?

Log in

No account? Create an account

January 13th, 2017

На сайте Генеральной прокуратуры Казахстана создан специальный раздел, где можно анонимно оставлять сообщения о замеченных проявлениях экстремизма и терроризма.

Как передаёт Informburo.Kz, анонимно можно сообщить:

- о подозрительных лицах, появившихся по месту жительства или работы, старающихся не привлекать к себе внимания и ведущих скрытный образ жизни;

- о лицах, причастных к незаконному обороту наркотических средств, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных (в том числе самодельных) устройств;

- о лицах, пропагандирующих через интернет, электронные и печатные СМИ идеи экстремизма, терроризма, социальной, расовой, национальной ненависти и вражды;

- об исполнителях, которые нанесли на объекты недвижимости, фасады зданий и транспортные средства надписи, изображения (граффити) и иные материалы противоправного агитационного содержания, в том числе направленных на возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни.

К своему сообщению можно прикрепить подтверждающие материалы - фотоснимки, скриншоты, видео или аудиозаписи. В новом разделе есть также возможность оставлять свои предложения и идеи, касающиеся сферы противодействия экстремизму и терроризму.

Между тем, рассмотрение анонимных заявлений государственными органами Казахстана было запрещено 1 января 2015 года законом «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц».

Ранее первый заместитель генерального прокурора Иоган Меркель был более категоричен в отношении анонимных сообщений: «В целях защиты конституционных прав наших граждан от необоснованного уголовного преследования перед регистрацией заявители обязательно будут предупреждаться об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, ответственность за который в новом УПК значительно увеличена. И по третьей части предусмотрено наказание в виде лишения свободы до 10 лет, при этом анонимки, за исключением сообщений о заложенных взрывных устройствах, регистрироваться и рассматриваться не будут», - заявлял он в 2014 году.

Стоит отметить, что анонимность подачи заявлений через веб-ресурс Генеральной прокуратуры гарантирована лишь честным словом надзорного органа. Несмотря на то, что в форме отправки сообщения пользователь не указывает свои реквизиты, администрацией портала никак не оговаривается политика конфиденциальности сайта, а потому не исключено, что надзорный орган будет собирать техническую информацию об обратившихся. Кроме того, сбор данных о пользователях, использующих услуги государственных ресурсов, соответствующие ведомства обязаны проводить согласно недавно введенным «Единым требованиям в области информационно-коммуникационных технологий и обеспечения информационной безопасности».

Напомним, с 1 января в Казахстане вступили в силу поправки к антитеррористическому законодательству, которые заметно осложнили жизнь многим гражданам. Вскоре суд упразднил крупнейшее независимое профсоюзное объединение страны - Конфедерацию независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК). Всё это способствует ухудшению ситуации с соблюдением прав и свобод граждан, а приём властями анонимных доносов свидетельствует о намерении ещё больше «закрутить гайки».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25834
Проводившийся в 2016 году лидерами государств Центральной Азии курс на укрепление власти сопровождался размыванием гарантий прав человека, говорится в новом Всемирном докладе-2017 «Популизм против прав человека: глобальное противостояние» Международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW). Организация призывает власти стран региона «сосредоточиться на остро необходимом обеспечении гарантий основных прав и свобод для граждан».

В Узбекистане приход к власти после кончины президента Ислама Каримова нового лидера Шавката Мирзиёева не стал поводом для каких-либо существенных улучшений в вопиющей ситуации с правами человека. При этом США и Евросоюз продолжили свою давнюю политику приглушенной критики в адрес Ташкента.

Власти по-прежнему тотально контролируют граждан, предельно жестко ограничивая свободы ассоциации, выражения мнений и религии. За решеткой по политически мотивированным обвинениям остаются тысячи людей, широко применяются пытки, правозащитники, оппозиционеры и журналисты постоянно подвергаются
притеснениям. В числе лишенных свободы остаются правозащитники Азам Фармонов, Мехринисо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилджон Холдоров, Гайбулло Джалилов, Нуриддин Джуманиязов, Матлюба Камилова, Ганихон Маматханов, Чуян Маматкулов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Фахриддин Тиллаев, Акзам Тургунов; журналисты Солиджон Абдурахманов, Мухаммад Бекджанов, Гайрат Михлибоев, Юсуф Рузимурадов, Дилмурод Саидов; оппозиционные активисты Кудратбек Расулов, Рустам Усманов; религиозные деятели и другие критики власти: Арамаис Авакян, Рухиддин Фахриддинов, Нодирбек Юсупов, Дилором Абдукодирова, Ботирбек Эшкузиев, Бахром Ибрагимов, Даврон Кабилов, Эркин Мусаев, Даврон Тоджиев, Равшанбек Вафоев.

Власти преследуют мусульман и христиан, чья религиозная практика выходит за установленные государством жесткие рамки. Каждую осень власти принудительно отправляют на сбор хлопка больше миллиона взрослых, где они работают в тяжелых условиях, обеспечивая огромную прибыль в государственный бюджет.

В Таджикистане на фоне самых жестких за последние 20 лет репрессий продолжалось усиление режима единоличной власти президента Эмомали Рахмона. В 2016 году в Таджикистане произошло резкое ухудшение ситуации с правами человека в условиях, когда руководители оппозиционной Партии исламского возрождения (ПИВТ) были приговорены к длительным срокам лишения свободы, власти отправляли за решетку адвокатов-правозащитников и других людей, подозреваемых в нелояльности, а исход конституционного референдума, позволяющего Рахмону пожизненно оставаться у власти, был фактически предопределен.

Родственники живущих за границей критиков режима неоднократно подвергались инспирированным властями притеснениям вплоть до насилия со стороны групп «возмущенных граждан». Активисты сообщали о случаях пыток и смерти лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям. Продолжалась многолетняя кампания правительства, направленная на жесткое ограничение религиозной практики.

Принципиальных изменений к лучшему в ситуации с правами человека не произошло и в Кыргызстане. Президент Алмазбек Атамбаев в преддверии президентских выборов 2017 года сосредоточился на конституционной реформе и политических баталиях с оппозицией. Власти не выполнили мартовское решение Комитета ООН по правам человека, призвавшего немедленно освободить правозащитника Азимжана Аскарова.

Как и в прежние годы, не предпринималось никаких шагов по обеспечению правосудия для жертв межэтнического насилия в июне 2010 года. Сохранялась привычная безнаказанность недозволенного обращения и пыток, продолжались насилие и дискриминация в отношении женщин и лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ). Проект закона об «иностранных агентах» был отклонен парламентом, однако на рассмотрении находится другой законопроект, дискриминирующий ЛГБТ. В декабре 2015 года власти отказали во въезде в страну базирующемуся в Бишкеке исследователю HRW. Запрет до сих пор не снят.

Туркменистан принадлежит к числу самых репрессивных и закрытых государств мира, где все аспекты жизни общества полностью контролируются президентом и его окружением. Принятая в 2016 году новая конституция позволяет президенту Гурбангулы Бердымухамедову пожизненно находиться у власти. Сохраняется культ личности Бердымухамедова и практика принудительного участия граждан в государственных мероприятиях, которая нередко переходит все границы разумного, если речь идет о поездках президента по стране.

Власти жестко пресекают любые проявления политического или религиозного инакомыслия и осуществляют тотальный контроль за информацией. Гражданские активисты постоянно живут под страхом репрессий. Оппозиционеры и члены их семей, даже в эмиграции находятся под угрозой мести со стороны режима. Сохраняется практика неофициальных произвольных ограничений выезда из страны для активистов, родственников политэмигрантов и других граждан. Десятки людей остаются жертвами насильственных исчезновений – вероятно, они находятся в местах заключения.

В Казахстане президент Нурсултан Назарбаев – последний в регионе политический долгожитель из числа лидеров советского периода – проводил курс на «закручивание гаек» в условиях падения темпов роста экономики. В 2016 году власти отправляли за решетку мирных демонстрантов, преследовали активных критиков с помощью неконкретных и слишком широких уголовных обвинений и возбуждали уголовные дела против журналистов. В парламенте принимались законы, предусматривающие неоправданные обременения и ограничения для неправительственных организаций (НПО).

В ноябре 2016 года суд приговорил двух гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна к пяти годам заключения и штрафам по политически мотивированным обвинения в связи с мирными протестами против ссылка изменения земельного кодекса. Устойчиво сохранялась безнаказанность пыток. Власти по-прежнему ограничивали права работников. Несмотря на отсутствие прогресса в правах человека, Казахстан стал непостоянным членом Совета Безопасности ООН и подписал соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом.

«В Центральной Азии многие аспекты прав человека находятся в кризисном состоянии. Вместо того, чтобы заниматься разборками внутри элит или укреплять собственную власть, руководителям стран региона следовало бы взять курс на отход от репрессий и вплотную заняться искоренением пыток в местах содержания под стражей, обеспечением гарантий свободы слова и освобождением осужденных критиков власти», - говорит директор HRW по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон.

27-й Всемирный доклад HRW содержит обзор ситуации с правами человека в более чем 90 странах. В своем вступительном эссе исполнительный директор Кеннет Рот отмечает, что новое поколение авторитарных политиков популистского толка пытается отбросить гарантии прав и свобод, рассматривая их как помеху, препятствующую реализации воли большинства. В этой ситуации для тех, кто чувствует себя выброшенным на периферию глобальной экономики и все сильнее опасается насильственной преступности, возрастает роль гражданских групп, СМИ и общества в целом как гарантов ценностей, на которых строится демократия, основанная на уважении прав каждого человека.

http://www.fergananews.com/news.php?id=25835
Новый хоким (глава администрации) Бухарской области Узбекистана Уктам Барноев обязал всех руководителей областных организаций ежедневно предоставлять ему отчёты о проделанной работе через популярный мессенджер Telegram, сообщает 13 января «Подробно.Uz».

Отчёты необходимо подкреплять соответствующими фотографиями. Кроме того, в Telegram создана группа «Собрание», где сотрудники отделов областной администрации в режиме онлайн информируют руководителей организаций, хокимов районов и городов о времени и дате предстоящих совещаний и встреч.

Сам Уктам Барноев, вопреки принятым правилам, решил лично встречаться с населением не раз в месяц, а каждую неделю. Для этого он распорядился даже перенести свой кабинет с двенадцатого этажа на первый.

Более интенсивно осваивать интернет чиновникам Узбекистана пришлось сразу после смерти президента Ислама Каримова: сменивший его Шавкат Мирзиёев открыл первую «виртуальную приёмную», куда посыпались жалобы и просьбы населения. Новый формат общения с народом пришлось перенять разным министерствам, учреждениям и организациям.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25836
Граждане Узбекистана, ранее совершившие хадж или умру (большое или малое паломничество в Мекку), теперь не смогут его повторить. Начиная с 2017 года, в хадж или умру будут отправлять только тех, кто ещё ни разу не совершал такого паломничества, сообщает 13 января «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода).

По словам сотрудника Комитета по делам религий при правительстве Саидакмальхона Шакирова, «общественный совет по вопросам организации и проведения ежегодных мероприятий хадж и умра вынес такое решение 15 декабря». В этот совет входят руководители Управления въезда-выезда и оформления гражданства МВД Узбекистана, Комитета по делам религий, Духовного управления мусульман, Министерства здравоохранения, Фонда ветеранов «Нуроний» и Фонда «Махалля».

Исключение сделано лишь для чиновников, ответственных за организацию паломнических поездок узбекских мусульман по священным местам, а также работников, которые ездят в Мекку и Медину в служебную командировку. «Каждый раз наших паломников в хадж и умру сопровождают 8 поваров и 30 врачей. Их новый порядок не касается. Потому что им каждый раз приходится ездить в Саудовскую Аравию», - пояснил Шакиров.

Напомним, что ежегодно Саудовская Аравия устанавливает квоты для каждой страны, чьи граждане заинтересованы в хадже, - из расчета одна квота на тысячу последователей ислама. Узбекистану выделяется минимум 25 тысяч мест (более 85 процентов населения 31-миллионного Узбекистана считаются мусульманами). Однако правительство Узбекистана каждый год ограничивает количество паломников пятью тысячами человек, в результате чего, например, в городах и селах Ферганской долины образовались длинные очереди на несколько лет вперед.

По словам Шакирова, в 2017 году квота для отправки в Умру составляет 6000 тысяч. «Из них 5350 человек поедут в малый хадж весной, а оставшиеся 650 – в месяц Рамадан», - сообщил он.

Список граждан, которые поедут в умру, будут составлять с 12 по 25 января. Первая группа паломников отправится в Саудовскую Аравию в середине февраля.
Хадж - один из пяти столпов ислама. Его обязан совершить каждый правоверный, достигший совершеннолетия и имеющий достаточные на то средства.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25837
Хазарасп В Узбекистане решили открыть не три, а четыре свободные экономические зоны (СЭЗ): к зонам «Ургут» в Самаркандской области, «Коканд» в Ферганской области и «Гиждуван» в Бухарской области добавилась СЭЗ «Хазарасп» в Хорезмской области. Соответствующий указ президент Шавкат Мирзиёев подписал 12 января, документ опубликован на сайте пресс-службы главы государства.Согласно указу, основными задачами и направлениями деятельности СЭЗ «Ургут», «Гиждуван», «Коканд» и «Хазарасп» являются:

- привлечение прямых инвестиций иностранных и отечественных инвесторов для создания современных производств по выпуску востребованной на внешних рынках и импортозамещающей продукции с высокой добавленной стоимостью;

- обеспечение комплексного и эффективного использования производственного и ресурсного потенциалов Самаркандской, Бухарской, Ферганской и Хорезмской областей;

- создание новых современных производств в сфере глубокой переработки, хранения и упаковки плодоовощной и сельскохозяйственной продукции, текстильной, ковроткацкой, обувной и кожгалантерейной, экологически безопасной химической, фармацевтической, пищевой, электротехнической промышленности, машиностроения и автомобилестроения, производства строительных материалов и в других направлениях;

-углубление процессов локализации производства высокотехнологичной продукции на базе местного сырья и материалов на основе установления тесных кооперационных связей и развития промышленной кооперации между предприятиями свободных экономических зон и в целом республики;

-создание научно-производственных центров по стандартизации, сертификации и маркировке производимой продукции в соответствии с международными стандартами и с принятием мер по обеспечению международного признания их решений.

Срок функционирования всех четырёх новых СЭЗ составляет 30 лет с возможностью последующего продления. В течение всего этого срока на территориях СЭЗ действуют особые налоговый, таможенный и валютный режимы.После создания указанных выше СЭЗ общее число таких территорий в Узбекистане достигнет семи: в стране уже действуют свободные экономические зоны «Навои» в Навоийской области, «Ангрен» в Ташкентской области и «Джизак» в Джизакской области.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25840
В Узбекистане установлены предельные фиксированные цены на 116 лекарственных препаратов и медицинских изделий отечественного производства и 227 – импортируемых. Цены установила республиканская комиссия по контролю за обеспечением лечебных учреждений и населения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения в соответствии с постановлением президента Шавката Мирзиёева от 31 октября 2016 года.

На сайте Госкомконкуренции Узбекистана приведён список 115 лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения, стоимость которых зафиксирована. Они считаются социально значимыми, происхождение не указано, но судя по приложению к постановлению президента, эти препараты производятся в Узбекистане.

В частности, в список попали нитроглицерин (розничная стоимость должна составлять 4140 сумов), кислота ацетилсалициловая (828 сумов), аторвастатин (52.440), циннаризин (621), эритромициновая мазь (3450), ампициллин (3588), шприцы (двухграммовые - 358,8, пятиграммовые - 408,48, десятиграммовые - 539,58) и так далее.

Тем временем в социальных сетях сообщают о резком повышении цен в аптеках. «Я негодую. Почему лекарства подорожали в 2, а то и в 3 раза. Линекс 50.000. (Аптека возле чиланзарского макро). Брали 2 недели назад за 16-17.000», - написала участница группы «Потребитель.Uz» 9 января. «Тонзилгон уже 63000. За 37 брали в последний раз» - сетует другая участница. «Спрашивала на катартале тонзилгон 90 тыс(((», - отвечает третья. «Церебролизин: 5 месяцев назад 5 шт ампулы 95000, сейчас 210 тыс (( обещали что на лекарства не будут повышать....походу даже еще выше сделали», - констатирует четвертая. «Рибомунил брали за 68 в октябре а в ноябре он стал 210000. А в декабре 300000», - сообщает пятая. «Я тоже поражена ростом цен на медикоменты! Беру часто препарат Иммудон. За полгода цена выросла от 48 тысяч до 105 тысяч! У нас зарплаты с такой скоростью не ростут! Имейте совесть!» - возмущена шестая.

Согласно постановлению, размер наценки для оптовой реализации лекарственных средств и изделий медицинского назначения не должен превышать 15 процентов от покупной стоимости, а для розничной реализации - 20 процентов от оптовой цены.

Примечательно, что 5-го января, когда данная публикация появилась на веб-сайте Госкомконкуренции Узбекистана, президент Шавкат Мирзиёев встретился с группой ведущих специалистов здравоохранения Узбекистана и, как пишут местные СМИ, «поставил задачи министру здравоохранения». На самом деле недавно вступивший в должность лидер государства устроил самый настоящий разнос главе минздрава Адхаму Икрамову и его предшественнику Анвару Алимову, ныне занимающему должность директора Республиканского специализированного научно-практического медицинского центра эндокринологии. Официально обоим чиновникам был объявлен выговор. «Неофициально - этого нет на видеокадрах, показанных по телевидению - Мирзиёев сказал Икрамову и Алимову, что именно из-за них здравоохранение на нуле, что они - «главные коррупционеры в системе». Анвар Алимов упал в обморок от слов Мирзиёева, у него даже носом пошла кровь», - рассказал «Фергане» источник в Ташкенте.

«Скоро в фармацевтической отрасли Узбекистана тоже произойдут серьезные кадровые перемены и передел собственности. Это вызвано и тем, что прежние чиновники и собственники бизнеса действительно погрязли в коррупции, но также и тем, что Шавкат Мирзиёев намерен переделать этот рынок в своих интересах», - говорит наш источник, знакомый с ситуацией, но пожелавший остаться неназванным.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25838
Верховный суд Кыргызстана исполнил решение Комитета ООН по правам человека, постановив выплатить семье скончавшегося в 2004 году в изоляторе временного содержания РОВД Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области Ташкенбая Мойдунова. Как сообщает 13 января «Азаттык» (киргизская служба Радио Свобода), семья получит 200 тысяч сомов ($2877).

«Иск брата Мойдунова Первомайский суд рассмотрел 29 апреля 2015 года. Тогда было вынесено решение о выплате родственникам покойного 500 тысяч сомов. Было подано ходатайство в вышестоящую инстанцию. Бишкекский городской суд изменил решение, снизив сумму компенсации до 200 тысяч сомов. Верховный суд оставил в силе этот приговор. Согласно его решению ответчиком определен Минфин», - рассказала «Азаттыку» пресс-секретарь Верховного суда Киргизии Айнура Токтошева.Дело Ташкенбая Мойдунова - единственный случай, когда правозащитникам Кыргызстана удалось добиться реакции государства на решение Комитета ООН по правам человека, отмечает «24.kg».

По данным веб-сайта, 24 октября 2004 года сотрудники Базар-Коргонского РОВД задержали Ташкенбая Мойдунова и его жену «за нарушение общественного порядка» во время семейной ссоры на улице. Милиционеры стали добиваться письменного заявления жены против мужа. Мойдунова хотели обвинить в хулиганстве и выбить у него признания. После допроса, длившегося один час, задержанный скончался. Врач скорой помощи, которая осмотрела место происшествия, в показаниях от 18 ноября 2004 года заявила, что на шее Мойдунова «не было следов веревки, но были красные следы от пальцев».На вскрытии Мойдунова присутствовали официальные лица и его брат Осконбай Жумабаев. По его словам, на правом боку Ташкенбая был большой кровоподтёк. Правое ухо было синим, внутренняя сторона нижней губы разбита. Имевшиеся при Мойдунове 36 тысяч сомов пропали.Родственники Мойдунова написали заявление на действия базаркоргонских милиционеров. Им удалось добиться возбуждения уголовного дела лишь в отношении одного из сотрудников милиции - по статье «Халатность», но он отделался штрафом. В поисках справедливости близкие Мойдунова обратились в Комитет ООН по правам человека, который пришёл к выводу, что Мойдунов был убит в РОВД Базар-Коргона, и определил, что Кыргызстан нарушил право Мойдунова на жизнь, защиту от пыток и право на эффективные средства правовой защиты. Он призвал Кыргызстан провести расследование, привлечь виновных к ответственности и возместить ущерб.

Адвокат Нурбек Токтакунов, который защищал интересы близких Мойдунова и способствовал доведению дела до Комитета ООН по правам человека, назвал решение Верховного суда прецедентом. Он напомнил, что права родственников Мойдунова защищал журналист и правозащитник Азимжан Аскаров, осуждённый в 2011 году на пожизненное заключение. В апреле 2016 года Комитет ООН по правам человека постановил, что Кыргызстан должен немедленно освободить Аскарова, аннулировать приговор и обеспечить ему полное возмещение ущерба. Однако вместо этого власти Кыргызстана в июле 2016 года решили провести повторные слушания по делу Аскарова. Оглашение приговора ожидается 17 января.

«Виновником смерти Мойдунова является лжесвидетель по делу Аскарова - участковый Мантыбаев», - сообщил Токтакунов «Фергане». Отвечая на вопрос, можно ли надеяться, что при рассмотрении подобных дел суды Кыргызстана будут принимать во внимание это решение, Токтакунов ответил: «Если происходит то, что раньше не происходило, то в дальнейшем судьям намного проще принимать такое же решение, потому что в континентальной системе есть понятие «обобщение судебной практики».Бывший судья Конституционной палаты Верховного суда Клара Сооронкулова заявила, что решение суда по Мойдунову имеет большое значение: «До внесения изменений в Конституцию в ней была статья о том, что государство для исполнения решений ООН должно применять правовые механизмы. Исходя из этого, многие законы были приведены в соответствие с Конституцией. Теперь этой статьи нет. Однако на законном уровне эти требования будут исполняться. Но сохраняется угроза изменения и этих законов».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25839
Двенадцатого января президент Таджикистана Эмомали Рахмон сменил мэра Душанбе. Новым градоначальником таджикской столицы он назначил своего старшего сына Рустама Эмомали, рожденного в 1987 году, игравшего в футбол, сделавшего стремительную карьеру и занимавшего до этого должность руководителя Агентства по борьбе с коррупцией и финансовому контролю. Когда родственники больших начальников сами становятся большими начальниками, - это называется «непотизм». О таджикском непотизме размышляет журналист Аркадий Дубнов.

Согласно одному из классических определений, непотизм - это вид фаворитизма, предоставляющий привилегии родственникам или друзьям, вне зависимости от их профессиональных качеств. У президента Таджикистана Эмомали Рахмона никогда не было фаворитов. Скорее наоборот, почти четверть века назад волею судеб он сам оказался в фаворитах у известного таджикского уголовного авторитета Сангака Сафарова, полковника российского ГРУ Владимира Квачкова и, в конце концов, у президента Узбекистана Ислама Каримова, что открыло ему путь к вершинам власти в Таджикистане.

Вместо фаворитов у Эмомали Шариповича были соратники на этом пути, земляки из южного Куляба, ставшие его соратниками по Народному фронту, воевавшему за власть с оппозицией. Когда гражданская война кончилась Мирным соглашением с оппозицией, он перестал церемониться с ее лидерами, потом перестали быть нужны Рахмону и соратники, которые казались Рахмону опасными: они переместились - кто в тюрьму, кто за границу, а кто вообще в мир иной.

Со временем Пешвои миллат (Вождь нации, как с недавних пор по-таджикски принято величать президента) ограничил круг доверенных лиц только ближайшими родственниками и их близкими, причем, происхождением из городка Дангары той же Кулябской области, откуда родом он сам. Среди тех, кто еще оставался на олимпе таджикской власти, не будучи дангаринцем, оставался Махмадсаид Убайдуллаев, ровесник Рахмона и некогда весьма влиятельный представитель кулябского клана. Но – не из Дангары, а из Фархора, другого городка неподалеку.
И это многое объясняет… Даже, скорее удивляет, ведь Убайдуллаев, не будучи дангаринцем, 19 лет был мэром Душанбе, 17 лет одновременно – спикером верхней палаты парламента Маджлиса Милли. По конституции Таджикистана - это второй пост во властной иерархии страны, что теоретически давало возможность Убайдуллаеву в форс-мажорной ситуации занять пост президента Таджикистана. Ну, к примеру, точно так же, как это выглядело поначалу в подобных ситуациях в Туркмении в декабре 2006 года, когда внезапно скончался Туркменбаши Великий, и в Узбекистане, когда в сентябре прошлого года также неожиданно умер Ислам Каримов. Однако, ни в том, ни в другом случае, спикеры парламентов ни в Туркмении, ни в Узбекистане так и не успели стать президентами. Овезгельды Атаев в Ашхабаде был арестован сразу же после смерти Туркменбаши и приговорен к 5 годам заключения за «доведение до суицида» невесты своего сына. А Нигматилла Юлдашев в Ташкенте отделался от высокой чести честным самоотводом. И, очевидно, правильно сделал… В обоих случаях, конечно, пострадала репутация конституции и в Туркмении, и в Узбекистане, которая обязывала этих людей подхватить власть в стране, оставшейся без национального лидера. Впрочем, кому у нас теперь писан закон, даже если это Основной закон… Значит ли это, что Эмомали Рахмон, будучи практически пожизненным президентом Таджикистана, решил извлечь уроки из туркменского и узбекского прецедентов и обеспечить транзит власти в будущем так, чтобы он соответствовал интересам не только Семьи, но и конституции? Трудно сказать.

Во-первых, Убайдуллаев все еще остается главой верхней палаты парламента, хотя нет никаких сомнений в том, что этот пост ему в ближайшем времени также придется уступить по воле вождя.Во-вторых, назначение сына Рахмона, 29-летнего генерала (как считается, самого молодого генерала на пространстве СНГ) Рустама Эмомали мэром Душанбе и увольнение с этого поста Убайдуллаева может объясняться, как утверждает таджикский официоз, всего лишь стремлением омолодить руководящие кадры, а вовсе не избавиться от Убайдуллаева.

Но вот незадача, - как могло случиться так, что это решение президента вызрело внезапно и было реализовано в течение двадцати четырех часов?Что такого экстраординарного произошло в Таджикистане, Душанбе, правящей Семье, что вынудило вождя нации, еще накануне, 11 января публично поручить сыну Рустаму, возглавлявшему Агентство по госфинконтролю и борьбе с коррупцией, усилить эту борьбу, а уже на следующий день освободить его от этой службы и «бросить на Душанбе»? Ответа на этот вопрос таджикские власти не дают.Остается только догадываться. Может быть, Эмомали Рахмон узнал что-то ужасное про своего старого соратника, и в результате он внезапно утратил доверие, как нынче модно говорить в России про отношения между высшим руководством и некоторыми российскими министрами?

Ну, тут следует заметить, что особого доверия между Рахмоном и Убайдуллаевым не было уже давно. Это стало понятно хотя бы несколько лет назад, когда обнаружились деловые и даже дружеские отношения между мэром Душанбе и экс-министром экономики страны, известным бизнесменом Зайдом Саидовым, решившим посоревноваться с Рахмоном в борьбе за пост президента на очередных выборах. Это решение обошлось Саидову очень дорого, он был обвинен в самых разных преступлениях и упрятан в тюрьму на 28 лет.

С другой стороны, Убайдуллаев уже сегодня, 13 января был награжден одним из высших таджикских орденов, хотя вручал его не президент, а всего лишь премьер-министр.

Зато Таджикистан впервые, кажется, увидел публично выступающего генерала, мэра, а в прошлом, нападающего столичного футбольного клуба «Памир», Рустама Эмомали. Таджикское телевидение показало его, назвавшего себя «солдатом родины», с заметным волнением читающего программу развития столицы из 9 пунктов.

Одним словом, дай ему Аллах здоровья! Ведь как утверждают знающие «семейные» обстоятельства люди, это единственное, что ему сегодня нужно…

Во всем остальном ему помогут папа и старшая сестра Озода, уже ранее назначенная руководителем отцовского, то есть, президентского аппарата. Есть и другие братья и сестры, у вождя нации дружная семья, девять детей. Дело всем найдется. Непотизм, так непотизм.

Аркадий Дубнов — журналист-международник, эксперт по Центральной Азии, живет в Москве
http://www.fergananews.com/article.php?id=9229

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner