?

Log in

No account? Create an account

July 2nd, 2016

Государственный департамент США опубликовал 30 июня ежегодный доклад 2016 Trafficking in Persons Report - о торговле людьми в мире. Примечательно, что такие страны бывшего СССР, как Россия, Туркменистан, Узбекистан и Белоруссия, американские эксперты поместили в наихудшую группу вместе с еще 23 странами, среди которых Мьянма, Сирия, Джибути, Папуа-Новая Гвинея, Судан, Зимбабве и так далее.

Экспертов Госдепа можно было бы заподозрить в предвзятости к странам, не ориентированным на демократическое развитие. Но к таким же выводам пришли и специалисты других организаций. Например, в мае, по сообщению «Интерфакса», австралийский фонд Walk Free Foundation обнародовал доклад «Международный индекс рабства», в котором Узбекистан занял второе место с конца, уступив только КНДР в процентном соотношении рабов к общей численности населения (4 и 4,37 процента соответственно).

Но что такое рабство и торговля людьми? Фонд Walk Free Foundation определяет это однозначно: «Под современным рабством в исследовании понимаются различные виды эксплуатации человека, при которых он вынужден осуществлять какую-либо деятельность из-за угроз, насилия, принуждения, жестокого обращения или обманных действий».

Примерно так же трактует «торговлю людьми» и Госдепартамент США. В частности, про Узбекистан авторы доклада говорят, что правительство этой страны «принуждало взрослых собирать урожай хлопка и предпринимало попытки скрыть от независимых наблюдателей нарушения трудовых прав».

Вот тут-то, как мне кажется, и скрывается некоторое лукавство, которое, в принципе, не является определяющим, так как? если этот вопрос не поднимать вообще, то ситуация будет только усугубляться.

Оба определения, - что Фонда Walk Free Foundation, что Госдепартамента США, - в общем-то, трактуют рабство одинаково. Но тут есть несколько моментов.

Первый. Да, большое количество узбекских граждан действительно живет, фактически, за гранью нищеты, иначе бы они не ехали в сопредельные страны в поисках хоть какой-нибудь работы. Ведь, думаю, всем приходилось видеть в московском или подмосковном супермаркете узбека, который набивает полную тележку одним только хлебом, макаронными изделиями и изредка крупами. Но эти мигранты уже покинули Узбекистан. На данный момент они работают в России и их труд используют, как рабский, именно тут, в РФ, зачастую прибегая к «нарушению трудовых прав» и к «различным видам эксплуатации человека».

А как определить в России именно этих мигрантов? Как население, проживающее на территории определённого государства? Тогда Узбекистан со своими 1,23 миллиона «рабов» не идёт ни в какое сравнение с Россией, где трудовых мигрантов, по данным ФМС на январь прошлого года, как легальных, так и нелегальных, насчитывалось почти 11 миллионов человек, из которых только 1,8 миллиона приобрели патенты на трудовую деятельность, то есть, в какой-то мере были защищены от произвола работодателей.

Второй. Если исходить из определения Фонда Walk Free Foundation и Госдепартамента США, то наиболее рабской страной был СССР. Вспомните, ведь именно тогда городское население Узбекистана в массовом порядке вывозилось на сбор хлопка, а жители России - на сбор картофеля. И если моё поколение вспоминает это чаще как «сентиментальное путешествие» (в конце концов, дело было уже в конце 1980-х годов, после громких «хлопковых» разоблачений и при правлении Михаила Горбачёва. Так что выезжали мы «на хлопок» не более чем на месяц, сельскохозяйственным трудом себя не перегружали и нам за это всё-таки платили), то «старшие товарищи» выезжали на поля всерьёз и надолго - с сентября и до начала декабря. Назвать такую помощь колхозникам добровольной можно было с очень большой натяжкой. Но отказавшись от подобного мероприятия, можно было получить массу разнообразных репрессивных мер, вплоть до отчисления из вуза, лишения премии и «тринадцатой зарплаты».

Я вспомнил об этом не просто так. Дело в том, что все лидеры отмеченных в упомянутых отчётах постсоветских государств вышли из Советского Союза и подобные действия в отношении своего населения совершенно не считают нарушением его прав. Поэтому Ташкент и не обращает внимания на использование детского труда на хлопковых полях, поэтому Москва и не реагирует на эксплуатацию мигрантов и на невыплаты зарплаты россиянам, поэтому-то «пенсий нет и не будет, но вы держитесь».

Третий. Не хотелось бы никому ни на что намекать, но почему в подобных отчётах не заметен Казахстан? Я лояльно и спокойно отношусь к этой стране и её руководству, как, впрочем, и ко всем остальным. И тем не менее. За давностью лет не могу сослаться на источник, но можете мне поверить на слово. Именно в Казахстане рабство в классическом понимании этого термина, то есть - незаконное принудительное удержание человека в неволе для выполнения им определённой работы, практиковалось всегда.

При СССР нередки были случаи, когда в том или ином районе Казахстана освобождался один из таких людей. И дело тут не столько в менталитете казахов как таковом, хотя и он имеет место быть, сколько в пространстве страны, половину которой занимают степи. Страшилки о том, что от поезда «Ташкент-Москва» в зимней казахстанской степи на стоянках удаляться нельзя, так как сразу заблудишься в снежном буране, имеют под собой определённые основания. И это могут подтвердить водители-дальнобойщики, которые неоднократно ездили через казахские степи. Чем дальше от Алма-Аты, тем меньше центральной власти и тем легче спрятать среди степей и гор и заставить на себя работать выкраденного где-нибудь в городе бомжа, которого и искать никто не будет. Сделать это там намного удобнее, чем в густонаселённом и компактном Узбекистане. Чем потомственные чабаны-стахановцы успешно и пользовались.

В качестве иллюстрации к сказанному можно привести последний случай, когда в июне одна такая семья была обнаружена журналистом российской телерадиокомпании «Звезда».

Поэтому, скорее всего, доклады западных экспертов не всегда скрупулёзны в оценке ситуации с рабством на постсоветском пространстве. Они не учитывают нюансы, которые лежат на поверхности и находятся вне правового поля. Если же учитывать совокупность всех моментов, то, пожалуй, де-факто, наиболее «рабской» страной можно назвать Россию, так как количество людей, находящихся там в подобном положении, составляет 6-7 процентов от общего количества населения. Да, они не имеют российского гражданства, но эксплуатируются на территории российского государства.

А Узбекистан тут ни при чем. Узбекский лидер занял очень удобную политику миграционного регулятора. Захочет - выпустит на постсоветское пространство ещё 2-3 миллиона мигрантов, что будет очень на руку контролирующим органам в той же России. Захочет - запретит выезд. Правда, в таком случае у него самого в стране начнутся большие проблемы.

Ведь самые опасные рабы — это рабы обездоленные и безработные, голодные и отчаявшиеся.

Дмитрий Аляев
Источники «Ферганы» в Ташкенте сообщают о недоступности для пользователей Интернета страницы платформы Change.org, которая является инструментом для продвижения гражданских инициатив в форме петиций.

Пользователями этой платформы являются более 154 миллионов человек из 196 стран. Наиболее популярные темы по количеству петиций и побед - права животных, здоровье и здравоохранение, права человека, охрана окружающей среды и образование. Адресатами петиций являются, как правило, властные структуры, а также люди, принимающие решения и занимающие высокие посты в государственных органах.

Что касается Узбекистана, то связанных с ним петиций на Change.org не наберется и десятка. Количество поддержавших их пользователей сравнительно невелико. К примеру, две петиции были посвящены диктору российского телевидения Дмитрию Губерниеву, который периодически путает Узбекистан с другими странами. Одна из петиций требовала от Губерниева принести официальные извинения спортсменам узбекской сборной за то, что он в прямом эфире во время открытия Олимпийских Игр в Сочи назвал Узбекистан Таджикистаном. Петиция была создана 7 февраля 2014 года Иваном Ивановым из Ташкента и набрала 048 подписей. На следующий день Губерниев публично извинился в своем Твиттере.

В ноябре 2015 года на платформе была опубликована петиция с просьбой разрешить трансляцию башкирских и татарских телеканалов на кабельном телевидении Узбекистана (94 участника кампании). Петиция «Добавьте учебник Г.Хидоятова "Всемирная история" вместо книги М.Лафасова "Всемирная история" в учебную программу колледжей и лицеев» (60 участников) была составлена в июле 2015 года и направлена министру высшего и среднего специального образования Узбекистана Алишеру Вахобову.

Наибольшее число участников набрала петиция «Просим остановить вырубку чинар в Узбекистане» - 3952 участника. Об этой акции «Фергана» рассказывала в материале «Не страшны чинаре ветер и гроза?.. Нет. Страшны чиновники Узбекистана».
Кыргызстан - единственная страна на постсоветском пространстве, в которой деятельность религиозного движения «Таблиги джамаат» разрешена. В других странах, в частности, в России, соседних Казахстане, Узбекистане и Таджикистане, таблиговцы находятся под жестким прессингом силовиков, и их деятельность запрещена на государственном уровне, а само движение признано религиозно-экстремистским. В Кыргызстане же за открытую деятельность «Таблиги джамаат» выступает лично глава государства. Высокий пост главы Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) занимает таблиговский амир Максат ажы Токтомушев. При ДУМК открыты официальные курсы для подготовки «дааватистов» (проповедников). К чему ведут подобные заигрывания с верующими, и какова степень влияния «таблиговцев» на умы граждан? Это первая публикация из серии статей, в которых автор попробовал найти ответы на эти и другие вопросы.

* * *

Во многих регионах Кыргызстана можно увидеть немало людей, которые хотят в нетипичной для среднеазиатского климата одежде: мужчины в серых «платьях» до колен и шароварах до щиколоток (дамбал), женщины — в хиджабах. По такому внешнему виду легко можно определить последователей движения «Таблиги джамаат», которые заявляют о том, что не претендуют на какую-либо роль в политических процессах, происходящих в стране. Однако действительность показывает обратное: все больше религиозных людей проявляют агрессию против тех, чьи взгляды не совпадают с их мировоззрением — и нет разницы, светский это человек, представитель иной религии или же атеист.

В этом свете вполне показательным является инцидент, произошедший в самом начале священного мусульманского месяца Рамадан, который можно охарактеризовать как противостояние между светским и набожным населением. Главными фигурантами инцидента стали депутат парламента Жанар Акаев и экс-муфтий страны Чубак Жалилов. И здесь неважно, придерживается ли богослов таблиговских взглядов или нет. Главное — насколько верующие люди, заявляющие о миролюбии исламской религии, радикализируются под влиянием чуждых для нашей страны идей.

Поводом для противостояния послужила инициатива депутата Тазабека Икрамова законодательно продлить обеденный перерыв в пятницу на два часа, чтобы верующие могли использовать это время для пятничной молитвы.

На заседании профильного комитета парламента законопроект поддержали лишь трое народных избранников, шестеро, в том числе Жанар Акаев, — проголосовали против, посчитав, что автор законопроекта не просчитал экономические последствия от внедрения подобной инициативы.

Реакция экс-главы ДУМК не заставила себя ждать. На своей страничке в «Фейсбуке» он разразился проклятиями в адрес государственных мужей. «С депутатами, которые против перерыва на пятничный намаз, я не стану обедать за одним столом и не стану здороваться за руку, — заявил богослов. — И не буду читать им заупокойную молитву, более того, своим наследникам оставлю наказ о том, чтобы эти депутаты не принимали участия во время молитвы за упокой моей души».

Конфликт между депутатами и священнослужителем вышел за рамки мирной беседы. В соцсетях посыпались угрозы в адрес депутатов, вплоть до призывов к их физическому устранению. Призывы отдельных граждан к терпимости и пониманию потонули в общем гуле проклятий недовольных сторонников исламской веры. И кто знает, чем бы закончилось это дело, если бы в конфликт не вмешался лично президент Атамбаев.

10 июня глава Кыргызстана принял у себя депутата ЖК Жанара Акаева, муфтия мусульман КР Максата ажы Токтомушева (бывший амир «Таблиги джамаат». — Прим. авт.), председателя совета улемов ДУМК Абдышукура Нарматова и др.

Алмазбек Шаршенович отметил, что в Кыргызстане созданы все условия для свободы вероисповедания. «Не было ни одного случая, чтобы люди обратились с жалобой на то, что им препятствуют участвовать в пятничной молитве, — отметил президент. — В то же время руководители учреждений и предприятий, независимо от форм собственности, обязаны в индивидуальном порядке решать эти вопросы, чтобы верующие могли отправлять свои религиозные обряды».

При этом Атамбаев отметил, что во всем должно быть чувство меры. «Мы видим, во что превратило некоторые арабские страны бездумное следование религиозным догмам, — признался глава республики. — Такого рода призывы – верный путь в ИГИЛ… В религиозной сфере недопустимо никакое навязывание, но и путь необдуманных запретов тоже ни к чему хорошему не приводит».

Запрещён везде, кроме Кыргызстана

Примечательно, что в Кыргызстане поддержка деятельности религиозного движения «Таблиги джамаат» оказывается на самых верхних эшелонах власти. В конце декабря прошлого года Атамбаев высказывался против религиозных запретов. «В некоторых странах запрещено носить белую тюбетейку, где-то нельзя носить бороду, — заявил Атамбаев на своей итоговой пресс-конференции, недвусмысленно намекая на запреты в соседнем Узбекистане. — Путь запрета – путь в никуда. Запретить легче всего. Но я не думаю, что радикализации мусульман становится меньше. Вот, запретили соседи «Таблиги джамаат», думаете, их не стало? «Таблиги джамаат» - это же дааватчи. Они проповедуют то же, что и мы. Другое дело, что мы не пустили все на самотек».

Ни для кого не секрет, что при ДУМК создан отдел, который управляет дааватистами (проповедниками). В муфтияте проводятся курсы для «таблиговцев», по окончании которых «слушателям» вручают сертификат, и новоиспеченные проповедники под государственной крышей получают разрешение на проведение «дааватов» сроком на шесть месяцев.

Алмазбек Шаршенович привел в пример своего родственника: «У меня в деревне был один родственник дааватчи. Так он три месяца бухает, а потом три месяца проповедует ислам… теперь же введена новая система отбора тех, кто желает заниматься проповедью. Ставятся определенные критерии, чтобы семья разрешила, требуют сдать экзамен и ответить на вопросы, что и о чем собирается проповедовать. Если всё нормально, пусть идёт проповедует. Ведь если запретишь, то он пойдёт по другому пути. Мне кажется, что радикалов меньше становится. В тех странах, в которых поголовно запрещают, там их больше стало. Ну, запрещайте им бороды, тюбетейки носить, и люди возьмутся за автоматы. А когда человек видит, что это не запрещено, он послушает того и этого и пойдёт нормальной дорогой. Мы идем своей дорогой. Я несколько раз читал Коран и могу поспорить с любым теологом по сурам. Мы правильно сделали, что не запретили «Таблиги джамаат».

Известно, что глава государства часто заявляет о своей набожности и делает немалую ставку на поддержку религиозной части населения. В советниках у президента находятся видные богословы, которые продвигают таблиговские идеи.

В ноябре прошлого года в интервью радио «Азаттык» (Свобода) нынешний муфтий Максат ажы Токтомушев, отвечая на вопрос о его членстве в «Таблиги джамаат», ответил уклончиво, мол, такая организация у нас не зарегистрирована. «Организации «Таблиги джамаат» не существует, — заявил муфтий. — «Даават» переводится как «призыв», «таблиг» - «доведение». Это означает доведение до граждан всего хорошего, религии, нашего мазхаба. Неправильно называть их организацией и отделять от других только из-за того, что они делают это. Наоборот, призывать к вере, совершению намаза является такой же обязанностью, как и совершать его. Даават — это призыв сторониться всего плохого».

Итак, что же это за религиозное движение, которое оказалось под запретом во всех постсоветских странах, и только в Кыргызстане его члены чувствуют себя спокойно?

Эксперты по религиозному экстремизму рассматривают «Таблиги джамаат» как международную закрытую организацию, координирующую радикальных суннитских экстремистов. В 2006 году в Таджикистане деятельность таблиговцев была признана экстремистской, и функционирование движения было официально запрещено.

В 2009 году Верховный суд России признал «Таблиги джамаат» экстремистской и запретил её деятельность на территории РФ. Как сообщает официальный сайт Генпрокуратуры РФ, судом установлено, что «деятельность структурных подразделений таблигов «угрожает межнациональной и межконфессиональной стабильности в российском обществе, территориальной целостности РФ». В то же время историк-востоковед, руководитель Центра арабских исследований Института Востоковедения Российской Академии наук Виталий Наумкин в комментарии для интернет-издания IslamNews отметил: «Существует мнение, что эта организация проповедует ислам радикального толка. С другой стороны, она всегда занималась исключительно пропагандой и никогда не была замечена в каких-то террористических, экстремистских действиях».

Подробнее об активности «Таблиги джамаат» в Центральной Азии - в статьях специалистов:
- «Таблиги Джамаат»: Скрытая угроза мирной проповеди (политолог Петр Топычканов),
- «Таблиг» – политическая организация, цель которой – исламизация мира» (доктор религиоведения Бахтияр Бабаджанов).

В 2009 году Совбез Кыргызстана рекомендовал Верховному суду КР рассмотреть вопрос о запрете на «Таблиги джамаат». В Совбезе посчитали, что данная организация опасна и несет угрозу национальной безопасности. По мнению тогдашнего директора государственного агентства по делам религий Каныбека Осмоналиева, таблиги «выступают в качестве оппозиции официальному духовенству». Сейчас мы можем наблюдать, что со сменой руководства в Кыргызстане сменились и взгляды на деятельность таблиговцев.

В феврале 2013 года решением Сарыаркинского районного суда Астаны вынесено решение о запрете деятельности организации «Таблиги джамаат» в Казахстане. Агентство Республики Казахстан по делам религий организовало научно-практическую конференцию «Таблиги джамаат» — деструктивное религиозное движение», которая должна была рассказать об опасности этого течения. По мнению экспертов, идеология организации схожа в радикальности с ваххабизмом, так как не приемлет нововведений или инакомыслия в вере. В агентстве отмечают, что «Таблиги джамаат» осознанно (или неосознанно) проповедуют версию ислама, почти неотличимую от идеологии джихадистов.

Невольно возникает вопрос: неужели многочисленные эксперты и специалисты вышеприведенных стран ошибаются в своих оценках деятельности «Таблиги джамаат», и только президент Кыргызстана смог разглядеть в ней рациональное зерно?

Мнения наблюдателей

Что стоит за конфликтом между муфтием и депутатом, и должны ли граждане опасаться движения «Таблиги джамаат»? Удручает то, что многие эксперты и специалисты по вопросам религии опасаются отвечать на этот вопрос, поскольку понимают, что могут попасть под шквал нападок со стороны верующих радикалов. Согласились ответить обыватели из числа моих коллег-журналистов.

Олжобай Шакир, журналист:

— Комментируя инцидент между депутатом и бывшим муфтием, я могу сказать, что действительность показала: духовные лидеры типа Чубака ажы – недалекие люди. Было бы простительно, если с подобными заявлениями, мол, не буду здороваться, не сяду за один стол и так далее - выступал бы какой-нибудь неуч. А тут вроде бы здравомыслящий богослов делает такое заявление. Тогда чего ждать от обычных людей? Это говорит о том, что он и его сторонники не понимают философию религии. Позиция нашего президента вечно шаткая и скользкая. То он одно говорит, то другое. Мне как-то довелось в президентском пуле сопровождать Атамбаева в Саудовскую Аравию. Так глава государства стал заливать арабским шейхам, мол, с тех пор как стал во главе страны, ежедневно совершает пятикратный намаз. В общем, президент ведет двуличную политику, заигрывая с верующими.

- А что вы думаете насчет таблигов?

— Я не большой специалист в вопросах религиозных течений и не особо понимаю, кто такие таблиги или салафиты. Мне кажется, что многие так называемые «истинно» верующие и читающие намаз, которые ходят в необычной одежде, выглядят устрашающе. Бородачи в калошах, шароварах и халатах — мне чудится, будто они нацепили на свои лица маски. В истории человечества все большие войны происходили именно на религиозной почве. Поэтому именно религиозный вопрос служит очагом некоего напряжения… И я бы сказал, что именно на этом следует акцентировать вопросы государственной и национальной безопасности.

Курманбек Мамбетов, главный редактор газеты «Объектив»:

— Насколько я знаю, вопрос «Таблиги джамаат» очень беспокоит соседние страны, в частности, Казахстан. Они по всем каналам пытаются оказать влияние на руководство Кыргызстана, чтобы добиться запрета у нас деятельности таблиговцев. По словам наших специалистов, в Кыргызстане поздно запрещать деятельность «Таблиги джамаат», потому что, как говорят, появились течения, еще более радикальные. Формально они еще внутри движения, но фактически уже не признают лидеров и идеологию таблигов.

>— Выходит, что «Таблиги джамаат» готовит представителей для других, более радикальных течений?

— Я понял так: внутри этого религиозного движения зарождается другое, которое, вполне возможно, станет самостоятельной организацией.

>— Как вы думаете, нужно ли запретить деятельность таблигов в Кыргызстане, или президент Атамбаев прав, говоря, что тогда они уйдут в подполье?

— Специалисты говорят, что наши органы не в состоянии обеспечить режим запрета. А если это так, то какой смысл запрещать?

Адиль Турдукулов, общественный деятель:

— На мой взгляд, власти искали повода для наезда на Чубака ажы. Его независимость от муфтията и популярность начала их тревожить. Особенно это обострилось после выражения его политических амбиций в ходе последних парламентских выборов. Он, напомню, вначале намеревался пойти в Жогорку Кенеш (парламент) в составе партии «Ата-Мекен», затем поддержал партию «Улуу Кыргызстан», а затем чуть не вошел в список партии «Кыргызстан». Чубак ажы провел самую многолюдную встречу с соотечественниками в Москве. Он стал безусловным экспертом почти во всем: люди обращаются к нему за советами даже относительно интимной сферы. Опасным сигналом стал и его протест против деятельности Ага Хана, который является представителем шиитского направления. Однако действия властей против Жалилова оказались, на мой взгляд, неадекватными. Предупреждения ГКНБ и встреча Атамбаева с откровенными «исламофобами» лишь обострили проблемы. Нельзя еще и забывать, что сам президент на протяжении последних лет пытается заигрывать с исламистами, каждый раз приводя цитаты из Корана.

Продолжение следует.

Аликбек Маматаев

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner