?

Log in

No account? Create an account

October 4th, 2016

Власти Турции продлили действие режима чрезвычайного положения в стране еще на три месяца, сообщает РИАН.

Ситуацию в Турции по просьбе «Ферганы» комментирует московский тюрколог, кандидат политических наук Ильшат Саетов.

- Продлевать турецким властям режим чрезвычайного положения, возможно, придется еще несколько раз.

Первая причина - это попытка вычистить из всех сфер, включая малый бизнес, сторонников опального богослова Фетхуллаха Гюлена. Именно они, по заявлениям президента страны, хотели совершить переворот 15 июля. Поскольку масштаб этой кампании огромен - недавно лидер оппозиционной партии Кемаль Кылычдароглу заявил о более чем миллионе человек - быстро этого сделать нельзя, на это нужны годы.

Правоохранительные органы просто не могут «переварить» такое количество в короткие сроки. Тюрьмы не вмещают всех задерживаемых - президенту пришлось амнистировать 38 тысяч человек, чтобы было, куда сажать, кроме военных, еще и учителей, журналистов, преподавателей, прокуроров и других «участников переворота».

И чем дальше, тем опаснее становится эта кампания для каждого, включая топ-менеджеров правящей партии, а не только зачищаемых по случаю нелояльных. Любой донос может стать причиной уголовного дела, тем более, что именно Партия справедливости и развития долгие годы сотрудничала с Гюленом. Большинство партийцев обучали своих детей в школах, открытых сторонниками богослова, многие жертвовали им на благотворительность, принимали участие во всевозможных мероприятиях движения «Хизмет», объявленного теперь террористической организацией. «Компромат» есть почти на каждого, поэтому сейчас все стараются друг другу перещеголять в антигюленизме.

Вторая причина - подготовка к изменению Конституции Турции, о чём Эрдоган прямо сказал на открытии парламента страны. Он хочет стать руководителем страны де юре, пока там парламентская республика. Гораздо проще держать все под контролем в режиме ЧП. Митинги запрещены, любого человека могут забрать в полицию, критика властей может быть приравнена к поддержке переворота и так далее. В такой нервозной обстановке результат голосования прогнозировать легче.

Форс-мажор всегда сбивает естественный настрой избирателей и понижает их планку потребностей. Так случилось, например, в ноябре прошлого года, когда в атмосфере ежедневных терактов половина электората отдала голоса за ПСР. Хотя буквально в начале лета этого же года, в более-менее спокойной обстановке, правящая партия набрала почти на 10% меньше и не смогла сформировать однопартийное правительство. Управление повесткой дня - излюбленный прием политтехнологов ПСР, и они непременно будут использовать ее и дальше.

Материалы по теме:

Al-Monitor: Попытка переворота - искусный розыгрыш Эрдогана? 18.07.2016

«На авторитетном портале «AlMonitor», подробно освещающем события на Ближнем Востоке, опубликована статья обозревателя Дженгиза Чандара «Была ли попытка государственного переворота просто искусным розыгрышем Эрдогана?». Анализируя события, произошедшие в Турции 15-16 июля, автор публикации отмечает множество странностей, сопутствующих «перевороту», и приходит к выводу о том, что он мог быть искусной мистификацией...»

Турция: Неудачный переворот - «милость Аллаха» и трамплин к референдуму 16.07.2016

«Военный переворот, попытка которого состоялась вчера в Турции, провалился. В столкновениях погибло более двухсот человек, большинство мятежников уже арестовано, а президент страны заявляет о том, что порядок восстановлен...»
http://www.fergananews.com/news.php?id=25411
В столице Кыргызстана 4 октября начался судебный процесс по делу правозащитника Азимжана Аскарова, который был признан виновным в организации беспорядков на юге Кыргызстана в 2010 году и приговорен к пожизненному заключению.

По сообщению «Занозы», с утра подъездные пути к суду на пересечении улиц Медерова и Панфилова были оцеплены. Для обеспечения общественного порядка привлечено большое количество милиционеров.

Как передает «24.kg», заседание началось с нападок родственников убитого в 2010 году милиционера Мыктыбека Сулайманова на адвоката Аскарова Нурбека Токтакунова: его обвиняли в том, что он защищает убийцу. Токтакунов напомнил пострадавшим, что главные организаторы беспорядков на юге страны сбежали за границу, а ответственность почему-то несет один Аскаров.

Другие юристы, представляющие интересы Азимжана Аскарова, отметили, что надеются на объективное рассмотрение дела, и напомнили, что в решении Комитета ООН по правам человека говорилось о том, что Аскаров должен быть незамедлительно освобожден.

Вдова Мыктыбека Сулайманова заявила, что суд не должен освобождать преступника, и потребовала восстановления справедливости.

Адвокаты Аскарова заявили устное ходатайство об освобождении их подзащитного из-под стражи.

Суд удалился в совещательную комнату для вынесения решения по ходатайству адвоката правозащитника. После чего родственница убитого милиционера устроила скандал, заявляя, что «Аскаров виновен, его нельзя освобождать, он - узбек, он все натворил и должен сидеть».

Изучив ходатайство адвокатов об освобождении Аскарова из-под стражи и направления дела на доследование, суд принял решение в ходатайстве отказать, передает «Заноза».

Напомним, глава правозащитной организации «Воздух» Азимжан Аскаров был задержан во время кровавых событий 2010 года на юге Кыргызстана. Его обвинили в организации массовых беспорядков и убийстве сотрудника милиции. Суд Базар-Коргонского района назначил Аскарову наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества. Дело Аскарова было рассмотрено в Комитете ООН по правам человека, а в июле 2016 года Верховный суд Киргизии, рассмотрев решение Комитета, вместо выполнения рекомендаций решил направить уголовное дело Аскарова на новое рассмотрение.

В 2012 году Азимжан Аскаров был удостоен Международной премии за свободу прессы (2012 International Press Freedom Awards), которую присуждает Комитет по защите журналистов (CPJ). Сегодня CPJ призвал киргизский суд полностью выполнить требование Комитета по правам человека ООН немедленно освободить Аскарова.

Фото «Заноза»
http://www.fergananews.com/news.php?id=25412
Суд отказал Азимжану Аскарову в просьбе проверить его на полиграфе и показать видеозапись с места убийства милиционера Мыктыбека Сулайманова, в смерти которого обвинили правозащитника.

«Все эти годы я сижу в колонии необоснованно. Мне прокуроры говорили, что даже если меня проверят на детекторе лжи, то меня посадят. Так вот, я прошу проверить меня на детекторе лжи. Если вину мою подтвердят, то я попрошу сам для себя высшую меру - причем публичную. Я клянусь Аллахом, что меня не было во время событий в Базар-Коргоне. Я не виновен. Прошу просмотреть видеозапись событий в Базар-Коргоне. На видео видно, что меня не было там. В милиции и ГКНБ есть запись, но они не показывают это видео», - передает слова Аскарова «Заноза».

Kloop.Kg сообщает, что при этом Аскаров ссылается на бывшего генпрокурора Кыргызстана Азимбека Бекназарова, который, по словам осужденного правозащитника, «говорил, что он видел видео, на котором видно толпу, которой управлял Азимжан Аскаров. Прошло семь лет, а власти до сих пор не огласили эту видеозапись. Я прошу, чтобы на детекторе лжи проверили всех свидетелей. Меня там не было, где проходил инцидент. Клянусь Аллахом, клянусь детьми, я не виноват», - заявил Аскаров. И добавил: «У них есть видеосъемка, но они ее не оглашают, потому что меня там нет».

Вдова Сулайманова сказала, что Аскаров лжет и разыгрывает спектакль, и она впервые слышит о видеозаписи. Суд сказал, что если есть видеоматериалы, о которых говорит Аскаров, то они или пересмотрят дело, или добавят их к материалам дела.
Прокурор подтвердил наличие видеозаписи: «У нас есть видеосъемка, где есть в кадре Азимжан Аскаров, она фигурирует в деле. Но если у вас есть другая с места происшествия, то приносите».

В итоге суд отказал Аскарову в проверке его на детекторе лжи, заявив, что в этом нет необходимости, а вопрос по просмотру видеозаписи событий в Базар-Коргоне оставил открытым. Суд также заявил, что заявления Аскарова не были подтверждены фактами и доказательствами. Прокурор повторил, что у осужденного нет доказательств его невиновности.

Выездное заседание Чуйского областного суда проходит 4 октября в здании департамента охраны и конвоирования Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН).

Напомним, глава правозащитной организации «Воздух» Азимжан Аскаров был задержан во время кровавых событий 2010 года на юге Кыргызстана. Его обвинили в организации массовых беспорядков и убийстве сотрудника милиции. Суд Базар-Коргонского района назначил Аскарову наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества. Дело Аскарова было рассмотрено в Комитете ООН по правам человека, а в июле 2016 года Верховный суд Киргизии, рассмотрев решение Комитета, вместо выполнения рекомендаций решил направить уголовное дело Аскарова на новое рассмотрение.

В 2012 году Азимжан Аскаров был удостоен Международной премии за свободу прессы (2012 International Press Freedom Awards), которую присуждает Комитет по защите журналистов (CPJ). Сегодня CPJ призвал киргизский суд полностью выполнить требование Комитета по правам человека ООН немедленно освободить Аскарова.

Судебная коллегия по делу Аскарова. Фото «Заноза»
Азимжан Аскаров. Фото «Kloop.kg»
http://www.fergananews.com/news.php?id=25413
В родильном доме в Гузарском районе Кашкадарьинской области Узбекистана 29 сентября скончался новорожденный ребенок. Трагедия произошла из-за того, что 21-летняя роженица Умида Куйлиева, обратившаяся в медицинское учреждение, в течение суток не получала врачебной помощи. Оказалось, что главный врач больницы вместе со всеми врачами-акушерами находились на сборе хлопка.

Подробнее о сельском хозяйстве Узбекистана и практике принудительного труда на хлопковых плантациях читайте в специальной рубрике «Ферганы».

«В ночь на 28 сентября, около 4 часов утра, у моей невестки начались сильные схватки, машина скорой помощи доставила ее в больницу, - рассказала журналистам «Озодлика» (Узбекской редакции Радио «Свобода») жительница Гузарского района Норгуль Нурматова. - Только спустя 17 часов к ней подошел один врач и заявил, что ей пока рано рожать. В это время у нее отошли воды, открылось кровотечение, ее беспрерывно рвало. Я начала умолять медсестер, чтобы они снова врача с верхнего этажа, но они заявили мне, что врача нет. После того, как невестка полностью потеряла силы, 29 числа к ней пришли врачи и начали орать: «Давай, тужься!» Но невестка, которая мучилась целых двое суток, не могла тужиться, после чего врачи начали давить на ее живот. Ребенок родился без крика, посиневшим».

В ходе освещения данной темы репортер «Озодлика» два дня пытался дозвониться до Нигоры Курбановой - главного врача родильного дома в Гузарском районе. Однако главврач так и не ответила на звонки.

Отец скончавшегося в роддоме младенца Шохрух Нурматов в беседе с репортером «Озодлика» говорит, что все девять месяцев беременности его жена наблюдалась у врача. Врачи утверждали, что состояние матери и ребенка нормальное. ​Он обвиняет врачей родильного дома Гузарского района в смерти своего ребенка и нанесении тяжелого удара по психологическому состоянию его жены.

Когда журналисты обратились за комментарием к руководителю медицинского объединения Гузарского района Нормахмату Калонову, выяснилось, что и сам чиновник находится на полевых работах с самого начала хлопковой кампании и не знает, что происходит в больнице.

* * *

О том принудительный труд на сборе хлопка используется в Узбекистане повсеместно, каждый день рассказывают правозащитники из группы «Бесстрашные» Правозащитного Альянса Узбекистана (ПАУ, руководитель - Елена Урлаева).

По данным ПАУ, в настоящее время медицинские работники собирают урожай на хлопковых полях Букинского района Ташкентской области, в Алатском районе Бухарской области, в Пастдаргамском районе Самаркандской области. И это только те регионы, где правозащитники ознакомились с ситуацией лично.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25414
Кыргызстан – страна яркого солнца, остатков советской культуры, добродушных, гостеприимных и щедрых людей. Это страна, где идет активный поиск идентичности, происходят новые религиозные процессы, остро стоят вопросы гендерного неравенства. Такой увидела Киргизию социолог, эксперт по гендерным вопросам Ирина Костерина, которая поделилась с «Ферганой» рассказом о своих наблюдениях и впечатлениях от поездки в два крупнейших города Киргизии – Бишкек и Ош.

* * *

В Кыргызстан я приехала впервые как приглашенный эксперт по гендерному проекту. Основная идея была наладить сотрудничество и обмен опытом между общественными организациями и активистами Северного Кавказа и Кыргызстана. Конечно, некое представление о стране до поездки я имела, но многое увиденное и услышанное стало для меня, действительно, настоящим откровением.

Я побывала Бишкеке и Оше – двух крупнейших, но совершенно разных киргизских городах как по атмосфере, так и образу жизни и ценностным ориентирам населения. По моим впечатлениям, Бишкек – административно-деловой постсоветский город, а Ош – более размеренный и душевный. Сами ошане называют свой город культурной столицей по аналогии с Санкт-Петербургом в России. Они считают свой город и вообще Ошскую область особым регионом и говорят, что здесь и люди другие. И действительно, Ош мне понравился больше – довольно чистый зеленый город, и дышится в нем легче (несмотря на летнюю жару и естественную запыленность), чем в Бишкеке, в котором кажется, что городским властям до города нет никакого дела – дороги не ремонтируются, арыки забиты мусором, улицы неухоженные, маршрутки раздолбанные, а водители в них – сплошь шумахеры. Такое ощущение, что в киргизской столице все строится не для удобства человека, а для функций каких-то. А ведь Бишкек – не такой уж большой город, можно было бы держать его в порядке.

В поисках идентичности

Поскольку по образованию я социолог, когда я куда-то приезжаю, стараюсь делать небольшие полевые заметки о происходящих процессах, которые я наблюдаю в этой стране. В Кыргызстане я увидела, что сейчас там идет важный процесс поиска идентичности. Это было заметно везде – в разговорах с чиновниками, общественными активистами и обычными людьми на улицах. Видно было, что идет поиск основ, на которых стоит Кыргызстан, направления, по которому должно идти развитие государства.

Очевидно, что власти делают акцент на национальной идентичности, и политика государства базируется на пропаганде этой киргизской идентичности. Она выражается в показе уникальности киргизов как нации, их обычаев, традиций, которые при этом могут стать объединяющим ядром и с другими народами. Например, во время моего пребывания в Бишкеке весь город был увешан рекламой Всемирных игр кочевников, и люди очень гордились этим новым брендом: вот, посмотрите, мы – центр мирового кочевничества.

С другой стороны, в чем проявляется эта пропагандируемая кыргызская идентичность на уровне повседневности – не очень-то понятно. Практически не найдешь точек, где можно приобрести национальную сувенирную продукцию (кроме дорогих бутиков для иностранцев). На огромном рынке «Дордой» в Бишкеке, куда я пришла, чтобы купить какие-то поделки из войлока или местные сувениры, все завалено в основном китайщиной. Я нашла всего три палатки, в которых продавали киргизские войлочные изделия – сумки, ак калпаки. То есть видно, что пока киргизские промыслы не стали активно рекламируемыми народными брендами.

А на юге Киргизии несколько иная ситуация – здесь скорее идет противопоставление двух этничностей (кыргызы и узбеки), а также важнее становится религиозная идентичность. В Ошской области заметно выше уровень религиозности населения. Особенно важное место религия занимает в жизни узбекской части населения области. Мы посетили узбекское село неподалеку от Оша, и там в глаза сразу бросился мусульманский дресс-код. Если там человека спрашиваешь, кто он в первую очередь – узбек или мусульманин, он отвечает – мусульманин. Люди говорят, что для них мечеть, молельный дом являются местом общения, просвещения, там они узнают новости, находят совет и поддержку.

Но религия пока не стала предметом серьезного обсуждения в обществе – нет широкой публичной дискуссии о том, что сейчас происходит с религией в Кыргызстане, и это, на мой взгляд, большое упущение. Светские люди не хотят диалога с мусульманами, не понимают их, а часть мусульман, не получая адекватного представления о религиозных догмах, но живя в ситуации ущемления прав, радикализируется. Подтверждение этому факт, что ряды ИГ (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ISIS или IS англ., Daesh араб, ДАИШ) и всяких других религиозно-экстремистских группировок очень успешно пополняются кыргызстанцами. Проблема религиозной идентичности – очень важная тема для разговора, потому что люди из одного региона по-разному понимают ислам, по-разному его практикуют. Например, на Северном Кавказе, где я много работаю, версий ислама очень много. Но об этом люди там активно рассуждают, спорят.

Много было разговоров про местную политику и с кем вообще «дружит» Кыргызстан, на кого ориентируется. Как и в России, достаточно много людей не довольны экономической и социальной политикой, но при этом боятся, что западная помощь и западные ценности могут размыть традиционные устои общества. Поэтому существенная часть моих собеседников оглядывается на Россию и Путина, люди старшего поколения ностальгируют по СССР и «большому брату», который заботился о республике. Интересно при этом, что даже люди, имеющие личный опыт проживания в России (в результате трудовой миграции) и столкнувшиеся со множеством ситуаций дискриминации, несправедливости, ксенофобии и прочего, всё равно считают, что российский путь лучше. «Мы даже сериалы смотрим только российские, все телевидение, и музыку слушаем – у вас там все более качественное», - говорили мои собеседники.

Правда, для НКО есть вероятность экспорта из России дискриминационного закона про иностранных агентов. Уже было несколько попыток продвинуть этот закон в парламенте Кыргызстана. Также с российскими законами связывают ограничение свободы слова и возможностей для выражения оппозиционных политических взглядов. «Наши политики на Путина смотрят, если у вас начнут закрывать НКО и выгонять иностранные организации, у нас скоро тоже могут начать», - сетовали общественники.

Ош: латентное напряжение

Еще одна проблема, о которой также не ведется никакой общественной дискуссии, – это постконфликтная ситуация в Оше. Я бы сказала, что конфликт не закончен, он продолжается, и это остро ощущается. Когда я стала расспрашивать людей, как им сейчас живется, в приватных беседах и узбеки, и киргизы мне откровенно говорили, что они до сих пор не простили друг друга, потому что во время тех событий у многих погибли родственники, были уничтожены дома, кто-то был вынужден бежать. То есть конфликт никуда не делся, он просто перешел в латентную фазу, когда на поверхности кажется, что все хорошо, а внутри ситуация довольно напряжена, и любая провокация может вновь разжечь пожар гражданского противостояния. И самое тревожное, что с этим конфликтом никто особо не работает – нет никаких попыток мирного диалога, осмысления прошлого, обсуждений того, как можно находить компромисс. Власти пытаются затушевать конфликт, сделать вид, что сейчас все спокойно.

Все этнические группы в Оше живут сами по себе, с некоторой долей недоверия посматривая на окружающих. Между ними нет контакта, взаимодействия. Три основные группы населения – узбеки, киргизы, русские – живут дифференцированно. А там еще есть уйгуры, таджики и многие другие, ведь Кыргызстан – многонациональная страна. Разговоров о мирном сосуществовании разных этнических групп, людей с разной степенью религиозности практически нет, и властями они не инициируются. Зато властями поддерживается пафосная номадическая история.

Мне понравилась метафора, высказанная девушкой-активисткой, которая показывала мне Бишкек. Когда мы подошли к памятнику Манасу, она рассказала мне, что раньше здесь стоял памятник Эркиндик (свободе) в образе женщины, а теперь стоит памятник эпическому мужчине. Кроме того, здесь есть еще и сексистский подтекст, ведь одна из причин, почему убрали памятник Эркиндик – убеждение, что якобы кыргызская женщина не может держать в руке тюндюк (элемент юрты в виде решетчатой крестовины, увенчивающий ее купол). Ну, а Манас на коне держит в руках меч. Вот так свобода в Кыргызстане символически сменилась милитаристским эпосом. А прежний памятник валяется на заднем дворе управления строительством мэрии города.

Ох, уж этот шайтан-WhatsApp

В упомянутом мной узбекском селе мы встретились с местными женщинами, поговорили об их проблемах, потребностях, о том, чем общественные организации и активисты могут им помочь в решении этих вопросов. Поскольку я уже работала в гендерных проектах на Северном Кавказе, мне хотелось поделиться этим опытом. Оказалось, что в узбекских селах на юге страны еще более традиционный и консервативный жизненный уклад, чем на Северном Кавказе. Очень многие, почти феодальные, традиции, связанные с положением женщины, – когда она остается только внутри дома, и у нее есть только приватная роль, а публичной нет, – прошли через десятилетия советской модернизации и сохранились по сей день.

Узбекских женщин раньше, чем киргизок, выдают замуж, детей в узбекских семьях больше. Удивило то, что ранние браки – это абсолютная норма, и никто на них даже внимания не обращает (несмотря на прогрессивный закон о гендерном равенстве и многочисленных конвенциях ООН, которые ратифицировал Кыргызстан). Одна из женщин, 35-ти лет, рассказала, что ей было 16 лет, когда ее выдали замуж. Сейчас у нее четверо детей, старший сын в этом году пойдет в армию. Она никогда не работала. Муж ей запрещает даже иметь мобильный телефон, потому что «это харам» – мало ли кто ей по телефону будет звонить, и с кем она будет разговаривать.

На это я сказала женщинам, что у нас на Северном Кавказе все женщины-мусульманки пользуются смартфонами для поддержания общения, для них это очень важное средство коммуникации друг с другом – они переписываются по WhatsApp, обмениваются всякими рецептами, советами, роликами, картинками. Реакция была неожиданной для меня. Женщины, как услышали про WhatsApp, так все неодобрительно закачали головами, заохали, замахали руками. Я спросила, в чем дело, они стали говорить, что WhatsApp – «вообще шайтан», и наперебой начали рассказывать о случаях, когда происходили семейные скандалы, и муж даже дал талок (таляк или талак - развод в Исламе. - Прим. «Ферганы») и выгнал из дома жену, которая по WhatsApp отправила свою фотографию его брату. То есть для них WhatsApp – это какое-то мировое зло, разрушитель семей и оплот разврата.

Смирение – женский удел

Я спрашивала этих женщин, довольны ли они тем, что сидят дома. Как правило, женщины в селах имеют неполное среднее образование и кроме занятия домашним хозяйством больше ничего не умеют делать. Однако многие говорили, что могли бы и хотели работать в пекарнях, кондитерских цехах, но мужья не разрешают. При этом сами мужья не всегда в состоянии содержать семью. У одной женщины, например, муж не работает (после травмы на стройке), но и ей не разрешает, и они с четырьмя детьми живут на пенсию свекра. То есть даже в такой тяжелой экономической ситуации мужчины контролируют своих жен и никуда не отпускают.

Конечно, на мусульманском Северном Кавказе другая ситуация: работающая женщина там – норма. Бывает, конечно, что очень консервативный и традиционный муж не позволяет женщине работать, но это даже общественным мнением осуждается.

Для женщин юга Киргизии характерно смирение со своим положением. Даже если у них есть внутреннее недовольство, то опротестовать свое положение они не пытаются. Женщины признают, что это неправильно, что мужчины не пускают их работать, встречаться с подругами, не считаются с их мнением, но они с этим живут и ничего не делают. А утешение ищут друг у друга, в общении с родственницами, отдушину также находят в религии – посещают медресе, мечети. Они говорят, что там могут поговорить, высказать наболевшее и находят понимание. Духовные лидеры для них – авторитет, и когда у них возникают какие-то вопросы, они обращаются с этими вопросами именно к ним.

Я спрашивала их: какие группы женщин у вас более свободно себя чувствуют и имеют больше возможностей? Выяснилось, что это те, кому 45-50 лет. Это самая активная группа женщин – их мужья уже не боятся, что они будут как-то «неправильно» себя вести, поэтому разрешают им чаще выходить из дома и работать. Кроме того, это поколение еще жило при Советском Союзе, и светские ценности для них также важны. Когда я начала спрашивать мусульманок про многоженство, женщины стали говорить, что негативно относятся к этому явлению, что это очень плохо для семей, и они сами не хотят быть вторыми женами или допустить появление у мужа других жен. А вот в России на Северном Кавказе к этому относятся более терпимо, и многие женщины, особенно молодые, соглашаются быть вторыми женами.

Феминистки против

При этом в Киргизии широко распространена другая дискриминационная для женщин практика – кража невест – «ала качуу» (что переводится, как «хватай и беги»). Этот обычай по-прежнему очень распространен среди киргизов, и сколько с ним не борются, он продолжает жить. Причем, каждый год, по оценке международных организаций, краже невест подвергаются около 15 тысяч женщин – этим очень обеспокоены бишкекские феминистки. Хочу, кстати, несколько слов сказать об их деятельности. В Бишкеке у нас была встреча с местными НКО и ООН-овскими структурами, национальной сетью «Сообща против насилия над женщинами», плюс – я провела семинар для молодых девушек-феминисток. Меня поразила активность киргизских феминисток, возраст которых бывает даже младше 15 лет. Они во многом более прогрессивные, идеологически грамотные и активные, чем, например, российские феминистские группы.

Меня поразило, что молодые 15-16-летние киргизские девчонки называют себя феминистками и не боятся этого слова. Они очень свободно и грамотно говорят о многих несправедливых явлениях в отношении женщин в кыргызском обществе. Одна девушка, например, рассказывала, как они со школой ездили в летний лагерь на Иссык-Куль. Девочки приготовили еду, накрыли стол, а мальчики сидят, как в гостях. А когда девочки им сказали, что накладывать еду или налить чай они могли бы сами, мальчики стали возмущаться: мол, наливать чай – это женская обязанность. И вообще, если киргизская женщина перестанет наливать чай мужчине, то устои киргизского общества рухнут.

Словом, традиционные взгляды на роль женщины в семье и обществе – наливать чай, рожать детей и готовить еду – не изменились. На женщину оказывается более сильное социальное давление по поводу того, как она должна себя вести, выглядеть. Каждую девушку после 20 лет начинают ежедневно бомбардировать вопросами, когда она уже выйдет замуж и родит детей. «Как можно до сих пор придерживаться таких традиционных взглядов! Неужели это единственное, зачем мы родились?», - с возмущением говорили девочки.

Что в Киргизии норма… А норма ли?

Что меня еще потрясло в Киргизии – это повсеместное использование детского труда. Я столкнулась с этим явлением в первый же день, когда пошла в лавку купить фруктов. За прилавком стоял мальчишка лет 12-ти, он заносил в ноутбук какие-то цифры. Не увидев взрослого, я стала ждать, когда придет продавец, а мальчик меня спрашивает, что я хочу купить. Я интересуюсь, один ли он здесь. Он отвечает, что «да», работает один, поинтересовался еще раз, что я хотела купить, по-деловому положил и взвесил мне виноград и абрикосы. Я была шокировала. Стала рассказывать об этом своим бишкекским знакомым, персоналу в отеле, а они и ухом не повели: мол, что здесь такого – у нас многие дети работают. То, что дети тягают огромные тележки на рынке, работают под солнцем на полях, продают в уличных палатках – это никому глаз не режет, и никого не возмущает. Бедность – большая проблема, возможностей для заработка немного, поэтому семьи отправляют детей работать, а сами взрослые часто уезжают на заработки в Казахстан и Россию.

А когда я узнала, в каких условиях дети учатся в школе, мне стало совсем не по себе. Оказывается, в Кыргызстане большая проблема – школьные туалеты. Почти 80 процентов школьных туалетов находятся в антисанитарном состоянии – это просто грязная дыра в полу, которой невозможно пользоваться. А ничего другого нет. Мне даже рассказали произошедший недавно случай с мальчиком, который погиб, упав в дырку в школьном сельском туалете. Местные жители разводят руками, говоря – ну, вот так. А европейскому сознанию кажется, что такое осталось, может, где-то в глухих африканских деревнях или южно-азиатских трущобах. То, что такие условия жизни есть у людей на постсоветском пространстве, в голове не укладывается.

Такой я увидела Киргизию в своей первый и, надеюсь, не последний приезд в эту республику. Это гремучая смесь остатков советских ценностей и культуры, возрожденного, а иногда и сконструированного эпоса, новых религиозных процессов. А еще это страна яркого и жаркого солнца, фруктов, сумасшедших маршруток и главное – добродушных, гостеприимных и щедрых людей, и мне очень бы хотелось, чтобы их жизнь стала хоть немного лучше, легче, комфортнее и благополучнее.

Ирина Костерина, специально для «Ферганы»
http://www.fergananews.com/article.php?id=9111
На главной площади города Кундуз на севере Афганистана боевики движения «Талибан» установили свои флаги, местные силы правопорядка были вынуждены оставить захваченные противниками районы, сообщает 4 октября «Афганистан.Ру».

По словам очевидцев, многие представители местных властей вместе с семьями направились в местный аэропорт, готовясь покинуть город. Однако журналистам представители властей заявляют, что губернатор провинции Кундуз Асадулла Омархейль, начальники полиции и Управления национальной безопасности остались в городе, чтобы продолжать участвовать в руководстве боевыми операциями. Полиция сообщила, что талибы уже вытеснены с центральной площади Кундуза.

К боевым операциям подключились военная авиация и силы спецназа. Как передает Khaama.Com, руководство операциями взял на себя первый вице-президент Афганистана, генерал Абдул-Рашид Дустум. Получив известия об атаке талибов, Дустум организовал совещание в Министерстве обороны, на котором обсуждалась ситуация в Кундузе, а также атакованных боевиками южной провинции Гильменд и центральной Урузган.

Тем временем представители «Талибана» опубликовали сообщение о захвате центра города Кундуз, рассказав, что в настоящее время активные боевые действия проходят в районе резиденции губернатора, штаба полиции и местной тюрьмы.

Напомним, что афганская провинция Кундуз имеет протяженную границу с Таджикистаном. Пограничные войска этой страны приведены в боевую готовность. «Пограничники Таджикистана находятся в постоянной боевой готовности. Все контрольно-пропускные пункты работают в обычном режиме. В течение последних пятнадцати дней на границе не было зафиксировано нарушений, в том числе и по контрабанде наркотиков», - сообщил «Азии-плюс» пресс-секретарь Пограничных войск Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана Мухаммад Улугходжаев.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25415
С 30 сентября в городе Жанаозен Мангистауской области Казахстана проходят протесты работников буровой компании ТОО «Бургылау», работающей на нефтяном месторождении.

В первые дни количество протестующих достигало нескольких сотен человек. С 3 октября забастовка переросла в массовую голодовку. На данный момент от пищи отказались 40 человек. В ближайшее время к ним могут присоединиться работники других предприятий.

Бастующие требуют от работодателя повысить заработную плату и присоединиться к единой ставке оплаты труда (ЕСОТ), по которой работают остальные предприятия «Озенмунайгаза», сообщает профсоюзный деятель Мангистауской области Мухтар Умбетов.

«В ТОО «Бургылау» голодовку объявили 40 человек. Есть вероятность присоединения к акции других компаний в знак солидарности. Суд признал забастовку, начатую в пятницу, незаконной. Участники требовали приезда председателя правления АО НК «Казмунайгаз». Бастующие требуют повышения заработной платы по единой системе оплаты труда и выплаты бонусов за сверхурочную работу в 2014-2016 годы», - пояснил Умбетов.

По словам протестующих, несмотря на то, что они стабильно выполняют план работ и трудятся полную смену, оплата труда бурильщиков производится из расчета четырехчасового рабочего дня.

Бастующие недовольны также давлением на избранный ими профсоюз. По их словам, у офиса профсоюза выставлена охрана, а счета заморожены, из-за чего работники не могут обсудить с работодателем социальные и трудовые вопросы.
«На протяжении трех лет мы ежемесячно платим профсоюзные взносы в размере трех тысяч тенге ($9). Однако председатель профсоюза со своими обязанностями не справляется. Оставьте в покое избранный нами профсоюз! Это одно из наших главных требований», - говорит работник компании Ербол Кажелинов.

Второго октября бастующих посетили заместитель прокурора Мангистауской области Ержан Бердибеков и представитель областного управления труда Мерей Мажитов. С недовольными работниками встретился и президент компании KazPetroDrilling (главный акционер «Бургылау») Рахмет Хайруллаев. Но кроме обещания по выплате премиальных за неучтенные рабочие часы результатов встреча не принесла.

Протестующие, оставшись недовольны переговорами, продолжили забастовку.
Компания «Бургылау» 1 октября подала в суд Жанаозена иск с требованием признать забастовку работников незаконной. Суд согласился и постановил признать забастовку 30 сентября и 1 октября незаконной.

Это уже вторая за последние три месяца акция протеста работников ТОО «Бургылау». Летом этого года бурильщики провели недельную забастовку. Работники предприятия тогда жаловались на сокращение рабочего времени и объема зарплат несмотря на то, что работа выполняется в соответствии с планом. Бастующие провели профсоюзное собрание и выбрали новый состав профсоюза, однако он всё еще не может приступить к работе. Новый председатель профсоюза «Бургылау» Садуакас Беккалиев 8 сентября был осужден Ералиевским районным судом, и ему запрещено выходить из дома после 20 часов, выезжать за пределы Жанаозена и участвовать в собраниях.

Напомним, начавшаяся в мае 2011 года забастовка нефтяников компаний «Озенмунайгаз» и «Каражанбасмунай», требовавших увеличить зарплату и улучшить условия труда, обернулась трагическими событиями. 16 декабря того же года на центральной площади Жанаозена в результате разгона демонстрации нефтяников полицейскими было применено боевое оружие, в результате, по официальным данным, погибли 16 человек, более ста человек получили ранения. На следующий день после жанаозенских событий в столкновениях между поддержавшими жанаозенцев жителями станции Шетпе и полицейскими был застрелен один человек. Впоследствии 13 нефтяников были осуждены.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25416
Многочисленные вопиющие нарушения требований действующего законодательства, допущенные в ходе следствия и суда над Сейтказы и Асетом Матаевыми, полностью дискредитировали правоохранительную и судебную систему в Казахстане. Об этом говорится в заявлении общественного Комитета по защите главы Союза журналистов Казахстана, передает «Авеста».

«Дело Матаевых вызвало широкий резонанс в обществе, как в самом Казахстане, так и за его пределами. Для граждан нашей страны вынесенный приговор – это недвусмысленный сигнал о том, что судебная система и органы, ведущие расследование, могут, вопреки Конституции, руководствоваться презумпцией виновности. Даже самые неопровержимые доказательства невиновности могут быть полностью проигнорированы в угоду обвинению, а за допущенные умышленные нарушения виновные не только не понесут наказания, но и получат награды», - отмечается в документе.

Комитет напоминает, что процесс по делу Матаевых неоднократно сравнивали с репрессиями 1937 года. «Приговор Матаевым отбрасывает нашу страну, столь долго добивавшуюся признания как правовое демократическое государство, на десятки лет назад, о чем свидетельствуют многочисленные сравнения дела Матаевых с политическими судебными процессами 1937 года. Это подрывает имидж всей страны, ставит ее в один ряд с такими государствами как СССР середины прошлого века и Северная Корея и лишает возможности войти в 30-ку наиболее развитых стран мира. …Мы требуем тщательного изучения всех доказательств невиновности Сейтказы и Асета Матаевых, представленных стороной защиты, в том числе и показаний 200 свидетелей, вызова которых в суд добивались адвокаты в ходе суда. Мы требуем справедливого рассмотрения дела в суде вышестоящей инстанции и вынесения справедливого и законного приговора по делу. Мы требуем наказания виновных в нарушении прав Матаевых на защиту, медицинскую помощь, защиту чести и достоинства», - говорится в заявлении.

Президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева, которая возглавляет общественный Комитет по защите Сейтказы Матаева, считает этот приговор надругательством над законом и здравым смыслом: «К делу Сейтказы Матаева с самого его начала приковано пристальное и деятельное внимание журналистского сообщества не только Казахстана, но и всего мира. Мы зафиксировали много вопиющих, доходящих до полного цинизма нарушений закона и прав Сейтказы Матаева. Этот приговор, помимо всего прочего, прямая угроза всему обществу: не сдадитесь вовремя, будете упорствовать в своей невиновности, как Матаев – расправимся так же, как с ним. Теперь мы все, сторонники справедливости и реального правосудия, будем объединяться, чтобы добиться отмены этого невероятного судебного акта. Это необходимо семье Матаевых, журналистам Казахстана и в целом нашей стране, демократическая репутация которой нам небезразлична», - заявила она.

Напомним, 3 октября Есильский районный суд № 2 Астаны приговорил Сейтказы Матаева к 6 годам заключения с конфискацией имущества, признав его виновным в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Его сын – генеральный директор информагентства «КазТАГ» Асет Матаев получил 5 лет лишения свободы по обвинению в мошенничестве. Кроме того, Сейтказы Матаева лишили права занимать должности, связанные с организационными, материальными функциями в государственных и коммерческих организациях на три года. Суд также удовлетворил гражданские иски министерства информации и коммуникаций и АО «Казахтелеком» и взыскал с осужденных в доход государства более 500 млн тенге.

Вынесенный накануне приговор вызвал широкий общественный резонанс в Казахстане и за его пределами. «Работникам масс-медиа нужно быть готовыми к тому, что давление на них будет оказано через членов семьи тоже. По большому счету, именно для этого и привлекли в дело Асета Матаева, дабы давить на Сейтказы. Ведь сын к деньгам «Казахтелекома» по времени работы в КазТАГе отношения не имел (вступил в должность позже) и материально ответственным лицом не являлся. …Сейтказы и Асет Матаевы получили наказание за строптивость и нежелание расставаться со своими активами, общество – судебную лапшу быстрого приготовления и ужасного качества. Власть – подрыв имиджа (если подобное слово здесь вообще уместно). Потребность в коммуникации для власти остается, но кто будет эту функцию осуществлять, непонятно», - цитирует КазТАГ публикацию на центальноазиатском информационном портале «Диалог».

Вынесенный Матаевым приговор является унижением общества и права в Казахстане, считает общественный деятель Гульжан Ергалиева. «Этот приговор был настолько очевидно абсурдным, несправедливым, нелогичным. Процесс, как мы уже поняли, был абсолютно заказным. Самое удивительное, что сторона обвинения и те заказчики, о ком упоминал Сейтказы Матаев в своем последнем слове, даже не удосужились подготовиться к этим обвинениям. Они настолько подошли поверхностно, настолько пренебрежительно, что получилось не только унижение обвиняемых, не только унижение участников процесса, это вообще унижение и общества. Это унижение вообще права в Казахстане – это унижение даже и судей, и прокуроров, которые вынуждены были все это просить – всю эту ахинею слушать и принимать за чистую монету», - сказала Ергалиева агентству КазТАГ.

«Речь идет даже не о попытке послать черную метку журналистскому сообществу республики. Речь идет о политической борьбе в высших эшелонах власти в Казахстане – о желании отдельных политических игроков заранее обеспечить себе место под солнцем в период, когда в республике сменится глава государства», - отмечает политический обозреватель газеты «Московский комсомолец» Михаил Ростовский. Он считает, что «обвинительный приговор Сейтказы Матаеву превратился для большой группы казахстанских чиновников в вопрос личного выживания». «У меня ощущение, что в деле Сейтказы Матаева еще рано ставить точку. Надеюсь, что эту точку поставит Нурсултан Назарбаев – лидер с очень хорошо развитыми политическими инстинктами и большим запасом здравого смысла. В стране, подобной Казахстану, должен быть только один «хозяин» - ее законный президент», - полагает Ростовский.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25417
Профессор антропологии Хома Худфар, имеющая гражданство Канады, Ирландии и Ирана и осужденная 6 июня 2016 года иранским судом за деятельность, в «касающейся феминизма сфере и преступления против национальной безопасности», была освобождена 26 сентября после внесения залога в размере пяти миллиардов риалов ($159 тысяч), сообщает 4 октября Amnesty International.

Освобождения 65-летней узницы совести Amnesty International добивалась с момента её задержания. Хому Худфар сразу же отправили самолётом в Маскат (Оман). Пресс-секретарь иранского МИДа Бахрам Гассеми, сообщив о ее освобождении на еженедельной пресс-конференции, пояснил, что это было сделано по «гуманитарным соображениям, а именно в связи с заболеванием». По его словам, Худфар вернётся в Канаду через Оман.

Гассеми сообщил также, что 21 сентября министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и его коллега из Канады Стефан Дион встречались в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, чтобы обсудить «вопросы взаимодействия, региональной политики и консульской деятельности». Встреча состоялась в рамках мероприятий, направленных на нормализацию напряжённых отношений между двумя странами: после того, как в 2012 году Канада закрыла посольство в Тегеране, страна не имеет дипломатического представительства в Иране. 26 сентября премьер-министр Канады Джастин Трюдо сообщил, что в связи с отсутствием дипломатического представительства в Иране Канада установила тесное сотрудничество с Оманом, Италией и Швейцарией для того, чтобы добиться освобождения Хомы Худфар.

Amnesty International напоминает, что Хома Худфар, получившая известность благодаря научной работе по проблемам прав женщин, развития и электоральной политики, приехала в Иран 11 февраля, чтобы навесить родственников и провести исследование по вопросу участия женщин в выборах с 1906 года. После задержания её поместили в одиночную камеру и допрашивали в отсутствие адвоката. Лишь раз ей разрешили встретиться с адвокатом и ограничили свидания с родственниками.

Органы юстиции отказались предоставить адвокату дело для ознакомления. Устно ему сообщили, что Хому Худфар обвиняют, в частности, в «пропаганде против системы» и «пособничестве властям недружественных стран». Генеральный прокурор Тегерана заявил, что уголовное дело в отношении Хомы Худфар обусловлено «её вмешательством в область, касающуюся феминизма и угроз национальной безопасности».

Государственные СМИ публиковали статьи, в которых называли Хому Худфар «агентом, направленным в Иран с целью организации феминистской сети». В статьях утверждалось, что её деятельность в организации «Женщины, живущие по мусульманским законам» по содействию в распространении феминизма и равноправия женщин в мусульманских странах, а также усилению личностной независимости женщин, в действительности была направлена на «нарушение общественного порядка» и «распространение в обществе социокультурных ценностей, которые в итоге создадут предпосылки … для ненасильственной смены власти».

Amnesty International признала Хому Худфар узницей совести, которую лишили свободы исключительно за мирное пользование правом на свободу выражения мнений и свободу объединений, и потребовала немедленно освободить её безо всяких условий. Организация мобилизовала десятки тысяч членов, которые приняли участие в акции, благодаря чему удалось собрать свыше 50 тысяч подписей под петицией за освобождение Хомы Худфар, которую передали властям Ирана.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25418
Суд по пересмотру дела правозащитника Азимжана Аскарова продолжит заседание 11 октября в 9:30, сообщает Kloop.Kg.

Выездное заседание Чуйского областного суда по «делу Аскарова» прошло 4 октября в здании департамента охраны и конвоирования Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН). В ходе заседания суд отказался удовлетворить ходатайства адвокатов Аскарова освободить правозащитника из-под стражи и направить его дело на доследование. Суд отказал Аскарову в просьбе проверить его на детекторе лжи и показать видеозапись событий в Базар-Коргоне, которая подтвердила бы невиновность правозащитника. Суд заявил, что заявления Аскарова не были подтверждены фактами и доказательствами.

Приведем несколько ответов потерпевшей стороны, зафиксированных в трансляции, которую вел из зала суда Kloop.Kg.

«Суд спросил, знала ли жена Сулайманова Аскарова до произошедшего. Она сказала, что нет, но добавила, что "слышала, что это он все организовал". Адвокат правозащитника Нурбек Токтакунов спросил жену Сулайманова, что если она не знала Аскарова, то кто ей сказал, что именно он убил её мужа. Она ответила, что "кто-то во время суда ей сказал", но точно не помнит, кто именно».

«Аскаров: "Я вас понимаю. Пусть меня Бог проклянет, если я неправду говорю, но, если вы неправду говорите, Бог вас проклянет". Жена Сулайманова начинает ругаться и кричать».

«"Убейте начальника милиции, он за кыргызов" - так было сказано тогда на мосту. Но я точно не помню кто, но так было сказано", - сказал Мамыржан Мергентаев, занимавший в июне 2010 года пост начальника 10 отдела Джалал-Абадского областного УВД».

«Прокурор спросил у Мергентаева, видел ли он Аскарова. Свидетель ответил, что не видел его, потому что там было много людей. Мергентаев сказал, что 15 июня они задержали Аскарова, потому что "им поступила информация, что он может быть причастен к беспорядкам на мосту"».

«"Я был участковым инспектором. У нас было казарменное положение, когда начались события. Как-то наш начальник сказал, чтобы 15 добровольцев на выезд съездили. Я был одним из них. Там (на мосту) было около 500-1000 человек. Они были вооружены камнями, кажется. Я лично видел. Своими глазами видел Аскарова. Он хороший оратор. Может подбить людей к этому. Там звучали слова, что все кыргызы - ослы. Они также сказали, чтобы убили милиционеров-кыргызов"», - заявил бывший сотрудник милиции по фамилии Мантыбаев.

«Мантыбаев не смог ответить на вопрос адвоката, как был одет Аскаров в тот день. Но, по его словам, он был знаком с правозащитником до беспорядков на юге. Сам Аскаров ответил, что милиционер врёт, что видел его среди протестующих на мосту».
«Адвокат правозащитника спросил у Мантыбаева, в качестве кого выступал Аскаров на мосту. По словам милиционера, правозащитник был "лидером" протестующих и "призывал к убийству"».

«Аскаров обращается к Мантыбаеву: "В 2010 году против вас было уголовное дело возбуждено, теперь вы решили мне отомстить. Сейчас на этом заседании между вами и прокурором 7 метров, вы не слышите, что он говорит. Как вы могли тогда слышать на расстоянии 150 метров?"»

«"Нам поступил звонок, что на мосту беспорядки. Мы, 15 добровольцев, выехали туда на трех машинах. Среди них были пьяные, молодые и старые. Были дубинки с гвоздями. Мы услышали, как они кричали: "Бейте этих собак". И когда они начали кидать в нас камнями, мы стали убегать. Я видел Аскарова, как он кричал. Я не помню, во что он был одет, и что у него было в руках"», - сказал Эмильбек Салымбаев, который работал в Базар-Коргонском РОВД.

«Прокурор спросил, на каком расстоянии находился милиционер от Аскарова на мосту. Салымбаев ответил, что примерно в 300 метрах. Прокурор: "Вас начали бить, когда он начал призывать убивать?" Салымбаев: "Я только с машины слез. Услышал его, и толпа начала действовать". Прокурор: "Что он именно говорил?" Салымбаев: "Убивайте кыргызов". Что-то подобное". Адвокат: "Почему вы считаете, что это именно Аскаров сказал?" Салымбаев: "Я же видел. Стоял на расстоянии 30 метров"».
«Салымбаев: "Почему вы нам не верите? Нас много, Аскаров один"».

Другой свидетель - сотрудник ГАИ Женишбек Жороев. «Прокурор: "Кем вы тогда были, и что тогда произошло?" Жороев: "Нам в 8 часов кто-то из начальников сказал, чтобы гаишники поехали к мосту. Мы сели в одну машину. На мосту были около 600-800 человек, узбеков. Из них вышли Аскаров и еще Маматкадыров, лидеры. На нас побежали. Мне разбили голову". Прокурор: "Вы знаете Аскарова?" Жороев: "Я не знаю его. Но сразу видно же, кто лидер. Он стоял рядом с лидерами". Прокурор: "Что он говорил?" Жороев: "Призывал к беспорядкам"».

Напомним, глава правозащитной организации «Воздух» Азимжан Аскаров был задержан во время кровавых событий 2010 года на юге Кыргызстана. Его обвинили в организации массовых беспорядков и убийстве сотрудника милиции. Суд Базар-Коргонского района назначил Аскарову наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества. Дело Аскарова было рассмотрено в Комитете ООН по правам человека, а в июле 2016 года Верховный суд Киргизии, рассмотрев решение Комитета, вместо выполнения рекомендаций решил направить уголовное дело Аскарова на новое рассмотрение.

В 2012 году Азимжан Аскаров был удостоен Международной премии за свободу прессы (2012 International Press Freedom Awards), которую присуждает Комитет по защите журналистов (CPJ). Сегодня CPJ призвал киргизский суд полностью выполнить требование Комитета по правам человека ООН немедленно освободить Аскарова.

За решеткой - Азимжан Аскаров. На переднем плане – его адвокаты Валерьян Вахитов и Нурбек Токтакунов. Фото «Заноза»
http://www.fergananews.com/news.php?id=25419
Ситуация в Афганистане и ее влияние на безопасность государств Центральной Азии были обсуждены на прошедших сегодня, 4 октября, в Душанбе консультациях Совбезов России и Таджикистана. «Стороны отметили, что на территории Афганистана активизируют деятельность международные террористические организации. В этой связи затронуты проблемы охраны государственной таджикско-афганской границы», передает ТАСС со ссылкой на пресс-службу Совбеза России. Российско-таджикские консультации были проведены секретарями Совбезов двух стран Абдурахимом Кахаровым и Николаем Патрушевым, в них также участвовали также представители МИД, Минобороны и других ведомств.

«Собеседники подчеркнули, что в интересах предотвращения угроз распространения международных террористических организаций в центральноазиатских государствах целесообразно использовать все имеющиеся возможности как двустороннего сотрудничества, так и международных организаций ОДКБ, ШОС и СНГ», - отметили в пресс-службе. Стороны также обсудили вопросы укрепления и повышения эффективности военного сотрудничества двух стран, борьбы с нелегальной миграцией и другие актуальные проблемы.

В ходе встречи Патрушев и Кахаров подписали План сотрудничества аппаратов Совбезов России и Таджикистана на 2017-2018 годы, который затрагивает взаимодействие по всем направлениям обеспечения международной, региональной и национальной безопасности.

Участники консультаций затронули вопрос подготовки заседаний Совета коллективной безопасности ОДКБ и совместного заседания Совета глав МИД, Совета глав Минобороны и Комитета секретарей советов безопасности ОДКБ, которые пройдут 14 октября в Ереване. Кроме того, Патрушев пригласил Каххарова на четвертую встречу секретарей Совбезов стран СНГ, запланированную на 16-17 ноября в Москве.

Следует отметить, что переговоры представителей Советов безопасности России и Таджикистана состоялись на фоне обострения ситуации в граничащей с Таджикистаном афганской провинции Кундуз, где идут активные боевые действия правительственных сил с боевиками движения «Талибан». Погранвойска Таджикистана приведены в боевую готовность.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25420
Трое детей, в том числе и шестимесячный Михаил, которого органы опеки незаконно передали российской семье Егоровых, через 15 дней будут отправлены из России в Таджикистан, сообщает «Азии-плюс» со ссылкой на пресс-секретаря посольства Таджикистана в Москве Сарвара Бахти. «Органы опеки России незаконно передали жительнице Москвы Хилоле Егоровой шестимесячного ребенка, от которого отказалась его мать – гражданка Таджикистана. Законы Таджикистана запрещают иностранным гражданам усыновлять детей, поэтому представители консульства потребовали забрать ребенка из семьи и вернуть его на родину. Все документы уже подготовлены», - сказал Бахти. Он отметил, что в Душанбе будут возвращены еще двое детей, которые находились в детских социальных учреждениях города Москвы и Московской области. Они появились на свет в этом году и абсолютно здоровы, отметил пресс-секретарь. Вместе с готовящимися к отправке младенцами с начала этого года в Таджикистан возвращены 7 маленьких граждан страны.

Таким образом, обращение приемной мамы Михаила Хилолы Егоровой к президенту Таджикистана Эмомали Рахмону не возымело действия. Женщина просила главу государства, вопреки законам Таджикистана, позволить оставить ей приемного сына. «Этот ребенок стал смыслом нашей жизни. Мы знаем, что есть и закон, и его нельзя нарушать. Но я вас умоляю, разрешите, чтобы наш сын остался в нашей семье… Я знаю, что у вас большая семья, вы известный политик, но вы, прежде всего, хороший отец девяти детей. Разрешите и мне быть вместе с единственным сыном», - писала президенту Егорова.

Напомним, 20 сентября Бутырский районный суд Москвы принял решение забрать из российской семьи усыновленного и получившего гражданство России 6-месячного мальчика Михаила, от которого после родов отказалась его мать – гражданка Таджикистана М.Кулулаева. В ходе суда было установлено, что согласие на усыновление российскими органами опеки было дано ошибочно, поскольку дети, родившиеся от граждан Таджикистана, автоматически получают гражданство этой страны, а иностранное усыновление в Таджикистане полностью запрещено. Получив уведомление российской стороны об уже случившемся факте усыновления, в консульстве Таджикистана в Москве заявили о несогласии с таким решением и потребовали вернуть ребенка на родину, где он будет помещен в детский дом до нахождения родственников или новых усыновителей.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25421

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner