?

Log in

No account? Create an account

May 23rd, 2016

Акции протеста, прокатившиеся по нескольким городам Казахстана в минувшую субботу, стали самыми массовыми за последнее время. Кто их организовал? Чего добиваются митингующие? На вопросы «Ферганы» отвечает очевидец событий, журналист «Новой газеты» в Алма-Ате Вячеслав Половинко.

* * *

Вячеслав Половинко- Вячеслав, вы были на улицах Алма-Аты в день митингов. Скажите: кто в них участвовал? Кто эти люди - безработные? Креативный класс? Земледельцы? Политики?

- Там было несколько групп. Из тех, кого я видел и с кем пересекся в автозаке (Вячеслав Половинко тоже был задержан полицией, но вскоре отпущен, подробнее см. в его репортаже для «Новой газеты»), это были, скорее, люди сельские. Некоторые из них говорили мне, что специально приехали из ближайших к Алматы посёлков - для того чтобы выступить на этом митинге и высказать свое возмущение. Были и те, кого можно назвать «интеллигенцией», в том числе и постоянная оппозиция - Гульжан Ергалиева, Маржана Аспандиярова... Основная масса - люди за сорок, за пятьдесят, может быть, уже урбанизированные, но имеющие, извините, некий внешний налёт «сельского». По ним было видно, что работа на земле для них - что-то близкое, родное.

- Присутствовали ли на митингах политики государственного, республиканского масштаба, известные всем?

- Я знаю, что в Астане на площади у Байтерека к митингующим присоединилась бывший депутат Зауреш Баталова, которая входила в «земельную комиссию, но затем вышла оттуда. Ее, кстати, тоже задержали. Других известных политиков не было... Я больше скажу: на мой субъективный взгляд, по крайней мере, в Алматы, у митинга не было даже ярко выраженного лидера или группы лидеров. Это были совершенно отдельные группы, кучки людей, которые приходили не скоординировано, а собирались постепенно. Они соединялись только в тот момент, когда им угрожала опасность, когда они сопротивлялись ОМОНу, а потом снова разбегались.

- В каких городах Казахстана прошли акции протеста?- Давайте посчитаем. Алматы, Астана, в Павлодаре было человек 15-20, в Уральске была попытка митинга, число задержанных - три автобуса. В Актобе была попытка пойти на митинг, но Парк первого президента, где должна была пройти акция, был занят концертом ко Дню работников культуры. В Атырау, насколько я могу судить, были какие-то задержания, но не понятно - в формате митинга или превентивно. Однако меры безопасности в Атырау были самыми строгими, наверное, потому что это первый город, где начался митинг 24 апреля. Там вообще были снайперы.

- В первой реакции российских СМИ на события в Казахстане прозвучало подозрение, что волнения спровоцированы или даже оплачены «внешней силой», может быть, из-за рубежа. Часто намекают на Америку. Какова, на ваш взгляд, роль «американского дядюшки» в организации событий? Или международных медиа, которые финансируются правительством США, ваших местных проамериканских СМИ? Например, журналистов Радио «Азаттык»?

- Я считаю, что никакой роли. «Азаттык» просто давал полную информационную картину, работая без купюр, без оценок. От некоторых своих коллег я слышал версию о том, что это [спровоцировали] если не страны условного Запада, то казахстанские опальные олигархи, сейчас скрывающиеся на Западе. Или это могут быть какие-то региональные элиты, местные кланы. Мне сложно судить, насколько это обоснованно, поскольку у меня нет доказательств ни того, ни другого. Но, на мой взгляд, вчерашняя попытка митинга в Алматы была вполне себе искренняя со стороны людей. Может быть, их чувствами и мыслями, переживаниями и тревогами кто-то манипулирует, этого исключать нельзя. Мы прекрасно знаем, что такие манипуляции могут происходить на подсознательном уровне: ты сам не замечаешь, как становишься жертвой. Но открытой пропаганды, тем более, со стороны Запада или США я не видел и не считаю, что это была какая-то американская затея. США это в принципе не нужно. Даже для того, чтобы создавать «пояс нестабильности» вокруг России - Казахстан не очень подходящая страна, поскольку у США здесь много стратегических интересов. И в этом смысле нынешнее руководство вполне эти интересы обеспечивает.

Недавно мы посмотрели пятую часть киноэпопеи «Путь лидера» под названием «Так сложились звёзды». И в ней российский режиссер Сергей Снежкин показал как в 1991 году, во время становления независимости Казахстана, к президенту [Назарбаеву] приехали американские ребята, в том числе, Джордж Буш старший, и президент им на полном серьезе сказал: пока я здесь, ваши интересы будут соблюдены. Я думаю, что эти договоренности работают и сейчас, спустя двадцать пять лет.

- Почему «земельный вопрос» вызвал сегодня такую резкую общественную реакцию?

- Тут, на мой взгляд, есть два как бы «среза». Срез первый - цивилизационный. Дело в том, что для казахстанского народа (или «казахского народа» - если говорить в терминах национал-патриотов) земля - эталон святости. Можно потерять все, даже честь, но землю отдавать нельзя. В понятии о земле заложена сакральность. Поэтому любое посягательство на нее воспринимается очень болезненно. Да, в земельном кодексе принципиально ничего не поменялось - только добавили пятнадцать лет к сроку допустимой аренды земли для иностранцев. И, да, поправки были приняты не в текущем году, а в прошлом. Сегодня лишь заговорили об аукционах, которые должны были начаться с 1 июля по новым правилам. Но само понимание, что на казахскую землю на двадцать пять лет может придти инородец - неважно, итальянец, китаец, американец или русский - оно оскорбляет народ.

Второй срез связан с текущей геополитической ситуацией. Дело в том, что Казахстан, в понимании простых людей, находится не в «кольце друзей», а в кольце двух очень «страшных» стран.

С одной стороны - Россия, у которой сегодня неизвестно что на уме. С другой - Китай. Термин «китайская угроза» у нас - вполне устоявшийся, даже в политологии. Постоянно распространяются страшилки о том, что в школах Китая и даже на глобусах в Китае Казахстан изображён как китайская земля (я уж не знаю, насколько это правда). Естественно, все это создает дополнительные фобии. Аренду земли иностранцам все воспринимают как массовый приход китайцев. И как то, что пришедший на двадцать пять лет человек, по сути, может там взрастить целое поколение новых людей, которые постепенно-постепенно захватят территорию. У казахстанцев есть такой, что ли, комплекс больших территорий: у нас, мол, населения всего 16-17 миллионов, а по территории мы - девятые в мире. Поэтому мы так просто не можем защитить свою землю, а ещё и собираемся пускать сюда чужих? В этом, как мне кажется, корни страха.

Лично я к поправкам и к самому земельному кодексу отношусь нейтрально. Но при нынешней системе власти и при нынешнем уровне коррупционности, пронизывающей всю казахстанскую власть, начиная с низов и заканчивая где-то там наверху, все это выглядит очень сомнительно. Где гарантия, что эти земельные аукционы будут проведены честно? Такой гарантии, к сожалению, никто дать не может. И поэтому страхи населения я, безусловно, понимаю... Однако это далеко не та тема, из-за которой бы лично я вышел на улицу.

Один из организаторов митингов в Атырау в конце апреля Талгат Аян (цитата по «Настоящему времени»): «Главным образом, это угроза нам, казахстанцам, казахам, земля для нас — святое. У нас такой принцип: если государство не смогло развить экономику с помощью нефти и других природных богатств, то и земля им не сможет помочь. Если эта земля лежала пятьсот лет, пусть так и лежит. Наши дети придут и сделают на этой земле то, что необходимо. Но ни в коем случае не допускать иностранцев».
В нескольких городах Казахстана попытки провести митинги против введения поправок в земельный кодекс были пресечены властями. На немногочисленные группы собравшихся бросили специальные отряды быстрого реагирования полиции (СОБР). «Винтили» всех, независимо от пола, возраста, национальности. Задержаны десятки журналистов.

Тревожное ожидание в Казахстане неких событий 21 мая, усиленно нагнетаемое официальными СМИ, завершилось уже не раз пройденным «избиением младенцев», когда на более чем мирных людей власти бросают превосходящие силы правопорядка. Только на этот раз все было еще более жестко, о чем свидетельствуют задержания десятков журналистов, в том числе и иностранных. С другой стороны, в первый раз люди собрались сразу в ряде городов страны, причем - в отсутствие лидеров, которые либо были арестованы загодя, либо согласились на условия власти и вошли в земельную комиссию.

Утро 21 мая в Алма-Ате началось с превентивных задержаний «последних из могикан», кто мог оказать хоть какое-то влияние на действие митингующих - к примеру, бывшего редактора независимой газеты «Алма-Ата инфо» Рамазана Есергепова или эколога Андрея Бузыкина. Одним же из первых «закрыли» Амангельды Шорманбаева из организации «Международная правовая инициатива», создавшей штаб по оказанию помощи тем, чьи права могут быть нарушены во время предполагаемого митинга.

В 10 утра на подступах к площади Республики в Алма-Ате начали кучковаться небольшие группы людей. Полиция же перекрыла все подступы на площадь, лишь в порядке исключения позволяя случайным прохожим двигаться вдоль проспектов, ведущих к назначенному месту сбора.

Днем ранее прошли сообщения, что в Алма-Ате, в районе площади Республики и площади Астаны, были обнаружены схроны с коктейлями Молотова, арматурой и деньгами, а в близлежащем магазине якобы нашли взрывчатку. Правда, уже не в первый раз власти запугивают людей несуществующими планами «террористов» из числа оппозиции, и хотя на этот раз сообщения о тайниках вызвали усмешки пользователей интернета, в городе приготовились к худшему: студентам, госслужащим и работникам крупных предприятий настрого запретили участвовать в акциях, многих же просто заставили выйти в субботу на работу. Закрылись некоторые торговые центры. В интернете стали гулять видео о том, что в Алма-Ату и другие города стягивают войска. Возникло ощущение начала войны. Утром 21 числа стали возникать проблемы с доступом в Facebook и Google, были заблокированы Periscope, Youtube и веб-сайт Казахской службы Радио «Свобода/Свободная Европа» (последняя блокируется до сих пор).

К половине одиннадцатого утра людей стало больше, но не намного, полиция к тому моменту стала задерживать первых несогласных. Но в целом было все довольно спокойно. Пришедшие беседовали между собой и вяло переругивались с полицией, не зная, как поступать дальше. В нескольких местах едва не вспыхнули драки, но все это выглядело как попытки полиции через своих агентов устроить провокации для обоснования применения силы. Однако таких быстро успокаивали сами собравшиеся.В 11.30 стало понятно, что ничего особого не произойдет. Всего на разных углах собралось, может быть, чуть больше тысячи человек. И, наверное, пройди еще двадцать-тридцать минут - все стали бы понемногу расходиться. Но тут полиции спустили приказ на вытеснение и задержания.

Пока стражи порядка теснили собравшихся (включая журналистов) в одну кучу, прибыли автобусы с бойцами СОБР, которые уже не стали церемониться. Последующие минут сорок на разных углах улиц проходила «зачистка», когда и полицейские, и СОБРовцы при явном численном преимуществе хватали и тащили в автобусы всех, включая пожилых людей и случайно затесавшихся прохожих. Не делали исключения и для журналистов - таковых оказалось более десятка (включая автора). Участники несостоявшегося митинга ответили на это исполнением гимна Казахстана и китайскими приветствиями «Ни хао!» в адрес СОБРОвцев - за поддержку властей, якобы выступивших с поправками в Земельный кодекс в интересах Китая. Силовиков пользователи социальных сетей в Казахстане вообще троллят «китайскими полицейскими». Да проезжающие автомобилисты выражали поддержку протестующим гудением клаксонов и призывами в адрес президента Назарбаева подумать на досуге об отставке.

Примерно к 12.30 район, прилегающий к площади, был зачищен.

Еще часть людей задержали и в районе площади Астаны, куда после разгона двинулись уцелевшие. Всего, судя по количеству набитых автобусов, в Алма-Ате взяли около пятисот человек, большинство из которых отпустили через три часа после получения объяснительных и отпечатков пальцев. Немногим ранее, после звонка министра информации и коммуникаций министру внутренних дел, стали выпускать журналистов.

В административный суд ближе к вечеру доставили всего двоих - Рыспека Сарсенбаева (брата убитого в 2006 году оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева, редактора казахскоязычной оппозиционной газеты «Жас алаш») и его супругу - общественного деятеля Маржан Аспандиярову. Обоим за «нарушение общественного порядка» вынесли штраф немногим более 100 долларов США.

В других городах, где активисты предпринимали попытки выходить на площади или в парки – власти действовали по схожему сценарию, разве что масштабы количества участников и сил правопорядка были несоизмеримы с алма-атинскими.

В Астане несколько десятков граждан и опять же журналистов были задержаны на площади рядом с монументом Байтерек. Среди журналистов - россияне из РИА «Новости», ТАСС, «России сегодня». В Караганде всего задержали восемь человек и шесть журналистов, попытавшихся прийти на площадь. В Уральске на площади Абая собралось вместе с журналистами около пятидесяти человек – всех их погрузили в полицейские авто и развезли по отделениям. В Актюбинске активных попыток попасть в парк Первого президента, где была назначена акция, не наблюдалось, поэтому полицейские удовлетворились задержаниями прищедших корреспонденов нескольких городских изданий. В Атырау также несколько десятков человек и журналистов при подходе к площади Исатая и Махамбета были задержаны и позже отпущены.

Относительно цивилизовано прошли мероприятия в Кустанае и Павлодаре. В первом городе в сквере собралось 15 человек, к которым вышел первый заместитель акима (мэра) Гауез Нурмухамбетов и побеседовал с людьми по насущному вопросу. Как только чиновник удалился, полицейские задержали собравшихся. В Павлодаре не более пяти десятков протестующих побеседовали между собой, однако и это полиция расценила как митинг и попросила разойтись. Народ разошелся, однако был задержан ведущий мероприятия - руководитель Павлодарского филиала Общенациональной социал-демократической партии Серикбай Алибаев.

Так что, как видно, революции не произошло.

«Сегодня в Казахстане не было несанкционированных митингов, конфликтов с полицией. Нарушений общественного порядка не допущено», - заявил по этому поводу в субботу председатель комитета административной полиции МВД Игорь Лепеха. Но при этом он подтвердил задержание нескольких граждан, в том числе и журналистов. Относительно последних он высказался, что произошло «недоразумение».

Тем не менее, видно, что даже такие малочисленные акции – для Казахстана явление новое в силу их одновременного проведения в разных регионах. Опять же все эксперты единогласно отметили, что «земельный вопрос» - всего лишь повод, а на самом деле претензий у людей к власти более чем достаточно. И вот это действительно тревожит Ак-орду, особенно, вполне законные призывы к отставке неизменного президента.

Поэтому очевидно, что и на этот раз Астана изберет силовой вариант решения проблемы. Об этом говорит ряд уголовных дел, возбужденных еще до 21 мая в отношении некоторых общественных деятелей. Об этом свидетельствует заявление Департамента внутренних дел Западно-Казахстанской области о предотвращении массовых беспорядков. Возможно, что алма-атинская полиция «найдет» хозяев коктейлей Молотова и арматуры. Однако, в то же время по целому спектру земельных вопросов власть пошла на попятную: это и годовой мораторий на действие поправок, и учреждение Земельной комиссии с включением в нее нескольких «нелояльных» общественных деятелей и напоминание о возможности получения положенных по закону каждому гражданину страны бесплатных десяти соток…

Всего несколько дней назад, когда Астана находилась в ожидании более массовых выступлений, президент Назарбаев призвал казахстанцев: «Чтобы не опозориться перед миром, сложные проблемы мы должны уметь решать с помощью конструктивного диалога».

Впрочем, несмотря на надежду на «конструктивность, исходящую из уст президента, у бойцов СОБР на этот раз имелись с собой винтовки, спрятанные в автобусах, куда доставляли задержанных. С резиновыми пулями, слезоточивым газом или боевыми патронами – это неизвестно. Но хотя бы спасибо на том, что не начали стрелять по толпе: памятуя о событиях в Жанаозене и Шетпе, можно предположить, что наверху хватило бы ума отдать такой приказ.

Андрей Гришин
Президент США Барак Обама, находясь 23 мая во Вьетнаме, подтвердил сообщения о гибели лидера радикального движения «Талибан» муллы Ахтара Мансура во время авиаудара, нанесенного американскими военными по участку границы между Пакистаном и Афганистаном.

Как передает The Wall Street Journal, в письменном заявлении в ходе визита во Вьетнам Обама назвал этот авиаудар частью «важных усилий по обеспечению мира и процветания в Афганистане» и хорошим моментом для того, чтобы подтолкнуть талибов к переговорам с правительством в Кабуле.

«Талибан» должен воспользоваться этой возможностью и выбрать единственно реальный путь для прекращения длительного конфликта – присоединиться к проводимому афганским правительством процессу примирения, который ведет к установлению прочного мира и процветания», - сказал президент США.

Он заявил, что «Талибан» остается мишенью для американских военных, поскольку это движение продолжает выступать против США и нападать на представителей американских и коалиционных сил. «Мы будем достигать общих целей вместе с Пакистаном, который должен отказывать в убежище террористам, которые угрожают нашим народам, - продолжил Обама. - После стольких лет конфликта сегодня у народа Афганистана и региона появился шанс на другое, лучшее будущее».

Ранее госсекретарь США Джон Керри пояснял, что мулла Ахтар Мансур выступал против мирных переговоров и представлял угрозу для американских и афганских военнослужащих, а также мирных граждан, передает «Афганистан.Ру».

Информацию о гибели лидера талибов накануне подтвердили представитель «Талибана» мулла Абдулла Рауф и глава исполнительной власти Афганистана Абдулла Абдулла. По его данным, Ахтар Мансур был убит 20 мая в 4 часа 30 минут утра в пакистанском городе Кветта в результате удара беспилотника. Управление национальной безопасности и Министерство обороны Афганистана также подтвердили гибель муллы Мансура.

Абдулла Абдулла сообщил, что Мансур был основным барьером на пути стремящихся к примирению афганских властей, и после его гибели некоторые лидеры талибов, скорее всего, присоединятся к мирному процессу в Исламской Республике, передает Khaama.com.

«После смерти [основателя движения «Талибан»] муллы Омара и избрания Мансура руководителем талибы провели множество атак, жертвами которых стали десятки тысяч мирных жителей Афганистана и афганских правоохранителей, а также многочисленных представителей американских и коалиционных сил», - пояснил Абдулла Абдулла.

Тем временем, как передает Reuters, руководители движения «Талибан» провели 22 мая встречу, на которой обсуждались вероятные преемники Ахтара Мансура. В частности, назывались такие кандидатуры, как Сираджуддин Хаккани, за голову которого США назначили вознаграждение в размере $5 млн, мулла Мохаммад Якуб - сын основателя талибов муллы Омара, бывший узник Гуантанамо мулла Абдул Каюм Закир и мулла Шерин.
Почти 95 процентов таджикистанцев (3.814.477 человек) проголосовали за принятие поправок в Конституцию страны на состоявшемся в воскресенье, 22 мая, всенародном референдуме. Против высказались 3,3 процента (134.171 человек). По предварительным данным таджикского Центризбиркома, объявленным сегодня утром, в голосовании приняли участие 4.038.183 человека, что составляет 92 процента граждан Таджикистана, имеющих право голоса, сообщает «Ховар».

Голосование началось в 06:00 часов утра и завершилось в 20:00 часов вечера. Согласно таджикскому законодательству, референдум считается состоявшимся при явке свыше 50 процентов избирателей. Уже к 12:00 часам местного времени в воскресенье ЦИК объявил о том, что референдум признан состоявшимся – на тот момент проголосовало более 66 процентов граждан.

Напомним, что в Конституцию внесено более 40 поправок, ключевыми из которых стали специально введенное положение для Лидера нации, которым объявлен бессменный уже 24 года президент Эмомали Рахмон, позволяющее ему выдвигаться на президентский пост неограниченное число раз, и снижение возрастного ценза для кандидатов на пост президента с 35 до 30 лет. Эта поправка позволяет Рустаму Эмомали – старшему сыну Рахмона – выдвинуть свою кандидатуру на следующих президентских выборах в 2020 году. К тому времени ему исполнится 33 года. Кроме того, отныне в Конституции закреплены президентская форма правления и запрет на деятельность партий религиозного толка.

Суть этих изменений должна была быть донесена до населения в ходе разъяснительной работы, которая велась с февраля. На голосование же 22 мая был вынесен всего один вопрос: «Принимаете ли вы изменения и дополнения, внесенные в Конституцию страны?», на который таджикистанцам нужно было ответить «да» или «нет». Причем, при положительном ответе нужно было вычеркивать слово «нет», при отрицательном – перечеркнуть слово «да». Судя по результатам голосования, таджикистанцы с этой задачей справились вполне успешно.

Для референдума было напечатано 4,3 миллиона бюллетеней (по количеству избирателей) на четырех языках: таджикском, узбекском, русском и киргизском. В республике действовали 3239 избирательных участков, еще 36 участков были организованы при посольствах и консульствах Таджикистана в 29 государствах мира, в том числе три из них действовали на территории России – в Москве, Уфе и Екатеринбурге. Следует отметить, что, по последним данным, в России находятся порядка 900 тысяч граждан Таджикистана.

По данным ЦИК, за ходом референдума наблюдали более 120 международных наблюдателей от Шанхайской организации сотрудничества, Межпарламентской ассамблеи СНГ и дипкорпуса, аккредитованного в Таджикистане.
Объявленные сегодня итоги всенародного референдума были вполне ожидаемыми – в Таджикистане уже давно выборы и референдумы проходят при высокой явке и единодушном «за» в пользу президента и правящей партии. А поскольку на референдуме 22 мая также «решалась» (хотя очевидно, что все было решено давно) судьба действующего президента и его преемника, то менее чем 90-процентной поддержки быть не могло.

Примечательно, что, хотя в Конституцию внесены около 40 изменений и дополнений, в бюллетене для голосования значился всего один вопрос: «Принимаете ли вы изменения и дополнения, внесенные в Конституцию страны?», на который таджикистанцам нужно было ответить «да» или «нет». Причем, в случае положительного ответа нужно было вычеркивать слово «нет», при отрицательном – перечеркнуть слово «да». Судя по результатам голосования, таджикистанцы с этой задачей справились вполне успешно – было испорчено всего 2,2 процента бюллетеней.

Суть изменений в Конституцию власти разъясняли населению в течение последних 3,5 месяцев. А разъясняли примерно так: если примете участие в референдуме и скажете «да», то ваша жизнь изменится к лучшему. «Возможно, теперь построят школу и детсад. Через 2-3 года выйду на пенсию. Может, пенсия будет больше. Сказали, идите, проголосуйте, и мы рассмотрим эти вопросы. Это есть в планах. Сказали еще, проголосуйте и обязательно будет лучше. Ну, раз власти так обещают, значит, так и будет», - сказал 58-летний житель Душанбе Хамзиддин с интервью «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода). Хотя о содержании поправок в Конституцию Хамзиддин ничего не знает, но исправно проголосовал. Потому что надеяться на лучшее – неистребимое свойство человеческой натуры.

Эксперты и СМИ за пределами Таджикистана констатируют, что в республике, по сути, устанавливается монархическая форма правления. Эмомали Рахмон, который правит страной с 1992 года, теперь может переизбираться пожизненно. Специально для него в статью 65 Конституции внесено исключение, позволяющее Лидеру нации выдвигать свою кандидатуру неограниченное количество раз. Другая поправка в статью 65 снизила возраст кандидатов в президенты – с 35 до 30 лет. Таким образом, старший сын президента Рустам Эмомали сможет участвовать в следующих президентских выборах в 2020 году (к тому времени ему исполнится только 33 года).

Другими значимыми поправками являются закрепление президентской формы правления и запрет на деятельность партий религиозного характера. Кроме того, внесенные изменения запрещают людям, имеющим второе гражданство, быть членами правительства, избираться в депутаты, судьи и президенты.

Отбросив чисто техническую (терминологическую) правку, приведем основные изменения и дополнения в Конституцию Таджикистана, за которые проголосовали граждане республики:

- Из названия и текста Конституции Республики Таджикистан на таджикском языке исключено слово «Сарқонуни» (Основной закон).

- Статья 1 дополнена частью второй следующего содержания: «Форма правления Республикой Таджикистан является президентской».

- Статья 8 дополнена частью шестой следующего содержания: «В Таджикистане запрещается деятельность политических партий других государств, создание партий национального и религиозного характера, а также финансирование политических партий зарубежными государствами и организациями, иностранными юридическими лицами и гражданами».

- Первая часть статьи 15 изложена в следующей редакции: «Гражданином Республики Таджикистан считается лицо, которое на день принятия Конституции являлось гражданином Республики Таджикистан, или в соответствии с законодательством Республики Таджикистан или международными договорами Таджикистана приобрело гражданство Республики Таджикистан».

- Второе предложение части первой статьи 28 изложено в следующей редакции: «Гражданин вправе участвовать в создании политических партий, профессиональных союзов и других общественных объединений, добровольно входить в них и выходить из них» (в предыдущей редакции это предложение было сформулировано так:

«Гражданин вправе участвовать в создании политических партий, в том числе имеющих демократический, религиозный и атеистический характер, профессиональных союзов и других общественных объединений, добровольно входить в них и выходить из них»).

- Вторая часть статьи 34 изложена в следующей редакции: «Родители ответственны за воспитание и обучение детей, а совершеннолетние и трудоспособные дети ответственны за уход и социальное обеспечение своих родителей» (в предыдущей редакции: «Родители ответственны за воспитание детей, а совершеннолетние и трудоспособные дети обязаны заботиться о своих родителях»).

- В статье 49 третье предложение части первой изложено в следующей редакции: «Депутатом Маджлиси намояндагон может быть избрано лицо не моложе 30 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан и высшее образование». Часть пятая этой же статьи изложена в следующей редакции: «Членом Маджлиси милли может быть избрано лицо не моложе 30 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан и высшее образование». Статья дополнена частью седьмой следующего содержания: «Член Маджлиси милли и депутат Маджлиси намояндагон после избрания или назначения на заседании Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон приносят присягу народу Таджикистана».

- В статье 65 вторая часть изложена в следующей редакции: «Кандидатом на пост Президента Республики Таджикистан может быть выдвинуто лицо не моложе 30 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан, высшее образование, владеющее государственным языком и проживающее на территории республики не менее последних 10 лет». Эта же статья дополнена частью пятой следующего содержания: «Ограничение, предусмотренное в части четвёртой данной статьи, не распространяется на Основателя мира и национального единства – Лидера нации. Правовой статус и полномочия Основателя мира и национального единства – Лидера нации определяются конституционным законом».

- Статья 71 дополнена частью пятой следующего содержания: «Социальное обеспечение, обслуживание и охрану Президента Республики Таджикистан регулирует конституционный закон».

- Часть третья статьи 73 изложена в следующей редакции: «Члены Правительства после назначения Президентом Республики Таджикистан и утверждения указа на совместном заседании Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон приносят присягу Президенту Республики Таджикистан». Также в данную статью внесено требование к членам Правительства: «должны иметь только гражданство Республики Таджикистан».

- Статья 85 изложена в следующей редакции: «На должность судей Верховного Суда, Высшего экономического суда, судов Горно-Бадахшанской автономной области, областей и города Душанбе избирается или назначается лицо не моложе 30 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан, высшее юридическое образование и стаж работы в качестве судьи не менее 5 лет. На должность судей городских и районных судов, военного суда, экономических судов Горно-Бадахшанской автономной области, областей и города Душанбе назначается лицо не моложе 25 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан, высшее юридическое образование и профессиональный стаж работы не менее 3 лет. Предельный возраст деятельности в должности судьи устанавливается конституционным законом. Лицо, впервые назначенное на должность судьи, в торжественной обстановке приносит присягу».

- Статья 89 изложена в следующей редакции: «На должность судьи Конституционного суда избирается лицо не моложе 30 лет, имеющее только гражданство Республики Таджикистан, высшее юридическое образование и профессиональный стаж работы не менее 7 лет. Предельный возраст деятельности в должности судьи Конституционного суда устанавливается конституционным законом».

- В переходных положениях часть 4 изложена в следующей редакции: «Члены Маджлиси милли, депутаты Маджлиси намояндагон и члены Правительства после вступления в силу «Изменений и дополнений в Конституцию Республики Таджикистан» в установленном Конституцией и конституционными законами порядке приносят присягу».
Вопросы совместной реализации перспективных инвестиционных проектов в нефтегазовом секторе, сферах развития транспортной инфраструктуры и информационно-коммуникационных технологий обсудили президент Узбекистана Ислам Каримов и премьер-министр Республики Корея Хван Гё Ан на переговорах в резиденции Оксарой 20 мая, сообщает УзА. Стороны также рассмотрели возможности организации новых производств в химической, пищевой, фармацевтической, машиностроительной промышленности и других отраслях, широкого участия южнокорейских инвесторов в процессе приватизации государственных предприятий и активов в Узбекистане.

Визит премьер-министра Кореи приурочен к завершению строительства и запуску Устюртского газохимического комплекса на базе месторождения Сургиль. Этот проект стоимостью $4 млрд реализован совместно с консорциумом ведущих южнокорейских компаний в составе Корейской газовой корпорации и компании Lotte Chemical с привлечением Samsung Engineering, Hyundai Engineering и GS. Эти и другие ведущие южнокорейские компании являются традиционными многолетними партнерами Узбекистана по реализации совместных инвестиционных проектов.

Узбекистан придает важное значение сотрудничеству с Южной Кореей. За время своего пребывания у власти – с 1991 года – Каримов посещал Южную Корею уже восемь раз. Последний государственный визит узбекского лидера в Корею состоялся в мае 2015 года. Между странами подписано свыше 100 двусторонних документов, включая соглашения в сфере торгово-экономического, инвестиционного и финансового сотрудничества на общую сумму более $9,5 млрд. А объем прямых инвестиций Южной Кореи в экономику Узбекистана превысил $7 млрд. В Узбекистане действуют 449 предприятий с участием южнокорейских инвестиций, аккредитованы представительства 79 компаний.

По итогам 2015 года товарооборот между странами превысил $1,7 млрд. Узбекистан является основным торговым партнером Южной Кореи в Центральной Азии - на долю республики приходится более половины товарооборота Кореи с государствами региона.
Международный фонд защиты свободы слова «Адил Соз» опубликовал список 44 журналистов, чьи права были нарушены 21 мая. 42 человека из этого списка были задержаны. Напомним, что в субботу, 21 мая, в Казахстане массово задерживали людей: власть не желала никаких намеков на возможные несанкционированные митинги по земельному вопросу. Ранее 21 мая было обозначено как дата возможного проведения общенационального митинга по земле, и за несколько дней до этого начались административные аресты активистов, которые заявляли в социальных сетях о намерении выйти на митинг.

По данным Международной Амнистии, с 17 мая в разных частях Казахстана власти задержали и приговорили к административному аресту как минимум 24 человек.

Список журналистов, чьи права были нарушены 21 мая:

1.Берик Жагипаров, журналист (Жезказган);

2. Ирина Севостьянова, шеф-бюро портала Vласть (Астана);

3. Анара Бекбасова, корреспондент портала Ratel.kz (Астана);

4. Вячеслав Половинко, собкор российской «Новой газеты» (Алматы);

5. Журналист газеты «Мегаполис» (Алматы);

6. Журналист газеты «Свобода слова» (Алматы);

7. Рамазан Есергепов, председатель правления общественного фонда «Журналисты в беде» (Алматы);

8. Ермурат Бапи, читатель газеты «ДАТ — Общественная позиция» (Алматы);

9. Владимир Третьяков, фотокорреспондент, фрилансер (Алматы);

10. Жанна Байтелова, фрилансер (Алматы);

11. Мадина Аимбетова, «Время» (Алматы);

12. Алькен Кенжебаев, «Трибуна» (Алматы);

13. Токтарали Танжарык, главный редактор газеты «Дала мен кала» (Алматы);

14. Махмуд Байходжаев, NUR.KZ (Астана);

15. Артем Миусов, NUR.KZ (Алматы);

16. Елена Ульянкина, «Новый Вестник» (Караганда);

17. Ботагоз Омарова, «101 TV» (Караганда);

18. Айман Сагатай, «101 TV» (Караганда);

19. Александр Тиртишец, «101 TV» (Караганда);

20. Мурат Султангалиев, «Ак Жайык» (Атырау);

21. Тамара Еслямова, «Уральская неделя» (Уральск);

22. Багдат Асылбек, «Диапазон» (Актобе);

23. Мәди Бекмағанбет, Радио «Азаттык» (Астана);

24. Ержан Амирханов, радио «Азаттык» (Астана);

25. Дмитрий Покидаев, ИА «Новости-Казахстан» (Астана);

26. Юлия Кислицина, «Россия Сегодня» (Астана);

27. Елена Преображенская, «Интерфакс-Казахстан» (Астана);

28. Светлана Тумакова, ИТАР-ТАСС (Астана);

29. Жумабике Жунусова, «Новая газета» в Казахстане и газета «ДАТ» (Астана);

30. Андрей Свиридов, редактор КМБПЧиСЗ (Алматы);

31. Андрей Гришин, редактор КМБПЧиСЗ (Алматы);

32. Нуртай Лахан, радио «Азаттык» (Алматы);

33. Рысбек Сарсенбайулы, «Жас Алаш» (Алматы);

34. Санат Урналиев, радио Азаттык (Уральск);

35. Рауль Упоров, «Уральская неделя» (Уральск);

36. Олег Велкий, ТК «КТК-42» (Уральск);

37. Наталья Глебова, «Мой город» (Уральск);

38. Казбек Куттымуратов, журнал «Дана» (Уральск);

39. Гульнар Бажкенова, редактор сайта «Esguire.kz» (Алматы);

40. Калия Мустахиева, «Мой город» (Уральск);

41. Азамат Майтанов, «Ак Жайык» (Атырау);

42. Лев Гузиков, «Ак Жайык» (Атырау);

43. Марат Такулин, «Ак Жайык» (Атырау);

44. Сания Тойкен, радио «Азаттык» (Атырау).
В конце 2015 года власти Узбекистана признали, что начавшаяся в 2008 году кампания по укрупнению фермерских хозяйств, выращивающих зерно и хлопок, была ошибочной. И решили провести обратную кампанию: хозяйства крупных фермеров начали делить на несколько частей. Что принесло фермерам новые проблемы. Один из них поделился с «Ферганой» своими размышлениями о положении хлопкосеющих хозяйств Узбекистана.

Эта статья открывает серию новых публикаций о положении в сельском хозяйстве Узбекистана в настоящее время.

* * *

Узбекские фермеры ждут лета с тревогой: что оно принесет? Опять безводье? Ведь руководство страны никак не может уладить разногласия с близкими соседями - Таджикистаном и Кыргызстаном, которые, в свою очередь, имеют свои рычаги воздействия на Ташкент: у них находятся верхние стоки Сырдарьи и Амударьи.

Говорят, в 1990-е годы первый вице-премьер Узбекистана Исмаил Джурабеков в критические моменты приезжал прямиком в таджикский город Ходжент на переговоры с глазу на глаз с властями Таджикистана. И находил общий язык, проблемы решались. Ныне же мы чувствуем себя в роли старшего брата, но соседние республики не желают признавать такого старшинства. А договариваться мы не хотим, из-за чего количество нерешенных проблем умножается из года в год. С тех пор, как 13 лет назад правительство возглавил Шавкат Мирзиёев, в сельском хозяйстве Узбекистана ситуация неуклонно ухудшается.

Но нехватка воды для орошения – это только одна из тревог узбекских фермеров, которые уже много лет находятся, что называется, между молотом и наковальней.

Цена ошибки

К концу 2015 года правительство все-таки осознало, что ситуацию в сельском хозяйстве нужно менять, а проведенная в конце 2008 года оптимизация сельского хозяйства была ошибочной. Тогда с помощью милиционеров фермеров толпами пригоняли в РОВД и силой заставляли писать заявления о сдаче принадлежащих им земель, требуя сразу же сдать печать и штамп. Решили укрупнять хозяйства, чтобы у каждого фермера хлопково-зернового направления было, как минимум, 80 гектаров земли. Объединяли земли мелких фермеров, создавая из двух-трех хозяйств одно. Власти полагали, что фермер с большими землями заработает больше денег, продаст больше урожая и сам себе сможет купить технику и другие средства для возделывания земли. А разжившись, фермеры переформатируются в многопрофильных хозяйственников, откроют фирмы и малые предприятия по переработке своего сырья, примут на работу безработных односельчан. И таким образом решатся сразу несколько проблем.

Казалось бы, задумка хорошая. Но глубоко ошибочная. Сельское хозяйство республики загнали в тупик. Многие сдавшие свои земли фермеры и работавшие у них люди не смогли трудоустроиться: новоявленные «укрупненные» землевладельцы не принимали их на работу - нечем было платить. Потому что с банковскими льготными кредитами, обещанными на период вегетации хлопчатника, были проблемы, а выдаваемых денег катастрофически не хватало на обработку посевных площадей, не то что на зарплату. Платили, и то урывками, только за очистку хлопчатника от сорняка. А о ежемесячной зарплате работники фермерских хозяйств и сами фермеры вообще забыли.

Но у всех есть семьи, дети, которых нужно кормить и одевать. Оставшиеся без зарплат фермеры вынуждены были выкручиваться. Если раньше они разбивали огород на двух-трех гектарах земли, выделенной под хлопок или зерно, то теперь под огородное хозяйство начали урывать гораздо большие площади. Хотя по закону фермер хлопково-зернового направления должен сажать на выделенных землях только хлопок и зерно по госзаказу. И ничего больше. Но в таком случае фермер и другие члены фермерского хозяйства могут остаться без средств на жизнь. Они просто вынуждены выживать, нарушая закон таким образом.

Власти это знают и нещадно контролируют фермеров, посылая к ним уполномоченных проверяющих и всяких других кровососов, одного за другим. Они начинают сантиметрами измерять гектары каждого фермера, чтобы выявлять незаконные огороды, посаженные вместо зерна и хлопка. Нарушителей наказывают. Кого больше, кого меньше – зависит от размера полученного от провинившихся «вознаграждения».

Большинство фермеров - должники

Поскольку фермерам нечем было платить работникам, многие земли оставались необработанными в течение нескольких лет. А земли, которые не возделываются, деградируют. Кроме того, ежегодно стремительно (в среднем на 50 процентов в год) росли цены на нефтепродукты, минеральные удобрения, технику и запчасти для нее, в то время как рост цен на хлопок и зерно составлял примерно пять процентов. В итоге, в прошлом благополучные фермеры не могли вырученными за проданный урожай средствами покрыть свои расходы и банковские кредиты. Сегодня в каждом районе Узбекистана задолженность фермеров за так называемый льготный кредит на выращивание хлопка составляет, как минимум, два-три миллиарда сумов ($686 тысяч - $1,02 млн по официальному курсу или $328-492 тысячи по курсу «черного рынка»).

Решив разделить крупные фермерские хозяйства на несколько мелких, власти провели этот процесс любимым силовым способом: фермеров принудительно затаскивали в милицейские пункты, где заставляли писать заявления о «добровольной» сдаче принадлежащих им земель, тут же отбирали печати и штампы. В какой-то момент об этом рассказали иностранные СМИ, после чего премьер Мирзиёев на одном из селекторных совещаний потребовал от хокимов (глав администраций), прокуроров и милиционеров областей и районов восстановить справедливость – то есть, хватать не всех фермеров подряд, а выбирать самые неблагополучные хозяйства.

Клондайк для местных чиновников

Каждая такая кампания - раздолье для районных хокимов. Ведь под шумок можно легко разделаться с неугодными фермерами, прибрать к рукам лучшие земли, а затем продать их по установленной самими местными властями цене.

Что касается проверяющих - банковских работников, землемеров, - то по решению Генеральной прокуратуры и по требованию премьер-министра они и сегодня сидят практически во всех районах. Чтобы эти проверяющие не «зарубили» фермера, их нужно «подмазывать».

Например, недавно в одном хозяйстве, объединяющем 35 фермеров, раскошелились на 2,5 млн сумов ($858 по официальному курсу или $410 по курсу «черного рынка») для того, чтобы двое проверяющих могли арендовать квартиру, каждый вечер ездить в сауну в областной центр, вдоволь есть, пить и получать другие удовольствия. Собранных денег хватило всего лишь на четыре дня роскошной жизни контролеров. К несчастью, именно в эти дни шли продолжительные дожди, и проверяющие не могли работать. А когда они вышли на участки, денег на то, чтобы их ублажать, у фермеров больше не было. И ревизоры написали такой отчет, что теперь этому хозяйству очень нездорово: у десятерых фермеров выявили незаконные огороды, посаженные вместо хлопка. В итоге три фермерских участка закрыли, остальные семеро фермеров вынуждены были перепахать огороды и посадить хлопок. Директора этого хозяйства уволили, та же участь постигла двух председателей махаллей (общин) и одного директора школы, которые были уполномочены следить за фермерами и, будучи глазами районного начальства, должны были своевременно выявлять такие нарушения и сообщать вышестоящему руководству, а не дожидаться проверяющих из Генпрокуратуры.

Таким образом, новое реформирование хлопкосеющих хозяйств не улучшило положение фермеров, а стало очередным механизмом для развития коррупции, устранения неудобных фермеров и передела пахотных земель. Чиновники наживаются, а фермеры все глубже погружаются в долговую яму.

(Продолжение следует)

Соб. инф.

О проблемах узбекских фермеров также можно прочитать в наших предыдущих публикациях:

- Узбекистан: Почему фермеры требуют вообще отменить единый социальный платеж
- Хлопок, зерно, лук, вот это все. Приключения неуловимого фермера и его неудачников-друзей
- Маленькие хитрости большого поля. Рассказ одного фермера
- Узбекистан: Почем удовольствие вырастить хлопок? Фермеры рассказывают о взятках
- Узбекский хлопок: Качество не так уж важно, собрать бы побыстрее!
- В Узбекистане завершается сезон сдачи зерна, фермеры снова в убытке. Почему?- Узбекистан: Почему фермер молчит, когда его бьют?..
Компания IKEA распространила заявление об использовании в своей продукции изделий из туркменского хлопка. Ссылаясь на недавние публикации об условиях труда в секторе хлопководства Туркмении, компания заявляет, что знает об этих проблемах и не приемлет принудительный, дешевый или детский труд, а также старается предотвращать использование такого труда и поддерживать соблюдение прав человека.

В заявлении IKEA говорится, что решение сотрудничать с Туркменистаном компания принимает тщательно и регулярно пересматривает этот вопрос. Компания отмечает, что поставка продукции из Туркменистана ограничена – у нее есть лишь один поставщик, производящий два наименования продукции из хлопка, поставляемого из двух регионов страны, и этот поставщик прошел аудит на соответствие строгим стандартам IKEA. Компания подчеркивает, что в связи с тем, что поставки из страны незначительны, продукция из туркменского хлопка не экспортируется в такие страны, как Великобритания и США.

«Во время хлопкового сезона на местах проводится оценка и тщательная проверка, в том числе и в то время, когда на полях присутствуют сборщики», - отмечается в заявлении компании. Вместе с тем, компания обещает остановить поставку продукции из Туркменистана в случае, если во время таких проверок обнаружится использование принудительного или дешевого труда, а также другие нарушения прав человека.

Проблема использования в Туркмении принудительного труда во время сбора хлопка освещается проектом Альтернативные новости Туркменистана (АНТ) и Хлопковой коалицией с 2013 года. За это время в вопросе отношения туркменских властей к принудительному использованию труда в хлопковой отрасли ничего не изменилось, пишет АНТ. Ежегодно десятки тысяч работников государственных предприятий и учреждений – учителей, врачей, госслужащих, а также частных предпринимателей принуждают помогать фермерам в уборке урожая хлопчатника. При этом специалисты на неопределенное время оставляют свои рабочие места – школьный класс, врачебный кабинет, производственное предприятие, офис.

А в прошлом году коалиция Cotton Campaign, объединяющая международных правозащитников, профсоюзы и бизнес, впервые начала оказывать давление на Туркменистан с целью положить конец использованию принудительного труда в хлопковой промышленности. Коалиция потребовала, чтобы крупнейшие мировые бренды признали факт закупок хлопкового волокна в этой стране. «Мировые производители одежды должны объединиться и публично призвать правительство Туркменистана отказаться от принудительного труда. Это стало бы первым шагом на пути избавления Туркменистана от хлопкового рабства», - заявили активисты кампании.

По данным АНТ, крупнейшая в Европе розничная сеть по торговле одеждой – компания H&M уже изменила свое отношение к использованию туркменского хлопка и в нынешнем году наложила запрет на поставки хлопковой продукции из Туркмении.

Подробнее о проблемах хлопководства и принудительного труда в ходе хлопковых кампаний в Узбекистане и Туркмении читайте в нашей постоянной рубрике «Хлопок».
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 22 мая утвердил на пост премьер-министра страны депутата от провинции Измир, министра транспорта, мореходства и коммуникаций Бинали Йылдырыма, который ранее в тот же день был избран генеральным секретарем правящей Партии справедливости и развития (ПСР).

Как передает Reuters, Йылдырым был единственным кандидатом на пост лидера партии, и получил 1405 голосов в свою поддержку. Всего в работе Второго внеочередного съезда ПСР участвовали 1470 делегатов, отмечает ТАСС.

«Наш путь труден, но светел, и наше будущее светлое. Мы вместе будем идти уверенными шагами к целям Турции. Пусть будет благословенным этот путь. Наш путь - это путь народа, его дыхание и путь лидера нашей партии Реджепа Тайипа Эрдогана», - цитирует «Анадолу» Йылдырыма, выразившего благодарность участникам Второго внеочередного партийного съезда за избрание его генеральным секретарем.

В тот же день президент Турции передал Йылдырыму мандат на формирование 65–го правительства.

Говоря о своих задачах на новом посту, Йылдырым сообщил, что ими являются принятие новой конституции и переход к президентской форме правления.

Йылдырым стал третьим председателем ПСР за всю ее историю с 2002 года. Изначально главой партии был Тайип Эрдоган. В 2014 году его сменил премьер-министр Ахмет Давутоглу, который 5 мая объявил о своем уходе, его отставка была принята 22 мая.

Справка. Бинали Йылдырым родился 20 декабря 1955 года в городе Рефахие провинции Эрзинджан. Окончил факультет судостроения Стамбульского технического университета, позднее там же защитил диссертацию, работал ассистентом и научным сотрудником. В 1991 году получил профессиональную квалификацию во Всемирном морском университете при Международной морской организации ООН в Швеции по специальности «безопасность мореплавания и охрана окружающей среды». В 1994-2000 годах руководил главным управлением паромов Стамбула.

В 2001 году Бинали Йылдырым вместе с Эрдоганом встал у истоков ПСР, считается одним из самых близких к Эрдогану турецких политиков. В 2002 году был избран депутатом парламента Турции от ПСР, после чего фактически в течение 13 лет (за исключением небольшого перерыва) занимал пост министра транспорта (в дальнейшем транспорта, судоходства и связи) Турции. При Йылдырыме велось активное строительство автотрасс, новых аэропортов, скоростных железных дорог, реализованы или заложены основы новых инфраструктурных проектов — «Мармарай», Стамбульский канал, третий мост через Босфор, третий аэропорт в Стамбуле.
Йылдырым имеет почетную степень доктора в нескольких университетах мира. Владеет английским и французским языками. Женат, отец троих детей. («РИА Новости»).
23 мая 2016 года Алмалинский районный суд Алма-Аты (Казахстан) приговорил владельца и редактора оппозиционного сайта Nakanune.kz Гузяль Байдалинову к полутора годам тюрьмы, а предпринимателя Таира Калдыбаева – к четырем с половиной годам лишения свободы. Суд признал их виновными в распространении заведомо ложной информации группой лиц по предварительному сговору с целью причинения крупного ущерба, сообщает Азаттык.

Напомним, что 18 декабря прошлого года в офисе редакции независимого казахстанского интернет-издания Nakanune.kz и в квартирах его редактора Гузяль Байдалиновой и журналистки Юлии Козловой, а также у журналиста Рафаэля Балгина прошли обыски: департамент внутренних дел Алматы начал досудебное расследование дела о «распространении заведомо ложной информации в публикациях интернет-ресурсов «Республика» и Nakanune.kz о деятельности «Казкоммерцбанка». Гузяль Байдалинова и Рафаэль Балгин были задержаны, и Байдалинова в конце декабря была отправлена в СИЗО на два месяца, а Балгина отпустили. Вскоре Балгин и Махамбет Ауэзов (главред «Деловой недели») дали пресс-конференцию, где Балгин извинился перед «Казкоммерцбанком» и назвал имя заказчика материалов, которые банк признал порочащими репутацию и наносящими ущерб. Этим заказчиком, по словам Балгина, был Таир Калдыбаев.

По версии обвинения, Таир Калдыбаев является заказчиком более 40 компрометирующих «Казкоммерцбанк» статей. Он якобы вступил в сговор с главным редактором газеты «Деловая неделя» Махамбетом Ауезовым. Последний через журналиста Рафаэля Балгина якобы организовал публикацию этих статей на сайте Nakanune.kz, которым до ареста руководила Байдалинова, и на сайте «Республика», которым руководит Ирина Петрушова. Тексты компрометирующих статей, по версии следствия, Балгин якобы отправлял Петрушовой по электронной почте, а та после публикации статей на портале и на сайте Nakanune.kz якобы сообщала ему ссылки на эти статьи. Оплата за размещенные статьи якобы шла по цепочке: от Калдыбаева к Ауезову, от него к Балгину. Дальше Балгин предположительно использовал в качестве посредника журналиста Анатолия Иванова, который передавал (не раскрывая) полученный им пакет Гузяль Байдалиновой. По версии следствия, Байдалинова знала о том, что в пакете содержатся деньги, и передавала пакет нарочному, которого ей указывала Ирина Петрушова. В отношении последней уголовное дело выделено в отдельное производство, сообщил прокурор.

Рафаэль Балгин и Махамбет Ауезов, первоначально проходившие по делу как подозреваемые, после сотрудничества со следствием были переведены в разряд свидетелей.

На суде Гузяль Байдалинова заявила, что ее вина столь мала и несущественна, что ее статус должен быть «свидетель», а не «подсудимый». Она просила суд оправдать ее. Калдыбаев утверждал, что раскаивается и признаёт обвинения частично, и просил суд назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner