April 22nd, 2016

Настоящее время: Как работает единственный в Кыргызстане детский сад для детей-диабетиков

Когда ее дочери поставили диагноз "сахарный диабет", оказалось, что таких детей в Кыргызстане не принимают в государственные и частные детские сады. И тогда Нурхан Жумабаева бросила престижную работу и открыла детский сад специально для детей, больных диабетом – единственный в Кыргызстане. В него она бесплатно принимает всех ребятишек со страшным диагнозом. Подробности – в репортаже «Настоящего времени».Источник - Настоящее время

TELIASONERA СМЕНИТ НАЗВАНИЕ, ЧТОБЫ НЕ АССОЦИИРОВАТЬСЯ С ГУЛЬНАРОЙ КАРИМОВОЙ

http://www.currenttime.tv/content/article/27688766.html
Шведская телекоммуникационная компания TeliaSonera, которую подозревают в даче взятки старшей дочери президента Узбекистана Гульнаре Каримовой, приняла решение сменить свое название. Теперь компания называется Telia Company.

Кыргызстан: МИД отреагирует на призыв Комитета ООН освободить Аскарова после получения официального документа

Министерство иностранных дел Кыргызстана выскажется по призыву Комитета ООН по правам человека освободить правозащитника Азимжана Аскарова после получения официального решения от этой авторитетной международной организации. Об этом «Азаттыку» (киргизской службы Радио Свобода) заявил официальный представитель киргизского МИДа Нурлан Суеркулов.

«На данный момент МИДом Кыргызстана официальный документ Комитета ООН по правам человека не получен. После его получения мы направим его в Верховный суд. МИД республики также изучит документ и озвучит свою позицию по данному вопросу», - сказал Суеркулов.

Полный текст решения Комитета ООН доступен на нашем сайте (на английском языке).http://www.google.com/url?q=http%3A%2F%2Fwww.fergananews.com%2Farchive%2F2016%2Faskarov_un_decision.doc&sa=D&sntz=1&usg=AFQjCNFtO8D7gcSdTpJ-qUEdM6ISvsow5A

Напомним, 21 апреля Комитет ООН по правам человека призвал Кыргызстан немедленно освободить приговоренного к пожизненному заключению правозащитника и журналиста Азимжана Аскарова и аннулировать решение о признании его виновным. Как поясняет Центр новостей ООН, рассмотрев жалобу осужденного, члены Комитета пришли к выводу, что Аскаров был незаконно задержан, содержался в бесчеловечных условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению и был лишен возможности надлежащим образом обеспечить свою защиту в ходе судебного разбирательства.

Комитет по правам человека, в который входят 18 независимых экспертов, установил, что во время следствия и судебного процесса по делу Аскарова были нарушены несколько статей Международного пакта о гражданских и политических правах.

В частности, сначала Аскарова содержали под стражей в отделе милиции, в котором работал погибший сотрудник. «Результаты судебно-медицинской экспертизы, проведенной независимыми экспертами, наряду с другими доказательствами указывают на то, что Аскаров подвергался пыткам», - заявили члены Комитета.

Они установили, что: в ходе расследования, проведенного в 2013 году, был нарушен принцип непредвзятости; власти Кыргызстана не реагировали надлежащим образом на жалобы Аскарова о пытках; условия, в которых содержался Аскаров, были бесчеловечными; ему не было обеспечено надлежащее лечение в связи с тяжелым заболеванием; Аскарову не удавалось встретиться с адвокатом наедине, а родственники погибшего сотрудника правоохранительных органов неоднократно совершали нападения на его адвоката при полном попустительстве милиции и прокуратуры.

Комитет ООН заявил, что власти Кыргызстана обязаны освободить Аскарова и возместить ему нанесенный ущерб. В случае необходимости может быть проведен новый судебный процесс «при условии соблюдения принципов объективного и беспристрастного разбирательства, презумпции невиновности и других процессуальных гарантий».

Правозащитники: Таджикские журналисты ищут убежища в США и Европе

По меньшей мере, десять таджикских журналистов и блогеров покинули свою страну и попросили убежища в США и Европе за последний год, передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода) со ссылкой на данные правозащитных организаций.

Один из них – известный в Таджикистане журналист, который работал во влиятельном издании. В интересах безопасности его имя и место убежища не раскрывается. Сейчас он находится под защитой одного из европейских государств и говорит, что был вынужден покинуть свою страну из-за угроз и давления властей за освещение тем, связанных с делом заключенного предпринимателя Зайда Саидова и запрещенной Партии исламского возрождения.

По словам руководителя Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, в условиях роста политических ограничений и преследований таджикские журналисты покидают родину. «Большинство уезжают в Европу и Америку, потому что на территории этих стран действуют правозащитные организации. Журналисты имеют возможность также получить гуманитарные визы. Они обращаются к нам, после чего мы обращаемся в министерства иностранных дел стран, с которыми сотрудничаем, и просим их ради их профессии и безопасности предоставить гуманитарную визу. В свою очередь гуманитарные организации оказывают им материальную помощь, перевозят в безопасные места», - пояснила Атаева.

По информации Атаевой, журналистов, покидающих страну, растет, потому что многие не могут работать в атмосфере угроз и давления. Она сравнила преследование журналистов с «войной против врачей», когда вместо борьбы с болезнями уничтожат врачей.

Только в организацию «Репортеры без границ» (RWB) в Париже обратились за помощью пять таджикских журналистов. В интересах безопасности их имена не раскрываются. Руководитель бюро RWB по странам Восточной Европы и Центральной Азии Йохан Бир говорит, что «в Таджикистане политическая обстановка все более усложняется и одно из следствий – растет число бегущих журналистов». «Эту тенденцию, вызывающую обеспокоенность, мы отразили в своем отчете по свободе слова. Нам не известно реальное число покинувших страну журналистов, мы можем судить лишь по числу обращений к нам. Но сама эта цифра уже вызывает размышления», - отмечает он.

По словам Бира, под предлогом борьбы с терроризмом, журналисты в Таджикистане находятся под давлением. «Вызовы в полицию для предварительных бесед о статьях, предупреждения СМИ о соблюдении закона об экстремизме, а также шантаж и скрытые съемки, в том числе и съемки их личных интимных связей, являются одними из видов давления», - говорит он.

«Фергане» известно также и о нескольких узбекских журналистах, подвергавшихся давлению на родине, которые покинули в последнее время Узбекистан и сейчас просят убежища в странах Европы.

Кыргызстан: Генпрокуратура тоже ждет доставки решения комитета ООН по Азимжану Аскарову

Генеральная прокуратура Кыргызстана заявит о своей позиции по призыву Комитета ООН по правам человека немедленно освободить правозащитника и журналиста Азимжана Аскарова после того, как получит и изучит официальный документ, сообщает «Азаттык» (киргизская служба Радио Свобода) со ссылкой на официального представителя Генпрокуратуры Нурлана Тагаева.

«Верховный суд поставил точку в этом деле. Решения Верховного суда не подлежат обжалованию, если только не возникают новые обстоятельства в деле. Если такие обстоятельства возникают, то суд сам может рассмотреть его. Если решение ООН к нам поступит, то мы, конечно, изучим приведенные доводы. Ответ будет основываться на этом. Пока указанное решение мы не получили», - сообщил Тагаев.

Ранее МИД Кыргызстана также обещал отреагировать на позицию Комитета ООН по получении официального документа.

Напомним, 21 апреля Комитет ООН по правам человека призвал Кыргызстан немедленно освободить приговоренного к пожизненному заключению правозащитника и журналиста Азимжана Аскарова и аннулировать решение о признании его виновным. Как поясняет Центр новостей ООН, рассмотрев жалобу осужденного, члены Комитета пришли к выводу, что Аскаров был незаконно задержан, содержался в бесчеловечных условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению и был лишен возможности надлежащим образом обеспечить свою защиту в ходе судебного разбирательства.

Узбекистан: Владельцы банковских карт называют свои пин-коды всем желающим

Уровень финансовой грамотности жителей Узбекистана оставляет желать лучшего: они не держат в тайне пин-коды своих банковских карт и без опаски называют их всем желающим, в частности – сотрудникам магазинов и точек общепита. Подтверждением этому стала дискуссия в соцсетях, последовавшая за публикацией объявления одной из местных сети аптек о том, что с 25 апреля 2016 года фармацевтам будет запрещено спрашивать пин-код карты при оплате товара и посетителям придется вводить его самим.

«Пожалуй, в любой стране мира будет являться полным абсурдом, если продавец или кассир, при снятии средств с вашей карты, попросит вас назвать ваш пин-код. Наверно, это сравнимо с тем, что… ну например кассир просит вас сказать ваши логин и пароль от электронной почты…К сожалению, у нас это полностью вошло в норму. Даже в солидных учреждениях, крупных и авторитетных банках вас попросят назвать пин-код. Мы считаем это неправильным, - говорится в объявлении (здесь и далее орфография сохранена). - Конечно, вероятность того, что продавец запомнит ваш пароль, потом завладеет вашей картой и потратит деньги крайне мала, но это ведь не означает, что нужно пренебрегать правилам и общепринятыми нормами. Ведь вы не оставляете на ночь дверь незапертой, так как у вас безопасный район. Правила есть правила, и их нужно соблюдать.

В связи с вышеизложенным, Сеть аптек «999» выходит с инициативой-экспериментом и хочет попробовать изменить эту ситуацию. Очень надеемся, что нам удастся обратить внимание потребителей на этот вопрос и другие сети и торговые точки, возможно, тоже последуют нашему примеру. Так вот, с 25 апреля 2016 года, фармацевты Сети аптек «999» будут предлагать посетителям самим ввести пин-код карты при оплате, им будет запрещено спрашивать его у посетителей. Любезно просим всех наших клиентов поддержать эту инициативу и не называть свой пин-код нашим фармацевтам. Конечно, если по каким-либо причинам вы не сможете ввести пин-код самостоятельно, например, забыли очки, то наши сотрудники всегда помогут вам. Скажите, имеет ли смысл данная инициатива? Или это никому ненужная, неактуальная тема? Нам очень важно узнать ваше мнение, будем рады вашим комментариям», - говорится в объявлении.

Примечательно, что в фейсбук-группе «Потребитель.Uz» разгорелся спор о необходимости покупателю самостоятельно вводить свой пин-код, что в других странах, как справедливо заметили авторы объявления, вообще не является предметом сомнений. Вот, к примеру, что пишут сторонники «старого» порядка вещей:

«Мне удобнее, когда спрашивают и сами вводят».

«никто ведь не просит и не требует... все говорят код кассиру, в чем вопрос с 2002 с вас кто то где то снял лишнее? баланс легко проверяется через банк если есть сомнения».

«Если нет дополнительного пинпада, то это только задержит покупателя. Набить сумму, передать терминал, набить пароль, передать обратно, проверить. Если неправильно набрали цифры - всё повторить...»

«Да и ещё прикольно, взяла пачку печенья за рубль двадцать, так ещё и работать должна расписываться. Как будто мне такс фри дадут за это».

«Допустим кто то узнал код и завладел вашей картой, хотя вряд-ли такое может произойти у нас, и что дальше? Ну пошёл горе вор снимать деньги, а там всего то несколько тыс сумов, велика потеря или добыча».

«Прожила 6 лет в Питере, приезжаю, а тут продавец требует мой пинкод))) никогда не говорю, беру и сама набираю. Толпа смотрит и негодует)))».

«мне например странно что все этого так боятся, назвать свой пин код, и не за чем кричать его...)) если карта у вас, что может случиться? считывание и перевод осуществляются только при наличие карты в вводной части терминала в торговой точке... ))».

«Это обычная сумовая карта! С неё денег не своруешь. Не нужная затея».

«Смысла нет вводить такое новшество. Зарплаты у людей мвленькие и на картах часто оч мало т.к. большинство людей 80% денег с карты тратят в первый день зарплаты т.к. долго ее ждут без денег. На карте остается мало при небольшой зарплате болтшинства людей».

«Глупости. Карты у нас физические а не виртуальные. Есть карта есть деньги. Другого пути нет. И если даже по 2 раза знаете чужой код без карты не можете использовать. В мировом опыте абсолютнао другая система оплаты. Там уже карты не нужны. И в конце концов есть клик службы где вы контролируете св. счет».

К счастью, среди участников группы немало и тех, кто понимает важность «новации» аптечной сети. «Ну а про карманников не слышали?!! Может конечно редкость что карманник может свиснуть вашу карту, так как наличку снять ему практический не возможно, но потратить на товар он в полне может. Представим что вы в магазине что то преобретайте по карточки, при оплате вы озвучивайте свой пин-код, вор его просто стояв рядом запоминает, следует за вами, при удобном случае крадет ваш кошелёк и всё, пока вы замечайте пропажу и сооброжайте что срочно надо звонить банк чтоб заблокировать карту, денег уже на ней не будет», - разъясняет один из комментаторов.

Напомним, в Узбекистан пластиковые карты пришли в начале 90-х годов. В 2004 году правительственное постановление №445 заложило основы для массового выхода пластиковых карт на потребительский рынок, по всей стране стали устанавливать терминалы по приему безналичных платежей. Население Узбекистана к использованию пластиковых карт буквально принудили, начав переводить на них сначала часть, а затем у многих граждан и всю зарплату или пенсию. Поскольку не везде можно совершить покупки «пластиковыми» деньгами, людям приходится идти в супермаркеты или искать точки с терминалами для оплаты, цены в которых, как правило, оказываются выше. С первых же лет стали происходить случаи мошенничества с пластиковыми картами: владельцы небольших торговых точек, преимущественно на вещевых рынках, снимали со счета больше названной суммы, обманывая, в основном, пожилых или просто невнимательных людей. Как выяснилось, до сих пор многие узбекистанцы не осознают, как важно соблюдать правила обращения со своими картами.

Справка. ПИН-код - (англ. PIN - personal identification number) – персональный идентификационный номер, являющийся секретным кодом карты. Это своего рода пароль, электронный аналог подписи держателя карты. Такой код присваивается карте с целью идентификации личности ее держателя при проведении финансовых операций. Клиент получает ПИН-код в специальном запечатанном конверте (ПИН-конверт) одновременно с изготовленной банковской картой. Код должен знать только держатель карты. Его необходимо хранить в тайне и ни в коем случае не разглашать третьим лицам, в том числе родным и знакомым. Узнав пин-код чужой карты, аферисты без проблем смогут изготовить дубликат карточки и снимать с нее деньги.

«Я в принципе не рекомендую отдавать другим людям свою банковскую карту, когда вы не контролируете манипуляции с ней. А сообщать PIN-код нельзя ни в коем случае. Зная PIN-код и сохранив данные с магнитной полосы, злоумышленники могут изготовить дубликат карты, а затем снять средства или расплатиться ею в магазине, - поясняет руководитель оператора платежей «Процессинговое агентство» Андрей Рычков. - Даже если просто сфотографировать карту с двух сторон, у мошенников появляются необходимые данные для совершения покупок через интернет — номер, время действия, фамилия и имя владельца, а также CVV-код. Получается, вы рискуете всеми средствами, которые есть на вашей карте».

Сурат Икрамов: Землетрясение 1966 года Ташкент встретил достойно

Узбекский правозащитник Сурат Икрамов, главы из книги воспоминаний которого «Фергана» начала публиковать в декабре прошлого года, пишет не только о правозащитной деятельности: отдельным разделом идут рассказы о наиболее заметных событиях в Узбекистане, свидетелем которых ему довелось стать. Одно из них - землетрясение 1966 года.

* * *

Одно из самых ярких воспоминаний моей молодости - ташкентское землетрясение 26 апреля 1966 года. Ни гула, ни зарева, о которых говорят многие очевидцы, я не слышал и не видел. Первые толчки я просто проспал, хотя жил всего в паре километров от эпицентра землетрясения, и с рушащихся стен на меня сыпался песок из раздавленных страшной природной силой глиняных кирпичей.

Как можно проспать стихийное бедствие?

Мне только недавно исполнился 21 год, я учился на третьем курсе Ташкентского электротехнического института связи, причем - в спецгруппе, к которой предъявлялись не просто высокие, а крайне высокие требования. Был постоянный отсев студентов, до выпуска дошла только четверть от первоначального состава группы - 8 из 32 человек.

Учиться было трудно, я очень уставал. Накануне землетрясения, 25 апреля, задержался после учебы в общежитии института, где с однокурсниками готовил контрольную работу. Домой пришел в двенадцатом часу ночи, слегка перекусил и сразу лег спать.

Мы жили в Рабочем городке, в одном из сорока одноэтажных «акмаль-икрамовских» домов – первых коттеджей, построенных в Узбекистане. Коттеджи эти возвели еще в 1927 году по инициативе тогдашнего секретаря ЦК Компартии Узбекистана Акмаля Икрамова, отсюда и название.

Особых достоинств «акмаль-икрамовские» коттеджи не имели. В одном доме было пять блоков-квартир. Общий двор, в нем туалет, водопроводная колонка и сараи - по одному на каждую квартиру. До 50-х годов ни воды, ни газа в квартирах не было, готовили во дворе. Построены коттеджи были на совесть, но из глиняного кирпича. Правда, весьма солидных размеров - раз в пять больше обычного саманного кирпича.

Как потом рассказывал отец, когда начались страшные толчки, я, к его удивлению, не проснулся. Не открыл глаз и после того, как стена, у которой я спал, треснула и отошла от потолка сантиметров на шесть. Спал я и в тот момент, когда со стены на меня посыпались песок и глиняные крошки. Я только отбрасывал их во сне рукой и поворачивался на другой бок. Вот такая напряженная раньше была учеба у студентов: уставали за день так, что ночью спали без задних ног.

Эвакуация

Рассказывая о землетрясении 1966 года, не могу не рассказать о своем отце - Хатаме Икрамове. Он был известным журналистом, одним из основателей первой в республике газеты на узбекском языке «Кизил Узбекистон» («Красный Узбекистан»), которая начала издаваться в 1924 году, сейчас называется «Узбекистон овози» («Голос Узбекистана»).

В Великой Отечественной войне отец участия не принимал: в тот период был инструктором отдела пропаганды ЦК Компартии Узбекистана. Но не зря он был удостоен 17 наград - орденов и медалей. Человек по натуре очень добрый, охотно помогавший людям решать их проблемы, во время землетрясения он проявил себя как настоящий фронтовик: демонстрируя полное спокойствие, сразу же взял на себя эвакуацию всех находившихся в квартире близких.

Больше всех тогда испугалась моя старенькая бабушка, которая накануне пришла в гости и осталась ночевать в нашем доме. Отец нашел несколько добрых слов, чтобы ее успокоить, и на руках вынес на улицу.

Последним, кого «эвакуировал» отец, был я - самый молодой и крепкий в семье. Помню, как он тормошил меня и мягким голосом говорил: «Сурат, просыпайся, нельзя спать, надо срочно покинуть дом».

Улица Касымходжаева встретила землетрясение достойно

Я проснулся и, еще не совсем понимая, в чем дело, последовал за отцом. Он вывел меня на улицу, где уже собрались все жители. Многие выскочили из домов, как и я - в том, в чем спали, только женщины, несмотря на смертельную опасность, предпочли задержаться, но накинуть на себя какую-то одежду.

Не было ни криков, ни истерик, все вели себя достойно одного из первых и несгибаемых узбекских революционеров Султанходжи Касымхаджаева, имя которого носила наша улица. Кстати, сам Касымходжаев тоже жил здесь, тогда улица называлась Мраморной. Помню, я был семилетним мальчишкой, когда к нам на Мраморную в гости к революционеру приезжал соратник Сталина Лазарь Каганович: во время Гражданской войны в 1920 году он был направлен в Туркестан, работал вместе с Касымходжаевым, а теперь решил навестить старого друга, бывшего тогда уже в почтенном возрасте. Улицу на радость нам, мальчишкам, в тот день заполонили правительственные автомобили «ЗИМ» и милиции. А сама Мраморная после этого была переименована в Касымходажаева - еще при жизни революционера.

Так вот, улица Касымходжаева была узкой, и во время землетрясения все ее жители на всякий случай собрались на середине проезжей части, подальше от стен домов. Сильных разрушений и, тем более, жертв не было, поэтому все просто стояли и обсуждали происшедшее. Некоторые даже шутили. Когда стало светать, жители потихоньку разошлись по домам: кто пошел приводить свои жилища в порядок, кто - собираться на работу.

Наша семья тоже вернулась домой, оценила масштаб повреждений. К чести «акмаль-акрамовских» коттеджей, они, хоть и были построены из глины, выдержали стихию без особых потерь. Кое-где образовались трещины, осыпались части стен, но все это можно было легко восстановить.

Забегая вперед, скажу, что коттеджи устояли и во время новых сильных подземных толчков, которые произошли спустя две недели - 10 мая. Помню, случилось это, когда вся наша семья ужинала во дворе. Отец на всякий случай поднял всех на ноги и построил во дворе - подальше от стен.

А позже наш дом был укреплен при помощи контрфорсов. Он до сих пор стоит на улице Касымходжаева, и в нем живут люди.

Землетрясение, как кара за мини-юбки

Но вернемся к тому памятному 26 апреля. Вновь ложиться спать в это раннее утро я уже не стал. Помог родственникам убрать упавшие на пол обломки кирпичей, позавтракал и отправился в институт.

Несмотря на случившиеся несколько часов назад страшные подземные толчки и появившиеся в результате них трещины на земле, город, можно сказать, жил обычной будничной жизнью. Разве что было больше похоронных процессий, чем обычно. И похороны эти все связывали с землетрясением. Одни говорили, что люди погибли под завалами, другие - от нервного стресса.

Цифру о том, сколько тогда погибло людей, власти не озвучили. В Узбекистане, как было принято уже тогда, силу толчков занизили: объявили, что было всего 6,7 балла. Но иностранные радиостанции сообщили более точную информацию - 7,4 балла в эпицентре.

Везде ташкентцы приняли обрушившееся на них стихийное бедствие так же достойно, как и жители моей улицы Касымходжаева. Но, конечно, были и исключения. В тот день я побывал в районе Урда, который находится в трехстах метрах от Кашгарки, где был эпицентр землетрясения, и оказался свидетелем любопытного инцидента.

Бородатый старик в чалме - видимо, очень набожный, - набросился на проходившую мимо девушку в короткой мини-юбке. «Из-за таких, как ты, Аллах послал нам землетрясение!» - кричал он. И даже успел пару раз огреть девушку своей клюкой, но прохожие оттащили его в сторону и успокоили.

В институте на переменах все обсуждали землетрясение. Помню, один из студентов признался, что теперь будет спать под столом. «Нас дедушка заставляет под столами спать, чтобы камнями не засыпало», - пояснил он. Мы тогда смеялись над дедушкой этого студента, но по большому счету тот был прав: если бы повторились такие же сильные подземные толчки, какие были 26 апреля, то столешница могла бы спасти от падающих с потолка кусков кровли.

Неунывающая Кашгарка

В те дни в институте рассказывали много историй, которые произошли во время землетрясения. И большинство из них касалось Кашгарки - того района, где был эпицентр подземных толчков.

Кашгаркой называли район, застроенный старыми глинобитными домишками. Раньше здесь жили уйгуры - выходцы из уезда Кашгар в Китае, от него район и получил такое название. Уйгуры занимались приготовлением еды на продажу, но в 1935 году произошел скандал: кого-то из них обвинили в том, что он готовил свои блюда не то из ишаков, не то из человеческого мяса. В итоге всех уйгуров переселили за пределы Ташкента, а Кашгарка стала заполняться новыми жителями - в основном, дальновидными гражданами еврейской национальности, которые, серьезно отнеслись к заявлениям Гитлера о предстоящем уничтожении евреев и предпочли заблаговременно перебраться в Ташкент из западных республик Советского Союза. А уже потом, во время войны эвакуация привела в Кашгарку основное количество беженцев-евреев.

Можно только представить, что творилось со старыми домишками на Кашгарке, которая стала эпицентром землетрясения. Но и там люди стойко встретили стихию. Больше всего мне запомнилась история, похожая на анекдот. Двадцатилетний сын тайком привел ночью в родительский дом девушку и уединился с ней в своей комнате. А когда началось землетрясение, эта девушка вместе с сыном выскочила во двор в нижнем белье. На что глава семейства заметил своей жене: «Софа, ты не поверишь, но у нас увеличилось семейство. Раньше нас было четверо - мы с тобой и сын с дочкой. А стоило немного тряхнуть, так сразу стало пятеро».

Я уверен, что это не анекдот, так и было. Люди, закаленные Великой Отечественной войной, умели находить место для юмора и в тяжелые дни.

Монумент мужества

Помню, как вечером 26 апреля по телевидению выступил тогдашний глава Узбекской ССР Шараф Рашидов. Он подбодрил жителей, пообещав, что город будет восстановлен, а людей из разрушенных и аварийных домов переселят в новостройки.

И слово, данное от имени руководства Советского Союза, сдержал. В те дни США и ряд государств Западной Европы предложили СССР свою помощь в восстановлении Ташкента, но советское правительство отказалось, сообщив, что страна справится своими силами. И справилась - город методом хашара восстанавливали все советские республики, возводя вместо глинобитных мазанок новые красивые дома.

Одним словом, и руководство страны, и население Ташкента встретили землетрясение 1966 года достойно. Но для многих людей, особенно пожилого возраста, пережитый стресс имел печальные последствия. Например, через год умер мой отец, и я думаю, что нервное напряжение, испытанное 26 апреля, сыграло не последнюю роль в приближении его смерти.

Так что памятник, воздвигнутый на месте разрушенной Кашгарки, не зря называется Монументом мужества. Мужества тех людей, которые не испугались стихийного бедствия и не впали в панику.

Сурат Икрамов

14 советов тем, кто вступает в брак с иностранным гражданином

http://www.norma.uz/nashi_obzori/14_sovetov_tem_kto_vstupaet_v_brak_s_inostrannym_grajdaninom
Где регистрировать брак? Нужен ли апостиль на свидетельстве о браке для предоставления его в другом государстве? Как определяется гражданство совместных детей? Освещению этих и многих других вопросов посвящается очередная пятничная подборка экспертных рекомендаций из Справочной службы «Мы отвечаем!».