?

Log in

No account? Create an account

December 27th, 2016

Последняя неделя уходящего года в Кыргызстане окрашена скандалом: Генеральная прокуратура республики возбудила уголовное дело против бывшего главы главного надзорного органа страны Аиды Саляновой. Ныне Салянова - депутат парламента страны, а её политическая позиция резко противоречит тем установкам, которые продвигает глава государства Алмазбек Атамбаев. А ведь буквально пару лет назад Алмазбек Шаршенович желал Кыргызстану такого президента, как Аида Женишбековна. Является ли уголовное дело результатом прежней деятельности экс-генпрокурора или это преследование по политическим мотивам? В этом вопросе попробовал разобраться корреспондент «Ферганы».

Откуда пришла Аида

Карьерный рост 44-летней Аиды Саляновой ускорился после того, как к власти пришли «временщики», сменившие бежавшего из страны президента Курманбека Бакиева. Занимавшая до событий 2010 года пост статс-секретаря Минюста, в июле того же года Салянова пересела в кресло министра юстиции. С декабря 2010 по март 2011 года Салянова была полпредом президента в парламенте страны, а в апреле она, ни дня не работавшая в сфере прокуратуры, заняла пост Генерального прокурора республики, на котором пробыла до января 2015 года.

Секрет такого взлёта вполне объясним. Будучи министром юстиции, Салянова практически узаконила многие неблаговидные дела членов Временного правительства, занявших высокие должности в стране после событий апреля 2010 года. Все свои действия по так называемой «национализации» имущества Бакиевых и близким к ним людей «временщики» прикрывали декретами. А министр юстиции Аида Салянова, разъясняя правовой статус декретов, заявляла, что «декреты имеют силу закона, потому что об этом был декрет».

Что вменяют

Информацию о возбуждении уголовного дела против Аиды Саляновой пресс-служба главного надзорного ведомства Кыргызстана распространила вчера, 26 декабря. Уголовное преследование против Аиды Женишбековны начато по статье «Злоупотребление должностным положением». Поводом для возбуждения дела стали материалы, поступившие из недр Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) о том, что в июне 2010 года Салянова, будучи и.о. министра юстиции, дала добро на возобновление действия адвокатской лицензии Алексея Елисеева, находившегося на тот момент в розыске за совершенные преступления.

Здесь нужно сделать небольшой экскурс в прошлое: 41-летний Алексей Елисеев был одним из приближенных людей беглого Максима Бакиева, сына экс-президента Курманбека Бакиева. Он занимал ряд высоких должностей — заместитель руководителя Центрального агентства по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ), заместитель председателя совета директоров ОАО «АзияУниверсалБанк», генеральный директор ОсОО «V.I.P. Consulting» и др.

Приказом Министерства юстиции в августе 2002 года юристу Елисееву Алексею Александровичу была выдана лицензия на право занятия адвокатской деятельностью на основании решения Квалификационной комиссии. В феврале 2010 года действие лицензии было приостановлено в связи с назначением Елисеева заместителем руководителя ЦАРИИ.

После апрельских событий 2010 года Елисеев из страны сбежал, но в июне того же года, когда с заявлением об этом по просьбе самого Елисеева в Минюст обратился один из столичных юристов, его адвокатская лицензия была возобновлена. Именно этот факт и стал ныне камнем преткновения: как так, задаются власти вопросом, человек обвиняется в серии тяжких преступлений и вообще сбежал из страны, а ему продлевают документ на право заниматься адвокатской работой.

Но, кажется, в противостоянии «Генпрокуратура vs Салянова» елисеевское дело является далеко не самым главным. Подоплека возбуждения уголовного дела против некогда атамбаевской фаворитки в другом.

Контрасты

Аида Салянова является креатурой Омурбека Текебаева, бывшего близкого соратника президента Атамбаева. В обществе склоняются к мысли, что Салянова стала жертвой в противостоянии бывших сотоварищей.

Во время своей итоговой конференции в декабре 2014 года Алмазбек Атамбаев на вопрос журналистов о возможной отставке генпрокурора заявил, что стране нужен такой президент как Аида Салянова.

«Аида Женишбековна попросилась в отпуск, — заявил тогда Алмазбек Шаршенович. — И я ее понимаю. Она просто сказала, что устала. И это вполне может быть. Работы у нее много. И вообще – затюкали человека. Она должна отдохнуть. Но Салянова нужна стране. И я желаю этой стране такого президента, как она. Выборы пройдут чуть больше, чем через два с половиной года. К этому моменту, я думаю, граждане уже будут знать, кто есть кто, и выбор будет сделан достойный».
Ранее Атамбаев не раз называл имя Саляновой, что вызвало ралзичные инсинуации в публичном пространстве.

Однако прошло ровно два года, и уже на пресс-конференции по итогам нынешнего, 2016 года, президент Атамбаев заявил, что ошибался в Аиде Саляновой.

«Я не пророк, я человек, и я ошибся насчет нее, — эмоционально заявил глава государства. — Я верил ей во всем. Первый раз у меня поменялось мнение о ней после случая с ее мужем. Мне бывший министр энергетики Осмонбек Артыкпаев признался, что кто-то сильно мешает провести тендер на поставку угля на ТЭЦ Бишкека. Я у него спросил: кто? Он ответил, что не знает, но кто-то, кого боятся больше, чем президента. Оказалось, это муж Саляновой. Я тогда ее пригласил и рассказал обо всем. Но сразу не уволил, дал ей время подумать. Она могла вернуться из отпуска и сказать: я - это я, муж - это муж и она не будет защищать его. Но Салянова выбрала мужа. Для многих людей на первом месте деньги, мужья, родственники. Когда речь идет об интересах страны, такого выбора не должно быть. Я понимаю, она просто красиво играла, изображая из себя белого и пушистого идейного борца с коррупцией. Я ошибался».

Кто подбросил уголёк

Противостояние президента с Аидой Саляновой началось ещё в бытность её Генпрокурором. Следственные органы страны возбудили уголовные дела против её супруга Бакыта Абдыкапарова. Первое дело касалось вопроса поставок «некачественного угля» на столичную ТЭЦ, а второе — по статье «мошенничество»: якобы Абдыгапаров вымогал деньги от подследственных чиновников муниципального предприятия «Тазалык» для положительного решения вопроса о снятии с них обвинений. В итоге Абдыгапаров получил срок — семь лет условного лишения свободы.

В середине ноября Кыргызстан сотряс очередной скандал, в народе прозванный «Белизгейт», в котором вспыли имена оппозиционеров. Глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев предствил президенту страны документы о том, что трио оппозиционных депутатов — Омурбек Текебаев, Алмамбет Шыкмаматов и Аида Салянова — в 2012 году имели комерческий интерес в продаже акций сотового оператора «Мегаком».

Спецслужбы ссылались на документы из Белиза, якобы подтверждающие, что названные личности имели акции в компании Southfield Management, владеющей более половиной акций «Мегакома» до его национализации. В свою очередь, упомянутые парламентарии заявили, что документы — подделка, и назвали действия властей грубой фальсификацией.

«Ответка» от Саляновой не заставила себя долго ждать. Сразу после президентской «прессухи» Салянова на своей странице в социальной сети «Фэйсбук» написала, что президент «врал», говоря о том, что ее муж имел отношение к незаконным поставкам угля на ТЭЦ Бишкека.

«Если кто и имел отношение к незаконным поставкам угля на ТЭЦ Бишкека, то это сам Атамбаев! В сентябре 2014 года ко мне дошла информация о том, что интересы компании “Прогресс Компани”, у которой в последние годы закупался уголь методом из одного источника, лоббирует сам Атамбаев. По крайней мере, именно об этом угрожая руководству “Электрических станций” открыто говорил Артыкбаев (министр энергетики – Прим. «Ферганы») и о том, что вопрос находится на контроле у самого президента. По факту незаконного вмешательства в вопросы поставок угля на ТЭЦ Бишкека я готова была уже начать проверку в отношении Артыкбаева, как вдруг президент неожиданно уволил его. Я это оценила как наказание за неумение держать язык за зубами. С этого времени в отношении меня началась беспрецедентная кампания по дискредитации моего имени. Позже, в декабре, когда Атамбаев стал озвучивать мне ничем не обоснованные подозрения в отношении моего супруга, я попыталась доказать лживость этих подозрений. Но ему это не нужно было. Такое легковесное отношение президента к очернению моего имени говорило о его личной заинтересованности».

Фигуранта — в студию!

Сама Салянова отмечает, что нынешнее уголовное дело против неё - не что иное как преследование по политическим мотивам. В интервью «Фергане» Аида Салянова заявила, что оснований для возбуждения уголовного дела по поводу возобновления лицензии Елисееву не существует.

— Лицензия была возобновлена с соблюдением всех норм законодательства и, соотвественно, это уголовное дело заведомо имеет политически-мотивированный окрас, — считает Аида Женишбековна. — Нет ни состава, ни события преступления. Дело просто высосано из пальца. Тем более, что закон об адвокатской деятельности не предусматривает ни единого основания, по которому нельзя было возобновлять лицензию.

— В чем же причина возбуждения уголовного дела против вас?

— Понятно, что это из-за критики властей. Давление усилилось после озвучивания мной открытой позиции по вопросу конституционного референдума, когда я выразила несогласие с политикой действующей власти.

— Имеется ли судебная перспектива у данного дела?

— Её нет, но учитывая, что судебной реформы в стране не было и поэтому говорить о том, что суды будут действовать на основании законов, было бы наивно.

Взгляд со стороны

В том, что уголовное дело против Саляновой не имеет юридической перспективы, уверен один из бишкекских юристов, пожелавший остаться неизвестным. Назовем его условно Алтынбек.

— Я считаю, следственные органы в деле против Саляновой попросту говоря облажаются, состава там и близко нет, в частности, нет последствий в виде ущерба охраняемым законом интересам общества или государства — комментирует наш источник. — Не важно, лично Елисеев подписывал заявление о возобновлении его адвокатской лицензии или нет — главное он выразил свою волю. Никакой «подделки» или иного криминала в этом нет. И оснований для отказа в возобновлении лицензии — не было. В законе «Об адвокатской деятетельности» указан исчерпывающий перечень этих оснований. Ни под одно из них Елисеев не подпадал. Политические мотивы в законе естественно не отражены. Есть другой интересный момент: в законе «Об адвокатской деятельности» порядок приостановления и возобновления лицензии не прописан. Значит, должна была быть отсылка к нормативным документам Минюста. Я таковых не нашел. И если таких нормативных документов действительно нет, значит, должно происходить по умолчанию или, в лучшем случае, в уведомительном порядке: поступил человек на госслужбу, уведомил органы юстиции, те должны приостановить действие лицензии, ушел с госслужбы, уведомил — лицензия возобновляется. Поэтому не понятно, какие еще приказы, проекты которых ей готовили, издавала министр юстиции по этому поводу.

Еще немного бэкграунда

Впрочем, имя Саляновой интересно не только и не столько в связке с выдачей лиценции бывшему бакиевскому юристу. К примеру в 2012 году имя Аиды Женишбековны звучало в свете многих скандалов. Я перечислю некоторые наиболее запомнившиеся.

История с бегством из «больнички» брата экс-президента Бакиева Ахмада в марте 2012 года. В августе 2011 года суд признал Ахмата Бакиева виновным по целому букету уголовных статей:«Мошенничество в значительном размере», «Незаконное создание вооруженного формирования», «Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору», «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». Срок наказания осужденного должен был закончиться 3 сентября 2014 года. Но его перевели в колонию-поселение, откуда «в связи с ухудшением здоровья» он был госпитализирован в одну из бишкекских больниц. Тогдашний Генпрокурор Аида Салянова обещала: «в мае расследование уголовного дела о побеге Ахмада Бакиева завершится». Итоги дела, увы, никому не известны.

Другое не менее громкое дело, в котором фигурировало имя Саляновой, - освобождение криминального авторитета Азиза Батукаева, который отбывал наказание в Нарынской тюрьме. В апреле 2012 года Батукаев был выпущен на свободу «по состоянию здоровья»: адвокаты предоставили суду документы о наличии у Батукаева рака крови последней степени. Выйдя на свободу, Батукаев сразу же покинул Киргизию – чартерным рейсом «Бишкек-Грозный». Генпрокурор Аида Салянова заявила, что никакого нарушения в освобождении Батукаева нет, поскольку он «лечению в условиях страны он не подлежал».

Не менее политизированное дело, связанное с именем Саляновой, - арест и последующее осуждение трех парламентариев. Депутаты Камчыбек Ташиев, Садыр Жапаров и Талант Мамытов были арестованы после митинга по поводу национализации золоторудного месторождения «Кумтор», прошедшего в октября 2012 года в Бишкеке. Около тридцати митингующих перелезли через забор здания, где располагаются парламент и администрация президента Кыргызстана.

Но наибольшее возмущение у общественности вызвала история, случившаяся в августе 2012 года. Два сотрудника ДПС стали жертвой мести Генпрокурора Саляновой. Патрулируя столичные улицы, они увидели белый джип с затонированными передними стеклами, что, как известно, запрещено. Они дали знак остановиться, но «Лексус» не остановился, а только прибавил скорости. Милиционеры начали преследовать нарушителя и только под угрозой применения пистолета (направили «ствол» на переднее колесо авто) заставили водителя остановить машину.

И только тут выяснилось, что на пассажирском сиденье автомашины сидела Аида Салянова. Машина была служебная, но номера на ней были подложные, о чем, естественно, сотрудники милиции не знали.

Впоследствии патрульных долго мурыжили, и в конце концов, несмотря на клятвенные обещания Саляновой – всё-таки уволили.

Снова прямая речь

«Фергана» поинтересовалась, что скажет сама Аида Женишбековна о некоторых вышеназванных делах.

— Есть какой-то похожий момент в случае с Батукаевым и Елисеевым, — заявила Аида Салянова. — По Батукаеву были несколько заключений врачей, в том числе и межведомственные. И если на основании этих заключений ГСИН подало представление, а суд вынес решение, то какая вина может быть у прокуратуры? В постановлении парламента по рассмотрению дела по освобождению Батукаева говорится, что я должна рассмотреть ответственность подчиненных мне в то время прокуроров. Для того, чтобы привлечь их к ответственности, я должна была обосновать их вину. А как я это должна была сделать? Ведь в первый же день своей работы я предупредила всех, чтобы опирались исключительно на закон, а в случае нарушения — ничто им не поможет. И в такой ситуации, озвучив свои принципы и следуя им, что я должна была делать? Поэтому моя позиция была такова: в соответствии с теми материалами, которые на тот момент были собраны, вину прокуроров я не видела. Я так и завила – они действовали в соответствии с законами. Другое дело, что через какое-то время, когда стало ясно, что Батукаев, который по заключению врачей должен был умереть, на самом деле спокойно поживает, появились сомнения по обстоятельствам освобождения Батукаева. Тогда было возбуждено уголовное дело именно по факту освобождения криминального авторитета. Сейчас я провожу некую параллель с делом Елисеева: глава ГКНБ в параламенте кричал, неужели вы не знали, кто такой Елисеев? Извините, в законах не написано, что нельзя продлевать лицензию исходя из того, кто кому ближе, кто с кем работал и тому подобных политических мотивов. Юрист должен основываться на законе, а не на политической целесообразности. Поэтому в обоих случаях были приняты такие решения. Что касается Ташиева, миллионы людей видели его призывы к свержению власти. Были и конкретные действия. Назвать эти действия элементарным хулиганством было нельзя. Поэтому было дело по попытке насильственного захвата власти.

— Но ведь многие считают, что откровенное беззаконие в Генеральной прокуратуре начались именно при вашем руководстве органом. И мол теперь вы стали жертвой того беспредела, который сами когда-то породили.

— О том, что беззакония начались именно при мне, говорят те люди, которых я привлекала к ответственности. У них достаточно финансовых и информационных рессурсов, чтобы создать в обществе такое впечатление, будто эти нарушения начались при мне и продолжаются до сих пор. И дескать я стала жертвой режима, который сама же и создала. Я же считаю, что на самом деле прокуратура в период моего руководства бралась за такие дела, какие никогда раньше не вела и никакой орган за них не брался. Вероятно, другие боялись противостоять. Но мне было абсолютно не важно, что со мной произойдет потом, потому что важно было, чтобы люди увидели — закон работает и един для всех. Я уверена, что какой-то части общества у меня получилось доказать, что когда люди захотят, могут заставить законы работать.

* * *

Как будут развиваться события? В нынешней политической ситуации прогнозировать сложно. У каждой из сторон в рукаве есть какие-нибудь козыри, которые они могут выкинуть в самый неожиданный момент. Что-то может их заставить договориться полюбовно и вновь вместе начать делить государственную кормушку, а что-то — может всех потянуть на дно.

А пока что зрителям остается запасаться попкорном и занимать удобные места, чтобы лучше наблюдать за всем действом, которое происходит на политическом Олимпе Кыргызстана. Как говорится, чем дальше в лес, тем злее волки…

Улугбек Бабакулов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9209
В Кыргызстане упразднили военные суды, президент республики Алмазбек Атамбаев подписал соответствующий закон, сообщает 27 декабря пресс-служба главы государства.

Главная причина – высокие расходы на содержание военных судов. К примеру, в 2015 году бюджет местных судов составил 724 млн 973 тысячи 500 сомов ($1 равен 69,41 сома) на 387 штатных единиц местных судей, а военного суда - 24 млн 445 тысячи 300 сомов на 14 штатных единиц военных судей. Затраты на обеспечение работы судов сопоставимы. При этом нагрузка на судью Военного суда в 2012 году составила 21 дело, а нагрузка на судью Бишкекского городского суда - 133,6 дела.

«Указанные цифры свидетельствуют о несопоставимых финансовых затратах на содержание военных судов по сравнению с получаемым результатом от их деятельности», - отмечает пресс-служба президента.

Далее поясняет, что малое количество рассматриваемых военными судами дел связано с тем, что действующий Уголовный кодекс Киргизии предусматривает всего лишь 18 составов воинских преступлений. Плюс к подсудности военных судов отнесены также уголовные дела о любых преступлениях, совершенных военнослужащими. Указанная категория дел может быть рассмотрена местными судами по месту совершения преступления, не требуя при этом каких-либо специальных процедур.

Кроме того, судьи военных судов являются военнослужащими и, соответственно, находятся в подчинении воинской администрации и зависят в вопросах получения воинского звания от руководства Министерства обороны Кыргызстана. Это противоречит принципу независимости судей и подчинению только Конституции и законам.

Сотрудники военных судов будут направлены в те гражданские суды, которые наиболее загружены работой.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25790
В секретном спецприёмнике МВД Узбекистана обнаружена двадцатилетняя Айла Сафронова, которая была задержана в России и депортирована в страну предполагаемого происхождения. Об этом «Фергане» сообщила лидер ПАУ (Правозащитный альянс Узбекистана) Елена Урлаева.

Ситуация, в которой оказалась Айла, не совсем прозрачна, вызывает много вопросов. По словам её матери Натальи Сафроновой, переданных сайтом Park72.Ru, до 1999 года женщина жила на Украине. В силу неких обстоятельств Наталья Сафронова осталась без жилья, денег, документов, памяти, чуть живая и с двумя детьми на руках. С 1999 по 2012 годы они жили в России, в Нефтеюганске. Сафронова пыталась восстановить паспорт и свидетельства о рождении детей, но социальные службы не помогли ей в этом. Без документов детей не брали в школу. Обращалась ли Сафронова за помощью в консульство Украины – не сообщается.

Она не нашла другого выхода, кроме как сделать поддельную ксерокопию паспорта. Причём узбекского – помогли знакомые узбеки. В новом «документе» она указана как Хайитова Саодат Чаршанбиевна, уроженка Узбекистана, а её дети Денис и Айла Сафроновы - как Хайитов Навруз и Умирова Зари Ахмад кызы. С помощью этой ксерокопии удалось устроить детей в школу.

Потом женщине удалось разыскать своего мужа и в 2012 году она вернулась с детьми на Украину, где восстановила документы. Жили в Славянске. В 2014 году муж, который воевал на стороне антиправительственных сил, был убит, а Сафронова с детьми приехала в Россию в качестве беженцев. По её словам, по дороге их автобус обстреляли, а вещи и документы сгорели. Генконсульство Украины взамен сгоревших паспортов выдало новые, но их в России признавать отказались и отобрали. Семье отказали во временном убежище и пригрозили депортировать в Узбекистан. По словам Сафроновой, Узбекистан её и детей своими гражданами не признаёт, а на Украину им вернуться не дают.

Тем не менее, несмотря на отсутствие паспорта (?), дочери Натальи Айле удалось поступить в Тюменский техникум индустрии питания, коммерции и сервиса. Утром 7 декабря 2016 года её задержали на улице сотрудники УФМС по Тюменской области (в начале апреля 2016 года ФМС была упразднена как отдельная служба, в составе МВД образовано Главное управление по вопросам миграции. – Прим. «Ферганы»). Сначала доставили в полицию, затем привезли в Центр временного содержания иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих депортации или выдворению за пределы России. Суд, где будет принято решение о принудительной депортации Айлы, должен был состояться 14 декабря, но 12 декабря девушку, не предупредив родственников, депортировали в Узбекистан под именем Зари Умировой.

Сафронова и помогающие ей люди обратились за помощью к правозащитнице Елене Урлаевой, которая 22 декабря заявила в милицию по телефону 102 о тайном похищении Айлы Сафроновой. Спустя 40 минут в квартиру к Урлаевой пришёл сотрудник милиции и записал всю имеющуюся информацию о депортированной девушке. А правозащитница направила президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, в котором сообщила, в частности, следующее: «В силу вопиющих трагических обстоятельств, случившихся с Сафроновой Айлой Максимовной, мы вынуждены лично к Вам обратиться. Сафронову Айлу Максимовну сотрудники Тюменского УФМС 7 декабря 2016 года тайно похитили на улице, поместили в Центр временного содержания иностранных граждан, шантажировали, требуя, чтобы мама явилась в центр. У мамы Айлы Сафроновой Натальи имеется онкологическое заболевание, после похищения Айлы ей стало хуже, и она попала в больницу. Тюменское УФМС 12 декабря 2016 года Сафронову Айлу тайно, без судебного решения о принудительной депортации, без вещей, без денег, без документов на руках, без знания узбекского языка, без специальности, без жизненного опыта, тайно посадило в самолет в наручниках и депортировало в Узбекистан незаконно под предлогом, что она якобы является гражданкой Узбекистана Умировой Зари. Судебного решения о признании Сафроновой Айлы гражданкой Узбекистана Умировой Зари нет и не может быть. так как она всю жизнь выросла и жила в России в течение 18 лет, в Нефтеюганске, за исключением двух лет проживания на Украине и в Тюмени - два года».

Урлаева разыскала «объект», в котором тайно содержится Айла Сафронова. «На пикете у МВД Узбекистана сотрудники этого ведомства заверяли меня, что такой русской Сафроновой нет в Узбекистане, что незаконной депортации у Узбекистана не бывает и они не могут предоставить информацию о местонахождении этой девушки», - говорит Урлаева.

По её словам, «объект расположен недалеко от аэропорта в Ташкенте, рядом с массивом Башлык, далеко от проезжей дороги, он законспирирован, нет никаких названий у проходной, сверху ограждён колючей проволокой, начальника этого вероятного спецприёмника зовут Акмаль Бобожонов».

Урлаева сделала несколько фотографий «объекта». Её удалось встретиться с Айлой Сафроновой и передать ей продукты. После чего правозащитница устроила пикет у здания посольства России в Узбекистане с требованием срочно вернуть Айлу её семье. Милиционеры, стоявшие у посольства, посоветовали Урлаевой бросить своё заявление в ящик для корреспонденции, заверив, что заявление передадут российскому послу.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25791
К трём годам лишения свободы приговорён в Актобе (Западный Казахстан) 46-летний бизнесмен и общественник Санат Досов за критику в адрес президента России Владимира Путина, высказанную в социальной сети Фейсбук, сообщает 27 декабря Nur.Kz.

Досов известен тем, что в 2003 году стал лучшим предпринимателем года и был председателем общественного объединения «Ихтияр», которое работало с мусульманами.

На своей странице в Фейсбуке Досов неоднократно публиковал критические высказывания о личности и политическом курсе Путина. В частности, он писал: «Путин разваливает страну! Никто не будет нападать, сам народ поймёт и тогда трудно будет что изменить! Русский останови фашизм на своей земле!» - и негативно отзывался о представителях русской национальности, передаёт Aktobe Times.

По информации издания, некий житель Семея завёл с Досовым дружбу в Фейсбуке, затем вступил с ним в полемику, а в июле 2016 года пожаловался на действия Досова министру внутренних дел Казахстана. В итоге бизнесмена обвинили по части 1 статьи 174 («Умышленные действия, направленные на возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни, на оскорбление национальной чести с использованием сетей телекоммуникаций») Уголовного кодекса Казахстана.

По словам адвоката, Досов признал, что часть размещённых на его странице записей действительно принадлежит ему, но к некоторым не имеет никакого отношения: по его мнению, его страницу кто-то взломал.

Санат Досов признал вину и раскаялся. Он просил суд не лишать его свободы, так как на иждивении у него шесть детей, четверо из которых - несовершеннолетние. Его адвокат не согласен с приговором и намерен его обжаловать утверждая, что в действиях Досова нет криминала.

Ранее «Фергана» сообщала, что в последнее время в Казахстане участились процессы против интернет-пользователей, почти в каждом из них фигурирует статья 174. Подробнее об этом – в материале «В круге третьем. Как и за что в Казахстане осуждают пользователей социальных сетей».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25792
Вечером 22 декабря на официальном сайте президента Казахстана появилось небольшое сообщение о том, что Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Поговорив с экспертами, «Фергана» попыталась разобраться в нюансах окончательно принятых в Казахстане поправок, вступающих в силу с января 2017 года.

Надо сказать, что особого резонанса сообщение Акорды (название резиденции Назарбаева в Астане. - Прим. «Ферганы») у казахстанской общественности не вызывало. Возможно, потому, что в тот вечер президент Казахстана утвердил ещё несколько законов, которые куда больше интересуют рядовых граждан. Например, о введении обязательного медицинского страхования или о секретных мерах по дальнейшему совершенствованию деятельности органов национальной безопасности. Свою роль могли сыграть и повсеместно начавшиеся новогодние корпоративы, когда среднестатистический обыватель о политике старается не задумываться. В итоге одна часть казахстанских изданий, не вдаваясь в какие-либо подробности, просто отделалась повторением сообщения Акорды, другая ограничилась кратким перечислением появившихся «новинок» в и без них жёстком антитеррористическом законодательстве республики. Между тем, подписанные президентом «дополнения и изменения» касаются каждого гражданина и гостя Казахстана.

Суть поправок

Согласно появившимся в казахстанской прессе стандартным пояснениям к поправкам, в стране усиливается контроль над оборотом оружия и порядком его хранения. Все граждане, частные компании и охранные структуры, которые имеют гражданское и служебное оружие и боеприпасы к ним, будут регулярно проверяться представителями правоохранительных органов. Кроме того, вводится административная ответственность охранных структур и владельцев объектов, уязвимых в террористическом отношении, за несоблюдение законодательства о противодействии терроризму, а также за неисправность обязательных к использованию технических средств.

Куда серьёзнее будут и меры наказания за причастность к экстремизму и терроризму. К уголовной ответственности, предусматривающей длительные сроки пребывания в колонии строгого режима, будут привлекать за участие в международных террористических организациях, вооружённых конфликтах за рубежом и за публичные высказывания в их поддержку. Немедленно будут запрещаться любые религиозные группы и объединения, заподозренные в способствовании экстремизму и терроризму. В связи с этим правоохранительные органы получают возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий «в сфере противодействия экстремизму и терроризму» в упрощённом порядке. Наконец, вводится ответственность за регистрацию не только внешних, но и внутренних мигрантов для тех, кто сдаёт в аренду свои квартиры. Отмечается, что эта мера позволит не имеющим жилья иногородним гражданам через регистрацию по месту временного проживания получить доступ к государственным социальным услугам, а различным проверяющим и контролирующим структурам - вывести в правовое поле нелегальных арендодателей и проводить учёт всех мигрантов и членов их семей.

Отметим, что новый закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействию экстремизму и терроризму» был подготовлен и принят в рекордно короткие сроки. Его разработка по поручению Назарбаева началась в июне 2016 года после терактов в Актобе, а уже в ноябре за него проголосовали депутаты нижней палаты парламента Казахстана. Одобрения Сената и подписи президента ждать тоже долго не пришлось. Всё это вместе и позволило заподозрить, что у этой спешки есть некоторые странности, которые проглядываются, даже читая пояснения к новому закону. По этой причине «Фергана» обратилась к экспертам с единственным вопросом: «Насколько актуальными являются подписанные Назарбаевым поправки к антитеррористическому законодательству страны, нет ли в них двойного дна?»

Закон актуален, но с двойным дном

Известный ещё с начала 1990-х годов казахстанский политик Пётр Своик не сомневается - подписанные Назарбаевым дополнения и изменения в законодательство страны по борьбе с экстремизмом и терроризмом своевременны.

«Новый закон, безусловно, актуален, потому что Россия ввязалась в известно какую войну, и то, что мы сейчас видим, это только начало. Потому что даже при самом благоприятном дальнейшем раскладе никакого мира в Сирии не будет. Будет вялотекущий гражданский конфликт, и России, как миротворцу, придётся присутствовать там ещё достаточно долго. Военные действия теперь будут переходить в открытую форму и распространяться далеко. В том числе и на территорию России. Казахстан в данном случае - в непосредственной близости. Во-первых, как участник Таможенного и Евразийского экономического союза, которые будут расширяться, поскольку Россия первичную победу в Сирии одержала. Плюс Астана становится переговорной площадкой для межсирийских переговоров, скорее всего, на долгое время. И вполне возможно, что различные экстремистские и террористические силы постараются расширить свою деятельность и на Казахстан», - заметил в интервью «Фергане» Пётр Своик.

Он признал, что у новых поправок есть двойное дно, которое, впрочем, не считает очень глубоким: «Понятно, что под лавочку борьбы с экстремизмом попадают и местные ребята типа Макса Бокаева или Талгата Аяна, а также люди Аблязова. Аблязов уже сделал заявление, что будет искать себе сторонников, при этом он признался, что является частью цветных революций. Это, конечно, не исламский экстремизм, но технологии цветных революций, угрожающих правящим элитам, по всему миру отработан тоже очень хорошо. В своё время аблязовские ребята хорошо вписывались в эти технологии, и вряд ли сам Аблязов будет искать другие варианты».

Впрочем, отметил Своик, для борьбы с местным экстремизмом дополнительных мер властям Казахстана не требуется. Необходимые статьи для политического наказания уже имеются: «Атырауские заключённые - не единственные. До этого за резкие высказывания в Интернете осудили и напугали уже немало людей. Когда надо призвать к порядку, властям хватает и действующего законодательства».

Что касается новых мер по введению обязательной регистрации мигрантов по месту их временного проживания, испугавшая владельцев, сдающих в аренду дома и квартиры, то, по мнению казахстанского политика, их реализация пока не по силам правоохранительным органам Казахстана. «Никаких фискалов, никаких участковых и близко не хватит провести тотальную проверку сдающегося в аренду жилья. Это всё серый и чёрный рынок. И вряд ли сейчас перед тем же комитетом национальной безопасности поставлена задача проверить и поставить на счётчик все арендуемые квартиры», - подчеркнул Пётр Своик.

Силовики станут ещё сильнее

Директор «Группы оценки рисков», политолог Досым Сатпаев, который, кстати, входил в состав экспертной группы по разработке поправок в антитеррористическое законодательство Казахстана, рассказал «Фергане», что в первоначальном варианте силовые структуры предлагали ввести обязательную регистрацию даже тех, кто приезжает в гости к своим родственникам.

«Нам, независимым экспертам, удалось доказать, что этот шаг приведёт к излишней нервозности населения, поскольку вызовет массу неудобств для законопослушных людей, вынужденных всякий раз регистрировать своих гостей. Понятно стремление силовиков усилить контроль за внутренней и внешней миграцией, но, с другой стороны, для опытных радикалов эта мера проблемой не является. Во-первых, выяснить, кто сейчас сдаёт жильё в аренду, не могут даже руководители кооперативов собственников квартир (казахстанский аналог ЖЭКов. - Прим. «Ферганы»). Во-вторых, обученный террорист может снять квартиру и на несколько часов», - заметил Сатпаев.

Анализируя вступающие в силу поправки в антитеррористическое законодательство, директор «Группы оценки рисков» признал, что в целом они носят репрессивный характер, хотя экспертам и удалось их несколько смягчить. «Во время обсуждения законопроекта меня настораживало, что силовые структуры настаивали на ужесточении наказания за причастность к экстремистской и террористической деятельности: от 10 до 17 лет с полной конфискацией имущества. Понять силовиков можно, они хотят всем показать свой кнут. Но у экспертов пункт о конфискации имущества вызвал определённый вопрос о последствиях. Представьте, человек выходит из тюрьмы, а у него ничего нет. Куда он пойдёт? Получается, либо в криминал, либо возвратится к тем, с кем он был ранее. Хорошо, что к нам прислушались. В итоге решено, что конфискации подлежит только то имущество, которое было приобретено в период криминальной деятельности осужденного», - рассказал «Фергане» Досым Сатпаев.

В то же время политолог заметил, что вопрос о социальной реабилитации осуждённых остался в подвисшем состоянии. «Это вызывает обеспокоенность. Не секрет, что в наших колониях вместе сидят осуждённые по разным статьям. Значительно увеличивая сроки наказания людям, причастным к экстремистской и террористической деятельности, государство собственными руками даёт им возможность обрабатывать своими идеями заключённых из криминальной среды. Практика показывает, что бывшие разбойники и бандиты, выйдя на свободу, нередко примыкают к тем, кто занимается радикальной экстремистской и террористической деятельностью. Таких людей надо отделять друг от друга. Мы обращали внимание на необходимость проведения срочной тюремной реформы, но, к сожалению, разработчики новых поправок к антитеррористическому законодательству обошли этот вопрос стороной», - подчеркнул Сатпаев. При этом он заметил, что правительство страны в очередной раз продемонстрировало свою работу по принципу пожарных: президент сказал - и все кинулись в срочном порядке выполнять его поручение, не особо задумываясь о последствиях своих шагов.

Кстати, по информации директора «Группы оценки рисков», к антитеррористической деятельности теперь будут привлекаться не только полиция, Комитет национальной безопасности (КНБ) и их специальные подразделения, но и Национальная гвардия Казахстана. «В принципе, подписанный 22 декабря Нурсултаном Назарбаевым закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму» не только расширяет функции силовых структур, но и даёт им значительно больше инструментов», - отметил Досым Сатпаев.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9210

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner