?

Log in

No account? Create an account

April 28th, 2016

В начале апреля 2016 года веб-сайт Озодлик (узбекская служба Радио «Свобода») сообщил, что Республиканский Комитет женщин Узбекистана обсудил вопрос о создании в стране отдельных плавательных бассейнов для женщин. «В своих жалобах и просьбах в Комитет родители категорически возражают против купания женщин и девушек в одном бассейне с представителями мужского пола», - сообщили источники издания в Комитете женщин. (К сожалению, на сайте Комитета женщин Узбекистана подобную информацию обнаружить не удалось).

Кажется, никакого решения еще и не предвиделось, состоялось всего лишь обсуждение, но известия об этом буквально взорвали социальные сети: горячие споры начались сразу в нескольких сообществах, популярных у узбекистанцев. Многих участников дискуссии вообще удивило, почему этот вопрос возник именно сейчас: « Боже, какой бред! Мы в каком веке живем!», «Культуру надо повышать, а не заборами друг от друга отделяться», - писали веб-пользователи.

Впрочем, реакция граждан была радикально неоднозначной: от поддержки такой идеи до полного ее неприятия.

До установления в Узбекистане власти большевиков, то есть, примерно до середины 1920-х годов, узбекское общество было строго разделено по половым признакам согласно религиозным и традиционным установкам. С тех пор советским государством был взят курс на секуляризацию общества и вовлечение женщин в общественное производство. Процесс этот шёл долго и трудно, продолжаясь вплоть до 1970-х годов, когда на улицах крупных городов все еще можно было встретить старушек в парандже с чачваном - сеткой для глаз (справочную информацию см. тут.). Но, разумеется, совместные бассейны, пляжи и иные места отдыха в стране существовали. До начала девяностых годов XX века места для купания в Узбекистане не разделялись. В последние годы некоторые бассейны и аквапарки начали устанавливать специальное время для девушек и женщин, которые стесняются показываться полуобнаженными в обществе незнакомых мужчин

То вместе, то поврозь, а то попеременно

Как ни странно, идею поддержали не только традиционалисты, но также и вполне современные девушки. Те, кто аплодирует этой затее, ссылаются на то, что Узбекистан - страна с 90-процентным мусульманским населением, напирая на некую «моральную и этическую сторону». «Лично мой менталитет не позволяет с чужими женами купаться в одном месте без дистанции. Думаю это ненормально! Потому я в общественные бассейны просто не хожу, как и в общественные бани», - читаем в комментариях в сети (орфография здесь и далее в большинстве случаев сохранена).

«Моё мнение по этому поводу однозначное, и дело не в религии. Женщины и мужчины должны плавать в отдельных бассейнах прежде всего по половому признаку. Не думаю, что нормально когда разглядывают прелести ваши, или вы невольно видите женские. А тем более в общем корыте, где плавают от мала до велика. Издержки Советской эпохи по "раскрепощению женщин"? Борьба с пережитками? Извините, а общее корыто - не пережиток? А открытое тело разнополых людей - разве не извращение?».

«Чтобы разделить всех, надо быть Исламским государством, - пишет другой человек. – Пока в мире [только] два государства являются исламскими: Саудовская Аравия и Иран. А по мне, так лучше пусть женщины дома сидят, а мужчины насколько возможно обеспечивают их. Сейчас есть надувные бассейны. Пусть их и устанавливают дома».

Некоторые участники дискуссии заявляют, что в публичных бассейнах и в самом деле случаются проблемы: имеют место сексуальные домогательства и звучат грубые шуточки со стороны развязных юношей. Из-за этого даже вполне современные и далекие от ортодоксального Ислама девушки готовы спрятаться в отдельных местах для плавания. «А вам не противно, когда вашей матери, сестре, жене, девушке, свистят в след, кричат всякую скабрезность, оскорбляют или "познакомка делают" причем самыми наглыми и унизительными способами?», - пишет жительница Ташкента.

Другие граждане очень четко почувствовали в обсуждаемых нововведениях признаки наступления на их гражданские права. И оказалось, что среди противников этой идеи мужчин даже больше, чем женщин.

«Скоро добровольно паранджу носить будут. Вы сейчас по каким-то своим причинам уступаете ваши права тут, скоро вообще без них останетесь», - пишет пользователь М. «А то, за что Вы выступаете - это сегрегация. Причем - принудительная. По половому признаку. Как еще делить людей предлагаете? По расе? Религии?» «Это уже будет нарушением прав человека и конституционных норм. И ущемлением прав по половому признаку. За это есть уголовная ответственность», - пишет А. - «Женщины добровольно отдают свои права, а ведь вы сами боролись за равенство...».

Дело не только в Исламе

Некоторые испугались наступающего исламского фундаментализма, причем, с государственным уклоном.

«Представим себе, что Узбекистан пойдет по пути исламских государств. Тогда следует выделить для женщин автобусы и поезда, больницы и санатории, затем школы, колледжи, институты . Тогда придется вносить изменения в многие законы нашего государства, и в частности, в Гражданский Кодекс, в Уголовный кодекс. Короче говоря, одними бассейнами дело не ограничится». «Вы выступаете за то, чтобы у нас был Игил? Тогда уж лучше пусть узбекские женщины вообще не купаются». «И будет там пропаганда вахобизма или подготовка снайперш. Зачем страну отбрасывать на сотни лет назад?».

Отмечается неудобство для семей и возможная экономическая нерентабельность «сепаратных» бассейнов. «Ведь бассейны есть даже не в каждом районе, т.к. в это дело мало кто хочет вкладываться. А уж чтобы построить отдельные бассейны для мужчин, женщин, детей - это вообще утопия». «Нормальный предприниматель сначала просчитывает риски, а потом уже вкладывается в дело. Тут изначально понятно, что "женский" бассейн не будет очень посещаемым, т.е. прибыльным местом».

В самом деле, если женщины из традиционалистских семей и не ходят в бассейны, то не только из-за стеснительности или религиозных принципов. Посещение бассейна - недешевое удовольствие: от 10 до 20 тысяч сумов за один час. Не каждая узбекская семья может выделить из своего бюджета деньги на регулярные посещения бассейнов для своих девочек и женщин. Пользователи боятся, что нерентабельные бассейны для женщин закроют, а в общие их уже перестанут пускать.

«Разделение бассейнов будет абсолютно невыгодным экономически. Посмотрите, как ходят в бассейн. Семьями, братья-сестры, группками друзей парни-девушки. А сделают их раздельным, то публики уменьшится и в женские, и в мужские дни. Потому что сестренку не пустят без брата, братишку без сестры и т.д.». «Нашим женщинам есть время ходить в бассейны? У них же столько дел по дому, да и работать надо, чтобы семью кормить. Почему это вдруг правительство озаботилось таким вопросом, а не реальными проблемами наших женщин?», - возмущается правозащитница Муттабар Ахмедова в передаче радио Озодлик «Бахс онлайн». (Отметим, что Комитет женщин Узбекистана, обсуждение в котором стало информационным поводом — некоммерческая негосударственная организация, которая вправе обсуждать все, что ей заблагорассудится. С другой стороны, возглавляет эту НПО дама - вице-премьер правительства. - Прим. «Ферганы»).

«А куда идти тем, кто хочет с женой или девушкой в бассейн? а куда идти матери с сыном или отцу с дочкой, или брату с сестрой? Что за бред вообще...». «А если, например, у меня сын и я его отдам на плавание и хочу тоже в бассейне позаниматься и за ним присматривать? Надо его в женский бассейн отдавать, что ли? Или, например, аквапарки тоже надо разделить по гендерной принадлежности? А семье что делать при таких раскладах?» «Какой ужас! И что, я должна без мужа ходить?», - звучат голоса в Сети.

О чем же говорили в Комитете?

Очевидно, что государство должно как-то реагировать на подобные предложения, если они звучат из уст пусть бы и неправительственных организаций. Но... «есть ли в правительстве вообще аналитики, которые в курсе того, что повышение градуса гендерной нетерпимости неминуемо ведет к повышению рисков гражданских конфликтов? Вот один из документов ООН http://www.un.org/womenwatch/daw/csw/genrac/report.htm», - просвещает аудиторию ташкентский культуролог Алексей Улько.

Впрочем, оказалось, что о «гендере» вроде пока никакого разговора и вовсе нет. Когда споры в социальных сетях потихоньку сошли на нет, газета «Ойла даврасида» наконец-то опубликовала официальную версию того, о чем говорилось на знаменитом заседании Комитета женщин. Статья журналиста Шахобиддина Расулова вышла 20 апреля под заголовком «Каким требованиям должны отвечать бассейны, которые посещают женщины?» («Аёллар борадиган бассейн қандай талабларга жавоб бериши керак?»)

Как оказалось, Республиканский Комитет женщин устроил видеоконференцию с участием различных министерств и ведомств, а также фонда «Маҳалла» в свете решений заседания Совета по развитию детского спорта, которое прошло в резиденции Оксарой 11 февраля сего года под председательством президента страны. Эта видеоконференция была посвящена развитию водных видов спорта, а выступавшие на встрече отметили и всяческие успехи на ниве привлечения детей к плаванию, и недостатки.

За последние 10 лет в Узбекистане было построено и отремонтировано 138 бассейнов. Автор статьи в газете «Оила даврасида» отмечает, что даже этим цифрам приходится верить с оглядкой: зачастую в число бассейнов включают и резервуары с водой для тушения пожаров. «Поэтому нужно провести повторную инспекцию бассейнов и выяснить, какие из них имеют соответствующие разрешения на оказания услуг для населения», - пишет он.

Что же касается «женского вопроса», то его собравшиеся касались, говоря о нехватке тренеров-женщин, их подготовкой и повышением квалификации. А заместитель премьер-министра и глава Комитета госпожа Боситханова также прошлась и по форме для пловчих (вероятно, купальников).

«Наш Президент особенно подчеркнул необходимость производить спортивный инвентарь и спортивную форму. В этом производстве необходимо учитывать высокое качество и соответствие международным стандартам. В этом смысле для наших девушек, занимающихся водными видами спорта, необходимо наладить производство удобных купальников, их дизайн должен учитывать национальные традиции и течения современной моды», сказала г-жа Боситханова.

Как видно, вопрос об «однополых» бассейнах, если и обсуждался, то в официальный отчет не включен. А значит, правительство Узбекистана не намерено идти по пути разделения купальщиков по половому признаку. Пока, во всяком случае. А вот дискуссии в социальных сетях показали, что и проблема эта назревает, и различное отношение к ней в обществе имеется.

Вы тоже можете прокомментировать эту тему или эту статью прямо на нашем сайте, пройдя по ссылке http://www.fergananews.com/comments.php?id=8953
Советник президента Кыргызстана, работавший в разные годы министром юстиции, генпрокурором, секретарём Совета обороны и главой Комитета нацбезопасности Бусурманкул Табалдиев считает, что для укрепления суверенитета и нацбезопасности страны в ее основной закон придется вносить изменения.

Комментируя решение Комитета по правам человека ООН по делу пожизненно заключенного Азимжана Аскарова, Табалдиев сказал: «А представьте теперь, если подобное решение тот же комитет примет, якобы в защиту прав человека, но в поддержку каких-либо религиозных террористов, других разжигателей межэтнической розни? То есть, какие-нибудь «правозащитники», прикрываясь решением Комитета ООН, станут требовать от Кыргызстана освободить экстремистов и террористов? Что нас ожидает в таком случае? Теракты? Кровь мирных жителей? На этом фоне требования освободить А.Аскарова покажутся цветочками».

Бусурманкул Табалдиев считает, что в Комитете по правам человека ООН сидят люди, «которые, возможно, и не знают, где находится Кыргызстан». И они, задается вопросом советник президента, «будут решать судьбу всей нашей страны?..».

* * *

Мнение исследователя Программы Европы и Центральной Азии базирующейся в Нью-Йорке международной организации «Комитет по защите журналистов» (КЗЖ) Музаффара Сулейманова:

- По поводу изменений 41-й статьи конституции Кыргызстана: киргизские власти, официальные лица должны понимать, что в виду многочисленных проблем правоохранительной и судебной системы Кыргызстана теоретически завтра на месте Азимжона Аскарова может оказаться любой житель страны, которого могут несправедливо обвинить, осудить, подвергнуть пыткам, и т.д. А в виду предлагаемых г-ном советником президента изменений, ни адвокаты, ни правозащитники, ни ООН не смогут никому из них помочь. И еще, должен отметить, что все, кто высказывается за изменение 41-й статьи Конституции КР, по сути, оправдывают все это беззаконие. К сожалению, г-н советник не предлагает бороться с пытками, незаконными обвинениями и другими нарушениями, отмеченными комитетом ООН в деле Аскарова, а говорит об изменении главного закона страны, который позволяет простым людям искать защиты своих прав в международных инстанциях. Такой подход способствуют развитию безнаказанности, у которой могут быть очень плохие последствия.

И ещё, киргизским властям, наверное, не следует забывать, что главный закон страны также говорит о верховенстве международного права над киргизским, а правительству Кыргызстана нужно решить - либо их страна является членом международного сообщества, а следом признает и исполняет международное законодательство и вытекающие из него требования, либо она не является им. Если они не хотят играть по общепринятым правилам международного сообщества и откажутся от исполнения взятых на себя Кыргызстаном международных обязательств, то это чревато многими негативными последствиями. Если Кыргызстан будет готов изменить свои собственные законы ради неисполнения требований международных инстанций, то это в конечном итоге приведёт к отказу многих стран, корпораций, бизнесменов - особенно на законопослушном западе - вести какой-либо бизнес с этой страной, инвестировать в экономику Кыргызстана, и т.д. Как они узнают о фактах нарушений? Мы и другие международные организации об этом расскажем, а к нашему мнению прислушиваются, и г-н Атамбаев это знает. Во время его визита в Германию несколько лет назад Ангела Меркель подняла вопрос об Аскарове на их совместной пресс-конференции. И это было сделано именно после того как мы направили правительству Германии наши отчеты по делу Азимжона Аскарова.

Что даст Кыргызстану полное - т.е. не выборочное - выполнение решения Комитета ООН по правам человека? В первую очередь восстановление справедливости в деле незаконно осуждённого гражданина Кыргызстана! Во вторых, это покажет, что власти страны действительно намерены построить государство, где соблюдается и исполняется как национальное, так и международное законодательство; где власти страны говорят нет пыткам и другим нарушениям прав человека; где все те, чьи права не были восстановлены на национальном уровне, могут быть уверены в том, что на их защиту встанет международное сообщество и его мнение будет принято должным образом. Где правительство признает ошибки - как свои, так и тех, кто управлял страной до них - и на деле начнёт борьбу с коррупцией, возьмётся за реформу правоохранительной и судебной систем. Это покажет, что правительство Кыргызстана готово на деле - а не на словах - строить демократическое общество, и быть равным членом международного сообщества.

- Можно ли доверять экспертам Комитета по правам человека ООН? Знают ли они, где находится Кыргызстан и какие там законы?

- Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не знаю, кто входит в данный комитет ООН, но думаю, что это точно не люди с улицы, а всё-таки эксперты, имеющие опыт работы в таких делах. Им не обязательно знать, что произошло вчера или сегодня в Бишкеке: их задачей было рассмотреть доводы обоих сторон в жалобе Азимжона Аскарова. И, как следует из их заключения, Кыргызстан не смог их убедить в отсутствии многочисленных нарушений в деле Аскарова. И ещё, мне кажется, что их отдалённость от страны также показывает их независимость от обеих сторон процесса, т.е. они по сути выполнили роль независимого суда - того самого, в доступе к которому Азимжону Аскарову было отказано.
Около города Табошара, что на севере Таджикистана – 5 хвостохранилищ радиоактивных отходов, где их скопились десятки миллионов тонн, а также карьер и отвалы урановых руд. Карьер и отвалы – практически в открытом состоянии. Хранилищам необходимо окончательное захоронение, но денег на это в Таджикистане нет. Подробности – в репортаже «Настоящего времени».

Источник - Настоящее время http://www.currenttime.tv/media/video/27571292.html
Лидер Компартии Таджикистана, один из старейших таджикских политиков Шоди Шабдолов обратился к президенту страны Эмомали Рахмону в связи с решением властей о сносе ряда исторических и культурных объектов в центре Душанбе.

Напомним, в числе идущих под снос объектов – здания Академического театра имени Лахути, Русского драматического театра имени Маяковского, мэрии Душанбе, исполнительного аппарата президента, парламента, чайханы «Рохат», расположенные вдоль главной столичной магистрали – проспекта Рудаки. Все они были построены в 1930-1950-е годы и, по мнению душанбинских властей, не соответствуют облику современного города. Текст обращения Шабдолова к президенту приводит «Азия-плюс»:

«С болью в сердце я воспринял отчаянный шаг коллектива театра Маяковского, решившего подать в отставку в знак протеста против сноса театра и перемещения их в столичный кинотеатр «Таджикистан», я глубоко возмущен, что театр будет перемещен в кинотеатр. Лица, которые посоветовали властям принять такое решение, не понимают разницу между театром и кинотеатром. Это вопиющее невежество. Еще более возмутительно заявление властей о том, что старые исторические здания по улице Рудаки не вписываются в новые бетонно-стеклянные высотные здания. Наоборот, эти высотные здания не только не вписываются в исторический облик улицы Рудаки, но и уродуют его.

Нельзя трогать здание, с которым связана не только театральная культура страны, но и ее политическая история. Пусть это одноэтажное или двухэтажное помещение, не соответствующее духу современности, но хотел бы напомнить, что нигде в мире, в мировых столицах не уничтожают и не сносят подобные архитектурные творения. Одноэтажные и двухэтажные старые здания спокойно гармонируют в Вашингтоне, Париже, Пекине, Москве и других столицах с новыми зданиями. Эти здания не трогают, потому что нельзя уничтожать историю, нельзя уничтожать память людей о прошлом. Пока нынешние решения властей лишь свидетельствуют о попытках уничтожить память о советском прошлом, в котором было много хорошего, светлого и грандиозного.

В советские времена Иосиф Сталин посылал сюда из Ленинграда лучших архитекторов, которые создавали лицо молодой столицы, совмещая ее национальную культуру с элементами петербургского исторического зодчества. Душанбе (в то время – Сталинабад) – один из немногих городов, в котором многие исторические объекты были построены по подобию зданий в Петербурге.

Я, прежде всего, как таджик, гражданин Таджикистана не имею права равнодушно смотреть на историю нашего народа доисламского, исламского и советского периода. Государство Саманидов особенно в эпоху Насра 2 (внука Исмоила Сомони), Рудаки, Авиценны, Носири Хусрава и других выдающихся представителей науки, литературы и искусства без сомнения было золотым веком в исламской истории таджикского народа, но вместе с тем советская эпоха, благодаря которой образовалось наше суверенное национальное государство, - это был тоже настоящий золотой век. Он был признан таким выдающимся политическим деятелем, как Джавахарлал Неру, который считал, что опыт советского строя в Таджикистане может быть образцом для революционных преобразований в Индии.

Как председатель Компартии Таджикистана, обращаюсь к уважаемому президенту Республики Таджикистана Эмомали Рахмону – положить конец попыткам снесения исторических архитектурных памятников советской эпохи, таких как театр Маяковского, театр Лахути, бывшее здание Центрального Комитета Компартии, здание Верховного Совета и небольшие исторические здания по улице Рудаки, с которыми связана политическая борьба выдающихся деятелей Таджикистана за государственный суверенитет нашей республики.

У Вас, уважаемый Президент, имеется вся полнота власти в положительном решении этого вопроса. Считаю недопустимым доводить решение этой проблемы до уровня ЮНЕСКО и других международных организаций».
Отбывающий пожизненное заключение правозащитник и журналист Азимжан Аскаров направил в Верховный суд Кыргызстана заявление с просьбой пересмотреть его дело по новым обстоятельствам и освободить из мест лишения свободы. Документ передал сотрудник правозащитной организации «Бир Дуйно Кыргызстан», адвокат Валерьян Вахитов.

Напомним, 21 апреля Комитет ООН по правам человека призвал Кыргызстан немедленно освободить Аскарова и аннулировать решение о признании его виновным, «поскольку было установлено, что он был незаконно задержан, содержался в бесчеловечных условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению и был лишен возможности надлежащим образом подготовить свою защиту для судебного разбирательства». 25 апреля Верховный суд Киргизии заявил о готовности пересмотреть приговор правозащитнику, если он подаст соответствующее заявление, поскольку «в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством [Кыргызстана] решение Комитета ООН по правам человека является основанием для возобновления рассмотрения Верховным судом уголовного дела по новым обстоятельствам». Генпрокуратура республики подтвердила, что «решения Верховного суда не подлежат обжалованию, если только не возникают новые обстоятельства в деле».

Подробнее о деле Азимжана Аскарова можно прочитать, пройдя по этой ссылке http://www.fergananews.com/articles/8944
В южной столице Кыргызстана городе Оше запретили распространять среди водителей изданные на узбекском языке буклеты, газеты и брошюры, в которых подробно описаны способы оплаты штрафов через ПОС-терминалы, права сотрудников дорожно-патрульной службы, размеры тех или иных штрафов и другая полезная информация. Аналогичные материалы на русском и киргизском языках распространяются беспрепятственно.

«На юге Кыргызстана водители были очень благодарны нам за такой проект, - рассказал «Фергане» представитель правозащитной организации «Бир Дуйно Кыргызстан» Валерьян Вахитов. - Но нам не разрешили раздавать информационный материал в рамках социального проекта на узбекском языке, учитывая население в южной части страны. Мы лишь хотели донести требования законодательства Кыргызской Республики и на узбекском языке, тем более, что люди подходили и спрашивали. Но следователи ГОВД эти материалы у нас изъяли и приостановили их распространение. Мы считаем, что это незаконно».

Всего было выпущено порядка 75 тысяч экземпляров таких памяток, в том числе 30 тысяч – на киргизском языке, столько же - на русском и 15 тысяч - на узбекском. Распространять их правозащитникам помогали другие граждане - администраторы станций технического обслуживания, руководители автошкол и так далее. Разрешение на распространение среди водителей этих брошюр было дано главой ДПС МВД Кыргызстана Сергеем Дьяченко.

«Бир Дуйно Кыргызстан» обратилась в Ошский городской суд с жалобой по поводу незаконного изъятия информационных материалов.

Пресс-секретарь Ошского УВД Замир Сыдыков подтвердил факт изъятия брошюр и пояснил, что это сделано с целью изучить содержащийся в них текст.

«Книжки написано на узбекском языке и распространяются только в тех районах, где живут узбеки. Поэтому мы их изъяли по подозрению, что это, возможно, противоречит безопасности страны и законам Кыргызской Республики. Отправили их на экспертизу в комиссию по государственному языку при мэрии Оша», - сообщил Сыдыков.

Брошюры для водителей на узбекском языке можно скачать с сайта «Ферганы» по следующим ссылкам: http://www.fergananews.com/archive/2016/liflet1.pdf, http://www.fergananews.com/archive/2016/liflet2.pdf, http://www.fergananews.com/archive/2016/liflet3.pdf.

Шохрух Саипов
В киргизском Оше проходит судебный процесс по делу 20-летнего Абдулло Нурматова, обвиняемого в хранении экстремистских материалов. Наряду с обвинением в отношении Нурматова Ошский городской суд рассматривает жалобу самого обвиняемого на применение к нему пыток со стороны силовиков.

Напомним, 10 сентября 2015 года сотрудники Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии арестовали 20-летнего жителя города Кара-Суу Абдулло Нурматова, который ранее, а точнее – 20 августа, получил предупреждение от милиции за нажатие на кнопку «Класс!» в социальной сети «Одноклассники» (аналог «лайка» в Фейсбуке) под фотографиями осужденного имама Рашода Камалова и религиозного активиста Дильера Джумабаева.

В тот же день (10 сентября) сотрудники ГКНБ провели обыск в доме Абдулло Нурматова, который продлился более трех часов. Силовики обыскали все комнаты дома, но изъяли только флэш-карты. После обыска задержанного Абдулло Нурматова водворили в СИЗО ГКНБ на 48 часов. Позже он был отпущен под домашний арест.

В ходе судебного процесса адвокаты в своих ходатайствах заявили, что предоставленные суду информационные материалы, якобы взятые из аккаунта Абдулло в соцсети «Одноклассники», были получены незаконно, так как отсутствует судебная санкция, разрешающая милиционерам их изымать. Адвокаты сослались на статью 29 Конституции Кыргызстана, вторая часть которой гласит, что «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных, электронных и иных сообщений. Ограничение этих прав допускается только в соответствии с законом и исключительно на основании судебного акта». Однако, несмотря на неоднократные ходатайства адвокатов, председательствующий судья под предлогом, что он должен сначала изучить предоставленные материалы, отказал защитникам в их ходатайстве.

Адвокаты также заявили суду ходатайство о том, чтобы было предъявлено судебное решение о признании экстремистскими вменяемых Абдулло Нурматову материалов. Защита пояснила, что согласно статье 13 Закона «О противодействии экстремистской деятельности» информационные материалы признаются экстремистским только по решению суда, а в уголовном деле Нурматова такое решение не значится. Но суд и в этом случае отказал адвокатам, мотивируя тем, что, «раз эксперт Госкомиссии по делам религий указал, что материалы имеют отношение к запрещенной партии «Хизб-ут-Тахрир», значит, они являются экстремистским».

«Такой вывод вызывает недоумение ещё и потому что в предыдущих судебных процессах адвокаты предъявляли суду официальные письма Центра судебных экспертиз и государственной кадровой службы, которые подтверждали, что Госкомиссия по делам религий не является судебной-экспертной организацией, и у них в штате нет должности эксперта, а также документы, свидетельствующие, что сотрудник Госкомиссии, проводивший религиоведческую экспертизу, по образованию – переводчик с арабского языка, что не позволяет ему, не имеющему специального образования в области религиоведения, проводить религиоведческую экспертизу», - отметил адвокат Хусанбай Салиев.

Адвокаты напомнили, что ранее суд принял решение о необходимости опроса оперативного сотрудника 10-го отдела УВД Оша, который был в числе задержавших Абдулло Нурматова и якобы изымал вменяемые Абдулло материалы. Суд удовлетворил просьбу прокурора выдать судебный приказ о принудительном приводе оперативника.

Как отмечают защитники Нурматова, уголовное преследование Абдулло началось после того, как он пожаловался на пытки – без этой жалобы, возможно, дела об экстремизме и не было бы.

В свою очередь, Абдулло на суде сказал, что он не состоит ни в какой религиозной организации, и его активность в соцсети и «лайки» под фотографиями и постами объясняются тем, что с осужденным Дильером Джумабаевым они соседи, а Рашод Камалов был имамом их мечети. Тем более что информация о судебных делах Камалова и Джумабаева находится в открытом доступе в интернете на сайтах различных информационных онлайн-изданий и соцсетей.

«20 августа 2015 года примерно в 18:30 часов вечера ко мне подошли четверо мужчин в гражданской одежде, сказали, что они из милиции, а также, что я попал в объектив камеры видеонаблюдения во время обыска в доме имама Рашода Камалова, поэтому мне нужно пройти в РОВД Кара-Суу в качестве свидетеля. В РОВД они применили силу, потом посадили меня в белую машину с госномером В8822ВА и увезли в УВД города Ош», - рассказал Нурматов «Фергане».

По его словам, в кабинете на втором этаже УВД города Ош сотрудники милиции требовали у него пароль от его аккаунта в «Одноклассниках». «Меня избивали шесть человек, имен не помню, но в лицо узнаю, если их увижу. После избиения меня стало тошнить, началась рвота, заболели глаза, оба уха стали плохо слышать. Во время избиения я терял сознание три раза. Когда приходил в себя, они вновь требовали дать пароль от аккаунта. Кто-то взял мой телефон и сказал, что они свяжутся с людьми, которые находятся в Сирии, и я с ними поговорю. На вопрос, что я буду им говорить, меня избили снова. Мне сунули в руки телефон, стали снимать на видеокамеру. Я не стал говорить по телефону с человеком в Сирии. Меня посадили за стол, на котором стоял компьютер, и была открыта страница соцсети, в этот момент меня тоже снимали на видеокамеру. Потом опять избили. Под их давлением я дал ложные показания», - говорит Абдулло.

Этого же дня адвокат Валерьян Вахитов не мог попасть к подзащитному несколько часов. Абдулло отпустили около полуночи. По приезде домой примерно в 00:50 часов молодой человек сразу же обратился в отделение экстренной помощи Карасууйской территориальной больницы. Ему поставили диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей левой височной области, посттравматический отит.

По фактам воспрепятствования адвокатской деятельности и применения пыток защитники Нурматова сразу же обратились в Ошскую городскую прокуратуру, которая неоднократно отказывала им в возбуждении уголовного дела. Хотя помимо свидетельских показаний факт применения пыток подтверждается заключением №620 судебно-психологической экспертизы от 17 сентября 2015 года, где указано, что после применения к Абдулло Нурматову пыток/насилия у него развилось депрессивное расстройство. Данные психолого-психиатрического обследования согласуются с сообщением пострадавшего об имевшем место насилия в отношении него. Подобное расстройство – ожидаемая реакция на стрессовую ситуацию.

Согласно опросу Нурматова, пытки к нему применялись в период времени с 21:00 до 24:00 часов 20 августа 2015 года. А по заключению №172 комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 1 декабря 2015 года, у Абдулло Нурматова обнаружены повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы с сотрясением головного мозга, покраснения кожи в области волосистой части головы, груди и живота, ушиба ушной раковины слева…

Следующее заседание суда по делу Нурматова должно состояться 29 апреля. «Фергана» будет следить за развитием событий.

Шохрух Саипов

* * *

От редакции: На волне всеобщей борьбы с экстремизмом, особенно в постсоветских странах, преследования за «лайки» и перепосты в соцсетях и блогах в последние годы стали устойчивым трендом, который, по-видимому, будет набирать обороты и дальше. Подобные случаи уже далеко не единичны в России. Так, 46-летнюю жительницу Екатеринбурга Екатерину Вологженинову осудили по статье «Экстремизм» за то, что она «лайкала» и делилась в соцсети «ВКонтакте» картинками о ситуации востоке Украины, которые, по мнению прокуратуры, разжигают межнациональную рознь. А районный суд Краснодара оштрафовал Юлию Усач на 1,5 тысячи рублей за опубликованные в соцсети «Вконтакте» карикатуры и картинки с изображением фашистской свастики. Следователь открыто обвинил женщину в экстремизме, а на ее возражение, что она перепостила карикатуры Кукрыниксов, ответил, что, «если нужно, и их привлекут к ответственности».

Подобных случаев в российской правоприменительной практике можно обнаружить в интернете десятки. Как отмечает руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, правоохранительные органы нашли легкий способ повысить отчетность по выявлению преступлений экстремистского характера – ловить экстремистов в соцсетях, сидя в кресле в своем кабинете. Это намного проще, чем гоняться за реальными преступниками на улице.

Теперь появился прецедент и в Кыргызстане. Но здесь ситуацию в глазах правосудия может «отяготить» тот факт, что Нурматов выразил свою симпатию не к каким-то абстрактным экстремистам, а к столь ненавистному правоохранителям имаму Рашоду Камалову, которому было назначено весьма жесткое наказание – 10 лет тюрьмы – за якобы антиконституционные высказывания и призывы к халифату, которые, по мнению правозащитников, не нашли своего подтверждения в ходе судебных слушаний.

Пожалуйста, прокомментируйте данную статью на этой странице http://www.fergananews.com/comments.php?id=8955
Уроженка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, убившая четырехлетнюю девочку в Москве, страдает «параноидальной шизофренией». Такой диагноз поставлен женщине по результатам психиатрической экспертизы, проведённой специалистами Института имени Сербского, передает Life со ссылкой на свои источники в следствии. Медики заключили, что женщина является невменяемой и не способна отвечать за свои поступки. В настоящее время Бобокулова находится в психиатрическом отделении московского СИЗО-2 «Бутырка».

Напомним, Гюльчехра Бобокулова, работавшая няней в семье, 29 февраля убила свою подопечную – четырехлетнюю Настю, после чего подожгла квартиру. С отрезанной головой девочки она вышла к станции «Октябрьское поле» московского метро и, размахивая своей страшной ношей, стала кричать, что она террористка. При задержании Бобокулова не оказала сопротивления. Ей было предъявлено обвинение в убийстве малолетнего.

Позже от источников в правоохранительных органах Узбекистана стало известно, что Бобокулова страдает тяжелой шизофренией и уже около 15 лет состоит на учете в Самаркандском психоневрологическом диспансере.
Женская школа программирования «Code to Inspire» (CTI), расположенная в афганской провинции Герат, выиграла грант RISE от корпорации Google, сообщает 28 апреля «Афганистан.Ру».

Программа RISE расшифровывается как «Roots in Science and Engineering» («Основы науки и техники»). Размер гранта варьируется от $10 тысяч до $50 тысяч. «Code to Inspire» получила $25 тысяч. На получение гранта RISE могут претендовать некоммерческие организации, которые занимаются благотворительностью и намерены продвигать обучение в сфере информационных технологий (IT). Целевой аудиторией их проектов должны быть девочки, недостаточно представленные меньшинства и абитуриенты с низким уровнем обеспеченности.

Школа «Code to Inspire» была основана в 2015 году бывшим профессором факультета информатики Гератского университета Ферештех Форух (Fereshteh Forough), которая стремится расширить возможности молодых женщин Афганистана путем улучшения их технической грамотности. Она является сторонницей использования валюты Bitcoin, которая, по ее мнению, позволяет женщинам стать финансово независимыми. «Мы собираемся расширить возможности девочек онлайн, не беспокоясь о физическом присутствии и географических расстояниях. Они выходят в интернет, они работают в интернете, они зарабатывают в интернете», - заявляет Ферештех Форух.

Она родилась в семье афганских беженцев, оказавшихся в Иране после вторжения советских войск в Афганистан. Спустя год после падения режима талибов ее семья вернулась в Герат. Ферештех Форух окончила университет в Герате и получила степень магистра в Берлинском техническом университете. Основанная ею женская школа программирования стала 501-й зарегистрированной в Афганистане некоммерческой организацией. Штаб-квартира школы находится в Нью-Йорке, реализация задач происходит в Герате. В скором времени школа планирует открыть отделения в Кабуле и Мазари-Шарифе.

Программа «Code to Inspire» рассчитана на обучение 50 девушек 15-25 лет в течение одного года. Ее авторы дают девочкам и молодым женщинам образование в сфере программирования, чтобы в дальнейшем они смогли разрабатывать веб-сайты и приложения для клиентов в любой точке мира, зарабатывать гораздо больше, чем им мог бы предложить афганский рынок труда, и таким образом изменить свою жизнь и жизнь своих общин в лучшую сторону.

По данным школы на декабрь 2014 года, 85 процентов афганских женщин не получили образования. Общее число студентов в государственных университетах Афганистана в 2014 году составляло 154.498 человек, из них всего 30.915 – женского пола. Почти 90 процентов афганцев живут в районах, охваченных телекоммуникациями. В Афганистане насчитывается более 21,5 миллиона пользователей сотовой связи. 80 процентов афганских женщин имеют регулярный или случайный доступ к мобильному телефону. Около 2,5 миллиона афганцев, или 8 процентов населения, имеют доступ к интернету. В «Code to Inspire» в настоящее время учатся 53 школьницы и студентки.
https://snob.ru/selected/entry/107690
Президент Узбекистана Ислам Каримов договорился с Владимиром Путиным о создании антитеррористической коалиции. Сам Каримов уже давно борется с терроризмом и экстремизмом в собственной стране, где каждый может случайно оказаться террористом и попасть в тюрьму. «Сноб» поговорил с теми, кто уехал из Узбекистана по политическим и религиозным мотивам и уже не надеется вернуться обратно
http://rus.ozodlik.org/content/article/27701339.html
В редакцию «Озодлик» поступают сообщения о том, что вернувшихся с заработков из России верующих из Яккабагского и Чиракского районов Кашкадарьинской области увозят в отделения РОВД и СНБ, допрашивают, а в некоторых случаях даже задерживают на 15 суток.
http://www.asiaterra.info/news/sudebnye-sudoispolniteli-ne-dayut-uplatit-shtraf-tashkentskoj-zhurnalistke
Независимая журналистка Малохат Эшанкулова, получив возможность заплатить штраф, тщетно пытается узнать, какую сумму она осталась должна после того, как в конце марта у нее конфисковали оргтехнику. Судоисполнители Учтепинского района Ташкента отказываются называть даже расчетный счет, куда бы она могла перевести деньги.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner