?

Log in

No account? Create an account

May 31st, 2016

Количество жителей Афганистана, которые бежали от насилия из родных мест в другие в пределах своей страны, резко удвоилось, увеличившись за последние три года до 1,2 миллиона человек, говорится в докладе международной правозащитной организации Amnesty International «My Children Will Die This Winter»: Afghanistan’s Broken Promise to the Displaced («Мои дети умрут этой зимой»: Афганистан не сдержал данные перемещенным лицам обещания»), опубликованном 31 мая.

Рост ошеломляет, отмечают в организации. С учетом 2,6 миллиона афганских граждан, проживающих за пределами ИРА, афганцы образуют уже одну из крупнейших в мире групп беженцев.Жители Афганистана, покинувшие свои дома и подпадающие под статус перемещенных внутри страны, Amnesty International называет забытыми жертвами войны.

«Внимание мира к Афганистану, похоже, ослабло, и мы рискуем забыть об участи выживших в этой войне, - говорит Чампа Пател, директор региональной программы Amnesty International по Южной Азии. – Афганцы, оставившие свои дома в поисках безопасности, находятся в ужаснвх условиях в своей собственной стране, поглощены борьбой за выживание, их число растет».

Исследование Amnesty International показало, что, несмотря на обещания, сделанные афганским правительством внутренне перемещенные лица (ВПЛ) по-прежнему не имеют надлежащего жилья, продовольствия, воды, доступа к медицинской помощи, а также возможности получить образование и работу.

«Даже животное не будет жить в этой хижине, но нам приходится, - говорит 50-летняя Мастан, живущая в лагере в Герате. - Я бы предпочла находиться в тюрьме, а не в этом месте: по крайней мере, в тюрьме я не должна была бы беспокоиться о еде и жилье».

Положение ВПЛ резко ухудшилось в последние годы - с уменьшением поставок помощи и предметов первой необходимости, в том числе продовольствия. Новая политика правительства в отношении ВПЛ могла бы стать для них спасательным кругом, если бы не предполагаемая коррупция, отсутствие поддержки в афганском правительстве и снижение международного интереса.

Кроме того, Amnesty International обнаружила, что принудительные выселения людей, проводимые как властями, так и частными лицами, - это ежедневная угроза для ВПЛ. К примеру, 18 июня 2015 года, в первый день священного месяца Рамадан, группа вооруженных людей в военной форме пригрозила снести бульдозером убежища ВПЛ в лагере Чаман-е-Бабрак в Кабуле. Пожилой человек попытался протестовать против попытки насильственного выселения, апеллируя к полицейским, но был избит вооруженными людьми. Это вызвало всплеск возмущения ВПЛ и они устроили акцию протеста, но полиция и вооруженные люди открыли по ним огонь, убив двух человек и ранив десятерых, в том числе - 12-летнего мальчика. Никакого расследования не проводилось, никто не был привлечен к ответственности.

Большинство общин ВПЛ не имеют доступа в государственные медицинские учреждения, а обратиться к частным врачам не могут себе позволить из-за отсутствия средств.

«Еда для нас – роскошь, мы, в основном, питаемся хлебом или испорченными овощами с рынка. Последний раз мы получили продовольственную помощь прошлой зимой - три мешка пшеницы», - рассказал Раз Мухаммад, лидер общины ВПЛ в лагере Чаман-е-Бабрак.

За водой им приходится ездить куда-то далеко. Дети вместо учебы часто работают, чтобы прокормить свои семьи: моют автомобили, чистят обувь, собирают пластиковые пакеты для последующей сдачи за деньги. Страны-доноры переключают свое внимание с Афганистана на другие кризисы, в итоге помощь сокращается. На 2016 год ООН запросила для Афганистана помощь в размере $393 млн - для финансирования гуманитарной деятельности, это самый низкий показатель за последние годы, несмотря на тяжелую гуманитарную ситуацию. К маю ИРА получила меньше четверти этой суммы.

Amnesty International призывает власти Афганистана и международное сообщество немедленно обеспечить наиболее насущные потребности внутренне перемещенных лиц. Афганское правительство должно сделать реализацию политики помощи ВПЛ своим приоритетом и обеспечить достаточный объем ресурсов. Основные международные акторы также должны сделать в Афганистане все для соблюдения прав человека. В Amnesty International считают, что за судьбу ВПЛ несут ответственность все стороны, которые были вовлечены в Афганистан в течение последних 15 лет.Полный текст доклада можно прочитать, пройдя по этой ссылке https://www.amnesty.org/en/documents/asa11/4017/2016/en/
Правоохранительные органы Москвы возбудили уголовное дело против пятерых граждан Таджикистана, участвовавших в массовой драке на Хованском кладбище, сообщает «Новая газета». Дело возбуждено по статьям 213 («Хулиганство») и 167 («Умышленное уничтожение и повреждение имущества»).

Ранее были задержаны 22 работавших на кладбище таджикистанцев, 30 мая у семнадцати из них истек 15-дневный срок административного наказания, который они отбывали за мелкое хулиганство. Пятерым из них Тверской суд Москвы продлил арест на два месяца.

Напомним, массовая драка со стрельбой, в которой участвовали, по данным полиции, более 200 человек (по неофициальным данным, более 400), произошла на Хованском кладбище 14 мая. Погибли три гражданина Таджикистана, более 30 человек были госпитализированы. По данным полиции, конфликт произошел с участием рабочих, которых нанимают в частном порядке для обустройства могил, и так называемой группы «спортсменов», которых называют также «уроженцами Северного Кавказа». Организатором массовой драки Следственный комитет назвал теперь уже бывшего директора кладбища Юрия Чабуева. Как заявил официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин, основной причиной ЧП следствие считает финансовый конфликт, информация о совершении преступления на национальной почве подтверждения не нашла. По словам Маркина, Чабуев пытался заставить работавших на кладбище мигрантов отчислять ему половину своих нелегальных доходов. Он предположил, что в ходе расследования Чабуеву будет инкриминирована статья «вымогательство». Бывший директор Хованского кладбища арестован до 14 июня.

Более 110 участников драки были задержаны и допрошены, большинство из них вскоре отпущены. Семеро граждан Таджикистана выдворены из России. Юрию Чабуеву, который, по его словам, сам пригласил «уроженцев Северного Кавказа для выдворения мигрантов с кладбища», и отставному спецназовцу Александру Бочарникову, последнее время работавшему юристом компании «Техэнергосервис», инкриминируется совершение убийств. Фигурантами уголовного дела по драке на кладбище оказались, по разным данным, 12-14 человек из группы «спортсменов».
Узбекистан включен в пятерку стран с самым большим числом современных рабов - наряду с Индией, Китаем, Пакистаном и Бангладеш. Страна находится на втором после Северной Кореи месте по соотношению людей, находящихся в современных формах рабства, и свободных граждан страны – 3,9 процента или 1.236.600 человек, далее следуют Индия, Камбоджа и Катар, сообщается в докладе Global Slavery Index 2016 («Глобальный индекс рабства 2016»), составленном неправительственным фондом Walk Free Foundation при помощи международной научно-исследовательской компании Gallup.

Для сравнения, в России этот показатель составляет 0,7 процента (1.048.500 человек), в Афганистане - 1,1 процента (367.600), Казахстане - 0,4 процента (81.600), Таджикистане - 0,6 процента (54.100), Кыргызстане - 0,4 процента (27.700), Туркменистане - 0,29 процента (15.800).

В частности, фонд Walk Free Foundation отмечает, что правительство Узбекистана ежегодно принуждает более миллиона своих граждан к работам, связанным с выращиванием и сбором хлопка. В докладе говорится, что данные об уровне принудительного труда противоречивы. Неправительственные организации заявляют, что власти для принуждения населения используют не только призывы принести пользу родине, но и различные угрозы: увольнение с работы, большие штрафы, долговая кабала, конфискация активов, применение силы правоохранительными органами. В то же время Международная организация труда (МОТ) не обнаружила убедительных доказательств практики принудительного труда в Узбекистане, но обратила внимание на то, что «тревожная информация была получена из других источников, которые сообщили о практике принудительного труда, а также притеснениях и угрозах людям, проводящим свой собственный мониторинг ситуации». Подробнее об этом можно прочитать в материале «Хлопок-2015. Как проводился совместный мониторинг МОТ и правительства Узбекистана».

Всего, по оценкам фонда Walk Free Foundation, той или иной форме современного рабства подвергаются 45,8 миллиона человек в 167 странах мира. Странами с наименьшим количеством рабов признаны Люксембург, Ирландия, Норвегия, Дания, Швейцария, Австрия, Швеция, Бельгия, США, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Как поясняет «Медуза», к современному рабству относят все формы торговли людьми, принудительного труда и проституции, торговли органами, любые взаимоотношения, нарушающих фундаментальный принцип равенства и всеобщего права на свободу и достоинство.
Вторая часть дневника Веры Никитиной (записи с 25 августа по 3 сентября 1914 года) рассказывает о пути от Ташкента до Мерва (ныне город Мары в Туркменистане). По-прежнему значительное место в дневнике занимают приметы военного времени — незадолго до начала экспедиции началась Первая мировая война. Но удалённость от театра военных действий всё же сказывается. Упоминаний о войне становится всё меньше, внимание автора сосредоточено на окружающей обстановке — пустыня, жара, пески, местные жители, туркестанский колорит…

Выдержки из дневника Никитиной «Фергана» публикует с любезного разрешения интернет-издания «Пермская трибуна». Первая часть здесь: http://www.fergananews.com/articles/8983

Поезд из Ташкента

Смотрели из окон, но везде пустыня, только недалеко некоторое время по выезде из Ташкента едем орошённым районом — деревья, пашни.

Ехать в вагоне жарко и душно, особенно днём. Каково здесь летом, когда теперь, в конце августа, такой палящий зной! Духота, пыль, только к вечеру делается возможно немножко вздохнуть. Но и вечера жаркие, ночью немного прохлады, а часов с десяти утра солнце снова печёт. Я довольно хорошо переношу жару: голова не болит и самочувствие не хуже, чем у других.

Лунные ночи Туркестана

Вечером, когда мы подъезжали к Самарканду, пустынные ландшафты сменились горами, но их проезжали ночью. Я уже было улеглась, но встала, чтоб полюбоваться на эту залитую лунным светом панораму. Луна здесь светит особенно ярко, и так красивы и таинственны очертания гор! В темноте скрадывается их бедность растительностью и однообразие. Луна бросает свои причудливые тени, и они оживают. Красивой серебристой лентой выделяется река. Да, нужна лирика или поэзия, чтоб передать здешнюю лунную ночь, полную звуков и движений и какой-то таинственной бурной жизни! Это не наши северные спокойные ночи. Она опьяняет, слышится гам сверчков — их очень много, и получается своеобразная музыка.

Пустыня и вода

На следующий день до самого Мерва, к которому мы подъехали ночью, тянется по сторонам дороги однообразная пустыня — песок и песок, море песка. Нынче ветер, и носится пыль — она проникает всюду. Чувствуешь, что дышишь пылью — нигде от неё не спрячешься. Она скоро закрывает и солнце, и оно остаётся в виде тусклого диска, на который можно смотреть простым глазом.

Наступают как бы сумерки. Смотришь на эту пустыню, и жутко делается, когда подумаешь, что если очутиться далеко от воды, сбиться с дороги, как выйдешь из этого моря песков? Один неосторожный, необдуманный шаг, и она поглотит вас без возврата. Является сомнение, вынесу ли я экспедицию, не слишком ли будет трудно. Страшно делается, и кажется, вернулся бы обратно, бежал от этих песков в наши зелёные поля, где нет этого страха очутиться без воды, где нет этой ужасной жары и пыли.

Вода — это не для этого края. Здесь у всех невольно одна мысль, одно желание — воды и воды. Я не знакома с поэзией сартов (осёдлое население Средней Азии, вошедшее в состав узбекского народа. – Прим. «Пермской трибуны»), но если она существует, то прежде всего должны воспевать поэты воду.

Невольно в противовес пустыне встают в воображении широкие реки, море. Бог, наверное, когда-нибудь, давно-давно, разгневался на этот край и в наказание отнял у него воду. Или нет — Он в своём всеведении предвидел, что если дать этому краю воду, здесь будет слишком хорошо, всё будет расти, цвести, будет богатство, и люди забудут обо всех горестях, забудут и о душе.

«Подозрительные цыплята» и «чудные персики»

На станциях поезд стоит подолгу, но станции довольно редки. Есть здесь нечего, в буфетах ничего не достанешь. Молоко — то, что выносят бабы. Есть яйца, цыплята, но довольно подозрительные, брать опасно, так как здесь всё скоро портится. Но везде масса фруктов, и какие чудные персики - 10 копеек десяток, виноград по 15 копеек, дыни. Прямо невозможно не объедаться, и как гурман испытываешь наслаждение, уничтожая эти дивные дыни и прочее. Если б всё это можно было доставлять в Москву!

Амударья

Ещё большое впечатление производит Амударья. Какая это огромная и своеобразная река, мост через неё мы проезжали 18 минут! Течение у неё быстрое, вода мутная, как шоколад. Берегов у неё, собственно, нет — она течёт среди песков, и видно, что нынче она течёт здесь, а завтра, может быть, уж в другом месте. Очевидно, она не глубока, хотя ходят по ней маленькие пароходы.

Мерв и его обитатели

Наконец-то приехали в Мерв. Утром отправились смотреть город. Мерв совершенно в другом духе, нежели Ташкент. Насколько тот красочен и весел, настолько этот суров. На улицах уж встречаются не яркие халаты сартов, а мрачные фигуры текинцев, рослые, которые кажутся громадными от высоких чёрных папах, украшающих их головы. Даже страшно делается на них смотреть — кажется, что они созданы для разбоев. Встречаются здесь и афганцы, и бухарские евреи. Женщин совершенно не видно, кроме русских да встретившихся двух-трёх армянок, закрытых сверху донизу чёрным платком, похожих на монахинь. Из русских всё больше военные. Здесь, очевидно, много войска, постоянно то здесь, то там играет музыка, кричат «ура». Вечерами производится учение. Да, здесь без войска среди этих страшных текинцев, мне кажется, немного нашлось бы охотников жить.

Были на базаре. Он здесь располагается на площади. Торгуют не в лавках, а под зонтиками. Много продаётся скота: верблюды, ишаки, лошади. Снуют всюду туркмены, русские солдаты, но нет уж здесь того колорита, как в Ташкенте.

Протекает здесь река Теджен, довольно узкая и мутная. Когда посмотришь на неё, то ужасаешься, что приходится пить такую воду. Есть здесь городской сад, довольно большой и опрятный. Зелени, но и пыли, немало, как и всюду здесь.

Много встречается лиц, изрытых оспой, а также пендинкой (кожный лейшманиоз — поражающее кожу заболевание, которое было распространено в регионе и передавалось через укусы москитов. – Прим. «Пермской трибуны»). Делается страшно, чтоб и саму не постигла такая участь. Очень у многих болят глаза — может быть, от яркого света, а скорее, от пыли и грязи. Я обратила внимание, что у многих здесь большие, обвислые, как обмороженные, уши. Это, оказывается, солнцем так сжигает.

Выбор переводчика

Сборы по экспедиции идут плохо. Ничего ещё не нашли — ни переводчика, ни верблюдов.

Приходил к В. Абдурахман — чудище, который вошёл, сел на стул, но просидел так не больше двух минут, а потом не выдержал и одну ногу подогнул под себя. Говорили через переводчика Гассана. Оказывается, верблюды Абдурахмана ушли в Серахс и будут здесь не раньше пяти дней. Мне это очень досадно, так как хочется скорей ехать.

Вечером пришёл переводчик — сначала чуваш, очень непривлекательного вида, но который обещался быть «как сын», потом молодой, очень симпатичный, весёлый туркмен. Он учился в русском училище и, очевидно, очень гордится бумагой, которую ему там дали. Мы спросили его, есть ли у него паспорт. «На что тебе? Это лучше, это сразу видно, какой человек». С ним, было, совсем порешили, но джигит привёл ещё туркмена — очень рослый, здоровый, знает по-русски, но не очень хорошо. Вид страшный, но, очевидно, простой, бесхитростный, «дитя природы». В. завтра велел им приходить, чтоб окончательно выбрать кого-нибудь.

Я вчера труса праздновала — смотрю, вся рука покрылась какими-то красными пятнами. Ну, думаю, пендинка! Давай скорее мазать йодом. Оказалось — блоха.

Ожидание в Мерве

В переводчики взяли татарина Гассана, всё-таки знакомый. В рабочие взяли вчерашнего туркмена Хаджи Назара. Вообще дело начинает понемногу налаживаться.

Я несколько привыкла к Мерву, теперь уж мне не чудится, что у каждой канавы сидит малярийный комар, который меня укусит, а в воздухе носится зараза оспы и пендинки.

Интересную картину наблюдала сегодня — это как арестанты поливали улицы. Они все в белых рубашках и штанах. Черпают из канав воду и льют на мостовые, которые накалились за день, и поэтому в Мерве после поливки как в бане — напустят пару, жарко и душно.

Интересно здесь сидеть и наблюдать прохожих. Вот идёт группа туркмен в красных халатах и огромных папахах, вот двигаются персияне в митрах и широких шароварах, афганцы в чалмах, бухарцы, армяне. Как в калейдоскопе, проходит группа за группой.

Весть с фронта

Очень обрадовало нынче сообщение в телеграмме о победе наших войск в Австрии. Дай бы Бог, скорей кончилась война. Отсюда тоже всё отправляются войска с музыкой, кричат «ура», но разве можно сравнить здешнее настроение с московским! Я думаю, какое там сейчас ликование. Да, когда далеко от Москвы, чувствуешь ясно, что она сердце России. Нигде так горячо не отзываются на события, как там.

Хлопоты Никитина

В. купил сегодня на базаре верблюдов. Оригинально производился расчёт с туркменами. Они важно уселись — один на стул, другой на корточки, и начался счёт: им про Фому, они про Ерёму, всё как-то на «теньгу». Наконец, кое-как сговорились, и они попросили, чтоб В. положил руку на деньги, не знаю зачем.

В. нынче всё утро на базаре, вообще хлопочет по экспедиции, а я сижу или, вернее, лежу дома. Когда жара, то здесь трудно двигаться, одолевает лень. Я начинаю хныкать от жары — хоть и стараюсь сдерживаться, но всё же нервничаю. Досадно, что медленно идут сборы.

Ветер перемен

Нынче хорошо, не жарко — по здешнему, конечно, понятию. Так приятно хоть немного вздохнуть! Но поднимается ветер, не подул бы он надолго.

Продолжение следует
В Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана состоялась церемония запуска новой линии электропередачи, благодаря которой два села в афганском Бадахшане начали получать таджикскую электроэнергию. Прокладка ЛЭП в Афганистан осуществлена в рамках проекта по проведению трансграничной линии электропередачи в Шугнанском районе ГБАО, профинансированного Американским агентством по международному развитию (USAID) в размере $1 млн и Фондом Ага Хана в размере $464 тыс., говорится в сообщении, распространенном посольством США в Таджикистане.

Временный поверенный в делах посольства США в Таджикистане Лесли Хэйден и генеральный директор энергетической компании «Памир Энерджи» Далер Джумаев дали старт перетокам электроэнергии, нажав на кнопку переключателя на столбе ЛЭП. В мероприятии также приняли участие первый зампредседателя ГБАО Нурали Риоев и первый Секретарь консульства Афганистана в Таджикистане Абдулишоки Якуби.

Впервые за свою историю около 3000 человек в селах Дехсор и Вириз афганской провинции Бадахшан теперь имеют доступ к чистой, недорогой и возобновляемой электроэнергии. «Надежное электроснабжение определенно приведет к улучшению качества их жизни: доходы будут расти по мере увеличения объема производства предприятиями, а люди будут иметь возможность тратить меньше средств и усилий на топливные материалы для отопления и освещения своих жилищ, повысится уровень образования, так как дети смогут заниматься дома по вечерам и в темные зимние месяцы, уменьшится загрязнение воздуха внутри помещений, что снизит уровень легочных и глазных заболеваний. Наряду с инвестициями в строительство мостов, рынков и соединительных дорог, электроснабжение будет способствовать торговле и экономическому развитию, демонстрируя истинные преимущества трансграничных связей между Таджикистаном и Афганистаном», - отмечается в сообщении посольства.

В дополнение к проведению ЛЭП в афганские села проект также помог модернизировать существующие системы и инфраструктуру компании «Памир Энерджи», тем самым заложив фундамент для дальнейшего расширения и улучшения обслуживания клиентов по обе стороны таджикско-афганской границы.

Справка:: Фонд Ага Хана – некоммерческая организация, которая ежегодно оказывает помощь миллионам людей в 16 странах мира. Фонд является участником Сети развития Ага Хана – одной из ведущих мировых сетей, занимающихся решением проблем бедности.

USAID является ведущим агентством правительства США, содействующим социальному и экономическому развитию стран Центральной Азии. Деятельность агентства способствует продвижению регионального сотрудничества и заложению основ всестороннего развития путем расширения конкурентной торговли и рынков, укрепления взаимодействия в области совместного использования гидроэнергоресурсов, а также содействия созданию более эффективных институтов управления.
31 мая 2016 года в Астане (Казахстан) проходит заседание Высшего Евразийского экономического совета, в котором приняли участие президенты Казахстана Нурсултан Назарбаев, России - Владимир Путин, Кыргызстана – Алмазбек Атамбаев, Белоруссии – Александр Лукашенко и Армении – Серж Саргсян. Повестка дня предполагала рассмотрение вопросов функционирования ЕАЭС, а также развития торгового взаимодействия с рядом иностранных государств - в первую очередь, с Китаем.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко прямо заявил о том, что членство в ЕАЭС создает для его страны много проблем. «Во-первых, следует избавиться от внутренних изъятий и ограничений взаимной торговли. Как бы наше объединение не эволюционировало - сначала Таможенный союз, потом Единое экономического пространство, наконец ЕАЭС - количество этих изъятий и ограничений не изменилось. Так и осталось на уровне 600. Равные условия для государств-участников ЕАЭС и безбарьерная среда до сих пор не созданы, - цитирует Лукашенко Тенгри.Ньюс. - Более того, после подписания договора наш внутренний торговый оборот только падает. В 2012-13 годах он был на уровне 65 миллиардов долларов. В 2015 году всего 45 миллиардов долларов. Видимо, не все позиции договора соответствуют современной ситуации в экономике и нашим ожиданиям».

О сложностях пребывания Казахстана в ЕАЭС говорили накануне и многие эксперты. Так, Азаттык цитирует ректора университета «Туран», экономиста Рахман Алшанова, который полагает, что пока участие Казахстана в ЕАЭС не выгодно, а чтобы исправить ситуацию, необходимо ускорить принятие общего для ЕАЭС технического регламента, унифицировать требования к товарам. Кроме того, странам ЕАЭС необходимо прийти к соглашению по товарам, которые идут на экспорт за пределы союза: речь идет о поставках на Украину, в Узбекистан, Туркменистан или Европу. Напомним, последние два года Россия находится под санкциями Запада, на которые Кремль ответил своими санкциями. После конфликта с Турцией в связи со сбитым на сирийско-турецкой границе российским военным самолетом Москва ввела запрет на ввоз в Россию ряда турецких товаров. Это привело к тому, что казахстанские грузоперевозчики столкнулись с препятствиями на границе с Россией. Экономист Денис Кривошеев считает, что в ЕАЭС доминируют интересы России, и это оборачивается сложностями для Казахстана, в том числе в политике: «Мы постоянно находимся в состоянии выбора. Мы вынуждены выбирать ту или иную сторону: Россия или Турция, Россия или Египет, Россия или Украина». Экономист Магбат Спанов так же уверен, что доминирование интересов России в ЕАЭС препятствует Казахстану в извлечении экономической выгоды: «К сожалению, при принятии решений российская сторона не ставит в известность Казахстан. Есть несогласованность позиций. К примеру, иногда совершенно безосновательно вводили ограничения на ввоз казахстанских товаров, не приводя никаких доводов. Вводя санкции, они должны были хотя бы проконсультироваться с нами. Можно сказать, что за этот период общий товарооборот сократился на 30 процентов. Особенно это касается продукции машиностроения, горнодобывающей промышленности». Членство в ЕАЭС привело к девальвации казахстанской валюты – вслед за падением российского рубля.

Тем не менее, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев уверен, что ЕАЭС состоялся как полноценное интеграционное объединение, и сближение экономик стран-членов «проходит в соответствии с теми планами и сроками, которые мы наметили в договоре ЕАЭС». Хотя и Назарбаев признал, что сейчас между странами ЕАЭС происходит «резкий спад взаимной торговли», и необходимо «искать возможности, как в этих трудных условиях находить другие пути нашего сотрудничества».

На сегодняшнем заседании обсуждались вопросы сотрудничества с Китаем, Индией, Израилем, Египтом, Ираном, Камбоджей и другими странами, и главный акцент был сделан на так называемом экономическом поясе Шелкового пути – проекте, активно продвигаемом Пекином. Стороны намерены начать работу над соглашением о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем, и речь идет, прежде всего, о развитии транспортной инфраструктуры, сообщает РИАН.

Но экономическое сотрудничество не является конечной целью ЕАЭС, и это недвусмысленно дал понять президент России Владимир Путин. Напомнив, что к 2019 году в ЕАЭС планируется формирование общего рынка электроэнергии, к 2025 году – единого рынка углеводородов, российский президент заявил, что ему кажется перспективной «идея создания единого информационного пространства». Напомним, что «Репортеры без границ» в 2016 году оценили российскую ситуацию со свободой СМИ как тяжелую: Россия заняла 148 место из 180 стран, и этот рейтинг не меняется уже три года, официальные телеканалы являются трансляторами государственной пропаганды. Казахстанский телеканал «Евразия» попытался скопировать приемы российской государственной пропаганды, заявив, что за выход людей на массовые земельные протесты организаторы акций – «пятая колонна» - получают дот 50 до 150 долларов за человека. Но это заявление уже вызвало резкий протест среди активной части населения. При общем доминировании России в ЕАЭС, о котором говорят многие эксперты и высокопоставленные чиновники, создание единого информационного пространства может привести к унификации пропагандистских приемов во всех странах – членах Союза и к «зачистке» информационного поля от оппозиционных и независимых СМИ.
Житель Таджикистана приговорен к 5 годам лишения свободы за причастность к запрещенной в Таджикистане оппозиционной организации «Группа 24» и поддержку призыва к отставке президента Эмомали Рахмона, передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода). Ему вменено в вину участие в экстремистском сообществе. Срок наказания осужденный будет отбывать в колонии строгого режима.

Приговор молодому жителю Кабодиянского района Х.С.Д. (имя не указывается) был оглашен судом района Исмоили Сомони города Душанбе. По данным источников в суде, он был задержан в начале января текущего года после возвращения из трудовой миграции. В решении суда отмечено, что в 2014 году этот житель Кабадияна в российском Екатеринбурге вступил в ряды «Группы 24» и принимал участие в акциях против властей Таджикистана. «Х.С.Д. в зале кинотеатра «Стрела» города Екатеринбург участвовал в собрании экстремистской организации «Группа 24». На этом собрании выступили несколько человек и призвали участников вернуться в Таджикистан и организовать митинги с целью захвата власти. В своих выступлениях они нелестно отзывались о руководстве Республики Таджикистан и громко кричали: «Отставка», «Отставка», «Отставка Эмомали Рахмона». Х.С.Д. вместе с другими таджикскими мигрантами выкрикивал «Отставка», - говорится в судебном решении.

Следует отметить, что требования отставки правительства и президента, с которыми в демократических странах граждане нередко выходят на демонстрации, в Таджикистане приравниваются к уголовно-наказуемому деянию. В этой республике подавлена и объявлена вне закона вся мирная оппозиция. Клан президента Рахмона все больше укрепляется во власти, обеспечив на прошедшем 22 мая референдуме пожизненное президентство и возможность передачи власти сыну действующего главы государства. И, конечно, никакой добровольной отставки президента или правительства в случае их неспособности решить острые проблемы в экономике и обществе, ожидать не приходится.

По подсчетам правозащитников, к настоящему времени более 20 человек в Таджикистане приговорены к различным срокам заключения за членство в двух оппозиционных организациях – «Группа 24» и «Молодежь за возрождение Таджикистана». В России и в других постсоветских странах по запросу таджикских властей были задержаны еще более десятка активистов этих организаций. Некоторые из них, как, например, Собир Валиев и Шабнам Худойдодова, проведя некоторое время под арестом, были отпущены на свободу. Лидер «Группы 24» Умарали Кувватов был убит в Стамбуле 5 марта 2015 года. Руководитель организации «Молодежь за возрождение Таджикистана» Максуд Ибрагимов отбывает 17-летнее наказание в таджикской тюрьме.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner