November 15th, 2016

В Казахстане задержан редактор и директор двух изданий, президент Международного Казахского ПЕН-клуба Бигельды Габдуллин

В Казахстане назревает еще одно резонансное судебное разбирательство, которое может окончиться закрытием двух средств массовой информации. Национальным бюро по противодействию коррупции начато досудебное расследование в отношении главного редактора газеты Central Asia Monitor и директора сайта Радиоточка Бигельды Габдуллина. Об этом сообщает пресс-служба ведомства. Редактор был задержан и водворен в изолятор временного содержания Департамента внутренних дел Астаны вечером 15 ноября, когда явился по вызову антикоррупционной службы.

Ведомство обвиняет главного редактора изданий в вымогательстве денег с высокопоставленных должностных лиц. Согласно версии следствия, главный редактор, используя подконтрольные СМИ, «активизировал информационную атаку в отношении руководителей государственных органов путем публикаций негативных материалов, порочащие деловую репутацию. В дальнейшем Габдуллин за прекращение критики вымогал с должностных лиц государственные заказы для своих медиаресурсов».

В свою очередь, некоторые чиновники шли на шантаж и лоббировали интересы изданий Габдуллина, обеспечивая заключение договоров о государственных закупках. Только после этого, отмечается в пресс-релизе нацбюро, «в подконтрольных СМИ публиковались исключительно положительные материалы об их деятельности».

В частности антикоррупционное ведомство отмечает, что, якобы, Габдуллин вымогал бюджетные средства на сумму 10 миллионов тенге (ок. 30 тыс долларов США) с администрации Джамбульской области. По возбужденному уголовному делу проходят всего семь государственных органов, которые предоставляли государственный заказ «по аналогичной схеме».

Издания Бигельды Габдуллина пока никак не комментируют происшедшее.

«Радиоточка» - влиятельный информационно-аналитический портал, известный своими расследованиями, в частности, серией публикаций под названием «Кто владеет KZ». Авторы статей, пользуясь данными из официальных источников, показывают, что государственные чиновники Казахстана владеют солидными бизнес-активами через своих родственников.

В 90-е годы Бигельды Габдуллин возглавлял газету «Новое поколение», а затем оппозиционное издание «XXI век». Являлся заместителем председателя оппозиционной Республиканской народной партии Казахстана бывшего премьера Акежана Кажегельдина. Вслед за Кажегельдиным в начале 2000-х покинул Казахстан, заявляя о преследовании. В 2004 году вернулся на родину, попросив прощения у президента Назарбаева, после чего основал газету «Central Asia Monitor». Также является директором интернет-портала Radiotochka.kz. С 2013 года Габдуллин - президент казахского PEN-клуба. Весной 2016 года избран депутатом городского совета Алма-Аты от партии власти «Нур Отан».

Бигельды Габдуллин – автор ряда книг, награжден государственными орденами «Құрмет» (2006), «Парасат» (2012), международным орденом «Офицерская честь» (2013). В 2011 году получил звание «Лучший главный редактор Казахстана».

Напомним, что это уже второе уголовное дело в Казахстане, связанное с государственными заказами для СМИ. 22 февраля 2016 года были задержаны президент Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев и его сын, генеральный директор информационного агентства «КазТАГ», Асет Матаев. Им вменили нецелевое использование бюджетных средств, согласно которому, по заявлению антикоррупционной службы, государству был нанесен ущерб в размере более 600 миллионов тенге (ок. 2 млн. долларов США). В качестве потерпевших на процессе проходили Комитет связи, информации и информатизации и АО «Казахтелеком».

3 октября 2016 года Матаева-старшего приговорили к шести, а Матаева-младшего - к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима с конфискацией имущества. Наблюдающие за ходом процесса эксперты и правозащитники отметили многочисленные нарушения, допущенные во время следствия и судебного разбирательства.

Сами подсудимые оценили свое уголовное преследование, как рейдерский захват со стороны высокопоставленных чиновников. Подробнее о деле Матаевых — в материалах «Ферганы» https://goo.gl/R8aibW
http://www.fergananews.com/news.php?id=25603

Казахстан: Молодёжная музыкальная субкультура встречает сопротивление со стороны «защитников традиций»

11 ноября 2016 года в небольшом центрально-казахстанском городе Кокчетаве в очередной раз было сорвано выступление алма-атинского бойз-бэнда «Ninety One» («Девяносто один» - свое название группа берет от года независимости Казахстана). Это уже шестой город из шестнадцати заявленных в рамках турне 2016 года городов страны, отказавшийся принять поп-музыкантов. Почему же выступления группы срываются одно за другим?

Созданный в 2014 году музыкальный коллектив играет в стиле, как они сами называют, q-pop (казахский поп), взяв за основу раскрученное направление k-pop (корейский поп). От многих других команд ее отличает несколько моментов: песни исполняются на казахском языке, но при этом большое внимание уделяется качеству и нестандартному сценическому образу участников проекта. Но теперь у бэнда, ставшего культовым у казахстанских подростков, появилась еще одна отличительная особенность – в глазах радетелей за национальную культуру музыканты стали едва ли не воплощением зла.

От Актюбинска до Кокчетава

Первый заметный «облом» у музыкантов произошел в начале октября 2016 года в западно-казахстанском городе Актюбинске. За несколько дней до концерта около двух десятков местных «артистов» пригласили журналистов и высказали им свое «фэ». Местных музыкантов, которые в основном играют на свадьбах, возмутил внешний вид алма-атинских коллег.

«Они красят волосы, в ушах серьги – это недопустимо! Билеты на них покупают старшеклассники, которые потом подражают им. Они травят нашу молодежь, пропагандируя зарубежную культуру!» - высказался в эфире телеканала КТК певец Дастан Сулейменов.

Свое негодование «народные певцы» подкрепили письмом в городскую администрацию с требованием «не допустить растления молодежи». Для подстраховки противники группы связались с актюбинскими организаторами выступления и предупредили, что «они заполнят целый зал»; со своей стороны и организаторы пожаловались на поступающие угрозы. В итоге под напором масс шоу вынужденно отменили, несмотря на проплаченные авиаперелеты участникам, аренду зала и проживание в отеле. Естественно, деньги за проданные билеты фанатам группы тоже пришлось вернуть.

Дальше по накатанной схеме срывы выступлений произошли в Кызыл-Орде, Джезказгане, Караганде, Чимкенте, Кокчетаве.

Городские власти Караганды и Джезказгана также запретили выступление группы «Девяносто один», стремясь избежать конфликта. Это произошло после того, как «активные горожане» стали забрасывать мэрию и филиал президентской партии «Нур-Отан» возмущенными письмами и предупреждениями, что сорвут концерт любой ценой.

В Кызыл-Орде выступление отменили уже по приезду команды. Причиной стали все те же молодые люди, обвинившие музыкантов в пропаганде гомосексуализма, оскорблении памяти предков и несоответствии казахским традициям. Только вмешательство полиции предотвратило столкновение противников «Ninety One» и их поклонников, собравшихся возле места предполагаемого концерта.

Наконец, в спокойном Кокчетаве концерт не состоялся, по версии руководителя управления культуры Акмолинской области Сауле Бурбаевой, из-за «низкой продажи билетов».

При этом на счету молодой группы довольно много музыкальных достижений. В 2015 году группа получила две статуэтки на ежегодной Евразийской музыкальной премии телеканала MuzzOne в номинациях «Прорыв года» и «Абсолютный радио-хит». На музыкальном телеканале Gakku бойз-бэнд продержался 20 недель на вершине хит-парада со своим клипом «Айыптама» (в Youtube — более двух миллионов просмотров). В 2016 году - еще 20-недель на вершине хит-парада специализированного ТВ с новым хитом. В этом же году команда получила специальную статуэтку за свой вклад в золотой фонд современной казахстанской музыки.

Конечно, ажиотаж вокруг поп-исполнителей придал ей новый всплеск популярности. И если бы не значимые финансовые убытки и участие представителей власти, то можно было бы предположить, что подобный промоушн ей организовали гениальные рекламщики.

Дурные традиции могут быть вечно, хорошие забываются

В принципе в Казахстане уже вводились определенные запреты в области искусства (см. нашу статью «Казахстан: С «ненормальным» в современном искусстве борются и власть, и общество»). Однако ситуацию с «Ninety One» отличает то, что инициаторами выступают уже не ретрограды от власти, а люди, официально обеспокоенные нравственностью молодого поколения. И граждане те, хоть и разные, почему-то очень похожи друг на друга: как правило, это крепкие парни, что постарше публики «Ninety One». Что же касается представителей властей, то они как-то очень легко соглашаются с требованиями «озабоченных», как будто того и ждали.

В свое время алма-атинская мэрия решила запретить проведение концерта германской рок-группы «Tokio Hotel» под тем предлогом, что в их песнях имеются призывы к суициду. Более года были закрыты все концертные площадки и клубы для алма-атинского рэпера Такежана в наказание за то, что он написал песню, посвященную трагическим событиям в Жанаозене и объявил перед концертом в ночном клубе, что гонорар за свое выступление передаст пострадавшим. Тот концерт был отменен моментально, разумеется, «по техническим причинам».

Поначалу «народный гнев» был направлен на «самое важное из всех искусств» - кинематограф. До сих пор не известно, кто напал в 2009 году на талантливого режиссера Ермека Турсунова через четыре дня после закрытой премьеры его фильма «Келiн» («Невестка»). Еще до выхода ленты руководство киностудии «Казахфильм» требовало от режиссера вырезать некоторые эпизоды, якобы «оскорбляющие казахскую нацию».

В 2012 году на старте сняли с проката киноальманах Жаны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Опять же по требованию «общественности», организовавшей настоящие акции устрашения во время первых киносеансов.

В 2014 году блюстители нравов пытались добиться запрета показа комедии «Келинка Сабина», которая, по их понятиям, стала «плевком на традиции казахского народа». Позже эта комедия, в отличие от элитарного фильма Ермека Турсунова, быстро набрала в народе популярность, и поборники морали отступили.

Но сейчас они снова почувствовали свою силу и то, что с ними вынуждены считаться власти. Группа «Ninety One» могла стать первой такой «ласточкой», на которой можно комфортно отточить мастерство по предотвращению «нежелательного в искусстве». Когда самим нечего предложить, то принято сваливать все на традиции – и одной группой дело может теперь не ограничиться. Хотя традиции – тоже дело спорное.

Художник Куаныш Базаргалиев тоже нередко в своих работах обращается к казахским традициям, но так, что и его могут обвинить в следующий раз. Он-то напоминает, что традиции традициям рознь:

«Я никогда раньше эту команду не слышал, но в любом случае это просто отвратительно, что какая-то группа людей от имени народа выступает и запрещает, тем более эти «каражузовцы» (черносотенцы), как я их называю, они плохо знают историю казахской музыки. У нас когда-то были «салы» и «серы» – музыканты, которые ездили по аулам. Они очень экстравагантно одевались: носили женские головные уборы, позволяли себе очень многое, но народ их любил и принимал, некоторых на руках заносили в аулы, некоторым ковры расстилали. Был такой известный и поэт, и музыкант Биржан-сал, он ходил в женской шапочке «борик» с перьями филина, носил яркий чапан, украшенный женскими узорами. Салы и серэ – они отращивали длинные волосы, ходили с косичками, тогда как казахи в основе своей брились наголо. Это все была казахская певческая традиция. И эти люди, которые выступают против, они сами выглядят не так, как должны выглядеть традиционные казахи. Эти парни в кроссовках, «адидасах», «найках», почему они не ходят в сапогах с закругленными носками, не бреют головы и не отращивают бороды?»

Сопротивление «серым»

«Может, начнем развиваться и принимать новые тенденции, прежде чем запрещать концерт?.. Волосы красили во все времена, серьги носили даже самураи, не с этих мальчишек началась эта мода и не в этом году, а очень много лет назад. Суть ведь не в этом и это никак не относит этих пацанов к секс-меньшинствам, это всего лишь сценический имидж... чем больше запрета, тем больше желания их видеть и слушать! И будет именно так, потому что эти парни делают качество и несут в себе новшество», - написано на fan-странице группы в Фейсбуке.

Именно «фактор 91» заставил немногих представителей интеллигенции высказать свои опасения, что Казахстан и в этом отношении развивается в неправильном направлении.

Упомянутый режиссер Ермек Турсунов предельно резко написал о тех, кто в данном контексте говорит от имени народа: «Если говорить прямо, они украли у Гитлера идею тысячелетнего рейха и теперь подают ее под другим соусом. Под бесбармачным, надо полагать. Они прекрасно понимают: показной патриотизм конвертируется в любую валюту. Поэтому они объединяются в стаи и назойливо демонстрируют свою любовь к родине».

«Обратите внимание на тех, кто выступает против Ninety One: сплошь творческая интеллигенция мужского пола в черных вязаных шапочках и светопоглощающих куртках, не очень складно формулирующая мысли. Они настолько одинаковые, что, кажется, будто вещают не отдельные люди, а единая темная масса. Причем ее, этой массы, много, и она как-то вдруг обнаружила склонность к самоорганизации, всегда выступая, что характерно, против и никогда – за», - высказывается журналист и киновед Тулеген Байтукенов.

Ермен Ержанов (Ермен Анти), бессменный лидер уже казахстанско-российской рок-группы «Адаптация» в 90-х годах сам сталкивался с тем, что его команде «перекрывали кислород», и видение на ситуацию у него свое:

«Несмотря на художественную сомнительность и местечковость данного бизнес-проекта, убежден, что запрещать этих слащавых мальчиков не стоит. Мы живём не в том обществе, где было бы разумным и целесообразным вмешательство в так называемый культурный слой, каким бы мутным и размытым он не был. У нас сначала могут запретить какой-нибудь нелепый «бойз–бэнд», а через месяц перекрыть кислород действительно стоящему проекту. И давайте не будем апеллировать к мнению народа, мол, это он за то, чтобы у нас что-то запретили. Будем искренни и признаемся себе, что для большинства нашего народа культурой, в широком смысле этого слова, является телевизор, и всё с ним связанное. Лучшее кино – это мыльные оперы, лучшая музыка – звёзды «Радио Шансон» и т.д. Так что народ, как, к примеру, и его избранники - депутаты, в искусстве ничего толком не понимает. Помнится случай, когда одному депутату надоело быть просто иждивенцем, и он решил в «совесть нации» поиграть, и призвал запретить в Казахстане показ фильмов Ермека Турсунова. Рассмешил и опозорил страну на весь цивилизованный мир: фильмы брали призы на международных фестивалях, приносили славу режиссёру и стране, а он со своим совковым «не пущать», - комментирует он «Фергане».

В Казнете немало роликов, подобных этому — «Молодеж Казахстана против Ninety One» (орфография сохранена). Правда, в отличие от клипов самой группы, количество просмотров у них на порядок ниже.

Сейчас «хранителе традиций» еще не так много, берут они не числом, а нахрапом. Но, к примеру, в России тоже всё начиналось с немногочисленных агрессивных групп, представлявших себя то «казаками», то «православными активистами». Со временем их стало гораздо больше. Сегодня они уже начинают диктовать обществу, что соответствует их понятию прекрасного, а что нет. А если кое-кто в обществе этих «разъяснений» не понимает, к тому применяется административный ресурс или грубая сила. Ведь с точки зрения их защитников, ради сохранения традиций и морали подобное допустимо.

Андрей Гришин

https://youtu.be/A9QIgf50sh4
http://www.fergananews.com/article.php?id=9158

Таджикистан: Самовольный передел земли в Кулябе. Местные власти передают свои полномочия «авторитетам»?

Одна из наиважнейших задач государства – решение социальных проблем, от которого зависит благополучие граждан и безопасность самого государства. Одна из таких проблем в Таджикистане – обеспечение гражданам справедливого доступа к земле и улучшение их жилищных условий. Эта проблема остро стоит и в Кулябе – втором по величине городе в Хатлонской области, что на юге республики.

В настоящее время в Кулябе наблюдается застой строительства жилищного фонда на фоне роста населения. Зная эту ситуацию, правительство Таджикистана приняло постановление «Об изъятии и предоставлении земельных участков исполнительному органу государственной власти города Куляб Хатлонской области» от 30 апреля 2016 года за №201, которое предусматривает изъятие из дехканских хозяйств, специального фонда и резервного фонда города Куляба земель площадью более 333 гектаров и передачу их городским властям для дальнейшего выделения нуждающимся гражданам под приусадебные участки.

Как в Кулябе выполняют постановление правительства

Однако руководство страны, похоже, не в курсе, что многие добротные гектары этих земель в прошлые годы были захвачены и «прихватизированы» влиятельными лицами, криминальными авторитетами, аферистами и другими нечистыми на руку элементами. И все это происходило с молчаливого согласия, а, может, и с подачи их покровителей в структурах власти Куляба. Местные чиновники давно знали, что, учитывая нужды населения, правительство готовит постановление, а потому заблаговременно рекомендовали своим приближенным «прихватить» лакомые участки и начать на них строительство. Об этом свидетельствует тот факт, что на многих подлежащих изъятию земельных участках к марту-апрелю этого года, то есть к моменту принятия постановления, были полностью или почти возведены жилые дома. Их владельцы – люди довольно состоятельные, ранее имевшие в своем владении и другие земли, а потому никак не попадающие в категорию нуждающихся.

На что был расчет? Местные власти были уверены, что данная проблема не дойдет до сведения руководства страны и правоохранительных органов, в случае же чего (если граждане начнут возмущаться) они смогут утихомирить несколько десятков человек. А если и дойдет до вышестоящего начальства, то при большом количестве случаев самозахвата не станут разрушать уже построенные дома, а спустят «вниз» распоряжение решить вопрос «компромиссным путем». Это значит, что законным получателям земли из числа малоимущих жителей будут предложены участки в горных местностях, куда «золотая» категория не пойдет.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров. Так, в селе Чорбог джамоата Куляб авторитетные торговцы, местные чиновники и бизнесмены самовольно, без разрешительных документов органов власти, захватили участки земли и возводят на них свои дома. Одними из таких самозахватчиков являются местный предприниматель, житель Чорбога Саид Шеров и «бизнесменши» Гулшан и Сафаргул Гуловы. Как и в селе Чорбог, многие участки 8-го микрорайона, поселка Умари Хайём, а также вдоль автотрасы Куляб-Зираки были захвачены и обустроены.

Что же делают власти Куляба – правительственное постановление выполнять-то нужно? Они выдают решения о выделении земли конкретным нуждающимся жителям города. Причем, иногда на один участок выдают несколько решений, создавая неразбериху и конфликтные ситуации. Эти жители с решениями в руках приезжают на свои участки, а там их встречают хозяева-самозахватчики. Незаконные владельцы говорят, что, мол, идите вы со своими решениями и властью куда подальше. А кулябские власти на все это безобразие закрывают глаза. И из-под полузакрытых век наблюдают: кто богаче, сильнее – тот и хозяин земли.

Хождение по замкнутому кругу

Нуждающиеся, которым выделены земли, разумеется, опять идут в хукумат – местную администрацию, куда попасть очень сложно. Я являюсь свидетелем того, как почти каждый день эти люди приходят в хукумат Куляба, но не могут записаться на прием мэра. Руководство города отгородилось от народа железными воротами и наняло охранников из частного охранного предприятия «Редлайн», которые пресекают вход граждан в местный орган власти. Думаю, председатель Хатлонской области может позавидовать такой мощной неприступной охране хукумата Куляба и его мэра. Тем, кому удается попасть на прием в хукумат города, чиновники говорят: «Мы вам решение выдали, идите сами разбирайтесь».

Не найдя правды в Кулябе, люди обращаются в вышестоящие органы, но их заявления опять же возвращаются на рассмотрение тех же кулябских чиновников. Кулябцы, которые не могут получить выделенные им участки, уже и президенту страны писали. Но, наверное, эти письма до Лидера нации не доходят, а отправляются его окружением обратно в Куляб для принятия мер.

Обращение в местные правоохранительные органы тоже результатов не дает. Оказывается, им нужно дополнительное решение мэрии о сносе незаконно построенных домов или изъятии прихваченных земель, чтобы восстановить законные права граждан. Местные чиновники из органов правопорядка, комитета по землеустройству и хукумата открыто говорят, что эти незаконные хозяева земель «очень влиятельны и агрессивны», «с ними трудно договориться» и «нам проблемы не нужны». Получается, что для защиты законных интересов граждан ответственные лица должны договариваться с мошенниками!

Вот так и ходят эти несчастные с решениями городских властей на руках. Об этой проблеме все знают, но не говорят публично. Местные СМИ стараются не писать о таких конфликтах, чтобы не портить отношения с властями Куляба. Сами нуждающиеся боятся, что у них отберут даже эти решения, которые по сути никакого веса не имеют. Правоохранительные органы не лезут, чтобы опять же не портить отношения с мэром. Я знаю, как минимум, 25 таких пострадавших. А ведь за ними их семьи, дети. Разве можно бросать на произвол десятки человек?

Кто толкает народ в объятья экстремистов?

Есть хорошее изречение: «Часть народа можно дурачить все время. Весь народ можно дурачить некоторое время. Но весь народ и все время дурачить невозможно». Это относится и к органам государственной власти Куляба. Отгородившись от народа забором и охранниками из «Редлайна», они не понимают, что недовольство людей будет только накапливаться, к этой проблеме добавится новая проблема. И тогда радикальным силам достаточно будет бросить призыв «встать на борьбу за справедливость против издевательств местной власти», и народ поднимется. Тогда эту толпу не сдержат ни железные двери, ни мощные плечи охранников, потому что толпой правит не разум, а эмоции. Мы это уже проходили в 1990-е годы. Неужели кулябским властям наша недавняя история не является уроком? Уж они-то хорошо должны знать, какой свободо- и правдолюбивый народ живет в Кулябе.

Все ищут причины радикализации населения юга Таджикистана. Вот некоторые из них: нерешенные социальные проблемы, ханжество местных чиновников и ощущение безысходности от потери веры в справедливость. Противники власти знают, что, сыграв на социальных проблемах таджикского общества, можно взбудоражить народ и дестабилизировать ситуацию. Ведь кто примыкает к экстремистам? Это в основном бедная прослойка молодежи, которая не может удовлетворить свои социальные потребности у себя на родине. Выходит, что местная власть Куляба сама загоняет малообеспеченных в объятия террористов и экстремистов.

Полагаю, что вышестоящие органы власти, в том числе правительство Таджикистана, должны изучить проблему самовольного захвата земель в Кулябе и принять необходимые меры для выполнения постановления №201 и возвращения выделенных участков нуждающимся малоимущим жителям, потому что местные власти уже давно «капитулировали» и передали свои полномочия криминалитету.

Джамшед Курбанов, житель Куляба
http://www.fergananews.com/article.php?id=9159

Знаковый визит: Президент Турции Реджеп Эрдоган готовится посетить Узбекистан и встретиться с Шавкатом Мирзиёевым

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит на этой неделе с визитом Узбекистан и Пакистан, сообщает газета Hurriyet. Как отмечает пресс-служба главы Турции, Эрдоган отправится в тур для укрепления двусторонних отношений с данными странами.

16 ноября турецкий президент прибудет в Пакистан, где в ходе двухдневного визита встретится с президентом страны Мамнуном Хусейном и премьер-министром Навазом Шарифом.

Затем Эрдоган отправится в Узбекистан, где в период с 17 по 18 ноября проведет встречу в Самарканде с исполняющим обязанности главы республики и премьер-министром страны Шавкатом Мирзиёевым.

Любопытно, что узбекские СМИ и официальные источники ничего о визите Эрдогана не сообщают. Отметим, это будет первая встреча высших должностных лиц Узбекистана и Турции за последние 13 лет. В последний раз президент Узбекистана Ислам Каримов был с визитом в Турции в 1999 году, затем тогдашний премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган посещал Узбекистан в 2003 году.

Отношения Узбекистана и Турции все последние годы переживали не лучшие времена. В Турции проживает один из главных оппонентов узбекского правительства Мухаммад Салих, что не может не раздражать узбекские власти. Последние, в свою очередь, несколько лет назад расправились с целым рядом турецких бизнесменов, многие из которых потеряли свои активы практически без возможности восстановления.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25604

Россия: Избивший узбекистанца Александра Ли нацист приговорен к 6 годам колонии. Защита потерпевшего считает приговор слишком мягким

Член националистической группировки «Реструкт» Андрей Макаров – один из нападавших на гражданина Узбекистана Александра Ли – приговорен судом в Москве к шести годам колонии строгого режима.

Макарова, как и других участников националистической группировки «Оккупай-наркофиляй», входящей в «Реструкт» под руководством Максима Марцинкевича, обвиняли в двух эпизодах нападений на людей неславянской внешности. Первый – избиение узбекистанца Александра Ли, второй – нападение на азербайджанца Заура Алышева, который от полученных травм скончался в больнице, сообщает Комитет «Гражданское содействие».

Слушание дела Макарова проходило в «особом порядке», хотя против этого выступил представитель потерпевшего Александра Ли, юрист Правозащитного центра «Мемориал» Михаил Кушпель. Он считает, что суд допустил ряд серьезных процессуальных нарушений, а следствие неверно квалифицировало дело. «Это грубое процессуальное нарушение: без согласия потерпевших на судебном заседании дело не может рассматриваться в особом порядке, несмотря на соглашение о сотрудничестве. В связи с этим, а также с тем, что следствие не учло ряд существенных обстоятельств, мы планируем подавать апелляцию и требовать возвращения дела на доработку в прокуратуру. Важно, что преступление было совершено на почве национальной ненависти. Этот мотив, служащий отягощающим обстоятельством, на одном из заседаний открыто назвал сам подсудимый. Однако суд не дал преступлению такой квалификации», отметил Кушпель. По мнению адвоката, в результате нарушений подсудимый получил слишком мягкий приговор. Потерпевшая сторона просила назначить подсудимому 14 лет тюремного заключения, учитывая тяжесть нанесенных Александру Ли увечий, превративших здорового молодого мужчину в инвалида.

«Признать, что нападение на Александра Ли и подобные преступления совершаются на почве ненависти, значит сознаться в том, что в нашем обществе ксенофобия принимает опасные формы. Поэтому суды, как правило, стараются избежать такой квалификации и свести дело к нанесению телесных повреждений», – пояснила председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Всего по делу участников «Реструкта» проходит несколько десятков человек, в том числе лидер – радикальный националист Максим Марцинкевич (также известный как «Тесак»). Но не все дела еще переданы в суд. Фигуранты обвиняются в многочисленных случаях нападения на торговцев запрещенными курительными смесями – «спайсами». Всем активистам, в зависимости от деяний, предъявлены обвинения по статьям 162 («Разбой»), 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»), 213 («Хулиганство»), 161 («Грабеж»), 111 («Причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшее смерть человека») Уголовного кодекса России. Несмотря на экстремистский характер совершенных участниками «Реструкта» преступлений, только Марцинкевичу предъявлено обвинение по статье 282 («Возбуждение национальной ненависти либо вражды»).
http://www.fergananews.com/news.php?id=25605