?

Log in

No account? Create an account

March 4th, 2016

В столице Узбекистана со 2 по 4 марта проходит 13-я Узбекская международная выставка «Мебель, технологии производства, интерьер и дизайн» (МеbelExpo Uzbekistan-2016), в которой, как передает «Правда Вастока», участвуют более 90 компаний из 15 стран. Сайт Sreda.Uz обратил внимание на то, что большая часть представленных узбекскими компаниями на выставке предметов мебели создана из чинары (платана), которая массово вырубается в Узбекистане с 2009 года.

«Вот эти кресла многих посетителей заинтересовали. Удобны при работе за компьютером. Правда, на сиденье не кожа, а кожзаменитель. Цена кусается: зеленое кресло стоит 1 миллион 300 тысяч сумов, коричневое - 600 тысяч. Ну, так понятно: «Они же из чинары!» - похвалились производители, - рассказывает Sreda.Uz. - И эти замечательные стулья из чинары. «Очень крепкие!» - ссылаясь на материал, из которого сделаны стулья, отмечали сотрудники предприятия достоинства экспозиции. Милая вещица в углу - для мужской одежды. Конечно, она удобна. Из какого материала изготовлена? Из чинары».

Организатор петиции против вырубки чинар Фарида Шарифуллина считает, что этой мебелью должны заинтересоваться надзорные органы. «Как утверждает Госкомприроды, в Ташкенте 60 процентов чинар и твердопородных деревьев поражены короедом и суховершием. Получается, что мебельщики используют зараженную древесину? Что скажет Совет потребителей Узбекистана? Прокуратура должна заинтересоваться: либо деревья здоровые, и тогда виноваты рубщики; либо древесина заражена - и тогда виноваты мебельщики. Третьего не дано», - комментирует Фарида Шарифуллина.

Как передают узбекские СМИ, в последнее время количество производителей мебели и мебельных комплектующих в Узбекистане заметно выросло: на выставке в 2015 году свои продукцию и услуги представляли 17 местных компаний, в 2016-м – уже 26. В пресс-релизе выставки говорится, что «мебельная и деревообрабатывающая промышленность Узбекистана является одной из самых быстроразвивающихся отраслей в республике. Если 5-8 лет назад внутренний рынок страны формировался на 65-70 процентов продукцией иностранных производителей, то на сегодняшний день около 90 процентов емкости рынка удовлетворяется за счет высококачественный отечественной продукции... В республике функционируют более 1100 предприятий по производству и сборке мебели, 500 из них созданы в Ташкенте».

«Много еще чинар и орешин будет, вероятно, срублено в городах и весях Узбекистана, если не предпринимать меры для обеспечения страны отечественной промышленной древесиной и не сажать промышленные плантации, - полагает редактор Sreda.Uz Наталия Шулепина. - Про отечественную промышленную древесину информации на выставке «МеbelExpo Uzbekistan-2016» не было. Орешины рубят в своих дворах сельские жители ради денег, в городах чинары вырубаются местными органами власти - хокимиятами - под предлогом «благоустройства» и заботы о здоровье населения».

О массовой вырубке многолетних деревьев в Узбекистане и ее последствиях можно прочитать в следующих материалах «Ферганы»:

Узбекистан: Активисты и экологи передали премьер-министру петицию о прекращении вырубки чинар, 2016-02-08

Не страшны чинаре ветер и гроза?.. Нет. Страшны чиновники Узбекистана, 2016-01-26

Узбекистан: Первомай в Ташкенте отметили массовой вырубкой деревьев, 2015-05-02

Узбекистан: В Ташкенте продолжают уничтожать здоровые деревья (фото), 2014-11-17

Видеолекторий «Ферганы»: Вся история знаменитого Ташкентского Сквера, 2014-04-21

Галерея.Ферганы.Ру: Ташкент, «сквер», 1 января 2013 года, 2013-01-03

Ты ветру и солнцу брат! О проблемах экологического движения в Узбекистане, 2012-03-05

Тень Амира Темура над Узбекистаном, или Грустные мысли в дни Великого Рамадана, 2011-08-20

Узбекистан: Генеральная реконструкция Коканда обернулась тотальным уничтожением чинар (фото), 2010-12-08

Узбекистан: Волна массовой вырубки городских деревьев докатилась и до Ферганы, 2010-11-29

Узбекистан: Во всем виноваты мутанты-короеды, 2010-05-24

Узбекистан: Волна вырубки чинар, дубов и карагачей накрыла кладбища, 2010-05-17

Ёлки-палки… На месте уничтоженного ташкентского Сквера сооружается большой газон, 2009-12-22

Узбекистан: Наступила эра «дровосеков»?, 2009-11-23

Прощай, ташкентский Сквер!, 2009-11-150
Прокуратура Болоньи начала расследование в отношении 35-летнего Билала Эрдогана по обвинению в отмывании средств. Как сообщает «Огонек», в конце октября прошлого года в прокуратуру поступило заявление от бывшего турецкого магната Мурата Хакана Узана, в котором он обращал внимание итальянских властей на то, что Билал Эрдоган, не задекларировав, ввез в Италию крупную сумму денег и теперь занимается их отмыванием. В прошлом Мурат Хакан Узан – брат еще более известного миллиардера Джема Узана – был близок к семье Эрдоганов. Однако после того, как браться создали оппозиционную партию, они потеряли в Турции бизнес и были вынуждены эмигрировать. Болонская прокуратура не оставила без внимания это заявление, и в феврале было официально объявлено о начале расследования в отношении Билала Эрдогана.

Билал с семьей живет в Болонье с сентября 2015 года. По официальной версии – чтобы завершить работу над докторской диссертацией, которую он начал еще в 2007 году. Однако оппоненты Эрдогана высказывали мнение, что командировка его сына на самом деле была не чем иным, как подготовкой отступного варианта для семьи на случай провала президентской партии на внеочередных выборах в ноябре. Турецкий антиправительственный Twitter Fuat Avni, в частности, писал, что для обеспечения этого плана сын Эрдогана вывез из Турции серьезные средства.

Работающие в Италии турецкие журналисты допускают, что средства, о которых идет речь в начатом болонской прокуратурой расследовании, могут иметь непосредственное отношение к произошедшему в Турции в 2013 году коррупционному скандалу, ставшему причиной отставки нескольких министров. Их сыновья были задержаны по подозрению в мошенничестве, даче и получении взяток при организации государственных тендеров. В скандал оказалась вовлечена и семья Эрдогана, который в то время занимал пост премьер-министра. Эрдоган назвал происходящее «заговором» с целью дестабилизировать правительство перед выборами и обвинил в нем своего оппонента – авторитетного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, возглавляющего международное движение «Хизмет». Правительство жестко пресекло разразившийся скандал, уволив сотни сотрудников полиции, судов и прокуратуры.

В преступном происхождении средств, ввезенных в Италию, не сомневается и адвокат Массимилиано Аннетта, представляющий интересы Мурата Хакана Узана. Он утверждает, что фигурировавшая в материалах расследования сумма в миллиард долларов соответствует средствам, исчезнувшим из Турции без следа.

Оппоненты Эрдогана то и дело выкладывают в интернет компромат против него и его сына. Так, в феврале в сети под анонимным ником появилась аудиозапись телефонного разговора между Реджепом Эрдоганом и Билалом, в котором речь идет о получении взятки в $10 млн в обмен на освобождение от налогов за строительство нефтепровода из Ирана. Эта запись не похожа на фейк, считают турецкий журналисты.

Однако итальянский политолог и специалист по Турции Даниэле Санторо уверен в бесперспективности начатого расследования: «Разобраться, виновен ли сын Эрдогана в тех преступлениях, в которых его обвиняют, итальянской прокуратуре будет крайне сложно, особенно учитывая особенности итальянского судопроизводства. Окончательному обвинению предшествуют три стадии судебного расследования, на это уходят годы. А правда становится известной потом, через десятилетия».
Сенат Таджикистана 3 марта одобрил переименование нескольких городов, районов и Кайраккумского водохранилища страны, предложенное ранее президентом Эмомали Рахмоном.

В итоге -

Гиссарский район превратился в город Гиссар;

Тавильдаринский район - в район Сангвор;

Джиргатальский район - в район Лахш;

Район Джалолиддин Руми - в район Джалолиддин Балхи;

Джиликульский район - в район Дусти;

Кумсангирский район - в район Джайхун;

Шураабадский район - в район Шамсиддин Шохин;

Город Кайраккум - в город Гулистон;

Город Чкаловск - в город Бустон;

Ганчинский район - в район Деваштич;

Кайраккумское водохранилище - в водохранилище Бахри Точик (Таджикское Море), перечисляет «Азия-плюс».

Издание обнаружило, что количество одинаковых топонимов в стране возросло. Выяснилось, к примеру, что в Таджикистане теперь 12 административно-территориальных единиц имеют название Бустон, 10 названы Рудаки, 15 – Дусти, по пять – Вахдат и Джами, а Гулистонов - целых 38.

По подсчетам «Азии-плюс», расходы на переименование будут заметными. К примеру, городу или району с населением в 150 тысяч человек потребуется, как минимум, 50,7 тысячи сомони ($6500). В эту сумму входят расходы на внесение изменений в документацию учреждений, организаций и предприятий, на новые печати, штампы, вывески, указатели и так далее. В нее не включены затраты, связанные с подготовкой и печатанием новых карт, атласов, маршрутов, расписаний движения транспорта и так далее, а также расходы жителей населенного пункта, которым тоже придется менять свои документы - за свой счет.
Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (кратко – Россотрудничество) проводит набор иностранных граждан для обучения в вузах России. В 2016 году набор впервые стал открытым: любой желающий может подать свою заявку напрямую в Россотрудничество, заполнив форму на портале Russia.study. Квота на иностранцев и лиц без гражданства составляет 15 тысяч человек, причем в это число входят также желающие получить среднее профессиональное или дополнительное профессиональное образование.

По словам главы Россотрудничества Любови Глебовой, «информационный портал позволяет убрать большое количество посредников, которые раньше «кружились» вокруг этого процесса».

«Граждане 198 стран мира могут присылать свои заявки для обучения в российских университетах по самым разным специальностям - от медицинских до технических, включая ядерную физику. Отдельное направление выделено для русистов, лингвистов и филологов», - сообщила Глебова информагентству «РИА Новости».

Далее она подробно рассказала, как происходит процесс участия в отборе: «Процедура [регистрации на сайте] занимает около 20 минут, выполняется в два элементарных шага: иностранный гражданин подтверждает личность, а затем заводит электронную почту. Почти мгновенно приходит подтверждение. Почта нужна для того, чтобы в дальнейшем поддерживать быструю и надежную связь с потенциальным абитуриентом. После верификации у кандидата открывается доступ к анкете, в которую он заносит свои данные, информацию об образовании и личных достижениях, указывает желаемое направление обучения, а также пишет некое мотивационное письмо. Анкета попадает в общий список анкет по стране [проживания претендента]. Затем оператор той или иной страны (в каждой стране есть свой оператор) производит предварительный отбор кандидатов.

В большинстве стран мира есть представительства Россотрудничества — Российские центры науки и культуры, чьи представители на основании нескольких параметров (качественный аттестат, участие в Олимпиадах и прочие заслуги кандидата) обеспечивают предварительную оценку анкет претендентов. Наиболее успешных и талантливых молодых людей приглашают на очное или дистанционное собеседование.

Финальный отбор проводит комиссия, в которую входят представители Российских центров науки и культуры, посольств, местных министерств образования и общественных организаций. Сейчас мы ведем переговоры с университетами, чтобы их сотрудники также входили в комиссию.

Этот год пилотный, и процедура отбора будет представлять собой собеседование или тестирование. Однако уже в следующем году мы планируем перейти к полноценной форме оценивания, на основании системы олимпиад и тестов. По каждой стране будет сформирован отдельный рейтинг. Еще одним элементом отбора станут олимпиады, которые проводят российские университеты на территории зарубежных стран.

После того как иностранный гражданин прошел отбор для учебы в рамках квоты, он выбирает себе 6 вузов, в которых он хотел бы учиться, и сам их ранжирует. Затем включается интересный механизм: каждый университет открывает свой «электронный кабинет» и делает выбор в пользу того или иного претендента. Если он не попал в первый предпочтительный вуз, его данные передаются во второй. Таким образом абитуриент может дойти до шестого университета. Если же ни один из шести вузов его так и не выбрал, Минобрнауки РФ предлагает альтернативный вариант обучения в каком-то другом университете. Поверьте, в этой цепочке никто не будет забыт».

В процессе отбора задействовано более 400 российских вузов, в том числе 15 ведущих университетов, среди которых - Московский физико-технический институт (МФТИ), Высшая школа экономики, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет и другие.

В 2015 году количество иностранных студентов, обучавшихся в российских вузах платно или бесплатно, увеличилось на 14,1 процента и достигло 186.606 человек, передают «Ведомости». По статистике, больше всего среди студентов-иностранцев в России выходцев из Казахстана (53.809 человек, или 28,8 процента), на втором месте - белорусы (17.724 человека, или 9,4 процента), на третьем - украинцы (15.978 человек, или 8,5 процента), затем представители Туркменистана (15.631, или 8,4 процента) и Узбекистана (15.025, или 8 процентов). В топ-10 входят граждане Азербайджана, Китая, Таджикистана, Молдовы и Индии.
Сегодня Гюльчехре Бобокуловой официально было предъявлено обвинение в убийстве малолетнего, сообщает сайт Следственного комитета (СК) России. Обвиняемой назначена комплексная стационарная нарколого-психолого-психиатрическая экспертиза, в ходе которой будет установлено ее психическое состояние. В настоящее время следствием предпринимаются исчерпывающие меры к изучению личности обвиняемой и установлению мотивов совершенного ею преступления. Суд избрал в отношении Бобокуловой меру пресечения в виде содержания под стражей сроком до 29 апреля.

Напомним, 29 февраля уроженка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, работавшая няней в семье, убила свою подопечную – четырехлетнюю Настю, после чего подожгла квартиру. Она не попыталась скрыться, а, напротив, с отрезанной головой девочки вышла к станции метро «Октябрьское поле». Размахивая своей страшной ношей, женщина расхаживала возле метро, крича, что она террористка. При задержании Бобокулова не оказала сопротивления.

Позже от источников в Узбекистане стало известно, что Бобокулова страдает тяжелой шизофренией и уже около 15 лет состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Следствие полагает, что женщина могла находиться под воздействием третьих лиц, которые подтолкнули ее к убийству. В частности, в настоящее время разыскивается некий гражданин Таджикистана - сожитель Бобокуловой, который мог внушать ей экстремистские идеи, пишет «Московский комсомолец».

Тем временем старший сын Бобокуловой Рахматилло арестован в Узбекистане в «профилактических и воспитательных целях». Источник в правоохранительных органах сообщил РИА Новости, что 19-летнего Рахматилло агитировали участвовать в боевых действиях в Сирии на стороне так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), поэтому он взят под административный арест на 15 суток.

«Находясь в кругу граждан из Центральной Азии, он подвергся агитации для участия в боях в Сирии на стороне террористов… К нему применены административные меры наказания в профилактических и воспитательных целях. К уголовной ответственности он не привлечен, поскольку установлено, что он с матерью в Москве не встречался», - сказал источник. Он добавил, что сын Бобокуловой был опрошен в связи с происшедшим в Москве, поскольку работал в российской столице в одно время с матерью. Однако после возвращения в Узбекистан в конце 2015 года Рахматилло проживал у отца и во время приезда Бобокуловой на родину в январе 2016 года контакта с ней не имел.
В Московском центре Карнеги прошел семинар, посвященный сегодняшнему турецкому кризису. Доклад «Ближневосточный гамбит Эрдогана: есть ли будущее у «Новой Турции»?» делал Павел Шлыков — доцент кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки (ИСАА) МГУ им.Ломоносова. «Фергана» предлагает изложение основных тезисов доклада: чем нынешний кризис отличается от предыдущих, возвращение военной турецкой элиты в политику, обострение курдской проблемы и сирийская ловушка для Анкары.

Новое в турецком кризисе

Нынешний кризис – не первый в Турции. Можно вспомнить семидесятые годы, когда коллапс турецкой экономики, в тот момент очень уязвимой, в условиях нефтяного кризиса наложился на комплекс острых социальных проблем. Это вылилось в рост насилия, массовые акции неповиновения со стороны молодежных организаций, как ультраправых, так и леворадикальных. Есть статистика: 230 человек жертв уличных беспорядков в 1977 году, 1200 – в 1978 году, более 1500 погибших в 1979 году. Итог – военный переворот, и Турция входит в пору жесткой централизованной власти.

Второе сложное десятилетие, из которого Турция тоже вышла, - девяностые, когда инфляция достигала трехзначных цифр, шло обострение курдского конфликта. Но Турция справилась.

И если смотреть на ситуацию сегодняшнего кризиса глазами историка, то можно говорить, что раз Турция преодолела кризисы семидесятых и девяностых, то и нынешний можно преодолеть. Но характер и основные показатели нового кризиса существенно отличаются, и уверенно ответить на вопрос, сможет ли Турция выйти из него столь же стремительно, - нельзя.

Чем отличается кризис, с которым Турция столкнулась сегодня, от того, что можно было наблюдать в семидесятые и девяностые?

Во-первых, многоуровневый характер проблем, которые охватили практически все сферы общественно-политической жизни, начиная от экономики и работы внутриполитических институтов и заканчивая межгосударственными отношениями. Кризис все больше проявляется в функционировании самих государственных институций.

Соцопросы фиксируют растущую неуверенность в будущем у основной массы населения Турции. И все острее ощущается исчерпанность того государственного и общественного проекта, который существует и реализуется в Турции. Причем это касается как «кемалистского проекта», так и проекта консервативно-демократического, с которым плотно ассоциировалась партия Эрдогана и его политика, особенно 2000-х годов.

В этом ключе важно рассмотреть ряд тесно взаимосвязанных вопросов и сюжетов. Во-первых, это проблема наращивания влияния военной элиты и угрозы возможного военного переворота в ближайшей перспективе.

Второй вопрос – новый формат курдской проблемы и турецко-курдского противостояния.

Третий сюжет - ближневосточная политика Анкары, те развилки и тупики, в которых оказалась Турция на сирийском направлении.

И последний вопрос – перспектива самого Эрдогана и «Партии справедливости и развития» в условиях кризиса и фактор Эрдогана как фактор поляризации турецкого общества.

Возвращение военной элиты в политику

Хорошо известно, что активное вмешательство военных – одна из отличительных черт политической истории страны, и при этом Реджеп Тайип Эрдоган в своей политической платформе 2000-х годов заявлял, что Турция будет преодолевать это «закулисное государство военной элиты» и обещал переформатировать военно-гражданские отношения. Тем более это было удобно проводить в контексте европеизации Турции, поскольку Евросоюз требовал от Турции установления новых военно-гражданских отношений: армия должна оставаться в казармах и служить гражданским политикам, а не указывать им, как действовать.

Если говорить об угрозе военного переворота, то этому могут способствовать три фактора: острый внутриполитический кризис; возрастание внешней угрозы и угрозы безопасности страны; обострение курдской проблемы.

В нынешней ситуации все три момента налицо. Можно добавить и напряженный информационный фон: подогреваются ожидания общества, что вот-вот что-то должно произойти.

Нынешнее обострение турецко-курдского противостояния, которое началось после теракта в Суруче, произошло на фоне реализации курдской инициативы примирения, прекращения огня. Есть данные о серии встреч между лидером прокурдской Демократической партии народов Селахаттином Демирташем и председателем правительства Ахметом Давутоглу, которые прошли еще в феврале 2015 года, по итогам были достигнуты какие-то соглашения. Четкой информации, о чем договорились, нет, но, тем не менее, переговорный процесс не прекращался, пока не прошли июньские выборы и не случился взрыв в провинции Шанлыурфа, в городе Суруч, 20 июля.

Тогда было перечеркнуто все: и достигнутые результаты, и риторика о том, что война с курдами экономически затратна, а турецкий народ уже принес на алтарь турецко-курдского противостояния колоссальное количество жертв. Все это было в одночасье забыто.

И что получается? С одной стороны, в стране открывается «восточный фронт». С другой – Эрдоган фактически предает ценности, которые его партия и правительство отстаивало в течение нескольких лет, продвигая идею несилового решения курдского вопроса.

Можно это расценить не только как действия в условиях изменившейся конъюнктуры: потеря большинства в парламенте после выборов, рост популярности курдских политиков – но и как сдачу части позиций военной элите. И если рассматривать это так, то мы видим, что возникает ситуативный, конъюнктурный союз: коалиция с военной элитой, которая с 2007-2008 года активно вытеснялась из политической сферы и подвергалась репрессиям: количество отставных и действующих высших офицеров, отправленных по разным делам в тюрьму, превысило 300 человек.

Но все это было забыто, и возникла необходимость делиться властью с военной элитой. Произошло это достаточно мягко, и основные СМИ даже не сфокусировались на этом моменте. В сентябре 2015 года стали проводиться массированные спецоперации в городах на юго-востоке Анатолии, охвачено было порядка семи курдских городов: Джизра, Силопи и так далее – это полтора миллиона жителей. Комендантский час, отсечение от электричества, связи, интернета, тотальные зачистки…

И когда операция против «Рабочей партии Курдистана» вошла в такую фазу именно на территории Турции, правительство издало указ, согласно которому приоритет в принятии оперативных решений передавался именно военным гарнизонам, военному командованию. Слово губернатора не являлось решающим.

Означает ли это, что военная элита возвращается в политику? Сложилась парадоксальная ситуация: законы, которые принимались для того, чтобы отобрать политическую субъектность у армии во второй половине 2000-х годов, стали мешать власти повернуть все вспять, вывести военную элиту из-под удара и сделать ее своим тактическим союзником.

Насколько реален военный переворот?

С одной стороны, армия сохраняет за собой статус наиболее влиятельного государственного авторитетного института в Турции, несмотря на акции, порочащие военную элиту, характерные для 2008-11 годов. Армия сохранила то, что десятилетиями нарабатывалось в кемалистской республике.

Но нет ощущения, что армия и военная элита могут осуществить военный переворот, как это было в мае 1960 года, в марте 1971-го или в сентябре 1980-го.

Вспомним 2007 год. Все реально ожидали, что военная элита осуществит госпереворот, поскольку не сможет сдать пост президента политику с исламистскими корнями – Абдулле Гюлю. На ресурсе Генштаба был опубликован меморандум. Но не сложилось. Армия и элита почувствовали, что поддержки общества не достаточно, военный переворот может оказаться неуспешным и будет означать существенные потери для военной элиты.

Сегодня тоже возникает ощущение, что военная элита возвращается и выступает противовесом той политике, иногда авантюрной, особенно внешней, которую демонстрирует Реджеп Тайип Эрдоган. Весной 2015 года шли разговоры о турецком вторжении в Сирию, но военная элита сумела переубедить политиков, и интервенция не была осуществлена. То же мы наблюдаем и в конце зимы 2016 года: политики заявляют, что именно сейчас очень удобный момент для вмешательства, и если его упустить, то Турция никогда не вернет себе субъектность в сирийских делах. Однако военная элита оказывается очень важным противовесом с точки зрения ощущения «красной линии», перейти которую едва ли возможно и вряд ли нужно.

Новый формат курдской проблемы

Более тридцати лет существует курдская проблема. Курдское меньшинство, которое в Турции насчитывает, по разным данным, от 10 до 12 млн человек, т.е. 15% населения, последние годы продемонстрировало способность к политической консолидации. Это новое для турецкой и курдской политики. Тут сыграло множество факторов, в том числе появление «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в России. – Прим. «Ферганы».) и необходимость консолидации для борьбы с ним. Но в турецком контексте важно, что это произошло в условиях борьбы за власть, и индикатором стали парламентские выборы 2015 года, и июньские регулярные, и ноябрьские досрочные.

Раньше турецких курдов можно было разделить на три политические группы: националистически настроенные, которые были главным ресурсом «Рабочей партии Курдистана», и они могли поддерживать те политические силы, которые выражали лояльность РПК или не демонстрировали неприятие идей РПК под руководством Оджаллана.

Вторая группа – левые курды-алевиты. С шестидесятых годов они составляют достаточно последовательный электорат социально-демократических партий, прежде всего Народно-республиканской партии. Им были близки секулярные ценности Кемалистской республики, которые отстаивала НРП.

И, наконец, религиозно-консервативные курды, которые, по разным подсчетам, составляли примерно половину всех турецких курдов. И в 2000-е годы они встроились в систему ценностей, которую Турции предложила «Партия справедливости и развития», и поддерживали ПСР. Значительная часть турецких курдов как бы выводилась за рамки курдской проблемы: с ними можно было вести диалог.

Но в 2015 году эта схема дала трещину, которая, в том числе, стала следствием разочарования этих религиозно-консервативных курдов в ПСР. Можно выделить несколько факторов, и главный – психологическое чувство солидарности с курдами города Кобани, который находится на сирийской территории возле турецкой границы. Турецкие военные не вмешивались и лишь наблюдали, как боевики ИГИЛ в сентябре 2014 года сжимают в осаде этот курдский город. Тогда турецкие курды, в частности, из города Джизра, шли добровольцами на помощь сирийским курдам.

Это чувство разочарования сыграло злую шутку с ПСР, которая боролась за курдский электорат, и и июле 2015-го курды проголосовали не за ПСР, а за партию Демирташа, которая не пропагандировала радикальных методов (Демократическая партия народов стоит на несиловых методах борьбы, хотя власти часто забывают об этом и ставят ДПН на один уровень с РПК) отвечала той модели всеохватной партии, которую предлагала ПСР все двухтысячные годы.

Внешние угрозы не вызывают консолидации общества

Важный фактор эскалации напряженности в Турции – протяженность турецко-сирийской границы, почти 900 км. Критики Эрдогана твердят о проницаемости этой границы: мол, джихадисты заходят на территорию Турции подлечиться и обновить амуницию. Но ведь эта проницаемость имеет и вторую сторону: граница открыта и для тех, кто идет в Турцию совершать теракты. Фактор проницаемости границ ставит Турцию не только под удар западных союзников, борющихся с ИГИЛ, но и угрожает внутренней безопасности страны.

Однако вопрос угрозы национальной безопасности сегодня не вызывает консолидации в турецком обществе. И это то новое, чем характеризуется ситуация в Турции.

Когда шла борьба с боевиками РПК, местное население иногда даже помогало турецким силовикам. Существовал некий общественный договор: мы вам обеспечиваем безопасность, а вы нам помогаете бороться с радикалами. Курды были разобщены, как и все турецкое общество. Однако теперь угроза национальной безопасности не объединяет, а наоборот – разъединяет на два лагеря: тех, кто поддерживает политику власти и ПСР в отношении курдов, и тех, кто выступает против силового решения курдского вопроса.

Даже турецкие ученые, которые до последнего не стремились оказаться в авангарде политических баталий, - выступили в январе 2016 года с открытым письмом «Мы не будем частью этого преступления», в котором призвали турецкие власти «прекратить резню и бойню» на юго-востоке страны и вернуться за стол переговоров для мирного урегулирования курдской проблемы (письмо подписали более 1100 человек. – Прим. «Ферганы».). Против ученых была начата кампания, часть из них уволили из университетом, все это получило международный резонанс.

Сирийская ловушка для Турции

Прошедший год сирийские дела развивались в крайне нежелательном для Турции ключе. А после 24 ноября, когда Турция сбила российский Су-24, Анкара фактически утратила большинство возможностей как-то влиять на ситуацию в сирийском кризисе.

Турецкие проправительственные СМИ последние недели активно продвигают идею, что сейчас настал удобный момент вмешаться и вернуть себе субъектность в сирийских делах. Решится ли Турция на интервенцию – это вопрос.

Во-первых, войсковая операция требует огневого прикрытия с воздуха, без которого в современных условиях невозможно ведение сколь-нибудь серьезных боевых действий. Артиллерия – а Турция ведет огонь по позициям сирийских курдов – такого прикрытия дать не может.

Кроме огневого прикрытия, с воздуха удобней осуществлять наблюдение и разведку за перемещением сил противника. Отвод и переброску войск также лучше проводить вертолетами, это минимизирует человеческие потери. Позволит ли Россия, фактически контролирующая небо над Сирией, турецким боевым самолетам и вертолетам хозяйничать в сирийском небе? Очевидно, что ответ отрицательный.

Второе. На политико-дипломатическом уровне войсковую операцию откровенно поддерживают Саудовская Аравия и ряд других стран Залива. Если Эрдоган решится на вторжение, то он должен одновременно решиться выступить и против США, и против западных союзников, и против России. Это большой риск, и вряд ли Эрдоган на него пойдет. Кроме того, на земле придется воевать и с джихадистами из ИГИЛ, и с армией Башара Асада, и с сирийскими курдами. Не слишком ли много фронтов?

Третье. Турция, ввязавшись в наземную операцию в Сирии, откроет у себя второй фронт турецко-курдского противостояния. И то, что относительно локализовано сейчас в Юго-Восточных провинциях, может перехлестнуться и на всю территорию, а ресурсов контроля у власти недостаточно, и последние теракты это отчетливо показали.

Таким образом, можно говорить, что все, что происходит в Турции вокруг Сирии, во многом является «продуктом внутреннего потребления», направленным на мобилизацию турецкого общества, прежде всего, в условиях обострения противостояния на Юго-Востоке.

Перспективы Эрдогана и его партии

Сам по себе турецкий эксперимент построения демократии приобретает причудливые формы. С одной стороны, в первые годы нахождения у власти Эрдоган запускает проект амбициозных политических и экономических реформ. Для многих в Турции, как сторонников, так и противников «Партии справедливости и развития», - то, что осуществлялось до 2007 года, было прорывом. Но с 2007 года и особенно после 2010-го, когда была осуществлена последняя конституционная реформа, картина резко изменилась, и вектор общественно-политического развития принял иное направление. Более того, сами реформы и достижения 2000-х подверглись ревизии.

Если говорить только о сценарии дальнейшего политического развития Турции, то страна стоит перед выбором. С одной стороны, модель, которую предлагает Эрдоган: всенародно избранный президент-автократ, который опирается на поддержку электората и подотчетен только своим избирателям. С другой стороны – вариант полноценного парламентаризма, который сопряжен с созданием более конкурентной избирательной среды, конкурентных выборов и более представительного парламента.

От кого зависит, по какому сценарию Турция пойдет? Ответ очевиден – да, от Эрдогана. Но нужно обратить внимание на Ахмета Давутоглу - главу правительства, который по Конституции является главой государства.

Если бы Ахмет Давутоглу мог добиться существенной поддержки среди депутатов партии и вежливо попросил бы Эрдогана заниматься своим делом в рамках конституционных полномочий – вероятность реализации второго сценария была бы существенно выше. Но как действует Давутоглу? После августа 2014 года, когда Эрдоган стал президентом, а месяц спустя Давутоглу – главой правительства, Эрдоган выбрал Давутоглу своим преемником, поскольку тот – человек лояльный. Давутоглу не обладает на сегодняшний день ни необходимой для самостоятельных шагов харизмой, ни поддержкой, ни обширным кругом соратников и сторонников, - чего у Эрдогана в достатке.

Более того, сам Давутоглу не стремится бросать вызов власти и влиянию Эрдогана. Эрдоган может инициировать вопрос о смене лидера партии на ежегодном партийном конгрессе, и заменить Давутоглу на более лояльного и удобного человека.

После того, как Эрдоган стал президентом, начало действовать негласное правило приоритетности президента во всех вопросах управления страной, даже в делах правительства. Формально права президента ограничены действующей Конституцией, но фактически он уже действует по модели, которую предлагает: очень ограниченная система сдержек и противовесов и широчайшие полномочия всенародно избранного президента, подотчетного только электорату.

Можно отследить по новостям: за Эрдоганом всегда – первое слово по всем критически важным вопросам, внутри- или внешнеполитическим. И само правительство фактически следует курсу Эрдогана. Более того, турецкие газеты пишут, что министры сначала встречаются с Эрдоганом, а потом уже с Давутоглу.

Судя по всему, сам Ахмет Давутоглу в значительной степени смирился с фактом такого колоссального влияния Эрдогана на партию, лидером которой формально является сам премьер. Но система двойного или дублирующего управления не устраивает Давутоглу, и здесь уже могут быть разные сценарии развития. Премьеру даже задавали вопрос, что он думает насчет президентской формы правления и той модели, которую отстаивает Эрдоган.

И Давутоглу очень аккуратно ответил, что непродуктивно день и ночь обсуждать этот вопрос, и его задача - максимально эффективно сделать все, что возможно, в рамках существующей политической системы.

Записала Мария Яновская

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner