?

Log in

No account? Create an account

April 17th, 2016

В Кыргызстане пожилым считается мужчина, достигший возраста 63 лет, и женщина старше 58 лет. Согласно данным Министерства социального развития, 6,9% населения Кыргызстана, или 408,4 тысячи человек, составляют пожилые граждане. Их проблемами с самого распада СССР занимается руководитель Общественного объединения «Ресурсный центр для пожилых» Светлана Баштовенко, которая в интервью «Фергане» рассказала о работе своей организации.

«Так получилось, что после окончания советской эпохи единственной категорией населения, которой никто не хотел заниматься, стали пожилые люди. Я тогда работала с детьми в родном городе Балыкчы (раньше это был город Рыбачье, Иссык-Кульская область), мы учили их шить, вязать, плести и продавать готовую продукцию. Чтобы чем-то кормить детей, мы купили духовку и пекли булочки. Однажды, когда мы готовились к ярмарке, в окно на запах свежей выпечки заглянули голодные бабушки. 1991 год был страшным, сами еле выживали, моя мама получала пенсию в 20 сомов и мы за ночь вязали пару носков и пинеток, чтобы утром продать и купить хлеба. Денег не хватало, доноров и грантов тогда еще не было и мы думали об отъезде из страны.

Мы пригласили бабушек на чай и начали делать это постоянно. Тогда я поняла, что надо помогать пожилым, мы стали собирать стариков на улицах. Буквально отрывали их от мусорных баков, где они искали картофельную кожуру, чтобы сварить и съесть. Так мы собрали 116 человек, которые были брошены детьми или просто остались одни.

Время в те годы было тяжелым, люди спиливали деревья в парках, чтобы согреться дома. Работы не было, денег тоже. Синдром бедности сводил стариков с ума. У одной бабушки спрессованный мусор занимал все место от ворот до двери дома. Боясь остаться ни с чем, она тащила с мусорок в дом буквально все. Из-за инфекции она долго не прожила…

Спустя некоторое время про нас узнал директор ACTED в Центральной Азии Рифат Касиc, который ознакомился с нашей работой и рассказал, что в Индии работают группы самопомощи и было бы хорошо организовать подобную модель в Кыргызстане. Из Индии к нам приехала специалист и рассказала об объединении групп по совместному накоплению средств, например, чтобы сделать дорогу или построить туалет. Мы съездили в Индию, увидели все сами и решили перенять модель, но изменить ее под нашу действительность.

Все говорили, что я сумасшедшая и мне лучше ухаживать за своей мамой, но я продолжала работать. Мы собрали первых четырех бабушек, чтобы они вместе приготовили еду. Из горстки риса ничего не приготовишь, а если кроме риса есть еще картофель и лук, то можно сварить суп. Бабушкам понравилось и они начали что-то делать вместе. Не только готовить, но и шить, вязать, консервировать.

В 2000 году они вышли на ярмарку, продали свои товары и получили первую сумму денег. В 2000 году при консультации Рифата мы получили первую помощь для групп самопомощи - газовые плиты, столы, стулья, банки и крышки для консервации овощей. Кроме того, к каждой группе были прикреплены лежачие старики, которым группы самопомощи начали помогать по дому и делиться с ними едой.

Сейчас в стране работает 127 групп самопомощи, которые охватывают 2880 человек. В селе Григорьевка люди собирают по 2,5 тонн грибов за сезон на продажу. В Бостери собирают яблоки и абрикос. В городе Токмак выращивают картофель и клубнику. На юге, через наших партнеров, группы занимаются сельским хозяйством, начиная с выращивания хлопка и заканчивая производством сухофруктов. В другом регионе выращивают коз и делают сыр. Часть всей продукции идет на экспорт. На юге Иссык-Куля изготавливают юрты и другие войлочные изделия для продажи в Европе.

За эти годы первые участники групп самопомощи постарели. В 2008 году при помощи доноров мы создали Центр дневного пребывания для пожилых людей, где есть медицинский и социальный работник, психолог и директор. Сейчас Центр посещает 22 человека, еще сорока двум мы помогаем на дому, а также ежедневно развозим питание семи лежачим людям, которые не имеют средств. Центр - это альтернативное традиционным домам престарелых учреждение, где у пожилых есть возможность общаться и работать, быть нужными обществу.

В 2004 году, когда мы продвигали международный Мадридский план действий по проблемам старения, который подписали 159 стран, в том числе, и Кыргызстан, у нас возникла идея по созданию международной сети. Сеть была учреждена 17 общественными организациям из Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана. Сейчас в нее входит 48 организаций из 10 стран. Мы постоянно встречаемся, обмениваемся опытом и сообща решаем проблемы старшего поколения.

Работая с пожилыми людьми, мы стараемся найти их родственников. К сожалению, за все это время только двоих пожилых дети забрали в семью. Истории очень разные и не всегда люди благодарны нам. Например, дочь одной женщины мы нашли в другой стране, на хорошей должности, при солидной зарплате, которая была недовольна, что причиной ее поиска стала брошенная мать. Информация дошла до ее руководства, благодаря содействию которого дочь и приехала за матерью. Маму она забрала, купила ей квартиру, сейчас у них все хорошо.

За второй женщиной приехала дочь, которая жила в российской глуши. До этого у нее не было возможности забрать маму, она самая многодетная мать, работает дояркой, а муж ее пьет. Маму она забрала , в данное время она проживает в семье дочери. Там наша бабушка безуспешно пыталась организовать такие же группы самопомощи.

Дееспособное население уезжает из страны, бросая стариков, потому что в Кыргызстане нет работы. Особенно эта проблема актуальна для южной части страны. Люди уезжают на заработки, рожают детей, привозят их своим родителям и опять уезжают. Это уже другая проблема, потому что старики обязаны жить ради внуков и не могут отдохнуть, а их пенсия вместо лечения уходит на внуков.

Также неправильно думать, что только русские бросают стариков. Если в 2002 году оставленных стариков-киргизов были единицы, то сейчас их очень много. Национальные семейные ценности во многом утрачены. Родителей не только бросают, у них забирают последнее. Нам как-то позвонили и попросили помочь аксакалу, который живет в селе в сарае, раз в месяц к нему приезжает сын и забирает пенсию. Мы приехали туда и на самом деле увидели сарай, там стояла кровать с провисшей до земли железной сеткой, на которой лежал голодный старик. Мы взяли его в группу самопомощи, но было поздно и скоро дедушка умер. И это не единственная подобная история…

А сколько случаев черного рейдерства, когда у стариков отбирают жилье и оставляют их на улице. Не только мошенники, но даже их дети и родственники.

Хочется, чтобы пожилые люди жили лучше. Они ведь заслужили это и мы стараемся в этом им помочь. В 2011 году мы добились, чтобы при Минсоцразвития появилось Управление по работе с пожилыми и лицами с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ). Сейчас работаем над тем, чтобы в Кыргызстане была разработана Национальная политика по старению, которая будет учитывать все аспекты достойной жизни пожилого человека: условия жизни, питание, лекарственное обеспечение. Возможно, тогда можно будет надеяться на улучшение жизни пожилых».

* * *

После разговора со Светланой я отправилась в Балыкчы. Дневной центр пребывания для пожилых людей расположен в здании 30-х годов постройки. Раньше здесь находился детский сад для детей сотрудников железной дороги. Здание было выкуплено и полностью отремонтировано. Там не было стен и потолка, отсутствовала даже канализация. Когда команда Светланы Баштовенко восстановила здание, местные власти пытались его отобрать и даже завели судебное разбирательство, которое растянулось на пять лет.

У входа меня встретила девушка – директор Центра Миргуль Жансеркеева. По образованию юрист, она и раньше работала с сетью Светланы Баштовенко, но в этой должности она недавно. Миргуль познакомила меня с персоналом, показала комнаты, в которых обедают и занимаются пожилые. Они вяжут, изготавливают поделки, пекут пирожки, выращивают овощи (у Центра небольшой участок земли, где строится теплица и есть абрикосовый сад), заготавливают консервацию. В 2014 году постояльцы Центра заработали 32 тысячи сомов, из которых 10.000 были чистой прибылью. Эти деньги они могут потратить на себя, например, съездить куда-то на отдых.

Медработник Мира Имашева рассказала, что ежедневно она обследует подопечных Центра и выезжает к тем, кто находится на их попечении. Всего в Балыкчы, где когда-то проживало около 150 тысяч человек, а сейчас в три раза меньше, живет почти 6 тысяч пенсионеров. Много одиноких все по той же причине - дети и внуки разъехались. Средняя пенсия – 3 тысячи сомов ($44), прожить на эти деньги нереально. Среди людей есть и те, кто из-за потери документов или по другим причинам остался даже без этих небольших денег, выплачиваемых государством. Таким Мира вместе с другими работниками развозит еду. У самой Миры уже пятеро внуков, но она не хочет превращаться в бабушку и продолжает работать и даже помогать своим детям.

Пока готовился обед, я прошлась по Центру. Уже 9 лет здесь работает 61-летняя Валентина Сергеевна Паломар, которая занимается профилактикой сахарного диабета среди жителей городка. Она окончила медицинское училище в Пржевальске (ныне это город Каракол), работала акушером, ее супруг погиб, а двое детей живут в Бишкеке. Не они ей, а она им до сих пор помогает и именно это стимулирует ее жить и работать даже после достижения пенсионного возраста.

В другой комнате Евгения Тимофеевна Колесникова, а ей 82 года, вела урок рисования детям из местных школ. Родом из Балыкчы, она закончила Ошский пединститут, работала в разных учреждениях. Потом закончила сельхозтехникум, но так как в Балыкчы не было сельского хозяйства, она переквалифицировалась в учителя. Ее супруга уже нет в живых, один сын умер, второй живет в России. Есть правнуки, которым Евгения Тимофеевна сама помогает из своей скромной пенсии в 5500 сомов. Кроме пенсии она зарабатывает на уроках рисования, которые проводит в Центре три раза в неделю. Сейчас она обучает 10 детей, которые в месяц платят по сто сомов. То женщина зарабатывает на уроках всего 1000 сомов… Но для нее важнее не сидеть дома и быть востребованным специалистом.

70-летняя Мария Анатольевна Винник ходит в Центр уже пять лет. Она приехала в Балыкчы с Украины 30 лет назад. Муж ее умер, есть двое дочерей – одна на Украине, вторая с тремя детьми и без мужа живут вместе с ней. Один из ее внуков печет лепешки. Дочь матери не помогает, все опять наоборот. Мария Анатольевна помогает дочери со своей пенсии в 3500 сомов. В Центре она делает все: шьет, вяжет, выращивает овощи и даже участвует в самодеятельности.

Ее 89-летний друг Кайсабек Ажогулов сюда попал не из-за нужды. По местным меркам у него хорошая пенсия в 6000 сомов и шестеро детей, часть которых живут в вместе с ним в Балыкчы. Они не хотели, чтобы отец ходил в Центр, мол, родня подумает, что ему дома плохо. Дома все хорошо, а в Центр Кайсабек ходит для общения.

Хорошая история и у 77-летней Людмилы Семеновны Тоцкой, которая родилась в России и закончила химико-технологический техникум. В Балыкчы она приехала в гости к родным из Перми и осталась на всю жизнь, потому что нашла здесь свою любовь. Ее супруг умер в 2013 году. У нее есть сын в Одессе и дочь в США. Людмила Семеновна гордится детьми у которых не раз бывала в гостях. Она любит рассказывать местным бабушкам о загранице и сейчас как раз думает над тем, к кому лучше уехать жить навсегда – дочери или сыну. Сюда она попала случайно, когда готовилась к отъезду и распродавала на базаре вещи. Ее встретила подруга и пригласила сюда. Теперь женщина активно помогает в Центре, где нашла много новых друзей.

Еще один постоялец Центра – Жапар Жакыпович Канаев (65 лет) - бывший директор этого заведения. Когда-то он был директором школы, где учителем работала основатель Центра Светлана Баштовенко. Старожил Балыкчы, он помнит, как в советской газете «Правда» писали, что Балыкчы - это единственный город, где сочетаются все четыре вида транспорта – водный, железнодорожный, авто и авиа. Ведь раньше в городе был аэропорт, куда на «кукурузниках» доставляли почту.

«Раньше здесь жили преимущественно славяне. Самый большой отток населения пришелся на 1991-93 годы. В те годы я проработал директором в трех школах, целые коллективы учителей вместе с детьми уходили, некем было замещать. В итоге из трех русскоязычных школ одну закрыли полностью, а в четырех смешанных, русско-киргизских, закрыли русские параллели», - рассказал Жапар Жакыпович.

Потом Светлана пригласила его быть директором Центра и он до сих пор помнит, как впервые построил бабушек на зарядку и они кричали на него, что, мол, не будем мы за кашу зарядку делать. «В начале было сложно. Сложно было менять людей, прививать новое. Никогда не забуду, когда мы готовили первые обеды. Бабушки очень быстро ели, боялись, что им еда не достанется, такой голод в стране был. Потом они научились спокойно есть, жизнь начала налаживаться. Мы стали организовывать группы самопомощи и спустя шесть лет я оставил пост директора и возглавил Балыкчинскую федерацию групп самопомощи и начал развивать это направление».

Пока я разговаривала с постояльцами Центра, был приготовлен и расфасован обед. За двумя порциями приехал Жолдошбек Жеенкулов, который уже 15 лет не работает, потому что ухаживает за мамой, она инвалид 1 группы. Второй обед он отвезет своему соседу, у которого нет другой возможности получать горячую еду. Один раз в день работники центра развозят питание, завтрак, обед и сладкое неимущим. В этот день были молочная каша, уха, фунчоза (рисовая лапша) с мясом и пряники с конфетами. Вместе с Мирой и Миргуль я поехала посмотреть, как живет та категория пенсионеров, которой нечего есть…

Вот первый покосившийся дом с обваливающейся стеной. Здесь проживает Елизавета Григорьевна Тармышова вместе с сыном, страдающим алкоголизмом. Ей, инвалиду первой группы, 93 года, она практически полностью лишена слуха и зрения. Пенсия женщины - 4000 сомов. Работники Центра смогли найти двух дочерей Елизаветы, которые живут в Белоруссии. Они приехали к матери, убрали в доме, но у них что-то не сложилось, после чего они уехали обратно без матери.

Вместе с Мирой захожу дом, разуваться не пришлось, здесь грязно, спертый воздух. В доме две комнаты, судя по нищей обстановке, сын Елизаветы распродал все. В первой комнате окна без занавесок, часы на стене, старый шкафчик, железная кровать с засаленным матрасом и одеялом. Во второй комнате, которая также служит кухней, аналогичная «обстановка». Лишь на стене у кровати висит ковер с оленями. Здесь же бегает собака и ждет подачки. Мира разложила еду бабушке, которая начала жадно есть. Осматриваясь по сторонам Мира заметила, что пару недель назад она приносила сюда новое постельное белье. Сейчас его уже не было…

Следующий адресат - 79-летний Забирбек Момнов. Он один воспитывает 8-летнего внука Ислама. Мать бросила ребенка, когда ему был один месяц, а отец малыша, сын Забирбека, в тюрьме. Дочь работает в Москве, она осталась одна с тремя детьми, поэтому отцу не помогает. Ислам очень воспитанный, приглашает в квартиру, приносит стулья. Он хорошо учится и неплохо рисует. Этому его обучил дедушка-художник, и теперь их скромная двухкомнатная квартирка увешана рисунками обоих. Забирбек родился в Китае в 1937 году, 11 мая 1955 года переехал в Кыргызстан, в Алма-Ате учился в художественном училище. Работал в Балыкчы комбайнером и трактористом. А еще рисовал портреты Ленина для местного акимиата (администрации). Когда настал пенсионный возраст, пенсия ему так и не была начислена, потому что его документы потеряли и не восстановили. Сейчас мужчина с внуком выживает на пособие ребенка в размере 1000 сомов и благодаря помощи добрых людей.

Последний адресат была из новеньких. Накануне в Центр позвонила Татьяна Афанасьевна Твердохлебова и попросила помощи. Ей 63 года и она выживает на пенсию в 3012 сомов, из которых 1000 уходит на оплату коммунальных услуг. В 1966 году она приехала в Киргизию из России, в Пржевальске отучилась на продавца, вышла замуж и родила дочь. Мужа не стало в 2004 году, потом умерла дочь, у которой осталось двое дочерей. Первая внучка Твердохлебовой работает в Бишкеке – моет машины, у нее есть дочь, которая живет с папой. Вторая, 25 лет, живет вместе с бабушкой и сожителем. Они пьют и распродали почти всю обстановку в этом доме, даже кровать, и сейчас спят на полу. Трехкомнатный дом практический пуст, видно, что здесь пытались продать не только кровать. Еще у них была собака, но сожитель дочери ее съел…

На следующий день я поехала по государственным домам престарелых…

Екатерина Иващенко, специально для «Ферганы».

Продолжение следует

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner