?

Log in

No account? Create an account

February 24th, 2016

Апелляционная коллегия в Павлодарском областном суде 24 февраля постановила оставить приговор редактору газеты «Версия» Ярославу Голышкину и бывшему депутату павлодарского горсовета Аскару Бахралинову без изменений. Теперь их адвокаты намерены обжаловать приговор в кассационном порядке в Верховном суде Казахстана.

Как рассказал на своей странице в Фейсбуке адвокат Голышкина Анатолий Утбанов, «вместе с апелляционной жалобой на приговор апелляционная коллегия рассматривала мою жалобу на частное определение судьи [первой инстанции] Байгоншекова, который решил, что меня следует наказать за разглашение данных закрытого судебного процесса, а также за то, что я якобы выступил в роли обвинителя для других лиц, выступая в защиту Ярослава Голышкина. С этими тезисами, приведенными без ссылок на нормативно-правовые акты и должного обоснования, как и с приговором, я, разумеется, не согласился. Так вот, частное определение (о принятии мер) в отношении меня было отменено. Моя жалоба о признании его незаконным и отмене была удовлетворена. Однако я бы, ни на секунду не задумываясь, согласился на иной результат - отмену приговора в отношении Ярослава вместо отмены частного определения, ибо, как и прежде, считаю приговор необоснованным и незаконным. Следующий этап - это обжалование приговора в кассационном порядке, уже не на уровне Павлодарской области, а в Верховном суде Республики Казахстан. Надеюсь, что там нам удастся восстановить справедливость и добиться законного приговора для виновных и оправдательного для моего подзащитного и Аскара Бахралинова».

Напомним, в первой инстанции судебный процесс по делу о вымогательстве у акима (главы администрации) Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева $500 тысяч прошел с 12 по 30 октября 2015 года. Виновными были признаны четверо: журналист Ярослав Голышкин, которому назначили наказание в виде восьми лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества, бывший депутат павлодарского горсовета Аскар Бахралинов, приговоренный к десяти годам колонии строгого режима с конфискацией имущества, предприниматель Нуржан Сулейменов, освобожденный из зала суда с наказанием в виде семи лет ограничения свободы, и экс-полицейский Фархат Алиясов, получивший три с половиной года лишения свободы с конфискацией имущества.

Заседания апелляционной коллегии прошли в отсутствие осужденных 22 и 23 февраля. На них адвокатами Голышкина и Бахралинова были заявлены ходатайства о необходимости участия осужденных в процессе и об изъятии из дела результатов некоторых негласных следственных действий, проведенных без соответствующих санкций прокуратуры. В частности, речь шла о нескольких аудиозаписях, на которых были разговоры предпринимателя Сулейменова, записанные при посредничестве Комитета национальной безопасности человеком, с которым он вёл переговоры о выдаче акимом Бозумбаевым $500 тысяч. Оба ходатайства остались без удовлетворения.

На заседании 23 февраля апелляционная коллегия заслушала выступления адвокатов осужденных – Хамиды Айткалиевой и Анатолия Утбанова. В частности, Айткалиева перечислила множество ошибок, неточностей и искажений в протоколе суда первой инстанции. Все эти искажения и ошибки были обнаружены и изложены Голышкиным от руки на 45 листах, когда после вынесения приговора в первой инстанции ему, Бахралинову и их адвокатам была предоставлена возможность ознакомиться с протоколом этого судебного разбирательства, а также с аудио- и видеозаписями, сделанными в ходе процесса. Однако в завершение апелляционных слушаний прокурор в своей заключительной речи проигнорировал все замечания адвокатов и попросил оставить приговор без изменений.

Всех подсудимых признали виновными в вымогательстве у акима Павлодарской области Каната Бозумбаева $500 тысяч якобы за нераспространение видеозаписи, на которой девушка, Анфиса Хафизулина, рассказывает об изнасиловании в охраняемой резиденции главы региона в поселке Кенжеколь, в котором, по словам потерпевшей, участвовал сын акима Даурен Алдаберген со своим другом.

Ярослав Голышкин занимался журналистским расследованием этого дела, и именно ему удалось записать интервью с пострадавшей. Позже павлодарская прокуратура подтвердила факт изнасилования, но отметила, что сын главы региона был всего лишь свидетелем. А значит, это преступление не является групповым, то есть тяжким, и по нему возможно примирение сторон, которое, по данным следствия, и состоялось - изнасилованная девушка получила пять тысяч долларов отступных. Дело об изнасиловании было прекращено, но тут же возникло дело о вымогательстве.

Подробно об этом деле можно прочитать в материалах:

- «Казахстан: Журналист, власть и видео»- «История с изнасилованием. Как сын главы Павлодарской области стал «свидетелем», а журналист – «организатором преступления»;

- «Казахстан: новые подробности дела о вымогательстве и изнасиловании»;

- «Беспредел в Павлодаре: свидетелей по «делу об изнасиловании» запугивают, арестовывают и заставляют менять показания»;

- «Страсти по Анфисе. Как менялись версии изнасилования в резиденции главы Павлодарской области»;

- «Павлодарское дело»: история громкого вымогательства», «Павлодарское дело»: следственные материалы опровергают утверждение прокурора»;

- «Казахстан: Павлодарский процесс по делу о вымогательстве сделали закрытым»;

- «Процесс в Павлодаре: К вымогательству причастны руководители областного КНБ?»

Сид Янышев
http://rus.ozodlik.org/content/article/27568744.html
Один из крупнейших химзаводов в Узбекистане «Аммофос-Максам» уже 4 месяца не выплачивает зарплату своим рабочим.
Международная правозащитная организация Amnesty International обнародовала новый ежегодный доклад о состоянии прав человека в мире в 2015 году. Правозащитники бьют тревогу: международной системе защиты прав человека угрожает уничтожение, поскольку сиюминутные национальные интересы и жёсткие меры, применяемые силами безопасности, привели к полномасштабному наступлению на основные свободы и права. Наблюдается скрытая и медленная тенденция по подрыву прав человека, которая исходит от правительств, сознательно разрушающих или игнорирующих структуры, которые были созданы для того, чтобы помогать защищать наши права, предостерегает Amnesty International.

«Под угрозой находятся не только наши права, но также законы и система, которые их защищают. Угроза нависла над результатами более чем семидесятилетней упорной работы и прогресса общества», - заявил Генеральный секретарь Amnesty International Салил Шетти. Органы ООН по правам человека, Международный уголовный суд, Совет Европы и Межамериканская система защиты прав человека подрываются правительствами, которые пытаются избежать контроля за ситуацией с правами человека у себя в странах. Правительства всё чаще преследуют и нападают на активистов, адвокатов и тех, чья работа – защищать права человека. Эти тревожные тенденции в 2015 году усилились и в странах Центральной Азии.

Так, в Узбекистане ужесточились государственные репрессии против предполагаемых экстремистов, особенно среди возвращающихся трудовых мигрантов, многих из которых подозревали в том, что они ездили в Сирию воевать за ИГ. Осуждённым за преступления против государства и терроризм произвольно продлевали сроки заключения.

Милиция и сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) продолжали регулярно применять пытки и другие виды жестокого обращения для выбивания признаний в преступлениях и инкриминирующих показаний из подозреваемых и задержанных, включая женщин и мужчин, которые обвинялись в уголовных правонарушениях, таких как кражи, мошенничество и убийство. Особенно велика угроза пыток была для людей, находящихся под стражей по обвинениям в преступлениях против государства и преступлениях, связанных с терроризмом. Сотрудники милиции и СНБ постоянно привлекали осуждённых к тому, чтобы те пытали и подвергали жестокому обращению лиц, арестованных до суда.

Суды при вынесении приговоров по-прежнему во многом полагались на признания, полученные под пытками. Даже при наличии убедительных доказательств судьи постоянно игнорировали либо отказывались рассматривать как безосновательные утверждения подсудимых о пытках и жестоком обращении. Двое мужчин, приговорённых в 2014 году к 10 годам тюремного заключения каждый за предполагаемое членство в запрещённой исламистской партии, утверждали в суде, что силовики пытали их, прижимая их руки и ноги к раскалённой печке, чтобы те подписали ложные признания. Один из подсудимых говорил судье, что сотрудники силовых ведомств вырывали ему ногти на руках и ногах. Судья не стал проверять утверждения о пытках и оставил признания в числе доказательств.

Из-за практики произвольного продления срока заключения даже за незначительные предполагаемые нарушения требований режима отбывания наказания многие осуждённые, особенно за преступления против государства, отбывали фактически пожизненное заключение. Так, в конце апреля по окончании отбытия девятилетнего срока в колонии «Жаслык» на свободу должен был выйти Азам Фармонов – узник совести и правозащитник, осуждённый в 2006 году по большей части на основании свидетельских показаний, полученных через принуждение. Однако в мае на вопиюще несправедливом закрытом процессе, где у него не было адвоката, суд продлил срок его заключения ещё на пять лет за нарушение режима, в частности за насмешки над другими заключёнными и за то, что он не носил положенных идентифицирующих знаков.

Власти с возросшей подозрительностью относились к трудовым мигрантам, которые возвращались из-за рубежа, где могли получить информацию об исламе, цензурируемую либо запрещённую в Узбекистане. Вследствие этого увеличилось число арестов и уголовных преследований за «экстремизм». По мнению властей, в России трудовых мигрантов обрабатывали вербовщики из «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ), так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) и прочих организаций, считающихся экстремистскими. В ноябре силовики провели спецоперации в столице Ташкенте и ещё нескольких регионах страны, в ходе которых были задержаны десятки трудовых мигрантов, вернувшихся из России и Турции. Звучали спорные утверждения, что они принадлежали к запрещённой исламистской партии «Хизб ут-Тахрир» и имели связи с членами ИГ в Сирии.

Власти постоянно преследовали родственников людей, обвиняемых в преступлениях против государства или осуждённых за них. Было много случаев, когда членов одной и той же семьи произвольно задерживали, пытали, подвергали жестокому обращению, чтобы заставить их признаться в сфабрикованных обвинениях, приговаривали к длительным срокам лишения свободы. Одна женщина рассказывала, что большинство её родственников-мужчин отбывали длительные сроки заключения за принадлежность к запрещённой исламистской организации либо были вынуждены бежать из страны, опасаясь за свою жизнь. Её регулярно вызывали в местное отделение милиции, где задерживали и били, чтобы наказать за принадлежность к «семье экстремистов», а также требовали сообщить местонахождение своих родственников либо дать против них показания. По словам бывших задержанных и родственников заключённых, местные махаллинские (квартальные) комитеты составляли для силовых структур списки потенциальных «подозреваемых», которых затем арестовывали или третировали (в том числе на основании подброшенных улик) и заставляли признаваться.

Повсеместно власти пресекали свободу выражения мнений. В городе Чиназ на северо-востоке страны 31 мая милиционеры задержали руководительницу независимой НКО «Правозащитный альянс Узбекистана» Елену Урлаеву. Её пытали, в том числе подвергли сексуальному насилию, чтобы заставить отдать карту памяти от фотоаппарата.

В Казахстане власти по-прежнему сильно ограничивали свободу мирных собраний. Для того чтобы провести любую уличную акцию протеста, требовалось разрешение местных властей, которые нередко отказывали в нём, либо давали разрешение на проведение мероприятия где-то вдали от центра. «Реклама» митингов, в том числе в социальных сетях, фактически считалась уголовным преступлением. Власти прибегали к «превентивным» задержаниям, чтобы не дать мирным протестам состояться.

Так и не было проведено независимого и полного расследования утверждений о применении пыток после подавления протестов в Жанаозене в 2011 году. Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на свободу объединений, посещавший Казахстан в январе и августе, призвал власти санкционировать международное расследование применения силы против протестовавших в Жанаозене.

В новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы были внесены положительные поправки. Изменения коснулись положений, согласно которым 158 заявления о пытках теперь должны автоматически регистрировать и расследовать как уголовное преступление органы, отличные от тех, где работают предполагаемые виновники, причём без доследственной проверки, на этапе которой раньше отклонялось большинство жалоб. Был отменён срок давности в делах о пытках, а лица, обвиняемые в пытках либо осуждённые за них, исключены изо всех потенциальных амнистий. Максимальное наказание за пытки увеличилось до 12 лет лишения свободы. Однако, по словам адвокатов, хотя жалобы на пытки и жестокое обращение стали регистрировать как преступления, их по-прежнему не расследовали надлежащим образом. С 1 января по 30 ноября было зарегистрировано 119 заявлений о пытках, и 465 дел, возбуждённых по факту пыток, были закрыты. До суда дошло 11 дел, пять человек были признаны виновными, но только один из них получил реальный срок.

СМИ и журналисты по-прежнему работали в обстановке ограничений: их принудительно закрывали, не давали им работать под предлогом административных нарушений либо из-за обвинений в том, что они представляют собой угрозу национальной безопасности. В феврале суд оставил без удовлетворения жалобу на закрытие издания ADAM bol. В сентябре вступил в силу трёхмесячный запрет, связанный с тем, что ADAM зарегистрирован как издание, выходящее на русском и казахском языках, а печатался только на русском. В октябре по ходатайству Генеральной прокуратуры суд постановил закрыть ADAM из-за того, что тот продолжал незаконно публиковаться через свою страницу в Фейсбуке.

Согласно принятым в 2014 году поправкам к закону «О связи», Генеральная прокуратура получила полномочия без решения суда принуждать интернет-провайдеров к блокировке интернет-контента, если в нём будет усмотрен «экстремизм» и угроза безопасности. Эти полномочия использовались, чтобы закрывать доступ к казахстанским информационным изданиям и к отдельным статьям на международных информационных сайтах. В Уголовном кодексе сохранялась статья о наказании за клевету. В отношении как минимум четырёх человек были возбуждены уголовные расследования за разжигание национальной розни в постах в социальных сетях.

Многим НКО отказывали в регистрации за самые незначительные нарушения. В октябре парламент принял поправки к законодательству, влияющие на доступ НКО к финансированию; в декабре они вступили в силу. В соответствии с ними будет создан центральный «оператор», который распределяет гранты и занимается управлением всеми государственными и негосударственными грантами для НКО, включая международное финансирование. Причём гранты выделяются на проекты и деятельность, которые соответствуют расплывчато сформулированному списку направлений, одобренных правительством.

В Киргизии продолжает сокращаться пространство для существования гражданского общества. Правозащитник Азимжан Аскаров, этнический узбек и узник совести, приговорённый к пожизненному заключению за то, что он якобы участвовал в межэтнических столкновениях в 2010 году, остается в тюрьме.

Власти не принимали эффективных мер для прекращения пыток и других видов жестокого обращения и привлечения виновников к ответственности. Пытки по-прежнему остаются обыденным явлением. Лишь малая часть предполагаемых пыток и случаев гендерного насилия расследовалась эффективно, и ещё реже виновники привлекались к суду. За первое полугодие 2015 года НКО «Коалиция против пыток в Кыргызстане» задокументировала 79 случаев пыток и жестокого обращения. По состоянию на октябрь на рассмотрении судов находилось 35 уголовных дел, возбуждённых в отношении более чем 80 правоохранителей, которые обвиняются в пытках. Однако суды вынесли обвинительные приговоры лишь по четырём делам.

Власти не пытались по-настоящему эффективно расследовать межэтнические столкновения в июне 2010 года в городах Ош и Джалал-Абад, где тяжкие преступления совершали и этнические киргизы, и этнические узбеки, но среди последних было больше всего погибших, раненых и понёсших ущерб. С тех пор судебному преследованию подверглось несоразмерно много узбеков. Адвокаты, защищающие этнических узбеков, которые арестованы по делам о беспорядках, по-прежнему сталкивались с притеснениями из-за своей работы.

В обстановке растущей нетерпимости и дискриминации в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексов (ЛГБТИ) в июне во втором чтении подавляющим большинством голосов парламент принял гомофобный законопроект, внесённый в 2014 году. В нём предлагались поправки в Уголовный кодекс и другие законодательные акты, которые вводят уголовную ответственность за «формирование положительного отношения к нетрадиционным формам сексуальных отношений» и предусматривают различные наказания – от штрафов до одного года лишения свободы.

Правозащитники и активисты гражданского общества столкнулись с усилившимися гонениями и давлением со стороны властей в связи со своей работой и жаловались на то, что обстановка для них становится всё менее безопасной. Сотрудники Управления Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) по Ошу и Ошской области 27 марта провели обыски в офисе правозащитной НКО «Бир Дуйно – Кыргызстан» («Один мир – Кыргызстан») и в домах двух адвокатов организации: Валерьяна Вахитова и Хусанбая Салиева. В ходе обысков сотрудники ГКНБ изъяли материалы по делам, над которыми работали адвокаты, а также компьютеры и цифровые запоминающие устройства.

Власти Таджикистана по-прежнему тотально ограничивали свободу выражения мнений. Парламентские выборы прошли первого марта в обстановке усиливающегося подавления всякого политического инакомыслия, и места в новоизбранном парламенте получили только представители проправительственных партий. Сохранялись сильные ограничения на свободу выражения мнений, власти ужесточали контроль над доступом к информации. Происходило запугивание и притеснение независимых СМИ и журналистов, критически высказывавшихся о властях, включая личные нападки в проправительственных СМИ, особенно накануне парламентских выборов.

В августе были утверждены поправки к закону «Об общественных объединениях», согласно которым неправительственные организации, зарегистрированные как общественные объединения в Минюсте, должны уведомлять его обо всём получаемом ими иностранном финансировании. В некоторые известные НКО под предлогом «соображений национальной безопасности» пришли с «проверками» различные государственные органы, включая Минюст, Налоговый комитет, прокуратуру и Госкомитет национальной безопасности. Некоторым НКО неофициально «порекомендовали» закрыться. В июне Налоговый комитет начал процедуру ликвидации общественного фонда «Нотабене». В августе Бюро по правам человека и соблюдению законности выписали штраф на сумму 42,6 тысяч сомони (более $6000) за предполагаемые налоговые нарушения, так и не объяснив, в чём состояли эти нарушения.

Усилились гонения и насилие в отношении членов оппозиционных организаций, в том числе запрещенной «Группы 24» и Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Проживавший в России лидер политического движения «Молодежь Таджикистана за возрождение» Максуд Ибрагимов перенес покушение, а в январе 2015 года он оказался в СИЗО в Душанбе. В июне приговорён к 17 годам тюремного заключения. В Стамбуле 5 марта был застрелен проживавший в эмиграции основатель «Группы 24» Умарали Кувватов.

В сентябре были арестованы 13 членов политсовета ПИВТ по обвинениям в участии в «преступных группах» и связи с событиями 4 сентября, что находящийся в эмиграции лидер партии Мухиддин Кабири полностью отрицает. Верховный суд Таджикистана 29 сентября объявил ПИВТ «террористической организацией».

Власти по политически мотивированным обвинениям осудили адвоката и правозащитника Шухрата Кудратова. А 28 сентября якобы за мошенничество и подделку документов был арестован адвокат Бузургмехр Ёров, представлявший арестованных членов ПИВТ. В нарушение законодательства Таджикистана у него были изъяты документы по делу ПИВТ.

Пытки и другие виды жестокого обращения применялись повсеместно, несмотря на принятие в 2013 году плана действий по выполнению рекомендаций Комитета ООН против пыток. К середине августа Коалиция НКО против пыток зарегистрировала 25 новых случаев пыток. Однако большинство родственников и пострадавших отказывались подавать жалобы, опасаясь мести, поэтому, по-видимому, о множестве других случаев не сообщалось. Уголовные дела в отношении сотрудников правоохранительных органов, подозреваемых в пытках, возбуждались редко и чаще всего закрывались до завершения расследования либо приостанавливались. Адвокатам постоянно отказывали в свиданиях с их находящимися под стражей клиентами, часто по нескольку дней. Особому риску произвольного ареста, задержания без связи с внешним миром, пыток и жестокого обращения подвергались люди, в которых власти усматривали угрозу национальной безопасности, в частности, члены ПИВТ, других религиозных движений, групп и партий.

В Туркмении в 2015 году не произошло никаких видимых улучшений в ситуации с правами человека. Страна оставалась закрытой для независимых международных наблюдателей за положением в области прав человека. Несмотря на то, что в 2013 году были законодательно закреплены принципы независимости СМИ и запрет на государственное вмешательство в их работу, на практике в СМИ действовала суровая государственная цензура, и в стране не могли существовать ни независимые газеты, ни какие-либо другие независимые СМИ. Власти продолжали затыкать журналистам рты путём притеснений, запугивания и как минимум в одном случае – тюремного заключения. Так, в июле был задержан, а затем осужден Сапармамед Непескулиев, который как внештатный корреспондент освещал тему коррупции на Радио «Свобода» и в проекте «Альтернативные новости Туркменистана».

В первом полугодии в рамках официальной кампании местные коммунальные власти заставили жителей Ашхабада и других городов и населённых пунктов снять и уничтожить личные спутниковые тарелки, чтобы они не могли смотреть иностранные СМИ. Доступ к интернету отслеживался и ограничивался, часто блокировались социальные сети. Людей, которые пытались протестовать против принудительных выселений в окрестностях Ашхабада, запугивали и в некоторых случаях задерживали. Отправление религиозных обрядов тщательно контролировалось. Особенно это касалось религиозных меньшинств, в частности, представителей Армянской апостольской церкви, католиков, протестантов и иеговистов.

Как следовало из непрерывно поступавших сообщений, правоохранители по- прежнему прибегали к пыткам и другим видам жестокого обращения, чтобы выбивать из людей «признания» и показания против других. Оставался в заключении активист Мансур Мингелов, который был осуждён на несправедливом суде за преступления, связанные с наркотиками. Он предал гласности информацию о пытках и жестоком обращении с белуджами в Марыйском велаяте в 2012 году.

Местонахождение задержанных, которые подверглись насильственному исчезновению после предполагаемого покушения на тогдашнего президента Сапармурата Ниязова в 2002 году, оставалось неизвестным. Вот уже 13 лет родственники задержанных ничего не знают об их местонахождении и состоянии.

Хотя требование о получении гражданами «выездных виз» для заграничных поездок было отменено в 2006 году, на практике сохранялись произвольные ограничения права на выезд за рубеж. Множество людей узнавали, что им запрещён выезд за границу, в тот момент, когда пытались покинуть страну. Так, в июле дочь проживающего в эмиграции парламентария Пиримкули Танрыкулиева не выпустили в Турцию с двумя детьми. На паспортном контроле им поставили в паспорта печати о том, что им запрещается покидать страну. После множества попыток, предпринимавшихся в течение нескольких лет, бывшему заключённому Гельды Кяризову разрешили уехать в Россию для прохождения специального лечения и воссоединения с женой и остальными членами семьи, что ему много раз не давали сделать после освобождения из тюрьмы в 2007 году.

Тысячи людей остались без крова в результате принудительных выселений и сносов зданий в Ашхабаде и его окрестностях. Снос домов был связан с подготовкой площадок под объекты для пятых Азиатских игр, которые состоятся в 2017 году, а также в рамках более общих программ реконструкции городской территории. По некоторым оценкам, в самом пострадавшем районе Чоганлы на севере Ашхабада было принудительно выселено около 50 тысяч человек. С жителями не обсуждались никакие альтернативы выселению; им не предоставили никакого другого или временного жилья.

В заключение Amnesty International призывает правительства прекратить нарушать права своих граждан и усилить системы, которые созданы для обеспечения соблюдения норм международного права и защиты прав человека.
16 января начало вещание онлайн-радио TUG’YON («Тугён») - совместный проект международной правозащитной организации «Ўтюраклар клуби» (клуб «Пламенных сердец») и координационного совета «Альтернативный Узбекистан». Дата открытия приурочена к годовщине протестных акций в Узбекистане, которые прошли 24 года назад: 16 января 1992 года тысячи студентов вышли на улицы Ташкента, недовольные повышением цен на продовольствие.

Протест был жестко подавлен. Армия по приказу новоизбранного президента Ислама Каримова открыла огонь, двое студентов погибли, десятки были ранены. Первая программа радио TUG’YON была посвящена памяти тех дней.

На волнах радио TUG’YON обсуждаются вопросы реорганизации сегодняшней ситуации в Узбекистане, идут споры между гостями, приглашенными на программы, и живое общение со слушателями. Можно сказать, что радио TUG’YON - преемник оппозиционного ресурса, который был взломан и уничтожен хакерами во время президентской кампании 2015 года: там освещалась работа Виртуальной избирательной комиссии, выступали независимые кандидаты на пост президента.

Радио TUG’YON можно слушать по ссылкам http://SoundCloud.com/Tugyon и http://FieryHeartsClub.org/RADIO и на канале YouTube. Публикации радио TUG’YON можно найти и в социальных сетях: на Фейсбуке и в Твиттере.

Сетка радио TUG’YON составлена, в основном, из бесед с активистами гражданского общества, представителями государственных органов и оппозиции, политическими и общественными деятелями, религиозными активистами и правозащитниками, писателями и поэтами, журналистами и работниками искусства.

В среднем, в неделю радио готовит от трех до пяти программ. Планируется, что два раза в неделю будет выходить рубрика «Повышаем правовые знания», с той же приодичностью в рубрике «Произведения, раскрывающие преступления диктатуры» будут читать аудиокниги.

Среди целей, которые перед собой ставит редакция радио TUG’YON, - «создание трибуны для людей с разными убеждениями; выпуск программ памяти соотечественников, отдавших жизнь ради свободы нашей родины в борьбе против диктатуры». Радио намерено обратить внимание широкой общественности на судьбы политических и религиозных заключенных в Узбекистане, а также освещать жизнь соотечественников за рубежом, в том числе - трудовых мигрантов. Уже вышли в эфир программы, посвященные политическим заключенным Гайбулло Джалилову, Агзаму Тургунову и Агзаму Фармонову, программа, посвященная социальным проблемам Узбекистана, а также передача ко дню рождения Ислама Каримова.

Редакция TUG’YON сообщает, что на волнах радио, в отличие от других независимых изданий и оппозиционной прессы, недопустимы кампании по очернительству кого-либо.

Пока вещание идет на узбекском языке, но если финансовые возможности будут расширены, то будет открыта и русскоязычная версия радио.

Готовит программы и выдает их в эфир узбекский журналист Улугбек Бакиров, живущий в Норвегии. Редакция нуждается в помощниках и приглашает к сотрудничеству талантливую молодежь и журналистов - правда, пока на добровольной основе.

Международная правозащитная организация «Клуб пламенных сердец» возглавляет Мутабар Таджибаева - ферганская правозащитница, лауреат премии Мартина Энналса-2008. В 2005 году Мутабар Таджибаева номинировалась на Нобелевскую премию мира. В 2004 году Таджибаева участвовала в создании «Комитета свободы слова и выражения», на базе которого впоследствии был создан независимый информационно-политический интернет-ресурс «Арена» (законсервирован с июня 2006 года). Незадолго до андижанского расстрела в мае 2005 года Таджибаева направила телеграмму в органы исполнительной власти и в общественные организации. В ней обращалось внимание на то, что на подсудимых по так называемому «делу акромистов» - 23 андижанских предпринимателей, - правоохранительные органы оказывали усиленное давление и подвергали их незаконным методам психологического и физического воздействия. Именно эти действия властей вскоре и спровоцировали кровавые события в Андижане 13 мая 2005 года, - считает Таджибаева. В октябре 2005 года Мутабар была арестована по обвинению в мошенничестве, а в марте 2006-го была приговорена к восьми годам лишения свободы. Вину свою Таджибаева не признала.

В 2008 году Мутабар Таджибаева была неожиданно освобождена. В своем интервью «Фергане» после освобождения она заявила, что не собирается прекращать правозащитную деятельность. Во время заключения Мутабар Таджибаева подвергалась пыткам и издевательствам, и в 2013 году она подала жалобу на правительство Узбекистана в Комитет ООН по правам человека. Мутабар обвинила власти Узбекистана в применении к ней пыток и проведении принудительной стерилизации весной 2008 года, когда правозащитница находилась в Ташкентской женской колонии. Ни медики, ни сотрудники колонии не объяснили ей причину хирургического вмешательства. Лишь выйдя на свободу в июне 2008 года, она узнала, что без какой-либо медицинской необходимости ей удалили матку. Таджибаева намерена взыскать с властей Узбекистана компенсацию за причиненный ей ущерб, наказать виновных в издевательствах и пытках, а также потребовать предоставления всех медицинских документов, составленных во время ее заключения и операции.

К случаю Таджибаевой постоянно возвращаются в Комитете ООН по правам человека – в том числе, когда Комитет рассматривал отчет делегации Узбекистана о выполнении Конвенции ООН, запрещающей пытки. Глава узбекской делегации, директор Национального центра по правам человека Акмаль Саидов тогда снова был вынужден оправдываться, и делал это очень агрессивно. Однако его слова четко определяют позицию официального Ташкента по поводу правозащитницы: «Что касается Мутабар Таджибаевой. Когда человеку некуда деться или обратиться, ему присуще придумывать различные легенды. Таджибаева тоже не исключение. Когда она отбывала наказание в женской колонии в 2008 году, то сильно болела, у нее было онкологическое заболевание женское. Рак, как говорится. Она сама обратилась с заявлением оказать помощь, со слезами на глазах. В таких случаях мы обязаны оказывать помощь, и получить согласие самого осужденного. Ей сделали операцию, успешно, за это она благодарила несколько раз. Ушла по УДО, ей разрешили выехать на продолжение лечения. И после этого начались эти нужные-ненужные разговоры о том, что вы хотите слышать».

Информационное агентство «Фергана» желает коллегам – редакции радио TUG’YON - и Мутабар Таджибаевой удачи.
Переговоры между афганским правительством и талибами должны пройти в начале марта. Об этом было заявлено по итогам прошедшей 23 февраля в Кабуле очередной встречи четырёхсторонней координационной группы по межафганскому примирению, передает TOLOnews .Делегации стран-участниц «квартета» возглавляли замминистра иностранных дел Афганистана Хекмат Халил Карзай, секретарь МИД Пакистана Айзаз Чаудри, посол Китая Яо Цзин и временный поверенный в делах США Дэвид Линдуолл.

Стороны договорились, что встреча афганских властей с представителями движения «Талибан» пройдет в Пакистане. По завершении переговоров в Исламабаде состоится следующее, пятое по счёту, заседание «квартета».

Участники координационной группы пригласили талибов и другие группировки вооружённой оппозиции подключиться к переговорному процессу и поддержали недавнее заявление президента Афганистана Мохаммада Ашрафа Гани о приверженности афганских властей к примирению с «Талибаном» и повстанческой группировкой «Хизб-и-Ислами». Стороны также поддержали решение Афганистана и Пакистана о создании рабочей группы для привлечения религиозных деятелей двух стран к распространению идей примирения, в том числе посредством принятия фетв против продолжения бессмысленного насилия.

Комментируя заявление координационной группы, представитель политического офиса талибов в Катаре Мохаммад Наим напомнил о заявленных ими ранее условиях возобновления мирных переговоров, которые, по его словам, остались неизменными. В конце января талибы заявили, что сядут за стол переговоров с правительством только после официального признания их политического офиса в Катаре, исключения движения из списка террористических организаций ООН, освобождения заключенных талибов из тюрем и полного вывода иностранных войск из Афганистана, сообщает Khaama Press со ссылкой на Радио «Свобода».

Тем временем афганская армия готовится к переходу из оборонительного в наступательный режим, сообщил замначальника генштаба Афганской национальной армии, генерал Мюрад Али Мюрад. По словам генерала, в связи с ожидаемым весной ростом активности антиправительственных сил в этом году вооруженные силы меняют тактику отражения возможных атак на активные наступательные действия. В частности, происходит передислокация войск в ряде районов страны, пишет Афганистан.ру.

А вице-президент Афганистана, генерал Абдул Рашид Дустум готовится к очередной крупной операции по зачистке северных провинций страны. В очередной раз сменив официальный костюм на военную форму, генерал прибыл в провинцию Джаузджан, где объявил о скором начале новой антиталибской кампании.

Дустум призвал своих сторонников в ходе боев не допускать гражданских потерь и напомнил о необходимости гуманного обращения с военнопленными. По словам вице-президента, в проведении зачисток будут задействованы около 10 тысяч стражей порядка и ополченцев. Помимо Джаузджана, боевые действия будут проходить на территории провинций Сари-Пуль и Фарьяб.

По словам губернатора Джаузджана Лутфулло Азизи, генерал прибыл по просьбе местного населения, которое устало от гнета талибов. Напомним, что летом 2015 года Дустум также провел серию антиталибских операций в северных провинциях Афганистана. В ходе проведения этих зачисток повстанцы понесли значительные потери, но с выводом и рассредоточением войск ситуация на севере страны вновь дестабилизировалась.
Медеуский районный суд Алма-Аты 24 февраля постановил избрать меру пресечения в виде домашнего ареста для руководителя Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева, задержанного 22 февраля по подозрению в многомиллионных хищениях государственных средств и незаконной реконструкции здания Национального пресс-клуба, передает КазТАГ. Судья Анина Байдаулетова, зачитывая постановление, сообщила, что Матаеву запрещается общение с другими лицами, в том числе по телефону и интернету, за исключением членов семьи и адвокатов.

Таким образом, суд удовлетворил ходатайство следствия и прокуратуры. Ранее руководитель следственно-оперативной группы департамента по противодействию коррупции по Алма-Ате и прокурор просили суд определить в качестве меры пресечения Матаеву домашний арест, передает Vlast.Kz. Адвокаты задержанного ходатайствовали об освобождении его под залог. По их словам, представители задержанного уже внесли средства для этой цели.

Сам Сейтказы Матаев заявил, что «покидать Родину не собирается». «Я хочу сказать, что я не собираюсь покидать родину, никуда уезжать, я хочу доказать свою невиновность, вину я свою не признаю полностью. Четыре месяца назад скончался мой вице-президент, который занимался архивом, мы сейчас все это восстанавливаем, и, если будет домашний арест, мне это будет сложно сделать. Я готов предоставить все документы и бухгалтерский баланс. В общественном объединении не было бухгалтера согласно уставу, мы наняли аудиторскую компанию, которая должна показать все расходы», - цитирует Матаева КазТАГ. Матаев отметил, что часть расходов представляли собой благотворительную и спонсорскую помощь.

Напомним, Сейтказы Матаев, основатель Национального пресс-клуба – открытой независимой диалоговой площадки, был задержан вместе с сыном за несколько часов до пресс-конференции, на которой планировал заявить о давлении со стороны властей и преследованиях последнего времени. Его сыну, генеральному директору информационного агентства КазТАГ Асету Матаеву, инкриминируют многомиллионные хищения при выполнении государственного информационного заказа. Сына вскоре отпустили, отца оставили под стражей. Ему грозит наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 12 лет, с конфискацией имущества. Друзья и коллеги Матаевых, а также правозащитники и эксперты считают, что обвинения надуманы, и за ними стоят иные цели, в том числе рейдерство. В поддержку Сейтказы Матаева началась широкая кампания.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner