном окне). Ведь очень любопытно будет через некоторое время посмотреть, как реализуются поставленные главой узбекского государства цели, а также проследить дальнейшую судьбу упомянутых в речи Мирзиёева высоких государственных чиновников.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25845
Утром 16 января в центре обслуживания населения (ЦОН) Алатауского района Алма-Аты, ожидая своей очереди на регистрацию во временном жилье, скончался 52-летний Жарас Куандыков.

«Он стоял в очереди за пропиской, когда ему стало плохо. Сотрудники ЦОНа просто смотрели, а я позвонил по «103». Скорая помощь ехала час. Я закрыл ему глаза, и лицо накрыл его шарфом. Тело вынесли через чёрный ход в целлофановом мешке», – сообщил сайту Informburo.Kz свидетель по имени Калелхан.

Пресс-служба государственной корпорации «Правительство для граждан» выразила соболезнование семье скончавшегося в очереди жителя Алма-Аты и опровергла сообщение свидетеля, подчеркнув, что «Скорая помощь» прибыла в алатауский ЦОН через 9 минут после поступившего звонка на пульт «103». Вместе с тем, «Правительство для граждан» признало, что Жарасу Куандыкову стало плохо и его не удалось спасти именно в здании центра обслуживания населения.

Надо заметить, что это уже вторая смерть человека, произошедшая после начала массовых штурмов казахстанцами центров обслуживания населения по всей стране. Огромные очереди фиксируются с 5 января 2017 года. Поводом для ажиотажа послужило требование МВД Казахстана об обязательной регистрации гражданами страны по месту временного проживания. Первая смерть в очереди за регистрацией временного жилья была зафиксирована (в ЦОНе посёлка имени Отеген Батыра Алма-Атинской области, где 59-летний мужчина так и не дождался встречи с инспектором миграционной службы МВД Казахстана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25846
В январе 2017 года в журнале Harvard International Review вышла статья о проблемах водоснабжения в Центральной Азии. Ее автор - ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS), историк и социолог Алишер Ильхамов. Он считает, что главная причина водных проблем в постсоветской Центральной Азии - нездоровый климат межгосударственных отношений на региональном уровне. Мы предлагаем заинтересованным читателям сокращенный перевод этой работы на русский язык.

* * *

Не так давно, в 2016 году, Всемирный институт ресурсов опубликовал любопытную карту под названием «Пострановой водный стресс» (Water Stress by Country), показывающую в сравнительной перспективе недостаток пресной воды, испытываемый странами мира. Эта карта четко обозначает Монголо-Аравийский пояс повышенного водного стресса, куда помимо Монголии, Афганистана, Ирана, Пакистана и Аравийского полуострова входит и Центральная Азия (эта зона на карте выделена темно-красным цветом). С учетом ряда факторов можно утверждать, что эти страны находятся в зоне нарастающего, но уже ощутимого кризиса нехватки пресной воды.

Однако грядущая нехватка пресной воды является только частью более широкой проблемы нехватки водных ресурсов в регионе Центральной Азии. Сюда входит также нехватка поливной воды для земледелия, загрязнение двух главных водных артерий стоками от полива земель, с повышенным содержанием солей и агрохимикатов, широко используемых в сельском хозяйстве и, как результат, социально-экономический кризис районов, находящихся в низовьях стока двух главных рек региона, Аму-Дарьи и Сыр- Дарьи. Следствием этой проблемы является также низкое качество жизни населения в районах низовья, вынужденного потреблять вредную для здоровья воду повышенного содержания солей. Хотя пока питьевой воды хватает, те, кто бывал скажем в Ургенче, Нукусе или Бухаре, могут подтвердить, какого отвратительного вкуса там вода из крана. Водопроводная вода плохого качества даже в Фергане. Это во многом потому что сброс из ирригационных систем после промывки от солей и орошения нещадно эксплуатируемых сельскохозяйственных земель идет обратно в две основные реки региона, неся в эти реки накопившиеся на полях соли, а также остатки от всякого рода агрохимикатов.

Проблемы и решения на национальном уровне

Долгосрочное решение проблемы водоснабжения в регионе во многом зависит и от внутренних факторов. Я бы назвал по крайне мере три такие фундаментальные проблемы, которые могут быть решены только на национальном уровне.

Первая проблема – это повышенная потребность в водных ресурсах, связанная с доминированием сельского хозяйства в структуре производства стран региона (исключение – Казахстан). Это происходит из-за недостатка институциональных условий для развития промышленности и сферы услуг. Такая отраслевая пропорция экономики консервирует высокий удельный вес потребления воды на нужды сельского хозяйства. По оценкам экспертов, на эти нужды уходит 91.3% водных ресурсов, в то время как на нужды населения – всего 4.4%, а промышленности – 4.3%. В рамках же сельского хозяйства львиная доля расходов воды приходится на ирригацию. Так, согласно узбекскому эксперту Арустану Жолдасову, в ирригационных сетях Узбекистана теряется до 50% водных ресурсов.

Тут видится два пути выход из этой ситуации – рационализация развития самого сельского хозяйства, а также повышение доли и роли «городских» сфер производства, промышленности и сферы услуг. Но как вы сможете рационализировать сельско-хозяйственное производство, если фермеров в Узбекистане облагают принудительными квотами и обирают до последней нитки посредством ножницы цен? Откуда у фермера возьмутся средства и желание применять водосберегающие и прочие новейшие технологии сельскохозяйственного производства, если на него постоянно взваливают непосильные и обязательные к исполнению планы сдачи хлопка без учета деградации и соленизации почв, то откуда появится стимул соблюдать современную агрономическую науку, проводить ротацию урожаев, отводить земли под пары и, тем самым, снижать общий объем потребления воды? Эти вопросы остаются на сегодняшний день риторическими.

Решением также было бы ускорение процесса урбанизации, для чего нужны новые рабочие места в промышленности и сфере услуг, то в свою очередь значительно снимет нагрузку на имеющиеся водные ресурсы. Но здесь вопросы возникают к самой стратегии экономического развития и механизмам их осуществления. Если в Узбекистане и Туркменистане до сих пор сохраняется ручное, то есть директивно-командное управление целыми отраслями, если бизнес не защищен от административного произвола властей всех уровней, то о каком развитии «городской» экономики в целом может идти речь?

Вторая проблема тесно связана с первой - это все еще сохраняемая высокая рождаемость в регионе, что естественным и пропорциональным образом повышает совокупную потребность в пресной воде. Хотя коэффициент рождаемости в странах региона постепенно падает, в целом совокупные показатели роста населения все равно растут неуклонными темпами. В Узбекистане, к примеру, число рождений на одну тысячу населения снизилось с 35 в 1991 г. до 19-20, т.е. в 1,8 раза. Аналогичная картина в Таджикистане. Тем не менее, общая численность населения все равно растет. Так, только в одном 2016 г. общая численность населения Узбекистана выросла за год на 444 тысячи человек или на 1,5%, а в последние 5-6 лет ежегодный прирост населения составлял в пределах 410-440 тысяч.

Повышению рождаемости способствует сохраняющаяся высокая доля сельского населения. Так, в Узбекистане, эта доля только росла в постсоветский период, с 60% в 1991 г. до 64% в 2007 г., что идет в разрез с общемировой тенденцией к снижению доли сельского населения.

В Таджикистане на протяжении последних лет доля сельского населения остается еще более на высоком уровне – 73%. Что это означает? Сельские жители склонны к более высокой рождаемости, чем горожане, - таковы их установки и жизненные планы, здесь более сильны патриархальные устои. Так, по данным социологических опросов последних лет, в среднем сельская семья планирует заводить 4-5 детей, в то время как городская – двоих-троих.

Конечно, в реальности далеко не все те, кто отмечен в данных статистики сельскими жителями, фактически проживают на селе. Огромное число молодых сельчан выезжают в Россию и Казахстан на заработки, но там они заняты в основном малоквалифицированными видами труда, что только консервирует патриархальные устои и не приводит к ускорению урбанизации.

Наконец, третья проблема – это явное отсутствие политической воли на государственном уровне решать вопросы водосбережения, привлекать к обсуждению этой проблемы гражданское общество. А общественности есть что обсудить, ведь к старым проблемам добавляются новые, скажем, проблема глобального потепления.

Так, исследование Межправительственной группы по изменению климата (Intergovernmental Panel on Climate Change), действующей под эгидой ООН, показывает, что с начала ХХ-го столетия общая температура в регионе Центральной Азии возросла на 1-2% и что следует ожидать в предстоящие десятилетия дальнейшего повышения температуры еще на 2-4%. Это, согласно исследованию Всемирного банка, может привести уже в ближайшие 20 лет к падению совокупного валового внутреннего продукта на 11%. Наиболее негативно повышение температуры скажется на состоянии сельского хозяйства. Так, согласно прогнозам, к середине нынешнего столетия из-за таяния горных ледников речной сток в бассейне реки Амударья уменьшится на 30% по сравнению со средним стоком последних 10 лет. При этом весной будут наблюдаться наводнения, а во время жарких летних месяцев в вегетационный период - засуха.

Готовы ли страны региона к этому сценарию? Имеют ли вообще об этом сценарии адекватное представление? Обсуждается ли он в прессе, в академических кругах? По крайней мере, признаков широкого обсуждения в обществе не видно. А какие страны прежде всего заинтересованы в этом обсуждении? Конечно, прежде всего те, у кого наблюдается наибольший недостаток водных ресурсов, то есть Казахстан (его южные районы), Туркменистан и Узбекистан. Но что мы видим на практике?

Согласно автору журнала Nature Olli Varis, Туркменистан потребляет примерно 5,5 тыс. кубических метров воды на душу населения, что является самым высоким показателем в мире. Это в четыре раза больше, чем, например, в США, и в 13 раз больше, чем в Китае. Узбекистан и Кыргызстан, потребляющие примерно по 2 тыс. кубометров воды на душу населения, стоят в мировом рейтинге расточителей водных ресурсов на 4-м и 5-м местах соответственно. Таджикистан с Казахстан расположились на 7-м и 11-м местах соответственно. Вывод очевиден: именно страны низовий рек Амударья и Сырдарья непростительно расточительны в расходовании воды. Для решения этой проблемы нужны не маниловские планы поворота сибирских рек, на что делали ставку руководители страны в поздний период существования СССР, а продуманный государственный подход на национальном уровне, который бы не диктовал, что надо делать, а учитывал интересы разных стейкхолдеров и создавал адекватные стимулы. Наконец, нужна политическая воля исполнять задуманное.

Проблемы регионального сотрудничества

Казалось бы, недостатка внимания к проблеме рационального использования водных ресурсов за последние пару десятилетий в регионе не было. В Центральной Азии созданы и функционируют ряд национальных и региональных учреждений, к примеру, Международный фонд спасения Арала, Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия Центральной Азии, а также Научно-информационный центр при нем. Осуществлен и продолжает осуществляться ряд проектов, финансируемых международными донорами, такими как Швейцарское, Германское, Американское агентства международного развития, ООН, Всемирный банк, Азиатский банк развития, Евросоюз и т.д., создан ряд информационных ресурсов и баз данных, например, портал CAWATER.info. То есть, финансовых средств и интеллектуального потенциала достаточно, чтобы эффективно решать проблему. Однако с эффективностью что-то не получается.

Пора задаться вопросом, а какова отдача от всех этих начинаний и проектов? Есть ли какие-то индикаторы успеха? Думаю, многие с хода назовут хотя бы такой важнейший индикатор, как состояние Аральского моря, которое в пору его относительно полной заполненности водой считалось четвертым в мире с точки зрения площади водной поверхности. Сегодня положение с Аральским морем уже катастрофическое.

По имеющимся данным видно, что по состоянию на 2016 г. исчезло 90% процентов водной поверхности Аральского моря. Спрашивается, а чем все последние десятилетия занимался межгосударственный Фонд спасения Арала? Ведь начинал он свою деятельность еще в то время (в 1993 г.), когда в Арале еще сохранялось 50% от былой водной поверхности, если за исходную точку брать 1968 г. Указанная тенденция усыхания Арала говорит только об импотентности этого межправительственного органа, призванного спасти Аральское море, но не справившегося с поставленной задачей. На практике мы видим прямо противоположное тому, для чего создавался Фонд.

При этом высыхание Арала произошло не по естественным, а по антропогенным причинам, в результате хозяйственной деятельности, главным образом из-за экстенсивного развития сельского хозяйства, о чем я сказал выше. Получается, что фонд и его миссия были уже изначально обречены, поскольку Узбекистан и Туркменистан ничего не хотели менять в своей экономической политике.

Примерно то же, что и про Фонд спасения Арала, можно сказать и о других межгосударственных институтах, которые в постсоветский период создавались в регионе Центральной Азии. Ни один из них так и не состоялся с точки зрения реализации их заявленной миссии, главным образом потому, что уровень взаимодействия и сотрудничества между странами региона остается на низком уровне. Причем не получается сотрудничества между двумя группами стран, тех, которые находятся в верховьях главных рек региона и не испытывают недостатка воды, и тех, которые находятся в низовьях основных водных артерий. К первой группе стран относятся Кыргызстан и Таджикистан, значительная доля территорий которых находится в высокогорье, а ко второй – Казахстан (южные районы), Туркменистан и Узбекистан, отличающихся засушливым климатом и значительной площадью степей и пустынь.

Посмотрим, как распределены водные ресурсы между этими группами стран. Так, на Кыргызстан с Таджикистаном приходится 85% годовой циркуляции воды рек и водоемов в районе Аральского моря (район бассейнов рек Амударьи и Сырдарьи), оставляя 15% остальным трем странам. В расчете на душу населения в первой группе стран приходится 6 тысяч кубических метров воды в год, в то время как во второй группе - 304, то есть в 23 раза меньше. Казалось бы, такое неравномерное распределение водных ресурсов диктует сотрудничество между двумя группами стран в целях более рационального распределения.

Однако, вместо того, чтобы договариваться друг с другом о рациональном распределении водных ресурсов, страны региона все более отдалялись друг от друга, ограничиваясь периодическими декларациями о сотрудничестве. Более того, в регионе сложилась перманентно-конфликтогенная обстановка, которую можно квалифицировать как своего рода холодную войну между отдельными соседями. Красноречивое свидетельство этому - порой несдержанная риторика лидеров государств в адрес друг друга (главным образом, со стороны покойного Ислама Каримова), периодически вспыхивающие пограничные конфликты, блокирование трансграничных транспортных коммуникаций, наконец, не прекращающийся спор на повышенных тонах относительно распределения водных ресурсов.

Наибольшая напряженность наблюдалась до недавнего времени между Узбекистаном, с одной стороны, и Кыргызстаном и Таджикистаном, с другой. В чем суть конфликтной ситуации? Главным образом в том, что каждая из сторон обладает определенными преимуществами, позволяющими использовать эти преимущества в качестве рычагов давления друг на друга, чем они и пользовались в полной мере. Так, Узбекистан обладает запасами газа, в то время как Кыргызстан и Таджикистан не имеют достаточных запасов ни нефти, ни газа, чтобы обеспечить свои внутренние нужды. Этим Узбекистан часто пользовался в целях шантажа, частично из-за задержек оплаты, частично - по политическим причинам, а в последнее время - чтобы не допустить строительства и эксплуатации в этих странах крупных гидроэнергетических сооружений, которые, по мнению узбекского правительства, позволят этим странам шантажировать Узбекистан путем регулирования стока воды в страны низовья рек Амударья и Сырдарья.

В ответ на газовый шантаж Узбекистана и желая развивать свой сектор энергетики, причем с расчетом на экспорт электроэнергии, Таджикистан и Кыргызстан сделали ставку на строительство крупных гидроэлектростанций, которые требуют значительных инвестиций для строительства крупных водоемов и высоких дамб.

Кыргызстан продвигает два крупных гидроэнергетических проекта на горной реке Нарын, спроектированных еще в советское время. Более крупный из них и требующий больших финансовых инвестиций – это Камбарата-1, с высотой дамбы в 275 м. Второй проект - менее масштабный и дорогостоящий, это Камбарата-2, с высотой дамбы в 60 м. В 2007 г. Кыргызстан возобновил строительство обеих гидроэлектростанций, но из-за отсутствия серьезного интереса у международных инвесторов проекты продвигаются очень медленно. Относительно более успешно продвигается строительство Камбараты-2, где уже в 2010 г. был запущен один из трех запланированных гидроагрегатов, что позволило выйти на выработку электроэнергии на 60% проектной мощности.

Особо горячий спор развернулся между Таджикистаном и Узбекистаном по поводу решения Душанбе разморозить и дать ход проекту строительства Рогунской ГЭС, который тоже был разработан, когда еще существовал СССР, и начал реализовываться в 1986 г. с проектом строительства дамбы высотой 335 метров и установкой шести гидроагрегатов. Как и камбаратинский проект, рогунский тоже был заморожен в начале 90-х годов из-за недостатка средств и гражданской войны 1992 – 1997 годов. В 2010 году таджикские власти объявили кампанию по продаже акций Рогуна, но привлекли таким образом всего 120 миллионов долларов. Несмотря на трудности с привлечением инвестиций, президент Рахмон настроен решительно довести проект до конца, видя в нем путь к достижению энергетической независимости страны и повышению ее экспортного потенциала. Сразу после смерти Ислама Каримова, главного оппонента проекта, Имомали Рахмон дал команду по началу возведения плотины Рогуской ГЭС.

При Каримове Узбекистан развернул широкую кампанию на региональном и международном уровнях против кыргызского и таджикского проектов, особенно против последнего, чтобы не допустить строительства высоких дамб, которые позволят Кыргызстану и Таджикистану накапливать в крупном количестве стоки воды в водохранилищах на реках Нарын и Вахш, и тем самым, по его мнению, наносить ущерб бесперебойной подаче воды в мелиоративные сети страны в летний период. На словах, главный аргумент узбекских властей заключается в утверждении о высоком риске прорыва самой высокой в мире плотины, воздвигнутой в зоне высокой сейсмичности. Для разрешения спора таджикская сторона в 2010 г. заключила соглашение со Всемирным банком о проведении независимой международной экспертизы проекта строительства Рогунской ГЭС. В 2014 г. были оглашены итоги экспертизы, согласно которой строительство ГЭС, как она была спроектирована в советское время, то есть с высотой дамбы до 335 метров возможно при условии некоторых технологических изменений. Однако Узбекистан с выводами комиссии не согласился, заявив, что никогда не поддержит этот проект.

Однако, по моему мнению, суть разногласий состоит в следующем. Если в советское время со стороны Москвы осуществлялся надзор и соблюдение баланса в распределении энергетических ресурсов в масштабах региона, при котором, с одной стороны, устанавливался график и квоты для спуска воды из водохранилищ, находящихся на территории Кыргызстана и Таджикистана, а с другой - Узбекистан обеспечивал эти страны газом, то в постсоветский период каждая сторона стала тянуть одеяло на себя, тем самым нарушив ранее установленный баланс. Поставки газа соседям стали идти с перебоями, особенно в зимнее время. В свою очередь, Кыргызстан и Таджикистан стали по максимуму спускать воду из своих водохранилищ в зимнее время для выработки дополнительной электроэнергии. Это стало приводить к затоплению населенных пунктов и перезаполнению водоемов на территориях Узбекистана и южной части Казахстана, в результате чего меньше воды оставалось для спуска в летнее время, когда нужда в водных ресурсах в странах низовий рек максимальна.

Чтобы не допустить реализации проекта строительства Рогунской ГЭС, помимо дипломатического давления, Узбекистан стал прибегать к методам экономической блокады, начав с Таджикистаном железнодорожную войну. В 2011 г. был взорван мост в Сурхандарьинской области Узбекистана, по которой пролегал железнодорожный пусть из южных районов Таджикистана (г. Курган Тюбе) через территорию Узбекистана (через г. Термез) в третьи страны СНГ. Вполне очевидно, что мост был подорван узбекской стороной, чтобы лишить соседнюю страну возможности использовать Узбекистана как транзитную территорию для своих составов.

Как мы видим, сложился нездоровый климат межгосударственных отношений на региональном уровне, что, конечно, никоим образом не способствует предотвращению водного кризиса. Со смертью Ислама Каримова наметилось некоторое потепление отношений между Узбекистаном, с одной стороны, и Кыргызстаном и Таджикистаном, с другой, стороны стали чаще встречаться друг с другом, разбирать накопившиеся проблемы. Но пока не ясно, насколько устойчивым будет этот процесс межгосударственного диалога, приведет ли он к преодолению климата взаимного недоверия и презумпции злонамеренности соседей, а в конечном итоге – к договоренности об установлении и поддержании на практике регионального водно-энергетического баланса.

Достижение этой цели является своего рода испытанием для суверенитета стран региона. Ведь суверенитет заключается не в том, что «творю, что хочу» относительно национальных ресурсов и территорий, а в том, чтобы распоряжаться своими правами и своим правом собственности ответственно, принимая в расчет взаимосвязь и взаимозависимость интересов всех соседей по региону.

Алишер Ильхамов, ассоциированный научный сотрудник Лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS), историк и социолог
http://www.fergananews.com/article.php?id=9231
В Киргизии 17 января объявлен днем траура. Соответствующий указ подписал глава государства Алмазбек Атамбаев в связи с гибелью нескольких десятков человек в результате крушения грузового самолета Boeing-747-400, рухнувшего сегодня в 7:30 утра в Сокулукском районе Чуйской области неподалеку от международного аэропорта «Манас». Самолет заходил на посадку, но не дотянув до взлетно-посадочной полосы полтора-два километра, упал на жилые дома поселка Дача-Суу. Многие жители поселка, вероятно, еще спали. По предварительным данным, в результате авиакатастрофы погибли 37 человек (в том числе 12 детей), несколько пострадавших госпитализированы, разрушены десятки домов.

Как сообщили в Агентстве гражданской авиации при Министерстве транспорта и дорог Киргизии, воздушное судно, перевозившее 85 тонн товаров народного потребления, принадлежало авиакомпании ACT Airlines (зарегистрированному на территории Турции карго-оператору), 51 процентами акций которой владеет ветеран турецкой авиации Явуз Чизмеджи (Yavuz Çizmeci), а оставшимися 49 процентами – китайская компания HNA Group. Самолет был арендован авиакомпанией Turkish Airlines для выполнения вышеуказанного карго-рейса. «Боинг» летел из Гонконга в Стамбул, а в Бишкеке должен был дозаправиться.

Пока рассматриваются две версии крушения. Первая – плохие погодные условия: накануне в Бишкеке был настолько густой туман, что даже самолет президента Алмазбека Атамбаева, возвращавшегося из Китая после совмещенного с официальным визитом кратковременного отпуска, пришлось сажать не в «Манасе», а в аэропорту «Тамчы» в Иссык-Кульской области. Вторая – ошибка пилотов.

После трагедии

В соответствии с Авиационными правилами Кыргызстана, создана комиссия из экспертов Международного авиационного комитета (МАК) и Агентства гражданской авиации республики (возможно, в нее войдут и представители авиационных властей Турции), которая займется расследованием причин авиакатастрофы. С этими же целями создана и правительственная комиссия, которую возглавил первый вице-премьер-министр Мухамметкалый Абулгазиев. Его заместителями назначены министр чрезвычайных ситуаций Кубатбек Боронов и министр транспорта и коммуникаций Жамшитбек Калилов. В состав комиссии вошли министры здравоохранения, иностранных дел, внутренних дел, председатель ГКНБ республики и полномочный представитель правительства в Чуйской области.

Генпрокуратура Кыргызстана сообщила, что по факту крушения самолета возбуждено уголовное дело по статье «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее гибель нескольких лиц». В настоящее время создана межведомственная следственно-оперативная группа из числа сотрудников МВД и ГКНБ, которые проводят все необходимые оперативно-следственные мероприятия.

Завтра на территории всей республики, а также на зданиях дипломатических и консульских представительств за рубежом будут приспущены государственные флаги, учреждениям культуры и телерадиокомпаниям рекомендовано отменить в день траура развлекательные мероприятия и передачи, а правительству совместно с органами местного самоуправления – оказать необходимую помощь и поддержку семьям погибших и пострадавшим. Политики, депутаты, общественные деятели и обычные граждане выражают свои соболезнования родственникам погибших. Соболезнования выразили и различные государственные, международные и общественные организации Кыргызстана.

Активисты организовали сбор гуманитарной помощи жертвам и пострадавшим в трагедии. Пользователи соцсетей начали собирать помощь пострадавшим в результате крушения турецкого самолета. В сети кофеен Сoffee, в редакции газеты «Вечерний Бишкек», а также на рынке «Дордой» в Бишкеке организованы пункты сбора помощи для семей жертв катастрофы. В связи с участившимися случаями мошенничества сообщается, что «точки сбора» помощи работают только стационарно – никаких «выездных» точек в городе, включая рынки, нет.

Кто владеет ACT Airlines

Последняя серьезная авиакатастрофа с большим количеством жертв произошла в Киргизии летом 2008 года. Тогда крушение потерпел пассажирский Боинг-737, вылетевший из Бишкека в Тегеран. Самолет не сумел набрать высоту и упал в районе села Жаны-Жер. Тогда погибли 64 человека.

Следует отметить, что компания ACT Airlines (MyCargo Airlines), пилоты который выполняли в это утро злополучный рейс, – это турецкая грузовая авиакомпания, базирующаяся в международном аэропорту Sabiha Gökçen (Стамбул, Турция). Флот MyCargo Airlines включает в себя 7 самолетов (по состоянию на март 2016 года): четыре Boeing-747-400BDSF, один Boeing-747-400F и два Boeing-747-400ERF. Ранее MyCargo Airlines эксплуатировала пять грузовых самолетов Airbus A300, которые в марте 2013 года были списаны. Разбившийся самолет Boeing 747-400 TC-MCL был произведен в 2003 году и в последний раз проходил техническую проверку в ноябре 2015 года. Самолет налетал 44 тысячи 376 часов.

Владелец компании ACT Airlines Явуз Чизмеджи не раз становился фигурантом громких скандалов. Одно время Чизмеджи и его коллега Айдын Кызылтан (Aydın Kızıltan) руководили авиакомпанией Atlasjet, с которой были связаны несколько несчастных случаев.

Так, в июле 2007 года в аэропорту Алма-Аты пассажирам вместо заявленного по расписанию «Боинга-757» авиакомпании Atlasjet был подан арендованный у другой авиакомпании «Airbus-A310». При взлете у воздушного судна отказал первый двигатель. Командир экипажа принял решение об аварийном торможении. В результате торможения произошло возгорание шасси («пожар колодок»). Из шести надувных трапов сработали только три. При эвакуации по надувным трапам пострадали пассажиры воздушного судна. По словам начальника Комитета гражданской авиации Минтранспорта Казахстана Мухита Кубаева, экипаж самолета Atlasjet вел себя непрофессионально. Более того, две из шести бортпроводниц находились в момент инцидента в состоянии алкогольного опьянения.

Экипаж попытался скрыть реальные факты происходящего на борту. Турецкие летчики стерли магнитофонную запись внутренних переговоров между экипажем и бортпроводниками. Всего, по данным главы комитета, на борту самолета находились 213 пассажиров, из них 44 ребенка, в том числе 5 младенцев.

Другой трагический инцидент с самолетом авиакомпании Atlasjet произошла 30 ноября 2007 года. Лайнер MD-83 разбился во время совершения рейса Стамбул – Ыспарта. Погибли все находившиеся на борту 57 турецких граждан. Как говорится в хронике событий, при посадке самолет внезапно пропал с радаров. Позже выяснилось, что лайнер задел крылом холм Тюрбетепе высотой 1810 метров, а затем развалился на несколько частей и упал на землю. Хвост и двигатели самолета лежали на холме, а остальная часть – на 150 метров ниже. Во время расследования выяснилось, что причиной аварии самолета стала ошибка летчиков. Специалисты выяснили, что пилот отключил бортовую систему навигации. В результате самолет шел чуть ниже глиссады и задел хвостом холм.

После этой катастрофы турецкий суд заочно приговорил Чизмеджи и Кызылтана к 11 годам и 8 месяцам лишения свободы. Имя Чизмеджи промелькнуло и в документах Викиликс, опубликованных в 2011 году. В них, в частности говорится, что он был посредником между Англией и Ираном при продаже лайнера Boeing-747. Уголовное преследование окончилось тем, что ему присудили штраф в $50 тысяч, которые Чизмеджи выплатил. США внесли этого человека в список нежелательных лиц и запретили американским компаниям иметь с ним дело в течение последующих 20 лет в сфере безопасности и бизнеса.

Соб.инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9232

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner