?

Log in

No account? Create an account

April 14th, 2016

Сотрудники проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) совместно со студентами провели исследование на тему «Коррупция в органах ФМC». Доклад по его результатам был представлен на круглом столе в Москве 11 апреля.

Авторы доклада пояснили, что основной целью исследования было не уличить Федеральную миграционную службу (ФМС) в коррупции, а установить, снизились ли коррупционные риски после отмены квот на привлечение рабочей силы и введения с 1 января 2015 года патентной системы. Но поскольку с 5 апреля текущего года ФМС прекратила существование как самостоятельное ведомство, свои выводы и рекомендации авторы переадресовали министерству внутренних дел, сообщила руководитель проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики НИУ ВШЭ Елена Панфилова:

- К тому времени, когда стало известно о реорганизации ФМС, наш доклад был уже готов. Единственное, что мы сделали - поменяли адресата рекомендаций с ФМС на МВД. При этом суть проблем не изменилась, поэтому исследование не только не потеряло актуальности, но должно быть принято во внимание министерством, которому вверена реализация миграционной политики и предоставление миграционных услуг.

«Заметно двойственное современное отношение властей к иммигрантам: с одной стороны, признается необходимость возмещения убыли населения и необходимость привлечения иностранных рабочих в больших масштабах в страну, однако при этом государство стремится предоставить рабочие места только своим гражданам. Наблюдается «антиимиграционная риторика на фоне использования труда мигрантов». «Некоторые исследователи считают, что миграция простым населением страны рассматривается как угроза этническому сообществу; популярно мнение о необходимости «полной ассимиляции» мигрантов в принимающее общество. Этот агрессивный подход к формированию миграционной политики связан с её относительной новизной: ни население, ни само государство не готовы к тому количеству «инокультурных мигрантов», которые пребывают на территорию страны. Тем не менее, стоит признать очевидное – Россия является страной миграции». (Из исследования «Коррупция в органах ФМC»).

Безусловно, мы отправим наши рекомендации во все заинтересованные госструктуры, тем более что кроме антикоррупционной тематики в ходе нашего исследования на первый план вышла еще одна проблема, с которой мы, как граждане, не готовы мириться, – это унижение человеческого достоинства. После того, что мы увидели и услышали, к нашему профессиональному интересу добавилась еще и наша гражданская позиция – россиян, которые не могут допустить, чтобы на территории их страны систематически унижалось человеческое достоинство граждан любых других стран. Этого просто не должно быть в современной развитой стране, по какому бы пути она не шла, - подчеркнула Панфилова.

В ходе исследования было изучено миграционное законодательство на предмет наличия в нем коррупциогенных факторов (коррупциогенность - относительно новый термин в русской лексике, означающий подверженность коррупции, создание условий для ее проявлений. – Прим. «Ферганы»), а также проанализирован уровень прозрачности работы ФМС и практическая деятельность ведомства по противодействию коррупции, в частности - ведомственный план противодействия коррупции на 2014-2015 годы и отчет по его реализации.

Другая часть исследования посвящена непосредственно правоприменению: проанализирован альтернативный рынок предоставления услуг по оформлению документов для мигрантов и проведено интервью с лицами, причастными к оказанию нелегальных услуг для иностранных граждан. Остановимся на основных наблюдениях и выводах исследователей.

Законы. Проверка на коррупциогенность

Специалисты говорят: чем жестче требования к условиям пребывания и трудоустройства иностранных граждан, тем выше коррупционные риски. При рассмотрении правовых норм, регулирующих положение трудовых мигрантов в России, эксперты обращают внимание на следующие коррупциогенные факторы: широта полномочий ответственных госорганов, произвольное или выборочное изменение объема прав граждан, наличие завышенных требований, предъявляемых лицу для реализации принадлежащего ему права, установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям.

Например, российским законодательством не предусмотрена смена цели визита человека в страну, что уже изначально ограничивает права иностранного гражданина. Так, если мигрант приехал в Россию навестить родственников (о чем указал в миграционной карте), но потом решил устроиться на работу, то ему необходимо вернуться обратно на родину и заново въехать в Россию. А если срок его пребывания составил 90 дней, то въехать он сможет еще только через 90 суток.

Мигрант может быть включен в список невъездных при наличии полного пакета документов и патента, если он совершил два и более административных правонарушения. Патент аннулируется в случае, если в течение двух месяцев с его получения мигрант не устроился на работу, то есть официально не заключил трудового договора. А ведь зачастую это происходит не по его вине – многие работодатели всячески избегают официального оформления мигрантов, чтобы снизить свои расходы.

Любопытно также, что в Кодексе об административных правонарушениях для иностранных граждан, привлекаемых к административной ответственности в Москве и Санкт-Петербурге за нарушение правил въезда или режима пребывания, есть лишь одна, безальтернативная мера наказания – штраф плюс административное выдворение, в то время как в остальных субъектах Российской Федерации наказание зачастую ограничивается административным штрафом. По мнению экспертов, подобная норма приводит к нарушению принципа равноправия субъектов: по-разному расценивается опасность одного и того же правонарушения в разных регионах, - а также ставит в дискриминационное положение иностранных граждан, проживающих в Москве и Санкт-Петербурге.

Необходимо отметить, что эта правовая норма привела к беспрецедентному количеству административных выдворений в двух столицах за последние три года. По данным Комитета «Гражданское содействие», в 2014 году российские суды вынесли решения о выдворении иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении 198.371 человек (против 137.097 человек в 2013-м и 45.227 человек в 2012 году). При этом только в Москве в 2014 году районными судами было вынесено 59.574 решений о выдворении (против 36.724 в 2013-м и 15.213 в 2012 году), что составляет 87 процентов от общего числа рассмотренных в столице дел.

Юристы критикуют и наличие в российском законодательстве двух дублирующих друг друга институтов – депортации и административного выдворения, и предлагают отказаться от института депортации как такового в связи с отсутствием его целесообразности и обоснованности.

Отдельная проблемная тема – правовое регулирование спецучреждений временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ), в которые помещают мигрантов перед административным выдворением из России. Здесь эксперты выделяют следующие проблемы: «В законе отсутствуют описания условий и гарантий содержания иностранных граждан и лиц без гражданства в специальных учреждениях, не указан конкретный и определенный срок содержания, не установлены категории лиц, содержание которых в специальных учреждениях недопустимо. Кроме того, за иностранными гражданами не предусмотрено право обращения к переводчикам, а также отсутствует конкретика о порядке и случаях применения физической силы, специальных средств и (или) оружия при охране специальных учреждений».

Борьба с коррупцией. Как это делалось в ФМС

Ввиду специфики деятельности миграционной службы, а именно – осуществления непосредственного контакта с российскими и иностранными гражданами, служебные функции многих сотрудников ФМС подпадают под определение «коррупционно-опасные».

Какие мероприятия проводила сама ФМС для снижения коррупции в собственных рядах? Исследователи отвечают: «Несмотря на то, что ФМС выполнила предусмотренные министерством труда и соцзащиты минимальные требования по публикации информации по противодействию коррупции, при анализе документов не создается впечатления об эффективной борьбе ФМС с коррупцией. В первую очередь, отчет о реализации Плана по противодействию коррупции на 2014-2015 годы не предоставляет полноценной картины о мерах по противодействию коррупции в рамках ФМС».

Действительно, в отчете о реализации указанного плана представлены отрывочные статистические данные о количестве проведенных мероприятий, лишенные анализа, не наполненные реальным содержанием и не позволяющие судить об эффективности предпринятых мер.

Кстати, из плана 2015 года «выпали» некоторые важные положения, присутствовавшие в планах прошлых лет, – например, посвященные участию представителей общественных организаций в деятельности общественно-консультативных советов при ФМС, а также освещению в СМИ резонансных случаев коррупционных правонарушений в системе ФМС. Несмотря на широкий спектр документов, представленных на официальном сайте, ведомством не опубликовано никакой информации о конкретных фактах совершения актов коррупции сотрудниками ФМС, хотя некоторые из таких случаев все же получили огласку в СМИ.

Околопатентная жизнь

Авторы доклада попытались провести «полевое исследование» в Многофункциональном миграционном центре города Москвы (ММЦ) в Сахарово, но разрешение на него так и не получили. Тем не менее, сотрудники НИУ ВШЭ съездили в ММЦ, понаблюдали за всем происходящим там со стороны и побеседовали с посетителями центра. Хотя на сайте ММЦ висит предупреждение о том, что центр не взаимодействует с посредниками, практика показывает, что сбор документов для получения патента также оброс большим количеством услужливых агентов. Даже на территории самого миграционного центра бродят люди, предлагающие услуги по «продвижению» оформления патента. Причем понаблюдать за тем, что происходит за дверями центра, российские граждане не могут, так как внутрь пускают только иностранцев.

В Москве давно существуют организации, занимающиеся оформлением документов для мигрантов из Центральной Азии. У входа во многие станции метро можно увидеть курьеров, которые работают на эти организации и получают в день в среднем от 500 рублей. Исследователям удалось поговорить с представителями нескольких организаций, занимающихся помощью мигрантам из Киргизии. В ходе беседы они рассказали, что изменилось за последний год в их бизнесе.

По словам респондентов, в Москве существуют более сотни крупных и мелких компаний, которые предоставляют услуги по оформлению документов. С помощью этих организаций мигранты подают документы в ФМС. У тех компаний, которые были ориентированы на граждан Кыргызстана, бизнес постепенно умирает, поскольку государство вступило в ЕАЭС (Евразийский экономический союз), и получать патент кыргызстанцам теперь не нужно. До того, как в Сахарово был создан ММЦ, эти организации имели прямой доступ в территориальные управления ФМС, то есть - имели прямые связи с работниками этой службы, с помощью которых оформляли и патенты, и регистрацию. «Раньше все было намного проще: приходишь в ФМС, заходишь к менеджеру или главе и предлагаешь сотрудничать. Они тоже люди, им деньги нужны. Понимают», - сказал один из респондентов. С появлением ММЦ в Сахарово такая возможность пропала. В настоящее время эти организации занимаются только помощью в сборе документов для получения патентов (регистрация, медицинские справки, сертификат о прохождении теста по русскому языку и прочее). Трехмесячную регистрацию оформляют по цене от 500 рублей и выше, сбор документов на патент стоит от 8000 рублей.

Несмотря на то, что в интернете можно обнаружить множество компаний, предлагающих свои услуги по оформлению документов, абсолютное большинство мигрантов предпочитает напрямую обращаться к уже проверенным поставщикам услуг, ранее оформлявшим те или иные документы их родственникам или знакомым. Таким образом, «сарафанное радио» по-прежнему остается самым надежным источником информации для трудовых мигрантов.

Выводы и рекомендации

Подводя итоги исследования, его авторы делают следующие выводы. С введением патентной системы процесс оформления иностранных граждан на работу был облегчен, некоторые коррупционные издержки, такие как существовавший при квотной системе институт посредников, в некоторой мере устранены. Но альтернативный рынок предоставления услуг мигрантам с переходом на новую систему полностью не исчез. Законодательство остается недоработанным: проведенная антикоррупционная экспертиза миграционных законов выявила немало коррупциогенных норм.

Самые высокие риски коррупционных издержек существуют в ситуации распространенности неформальной миграции низкоквалифицированной рабочей силы, особенно в сфере нерегулярного трудоустройства, временных и сезонных работ. В этом случае взятка - самый простой способ решения проблем для иностранного гражданина.

Женщины чаще всего задействованы в хозяйственных работах - одной из наименее отрегулированных сфер индустрии. Вообще, женщины и дети - те категории мигрантов, пребывание которых хуже всего отрегулировано законодательством.

Чтобы избавиться от недостатков наследия прошлой системы, авторы доклада рекомендуют МВД для начала решить проблему легализации незарегистрированных иностранных работников, уже находящихся в стране, и повысить ответственность бизнеса за легализацию их труда, а также больше и лучше взаимодействовать со странами исхода трудовых мигрантов. Кроме того, предлагается создать для мигрантов механизмы защиты заявителей, информирующих о взятках, вымогательстве или опасных условиях труда. Совершенствование таких механизмов «поможет обнаружить и искоренить нелегальные практики в сфере трудовой миграции, улучшить права мигрантов и бороться с торговлей людьми и рабством».

Эксперты предлагают МВД широко взаимодействовать с общественными организациями, занимающимися защитой прав человека и вопросами миграции, предоставить им возможность беспрепятственного посещения СУВСИГов, обеспечить соблюдение права иностранного гражданина на личную безопасность во время пребывания в специальном учреждении и права на перевод в другое помещение в случае возникновения угрозы его жизни или здоровью.

- Нужно приблизить условия жизни и труда мигрантов к условиям, которые существуют для граждан России. Это такие же люди, почему они должны быть существенно ограничены в своих правах? И было бы правильным все государственные услуги для мигрантов, в том числе по оформлению патентов, сделать доступными в режиме онлайн, - говорит Елена Панфилова.

ФМС была верхушкой айсберга

По данным ФМС, в России на начало 2016 года находились около 10 миллионов иностранцев, и только порядка двух миллионов из них работали по патентам и разрешениям на работу, тогда как в начале 2015 года в стране находилось 11 миллионов мигрантов, а патентов и разрешений было выдано свыше 3,7 миллиона. Из этого следует, что введение патентной системы не способствовало повышению числа законно работающих мигрантов, хотя и облегчило саму процедуру получения разрешительного документа на работу.

Многие считают, что в недокументированных мигрантах заинтересованы, в первую очередь, бизнес-структуры (гражданин России обходится работодателю в 2-4 раза дороже, чем мигрант из стран ближнего зарубежья, тем более не оформленный официально). Но далеко не они одни. Коррупция в миграционной сфере давно уже стала системным явлением, о ней постоянно говорят, но из года в год ситуация практически не меняется. О том, почему это происходит, и что может измениться с передачей миграционной службы в ведение МВД, «Фергане» рассказала бесплатный юрист для мигрантов, исполнительный директор международной НКО «Тонг жахони» Валентина Чупик:

- Проблема коррупции в сфере миграции не замкнута на патентах. Патентная система - это только ее маленькая верхушка. Действительно, в ММЦ в Сахарово и особенно в Путилково в Красногорском районе, где располагается ММЦ Московской области, происходят и нарушения, и злоупотребления. В своей практике я ежедневно сталкиваюсь с такими случаями. Иногда выдают патенты, не занося в них сведения об ИНН. Человек заходит на сайт ФНС и находит свой старый ИНН за последние три года. Он платит по нему, а у него патент аннулируется. Дело в том, что обращения по патентам в ФНС должна осуществлять ФМС, но фактически ФМС этого не делает, а людям присваиваются несуществующие номера ИНН. Проблемой является продление миграционного учета. Человек, как правило, не может продлить миграционный учет, даже если работает легально по трудовому договору: в ММЦ ему говорят, что или его уведомление о найме не дошло по почте, или оно недействительно, поэтому ему нужно оформить продление у некой рекомендованной ими фирмы, которая, разумеется, регистрирует людей на адреса фиктивных контор.

Формально и неформально наказывают работодателей и мигрантов за то, что они работают не по профессии либо не в своем регионе. Особенно страдают люди с разъездным характером работ: они постоянно подвергаются поборам, в том числе со стороны сотрудников ФМС. У меня есть один объект, который оштрафовали на 52 миллиона рублей за то, что у них были мигранты, которые якобы работали не на территории действия патента. Так вот у них склад находится на территории Москвы, а стройка – на территории Московской области. Сотрудники ФМС Москвы прибыли на территорию склада и отловили там 66 человек, которые каждый день приходят сюда сдавать и получать инструменты, и оштрафовали работодателя за то, что они работают не на территории Московской области.

Та же история происходит с профессиями, которые указаны в патентах. Человека штрафуют за то, что в патенте у него написано, что он работает дворником, а он убирает жилые помещения. А после второго такого штрафа – выдворение. Здесь взятки уже не по полторы тысячи, а по 20 тысяч минимум. И безобразие, что сотрудники ММЦ заставляют людей повторно оплачивать полную стоимость патента – а это 14500 рублей в Москве или 23000 рублей в Мособласти – за так называемую смену профессии. Даже если патент оформлен с ошибкой по вине ММЦ.

Ободрать мигранта хочет каждый. Есть просто охранники, которые требуют от людей деньги. В том же ММЦ работает частное охранное предприятие, которое на входе вымогает деньги у посетителей. Они еще и проверяют у них пакет документов, говоря, что документы не в порядке или неподходящие. У меня были случаи, когда люди несколько раз приходили в ММЦ, а охранники разворачивали их, говоря, что документы у них неподходящие. Кто такой охранник частного охранного предприятия? Почему он решает, подходящие документы у человека или нет? Но мигрант-то не понимает, кто это – он видит человека в черной служебной форме, синей рубашке и сером галстуке, он не знает, какими полномочиями тот обладает, и предпочитает дать ему пятьсот или тысячу рублей.

- От самих мигрантов не раз приходилось слышать, что в Сахарово и Путилково не принимают медицинские справки из других медучреждений и сертификаты по русскому языку, выданные не в этих центрах. Вы с этим сталкивались?

- Да, это реальность. Особенно в Путилково в Красногорске. Например, они не принимают переводы документов, заверенные не у их нотариуса. Принимают медполисы только четырех из одиннадцати аккредитованных компаний, и то – не от всех отделений. Например, Военно-страховая компания работает и в Путилково, и за полкилометра до Путилково. В ММЦ они продают полисы за 2900 рублей, а вне ММЦ – за 1500. Это одни и те же медполисы одной и той же компании, они ничем не отличаются, но если его подписал не человек, который сидит в Путилково, ни за что не примут. Я очень благодарна члену президентского Совета по правам человека Андрею Бабушкину – он организовал туда две интервенции, в которых я участвовала. А до этого там был вообще беспредел. Приходил мигрант, ему сразу совали пачку счетов, которые он должен оплатить, он даже не понимает, в чем дело, а ему в том числе выдают штраф на 15 тысяч рублей. Он спрашивает: за что? За то, что он превысил 30-дневный срок подачи на патент. Но я же позавчера приехал, говорит мигрант. А ему отвечают: мы все равно за это время оформить не успеем, поэтому плати штраф и не морочь голову. И человек получает «привлечение к административной ответственности». А два привлечения – это запрет на въезд. Мало того, что у человека отнимают деньги, ему еще и жизнь портят сразу же.

Несмотря на все это, оформление патента – не самый подверженный коррупции этап. Проблемы начинаются позже, когда мигранты сталкиваются с сотрудниками правоохранительных органов. Каждый день полицейские вымогают у мигрантов взятки - просто так. Полиция должна проверять документы только в случаях, если человек застигнут в момент совершения преступления или в его внешнем облике есть признаки совершенного преступления – следы крови и тому подобное. В иных случаях полиция не должна останавливать граждан для проверки документов. Но у нас останавливают всех, чьи черты лица не европейские. Таких обращений у меня, в среднем, около 40 в сутки.

- Насколько оправдана передача ФМС в подчинение МВД, в чем выиграет от этого служба?

- То, что миграционную службу передали МВД – это абсолютный минус для миграции, потому что, по нашим оценкам, поборы и неформальные платежи МВД собирает с мигрантов в 16 раз больше, чем ФМС. Это самое коррумпированное ведомство. Миграционный орган должен быть гражданским, ведь он занимается еще и адаптацией, интеграцией приезжих, на него возложены функции по оформлению гражданства, переселению соотечественников. А у МВД подход карательный. И решать эти вопросы он будет опять же с позиции контроля над выполнением требований закона и выявления нарушителей.

Когда-то миграционная служба уже входила в состав МВД, но руководил этим подразделением Ромодановский. У него был другой подход – он был заинтересован в мигрантах, понимал, что мигранты нужны России. Пока же я вижу, что МВД, скорее, заинтересовано в репрессиях. В своей работе я уже с этим столкнулась. Если раньше после моего вмешательства полиция в течение 2-6 минут отпускала незаконно задержанного ею мигранта, потому что я на них давила приказами и говорила, что, по закону, они должны в течение 20 минут с момента доставления в отдел передать задержанного ФМС. А если он сидит дольше 20 минут – это уже нарушение седьмого пункта 21-го регламента. И в большинстве случаев это срабатывало. Теперь я не смогу на это ссылаться, так как все карательные инструменты сосредоточены в их руках. Пару дней назад у меня был первый в моей практике случай, когда мигрантов, задержанных на улице, продержали в отделении больше двух часов.

- Как сейчас, на этапе передачи, работают отделения ФМС?

- Реорганизация негативно отразилась на текущей работе подразделений ФМС. Я уже столкнулась с такой ситуацией, когда сотрудники ФМС приняли четыре дня назад документы для постановки на миграционный учет, но не выдали отрывной талон постановки на учет и не внесли человека в базу. А должны были выполнить эту функцию в течение одного дня. Многие сотрудники сейчас работают спустя рукава, не делают вовремя то, что обязаны сделать в определенные сроки – и их нечем напугать. Они говорят: ну и что, мы уже написали заявление об увольнении. Всех сотрудников ФМС обязали написать заявления об увольнении по собственному желанию, сказав, что с кем надо – договор будет перезаключен. А по закону, в связи с ликвидацией ведомства их должны были сократить, провести аттестацию. То есть, их права были нарушены, и теперь они нарушают права других граждан, - заключила Чупик.
Расположенный в Мирабадском районе Ташкента дом, в котором выдающийся археолог и искусствовед Галина Пугаченкова провела свои последние годы жизни и где сейчас проживает её ослепший 75-летний сын Ростислав Сосновский вместе с супругой Еленой Культиасовой, продолжает давать трещины, а с крыши реками потекла ржавая вода. При этом здание рядом, из-за строительства которого и начались проблемы в доме Пугаченковой, уже выросло в гигантский особняк, а власти в ответ на жалобы ограничиваются отписками и пустыми обещаниями.

Напомним, Сосновский и Культиасова на протяжении уже семи лет ведут неравную борьбу за сохранение своего дома. Дело в том, что на месте второй половины общего домостроения, вопреки всем строительным нормам и не получив согласия соседей, бизнесмен из Индии Джайбир Сингх в начале 2009 года решил возвести двухэтажную клинику. Для этого часть общего дома была снесена, так что бывшие внутренние стены дома Пугаченковой стали внешними. Затем вплотную к соседям на участке индуса вырыли трехметровый котлован. В итоге дом знаменитого ученого пошел трещинами.

Летом 2009 года строительство клиники было запрещено, а застройщик-индус приговорен к административному наказанию. Работы были приостановлены. Однако в октябре 2015 года строительство было возобновлено, поскольку, как выяснилось, индусу все же удалось получить разрешение из районного хокимията (администрации). И сегодня на месте котлована уже вырос двухэтажный особняк.


За последние семь лет семья Пугаченковой обращалась с письменными заявлениями во многие инстанции, включая Кабинет министров, Аппарат президента Узбекистана, Генеральную прокуратуру, администрацию Мирабадского района, Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора и Управление по земельным ресурсам и государственному кадастру, но всё оказалось без толку: отовсюду приходили весьма размытые ответы, а попросту говоря - отписки.

В частности, в середине декабря прошлого года семья Сосновского получила письмо из Генеральной прокуратуры, состоящее всего из одной фразы: «Ваш запрос передан в Городскую прокуратуру г. Ташкента». Но из Горпрокуратуры вплоть до сегодняшнего дня никакого ответа не так и не поступило.

Несколько ранее Сосновский с супругой получили письмо из Главного управления архитектуры и строительства (ГУАС), в котором говорилось, что разрешение на строительство особняка дано Сингху исключительно на условии согласия сопредельных соседей. Но ГУАС не является контролирующим органом, поэтому никому ничего указывать не может.

В начале декабря Сосновскому и Культиасовой после неоднократных попыток удалось, наконец, попасть на прием к хокиму (главе администрации) Мирабадского района Шарафутдину Кадырову. И он в присутствии руководителя Управления архитектуры и строительства и представителя БТИ Мирабадского района заявил, что особняк Сингха будет возведен не выше одноэтажного дома Пугаченковой.

«Ну и что? Время идет, и мы видим, что особняк уже двухэтажный. И сколько бы я после этого не пыталась вновь попасть на прием к хокиму, мне это не удалось», - констатирует Культиасова. По ее словам, с тех пор все предпринимаемые ею и ее супругом попытки где-нибудь услышать хотя бы что-то вразумительное не приводят ровным счетом ни к чему.

А тем временем, в жилых комнатах дома появились новые трещины и подтеки, а в ванной одна из стен вздулась. В январе текущего года строителями была снесена одна из стен, ранее являвшаяся общей со второй половиной домостроения, и, таким образом, на две недели прихожая с одной из сторон полностью оголилась, пока эту стену не заделали тонкой стеной, отделанной с внутренней стороны гипсокартоном. С внешней стороны ее обещали заделать некоей утепляющей ватой, но это обещание выполнено не было.

Всю прошедшую зиму в жилище Сосновского и Культиасовой гулял ветер, а, ко всему прочему, с потолков и стен в ванной и одной из комнат обильными струями потекла ржавая вода – Елена только и успевала менять ведра. Как выяснилось, строители Сингха проломили крышу, которую позже нанятые Культиасовой рабочие заделали. Как и насколько прочно, пока неизвестно – таяние снега будущей зимой это покажет.

На днях госпожа Культиасова обратилась в Центре по оказанию государственных услуг субъектам предпринимательства при хокимияте Мирабадского района с просьбой показать ей пакет документов, сданных когда-то Сингхом. Бумаги ей посмотреть не дали, но заверили, что разрешение на строительство со стороны Сосновского в нем имеется. Культиасова настойчиво попросила его показать, и буквально два дня назад, 12 апреля, ей был дан ответ, что данное разрешение не найдено...

Итак, строительство частной клиники продолжается, и, похоже, ничто и никто не сможет этому помешать. Хотя, по мнению Сосновского, «большой дом, построенный вплотную к нашему дому, которому более пятидесяти лет, приведет к просадке почвы, и он может просто обрушиться».

Хотя дом Сосновского, кроме того, что в нем последние три года своей жизни провела Пугаченкова, примечателен еще и тем, что здесь находится её мемориальный кабинет, в котором она продолжала работать до последних дней своей жизни. В этом же доме хранится весь почти 400-томный архив Пугаченковой, содержащий неизданные описания множества археологических исследований.

«Высокомерное, презрительное отношение к жителям и полная безнаказанность Сингха вызывает недоумение, - не устает возмущаться Сосновский. - Является ли это следствием того, что он принадлежит к элитной касте, связано ли это с его моральными качествами, а также с тем, что за ним кто-то стоит?..»

Справка «Ферганы»

Галина Анатольевна Пугаченкова (1915 - 2007 гг.) – виднейший искусствовед и исследователь культуры Центральной Азии, академик Академии наук Узбекистана, почетный академик Академии наук Таджикистана, почетный доктор Страсбургского университета, кавалер Государственного Французского ордена Академических пальм. Благодаря ее сенсационным открытиям и 750 научным трудам, переведенным на многие языки, мировая наука узнала об Узбекистане как об одном из древнейших очагов человеческой цивилизации.

Сид Янышев
http://www.asiaterra.info/news/k-priezdu-kazakhskogo-prezidenta-v-tashkente-srochno-otremontirovali-dorogu
Перед официальным визитом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который состоится 14-15 апреля, в экстренном порядке было заменено асфальтовое покрытие на значительной части многокилометровой дороги от центра столичного массива Юнус-Абад до Чернявки (неофициальное название приграничного поселка, узбекская часть которого сегодня называется Гишт куприк, а казахская – Жибек жолы).
Расширение Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) отвечало бы интересам всех ее участников, заявил секретарь Совбеза России Николай Патрушев на проходящей сегодня в Ташкенте 11-й встрече секретарей Советов безопасности ШОС. «Нашим общим интересам отвечало бы дальнейшее усиление влияния и авторитета организации (ШОС), в том числе за счет принятия новых членов», - цитирует Патрушева РИА Новости.

По его словам, на саммите ШОС, который пройдет в июне в столице Узбекистана, будут подписаны меморандумы об обязательствах Индии и Пакистана для получения ими статуса государств-членов, передает ТАСС. «Рассматриваем сегодняшнее мероприятие с точки зрения укрепления международной и региональной безопасности, а также в контексте подготовки заседания Совета глав государств-членов ШОС 23-24 июня. Придаем большое значение предстоящему подписанию на нем Ташкентской декларации, а также меморандумов об обязательствах Индии и Пакистана в целях получения ими статуса государств-членов», - отметил он.

Патрушев призвал страны ШОС отложить противоречия в целях борьбы с терроризмом. «Сейчас это главный приоритет, а имеющиеся противоречия должны отойти на второй план», отметил он. «Текущее положение дел в международных и региональных делах требует от нас более решительных и согласованных действий. Необходимо учитывать непредсказуемость ситуации на Корейском полуострове, рост напряженности в азиатско-тихоокеанском регионе, нестабильную ситуацию в Афганистане, на Ближнем Востоке и в Северной Африке», - подчеркнул глава Совбеза России.

Россия выступает за создание широкого фронта противодействия террористической угрозе, в частности исходящей от так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), при центральной координирующей роли ООН, заявил Патрушев. «Выступаем за полное и своевременное выполнение антитеррористических резолюций Совбеза ООН», - сказал он. Как подчеркнул Патрушев, «параллельно следует проводить работу по выявлению и эффективному блокированию денежных средств, направляемых на финансирование ИГ.

При этом Россия предлагает усилить взаимодействие по борьбе с иностранными террористами как в зонах вооруженных конфликтов, так и после их возвращения на родину. В этой связи растет востребованность международного банка данных по противодействию терроризму, который действует под эгидой Национального антитеррористического комитета, пишет «Российская газета». «Еще одним важным аспектом является пресечение деятельности по распространению террористических и экстремистских идей в медиапространстве с использованием сети Интернет», - отметил секретарь российского Совбеза.

Патрушев также призвал к наращиванию усилий ШОС на антинаркотическом направлении и обратил внимание на необходимость «усилий по совершенствованию Региональной антитеррористической структуры ШОС, в том числе за счет придания ей антинаркотических функций».

Напомним, в этом году в ШОС председательствует Узбекистан, в связи с чем саммит организации пройдет 23-24 июня в Ташкенте. Одним из итогов саммита должно стать присоединение к ШОС Индии и Пакистана. В настоящее время в ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Белоруссия, Монголия, Индия, Иран, Пакистан и Афганистан.
Маджлис (совет) народных депутатов столицы Таджикистана на своем заседании сегодня единогласно выдвинул Озоду Эмомали Рахмон – дочь президента страны Эмомали Рахмона – кандидатом в члены верхней палаты парламента (Маджлиси милли Маджлиси Оли), сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в администрации мэра Душанбе.

Центризбирком Таджикистана 25 марта принял решение о проведении 29 мая досрочных выборов в верхнюю палату парламента страны вместо выбывшего сенатора, экс-главы исполнительного аппарата президента республики Бахтиёра Худоёрзода, который в конце января стал главой ЦИК страны. Новым руководителем администрации президента была назначена Озода Рахмон, до этого занимавшая должность первого замминистра иностранных дел Таджикистана.

Не нужно быть экспертом, чтобы прогнозировать чрезвычайно высокую вероятность избрания Озоды Рахмон в сенаторы. Тем более, что все без исключения главы президентской администрации в свое время занимали кресла членов Маджлиси милли Маджлиси Оли и возглавляли в верхней палате различные комитеты.

Напомним, 25 из 33 членов верхней палаты в отличие от депутатов Маджлиси намояндагон (нижней палаты парламента), избираются путем тайного голосования на совместных заседаниях депутатов областных и районных советов и города Душанбе. Остальные 8 членов сената назначаются президентом страны. Статус пожизненного члена Маджлиси милли имеет первый президент Таджикистана Каххор Махкамов. Возглавляет верхнюю палату таджикского парламента мэр Душанбе Махмадсаид Убайдулллоев, который является бессменным спикером со дня образования двухпалатного парламента в 2000 году.

Озода Рахмон родилась 3 января 1978 года в Таджикистане, кандидат юридических наук. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника второго класса. В 2000 году окончила Таджикский национальный университет, в 2004-2006 годах изучала языки в Джорджтаунском и Мэрилендском университетах. Владеет таджикским, русским и английским языками. Замужем, имеет пятерых детей. Ее супруг – Джамолиддин Нуралиев – занимает пост первого заместителя председателя Нацбанка Таджикистана.
Не так давно в LA Times появилась статья о трансгендере из Узбекистана, которому удалось законно изменить свой пол с женского на мужской. Однако после того как статью перевели на русский язык, у человека начались неприятности. Он уверен, что неприятности эти – из-за неточности перевода, и попросил «Фергану» прояснить некоторые моменты.

- Да уж, эта статья в LA Times наделала много шума. Мне уже звонили и спрашивали, не хочу ли я получить статус беженца, – говорит Ян (фамилию мы не называем). – Честное слово, не думал, что к моей персоне будет проявлено столько интереса. Однако ради правды мне придется рассказать, как все обстоит на самом деле.

Ян – смелый человек, который не боится говорить правду о себе и о том, как живет.

- Я никогда не скрывал своего прошлого. Все, кто знают меня, знают и то, что я трансгендер. Мне нечего бояться, я не вижу в этом ничего постыдного. Не скажу, что говорю об этом всегда и везде, но и секрета из этого я не делаю. Поэтому мою историю, рассказанную в приватной беседе, превратили в повесть о трагических сложностях.

- То есть написанное в LA Times – неправда?

- Там многое вырвано из контекста. Меня выставили не то жертвой, не то революционером. И то, и другое неверно. Но объяснить это людям, которые используют Google Translate, чтобы понять написанное на английском, очень сложно.

- Разве вам было просто совершить смену пола в Узбекистане?

- На самом деле совершить подобный переход непросто не только в Узбекистане, но и по всему постсоветскому пространству. Очень сильны предрассудки, которые удерживают людей в определенных рамках и тянут их назад, во времена СССР, когда любые отклонения от стандартов считались преступными. Любой психолог скажет вам, что пристальный интерес к таким подробностям свидетельствует о психологических проблемах того, кто этим интересуется. Но в прежние времена было принято допускать в личную жизнь посторонних. Сейчас мы живем в демократическом государстве.

Возможно, мне просто повезло, но меня окружают вполне лояльные люди современных взглядов, для которых гораздо важнее то, что я порядочный и честный человек, нежели то, с кем и как я сплю. Эти люди ценят меня как специалиста, как друга и просто как личность. Понятно, что не всем трансгендерам везет так же, но я уверен, что отношение социума во многом зависит от самого человека. Если ты уважаешь других, то и они уважают тебя. Если ты считаешь себя жертвой, то так к тебе и будут относиться. Это я писал и в своем эссе «Человек-трансформер», которое было издано в Казахстане. Там я достаточно откровенно описывал то, что приходится переживать трансгендеру на своем пути.

- И про шрам от отвертки?

- Шрам есть, и это горькая память о том, как могут быть жестоки подростки
.
- Хотите сказать, что вся ваша история прошла без трудностей?

- Трудности, конечно, были и остаются. Но такова судьба всех трансгендеров. Преодолевать общественные предрассудки всегда непросто. Например, большие сложности возникли у меня с бывшим ректором вуза, где я учился, когда пришел с официальным запросом о смене имени в дипломах бакалавра и магистра. Дело было настолько серьезное, что я уже собирался решать этот вопрос судебным путем. В итоге все разрешилось само собой.

- Значит ли это, что вы давали взятки, чтобы добиться своего?

- Я горжусь тем, что совершил переход абсолютно законно и без единой взятки. Может быть, если бы я давал взятки, то мой вопрос разрешился бы гораздо быстрее, и у меня не ушло бы на это несколько лет. Я знаю такие примеры, да и мне неоднократно намекали, что финансовым путем это можно решить намного быстрее. Но зато мне удалось найти в системе совершенно легальные возможности, чтобы добиться своей цели. И это позволило проторить дорогу для других трансгендеров, у которых теперь этот процесс не занимает столько времени. Моя история хорошо известна не только тем, кто идет по моим стопам, но также медикам и юристам. Этот пример помог специалистам в решении многих вопросов, с которыми они сталкивались до того. Я охотно делюсь информацией и предоставляю копии своих документов государственным органам в качестве образца для работы.

- А как обстояло дело с бутылкой коньяка, распитой с чиновником?

- Ну вот опять. Если вы внимательно читали английский текст, то поняли бы, что там написано «это было наиболее похожим на взятку действием за весь путь», но программы автоматического перевода делают из этой фразы совсем другое. Коньяк с чиновником, действительно, распивали, но уже после того, как я получил документы. Мы обмывали, так сказать, мой новый паспорт. И знаете, что сказал мне этот человек? «А ты прав! Каждый должен жить так, как его создал Бог, и не смотреть на то, что скажут остальные. Если ты мужик, то должен быть мужиком».

- И вы не лежали в психиатрической больнице?

- Нет. Если бы это было правдой, то я просто не говорил бы сейчас с вами. Дело в том, что одним из главных условий, чтобы получить разрешение на смену пола, является абсолютная психическая нормальность. Это должно быть документально засвидетельствовано, и у меня этот документ есть.

- Может быть, вы скажете, что XS тоже не существует? (об этом подробнее – в тексте LA Times)

- Не надо иронизировать. XS существует, но это вовсе не подпольная ЛГБТ-организация. Снова проблемы онлайн-перевода. XS – не организация, а инициативная группа, и к геям и лесбиянкам непосредственного отношения не имеет. Так исторически сложилось, что трансгендеров относят к сексуальным меньшинствам, хотя справедливее было бы сравнивать с теми, кто имеет врожденные эндокринные и анатомические отклонения. Человеческая безграмотность приравняла заболевание, официально зарегистрированное Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ), к сексуальной ориентации, из-за чего у трансгендеров прибавилось проблем. («Транссексуализм» является диагнозом, входящим в перечень Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) в разделе «психические расстройства и расстройства поведения», классификация F60-F69 «Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте». Выпуск новой, 11-й редакции МКБ запланирован на 2017 год, и возможно, транссексуализм будет исключен из психических расстройств, поскольку это, согласно Международному пакту о правах человека в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности, является нарушением прав человека. – Прим. «Ферганы».)

На сегодняшний момент мы работаем только с FtM-транссексуалами, то есть теми, кто совершает переход к мужскому полу. Да, мы не зарегистрированы нигде, но такого рода «клубы по интересам» никто и не зарегистрирует. Это не значит, что мы тайное объединение. Мы вполне открыто помогаем другим трансгендерам справиться с проблемами, которые возникают в этом случае. Никакой политики. Просто предоставляем ребятам информацию о том, куда нужно обратиться, как правильно собирать документы для официальной смены пола, где есть дружественные врачи и юристы, где можно купить необходимые лекарства. Ведь после операции транссексуал вынужден до конца жизни принимать гормональные препараты, которые не везде просто найти. Некоторые приезжают из отдаленных районов, где просто нет компетентных врачей, и мы порой помогаем им с временным жильем. Другим помогаем найти работу – а это еще одна проблема для трансгендера. Когда человек выглядит как мужчина, но имеет женский паспорт, это вызывает сложности, сами понимаете. Иногда обращаются бывшие соотечественники, которые уехали за границу и там прошли операцию, а теперь им нужно поменять документы. Был случай, когда трансгендер посчитал, что не сможет жить на родине, и попросил найти подобную инициативную группу за рубежом, чтобы получать нужную информацию там, куда уедет. Вся информация, которую мы предоставляем трансгендерам, находится в свободном доступе, ее можно найти на государственных порталах и тематических форумах. Ничего секретного, все сугубо официально – иначе просто нельзя.

Другая часть работы XS – это сотрудничество со специалистами, занимающимися проблемами смены пола. Дело в том, что транссексуальность – не самое распространенное явление, и потому порой вызывает у медиков и юристов массу вопросов. Все-таки это больше медицинская проблема, которая касается эндокринологов, психиатров, хирургов. Не всегда у врачей есть новейшая информация. Мы знакомим медиков с последними исследованиями в этом плане. Я лично возил в Москву на медицинские конференции ташкентских врачей, которые теперь могут профилировать по теме транссексуализма. Планировалось участие узбекистанских юристов в официальном международном семинаре, но это мероприятие не состоялось из-за трудностей принимающей стороны.

- Вы можете назвать, какими законами и подзаконными актами вы пользовались, чтобы легально оформить необходимые документы?

- Пусть те, у кого есть такие проблемы, приходят к нам, мы их проконсультируем. Но открыто я не хочу называть, на что мы опираемся, это может повредить. Пока чиновники не знают, можно хоть как-то с ними воевать.

Меня знают очень многие не только в Узбекистане, но и в России, в Украине, Казахстане, Ирландии, Киргизии, США – со специалистами этих стран я вполне официально сотрудничаю в области медицины и юридических вопросов.

- С вашими связями разве вы не хотите уехать из Узбекистана?

- Если бы я хотел уехать, я сделал бы это еще давно, тогда когда учился и получил отверткой в печень за то, что не похож на других. Нет, уезжать я не собираюсь. Возможно, я повторюсь, но меня окружают лояльные и умные люди, которые понимают истинные ценности. Я строю карьеру и надеюсь, что мое руководство окажется достаточно разумным, чтобы воспринимать меня, в первую очередь, как специалиста, а не проявлять дискриминацию. Повторяю – мы живем в демократическом государстве, где частная жизнь и право на здоровье являются конституционными правами.

Я люблю эту страну, я родился здесь, хотя некоторое время провел в Москве. Узбекистан – мирный край, намного более спокойный, нежели многие соседние государства. И до тех пор, пока я могу приносить пользу здесь, я буду это делать. Мне незачем что-то менять. Все, что я хотел изменить, я уже изменил, и сделал это у себя на родине.

Соб.инф.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner