?

Log in

No account? Create an account

December 21st, 2016

Правозащитник Сурат Икрамов, живущий в Ташкенте и возглавляющий Инициативную группу по правам человека в Узбекистане (ИГНПУ), распространил очередные информационные сообщения, основанные на показаниях родственников заключенных. Они свидетельствуют о том, что в последнее время администрации колоний ужесточают условия содержания осуждённых по религиозным мотивам и увеличивают сроки их наказания.

Одну историю рассказала ИГНПУ 82-х летняя пенсионерка, мать 9-ти детей Тожихон Мирзаева, проживающая в Ташкентской области. По ее словам, её сын Абдукарим Мирзаев, 1964 года рождения, отец пятерых детей, был задержан 2 декабря 2008 года сотрудниками УВД Ташкентской области, подвергнут пыткам, обвинён в причастности к партии «Хизб ут-Тахрир», осуждён 6 февраля 2009 года приговором Зангиатинского суда (судья Ходжаева Мухаббат) по уголовным делам к 8 годам лишения свободы по статьям: 159 «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан», 244-1 «Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку», 244-2 «Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях» Уголовного Кодекса Узбекистана. При отбывании срока наказании неоднократно подвергался пыткам и издевательствам.

За несколько дней до окончания срока наказания Мирзаева администрация колонии возбудила на Абдукарима новое уголовное дело по статье 221 «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» УК РУ. Он был этапирован в следственный изолятор г. Каттакурган Самаркандской области.

24 ноября 2016 года, когда Тожихон приехала в колонию, ей отказали в свидании с сыном, после чего она обратилась к руководству ГУИН, где сказали ответили, что в отношении Абдукарима ведется следствие.

В апреле 2017 года истекает срок наказания другого сына Тожихон - Абдувохида Мирзаева 1971 года рождения, осуждённого на 11 лет лишения свободы. Мать в отчаянии говорит, что и его ждёт участь по добавлению нового срока наказания. По ее словам, администрация Зарафшанской колонии придумала новые требования для осуждённых по религиозным мотивам: каждый осуждённый должен сидеть с опущенной головой, не разговаривать, не общаться с другими осуждёнными и употреблять воду и пищу только в столовой.

Еще один сын этой же женщины, Мирзаев Абдулазиз Абдунабиевич, 1975 г.р., был задержан в 1999 году и приговорён Ташкентским областным судом к 18 годам лишения свободы по обвинению в посягательстве на конституционный строй, незаконной организации общественных объединений или религиозных организаций, изготовлении или распространении материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному и общественному порядку. Подвергался пыткам и унижениям. Болел туберкулёзом. Погиб от пыток в КИН 64/51 г. Косон 7 июня 2011 года.

* * *

В офис ИНГПУ также обратилась гражданка Абдурахманова Фарида Маликовна 1951 г.р., проживающая в Ташкенте. Из заявления следует: её сын Нармурадов Санжар Шавкатович – 1976 г.р., отец 4-х детей, был арестован сотрудниками МВД РУ 29 апреля 2000 года, обвинён в причастности религиозной партии «Хизб ут –Тахрир», при проведении следственных действий подвергался жестоким пыткам для получения признательных показаний. По сфабрикованным обстоятельствам был обвинен в тех же статьях - «посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан», «незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций», «изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку», «создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях».

Вина подсудимого С.Нармурадова на судебном процессе доказана не была, считает ИГНПУ. Суд проводился с грубыми нарушениями Уголовно-процессуального Кодекса и международных правовых норм. Однако судья Джамбайского района Самаркандской области З.Атакулов 15 августа 2000 года приговорил Санжара Нармурадова к 13-ти годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии строго режима.

Любопытна история самого судьи Атакулова, отмечает ИГНПУ. После оглашения приговора он запросил у родителей осужденного сумму в размере 1,5 тыс. долларов США за сокращение срока приговора до 10 лет на апелляционном рассмотрении. Родители подсудимого Нормурадова С обратились в Управление Службы национальной безопасности (СНБ) Самаркандской области, и при получении взятки судья Атакулов З. был задержан. Позднее он был осуждён к 6-ти годам лишения свободы. Со слов родителей Нармурадова С., через год после приговора судья откупился за 100 тыс. долларов США, вышел на свободу и эмигрировал в США.

В колониях Санжар Нармурадов подвергался жестоким пыткам со стороны надзирателей. В начале апреля 2013 года, когда до окончания его срока оставались считанные дни, администрация колонии КИН 64/61 г. Карши возбудила новое уголовное дело на Санжара по статье 221 «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». По данному сфабрикованному делу осуждённому Нармурадову Санжару добавили ещё 3 года и 6 месяцев. Через три года администрация колонии КИН 64/46 г. Навои вторично фабрикует уголовное дело по статье 221 УК РУ и в сентябре 2016 года суд приговаривает Санжара Нармурадова ещё к 3 годам в колонии строгого режима.

Когда 14 декабря 2016 года Фарида Абдурахманова посетила сына в колонии, она была в шоке: его лицо и тело было в синяках от побоев. Заместитель начальника колонии по воспитательной работе майор Мардонов и два оперативника колонии беседовали с Фаридой и успокаивали её, упрашивая никому не сообщать о пытках в отношении Санжара.


* * *

Председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов - один из немногих ташкентских правозащитников, продолжающий систематически документировать факты приговоров по сфальсифицированным свидетельствам и пытки в тюрьмах и колониях страны. Другие его сообщения вы можете прочитать ниже:

- Воспоминания Сурата Икрамова: Как учитель из Нукуса добился справедливости

- Воспоминания Сурата Икрамова: Как правозащитники «свалили» американскую чиновницу

- Воспоминания Сурата Икрамова: Смерть заключенного от пыток и странная реакция Freedom House (18+)

- Воспоминания Сурата Икрамова: Как в Ташкенте наказали судью-взяточницу

- Узбекистан: В тюрьмах Навоийской области от пыток погибли двое осужденных мусульман

- Воспоминания Сурата Икрамова: Как российские «воры в законе» под Новый год сделали подарок узбекским заключенным

- Воспоминания Сурата Икрамова: Как чемпиона мира судили за «ваххабизм»

http://www.fergananews.com/news.php?id=25767
В Узбекистане впервые обнародовали указ о приёме в гражданство, президент Шавкат Мирзиёев подписал его 20 декабря.

Приводим текст указа без списка принятых в гражданство.

«Узбекистан избрал путь построения демократического правового государства с сильным гражданским обществом, определив при этом обеспечение прав и свобод человека важнейшим приоритетом государственной политики, которая реализуется на основе принципов социальной справедливости и законности.

Всеобщей декларацией прав человека – первым международно-правовым документом, ратифицированным Узбекистаном после обретения независимости, - закреплено право каждого человека на гражданство.

Конституция Республики Узбекистан устанавливает единое на всей территории республики гражданство, которое является равным для всех независимо от оснований его приобретения.

Гражданство является основой обеспечения государством всех личных, политических, экономических, социальных прав и свобод.

В рамках реализации конституционных норм Узбекистан обеспечивает правовую защиту и покровительство своим гражданам как на территории Республики Узбекистан, так и за ее пределами.

В связи с чем в настоящее время всё большую актуальность приобретает рассмотрение обращений о предоставлении гражданства и принятие обоснованных решений о приёме в гражданство Республики Узбекистан самых достойных и заслуживающих этого высокого звания лиц, прежде всего, из числа коренных жителей республики, оказавшихся по различным объективным и другим жизненным обстоятельствам за пределами страны к моменту вступления в силу Закона «О гражданстве Республики Узбекистан».

Реализация данных мер полностью соответствует общепризнанным принципам международного права и учитывает интересы лиц, в том числе тех, которые родились и выросли на узбекской земле, и вносят достойный вклад в развитие и процветание нашей Родины».

В списке из 179 человек 28 указаны как уроженцы других стран: Республики Казахстан (7 человек), Республики Таджикистан (8), Туркменистана (4), Кыргызской Республики (5), Украины, Азербайджана, Российской Федерации, Китая (по одному человеку). Строго говоря, 27 из них являются уроженцами не отдельных стран, а соответствующих Советских Социалистических Республик.

Были ли новоиспечённые узбекистанцы гражданами других государств или являлись лицами без гражданства (ЛБГ), в указе не уточняется. Количество иностранцев, выразивших в своих заявлениях желание стать гражданами Узбекистана, и живущих в этой стране ЛБГ не афишируется. Издавались ли указы о приёме в гражданство Узбекистана ранее, в период правления Ислама Каримова, неизвестно. Отыскать ответы на эти вопросы в открытых источниках не удалось. Гораздо более актуальной является, судя по объёму присутствия в интернете, информация о лишении, выходе либо утрате гражданства Узбекистана.

Между тем, выяснилось, что слухи о грядущем предоставлении гражданства появились в Узбекистане еще осенью. Об этом свидетельствуют сообщения в социальных сетях (орфография сохранена):

- «В сеть говорят просочилась новость о замене паспортов ЛБГ. То есть говорят будут давать гражданство тем у кого красные паспорта» (пост от 11 октября. Далее идет пояснение, что красными в народе называют паспорта ЛБГ коричневого цвета).

- «Меня тоже вызывали на счет гражданства в паспортный стол на той недели. Я подавала заявление 2005 года на получение гражданства. Попросили обновить автобиографию, сведения о близ.родственниках и само заявление. Сказали сами позвонят. Жду пока...»

- «Знакомая 2 раза подавала на Узб гражданство, 2 года назад приходил отказ,на той неделе позвони и сказали придти оформлять документы для получения Узб гражданства».

- «Надо заслужить его.т е гражданства как мне сказали в паспортном столе».

- «У меня такой вопрос .... к жителям Узбекистана не имеющие гражданства (ЛБГ) -ходят слухи ,что выдают гражданство ,тем кто подавал заявку 10-15 лет тому назад ... есть такие ???» (пост от 2 декабря).

- «У меня однокурсник тоже лбг. Его родителям недавно позвонили с паспортного и сказали анкету заполнить на гражданство, т.к. они уже в течении 24 лет ждали его и регулярно ходили туда узнавать». (16 декабря).

На сообщение о подписании указа, опубликованном на сайте «Газета.Uz», откликнулись и оказавшиеся в долгожданном списке люди: «Люди нужно верить в хорошее, я сам в этом списке. Уроженец Узбекистана. Ждал гражданства 22 года. Теперь все получать гражданства. Только терпение». На вопрос одного из читателей, как жили эти люди до принятия их в гражданство Узбекистана, другой пояснил: «Люди с 1992 года переехали в Узбекистан из соседних республик и только получили гражданство, закон говорит что через 5 лет проживания можно подавать на гражданство, но что его получишь через 5 лет не говорится, и вот так люди «хор болиб» жили всё это время как люди 2 сорта, с документами на 2 года как для лиц без гражданства, который не все страны признают и в них не поедешь, обновлять каждые 2 года чтобы это разрешение на пребывание опять получить, купить машину — дадут жёлтые номера — а это как красная тряпка для ГАИ чтобы «остановить», дети как неграждане идут учиться по контракту только, никаких льгот, зато футболисты что играют за нашу страну получают гражданство легко, при этом сохраняя своё предыдущее и ничего страшного, за ними в аэропорту не охотятся в поисках 2-го паспорта. Так что для тех кто его сегодня получил — это реальный праздник!».

Согласно статье 17 закона «О гражданстве Республики Узбекистан», «иностранные граждане и лица без гражданства могут быть по их ходатайствам приняты в гражданство Республики Узбекистан в соответствии с настоящим законом независимо от происхождения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, политических и иных убеждений.

Условиями принятия в гражданство Республики Узбекистан являются:
1) отказ от иностранного гражданства;
2) постоянное проживание на территории Республики Узбекистан в течение последних пяти лет.
Настоящее правило не распространяется на лиц, изъявивших желание стать гражданами Республики Узбекистан, при условии, если они родились и доказали, что хотя бы один из их родителей, дед или бабушка родились на ее территории и не состоят в гражданстве других государств;
3) наличие законных источников существования;
4) признание и исполнение Конституции Республики Узбекистан.

Требования, указанные в пунктах 1, 2 и 3 настоящей статьи, могут не учитываться в исключительных случаях по решению Президента Республики Узбекистан в отношении отдельных лиц, имеющих выдающиеся заслуги перед Республикой Узбекистан или высокие достижения в области науки, техники и культуры, а также обладающих профессией или квалификацией, представляющей интерес для Республики Узбекистан.

Ходатайство о приеме гражданства Республики Узбекистан отклоняется, если лицо:
выступает за насильственное изменение конституционного строя Республики Узбекистан;
состоит в партиях и других организациях, деятельность которых несовместима с конституционными принципами Республики Узбекистан;
осужден и отбывает наказание в виде лишения свободы за действия, преследуемые по законам Республики Узбекистан».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25768
В Алма-Ате и трёх областях Казахстана Комитет национальной безопасности (КНБ) начал проводить 21 декабря спецоперацию по нейтрализации ячеек религиозного движения «Ат-Такфир валь-Хиджра» («Обвинение в неверии и исход»), считающегося экстремистским. Об этом сообщает пресс-служба КНБ.

«Оперативные мероприятия проводятся одновременно в Алматинской, Актюбинской, Атырауской областях и городе Алматы. По подозрению в разжигании религиозной розни и участии в деятельности запрещенной организации задержаны и доставлены в территориальные органы КНБ 16 человек», - сообщается на сайте Комитета.

В ходе спецоперации сотрудники КНБ проводят обыски и иные оперативно-следственные и процессуальные действия по местам проживания предполагаемых последователей движения.

«Известно, что члены этой организации пропагандируют принцип так называемого «обвинения в неверии» или «такфира», на котором, в свою очередь, построена идеология «Аль-Каиды», «ДАИШ» (вариант названия запрещённой террористической организации «Исламское государство», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб.) и ряда других террористических группировок», - добавляют в ведомстве.

В КНБ считают, что члены экстремистской организации одобряют действия террористов в Сирии и Ираке, а также в целом отрицают светскую форму правления и конституционные законы страны.

Идеологи «Ат-Такфир валь Хиджра» заявляют, что большинство мусульман - это безбожники, ставшие таковыми из-за своих грехов. Истоки организации лежат в Египте, где она была основана в 1971 году идеологом радикального ислама Сайидом Кутба. Взгляды адептов движения близки к ваххабитам, вследствие чего они получают поддержку из Саудовской Аравии.

В Казахстане организация «Ат-Такфир валь-Хиджра» решением суда была признана экстремистской и запрещена в 2014 году. Но до сих пор её адепты не попадали в криминальные сводки. Деятельность организации признана террористической в США, России, Китае, Египте, Ливии, Марокко, Таджикистане, Узбекистане и ряде других стран.

Последний рейд в отношении религиозных экстремистов был совершён 7 декабря: в частности, в Актюбинской области сотрудники КНБ совместно с антикоррупционной службой и органами внутренних дел провели масштабную спецоперацию по пресечению деятельности организованной преступной группы, занимающейся хищением нефти. Сообщалось, что преступная группировка контролировалась последователями салафитского течения. Отметим, что предприятие ТОО «Актобе Нефтепереработка», связанное, по версии следствия, с нелегальным оборотом нефти, принадлежит племяннику Имангали Тасмагамбетова, занимающего пост заместителя премьер-министра Казахстана.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25769
Говоря о трудовой миграции, многие из нас представляют безликую толпу или массу, курсирующую между Россией и своими странами. А ведь этот многомиллионный поток состоит из людей, и каждый из них – личность со своим видением и пониманием жизни. Сегодня в рубрике «Голоса миграции» свою историю нам поведал Файз (имя изменено) – житель маленького поселка Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Он уехал в Россию в 2006 году. В прошлом году его депортировали, но Файз намерен вновь вернуться в Россию через два года, когда ему будет открыт въезд в эту страну.

* * *
Когда Файз закончил школу в своем памирском кишлаке, он поступил в институт физической культуры в Душанбе, но проучился там недолго. Денег на жизнь в столице не хватало. Родители помогать не могли, потому что сами нуждались – у Файза еще есть младшие сестренки. Друг уговорил парня отправиться в Россию на заработки.

«Денег на поездку не было, поэтому мы позвонили в Россию своим землякам, попросили в долг. У друзей и знакомых мы наскребли на проезд в поезде, – рассказывает Файз. – До Аксарайской (железнодорожная станция в Астраханской области. – Прим. «Ферганы») ехали без билета – договорились с проводницей, которая взяла с нас деньги и пообещала, что до Аксарайской она нас подстрахует, а дальше – тоже за деньги – нам поможет один дагестанец. В купе были еще 4 пассажира из Согдийской области. С ними ехал совсем еще молодой парнишка, недавно закончивший школу, очень исполнительный и расторопный. Самый младший среди нас, он выполнял мелкие поручения. Взрослые родственники обещали его матери устроить мальчишку на работу в Москве.

В Аксарайской мы сошли с поезда, и проводница передала нас тому самому дагестанцу, который должен был сопровождать нас дальше до Москвы. Мужчины из Согда тоже поехали с нами. Когда прибыли в Москву, проводник потребовал оплаты. Мы отдали ему все деньги, что у нас оставались. А эти взрослые из Согда за себя расплатились, а за мальчишку – нет. Тогда дагестанец сказал, что тот отработает свой обратный билет домой, как раб. Мальчишка так плакал и кричал, что до сих пор его крик у меня в ушах стоит. А родственники пацана оставили его и ушли, даже не оглянувшись назад. Бессовестные, а ведь деньги у них были. Мы думали, как помочь парнишке, но у нас в кармане оставались гроши, за которые нам его не отдали. Неизвестно, что с ним случилось дальше. До сих пор меня это мучает – все хочу разузнать о нем, но не знаю как.

Москва и Ярославль

Мы решили не оставаться в Москве. Уехали с другом в Ярославль – там работал мой троюродный брат. Приехали туда, устроились на работу разнорабочими, так как определенной профессии у нас не было. Приходилось выполнять самую тяжелую работу, но мы не жаловались. Приехали работать, значит, надо было терпеть. Через несколько месяцев я научился работе кровельщика – она стала моей специальностью – и зарабатывать стал лучше. Конечно, Ярославль – это не Москва, заработки здесь были хуже, но жить было легче, чем в Москве.

Жители города относились к нам в большинстве по-доброму. Они интересовались, откуда мы. Взрослые знали о Таджикистане, молодежь – почти нет, но презрения к нам не было. Любопытство было, а презрения – нет, никто от нас не отворачивался. В нашей бригаде в основном были русские. Вместе с ними мы обедали, ужинали, проводили праздники. Откровенно злых людей я не встречал.

Мне кажется, что чем дальше от Москвы, тем добрее, милосерднее, приветливее люди. А в Москве человек человеку волк. Слишком много народа, а друг друга не видят. В Москву мы тоже ездили на всякие мероприятия, свадьбы. Но это не мой город. Все куда-то спешат, торопятся, бегут. В метро люди друг на друга не смотрят. Уткнутся в книжку или телефон, и, даже если рядом человек умрет, они не заметят или сделают вид, что не увидели. Я родом из маленького кишлака, где все друг друга знают. Там люди друг с другом и в радости, и в горе. А в больших городах все запрутся в своих квартирах и вместо настоящего общения смотрят телевизор. В одном подъезде живут, а друг друга не знают. Страшно так жить. Москва – некомфортное место для нас. Я имею в виду душевный дискомфорт. Там нас называют черными, чурками, гастерами. Человек проходит через страдания, когда унижают его достоинство и честь. Поэтому я, как только у земляков заканчивалась свадьба, сразу же уезжал в Ярославль.

В основном все мигранты с Памира знают русский язык, поэтому им легче жить и работать. Наобум не едут – у кого-то там родственники, у кого-то односельчане. Таких случаев, чтобы мигранты с Памира жили в подвалах, вагончиках, я не слышал. Мы жили на квартире и платили по 3 тысячи рублей с каждого. Хоть нас там проживало несколько человек, но главное, что были все условия – кухня, ванная, горячая вода. А что еще нужно? В кишлаках в Таджикистане таких условий нет. И с развлечениями в России лучше. Мы же молодые – нам хочется все увидеть, развлечься, повеселиться.

«Здесь вам Россия, а не Чуркистан»

Правда, были и несчастья. Россия забрала у меня двоюродного брата. Как-то мы с ним ехали в автобусе. Недалеко от нас сидели четверо молодых людей и девушка. Как обычно мы с братом общались на родном языке. Один из парней вдруг крикнул нам, чтобы мы перестали говорить на «тарабарском языке», а перешли на русский. «Здесь вам Россия, а не Чуркистан», - сказал он. На это брат ему ответил, что мы будем разговаривать на том языке, на котором нам удобно. Эти парни стали обзывать и угрожать нам. Сидящие в автобусе люди заступились за нас. Они сказали парням, чтобы отстали. А те все не унимались, и девчонка тоже обзывала нас.

В какой-то момент один из них вытащил из кармана нож и пырнул им брата, который сидел к нему ближе, чем я. Брат упал. Я приподнял его, пассажиры тоже пытались помочь, но было поздно – он уже не дышал. А эти парни с девчонкой выскочили из автобуса и убежали. Когда приехала милиция, весь автобус дал показания против этих националистов. По этим показаниям их нашли. Оказывается, они были приезжими из Питера. Их осудили, даже девчонку.

Для меня гибель брата стала большим потрясением. Я знал, что в России есть нацисты, которые убивают нерусских, но не думал, что это может случиться с моими родственниками. Несмотря на это, я хочу вернуться обратно. У меня нет другого выхода. Работы в кишлаке нет. Я чиню крыши соседей-односельчан, но они мне платят мизер – даже на еду не хватает. На что жить – не знаешь. Вот и вынуждены мы уезжать. Я уже взрослый, мне 30 лет, нужно обзаводиться семьей, поэтому надо заработать деньги на дальнейшую жизнь. Как только откроют въезд, я опять поеду в Ярославль – там уже все знакомо, привычно. Да и люди, несмотря ни на что, в большинстве своем хорошие», - заключил Файз.

* * *

От редакции: Если вы хотите поделиться своей историей, случаем из жизни, рассказать о проблемах, в которыми вы столкнулись, будучи трудовым мигрантом, о том, как живет ваша семья, оставшаяся на родине или приехавшая вместе с вами в Россию, напишите или позвоните нам, и мы обязательно опубликуем ваш рассказ. E-mail главного редактора – dan@kislov.ru. Телефон редакции: +7(495)132-62-58. Связь с редакцией также возможна с этой страницы.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9201
В Казахстане один за другим проходят процессы против пользователей социальных сетей. Почти всем вменяют одно и то же обвинение – возбуждение национальной, социальной и религиозной розни, статья 174 Уголовного кодекса республики. Один перепостил «нехорошие» песни, другой грубо отозвался о российском президенте, третий совершил не менее отвратительные вещи, тянущие по казахстанским меркам на 5-7 лет лишения свободы.

Первая волна подобных процессов началась в Казахстане весной 2015 года. Обстоятельства дел вызвали у большинства подозрения, что на этом всё не закончится. И как в воду глядели.

Ящик Пандоры: вскрытие

Татьяна Шевцова-Валова, оскорбительно отзывавшаяся о казахах в социальных сетях, в общем-то заслуженно, но главное – образцово-показательно была наказана на четыре условных года лишения свободы. Причём изначально государство пребывало как бы не при делах: с требованием привлечь пользователя к ответственности выступила группа бдительных блогеров, вошедших в окологосударственную структуру «Альянс блогеров Казахстана». Одним из главных подписантов явилась некая Ботагоз Исаева, которая, к слову, тоже не сильно сдерживала свои эмоции в отношении других наций. Но до поры до времени ей всё сходило с рук.

Пока в Алма-Ате шел процесс над «русской националисткой», власти Астаны инициировали дело в отношении Сакена Байкенова - активиста группы «Антигептил», выступавшей против запусков российских ракетоносителей протон с космодрома Байконур. Байкенов очень необдуманно высказался о казахстанских русских. Хотя на практике никаких проблем в этой сфере у него не замечалось. Более того, когда в Караганде осудили эксцентричного юриста Евгения Танкова, якобы за нападение на судью, Сакен возил ему передачи (что уже о чём-то говорит). Но на фоне эскалации конфликта на Украине и жесткого деления казахстанского общества на «укропов» и «ватников» в сети не смог сдержать эмоции.

На суде свою вину Байкенов признал полностью, за что и был «вознаграждён» всего двумя годами ограничения свободы. Шевцова-Валова вину признавать отказалась, заявив, что вменяемые ей посты появились после взлома аккаунта. И получила четыре года заключения условно.

Обрадованная успехом, Ботагоз Исаева при поддержке той же группы блогеров донесла на достаточно известного «фейсбукчанина» и «ютубера» – предпринимателя Ермека Тайчибекова, позиционирующего себя сторонником Российской империи и высказывавшегося о необходимости присоединения Казахстана к России. Его уже вызывали на беседу в Комитет национальной безопасности (КНБ), но это не подействовало. Своими постами Тайчибеков вызывал не только оживлённую полемику в сети, но и оказался востребованным медийным персонажем - в силу и экзотичности взглядов, и несомненных блогерских талантов.

Тайчибекову дали четыре реальных года лишения свободы. Путин, которого Ермек идеализировал, по всей видимости, не стал вмешиваться в этот процесс.

Зато следующим кандидатом на посадку неожиданно стала… Ботагоз Исаева. Комитет национальной безопасности возбудил на нее дело по проторенной статье, но теперь по заявлению осужденного Ермека Тайчибекова. Сразу после того, как в доме Исаевой прошел обыск, она скрылась, предположительно на Украине.

Помимо статьи о возбуждении розни власти обкатали еще одну статью широкого поражения – «Сепаратистская деятельность», статья 180 Уголовного кодекса, – на Игоре Сычеве, молодом пользователе социальной сети «Вконтакте» из восточно-казахстанского городка Риддер. Сычев автоматически сделал репост опроса, будучи одним из администраторов страницы «Подслушано в Риддере»: предлагалось представить, что в Риддере проходит голосование за вступление в состав России и проголосовать «за» или «против». Несмотря на то, что после возмущения некоторых пользователей Игорь опрос удалил, суд вынес приговор – пять лет лишения свободы.
И, по сути, ящик Пандоры оказался открыт полностью.

На всех одна статья

Эксперименты по обкатке на пользователях социальных сетей статьи по возбуждению розни и призывам к сепаратизму так понравились казахстанским силовикам, что дальше всё пошло потоком. Только теперь, оставив в покое обычных, даже не самых толерантных блогеров и пользователей соцсетей, всю мощь публикаций обрушили на противников власти.

Силовые органы уже перестали нуждаться в добровольных помощниках (после побега Исаевой пыл блогеров-стражников быстро сдулся) и изредка, когда надо, придумывали «неустановленных анонимов», на которых всё и сваливали.

Кто бы ни стоял за новыми процессами – полиция, спецслужбы или прокуратура - обвинения стали строиться без каких-то оснований и даже логики. Самое громкое дело из этой череды – цитаты из книги «Ветер с улицы» общественного деятеля Мурата Телибекова. Мало того, что в отношении него самого (этнического казаха) возбудили дело за возбуждение межнациональной розни в отношении казахов же, для этого вновь понадобилась «помощь зала». Таковой стало заявление группы националистов, собравшей по поводу этих строк пресс-конференцию. Однако дело в отношении Телибекова приостановили. Он явно стал всего лишь звеном в многоходовке спецслужб, которые привлекли к ответственности двух ярых критиков режима – общественных деятелей из Алма-Аты Ермека Нарымбаева и Серикжана Мамбеталина. Первый перепостил крамольные строки из книги Телибекова на своей странице в Фейсбуке и высказал ему поддержку. Второй сделал то же самое, но назвал эти строки «словами Иблиса». Оба пошли как организованная преступная группа, хотя десятки других фейсбукчан без вредных последствий для себя и общества разместили на своих страницах злосчастный отрывок и довольно бурно его обсуждали.

Ермека и Серикжана после грубейшего судебного процесса, едва не стоившего им жизни, осудили на три и два года лишения свободы соответственно. После того как Мамбеталин и Нарымбаев опубликовали «письма покаяния» (Мамбеталин серьёзное, а Нарымбаев - издевательски-стебное) обоим изменили приговор на условный с запретом на занятия общественной деятельностью - ради чего весь этот страшный цирк и затевался.

Аналогичным образом власти избавились от активного астанинского правозащитника Болатбека Блялова, притянув за уши возбуждение розни за ролики, где тот обучает применять ненасильственные методы сопротивления произволу и нелицеприятно отзывается о Владимире Путине. Под угрозой реального тюремного заключения Блялову пришлось «признать» свою вину и остаться на условной свободе, не имея возможности заниматься общественной деятельностью в течение пяти лет.

Последним из череды «политических» стал уральский оппозиционный бард Жанат Есентаев. Арестовав его за активное участие в подготовке земельного протеста в Уральске, спецслужбы, к своему удовлетворению, обнаружили на его странице в Фейсбуке посты, которые и в самом деле тянут на возбуждение розни. Итог таков же: признание вины и раскаяние, два с половиной года ограничения свободы с запретом в течение этого срока участвовать в любых культурно-массовых мероприятиях, семинарах и конференциях, проводимые иностранными организациями, публиковать посты на социально-политическую и экологическую тематику.

«Бабло друзьям. Народу – водки»

Немногочисленные нелояльно настроенные по отношению к власти общественные деятели из тех, кто ещё не был осуждён, предельно сдержанны в своих публичных высказываниях и постах. Но социальные сети, в первую очередь, казахстанский сегмент Фейсбука, продолжают жить своей жизнью, и обычные пользователи, не являющиеся публичными фигурами, всё ещё не ограничивают свои умозаключения, где достается всем - от представителей иной национальности до президента Назарбаева. Последнему, пожалуй, больше всех и перепадает, что не может не напрягать спецслужбы – ведь недосягаемого Елбасы, имеющего иммунитет от любого уголовного и судебного преследования, защищённого законами, заборами и кодексами, высмеивают в социальных сетях как простого смертного.

Среднестатистические пользователи социальных сетей, видимо, исходят из того, что за непубличными фигурами особого контроля нет, и в любом случае всех не пересажают. Пересажать всех, конечно, затруднительно даже для полицейского государства, но кое-что предпринять можно, чтобы и себе новые звездочки заработать, не сильно напрягаясь, и обществу намекнуть.

Шестого декабря на 5,5 лет осуждён житель Северо-Казахстанской области Игорь Чуприн - за то, что в публичной переписке с другими пользователями социальной сети «Вконтакте» оскорбительно отзывался о казахах. Однако помимо возбуждения национальной розни ему прицепили и «пропаганду нарушения унитарности и целостности республики, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории и дезинтеграции государства».

Приговор выглядит то ли как часть абсурдистской пьесы, то ли как набор мыслеобразов душевнобольного. Впрочем, решения суда, вынесенные по другим политическим или околополитическим делам, не сильно ушли вперед.

Из приговора: «Они вызвали негативную реакцию и социальную напряжённость, привели к разжиганию конфликта и возникновению антиконституционного типа гражданского и политического поведения, выраженного как в возбуждении национальной розни, так и в возможности нарушения целостности Республики Казахстан, а также стали источником возникновения сведений, содержащих признаки национальной нетерпимости». Сильно!

Вскоре, 14 декабря, на шесть лет осудили Руслана Гинатуллина. Этот рэп-исполнитель и приверженец «Хизб ут-Тахрир» в одном флаконе оказался на скамье подсудимых всего лишь за перепост двух видеороликов на портале Youtube. В одном идет речь о марше нацистов в России, в другом - о действиях сепаратистов на Донбассе. В обоих случаях Руслан высказал свое негодование, за что и был… привлечён к ответственности за «возбуждение». Несмотря на то, что известный филолог Рахиля Карымсакова, сделавшая независимую экспертизу материалов, не нашла в действиях 34-летнего Руслана признаков «возбуждения розни», его ожидаемо отправили за решётку. Тем более что ранее он был судим, вины своей не признал, а обвинение назвал «абсурдным и лишённым логики», как оно на самом деле и есть.

Составить компанию Игорю и Руслану может теперь и актюбинец Санат Досов. Набор его постов вполне типичен для среднестатистического национал-патриота: проблемы казахского языка, ислам, война на Украине и в Сирии. При таких составляющих нелюбовь к российскому президенту - само собой разумеющаяся. Однако в его фразах, касающихся Путина, казахстанские силовые структуры каким-то образом разглядели социальную рознь, не поясняя, между кем и кем. «Путин разваливает страну! Никто не будет нападать, сам народ поймёт и тогда трудно будет что изменить! Русский, останови фашизм на своей земле!» - писал у себя Досов, попутно в ещё паре мест назвав президента соседней страны «фашистом» и закрепив сказанное двустишием: «Взрывай дома, топи подлодки. Бабло друзьям. Народу - водки».

Свою вину Досов признал, хотя вряд ли понял, в чём она состоит и как его выпады в адрес Путина могут раскачать социальные устои в Казахстане.

Немного в стороне от возбудителей розни стоят распространители экстремистских идей. Хотя, возможно, спецслужбы уже ощущают нехватку тех, кто делится прямыми призывами. Поэтому в конце ноября в Актобе на пять лет осудили студента, поделившегося на своей странице «джихадистскими» песнями (на каком языке, не указывается). В том же городе сейчас судят продавца мобильных телефонов и тоже - за коллекцию неправильных песен на его странице «Вконтакте».

В принципе, в таких музыкальных жанрах, как хэви метал, панк-рок и рэп, «возбуждение» и экстремистские призывы - сплошь и рядом. Разве что от массовых проверок и новых посадок спасает то, что представления силовиков о музыке не вышли за пределы Лепса и Круга.

Перевозбуждение органов

Статья 174 уголовного кодекса Казахстана «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» стала настоящим кошмаром для не сильно развитого казахстанского гражданского общества. Основное её удобство – в универсальности и в том, что не требуется сильно распинаться, доказывая наличие того самого возбуждения. Поскольку нигде не прописано, как именно должно выглядеть возбуждение розни, то и применять эту статью можно хоть к столбу. Мало того, создателей этой статьи даже не озаботило, что в Казахстане официально никаких сословий нет. Или уже есть?

В 2015 году в Казахстане было заведено 88 дел по статье о возбуждении различных розней. Наверное, не меньше и в этом году. Есть ещё и «родственные» статьи УК – пропаганда сепаратизма или экстремизма, - тоже не требующие больших усилий по обоснованию их применения.

Неважно, что по международным стандартам к казахстанским осуждённым вряд ли могли бы применить какие-то санкции, так как почти никто из них не дотянул до полноценного «языка вражды». Даже если кто-то кое-где порой и перегибал палку, всё уходило в пар. При этом и в ООН, и в ОБСЕ считается вполне допустимым, когда выражение мнения может находиться у опасного края. Но это там – на Западе.

«Если говорить о международном праве, в принципе, мы ведём речь о двух соприкасающихся преступлениях: «языке ненависти» и «преступлении ненависти» или «преступлении, мотивом которого является предубеждение». Наше уголовное законодательство не содержит такого разделения», - в своё время писал известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис. Вместе с политиками, юристами, общественными деятелями и международными экспертами он не один год пытается добиться если не исключения печальной статьи из уголовного кодекса, то хотя бы ее конкретизации. Но пока - никаких намёков на успех.

В Казахстане, где политически мотивированных судебных процессов становится всё больше, существование статьи 174 – жизненная необходимость и для спецслужб, и для судей, и для прокуратуры, благо ни одна ветвь не может похвастать высоким профессионализмом. Так что статья, позволяющая органам возбуждаться по поводу или без, при отсутствии каких-то других официальных обоснований для расправы над оппонентами власти стала идеальным инструментом.

Бахытжан Торегожина, руководитель фонда «Ар.Рух.Хак» и активный пользователь Фейсбука, считает, что когда разгромлена оппозиция, а все немногочисленные общественные активисты находятся на контроле, пришла очередь «маленького человека».

«Во-первых, это связано с тем, что есть огромный репрессивный аппарат – спецслужбы, у которых огромный бюджет и огромное количество сотрудников. Второе – это отсутствие оппозиции: если раньше репрессивный аппарат «работал» с оппозицией и добился «успехов», разгромив её, теперь им надо показывать продолжение работы, и они взялись сначала за гражданских активистов, а теперь - и за обычных граждан. При этом они не утруждают себя внедрением агентов, либо проведением информационной работы. Они нашли самую лёгкую работу: просеивать социальные сети и искать врагов среди обычных граждан. Таким образом они пытаются оправдать своё существование и огромные деньги, которые на них выделяются. Всё прозаично», - считает Торегожина.

Журналист и тоже постоянный пользователь нескольких соцсетей Андрей Цуканов придерживается другой точки зрения: «Мне кажется, о «новом витке» говорить не совсем правильно. Правильнее было бы говорить об общей тенденции увеличения количества наказанных за посты в соцсетях. Соцсети прочно вошли в нашу жизнь, причём их влияние и распространённость продолжают расти. А значит, будет расти и количество преследуемых. Ну и государство на то и государство, чтобы наказывать».

В казахстанском сегменте Всемирной сети невесело шутят, что после распространителей песен и стихов будут приходить за теми, кто рассказывает анекдоты. К тому же что-то такое в общей истории наших народов было, по историческим меркам, совсем недавно.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/article.php?id=9202
Как мы уже сообщали, в Москве будет возведен памятник первому президенту Узбекистана И.Каримову, скончавшемуся (по официальным данным) 2 сентября 2016 года.

Памятник предполагается установить в сквере между д. 39, стр. 1 по ул. Большая Полянка и д. 13 в 1-м Казачьем пер.

Стало известно, что изготовление скульптурной части памятника будет покрыто за счет средств Республики Узбекистан, а проектирование, установка и благоустройство прилегающей территории - за счет бюджета Москвы.

Всего на эти цели планируется потратить 35 млн руб., сообщает MSKAgency.ru.

Что такое «35 миллионов рублей» (эквивалент - 570$ тыс. или 3,7 млрд сумов)?

- 35,4 млн. рублей будет направлено в 2017 году на капитальный ремонт государственных учреждений культуры Иркутской области России;

- 500 тысяч долларов - годовой размер заработной платы президента Сингапура;

- 3,7 миллиарда сумов - столько денег вы получите, работая в Узбекистане с минимальным окладом (149.775 сумов в месяц) в течение 2000 лет.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25770
За 9 месяцев 2016 года экспорт узбекских фруктов и овощей в Россию вырос в три раза - до 90 тысяч тонн. Об этом 21 декабря сообщил посол России в Узбекистане Владимир Тюрденев, передаёт «Подробно.Uz».

«По узбекским статистическим данным, за 9 месяцев экспорт узбекской плодоовощной продукции в Россию вырос в физическом выражении в три раза до 90 тысяч тонн. Сегодня специалисты двух стран прорабатывают возможность создания «зеленого коридора» для существенного увеличения поставок узбекской сельскохозяйственной продукции в Российскую Федерацию», - сказал посол.

По российским статданным, общий товарооборот в январе-сентябре вырос на 0,9 процента (до 3294,7 тысячи тонн) - в физическом выражении, но в стоимостном снизился на 7,8 процента - до $1,98 млрд, сообщил Тюрденев.

По его словам, физические объёмы экспорта из России в Узбекистан снизились на 2,3 процента, а импорт из Узбекистана увеличился на 59 процентов в физическом выражении, на 20 процентов - в стоимостном.

В целом, подчеркнул посол, Россия в 2016 году не только сохранила, но и продолжила укреплять свои позиции в Узбекистане, продолжая оставаться крупнейшим инвестором в узбекский топливно-энергетический комплекс.

В ноябре Минсельхоз России сообщал, что поставки сельхозпродукции из Узбекистана в Россию возросли более чем вдвое.

В конце мая 2016 года на переговорах с делегацией Минсельхоза России в Ташкенте министр внешних экономических связей, инвестиций и торговли Узбекистана Эльёр Ганиев заявил, что Узбекистан готов поставлять на российский рынок более 800 тысяч тонн овощей и фруктов в год, в том числе бахчевых и винограда. В 2015 году Узбекистан поставил в Россию более 48 тысяч тонн овощей и фруктов (в том числе сушеных и замороженных). Таким образом, Узбекистан намерен увеличить поставки более чем в 16,5 раза.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25771
Россия может приостановить авиасообщение с Таджикистаном в 00:00 часов 22 декабря, если авиационные власти республики не дадут разрешение на выполнение полетов авиакомпании «Ямал» из подмосковного аэропорта Жуковский в Душанбе и Худжанд в зимнем сезоне 2016-2017. «В настоящий момент авиавласти двух стран ведут переговоры, чтобы не прерывать авиасообщение», - цитирует ТАСС заявление российского Минтранса.

Ранее авиакомпания «Ямал», которую правительство России назначило на полеты из аэропорта Жуковский в Душанбе и Худжанд, подала в ведомство гражданской авиации Таджикистана заявки на выполнение таких полетов. Однако таджикская сторона не выдает разрешения, ссылаясь на нарушение принципа паритета, что, по данным Минтранса России, нарушает подписанный двумя странами в ноябре протокол. Как отмечают в Минтрансе, такой отказ неправомочен, так как ни единого упоминания о «паритете» в соглашении о воздушном сообщении и последующих договоренностях между Россией и Таджикистаном нет.

В рамках переговоров авиационных властей двух стран, которые состоялись 7 ноября этого года, таджикская сторона приняла назначения российских компаний на линиях Жуковский – Душанбе и Жуковский – Худжанд. На момент переговоров назначенными перевозчиками с российской стороны были две компании – «Уральские авиалинии» и «Ямал». Авиакомпания «Уральские авиалинии» приступила к полетам в ноябре 2016 года. Однако заявка «Ямала» таджикской стороной была отклонена.

«В рамках соглашения у России есть два направления, на которых существуют ограничения, – это Москва – Душанбе (по 14 рейсов в неделю для каждой из сторон) и Москва – Курган-тюбе (по 7 рейсов в неделю). На этих направлениях можно говорить об условном «паритете», на других направлениях никаких ограничений по количеству назначенных перевозчиков и частоте полетов нет», - отметили в российском Минтрансе.

Однако таджикская сторона характеризует ситуацию как «давление российских авиавластей» и считает ультиматум российской стороны «неприемлемым». Как сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в Минтрансе Таджикистана, что авиакомпании «Ямал» для получения официального разрешения на полеты в республику необходимо было согласовать некоторые вопросы, в частности, получить эксплуатационное разрешение. Эта процедура, по данным источника, занимает 45 дней, однако авиакомпания «Ямал», не дождавшись получения официального разрешения, самовольно начала продажу авиабилетов и назначила дату вылета первого рейса. Во вторник, 20 декабря, из Жуковского в Душанбе самолетом «Ямала» должны были вылететь более 100 человек. Однако из-за отсутствия разрешения властей Таджикистана рейс был отложен.

Напомним, подобная критическая ситуация во взаимоотношениях авиавластей двух стран сложилась в начале ноября текущего года, когда Таджикистан отказался принимать самолеты российских авиакомпаний из подмосковного Жуковского, сославшись на нарушение паритета между российскими и таджикскими авиаперевозчиками. В ответ Россия также пригрозила приостановить воздушное сообщение с республикой. Однако после переговоров сторон 7 ноября в Москве Таджикистан согласился принять условия российской стороны и дал добро на рейсы «Уральских авиалиний» из Жуковского в Душанбе и Худжанд с частотой два раза в неделю.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25772

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner