?

Log in

No account? Create an account

April 19th, 2016

«100-летие восстания в Туркестане». Так называется прошедший 17-18 апреля в Стамбуле (Турция) курултай, посвященный вековому юбилею восстания 1916 года.

Организаторами курултая (тюрк. - съезд, собрание, конференция) выступило общество «Туркистанлилар» («Туркестанцы»), созданное в Турции три года назад с целю объединения и оказания содействия бывшим гражданам Центральной Азии, проживающим в Турции.

В курултае приняли участие десятки ученых-историков, политологов, теологов, правоведов, журналисты из тюркоязычных стран - Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Туркмении и самой Турции. В работе курултая приняло участие несколько сот человек.

Открыл курултай руководитель общества «Туркистанлилар» Бурхан Кавунчу (Burhan Kavuncu). Он подчеркнул крайнюю важность анализа исторических событий в канун 100-летия восстания среднеазиатских народов Российской империи против российских властей, русских крестьян-переселенцев и казаков.

Во время конференции ее участникам была представлена экспозиция документальных фотографий и художественных картин конца XIX - начала XX века.
В ближайшие дни мы представим нашим читателям более подробный отчет о курултае в Стамбуле.
http://www.fergananews.com/news/24672
После землетрясения, произошедшего в Ташкенте 26 апреля 1966 года, облик узбекской столицы сильно изменился. Основательно разрушенный город был восстановлен всего за три с половиной года благодаря архитекторам, строителям и военным, прибывшим из всех союзных республик. Одним из самых значимых участников восстановления узбекской столицы был Андрей Косинский – известный архитектор, который приехал в этот город по заданию Моспроекта на два года и прожил там четырнадцать лет. По его проектам возведены здания, во многом определившие стиль Ташкента. О своих проектах, разработанных для этого узбекского города, Андрей Станиславович рассказал на ХIХ Венском Архитектурном конгрессе «Советский модернизм 1955-1991. Неизвестные истории», прошедшем 24 ноября 2012 года. Его доклад «Моя работа в Ташкенте в 1966-1980 годах» предлагаем вниманию читателей «Ферганы».

Публикация приурочена к 50-летию ташкентского землетрясения. Все материалы по теме в рубрике «Ташкентское землетрясение» - http://www.fergananews.com/eartquake

* * *

«В 1954 году я окончил Московский архитектурный институт. В 1954 году состоялось Всесоюзное совещание строителей и «сталинский вампир» в одночасье рухнул. Осенью 1955 года решением правительства страны над советской архитектурой сильным хлопком вторично, после 20-х годов, раскрылся зонт модернизма и мгновенно началось неудержимое «освоение зарубежного опыта».Сразу же делегация крупнейших чиновников от архитектуры отправилась в США перенимать опыт строительства. Столы проектировщиков тут же заполнились «клеточками» Миес ван дер Роэ, круглыми, с арочной перемычкой внутри, окнами Луиса Кана, пятью рецептами Корбюзье, полным набором парниковых покрытий и уступчатых стен японского метаболизма.Основным источником вдохновения для советского архитектора стал иностранный журнал. И для меня - тоже.Первые мои самостоятельные проекты относительно крупных московских построек относятся к началу 60-х годов прошлого столетия. Это были следующие объекты: научный институт ЦНИИТМАШ, проект - 1960 год, строительство – 1961-1966 годы; административно-лабораторный корпус завода имени Лихачева, проект - 1962 год, строительство – 1963-1970 годы; высшее учебное заведение автостроителей «ВТУЗ завода им. Лихачева», проект - 1964 год, строительство – 1965-1972 годы. Тогда же был разработан проект застройки одной из сложнейших московских площадей – Таганской, к сожалению (или к счастью?) нереализованный.

Эти работы дали необходимый проектно-строительный опыт, но за общепринятые тогда рамки не выходили. Больше того, всякие выдумки запрещались. Административный корпус ЗИЛа нам не позволили сделать золотым кристаллом из солнцезащитного стекла: тогда подобного прецедента еще не было. Хотя при первых натурных прикидках это выглядело ошеломительно!6 июня 1966 года по командировке Мосгорисполкома я уехал на два года в Ташкент для помощи в восстановлении города, разрушенного землетрясением 1966 года. И проработал там 14 лет.Ташкент перевернул все мои представления об архитектуре.Вдумайтесь! Девятибалльная сейсмика! Просадочные, лессовые грунты! Изуверский климат: летом температура воздуха часто превышает 50 градусов. Перейдя улицу, можно получить годовую норму солнечной радиации. В открытом грунте выпекаются яйца! Зелени крайне мало. Уже в мае она выгорает и становится серой от пыли! Зима, напротив, сырая, промозглая, простудная. И в этой ситуации там строятся кирпичные и панельные четырехэтажные жилые дома по среднеевропейским советским нормативам. Температура воздуха в перегревный период в жилых помещениях достигает 32 градусов! Традиционный быт не укладывается в рамки современных микрорайонов, он им прямо противопоказан. Естественно, местное население с крайней неохотой туда переселяется.

Вместе с тем перед глазами - старый город.Да! Там нет канализации. За водой надо ходить к колонке. Стены из самана. Но как же прекрасен микроклимат этого коллективного жилья, с его арыками, чайханами, тенистыми двориками, увитыми виноградом, с карагачами в жилых дворах, где живут семейные кланы в оптимальном климатическом и социальном комфорте при очень высокой плотности населения.Как же здесь работать? Где искать архитектуру? В нормативах? В архитектурной периодике? В архаике? В стилизациях?В 1967-69 годах мне вместе с учениками-сотрудниками пришлось разрабатывать проект застройки общественного центра крупного Чиланзарского района Ташкента, возводимого на свободных территориях. Градостроительная ситуация этого места - на трассе со стороны въезда в город из Бухары и Самарканда, - требовала размещения здесь своеобразного «минарета», некоей высотной доминанты, фиксирующей этот большой район в системе города.Но!

Строить дома в девятибалльной сейсмике выше четырех этажей тогда запрещалось. За разрешением на девятиэтажный дом надо было ехать в Москву. А здесь надо было не менее 20 этажей. Мертвое дело!И тогда родился проект недопустимо высокого в девятибалльной сейсмике и на просадочном грунте здания 22-этажной гостиницы, здания, целиком оторванного от грунта прослойкой воды, своеобразного «дома-поплавка», комбинации из детской игрушки «ванька-встанька» с пароходом, вошедшим в док, центрично уравновешенного, с гигантским внутренним атриумом, с низким центром тяжести. Это здание, нечувствительное ни к каким сейсмическим толчкам, весом в 75 тысяч тонн, удерживалось на плаву прослойкой воды толщиной два метра. Несколько позже подобные атриумы, будучи реализованными в США, а позже и у нас, получат названия «портмановских».

Запроектированные на фасадах солнцерезы позволяли в летний зной укрывать здание целиком в тень, а в зимний холод раскрывать его навстречу солнцу, получив с северной стороны даже некие зеркальные солнцезахваты. Родилась новая, цельная, вполне уместная, вне всяких стилизаций и заимствований, современная, как будто, национальная форма.

Расчеты показывали, что стоимость такого сооружения будет не выше средней стоимости аналогичного 20-этажного дома. Однако тогда общество еще не было готово к восприятию подобного решения. Лишь через 30 с лишним лет Фостер построил в Лондоне внешне нечто похожее. И в последнее время появились проекты плавающих домов в Америке.Нормативные солнцезащитные системы того времени были несложны. С юга – горизонтальные козырьки, с востока и запада – вертикальные, раскрытые на север, солнцезащитные ребра - экраны. Горизонтальные козырьки дают летом нужную тень, открывая окна зимой. Восточные и западные устройства наглухо убирают солнце из помещений равно и летом (что хорошо), и зимой (что плохо). Коробчатые системы промежуточных румбов целиком от солнца дома не затеняют, создавая в помещениях раздражающую светотеневую рябь.

Меридиональное расположение огромного протяженного крупнопанельного 500-квартирного жилого дома вдоль улицы Богдана Хмельницкого в Ташкенте требовало с уличной западной стороны соответствующей солнечной защиты. В июне-июле эта защита после обеда должна была нагреваться до +80-90 градусов, превращая дом в парник. Так строить дом было нельзя!Однако решение было найдено. Вертикальные железобетонные экраны западной стены были вопреки всем нормам и правилам раскрыты на южную, солнечную сторону! Но рассчитаны так, что летнее западное солнце (угол стояния 72°) не попадало на стены и в окна, в то время, как зимнее солнце (угол стояния 26°), проходя мимо солнцерезов в жилые помещения, достигало задней стены западных комнат. Летний нагрев экранов до тех самых +90° вызывал вдоль них сильный конвекционный вертикальный ток воздуха, который протягивал сквозь комнаты относительно прохладный воздух из подвала и с восточной уже немного охлажденной стороны дома создавал комфортное ощущение легкого ветерка.

Московские коллеги, которым я показывал этот дом, не верили, что в нем нет кондиционеров. В интернете и сейчас можно найти свидетелей тому среди жильцов. Температура западных комнат в этом девятиэтажном доме была в перегревный период на 5-6 градусов ниже, чем в южных комнатах четырехэтажного кирпичного дома с необходимой солнцезащитой, в котором я тогда жил. А там каждый градус на вес золота.И последнее: баня - хаммом - «потеющий дом».Восточные бани, бани жаркого климата, потомки римских терм - прохладные. В них нет плавательных бассейнов, нет горячих парных. Мыльные представляют цепь помещений с постепенным поднятием температуры от +25° в раздевальных и при входе в мыльные помещения и до +40° в самой горячей мыльной. Пол и суфы – мраморные скамьи и диваны для мытья и массажа - обогреваются снизу, из подвала. Их температура на 10 градусов выше температуры воздуха. Прогретое на такой суфе (+50°) тело с радостью принимает восточный массаж в центральном подкупольном мыльном зале при средней (в ряду мыльных) температуре воздуха. Помещения для релаксации при уличной температуре +50° - прохладные, те же 25 градусов. Там – чай со сладостями. Как же это достигалось в традиционных постройках?До ХХ века бани-хаммомы заглублялись в грунт на два-три метра. Перекрытые куполами мыльные помещения для теплоизоляции засыпались землей. Для освещения в куполах оставлялись небольшие круглые отверстия. Отопление решалось через подвал, пол и каменные лежанки – «суфы». Под дальним мыльным помещением размещался очаг. Над ним - котел с горячей водой. Продукты горения выбрасывались в воздух через подвал и вытяжную трубу с противоположного конца здания: чем дальше от котла, тем прохладнее. Грязные сточные воды удалялись вдоль стен при помощи открытых гидролотков – своеобразных арыков: сквозь горячий подвал вывести их наружу было невозможно. Очень мало света. Очень грязная вода. Скользкие мокрые стены.

Очевидно, что так строить было нельзя.

Здесь пришел на память древний опыт сохранения прохлады воды на открытой жаре. Воду оставляли в неполивных керамических сосудах – «хумах» – прямо на открытом солнце! Вода испарялась сквозь поры, оставляя сосуд слегка влажным. Он как бы «потел», и за счет испарения оставлял воду прохладной. В бане был применен тот же прием. Гидроизоляции в керамике куполов и сводов не было. Это позволило за счет испарения воды сквозь поры покрытий получить необходимые температуры различных мыльных.

Для прогрева была применена газовая огневоздушная пушка, размещенная в центре нагрузок. Продукты сгорания удалялись через керамические трубы, расположенные на разной глубине в керамзите над железобетонным перекрытием подвала, обогревая полы и суфы. Сточные воды уходили через подвал.

Получилась ли архитектура хаммома «национальной»?В связи с ее обликом меня много упрекали в «некритическом заимствовании элементов архитектуры прошлого», «архаизме», «подражательстве», «откровенной стилизации» и многих других грехах. Положа руку на сердце, могу сказать: никаких заимствований и стилизаций там нет. Более того, для меня этот проект был своего рода протестом против всех местных традиций. Архитектура Востока – интерьерна. Снаружи - только заборы (дувалы), глухие стены домов и резные входы – пештаки, ворота или двери. Улицы перекрыты от солнца тростником. Вся фантастика арок, решеток, орнаментов, куполов, керамики и так далее, как правило, видна только изнутри! Азия не знала сводов (они не выносят сейсмику). Азия не знала плоских куполов – вспомните купола Шер Дор. В этой постройке вся традиционная архитектура Азии оказалась как бы вывернутой наизнанку, обращенной фасадами к улице, став современным ответом времени на зов места.

Открытие бани превратилось в общенародный праздник, с освящением (!), жертвенными баранами, пловом на всю окрестность.В 1975-79 годах в Ташгипрогоре силами четырех проектных мастерских под единым руководством была выполнена огромная работа: восемь проектов по реконструкции всей старогородской территории Ташкента, и в их числе - экспериментального проекта микрорайона «Калькауз».

К этому времени за плечами коллектива моих учеников и коллег уже был ряд работ, из которых стало понятно, что поиск современных решений лежит не в глобальных архитектурных стилях, не в архитектурной периодике, не в архитектурной моде, но в точных ориентирующих пространственно-временных факторах конкретного места строительства, которые надо познать, пережить, и правильно претворить в архитектуре, глядя на нее, как бы, со стороны.

С этим мы и взялись за работу.Сразу после землетрясения в 1966 году силами союзных республик началась спешная замена старых многоэтажных домов новыми, более сейсмостойкими. Когда же впопыхах снесли часть территории старого города и на ее месте выстроили квартал из девятиэтажных домов, то оказалось, что в них невозможно расселить все семьи из снесенных, в основном, одноэтажных домов.Уже в самом начале работы стало понятно, что придется решать буквально все проблемы, существующие в современной архитектуре. Все! И еще одну: как быть с саманной, крайне недолговечной традиционной застройкой? Сохранять? Заменять? Чем? Как?

Два года ушло на обследование всей территории, знакомство с ее бытом, желаниями населения, состоянием и ценностью жилых образований и памятников. Собранный предпроектный материал лег в основу длительного проектного поиска.Со временем все решения были найдены. Была предложена градостроительная возможность климатопреобразования городской среды, - за счет елико возможного удержания внутри нее утренней горной прохлады, разницы температур солнечных и теневых сторон домов и улиц, вертикального обводнения и озеленения домов, по мере возможности сохранения, а где-то и восстановления исторической топографии, отказа от общепринятых городских районов, микрорайонов, от трехступенчатого бытового и торгового обслуживания, иная разбивка улиц и трасс, иная система транспорта и т.д., и т.п.Это потребовало разработки на уровне эскизов практически всех жилых и общественных зданий и не в одном варианте. Таким образом на проектном уровне была показана возможность создания при средней четырехэтажной застройке плотности населения, превосходящей ту же плотность для 20 этажей! И это - при значительном повышении комфорта и уровня жизни.

Проект был рассмотрен и согласован на всех уровнях, включая московский. И утвержден.Утвержден и забыт!Лет 10-20 тому назад в российских городах начали постепенно приходить, во многом, к тому, что было найдено в той работе в 1974-78 годах в Старом Ташкенте. Хотя она до сих пор остается мало кому известной.В 1983 году тема пространственно-временного генезиса архитектурной формы вместе с проектными работами ташкентского периода была доложена и получила высокую поддержку (золотую медаль) всемирного биеннале архитектуры «Интерарх-83».

В 1984 году была защищена диссертация на тему «Архитектурная форма в зависимости от факторов места и времени на примере авторских работ 1966-1980 годов». Суть этой диссертации вот в чем.В то время понятие «гения места» - Genius Loci - еще не очень проникло в наше общество. Тем не менее, уже в начале 70-х годов я и мои ученики начали понимать, что загадка современной архитектурной формы лежит отнюдь не в средствах массовых коммуникаций, не под господствующим сегодня зонтом модернизма, функционализма или интернационального стиля, не в классике, не в заимствовании традиционных архитектурных форм или стилей, но в глубинных ориентирующих посылах того самого «Loci» - места, и технических возможностей общества своего времени. Работа «в стилях» - не творчество, всего лишь более или менее искусная комбинаторика.

«Стиль» - это не более чем мода, пусть даже самая высокая. Понятие стиля возникает на послетворческом уровне вторичной работы «по образцам». Художник (креатор) в принципе непредсказуем. Он находит то, что до него другие не знали. Он не следует вкусам - он создает их. Стиль, моду создают последователи - мастера. Именно поэтому стили преходящи, а шедевры вечны.Бесконечно количество факторов, лежащих в основе архитектурной формы. Среди них основополагающие - пространство и время ее создания. Земля - Мать архитектуры. Ее отец – Время. Архитектор лишь посредник между ними. Его задача: соединить воедино дух и веления места с интеллектом и знаниями современного ему общества. Главная задача архитектора – не «организация пространства», но организованность в нем, со всем его богатством, какое бы оно не было. Путь конвергенции природы, созданной Богом, и архитектуры, создаваемой Человеком, неизбежен. Их континуум уже вырисовывается. «Обусловленное» формообразование» непременно должно привести к возникновению форм, порой неожиданных, но в основе объективных и потому точных.

Так чем же я со своими учениками занимался те почти 15 лет? Не знаю. Модернистом я быть перестал, в постмодернисты не вышел. Наверное, поэтому в современной архитектуре меня как бы не существует. Может, это было некое архитектурное диссидентство? И именно потому баню снесли, а улицу Хмельницкого обезобразили, приведя к общему знаменателю? Как бы то ни было, не лезу я ни под какой зонт. Не я один. Ни Райт, ни Гауди тоже ни под какие зонты не лезли. Тем и утешаюсь.Хотя по-прежнему нахожу, теперь уже в интернете, очередные «сомнения», которые вызывают мои работы и публикации 30-летней давности у многих моих коллег.

Но бывает и такое. Это - слово о наших работах тех лет крупнейшего историка и теоретика архитектуры модернизма академика С.О.Хан-Магомедова, далеко не сразу понявшего и принявшего эти работы: «Рассуждая как теоретик и экспериментируя как практик, А.Косинский выработал оригинальную творческую концепцию формообразования, в основу которой положил зависимость формы от факторов места и времени и последовательно проводит ее в своих публикациях и проектах. Можно полемизировать с отдельными творческими положениями этой концепции, но нельзя не признать, что мы имеем дело с внутренне непротиворечивой, выстраданной автором концепцией, без которой сейчас уже невозможно представить себе архитектуру 70-80 годов».Светлая память Вам, Селим Омарович!»
Городская администрация (хокимият) Ташкента проигнорировала запрос Института демократии и прав человека Узбекистана о причинах массовой вырубки чинар в столице. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщила директор Института Сайёра Ходжаева. Накануне она отправила второе по счету письмо на имя хокима (главы администрации) Ташкента Рахманбека Усманова. При этом первое письмо с просьбой разъяснить причину массовой вырубки деревьев было опубликовано еще в феврале текущего года, но осталось без ответа.

В режиме монолога

В своем новом письме хокиму Ходжаева сообщает, что в правозащитную организацию продолжают поступать обращения граждан «о беспорядочной и хаотичной вырубке многолетних и здоровых деревьев». Ссылаясь на статьи 5 и 7 закона Узбекистана «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», а также статьи 3 и 4 закона «Об обращениях физических и юридических лиц», Ходжаева напоминает хокиму: «Мы просили Вас сообщить об основаниях организации мероприятия в столице, однако несмотря на то, что Конституцией и рядом законов Республики Узбекистан гарантирован принцип свободы слова и права граждан на информацию, в нарушение статьи 18 Закона РУз «Об обращениях физических и юридических лиц» и статьи 19 закона РУз «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», в принятии которых Вы лично, как сенатор, принимали участие, наше обращение оставлено без внимания».

«Письмо Института, направленное на ваше имя, поступило в канцелярию хокимията г. Ташкента 19.02.2016 года. Прошло около двух месяцев, однако ответа на свое обращение мы до сих пор не получили. Думается, что конституционный принцип безусловного верховенства Закона одинаков для всех членов нашего общества, в том числе и для представителей государственной власти и управления. Институт Демократии и прав человека надеется, что наше повторное обращение не останется вне вашего поля зрения», - заключает Ходжаева.

Ответа нет, чинар скоро тоже не останется

Между тем, пока городской хокимият отмалчивается, в соцсетях продолжаются акции в защиту деревьев, горожане на местах воюют с незаконной вырубкой.

Так, 1 апреля в ташкентском районе Юнусабад-11 на территории школы №240 произошел конфликт между жителями и бригадой «лесорубов», которые пилили здоровые многолетние чинары, не имея на то разрешительных документов.Незаконная вырубка продолжалась, пока жители не позвонили в Госкомприроды и не сбегали за участковым. При этом в школьной администрации, с ведома которой пилили чинары, начался переполох. Однако это не помешало замешкавшейся было бригаде пилить дальше.Уничтожить остальные деревья на территории школы не дал прибывший вскоре сотрудник отдела Охраны растительного и животного мира Фарход Абдурахманов, которому дозвонились по телефону +998712770579 (публикуется в качестве справочной информации).

Примечательно, что ни районный, ни городской хокимияты на жалобы не отреагировали.

Какой такой институт демократии?

Институт демократии и прав человека (ИДПЧ) был презентован в Ташкенте в июне 2015 года в ходе международного «круглого стола» на тему «Развитие парламентской демократии в Узбекистане: национальный опыт и международная практика».

Институт возглавляет полковник юстиции Сайёра Ходжаева, которую ее коллеги и знакомые считают «человеком исключительной честности и порядочности», «очень толковым специалистом» с огромным опытом.Повлияет ли Сайёра Ходжаева на ташкентские городские власти? Сможет ли организация с громким названием противостоять массовому нарушению закона? Надеяться на это очень хочется, но довольно сложно. Ведь отношение к демократии и правам человека, а также соблюдению законности в последние годы неуклонно ухудшалось.

Президент страны Ислам Каримов из года в год повторяет одни и те же громкие, но бессмысленные, не имеющие реального наполнения фразы. «Цель, которую мы поставили перед собой, - твердит Каримов, - построить открытое демократическое правовое государство с устойчиво развивающейся экономикой и уважаемое в мире общество, где не на словах, а на деле высшей ценностью является человек, его интересы, его права и свободы». Однако слова остаются словами, а реальная жизнь отличается от них зеркально. И пресловутая вырубка деревьев - вполне себе закономерное явление в длинном ряду произвола, включающего в себя и давление на оппозицию, и пытки, и несправедливые суды, и насильственный труд, и преследования инакомыслящих. Если директору Института демократии удастся защитить хотя бы право горожан на такую «мелочь», как тень над головой, то это в нынешних условиях можно будет считать серьезной и вселяющей надежду победой.
В 2016-2017 годах Узбекистан инвестирует $145 млн в создание инфраструктуры «Электронного правительства», сообщает 19 апреля «РИА Новости» со ссылкой на министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций республики.
Участники узбекско-корейского IT-форума.

В программу по созданию системы «Э-правительство» включено 28 проектов. В частности, модернизация предусматривает увеличение протяженности волоконно-оптических линий связи до 28,4 тысячи километров (в 1,7 раза больше по сравнению с 2015 годом), создание новых data-центров общей емкостью 30 тысяч терабайт, увеличение пропускной способности каналов связи до областных центров - в четыре раза до 40 гигабит в секунду, до районных центров - в десять раз до 10 гигабит в секунду.

«Наша страна поставила перед собой цель — в короткие сроки создать надежную инфраструктуру «Электронного правительства», которая позволит вывести взаимоотношения между государственными органами, населением и предпринимателями на качественно новый уровень», - заявил министр по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана Хуршид Мирзахидов на прошедшем 18 апреля в Ташкенте узбекско-корейском IT-форуме.

Как передает «Газета.Uz», корейскую делегацию возглавил исполнительный директор и председатель SkyLake Investments Чин Тедже, который несколько лет возглавлял Министерство информации и коммуникации Республики Корея и долгие годы работал главой Samsung Electronics. В состав делегации вошли также советник корпорации LG, член правления Корейского исследовательского фонда и председатель Исследовательской ассоциации в области нано-технологий Хи-Гук Ли, профессора Сеульского национального университета, Университета Сангкюнкван и Поханского университета науки и технологии.

Участники форума ознакомились, в частности, с этапами развития ИКТ в Корее и обсудили технологические и бизнес-тренды мировых лидеров IT-рынка. Университет Инха в Ташкенте и представители узбекского и южнокорейского бизнеса подписали Меморандум о взаимопонимании по созданию при вузе Консультативного совета, который будет предоставлять университету консультации и рекомендации во всех сферах, включая исследования, проекты технического и финансового содействия, инвестиционные проекты. Члены совета также будут оказывать помощь университету в повышении качества образования и формировании в Узбекистане образовательной среды на уровне мировых стандартов.

По словам Мирзахидова, сотрудничество в сфере ИКТ является одним из ключевых направлений стратегического партнерства между Узбекистаном и Южной Кореей. В 2014 году в Ташкенте был открыт Университет Инха, в 2015-м - запущено совместное предприятие LG CNS Uzbekistan, которое осуществляет реализацию проектов по разработке информационных систем и программных продуктов для системы «Э-правительство» и реального сектора экономики.

Напомним также, что развитием «Э-правительства» в Узбекистане занимается Ким Нам Сок, который в 2013 году был назначен заместителем председателя Государственного комитета связи, информатизации и телекоммуникационных технологий (СИТТ), а после превращения комитета в министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций Республики Узбекистан стал указываться замминистра-консультантом по ИКТ.

Ким Нам Сок - гражданин Южной Кореи, ранее занимал должность первого заместителя министра государственного управления и безопасности Республики Корея. Примечательно, что в его биографии на официальном сайте СИТТ название родной страны, в министерствах и комитетах которой Ким Нам Сок работал, почему-то опущено, и неподготовленному читателю может показаться, что такие структуры, как Президентский Комитет по государственной инновации и децентрализации, Министерство государственного управления и внутренних дел, Комитет государственного управления и безопасности, расположены не в Южной Корее, а в Узбекистане.
Участники Второй мировой войны получат по 800 тысяч сумов ($124 по реальному курсу или $276 по официальному) в связи с проведением 9 мая Дня памяти и почестей и празднованием 71-й годовщины Победы над фашизмом. Соответствующий указ президента опубликован пресс-службой главы государства.

Единовременные денежные вознаграждения живущие в Узбекистане ветеранам Второй мировой войны выделяются ежегодно. К примеру, в прошлом году они получили по 700 тысяч сумов ($175 по реальному курсу или $283 по официальному).Как передает «Podrobno.Uz», в настоящее время в Узбекистане живут не более 3000 участников Второй мировой войны.

Напомним, в боях против фашизма участвовали более полутора миллионов жителей Узбекской ССР из 6,5 миллионного населения этой республики. 420 тысяч из них погибли на фронтах, примерно 130 тысяч пропали без вести, 640 тысяч получили ранения. За мужество и отвагу 170 тысяч узбекистанцев были награждены орденами и медалями, 338 удостоены звания Героя Советского Союза, 53 награждены орденом «Славы» всех трех степеней.
Утром 19 апреля в центре Кабула прогремел взрыв, по крайней мере, 24 человека погибли, около двухсот ранены, сообщает Khaama.com. Ответственность за теракт взяло на себя движение «Талибан», которое ранее объявило о начале крупномасштабного «весеннего наступления».

Как передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода), взрыв прогремел в районе Пул-э-Махмуд Хан, где находятся здания министерств обороны и финансов, управления национальной безопасности Афганистана и администрации президента ИРА. Взрыв был слышен и в посольстве США в Кабуле.По данным CNN, сначала террорист-смертник взорвал груженый взрывчаткой грузовой автомобиль, стоявший в охраняемом периметре, а затем несколько вооруженных людей попытались проникнуть в здание управления национальной безопасности, началась перестрелка. Убит, по крайней мере, один боевик, полиция разыскивает еще, как минимум, двоих.

Президент ИРА Ашраф Гани осудил теракт и заявил, что такими действиями противник демонстрирует свою неспособность воевать с силами безопасности лицом к лицу на поле боя.
В Краснодарском крае выявлен очередной случай содержания в рабстве трудовых мигрантов. Очередной, потому что далеко не первый. В начале апреля председателю правления Межрегионального профсоюза защиты прав трудовых мигрантов «Единство» по Краснодарскому краю Дильшоду Назирову поступил телефонный звонок от гражданина Узбекистана, который сообщил, что на хуторе Красный в поселке Ильский, что в 70 километрах от Краснодара, он и другие узбекистанцы – всего 17 человек – находятся в заложниках у работодателя, поскольку тот отобрал у них паспорта. Сотрудники профсоюза отправились по указанному адресу.

Хозяином хутора оказался китаец по происхождению, которого мигранты называли «Володя». Люди жаловались на плохие условия жизни, на то, что работодатель грубо с ними обращается, бьет, не заключил трудовые договора, вовремя не платит зарплату. И при этом они не могут никуда выйти за пределы хутора, не имея на руках паспортов и миграционных карт – сразу по их прибытии «Володя» забрал у всех документы якобы для оформления патента. Только после приезда полиции хозяин вернул документы работникам. Однако самым неожиданным стало то, что не все узники захотели распрощаться со своим работодателем. «Фергана» связалась с Дильшодом Назировым, который рассказал подробности этого дела и еще о многих других проблемах, с которыми сталкиваются трудовые мигранты в Краснодарском крае:

- Когда поступил сигнал из Ильского, мы сразу поехали, вызвали сотрудников полиции. Работодатель сначала не хотел с нами общаться. Но потом подъехали полицейские, начали разбираться. Люди жили в какой-то пристройке из ДВП и целлофановой пленки, которая совершенно не пригодна для жизни, кругом – сплошная антисанитария. Выяснилось, что месячную зарплату они получали раз в 45 дней. Полицейские потребовали вернуть всем паспорта, что работодатель и сделал.

- Что было дальше?

- Четверо из мигрантов сказали, что вынуждены остаться и будут работать, потому что им некуда больше идти. Остальные ушли – кто-то собрался уехать домой, кто-то отправился родственников искать, чтобы устроиться на другую работу.

- Они решили остаться у человека, который держал их в неволе в жутких условиях?

- Они сказали, что приехали заработать, и им некуда деваться, что теперь быстро работу они не смогут найти. А раз работодатель оформил им патенты, то они останутся. Нашей задачей было вернуть мигрантам их документы и легализовать их. Мы как профсоюзная организация будем добиваться от работодателя выполнения трудового законодательства.

- Но он может опять отобрать у них документы?

- Мы оставили им контактные номера и сказали, чтобы в случае чего они сразу обращались. Кроме того, работодатель теперь тоже знает, что он попал в поле зрения правоохранительных органов.

- А как работодатель объяснил, почему люди живут в таких ужасных условиях?

- Он говорит, когда они приехали, их такие условия устроили.

- На видео видно, что среди работников есть женщины. Они все вместе жили в одном помещении?

- Да, все вместе. Там помещение разделено перегородками. Все женщины были со своими мужьями.

- Чем они занимались в этом хозяйстве?

- Работали в теплицах, выращивали огурцы, помидоры, другие овощи.

- А вы видели эти оформленные патенты? Насколько нам известно, мигранты должны собственноручно сдавать документы на патент.

- Я своими глазами их не видел, но бухгалтер этого «Володи» Наталья приехала, показала нам оригиналы чеков о том, что они сдали документы. Работодатель говорит, что потратил на оформление патентов 11-ти мигрантам 478 тысяч рублей – по 25 тысяч за каждого. Плюс к этому каждому оформил регистрацию, оплатил патент до июля, оформил трудовые договора. За каждого, говорит, еще налог платит. Остальные только приехали, им еще не успел оформить. Участковому он стал объяснять, что столько денег на них потратил, и теперь остался с ущербом. Но тот сказал, что все равно он не имеет права удерживать людей.

- То есть уголовное дело на него не завели? На самом деле его действия подпадают под статью 127.2 «Использование рабского труда» Уголовного кодекса России.

- Наверное. На этот вопрос должны ответить правоохранительные органы. В ближайшее время проверим ситуацию. Это не близко от Краснодара, поэтому мы пока больше туда не имели возможности съездить. У нас много других обращений – на следующий день мы уже другим делом занялись.

- Каким?

- К нам обратились 14 человек по вопросу постановки на миграционный учет. Они не успели оформить патент в течение месяца и, по закону, обязаны были выехать за пределы России. Эти люди 2 апреля этого года пересекли границу Ростовской области с Украиной – сейчас это ДНР и ЛНР. Заезжая обратно, получили миграционные карты. Вернулись в Краснодар, собрали документы, пошли сдавать в УФМС, а их в базе данных нет. В УФМС им сказали, что ничем не могут помочь, придется им опять пересекать границу. После того, как они нам позвонили, мы обратились в погранслужбу Ростовской области. Они говорят, что это не их вина, и сказали опять обращаться в УФМС. Снова обратились в УФМС, там нам сказали: езжайте на тот блок-пост, где они пересекали границу, пусть они там разбираются и отвечают на ваш вопрос – у нас в базе их нет. Мы организовали «Газель» и отправились опять на границу – а это 400 километров от Краснодара. На пограничном посту у них своя версия. Они говорят, что одну из двух отрывных частей миграционной карты передают в УФМС, и они должны сами заносить людей в базу.

Таких случаев тоже очень много – люди пересекают границу, но их не заносят в базу данных. И виновных не найти, а мигранты не знают, к кому обращаться. Интересно, как же так получается? А если это были бы какие-то террористы или экстремисты, то они спокойно могли бы въехать в Россию, и их никто не занесет в базу данных? Наша гражданская позиция просто не позволяет нам быть равнодушными к таким случаям, но соответствующие службы должны сделать выводы. Если бы 14 апреля сего года в ходе «Прямой линии с президентом Владимиром Путиным» задали бы данный вопрос президенту, то уже наверняка с нами туда бы поехала целая делегация спецслужб, представителей УФМС, журналистов, но, к сожалению, пока приходится разбираться в этом вопросе нам в одиночку.

- Давно такие жалобы к вам поступают?

- В последний месяц-полтора.

- А этот случай с 17 мигрантами, которых держали без паспортов, первый в вашей практике?

- Что вы! С 2012 года таких обращений у нас очень много было – более 50 случаев, когда у мигрантов отбирали паспорта и держали их без документов, как в рабстве. И только в 3-4 из них были заведены уголовные дела.

- В основном это граждане Узбекистана?

- Да. Я сам узбек, родом из Оша, давно живу в Краснодарском крае. Когда мои земляки узнали, что я начал работать в общественной организации, многие стали обращаться.

- Это недавние дела? Расскажите о них.

- В 2013 году в моей практике было первое такое дело. Я тогда только начал работать в Краснодарской региональной правозащитной общественной организации «Южная линия». Гражданин Узбекистана Собир Туйчиев привез 45 земляков, отобрал у них паспорта, вместо которых дал им на руки фальшивые регистрации и разрешения на работу. Люди работали три месяца в «Ашане», не получая зарплату. Мы обратились в УФМС, они провели проверку, на Собира Туйчиева открыли уголовное дело, а на ту фирму, которая нанимала работников, наложили большие штрафы. Это дело было очень громким.

После этого в Крымском районе еще одно дело открыли по факту избиения работодателем работника-мигранта. Затем, в 2014 году, в Краснодаре в пекарном цехе один гражданин России отобрал паспорта у нескольких человек, заставлял их работать целыми сутками, не платил зарплату. Там тоже была проверка, и завели уголовное дело. Подобный случай был на кирпичном заводе в Полтавском районе, и много других было, но нигде больше уголовные дела не возбуждали. Хотя по нашим заявлениям всегда проводят проверки.

- А эти уголовные дела до конца доведены, виновные наказаны?

- Я не могу точно сказать, потому что нашим делом было освободить людей, вернуть им документы и обратить внимание правоохранительных органов на эти случаи. Они нас уведомляют о том, что открылось уголовное или административное дело, но о ходе расследования уже не сообщают. Для нас главное, что людям возвращали их документы и в некоторых случаях – долги по зарплате.

- С какими еще проблемами к Вам обращаются мигранты?

- Одной из главных проблем является оформление патентов в Краснодарском крае. Людям стало очень неудобно. Раньше патент можно было получить в отделении УФМС любого района, а теперь только в уполномоченной организации – миграционном центре города Краснодара. Люди приезжают со всего края, поток очень большой, каждый день многочасовые очереди. Почему-то медицинские справки, которые мигранты получают в официальных медучреждениях региона, уполномоченная организация не принимает и заставляет их заново проходить медкомиссию в Краснодаре.

Миграционный центр не справляется, а люди не успевают уложиться в 30-дневный срок подачи документов на патент. Им приходится опять выезжать и заезжать обратно. Очень многим мигрантам приходится выезжать через Ростовскую область, потому что они не успевают оформить патент – здесь очереди в УФМС и коммерческий миграционный центр очень большие – по 200 человек в день, а принимают только 20-25 человек. Кто-то не успевает сдать документы на патент вовремя, кто-то нужную сумму не находит. Первоначальное оформление патента, как я уже сказал, обходится в 25 тысяч рублей, потом ежемесячно нужно платить 3250 рублей.

Вообще мы хотим попросить посольство Узбекистана обратить особое внимание на наш Краснодарский край. В течение четырех лет, что я работаю в общественных организациях, ко мне поступает очень много обращений от мигрантов, поэтому хорошо было бы открыть в Краснодаре консульство Республики Узбекистан. Приведу один пример. В прошлом году мы записали видеообращение в адрес УФСБ и УФМС России по Краснодарскому краю от иностранных граждан, которые оказались в приграничной нейтральной зоне в местечке Матвеев Курган. Кто-то из них находился в нейтральной зоне месяц, кто-то два-три месяца, представляете – без денег, без крыши над головой, на нейтральной территории границы. Они тоже отправились пересечь границу, а у них оказались запреты на въезд. Когда они выезжали, пограничники их не предупредили, а обратно не впустили. Среди этих мигрантов были граждане Узбекистана и Таджикистана. Хорошо, что в Краснодарском крае таджикское почетное консульство есть. После нашего заявления они сразу же обратились в МИД России, и 13 мая 2015 года почетный консул Таджикистана вместе с сотрудниками УФМС привез всех людей – граждан Таджикистана и Узбекистана – в Ростов-на-Дону. Оттуда каждого отправили домой.

Вот в таких ситуациях мы очень нуждаемся в поддержке консульства, чтобы они на наши нужды быстрее реагировали. В наш Южный федеральный округ (ЮФО) входят Краснодарский край, в котором от границы до границы расстояние 700 километров, Волгоградская, Астраханская, Ростовская область, Ставропольский край, Дагестан, Чечня, Адыгея. В ЮФО очень много узбекских граждан, а консульского отдела нет. Кто-то паспорт потерял, у кого-то другие проблемы – чтобы их решить, люди должны ехать в посольство в Москву за 1500 километров. А тем, кто потерял паспорт, очень трудно выехать в Москву, потому что, во-первых, большая проблема – получить справку об утере паспорта, во-вторых, доехать почти невозможно – на поезд или самолет билет не купишь, рейсовые автобусы на каждом посту проверяют. Вот и получается такая почти неразрешимая проблема. Поэтому граждане Узбекистана очень нуждаются в поддержке властей своей страны.

Наша головная общественная организация Межрегионального профсоюза защиты прав трудовых мигрантов «Единство» находится в Астрахани. В настоящее время мы открываем районные отделения профсоюза в Славянске на Кубани, Геленджике, Сочи, Анапе, Туапсе, Новороссийске. Мы стараемся помочь всем мигрантам, кто бы к нам обратился, – из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Украины. К примеру, мой заместитель Марина Божко – родом из Луганска. Все мы, организации, помогающие трудовым мигрантам, хотим более тесно сотрудничать с государственными органами для решения тех или иных проблем, которых в области трудовой миграции очень много.

https://youtu.be/0Ah1bA9L2Rc
http://ru.sputniknews-uz.com/society/20160419/2537971.html
В Узбекистане ходит множество слухов о причинах отсутствия газа, и в основном они не имеют ничего общего с реальностью. Кто виноват - частные газовые теплицы, неуспевающие следить за отбором газа местные чиновники или сами жители, попытался разобраться корреспондент Sputnik.
http://prokuratura.uz/ru/pages/news/corruption_of_1the_milli_xavfsizligi_ta1gid/
Генеральной прокуратурой, в рамках реализации плана разъяснительных мероприятий «Коррупция – угроза национальной безопасности», в Министерстве народного образования проведена встреча, посвященная вопросам предупреждения фактов злоупотребления и коррупции в сфере народного образования.
С 29 апреля национальная авиакомпания «Узбекистон хаво йуллари» («Узбекские авиалинии») начинает выполнять регулярные грузовые рейсы из Навои (Узбекистан) в Тегеран (Иран), сообщает РИА Новости. В сообщении пресс-службы авиакомпании говорится, что «рейсы в международный аэропорт имени Имама Хомейни будут выполняться на грузовых самолетах национальной авиакомпании Boeing-767-300BCF два раза в неделю по понедельникам и пятницам».

Грузовые рейсы из аэропорта Навои сегодня выполняются во Франкфурт, Вену, Милан, Сарагосу, Тель-Авив, Дубай, Дели, Мумбай и Сеул.

Ранее посол Ирана в Узбекистане Бахман Агарази Дормани заявил узбекским СМИ, что иранская сторона предоставит Узбекистану возможности аэропорта «Имам Хомейни» для грузового транзита. По расчетам иранской стороны, после снятия санкций с Тегерана товарооборот между Ираном и Узбекистаном может вырасти до 1 миллиарда долларов против 250 миллионов долларов по итогам 2014 года за счет развития транзитных возможностей и использования новых транспортных коммуникаций.

Международный аэропорт «Навои» передан в управление корейской компании Korean Air до 1 января 2019 года.
http://podrobno.uz/cat/economic/uzbekenergo-iznos-oborudovaniya-na-ges-sostavlyaet-100/
Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Износ оборудования на гидроэлектростанциях (ГЭС) Узбекистана составляет до 100%. Об этом сообщил инженер службы энергоэффективности и развития ВИЭ «Узбекэнерго» Дильшод Элмурадов на научно-техническом форуме Green Forum-2016 в конце прошлой недели.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner