?

Log in

No account? Create an account

August 25th, 2016

Бывший туркменский политзаключенный Акмухаммет Байханов утром 18 августа подвергся нападению неизвестных в подмосковном городе Балашиха.

Как сообщает международная правозащитная кампания «Покажите их живыми!» со ссылкой на Байханова, около 9 часов утра он припарковал машину на автостоянке и шел по тротуару в сторону многоквартирного дома, в котором живет. Неожиданно рядом остановился микроавтобус серого цвета, из которого выскочили двое людей в масках. Они схватили Байханова за руки и попытались затолкать в машину, обмениваясь короткими репликами на русском и туркменском языках. Бывший политзаключенный стал сопротивляться, и когда один из злоумышленников споткнулся, Байханову удалось освободить руку, достать газовый баллон и распылить газ в лицо второму. В итоге нападавшие запрыгнули в микроавтобус, который на большой скорости покинул место инцидента. Вслед за ним с места событий уехал «черный джип», который, по мнению Байханова, может быть связан с нападавшими.

«Я больше ничего не успел заметить, все произошло очень быстро», - сообщил Байханов.

По его мнению, нападение стало ответом на недавнюю публикацию мемуаров Байханова «Потерянные души Овадан-депе», в которых он описывает жизнь в местах лишения свободы в Туркменистане, включая секретную тюрьму Овадан-депе. Книга была издана в России в начале июля тиражом 2000 экземпляров.

Как отмечает кампания «Покажите их живыми!», в конце 2015 года туркменские спецслужбы получили санкцию на возобновление активных операций против диссидентов за рубежом. В апреле 2016 года стало известно об угрозах в адрес Байханова и слежке, которая велась за ним в Подмосковье. Когда информация об этом появилась в СМИ, подозрительная активность временно прекратилась, но возобновилась в начале августа.

Кампания не сомневается в том, что в случае похищения Акмухаммету Байханову угрожала серьёзная опасность: его могли подвергнуть пыткам и убить.

Кампания «Покажите их живыми!» выражает свою озабоченность попытками властей Туркмении заставить замолчать критиков режима, проживающих за рубежом. Все это происходит на фоне усиливающегося контроля на границах и «закручивания гаек» внутри страны, что, как полагают местные активисты, связано с предстоящим принятием новой конституции и последующими президентскими выборами.

Кампания призывает международные организации и страны-партнеры Туркменистана оказать давление на туркменские власти и поставить прекращение репрессий внутри страны и против критиков режима за рубежом в качестве принципиального условия продолжения сотрудничества с правительством этой страны.
В Ташкенте 22 августа был задержан генеральный директор Узбекского агентства по печати и информации (УзАПИ) Омонулло Юнусов, сообщает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода).

По словам источника радиостанции, 57-летний Юнусов был закован в наручники и уведен сотрудниками Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана. В настоящее время он находится в изоляторе или так называемом подвале СНБ на улице Гвардейской в Ташкенте.

По данным «Озодлика», Юнусов допрашивается в рамках уголовного дела, возбужденного против руководства издательско-полиграфического дома «Узбекистан» при УзАПИ. Источник в правоохранительных органах Узбекистана уточнил, что уголовное дело «связано с растратой денежных средств, выделенных из государственного бюджета на издание книг».

По словам источника, в ходе ревизии в издательско-полиграфическом доме «Узбекистан», проведенной сотрудниками Ташкентской городской прокуратуры и контрольно-ревизионного управления министерства финансов, была выявлена недостача в размере 2,2 миллиарда сумов ($1 равен 2984,45 сума по официальному курсу). В настоящее время руководитель и другие сотрудники «Узбекистана» обвиняются в преступлениях, связанных с растратой и со служебным подлогом.

Узбекское агентство по печати и информации является органом государственного управления, уполномоченным для задач в сфере разработки и реализации государственной политики в области СМИ, информационного обмена, печати, издательской, полиграфической деятельности и распространения периодических изданий. Предшественником УзАПИ был Государственный комитет Узбекистана по печати. По статусу генеральный директор этого агентства приравнивается к министру.
В Душанбе задержан Джамшед Ёров – адвокат зампредседателя запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения (ПИВТ) Махмадали Хаита. В настоящее время Джамшед Ёров находится под стражей, ему предъявлено обвинение по статье 311 («Разглашение государственной тайны») Уголовного кодекса Таджикистана, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на родственников Ёрова. Эта статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет.

По словам сестры Джамшеда Хосият Ёровой, её брата обвиняют в том, что он распространил копию решения суда над членами ПИВТ, который проходил за закрытыми дверями в режиме совершенной секретности, чем нарушил закон. Однако, как отмечает Ёрова, Джамшед на судебном процессе над 13 членами ПИВТ представлял интересы лишь Махмадали Хаита, и он не получал копию приговора Верховного суда, передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода).

Как выяснилось, именно по делу Джамшеда Ёрова и были задержаны жена и сын Махмадали Хаита, которых 22 августа люди в штатском увезли в неизвестном направлении. Их отпустили в полдень 23 августа. В то же время пропал и сам Джамшед Ёров. Позже он позвонил родным и сообщил, что что находится в Генпрокуратуре, и скоро его переведут в ИВС Управления МВД по городу Душанбе. В Генпрокуратуре и других правоохранительных органах задержание Ёрова не комментируют.

Напомним, еще в сентябре 2015 года был арестован брат Джамшеда Бузургмехр Ёров, который также являлся адвокатом членов ПИВТ. В настоящее время над ним и еще над одним адвокатом - Нуриддином Махкамовым - в Душанбе идет судебный процесс. Правозащитников обвиняют в призывах к насильственному изменению конституционного строя и в возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды.
В городе Фергане Ферганской области Узбекистана 24 августа совершил самоубийство солдат срочной службы. Имя погибшего и другие подробности узнать не удалось.

Как сообщил «Фергане» источник в регионе, случай суицида произошел на расположенной в массиве Киргули ТЭЦ (теплоэлектроцентраль), которая находится под дополнительной охраной военных. По словам источника, работники ТЭЦ неоднократно становились свидетелями так называемых неуставных отношений между офицерами и рядовыми.

«Офицеры могли избивать прикладами молодых солдат. Однажды видели идущего по территории ТЭЦ офицера в домашних тапочках, а за ним шел солдат, неся всю его амуницию - обувь, каску, оружие, противогаз, - рассказывает источник. - Был и такой случай: во время смены постового на вышке без каких-либо причин сошедшего солдата начал избивать старший офицер и тащить его за собой за ухо».

Все это происходит непосредственно на глазах работников ТЭЦ, которые иногда пытались заступиться за солдат, подвергавшихся насилию.

«Наверняка не вынеся очередного такого с собой обращения, молодой парень, заступив на пост охраны территории, спустился с вышки, оперся на автомат, прислонил дуло к своему лбу и спустил курок», - сообщил источник «Ферганы».

Отметим, что службу в армии в Узбекистане считают престижным делом, потому что наличие такого опыта является решающим фактором при приеме на работу в государственные органы, особенно в налоговую службу, милицию или другие спецслужбы. А кроме того, отслужившие получают льготы при поступлении в вузы. Стать солдатом непросто - приходится выдерживать серьезный конкурс в виде испытаний по выявлению общефизической подготовленности и тестирования на определение уровня знаний по математике, родному языку и истории страны. Срок службы в армии составляет один год, призыв осуществляется только весной. Многие парни попадают в армию с помощью взятки. По сведениям источника «Ферганы», ее размер колеблется в районе одного миллиона сумов ($335 по официальному курсу или $156 по курсу «черного рынка»). Те, кто не смог пройти отбор или не желает служить год, могут пройти военную подготовку в составе МПР (мобилизационно-призывной резерв) в течение месяца. Такой вид службы – официально платный: в 2014 году стоимость составляла почти 3 млн сумов.

Таким образом, ради того, чтобы отслужить в армии, молодые узбекистанцы готовы платить деньги и терпеть унижения. Но выдерживают не все.
Казахстанцы, пребывая на отдыхе в соседнем Кыргызстане, всегда вели себя по отношению к местному населению несколько свысока. Да и киргизы в шутку поговаривали, что, мол, «старшие братья» приехали. И дело тут только в том, что казахстанцы всегда были богаче соседей. Причем в Киргизии отдыхает не элита, а средний класс и даже те, кто пониже среднего, то есть люди, для которых соседняя страна – единственная доступная заграница.

Но нынешним летом всё самым неожиданным образом изменилось. Автор этих строк имел возможность наблюдать и почувствовать эти изменения сам, посетив недавно Иссык-Куль после трехлетнего перерыва.

Где спад, а где – развитие

Прежде всего, приятно удивило то, что через три года мы застали в Кыргызстане те же цены. И жилье, и услуги нисколько не подорожали с 2013 года. Продукты тоже. В Казахстане за это же время цены на товары и услуги подскочили на порядок. И растут ежемесячно. Если на протяжении многих лет курс киргизского сома к казахскому тенге был один к трем, то сейчас 1:5. А это означает, что при прежних ценах для граждан Казахстана все стало реально намного дороже, чем еще три года назад. Поэтому кыргызстанцы глядели на нас с сожалением, даже с сочувствием.
Больших частных вилл в Чолпон-ате – курортной столице Иссык-Куля, – по-прежнему нет. Но количество дорогих джипов с киргизскими номерами значительно выросло, и теперь их можно увидеть чаще, чем такие же машины с номерами казахстанскими. А три года назад все было наоборот.

Вовсю идет курортное строительство. Обширный прилегающий к пляжу пустырь в поселке Бостери мы не узнали – его больше нет. Здесь вырос целый городок трехэтажек, в котором все квартиры сдаются отдыхающим. На пляжах появились туалеты, которых раньше катастрофически не хватало. Расширилась индустрия развлечений. А вот спасателей по-прежнему не видно. Нет и оградительных буйков.

Поразило еще одно обстоятельство. Три года назад в здешних местах наблюдалось достаточно много религиозных местных жителей с характерными головными уборами и бородками. Теперь их как ветром сдуло. За восемь дней попался лишь один такой. Высокий, тощий и унылый он бродил среди бассейнов горячего источника, заполненных людьми. Одна дама в сердцах бросила:
- И чего пришел, раз не купаешься. На чужие задницы поглазеть?!

Мужчина ничего не ответил.

Особенности пересечения госграницы

Летняя ситуация на казахстанско-киргизской границе стала одной из излюбленных тем пользователей социальных сетей. Люди пишут о длинных очередях, которые им приходится выстаивать в своеобразных, похожих на клетки, коридорах. При этом указывают, что с казахстанской стороны дела обстоят гораздо хуже, чем с сопредельной. Мы ни с чем подобным не сталкивались, наверное, потому что автобус вез нас через небольшой пункт пропуска. Особых очередей, действительно, не было. Нет теперь и таможни. Но появились другие сложности при пересечении границы.

Километрах в ста от Шымкента сопровождающая стала проверять у всех пассажиров автобуса документы, чтобы определить, не будет ли у кого проблем на границе. И тут выяснилось, что, если раньше для едущих на Иссык-Куль родителей с детьми было достаточно свидетельства о рождении ребёнка, то теперь к нему обязательно должен прилагаться специальный вкладыш с детской фотографией, который необходимо получить в миграционной полиции.

Теоретически людей об этом должны предупреждать в пунктах продажи билетов. Но только теоретически. Среди нас была супружеская пара, которую об этом никто не предупредил. И в каждом автобусе нашлись такие семьи. Что делать – выходить в ночной степи и ловить попутку обратно? Оказалось, что этот вопрос решаем:
- Надо будет там [в пункте пропуска] заплатить, - сказала сопровождающая девушка.
Три часа ночи. Небольшой погранпункт, где среди массы грузовиков затесались три едущих из Шымкента автобуса с отпускниками. Очередь движется достаточно быстро. «Проблемная» семья на казахстанской стороне отдает сопровождающей 10 тысяч тенге ($1 равен 338,8 тенге), которые та передает какому-то офицеру.

Вернувшись, она предупреждает, что семья должна проходить пост через третье окошко. Офицер, сидящий в нем, рассматривает документы, а потом спрашивает в лоб:

- А сколько вы отдали?

- Ммм…

- Говорите конкретно, а то не пропущу, - уже с улыбкой. - Ну ладно проходите.

На киргизской стороне возникает заминка. Изначально предполагалось, что за пропуск хватит двух тысяч тенге с человека. Но не тут-то было. Водитель автобуса беседует то с одним, то с другим офицером. Заминка растягивается минут на сорок. Наконец прямо к людям, минуя водителя, подходит целый подполковник: «15 тысяч и не меньше. И мне все равно, что вы туристы, что в нашу экономику что-то вкладываете».

Деньги переходят высокому чину. Дальше едем спокойно.

- Ну, все, - облегченно вздыхает сопровождающая. – Когда поедем назад, скажете, что вкладыши потеряли, и никаких проблем.

Ее слова оказались верными только отчасти. Назад все мы снова ехали в одном автобусе. Радостно улыбающиеся киргизские пограничники спрашивают наших попутчиков:

- А где вкладыши?

- Потеряли.

- Ничего страшного. Вам – в Бишкек, в посольство Казахстана. Никаких проблем!

Одна женщина с дочерью стала отчаянно доказывать, что они жили в палатках, и вкладыш просто размок от ливня. Но ответ был тот же. В результате киргизский прапорщик любезно пригласил дам по одной к себе в кабинет. Не знаю, сколько отдала женщина из палатки, а наша «проблемная» попутчица отделалась последними тремястами сомов. Так что страж границы и мелочевкой не погнушался.

Зато на казахстанской границе про злосчастные вкладыши никто и не вспомнил. И на том спасибо – Родина своих без взяток принимает. Но, учитывая все формальные и неформальные расходы, скажу, что поездка на отдых даже в самое ближнее зарубежье среднеобеспеченному казахстанцу теперь обойдется в более чувствительную сумму, чем в прошлые годы.
Четверым сотрудникам расположенной на горе Унгар-Тоо (в узбекском варианте Унгор-Тепа) радиорелейной станции (РРС) «Кербен-24», которые были задержаны узбекскими милиционерами 22 августа, грозит уголовная ответственность за нарушение границы, сообщает 25 августа «Азаттык» (киргизская служба Радио Свобода).
Спорный участок на киргизско-узбекской границе. Фото с сайта «Turmush.Kg»
Об этом радиостанции рассказал завскладом РРС «Кербен-24» Ажибай Урустемов: «23 августа мне позвонил один из работников РРС и сказал, что их задержали и держат в отделении милиции Янгикурганского района. Он попросил срочно приехать с адвокатом. Милиционеры пугали, что посадят их на десять лет. Моим сотрудникам предъявили обвинения по пяти пунктам. Я слышал, как им зачитывали: «Первый пункт – нарушение границы, второй – нарушение паспортного режима». В этот момент трубку повесили. С тех пор никакой связи с ними нет. После этого я сразу обратился в районный отдел ГКНБ (госкомитет национальной безопасности) и Погранслужбу».Как передает «Спутник», 22 августа сотрудники наманганского областного УВД провели проверку паспортного режима в районе Унгор-Тепа, которая, по словам узбекской стороны, расположена на территории Чартакского района Наманганской области Узбекистана.«В результате проверки были задержаны незаконно находившиеся на территории Узбекистана киргизские граждане Урманов А.Р., Ташматов Ж.И., Ералиев У.А. и Усупбаев Н.К., обслуживавшие объект радиорелейной станции Кыргызстана. Задержанные были доставлены в местный отдел милиции, в отношении них будут приняты меры в соответствии с законодательством Узбекистана», - сообщили в МВД Узбекистана.Отметим, что в соответствии со статьей 223 Уголовного кодекса Узбекистана («Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан»), переход границы в нарушение установленного порядка наказывается штрафом от двухсот до четырехсот минимальных размеров заработной платы или ограничением свободы от трех до пяти лет либо лишением свободы от трех до пяти лет. Те же действия, совершенные, в частности, по предварительному сговору группой лиц, наказываются лишением свободы от пяти до десяти лет.С просьбой помочь в освобождении земляков жители Аксыйского района Кыргызстана и города Джалал-Абада обратились к полномочному представителю правительства в Джалал-Абадской области Жумагуль Эгембердиевой. Она ответила, что переговоры об этом ведутся, и попросила людей набраться терпения.На станции «Кербен-24» расположены вышки одиннадцати цифровых, шести аналоговых телеканалов и ретрансляторы трех сотовых операторов. В настоящий момент ситуация на Унгар-Тоо стабильная, РРС работает в штатном режиме. На РРС предусмотрены резервные направления, через которые в форс-мажорных ситуациях будет осуществляться обеспечение телефонной и сотовой связью, доступом в интернет, а также вещание государственных телерадиоканалов.Напомним, утром 22 августа Пограничная служба Киргизии сообщила, что в зоне ответственности погранзаставы «Кербен» Ала-Букинского погранотряда на несогласованном участке Унгар-Тоо близ ретранслятора киргизской телевышки высадились из вертолетов МИ-8 семь сотрудников МВД Узбекистана. Кыргызстан сразу же направил в район горы Унгар-Тоо дополнительные силы милиции и потребовал от узбекских милиционеров покинуть территорию. Однако те остаются на Унгар-Тоо и требуют от киргизской стороны убрать милицейские посты вблизи Касансайского (в киргизском варианте – Орто-Токойского) водохранилища. Кыргызстан усилил охрану границы с Узбекистаном. Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев поручил правительству провести глубокую ревизию всех международных договоров и соглашений по пограничным вопросам. Поводом стала договоренность, которая была достигнута 10 лет назад во время правления Курманбека Бакиева: 23 сентября 2006 года в Ташкенте состоялось внеочередное совместное заседание межправительственной комиссии по вопросам делимитации и демаркации государственной границы, на которой киргизская сторона признала спорную территорию горы Унгар-Тоо узбекской.
...

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner