?

Log in

No account? Create an account

September 19th, 2016

В Узбекистане до 1985 года, по официальным данным, выращивалось 1474 сорта винограда. Сейчас же, как уверяют фермеры, за счет всевозможных селекционных гибридов количество сортов превысило две тысячи, из которых примерно 30 процентов - винные сорта и 70 – столовые, то есть употребляемые населением в «чистом» виде. До обретения республикой независимости это соотношение было обратным. Корреспондент «Ферганы», побывавший на презентации нового проекта Агентства по международному развитию США (USAID) «Создание цепочек ценности в сельском хозяйстве», пытался выяснить, как развивается винное производство в республике, и когда на столы узбекистанцев вернутся утраченные не так давно марочные сорта вин.

Еще 15-20 лет назад на витринах каждого вино-водочного магазина в Узбекистане можно было увидеть и приобрести огромное количество марочных вин отечественного производства. Любители хорошего вина помнят такие названия десертных вин, как «Алеатико», «Ширин», «Узбекистан», венгерский бренд «Токай», херес – «Чимган» и «Чехра». А потом все они исчезли. Продавцы магазинов на вопрос об этих винах лишь недоуменно пожимали плечами: «Не завозят. Наверное, не производят».

Тщетно на протяжении часа я пытался найти ответ на этот вопрос и на презентации нового проекта USAID, которая проходила на территории НИИ садоводства, виноградарства и виноделия имени Махмуда Мирзаева. Специалиста, готового мне помочь, не было. В конечном итоге нашелся некий распорядитель, который, куда-то позвонив, заверил меня, что сейчас для меня везут специалиста из находящегося поблизости винзавода. Не довезли.

Потолкавшись среди фермеров, я чудом нашел способного ответить на мои вопросы специалиста. Им оказался не просто фермер, но и селекционер винограда, неоднократно побывавший с командировками в Италии - Курбанали Парпиев из Ферганы.

- Курбанали-ака, почему, на ваш взгляд, с прилавков магазинов исчезли все десертные марочные сорта вин, за исключением кагора? Не связано ли это с вырубкой винных сортов винограда во времена сухого закона, принятого в Советском Союзе во второй половине восьмидесятых годов прошлого века? – спросил я его.

- Честно говоря, я не сильно в это верю. В Узбекистане даже после сухого закона многие винные плантации сохранились. В июле 1992 года был принят закон «О фермерском хозяйстве», который в апреле 1998 года был дополнен и улучшен. До 1998 года государство само определяло, что из фруктов и овощей можно сажать фермеру на землях, свободных от производства хлопчатника, существовал госплан, но с появлением нового «Закона о фермерских хозяйствах» это право перешло к фермерам. А им сажать технические (винные) сорта показалось невыгодным.

То есть, все дело в нежелании самих фермеров выращивать технические сорта винограда. Столовые сорта выгоднее – они быстрее продаются. Да и сами хокимы (главы администраций) говорили фермерам: пожалуйста, выращивайте те виды фруктов и овощей, которые лучше реализуются. Это привело к тому, что за последние 10-15 лет экспорт наших вин за рубеж, равно как и их поставки для внутреннего потребления, резко сократились.

- Получается, нашим потребителям больше не видать на витринах магазинов качественных десертных вин. Вернутся ли в Узбекистан «золотые» винные времена?

- Да, разумеется. Вот в прошлом году вышло постановление, я не помню его название, но суть его в том, что фермерам необходимо сделать акцент и на технических сортах винограда. После этого открылась «Агробиржа», нацеленная на экспорт вин за рубеж. Планируется открыть в республике винзаводы с итальянскими технологиями производства. Но одними указами дела не решишь – необходима массовая агитация, то есть каждого дехканина нужно убедить, что винные сорта выращивать выгоднее. Например, столовые сорта винограда он может реализовать по цене в 500-600 сумов за килограмм, а винные сорта при хорошем качестве – за 1500-2000 сумов. Затраты те же, а прибыль в несколько раз больше.

Наш виноград считается одним из самых лучших в мире, потому что, если, скажем, в России его сахаристость равна 15-16 процентам, у нас – 22-23. Во всем мире лучшим техническим сортом винограда считается шардоне. У нас в 1960-е годы он тоже выращивался, но потом его производство свернули из-за нерентабельности, так как его урожайность очень мала: если, выращивая другие сорта, с гектара можно получить 60-70 тонн, то шардоне – всего около 10 тонн винограда. Но именно вина из этого сорта лучше всего отправлять на экспорт: вино из него, я уверен, занимало бы на западных ярмарках и выставках только первые места. Поэтому необходимо, чтобы наши фермеры выращивали в первую очередь шардоне. Да, цена его будет значительно выше, но оно и гораздо прибыльнее.

О сути нового проекта USAID мне рассказал специалист по связям с общественностью Камиль Якубов:

«Проект стоимостью 14 миллионов долларов рассчитан на три года, но у нас есть возможность его продлить. Он создан для того, чтобы оказать содействие нашему сельскохозяйственному сектору в цепочке ценностей. Речь идет о том, чтобы на каждом этапе производства сельхозпродукции ее ценность увеличивалась. Это не означает, что она будет дорожать - будет расти ее качество. То есть, на каждом этапе выращивания продукции будет отслеживаться, чтобы ее компоненты, а именно семена, саженцы, средства и инструменты по уходу за ними, были наилучшими. Наш проект ориентирован на 11 областей Узбекистана и Каракалпакстан. В него не вошла лишь Сурхандарьинская область, потому что там сейчас работает другой наш большой проект.

В чем новизна проекта? В нем существует, например, маркетинг и образовательный аспект. Если в прошлых наших проектах мы работали преимущественно над улучшением качества и объемов производства, теперь планируем заниматься позиционированием сельхозпродукции за рубежом.

Раньше традиционными рынками сбыта овощей и фруктов большей частью считались Россия и Казахстан, теперь же мы работаем над тем, чтобы о нашей продукции узнал весь мир. Мы уже определили, что наша черешня хорошо может продаваться в Южной Корее, виноград – в Индии. Все это в не меньшей степени востребовано в странах Прибалтики, Азии. Мы разрабатываем руководство для наших экспортеров, чтобы они знали, кому, в каких объемах, за какую цену продавать и насколько им это выгодно.

Проект заработал некоторое время назад (во время презентации прозвучало, что с февраля 2016 года. - Прим. автора), просто презентовали мы его лишь сегодня. Наш маркетинг касается не только зарубежных стран, но и внутреннего рынка, чтобы местный потребитель смог в ближайшем будущем питаться максимально качественной и разнообразной плодоовощной продукцией.

Что означает образовательный аспект? Он поможет нам связать науку и производство, чтобы молодежь, которая только вливается в этот сектор, уже знала о принципе существующей цепочки. Мы сотрудничаем с двумя НИИ – имени Мирзаева, где мы находимся, и растениеводства, а также с аграрными институтами в Ташкенте, Самарканде и Андижане.

Среди наших партнеров – фермерские хозяйства, пока преимущественно в Ферганской долине, которым мы предлагаем наши технологии. Они сами решают, нужно им это или нет. Но могу точно сказать, что наши консультации уже используются.

Кроме прочего, планируем внедрить в Узбекистане технологию так называемой холодной цепи: рекомендуем нашим партнерам, да и сами поможем приобретать холодильные установки, в которых их продукция на протяжении длительного времени, без заморозки, сохраняла бы свой внешний вид и вкусовые качества, чтобы люди ели свежие фрукты и овощи круглый год, а не только в сезон, и недорого».

Сид Янышев
http://www.fergananews.com/article.php?id=9098
Как стало известно «Фергане», несколько дней назад высокопоставленные сотрудники Государственного Комитета национальной безопасности Кыргызстана провели ряд встреч с представителями узбекской общины юга республики. Целью своеобразных «переговоров», прошедших в Оше, было склонение родственников активистов узбекской общины, эмигрировавших из страны, к даче компрометирующих показаний на Розу Отунбаеву, временного президента страны после второй революции 2010 года, и некоторых ее коллег.

Впрочем, попытками давления на родственников «сепаратистов» дело не ограничилось — оперативная работа продолжилась за рубежом. В первых числах сентября группа киргизских чекистов, сопровождаемая авторитетным аксакалом-этническим узбеком, бывшим депутатом парламента Кыргызстана Бурибаем Жураевым, прибыла в Ташкент. Делегация, посланная из Бишкека, встретилась с осужденными на родине по обвинению в экстремистских и сепаратистских преступлениях лидерами узбекской общины юга Кыргызстана — Каромат Абдуллаевой, Иномжоном Абдирасуловым, Жалалиддином Салахутдиновым, возможно, другими.

Активисты узбекской общины услышали от киргизских гостей настойчивое предложение выступить с компроматом на Розу Отунбаеву и Эдиля Байсалова, в 2010 году - руководителя ее аппарата. Опальным представителям узбекской общины было предложено выступить с официальным видеообращением о том, что они «организовали межэтнический конфликт в июне 2010 года только потому, что пошли на поводу у Розы Отунбаевой».

Источник «Ферганы» не сообщает о том, согласились ли представители узбекской общины Кыргызстана на сделку с киргизскими спецслужбистами.

Месть Атамбаева?

«Переговоры», больше похожие на шантаж или попытку заключить сделку, прошли вскоре после того, как отношения между соратниками по революции — действующим главой киргизского государства Алмазбеком Атамбаевым и другими бывшими членами временного правительства — окончательно испортились.

Напомним, 30 августа Роза Отунбаева вместе с другими членами бывшего временного правительства, в том числе, Азимбеком Бекназаровым, Исмаилом Исаковым, Эмилбеком Каптагаевым, Омурбеком Текебаевым, Болотом Шерниязовым и другими, выступила против внесения поправок в Конституцию страны, укрепляющих полномочия президента и ущемляющих права и свободы граждан.

Тридцать первого августа, выступая на торжественном собрании по случаю 25-летия независимости Кыргызстана, президент Атамбаев в ответ обвинил «временное правительство» во лжи, клевете, зависти, злобе и ненависти к нему. После чего стоявшая на сцене рядом с ним Роза Отунбаева покинула площадь Ала-Тоо.

А 15 сентября Алмазбек Атамбаев поручил провести расследование причастности членов Временного правительства к выезду из страны в 2010 году лидера узбекской общественности Киргизии, бывшего депутата парламента Кадыржана Батырова, которого киргизские власти называют «лидером сепаратистов».

«То, как снова поднимают вопрос о бегстве Кадырова и что в этом ему якобы помогали члены временного правительства, похоже на откровенную месть со стороны нынешнего президента страны Алмазбека Атамбаева, - говорит «Фергане» на условиях анонимности один из бишкекских аналитиков. - Весь вопрос - в изменениях в Конституцию и попытке группы лиц снова узурпировать власть. Нынешние правители забыли вчерашнюю дружбу и готовы на любые действия, чтобы приструнить своих критиков».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25343
В 1920-е годы маленький кишлак в Восточной Бухаре, в котором по понедельникам раскидывался самый большой в Центральной Азии базар, четырежды становился столицей – сначала эмирата, затем халифата, потом автономии и, наконец, республики в составе СССР. За столетие кишлак с населением в тысячу человек вырос в почти миллионный город. Город-понедельник, город-сад, город-сказка – именно так называли уютный, теплый и зеленый Душанбе в советские времена.

Сегодня столица Таджикистана стремительно меняет свой внешний вид. Ежегодно городские власти сносят в центре Душанбе малоэтажные здания советского периода, и на их месте, стирая память о прошлом, возводят жилые многоэтажки и торгово-развлекательные центры. Чиновники считают, что таким образом они создают облик современного города. Душанбинцы же говорят, что милый сердцам многих людей старый Душанбе с его теплыми зданиями в стиле ампир нещадно уничтожается. Так, последним потрясением для коренных душанбинцев стал снос в самом центре столицы здания Русского драматического театра имени Маяковского – его не спасли ни петиции жителей, ни заявления политиков. Уходят люди, уходят здания, меняются имена улиц, площадей, учреждений…

В Душанбе сейчас осталось всего несколько тысяч русских. А еще совсем недавно лицо каждого третьего душанбинца было славянским, и столица была наполнена русской речью. Молодые поколения столичных жителей должны знать этот период истории, поскольку город, в котором они живут – этот город-сад, город-сказку, – строили русские люди, отмечает историк и душанбинец Гафур Шерматов. Но будут ли знать и будут ли помнить?

Вместе с Гафуром Шерматовым, который рассказал мне о любопытных страницах истории Душанбе, я с удовольствием погрузилась в далекое и близкое прошлое родного города.

- Недавно, в 2014 году, Душанбе отпраздновал свое 90-летие, то есть его истории, как города, нет еще и века. Как и почему именно Душанбе из небольшого кишлака превратился в столицу таджикской республики?

- Давайте представим, что собой представлял Душанбе сто лет назад. Это был далеко не самый большой таджикский кишлак Восточной Бухары – его население составляло около 1000 человек. Вокруг него располагались кишлаки Сари Осие, Шохмансур – они были больше, чем Душанбе, но именно в Душанбе находился самый большой в регионе базар, и вся Восточная Бухара торговала здесь. Душанбе был центром торговли и пересечения народов. Здесь был огромный скотный рынок, шла торговля тканями, кожевенными, жестяными изделиями, оружием. Веселые и разговорчивые худжандцы, стройные горцы Гарма, Шугнана, Язгулема, Калаи-Хумба, суровые локайцы и коренастые широкоплечие наездники из Бальджувана приезжали на душанбинский базар. Восточную Бухару в основном населяли таджики и узбеки. Узбеков Восточной Бухары в те годы называли локайцами, а район, где они проживали – территории нынешних Курган-тюбе, Явана, Кокташа, Султонабада – назывался Локай.

Душанбе также был единственным местом в Восточной Бухаре, где проживали бухарские евреи. Около 30 зажиточных бухарско-еврейских семей фактически выполняли функции банкиров – они кредитовали людей и вели активную торговлю. Скажу больше: в 1921 году, во время осады Душанбе войсками Энвер-паши – одного из лидеров басмаческого движения, когда были боеприпасы, но не было еды, была амуниция, но не было корма для лошадей, Красную армию спасли именно евреи. Они финансировали те закупки, которые делались у жителей дальних кишлаков Варзоба, верхнего и нижнего Харангона, обеспечивая тем самым отражение атак войск Энвер-паши и другого басмаческого предводителя Ибрагим-бека.

Это малоизвестный факт – в советские времена о нем не упоминали, но, прежде чем стать столицей Таджикской АССР, Душанбе в 1921 году был объявлен столицей Бухарского эмирата самим эмиром Алимханом. Правда, с оговоркой «временная» – на время оккупации большевиками Западной Бухары. Затем, в 1922 году, Энвер-паша провозгласил Душанбе центром халифата, а себя объявил Верховным главнокомандующим войсками Ислама, зятем Халифа и наместником Мухаммада. Он просуществовал всего полгода, став первым самопровозглашенным халифатом на территории Центральной Азии.

Энвер-паша спровоцировал безжалостную братоубийственную войну, которая развернулась на территории всей Восточной Бухары. Этому во многом способствовали англичане, снабжавшие басмачей оружием. Сюда шли караваны с оружием. Причем, около половины басмачей, а их были тысячи – это были афганские наемники, которые пришли оказывать помощь братьям по вере. Гражданская война сопровождалась массовыми убийствами, зверствами. Она была скоротечной, но очень жестокой. Об этой гражданской войне на территории Восточной Бухары, к сожалению, до сих пор написано очень немного, многие ее детали и факты не исследованы.

И, честно говоря, историография Советского Таджикистана 20-х годов прошлого века в описаниях советских авторов, по справедливому мнению многих современных таджикских историков, страдает однобокостью и политизированностью. С другой стороны, писать честно и откровенно о том времени, анализировать и делать объективные выводы о тех или иных событиях в условиях тотальной идеологической цензуры и политического давления было просто невозможно.

В советские годы, когда провозглашалась дружба между народами, о том, что многие таджикские и в том числе локайские кишлаки были уничтожены отрядами Ибрагим-бека, что отряды басмачей, воевавшие в южном Таджикистане против советской власти, были укомплектованы локайцами и афганскими наемниками, предпочитали молчать. Как, например, и о том, что Хатынь сожгли не немцы, а бандеровцы. Но я убежден, что современным людям нужно знать правду о прошлых событиях, хотя бы потому что история, как известно, часто повторяется.

- А как местное население восприняло приход в Восточную Бухару Красной армии, ведь, в отличие от тех же басмачей, это были люди совсем другой культуры?

- Русские люди были не совсем уж неизвестны местному населению – ранее на эти территории приходили отдельные российские путешественники, врачи, географы, военные. Но с приходом Красной армии в 1921 году русские начали массово сюда приезжать. К русским людям я отношу всех, кто приехал в нашу республику, неважно какой национальности – татарин или украинец, белорус или еврей, все вместе они – русские.

Как бы сейчас не оценивали исторические события того времени, но очевидным является то, что с приходом русских на территорию Восточной Бухары начался ренессанс таджикской культуры. Если бы сюда не пришла Красная армия и советская власть, то ни о каком возрождении таджикского народа не могло быть и речи. Ведь многие века таджики находились под властью тюркских правителей. И на заре социализма в этом регионе насаждался пантюркизм – он проповедовался и младобухарцами, его принес сюда и Энвер-паша. Только с приходом Советской власти начинается развитие таджикского народа.

Таджики Восточной Бухары, восприняли советскую власть как дар божий, избавление от гнета бухарского эмира, его вассалов – беков (тюркский дворянский титул. – Прим. «Ферганы»). Русские принесли в Восточную Бухару идеи социальной справедливости, равноправия, национального равенства, непринятия местничества. Первые добровольческие отряды краснопалочников были таджикскими. Эти люди палками сражались с басмачами и отбивали у них оружие. Конечно, многие из них погибли в боях за советскую власть.

Восточная Бухара фактически была заповедником бухарского эмира – здесь не было ни одной больницы, никаких учебных заведений. Первую больницу здесь построили в 1914 году по приказу императора Николая II на пожертвования русских людей. Ее успели только построить, но она так и не заработала и выполняла роль то резиденции Эмира Бухарского, то гарнизона Красной армии, то штаба басмачей во время нахождения здесь Энвер-паши.

Об этом факте тоже мало знают, но, когда сюда окончательно пришла советская власть, сюда привезли большое количество денег, чтобы рассчитаться за те продукты, которые Красная армия брала у местного населения. Привезли также очень много товаров, зерна. Власть понимала, что одних коммунистических лозунгов мало – измученным войной людям нужно что-то дать. Чтобы склонить людей на сторону советской власти, сюда начались поставки товаров в огромных количествах. Между прочим, самой первой техникой, которую увидели в Таджикистане, были самолеты. Первый самолет долго кружил над глинобитным кишлаком, не на шутку перепугав его жителей. Душанбинцы увидели автомашины только через 4 года после того, как сюда прилетели первые самолеты.

К 1924 году Душанбе становится кишлаком наркоматов (народных комиссариатов), говоря современным языком – министерств. Летом того же года в Москве решают сделать поселок Душанбе столицей Таджикской АССР. Для ведения государственного делопроизводства сюда направляют сотни людей из Москвы, Ленинграда, Белоруссии, Украины. Кроме того, в молодую республику прибывают первые врачи, учителя. Началось строительство больниц, школ, воинских казарм, клубов.

Для таджиков приход русских стал лучом света – он принес с собой бесплатное лечение, образование, безземельным крестьянам – землю. Представьте, что это было для таджикских дехкан, которые ничего не имели, кроме налогов и пошлин за пользование землей, водой, передвижение по дорогам, за покупку или продажу скота. Как писал Айни, в Бухарском эмирате только воздух не облагался налогами. И вдруг – все налоги отменены, людям дают землю, столько воды, сколько они хотят, и не надо за все это платить. Врач лечит бесплатно, учитель учит тоже бесплатно. Люди это просто восприняли, как сказку.

- Первые русские люди, которые сюда приехали, безусловно, были подвижниками...

- Это были в какой-то степени миссионеры, и, конечно, подвижники. Их можно сравнить с Альбертом Швейцером. Да, они приехали проповедовать коммунизм, но ведь для многих Ленин тогда был новым пророком. Конечно, кто-то приезжал за длинным рублем – здесь хорошо платили. Да и вообще, в те годы, когда в Поволжье или на Украине был голод, Таджикистан многим казался раем – это была теплая, благодатная республика с очень приветливым народом, и русские, как самый подвижный народ того времени, ехали сюда с удовольствием. А работа для них здесь находилась всегда – все время открывались новые заводы, фабрики, колхозы, везде нужно было чинить технику, прокладывать дороги, ставить линии связи, тянуть телеграфные столбы, строить здания, проводить трубопроводы, рыть каналы, поэтому русские специалисты были очень востребованы. И та культура, которую они с собой везли, во многом повлияла на облик Душанбе.

Более 100 тысяч человек приехали в Таджикистан в эвакуацию во время Великой Отечественной войны. Представляете, жители голодного Ленинграда, западных частей России выходят на вокзале в Сталинабаде (название Душанбе в 1929-1961 годах. – Прим. «Ферганы») и видят хлеб в свободной продаже. Сталинабад в годы войны был одним из немногих городов Советского Союза, где свободно продавался хлеб.

В тяжелые годы войны с полной силой проявились лучшие качества характера душанбинцев – милосердие, доброта, сострадание. За первые полгода войны в Сталинабаде было развернуто 5 эвакуационных госпиталей. А всего в годы ВОв в городе размещалось 17 эвакогоспиталей. Десятки тысяч раненых и больных бойцов и командиров Красной Армии прошли здесь лечение. В городе катастрофически не хватало зданий для больниц, ощущался острый дефицит жилья, поэтому эвакогоспитали размещались в административных зданиях и школах. Это школы №№1, 4, 5, 11, 19, 20, а также здания гостиницы «Вахш» и факультета инженерного бизнеса и менеджмента Таджикского технического университета. Если бы существовало такое звание, как город военно-медицинской славы, то Душанбе, безусловно, получил бы его. Я помню, что еще в середине 1970-х годов в Душанбе было полно инвалидов-фронтовиков без ног, которые перемещались по городу на деревянных дощечках на колесиках – их были сотни.

В августе 1942 года в Сталинабаде открылся красавец-театр оперы и балета, а в это время немцы стояли под Сталинградом, Красная армия отступала. Тогда же достраивался и был сдан в эксплуатацию Большой Гиссарский канал, который спроектировал и построил замечательный человек Николай Свириденко, чью улицу, к сожалению, переименовали. Простым проектировщиком, инженером-гидромелиоратором приехал он в Таджикистан поднимать народное хозяйство. Николай Свириденко прожил всего 43 года. Он отдавал себя Таджикистану без остатка, поэтому рано ушёл из жизни. Но за свою короткую жизнь Николай Свириденко оставил большое наследие таджикскому народу – сотни объектов гидромелиоративного значения, в том числе Большой Ферганский канал, Большой Гиссарский канал, воды которых и сегодня несут добрую память об их создателе и строителе.

Нисколько не принижая национальной гордости и достоинства таджикского народа, скажу, что русские люди в силу исторических обстоятельств сыграли выдающуюся роль в истории современного Таджикистана. Вообще, наш Душанбе начали строить русские специалисты – архитекторы, строители, инженеры. И финансирование полностью шло из советской России.

Первым архитектором Душанбе, человеком, составившим первый план-схему города, был Петр Ваулин, который приехал в республику в 1925 году. Осмотрев базар, огромную степь, разрезанную протоптанными пыльными караванными дорогами, он принял решение: вот здесь будет улица Комсомольская, здесь – Коммунистическая, а здесь будет улица Ленина. И по этому плану началась разбивка улиц и кварталов города. Беда Душанбе в том, что у людей короткая память. Казалось бы, первый архитектор! Но у нас нет ни улицы его имени, ни памятника, ни мемориальной таблички.

- Вы сказали, у нас короткая память – мы чтим героев древней истории, но забываем о личностях из нашего недавнего прошлого.

- Когда мы не видим людей, которые живут с нами рядом, которые делают что-то хорошее, это называется близорукость. Так же в истории – начинаем искать реперные точки в далекой-далекой древности, не замечая, что в новой истории у нас было столько положительных примеров. Мы забыли стольких людей, которые строили современный Таджикистан.

Я руковожу группой «Память-201». Мы ищем и ухаживаем за могилами бойцов Красной армии, умерших в госпиталях Сталинабада в годы ВОв. Только на центральном городском кладбище в Душанбе – более полутора миллионов православных могил – больше, чем сегодня жителей города. Нынешнее поколение молодежи уже не застало те времена, когда Душанбе был многоязычным и интернациональным городом. Как-то мы работали на городском кладбище, ухаживая за могилами воинов-интернационалистов, и помогавший нам мальчик-таджик, 2002 года рождения, вдруг сказал мне: «Здесь столько русских могил, значит, все русские, что жили в Душанбе, уже умерли?». Парень был потрясен – он не ожидал, что здесь когда-то проживало столько русских людей. Сейчас ведь русскоязычных граждан в городе увидишь нечасто.

- Как вы относитесь к тому, как сейчас меняется облик Душанбе?

- Двойственно. Конечно, новостройки нужны – город должен развиваться, и многие новые объекты действительно впечатляют. Но, как коренной житель Душанбе, я очень переживаю за то, что происходит снос исторических зданий, таких как театр имени Маяковского, Главпочтамт, жилых домов по проспекту Рудаки. Для нас – родившихся и выросших в Душанбе – эти здания, словно точки отсчета нашей жизни и хранители ландшафтов памяти наших душ.

Министерство культуры Таджикистана определило, что в Душанбе всего 4 здания имеют архитектурную ценность и не подлежат сносу: Таджикский государственный академический театр оперы и балета имени Садриддина Айни, бывшее здание Национальной библиотеки имени Фирдавси (ныне здесь расположена Счетная палата страны), здание парламента и здание исполнительного аппарата президента республики (Президентский дворец). По какому принципу были отобраны именно эти сооружения среди десятков подобных (по стилю и времени возведения) зданий, расположенных в центральной части столицы, неизвестно. Как и не поддается логическому объяснению то, что разрушается именно исторический центр, когда в городе довольно много кибиток и барачных построек.

Я переживаю за то, что люди уехали и продолжают уезжать – это самое печальное. Переживаю за нашу молодежь, которая уезжает за границу, за то, что русский язык уходит и гораздо чаще, чем раньше, можно увидеть молодых людей, уже не говорящих на русском. Больно за то, что переименовываются улицы, что исчезают памятники советского периода, не упоминаются имена людей, приехавших в Таджикистан и внесших большой вклад в становление республики – ученых, архитекторов, военных, врачей, государственных деятелей. Хотя русские люди стали частью истории нашего города, страны, народа.

Но, наверное, нужно время для того, чтобы произошла переоценка исторических и культурных ценностей, мы смогли подняться над самими собой и посмотреть на происходящее со стороны. А у нас пока, к сожалению, кому-то сильно мешают именно те постройки и памятники советского периода, с которыми связаны исторические события и судьбы выдающихся людей эпохи Таджикской ССР.

Душанбе был задуман как зеленый город, город-сад. Такие тенистые тоннели из чинар летом спасали душанбинцев от палящего солнца. Сегодня, увы, многие из них вырублены. Фото Гафура Шерматова

В материале использованы фотографии из Центрального государственного архива Таджикистана и личного архива Гафура Шерматова

Подготовила Нигора Бухари-заде
http://www.fergananews.com/article.php?id=9099
В воскресенье, 18 сентября 2016 года, сотрудники милиции МВД Узбекистана покинули вершину горы Унгар-Тоо, расположенной на территории Кыргызстана, на спорном участке вблизи узбекской границы. Об этом официально заявлено в ходе переговоров пограничных представителей Кыргызстана и Узбекистана, сообщает пресс-релиз Отдела по связям с общественностью и СМИ Государственной пограничной службы Кыргызстана.

Напомним, десант узбекских милиционеров высадился на спорной горе Унгар-Тоо 22 августа 2016 года, что внесло существенную напряженность в отношения двух стран, а также взволновало общественность юга Кыргызстана. Текущей разрядке предшествовала, по всей видимости, продуктивная встреча главы узбекского МИДа Абдулазиза Камилова с президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым, состоявшаяся 15 сентября в Бишкеке.

Подробнее о том, что стоит за конфликтом вокруг горного участка на приграничной территории -в статье «Ферганы» «Гора преткновения».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25344
Исполняющий обязанности президента Узбекистана Шавкат Мирзиёев 16 сентября подписал закон «Об органах внутренних дел», принятый Законодательной палатой Олий Мажлиса (парламента страны) 12 августа и одобренный Сенатом 24 августа. Закон опубликован 17 сентября в газетах «Халк сузи» и «Народное слово» и вступит в силу через шесть месяцев, сообщает Газета.Уз.

Закон определяет основные задачи, направления деятельности и принципы работы органов внутренних дел. Их основным задачами определены «защита прав, свобод и законных интересов граждан, собственности физических и юридических лиц, конституционного строя, обеспечение верховенства закона, безопасности личности, общества и государства, а также предупреждение и профилактика правонарушений».

Основными принципами деятельности органов внутренних дел указаны законность, единство, соблюдение и уважение прав, свобод и законных интересов граждан, открытость и прозрачность.

Сотрудники органов внутренних дел в своей деятельности обязаны «точно соблюдать и исполнять требования» Конституции, нового закона и других актов законодательства. «Всякое отступление от точного исполнения и соблюдения законов, какими бы мотивами оно ни было вызвано, является нарушением законности и влечет за собой установленную ответственность», — гласит закон.

В соответствии с законом, сотрудники органов внутренних дел должны обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов граждан «независимо от пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения».

Закон запрещает сотрудникам прибегать к пыткам, насилию и другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Они также обязаны пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физические или нравственные страдания.

Согласно закону, органы внутренних дел осуществляют деятельность «открыто и прозрачно, во взаимодействии с государственными органами, органами самоуправления граждан, другими организациями и гражданами, а также со средствами массовой информации».

Законом установлено, что Министерство внутренних дел подчиняется непосредственно президенту, а по отдельным вопросам в соответствии с законодательством — Кабинету Министров. Министр внутренних дел утверждается президентом по представлению премьер-министра и освобождается от должности президентом. Заместители министра назначаются и освобождаются от должности президентом.

Полный текст закона доступен на официальном веб-сайте МВД Узбекистана, а также на нашем сайте здесь: Закон Узбекистана «Об органах внутренних дел».

Напомним, местные и международные правозащитные организации в течение многих лет критикуют власти Узбекистана и, в частности, силовые структуры этой страны в массовых нарушениях прав человека. И на первом месте среди них - пытки и жестокое обращение с гражданами.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25345
Партия «Адолат» («Справедливость») выдвинула в президенты председателя своего политсовета Наримана Умарова, а кандидатом от Народно-демократической партии Узбекистана стал председатель Центрального совета НДПУ Хотамжон Кетмонов, сообщает Центральная избирательная комиссия (ЦИК) на своей странице в Фейсбуке.

Напомним, что оба этих политика уже изображали конкурентов на выборах президента в 2015 году, по завершении которых радостно поздравили Ислама Каримова с переизбранием, заявив, что избирательная кампания прошла «в соответствии с такими демократическими принципами, как открытость, гласность и транспарентность».

Таким образом, все официально зарегистрированные в Узбекистане политические партии определились с действующими лицами постановки «выборы президента Узбекистана». Ранее своих кандидатов назвали движение предпринимателей и деловых людей – либерально-демократическая партия Узбекистана (УзЛиДеп) выдвинувшая Шавката Мирзиёева, и партия «Миллий Тикланиш» («Национальное возрождение»), предложившая своего лидера Сарвара Отамурадова.

Наблюдатели не сомневаются, что реальный кандидат всего один – премьер-министр Шавкат Мирзиёев, который в настоящее время выполняет обязанности президента Узбекистана.

Напомним, по официальным данным, президент Узбекистана Ислам Каримов скончался в возрасте 78 лет 2 сентября 2016 года. Выборы главы государства назначены на 4 декабря 2016 года.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25346
В понедельник, 19 сентября, Эдиль Байсалов, бывший руководитель аппарата временного президента Кыргызстана Розы Отунбаевой, провел экстренную пресс-конференцию в Бишкеке, сообщает «Азаттык» (киргизская служба Радио «Свобода»). Брифинг оказался реакцией, в том числе, на сегодняшнее сообщение «Ферганы» о тайных переговорах сотрудников Государственного Комитета национальной безопасности Киргизии с опальными активистами узбекской общины (см. тут).

Эдиль Байсалов заявил о полном недоверии к органам Генеральной прокуратуры и Госкомитета национальной безопасности и потребовал формирования специальной парламентской комиссии по расследованию сообщения агентства «Фергана».

Одновременно с выступлением перед журналистами Э.Байсалов сделал публикацию на своей официальной странице в Фейсбуке. Ниже мы приводим ее текст полностью.

«Вот уже несколько недель ко мне с разных, но проверенных источников поступает информация, что Алмазбеком Атамбаевым дана команда арестовать меня, найти любой повод, лишь бы упрятать меня за решетку.

Целей преследуется тут несколько:

Первое, надо отвлечь народ от собственных неудач и дать ему зрелище, чтобы он не задавал вопросы про исполнение обещаний Атамбаева об улучшении экономики, создании рабочих мест и укреплении демократии, которые он давал все эти годы. Потому что Атамбаев уже не может, как прежде, проклинать предыдущих президентов и ссылаться на их настоящие или выдуманные ошибки. В конце концов, правлению Атамбаева уже шесть с половиной лет, а Бакиев не дотянул и до пяти.

Второе: с моего ареста начнется цикл очень серьезных, беспрецедентных по своему масштабу репрессий, которые каснутся не только членов Временного правительства, а всех других политиков, государственных и общественных деятелей, журналистов и активистов, - всех, кто может не то что даже бросить вызов власти, а способен на хоть какую то критическую мысль. Ни у кого не должно быть сомнений, что Атамбаев задумал закатать все общество под большой пресс. Дискуссия вокруг Конституции только предлог, но он преследует далеко идущие, но вполне понятные цели. Он хочет закрепиться на десятилетия вперед, как единственный источник и арбитр любых государственных решений. Не важно, занимает ли он какой либо пост или нет. Цель совершенно ясна: не упустить из рук власть. Любой ценой и под любым предлогом! Он намерен расправиться со всеми и каждым, запугать всех остальных. Не зря он так подружился с туркменским президентом, но вариант сегодняшнего Таджикистана его тоже устроит. Повторяюсь, это очень и очень серьезно! Этот план очень хорошо обдуман и расписан пошагово на месяцы вперед.

Третье: Моим арестом надо наказать и изолировать не только лично меня. Считается, что я дам показания на других членов Временного правительства, в частности на Розу Отунбаеву и Омурбека Текебаева. У Атамбаева не осталось больше никаких карт и он хочет разыграть карту национализма! Всех нас, кто его знает очень близко, это его перерождение наиболее изумляет. Ведь вдумайтесь, Атамбаев - это человек, который гордится тем, что вырос в интернациональной среде, является гуманистом, пишет стихи. В конце концов, он зять, как он сам говорит, татарского народа. Но его риторика последних лет полна разжигания ненависти и межнациональной розни. Вместо того, чтобы лечить наши раны, он раз за разом их раздирает. В прошлом году, именем давно всеми забытого старика наша страна добровольно отказалась от сотен миллионов долларов международной помощи. Поразительна была самая глубокая иррациональность этого капризного и абсолютно непродуманного решения. У нас дети на картонках спят на голой земле, а Атамбаев денонсирует договоры. И вот в этом году вся суть и весь смысл конституционной реформы чуть ли не продиктованы лишь бы стремлением избежать международной юрисдикции от органов по правам человека. И это исходит от того человека, который лично проводил большие курултаи по апеллированию к ООН и международным судам по делу того же Феликса Кулова, по делам балыкчинцев позже и другим.

Что это? Какие глубокие комплексы этого человека задеты? Почему он пытается сейчас всеми силами доказать собственную непричастность, снять ответственность с себя от кровавых событий в Оше. Больше того, он пытается сейчас апеллировать к самым низким, низменным чувствам в обществе, выставить себя самым главным и настоящим, чуть ли не единственным кыргызом.

Остановитесь, Алмазбек Шаршенович! Не будите демонов, с которыми ни вы, ни кто либо другой сможет справиться! Не выбирайте самую легкую тропу, самую дешевую и короткую дорогу к мнимой популярности!

И вот на этом фоне, когда мы все знали о наступающих арестах, появляется сегодня утром это сообщение очень хорошо осведомленного, всегда тщательно проверяющего свои источники агентства “Фергана.ру”.

Признаюсь, до сегодняшнего дня я был очень легко и благодушно настроен. Я никогда в жизни ничего не делал против закона, никогда не шел против своей совести. Эти руки ничего не украли. Я никогда не говорил неправды! Мне нечего бояться!

Но мне никогда бы не пришло в голову, что по заданию Атамбаева, спецслужбы во главе с бывшим пресс-секретарем Акаева и самыми лучшими кадрами Жаныша и Марата Бакиевых они пойдут на то, чтобы требовать от людей, получивших большие сроки, дать показания на Розу Исаковну Отунбаеву, что он через меня давала им подробные инструкции по разжиганию межнационального конфликта.

Эта самая чудовищная и наглая ложь, которая могла кому либо прийти в голову.

И становится теперь уже совершенно и окончательно понятным, что лакеи Атамбаева не остановятся ни перед чем, чтобы исполнить волю своего хозяина.

Я заявляю о полном недоверии к органам Генеральной прокуратуры и Госкомитета по национальной безопасности. Никогда в стране не было еще столько одновременно политических узников - их счет уже пошел на десятки. В СИЗО упрятываются на долгие сроки, многим по несколько лет не предъявляются обвинения. Судебные процессы под грифом секретности проводятся в закрытом режиме. Такого правового произвола не было никогда, ни под правлением Акаева, ни даже в последние годы Бакиева.

Я требую сегодня же от Жогорку Кенеша формирования специальной парламентской комиссии по расследованию сообщения агентства “Фергана.ру”. Фактов там достаточно, которые легко доказуемы! Не надо сейчас просить у них или Генпрокуратуры расследования самих себя. Только проведение открытых парламентских слушаний с участием всех заинтересованных сторон и гарантиями безопасности для всех может расставить все точки в этом позорнейшем для нашей страны и опасном для нашей демократии деле!

На время проведения этого расследования должен быть отправлен в отставку председатель ГКНБ Абдиль Сегизбаев и его заместители. Даже у режима Курманбека Бакиева хватило тогда совести допустить беспрепятственно расследовать дело о матрешкегейт Бусурманкулу Табалдиеву. Этим же нынешнему руководству доверять расследовать самих себя не стоит!

Я призываю все общество и весь народ Кыргызстана, все политические силы к бдительности! Мы должны вместе объединиться и противостоять беспрецедентно опасному для всей нашей страны планы по отнятию наших свобод, растаптыванию всех прав и свобод! Я уверен, что планы Атамбаева обречены на провал! Народ Кыргызстана доказал прежде и докажет сейчас: никакому президенту не удастся нас поработить! Мы выдержим и это. Выстоим и эти испытания! Страна и будущее принадлежит нам!

Спасибо за внимание».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25347
В редакцию «Ферганы» обратился председатель Межрегионального профсоюза защиты прав трудовых мигрантов «Единство» (Астрахань) Анвар Жалолов. Он высказал обеспокоенность безнаказанностью действий заместителя руководителя Астраханского представительства Всероссийского Конгресса узбеков, узбекистанцев (ВКУУ) Нумона Карабаева, который, по его словам, вместо помощи своим землякам-мигрантам, обирает их и даже насилует.

«Обратиться в прессу меня заставил из ряда вон выходящий случай, который произошел с нашей землячкой Зарнигор А., подвергшейся насилию со стороны господина Карабаева. Заявление потерпевшей принято к рассмотрению в отделении полиции УМВД по Астрахани еще в конце июля этого года, однако уже второй месяц следственные органы молчат, уголовное дело не возбуждено, а Карабаев угрожает своей жертве депортацией и физической расправой», - сказал Жалолов.

В своем заявлении региональные отделения полиции и Следственного комитета России гражданка Узбекистана, 19-летняя Зарнигор А. сообщила, что 3 мая текущего года она обратилась к Нумону Карабаеву с просьбой посодействовать в получении сертификата на возвращение на родину, который выдает посольство Узбекистана в Москве, поскольку паспорт девушки нечаянно был порван ее племянником. Карабаев пообещал Зарнигор помочь оформить сертификат к 29 мая за 10 тысяч рублей. Девушка отдала ему деньги, испорченный паспорт и фотографии. Однако на следующей встрече Карабаев в кабинете своего офиса, угрожая Зарнигор депортацией, насильно заставил вступить с ним в половую связь.

Запуганная, оставшаяся без документов, девушка вынуждена была согласиться на условия, которые ставил ей Карабаев, и на встречи с ним. До середины июня обещанный сертификат все еще не был готов. Карабаев назначил Зарнигор очередную встречу 16 июня и отвез ее в гостиницу, где вновь под угрозами расправы принудил вступить с ним в интимные отношения.

С помощью правозащитников из Межрегионального профсоюза «Единство» 27 июля Зарнигор подала заявление в отдел полиции УМВД по Астрахани, а затем и в местное отделение Следственного комитета. Девушка также направила заявления в посольство Узбекистана в Москве и в администрацию президента России с просьбой оказать содействие в привлечении Нумона Карабаева к ответственности.

«По сей день в отношении г-на Карабаева не предпринято никаких мер пресечения. А он, по всей вероятности, уверен в своей безнаказанности, поскольку до сих пор не вернул девушке ни деньги, ни паспорт. Он так и сказал Зарнигор, что все ее попытки тщетны, так как у него в покровителях – сам председатель ВКУУ Ибрагим Худайбердиев, и «везде все куплено». Сертификат на возвращение на родину Зарнигор помогли оформить в Астраханской общественной организации «Узбекистон».

Отмечу, что это уже далеко не первая жалоба граждан Узбекистана на мошенничество со стороны Карабаева. Мигранты жалуются, что он берет по 10 тысяч рублей за якобы оформление сертификата на знание русского языка и не оформляет. Он заставляет обращающихся к нему земляков делать через него переводы паспортов и берет за эту услугу по 1000-1300 рублей. Берет деньги с мигрантов за продление действия просроченных регистраций, обещая легализовать, и оформляет поддельные регистрации.

Но случай с Зарнигор – это уже предел. От имени многих узбекистанцев, пострадавших от Карабаева, наш профсоюз просит правоохранительные органы справедливо расследовать жалобу девушки. Нумон Карабаев, позорящий своими деяниями не только ВКУУ, но и свой народ, должен понести заслуженное наказание», - заключил Анвар Жалолов.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25348
Активисты правозащитной группы «Бесстрашные» Малохат Эшонкулова и Елена Урлаева сообщают о фактах принуждения медицинских работников Ташкентской области Узбекистана к хлопкоуборочной кампании – как в качестве сборщиков, так и агитаторов.

Правозащитницы убедились лично 18 сентября, что в селении Яллама Чиназского района с 13 сентября 2016 года находятся 220 медиков из центральной поликлиники и многопрофильной больницы города Янгиюля. Их разместили в здании лаборатории по селекции и школе №18, рядом оборудовали кухню и столовую. Медики спят на полу на своих матрасах, скудное питание оплачивает хокимият (администрация района). Хлопок собирают на полях фермера Муроджона Эрназарова, норма сбора - 70 килограммов в день. Работать на полях будут 30 дней.

В школе №6 посёлка «Русский Чиназ» («Янги Чиназ») размещены 200 человек -сотрудники роддома во главе с заведующим по имени Алижон и центральной больницы Янгиюля, заведующая - Шаходат Ташкентбаева.

Директор школы №6 А.Насыров разместил мужчин на втором этаже, здесь же живут охранники и сотрудники милиции. Женщины ночуют на первом этаже. На территории школы оборудована полевая кухня, где повара готовят обед для медиков-хлопкоробов.

Директор школы 28 Ф.Пулатов разместил штаб и предоставил проживание сотрудникам отделений хирургии, терапии, скорой помощи, реанимации больницы Янгиюльского райздрава.

Эти медработники собирают хлопок на полях фермера по имени Улугбек.
Всех сборщиков из поликлиник и больниц города Чиназа ежедневно в 7 часов утра вывозят на поля автобусами.

17 сентября Елена Урлаева откликнулась на многочисленные жалобы жителей Нижнечирчикского района Ташкентской области на произвол хокима (главы администрации) Джахонгира Абдуразакова, в связи с хлопкоуборочной кампанией. Она приехала в район и встретилась с врачами центральной больницы города Дустабада. Они жаловались, что их - хирургов, невропатологов, терапевтов, - заставляют ходить по домам и уговаривать жителей выходить на сбор хлопка. За каждым врачом закреплено по улице, и он должен в каждом доме уговорить хотя бы одного человека. А в выходные дни все врачи обязаны собирать хлопок вместе с заведующей этой больницы Гульбахор Сагиевой.

Врач поселковой поликлиники по имени Зинур сообщил, что его и всех медиков принуждают собирать хлопок в посёлке «Новая жизнь».

На хлопковом поле, расположенном рядом с посёлком Агамай в отряде №868, принудительно собирали хлопок сотрудники инфекционной больницы и поликлиники №9, воспитатели и нянечки детских садов, педагоги школ №14, №42 и №31, продолжает перечислять Елена Урлаева.

Принудительно собирали хлопок и родители учеников школы №28. По их словам, директор этой школы по имени Зульфия заставляет родителей каждого ученика собирать хлопок или сдавать деньги на оплату наёмного рабочего. При этом заявляет, что все должны участвовать в сборе хлопка согласно указу президента Узбекистана.

Жители махаллей (кварталов, общин) «Юнусова» и «Минг чинор» жаловались, что сотрудники милиции и Службы национальной безопасности (СНБ) ходят по домам и требуют, чтобы каждая семья отправляла на сбор хлопка по одному человеку.

Лидер Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) Елена Урлаева наблюдала на полях немало многодетных матерей, которые оставили маленьких детей дома и под различными угрозами собирают хлопок.

Все приказы по принудительному сбору хлопка даёт хоким Нижнечирчикского района Джахонгир Абдуразаков, контактный телефон +99895-195-51-00.

«Жители Нижнечирчикского района, в том числе - медики и педагоги, просят помощи от насилия, эксплуатации и произвола со стороны хокима Джахонгира Абдуразакова, - сообщает Елена Урлаева. – Члены ПАУ требуют от правоохранительных органов Узбекистана, осуществляющих деятельность по пресечению эксплуатации людей и противодействию торговле людьми – МВД и СНБ, - провести расследование по всем указанным фактам и требуют привлечения к уголовной ответственности Джахонгира Абдуразакова и директоров школ, которые вымогают деньги и заставляют родителей собирать хлопок. Правозащитники требуют срочно прекратить эксплуатацию медиков, педагогов и многодетных матерей в Нижнечирчикском районе. Позор Узбекистану за унижение врачей и педагогов, ложную защиту материнства и детства!»

«Правозащитники требуют, чтобы сотрудники федерации профсоюзов Узбекистана приехали в Нижнечирчикский район, побегали по полям и почувствовали, как врачи, напряжённо работающие неделю в больнице, вместо отдыха собирают хлопок, - предлагает Елена Урлаева. - А после трудового дня в больнице врачи ходят по домам до позднего вечера и уговаривают жителей собирать хлопок. Получается, что у врачей, у которых ответственная работа, нет времени ни на отдых, ни на общение с семьёй. До каких пор профсоюзы будут бездействовать? Позор таким профсоюзам».

Непонятно для кого премьер-министр Шавкат Мирзиёев подписывал «Постановление кабинета министров Узбекистана о дополнительных мерах по реализации в 2014-2016 годах ратифицированных Республикой Узбекистан Конвенций Международной организации труда (МОТ)», где говорится о недопустимости принудительного и обязательного труда, напоминает лидер ПАУ.

Альянс считает, что министерство труда и социальной защиты населения Узбекистана, Совет федерации профсоюзов, совет фермеров, министерство здравоохранения, МВД, СНБ, прокуратура Узбекистана «являются организованной преступной группой по массовому принуждению медиков к сбору хлопка».

Активисты группы «Бесстрашные» намерены защищать медиков Узбекистана и просят международное сообщество помочь привлечь узбекское правительство к ответственности за торговлю людьми.

Другие материалы по проблеме принудительного труда можно прочитать в специальной рубрике «Ферганы» «Хлопок».
http://www.fergananews.com/news.php?id=25349
Чем больше присматриваешься к ходу современной войны в Афганистане, тем больше возникает ощущение довольно циничного обмана общественности, как внутри самого Афганистана, так и за его пределами. Конечно, на словах официальных лиц и в сообщениях прессы все более или менее хорошо: афганские войска ведут операции, постоянно отчитываются об убитых талибах, правительство Афганистана прилагает все силы для реализации различных планов наступлений и для осуществления мести за кровавые теракты в Кабуле. Но при более внимательном взгляде возникают вопросы, так ли картина хороша, как нам ее рисуют?

Славная победа над талибским «сержантом»

Для примера и разбора возьмем сообщение афганского телеканала «Толо», которое появилось 17 сентября, о гибели одного крупного талибского командира. Совершенно типовое сообщение, в длинном ряду таких же. Процитируем его: «Накануне на территории южной афганской провинции Забуль был убит крупный командир «Талибана» Абдул Рахман. Инцидент произошел в городе Калат, провинциальном административном центре. Боевики во главе с Абдул Рахманом предприняли атаку на местный контрольный пункт. Служащим афганским сил удалось отразить нападение. По итогам столкновения командир талибов был убит и еще один повстанец получил ранения. Как рассказали представители полиции, Абдул Рахман возглавлял группу талибов в провинции и был причастен к установке мин на участке трассы Кабул – Кандагар».

С первого взгляда, ничего необычного. Однако, во-первых, обратим внимание на цель талибского нападения - местный контрольный пункт. Имеется в виду, должно быть, полицейский контрольно-пропускной пункт, предназначенный для проверки, досмотра и регистрации проходящих через него людей. Несет службу на КПП обычно немногочисленный отряд полиции. Это можно проверить по новостям. К примеру, 19 мая 2016 года один из полицейских на КПП в том же самом городе Калат расстрелял восемь других полицейских, захватил оружие, боеприпасы, джип и бежал к талибам. Другой пример: уезд Гизаб, провинция Урузган в январе 2016 года: четыре полицейских расстреляли девять своих сослуживцев и удрали к талибам. Третий: в марте 2014 года в уезде Хаки-Сафи провинции Фарах талибы атаковали полицейский пост, пять полицейских убили, двоих ранили. Во всех этих случаях мы видим, что общее число полицейских на посту составляло порядка 10-15 человек.

Во-вторых, из того, что на атакованном посту было около 10 полицейских, вряд ли больше 15-ти, исходит, что и талибский отряд под командованием ныне покойного Абдул Рахмана также был небольшим. Не дивизию, не полк, и даже не батальон повел он в атаку. Скорее всего, у Рахмана было около 5-6 бойцов, которым пост оказался не по зубам.

По меркам российской армии боевая единица в составе 5-6 человек больше всего соответствует отделению (в РС РФ мотострелковое отделение насчитывает 8-10 человек), а его командир имеет звание - сержант. Получается, что афганские полицейские застрелили талибского «сержанта» - командира самого небольшого в общей структуре отряда боевиков. «Сержант» этот, видимо, имел небольшой опыт: несколько вооруженных стычек, постановка мин на шоссе Кабул - Кандагар, и гибель в бою за полицейский КПП. Но сколько пафоса в сообщении крупного афганского телеканала, в котором талибский «сержант» назван «крупным командиром».

Вообще, когда ведется настоящая война с партизанами, то подобные «бои местного значения» не то что не становятся предметом репортажа на телевидении, они даже в сводках просто суммируются для статистики.

Если же победа над «сержантом» становится событием, достойным репортажа, то придется сделать пару нелицеприятных выводов. Первый: организованной войны в Афганистане против талибов и ИГИЛ («исламское государство», организация запрещена в России. - Прим. «Ферганы») не ведется, в противном случае в сообщениях обычно указывались бы куда более крупные фигуры, а мелочь, вроде убитого Абдул Рахмана, складывалась бы в общую статистику. Судя по всему, война давно распалась на такие мелкие, локальные стычки, не дающие ничего, кроме новых жертв. Второе, афганские СМИ, «освещая» войну, врут самым наглым и неприкрытым образом, что, конечно, является в значительной мере отражением того, что прессе сообщает Министерство обороны и Министерство внутренних дел Афганистана.

Показательное отсутствие карт обстановки

Обратим внимание еще на одну сторону освещения афганской войны, которая не может не показаться странной. В прессе совершенно отсутствуют официальные карты сложившейся обстановки и проводимых боевых действий. За много лет наблюдений за событиями афганской войны мне ни разу таких карт увидеть не довелось, хотя, конечно, некоторые эксперты составляли приблизительные схемы и инфографику, с большими или меньшими неточностями.

И это странно. Другие войны, взять, к примеру, войну в Сирии, сопровождались довольно оперативным составлением карт обстановки, сложившейся на какую-то дату, которые публиковались в прессе и комментировались аналитиками. По Сирии создано уже два или три десятка таких карт, по которым можно проследить развитие боевых действий.

Могут, конечно, сказать, что карты нельзя публиковать, чтобы они не дошли до талибов. Однако, можно составить только самые общие схемы, нанести на них примерные границы зон контроля, основные дислокации, которые талибам, при их неплохой разведке, конечно же, хорошо известны. Можно также делать карты не по текущей ситуации, а по данным недельной или месячной давности. Скажем, обзор боев за месяц, снабженный картой, вполне бы устроил. Тем более, что речь идет о борьбе с террористическими организациями, то есть о процессе, интересующем многие страны, в первую очередь в Центральной Азии.

По всей видимости, в этом отсутствии официальных карт боевых действий, хотя бы приблизительных, есть своя логика. Если бы такие карты появились, то они бы показали, что фактически боевых действий с целью наступления на главные опорные базы и убежища талибов не ведется.

Убежищ же этих немало. По данным Независимого директората по местному управлению Афганистана, опубликованным в конце июля 2016 года, из 384 уездов (включая 15 вновь созданных и временных) 116 находятся под серьезной угрозой талибов, еще в 91 уезде угроза «умеренная», заявил спикер организации Мунира Юсуфзада. При этом 15 уездов прочно контролируются талибами, поскольку директорат не имеет никаких сведений о работе в них местной администрации. Вот их список:

провинция Гельманд — Дишо, Багран, Муса-Кала, Наузад;

провинция Забуль — Хак Афган;

провинция Пактика — Нека;

провинция Бадахшан — Вардудж, Ямган;

провинция Газни — Нава;

провинция Сари-Пуль — Кохистанат;

провинция Кундуз — Дашт-и-Арчи, Чахардара, Гортепа, Акташ, Ханабад (здесь также перечислены недавно возникшие уезды).

Часть из них, такие как уезды Кохистанат и Вардудж, перешли к талибам сравнительно недавно, летом-осенью 2015 года, но другие, по всей видимости, контролируются ими много лет, в особенности - группа уездов на севере провинции Гельманд. На длительно контролируемой талибами территории, конечно же, создаются долговременные базы, склады, командные и учебные центры, госпитали, то есть та военная инфраструктура, утрата которой для талибов была бы наиболее болезненной. Однако, крупномасштабных наступлений на эти убежища не ведется, и в ряде случаев эти районы, контролируемые талибами, вообще не удостаиваются внимания афганских войск, хотя, по идее, должны быть в центре наступательных операций.

Но это не единственный вопрос, который можно было бы задать афганскому военному командованию. Таких вопросов много, и при появлении карты они бы были поставлены. К примеру, почему уже много месяцев 205-й корпус Афганской национальной армии ведет ожесточенные бои за подступы к столице провинции Гельманд — Лашкаргах, за дорогу Лашкаргах — Кандагар, и не может переломить ситуацию в свою пользу?

Если внимательно смотреть на события в Афганистане, то даже по некоторым фактам, вроде нападения талибов на Кундуз в сентябре 2015 года, полуосадного положения Лашкаргаха по крайней мере с конца 2015 года, или поразительной неспособности афганской армии справиться с отрядом ИГ в провинции Нангархар на востоке страны, можно догадаться, что ситуация вовсе не так благостна, как рисуют ее в прессе. Насколько можно судить, централизованного руководства войной не ведется, боевые действия свалены на военное и полицейское командование местного и провинциального уровней, которые сражаются с талибами в меру своего разумения и возможностей, а высшее руководство страны, очевидно, рассчитывает сговориться с талибами, если не прямо сейчас, то в некоторой перспективе. Во всяком случае, такая попытка явно прослеживалась в переговорах в формате «четверки» (Афганистан, Пакистан, США и Китай) в начале 2016 года.

В этом смысле понятно нежелание афганского руководства идти на более тесное сотрудничество по борьбе с террористами с ОДКБ в целом, и с Россией в частности, нежелание подписывать с ними долгосрочные соглашения и партнерстве и стратегическом сотрудничестве, поскольку вполне резонно полагают, что в этом случае все эти нюансы и особенности афганской войны быстро станут широко известными. И окажется, что война эта не менее гнилая, чем знаменитое американское вторжение во Вьетнам со всеми его последствиями.

Из сложившегося положения, конечно, не может получиться ничего хорошего. Рано или поздно этой «странной войне» придет конец, и, пожалуй, лучше к этому моменту приготовиться заранее.

Дмитрий Верхотуров, политолог, эксперт Центра изучения современного Афганистана (Москва), специально для «Ферганы»
http://www.fergananews.com/article.php?id=9100
С начала 2016 года в Кыргызстан доставлены тела 430 граждан этой страны. В предыдущие годы количество скончавшихся за рубежом и привезенных на родину кыргызстанцев составляло, в среднем, 350 человек. Об этом 19 сентября на заседании парламентских комитетов сообщил заместитель директора Государственной службы миграции (ГСМ) Алмаз Асанбаев, передает «24.kg». При этом СМИ не уточняют, из каких стран поступили тела. Лишь «Вечерний Бишкек» указывает, что все они поступили из России.

Причины смерти разные. «На первом месте – утопленники, на втором – люди, которые выехали из страны по болезни на лечение за рубеж, но врачи им не смогли помочь. Затем идут травмы на производстве и на четвертом месте – смерти в результате нанесения телесных повреждений», - перечислил Асанбаев.

По его словам, только две киргизские авиакомпании перевозят так называемые «грузы-200» бесплатно, остальные требуют оплаты. «Ежегодно на транспортировку «груза-200» выделяются средства из бюджета», – цитирует чиновника Knews.kg.

«Доставка одного тела, к примеру, из России, стоит около 35 тысяч рублей. Из дальнего зарубежья – около $4-5 тысяч. В бюджете на эти цели в 2016 году было предусмотрено 2,3 миллиона сомов. Недавно, чтобы доставить на родину тела 14 наших граждан, погибших при пожаре в московской типографии, мы отправляли спецборт. На это ушла значительная часть средств», - сообщил Алмаз Асанбаев.

По данным Государственной службы миграции, за пределами родины находятся около 700 тысяч кыргызстанцев, 80 процентов из них работают в России, 15 процентов – в Казахстане, остальные – в странах дальнего зарубежья. «Смертность среди мигрантов составляет 0,03-0,06 процента. Для сравнения: смертность по республике – 0,58 процента», - добавил Асанбаев.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25350
На днях Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана заявил, что установлены заказчики и исполнители теракта на территории посольства Китая в республике. В рамках дела задержаны пять человек, еще четверо объявлены в розыск. Трое из разыскиваемых заявили о своей непричастности к теракту.

Напомним, что утром 30 августа этого года смертник на автомашине «Митцубиси Делика», протаранив западные ворота посольства Китая в Бишкеке, въехал на территорию диппредставительства и привел в действие самодельное взрывное устройство (СВУ) большой мощности, установленное в автомашине. В результате пострадали три сотрудника посольства из числа граждан Киргизии, причинен значительный ущерб зданиям и сооружениям.

Как сообщает пресс-служба ГКНБ, заказчиками теракта, по материалам следствия, являются действующие в Сирии уйгурские террористические группировки, аффилированные с террористической организацией «Джабхат ан-Нусра». Эмиссары «Джабхат ан-Нусра» через главаря международной террористической организации «Джамаат Таухид ва Джихад» (ДТД) Абу Салоха поставили перед исполнителями задачу организовать теракт в китайском посольстве в Кыргызстане и профинансировали эту атаку.

В качестве координатора реализации своих преступных замыслов Абу Салох привлек находящегося в Турции члена ДТД Абу Ахмада. На самом деле под кличкой Абу Салох скрывается уроженец села Кашкар-Кыштак Кара-Сууйского района Киргизии Сирожиддин Мухтаров, а Абу Ахмад – уроженец Сузакского района Джалал-Абадской области Бурханиддин Жантораев. Оба – 1971 года рождения и оба находятся в международном розыске.

Установлен круг лиц, причастных к совершенному преступлению. Это боевик-смертник, осуществивший теракт, член «Исламского движения Восточного Туркестана», имевший паспорт на имя гражданина Таджикистана Зоира Халилова. Также объявлен в розыск Иззотилло Саттыбаев (по кличке Али), уроженец Оша, который прошел диверсионно-террористическую подготовку в Сирии, имеет опыт ведения боевых действий в городских условиях, минер-подрывник. По версии следствия, Саттыбаев въехал в Киргизию 16 июня 2016 года по паспорту гражданина Таджикистана на имя Фирдавса Бобожонова, арендовал дом в селе Ново-Павловка Сокулукского района, купил автомашину марки «Митцубиси Делика» также на имя другого человека. Он оказывал содействие террористу-смертнику в изготовлении СВУ, в ориентации передвижения по Бишкеку. За несколько часов до теракта 30 августа Саттыбаев вылетел авиарейсом Ош-Стамбул, используя таджикский паспорт.

Кроме того, задержаны и водворены в СИЗО ГКНБ пятеро граждан Киргизии – предполагаемых соучастников теракта, которые так или иначе были задействованы в его подготовке.

Следствие считает причастными к организации взрыва еще двух кыргызстанцев, проживающих в Стамбуле, – представителя турфирмы «Адал Тур» в Турции Мубарака Турганбаева, который из Стамбула координировал вопросы финансирования теракта, и Ильяса Сабирова, якобы задействованного в переброске боевиков в Сирию. ГКНБ Киргизии направил запросы зарубежным партнерам с просьбой задержать и выдать Жантораева, Саттыбаева, Сабирова и Турганбаева.
Злостные пособники или невольные фигуранты?

Однако объявленный в розыск Мубарак Турганбаев на своей странице в Facebook написал о своей непричастности к теракту. По его словам, сейчас он находится в Стамбуле, где на законных основаниях работает на предприятии по перевозке грузов «Адал Тур» Турганбаев заявил, что стал жертвой голословных обвинений.

«Первого июля человек по имени Бурхан попросил отвезти в Бишкек деньги и дал $5000. Ребята из нашей фирмы в Бишкеке деньги передали человеку по имени Искендер. Однако наши сотрудники, перевозившие эти деньги, находятся на допросе. Меня официально на допрос не приглашали и объявили в розыск. Я не имею никакого отношения к террористическим организациям. Это голословное обвинение», - написал Мубарак Турганбаев. Он указал, что находится на связи с кыргызским консульством в Турции, сотрудники дипломатических служб Кыргызстана его прекрасно знают, и он намерен бороться за справедливость.

Другой обвиняемый в причастности к теракту – Бурханиддин Жантораев – рассказал «Фергане», каким образом он невольно стал его соучастником. О том, что переданные ему деньги будут использованы для подготовки преступления, он и представить себе не мог.

«В Стамбуле я работаю с 2010 года. Здесь у меня есть кафе. Примерно 6-7 месяцев назад ко мне пришел один человек по имени Бахтияр с просьбой поработать в моем кафе. Он сказал, что недавно со своей семей приехал в Стамбул из России, откуда его депортировали, и находятся в трудном положении. Я дал ему работу. Примерно неделю он работал в качестве официанта, не справлялся. Я его уволил. С этого момента он периодически приходил ко мне пообедать.

Примерно 2 месяца назад Бахтияр пришел ко мне и попросил отправить $5000 в Бишкек. Он был с другом. Я ему сказал, чтобы он отправил сам. Но он ответил, что не знает, как отправить. Я вместе с ним пошел в фирму «Адал Тур» и отдал его деньги сотруднику фирмы Мубараку. Они отправили деньги некоему Искендеру в Бишкеке, контакт которого дал мне Бахтияр», - вспоминает Бурханиддин Жантораев.

По его словам, спустя примерно 20 дней Бахтияр попросил его отправить еще $1000 тому же Искендеру. «Бахтияр мне дал еще тысячу долларов, чтобы отправить в Бишкек. Тогда мне нужны были деньги, я воспользовался этими деньгами и попросил сестру моей жены, которая живет в Джалал-Абаде, отдать деньги в размере 1000 долларов человеку Бахтияра. Она согласилась и передала деньги моему племяннику, работавшему таксистом по маршруту Джалал-Абад – Бишкек. Он в свою очередь передал деньги Искендеру – человеку Бахтияра. И больше я не интересовался, для кого эти деньги, и с какой целью были отправлены», - рассказал Бурханиддин Жантораев.

Спецслужбы Кыргызстана подозревают его еще и в оказании содействия исполнителям теракта в пересечении границ. «Брат моей жены периодически привозил мне мясо из Кыргызстана. Однажды Бахтияр мне сказал, что один его знакомый гражданин Таджикистана должен поехать в Кыргызстан, и чтобы у него не было проблем в аэропорту Оша или Бишкека, попросил меня, чтобы он с моими родственниками полетел в Ош. Я ему сказал, чтобы тот решал свои проблемы сам. Но мой родственник сказал, что проблем быть не должно, и этот мужчина может поехать с ним. Таким образом, они вместе полетели в Ош. А таджикистанец дальше уехал в Бишкек на такси.

Через некоторое время Бахтияр у меня спросил, когда мой родственник придет в Стамбул. Я ему сказал, что сейчас билеты дорогие, и мясо не окупается, поэтому он пока не собирается приезжать. Бахтияр сказал, что они ему купят билеты туда-обратно билеты, но обратно с ним в Бишкек полетит еще один знакомый Бахтияра. Я ему сказал, чтобы он сам договаривался с моим родственником. Они поговорили через Ватсапп, мой родственник согласился приехать. А обратно вернулся в Кыргызстан со знакомым Бахтияра. Я даже не поинтересовался, кто он, чем занимается, не спрашивал его имени. Потом, после теракта, в интернете прочитал, что это был Зоир Халилов, гражданин Таджикистана» - объясняет Жантораев.

Услышав и прочитав информацию о задержании своих родственников, Жантораев, по его словам, позвонил Бахтияру и попросил срочно встретиться с ним. «Я был в шоке, когда услышал, что моих родственников задержали спецслужбы. Бахтияр пытался уверить меня, что он не имеет никакого отношения к этому делу и обещал найти двух таджикистанцев. После этого сам он тоже исчез. Телефоны отключены, на Ватсапп тоже не отвечает. Теперь мы страдаем ни за что. Мои родственники – сестра и брат моей жены, племянник и двое сотрудников фирмы «Адал Тур» – сидят в СИЗО ГКНБ в Бишкеке. А меня объявили в розыск. Сейчас и я боюсь что, меня могут задержать», - опасается Бурханиддин.

После того, как Жантораев услышал о задержании своих родственников, он связался с Генеральным консульством Кыргызстана в Стамбуле, сотрудники которого сказали ему прийти после праздника Курбан-байрам и обратиться с заявлением. Но мужчина боится быть задержанным, когда придет в консульство – планирует передать свое заявление через адвоката. «Мы чисты перед Аллахом и перед людьми. Мы никогда не думали, что окажемся в такой истории. Нас в Кыргызстане многие знают. Долгие годы я работал в качестве руководителя групп паломников – работал в муфтияте, казияте. В Стамбуле меня тоже знают многие люди. Мы здесь своим трудом зарабатываем, и у нас никогда не было преступных мыслей. Сейчас нам нужна поддержка, чтобы доказать свою невиновность. Я готов рассказать все, что знаю, и очень надеюсь, что будут найдены настоящие организаторы этого теракта», - заключил Жантораев.

«Фергане» удалось связаться еще с одним кыргызстанцем, объявленным в розыск в связи с терактом, – Ильясом Сабировым. В беседе с нами Ильяс сказал, что был поражен сообщением о том, что он подозревается в причастности к взрыву в Бишкеке.

«Я не знаю, откуда меня замешали туда. Я работаю в Стамбуле в текстильном цехе. Об этом многие знают. Я удивлен, что спецслужбы Кыргызстана об этом не знают. Да, я знаком с Бурханиддин-ака. Он мой земляк. Мы оба из Джалал-Абада. Но это не означает, что я тоже замешан в этом деле. Для меня эта новость была большим потрясением. Все знакомые теперь меня об этом теракте спрашивают. Я уже дал показания в киргизском консульстве. Требую, чтобы меня исключили из списка разыскиваемых, поскольку я к этому делу никакого отношения не имею», - говорит

Террорист-смертник – таджикский гражданин?

Как сообщил 13 сентября первый замдиректора ФСБ России, генерал Сергей Смирнов, спецслужбы Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) установили, что к теракту у посольства Китая в Бишкеке причастны лица, имеющие таджикские, китайские и российские корни. При этом МВД Таджикистана устами своего пресс-секретаря Умарджона Эмомали заявило, что таджикистанцы, паспорта которых были использованы террористами в Бишкеке, воюют в Сирии. «Двое таджикистанцев находятся в розыске, и неизвестно, каким образом посторонние лица в Киргизии получили таджикские паспорта с их данными», - сказал Эмомали.

По словам пресс-секретаря, Фирдавс Бободжонов, паспортные данные которого использовал один из террористов, год назад покинул Таджикистан, отправившись в Сирию для участия в боевых действиях на стороне террористов. В отношении него возбуждено уголовное дело по статье «наемничество, участие в боевых действиях за рубежом» Уголовного кодекса Таджикистана. Зоир Халилов, под именем которого действовал второй террорист, также находится в Сирии.

По версии ГКНБ Кыргызстана, для содействия террористу-смертнику 16 июня в республику въехал уже упомянутый Иззотилло Саттыбаев. Именно он и прибыл в Бишкек с таджикским паспортом на имя Фирдавса Бободжонова.

Получается, что «таджикские корни» найдены в виде поддельных документов, но сами граждане Таджикистана в организации теракта не участвовали. Точно так же, как и нет среди задержанных и подозреваемых граждан Китая, хотя следствие говорит об уйгурских сепаратистах. Неизвестно также, вышло ли следствие на Бахтияра, который просил ничего не подозревающего Жантораева переправить деньги и сопроводить в Киргизию его знакомых – тех самых, которые впоследствии, по всей вероятности, и совершили теракт. При этом трое из четверых, объявленных в розыск – Жантораев, Сабиров и Турганбаев – не скрываются от властей и намерены доказать свою непричастность к теракту. То есть в настоящее время за решеткой в СИЗО киргизского ГКНБ, очевидно, томятся невинные люди, по роковому стечению обстоятельств ставшие невольными соучастниками преступления.

Шохрух Саипов
http://www.fergananews.com/article.php?id=9101
В Чиланзарском районе столицы Узбекистана на пересечении улицы Мукими и проспекта Бунёдкор 16 сентября началось строительство нового шестиполосного эстакадного моста протяженностью 600 метров. По этой причине в минувшие выходные на одной из самых протяженных в городе аллей были вырублены десятки деревьев, преимущественно, чинары.

Часть из них была спилена в нескольких сотнях метров от предполагаемого места окончания этого моста. Все, судя по срезам, совершенно здоровые чинары были распилены на одинаковые по длине брусья, и 19 сентября их вывозят на грузовых машинах в неизвестном направлении.

Дровосеками уже сделаны зарубки у корней многих других деревьев, которые будут спилены в ближайшие дни. Очевидно, что всего в ходе строительства по обе стороны проспекта Бунёдкор будут уничтожены сотни деревьев - чинар и дубов.

Это уже не первая массовая вырубка деревьев в Ташкенте в 2016 году. К примеру, в феврале на Чиланзаре была спилена целая роща, основу которой составляли почти 200 чинар. А месяцем ранее уничтожили почти все чинары на проспекте Мустакиллик.

В феврале директор Института демократии и прав человека Узбекистана Сайера Ходжаева направила хокиму (главе администрации) Ташкента официальное письмо с просьбой разъяснить причину массовой вырубки деревьев. Однако ответа так и не дождалась.

Минувшей весной на сайте Change.org инициативной группой не равнодушных к уничтожению деревьев ташкентцев была размещена петиция «Просим остановить вырубку чинар в Узбекистане», которую подписали почти четыре тысячи человек. Однако власти Ташкента на нее также не отреагировали публично. Более того, доступ к этой петиции на территории республики был заблокирован спецслужбами.

Борьба с чинарами, якобы «вредоносными деревьями, в целях профилактики их заболеваний» началась в Ташкенте осенью 2009 года, когда почти полностью был вырублен знаменитый ташкентский Сквер. Затем за последующие несколько лет чинары были спилены во всех крупных городах республики. Позже стало известно, что их уничтожают с целью получения ценной древесины для изготовления качественной мебели на расплодившихся с тех пор по всему Узбекистану мебельных фабриках.

Соб. инф.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25351
На проходящем в Душанбе судебном процессе по делу адвокатов Бузургмехра Ёрова и Нуриддина Махкамова прокурор Рустам Такдирзода запросил для Ёрова 25 лет, а для Махкамова 23 года лишения свободы. Гособвинитель попросил признать Бузургмехра Ёрова виновным по пяти статьям Уголовного кодекса Таджикистана: 189 (возбуждение национальной расовой, местнической или религиозной вражды), 247 (мошенничество), 307 (публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя), 307 прим 1 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 340 (подделка документов). Второго подсудимого – адвоката Нуриддина Махкамова – гособвинитель попросил признать виновным по четырем статьям – тем же, что и инкриминируются Ёрову, кроме подделки документов, передает «Азия-плюс».

Напомним, Бузургмехр Ёров был арестован 28 сентября 2015 года по обвинению в мошенничестве и подделке документов. Примечательно, что это произошло через несколько дней после того, как Ёров встал на защиту членов ныне запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и возглавил Общественный комитет по предотвращению и пересечению незаконного задержания, ареста, обыска и заключения. К моменту задержания Ёров занимался делами семерых задержанных членов ПИВТ.

Нуриддин Махкамов был задержан в конце октября прошлого года также по обвинению в мошенничестве. Махкамов являлся сотрудником коллегии адвокатов «Сипар», членом которой был и Ёров. До своего задержания Махкамов намеревался защищать интересы своего арестованного коллеги, но не получил ордер на его защиту.

Вскоре арестованных адвокатов стали обвинять в призывах к насильственному изменению конституционного строя и в возбуждении национальной расовой, местнической или религиозной вражды. Суд по делу Ёрова и Махкамова начался 3 мая. В обращении к Эмомали Рахмону Махкамов заявил, что материалы уголовного дела в отношении него и Ёрова сфальсифицированы следствием, обвиняемым даже не предоставили возможности их изучить, а судебные заседания проводятся с нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса Таджикистана.

В Таджикистане за последние два года были задержаны, по меньшей мере, 5 адвокатов. В конце августа этого года в Душанбе был арестован брат Бузургмехра Ёрова Джамшед, который являлся адвокатом осужденного на пожизненный срок зампредседателя запрещенной Партии исламского возрождения (ПИВТ) Махмадали Хаита. Ему предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны, а конкретно – в том, что он якобы распространил приговор в отношении членов ПИВТ, суд над которыми проходил в закрытом режиме.
http://www.fergananews.com/news.php?id=25352

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner