February 23rd, 2016

Телеканал «Дождь»: Главу Союза журналистов Казахстана задержали накануне выборов

22 февраля в Казахстане по подозрению в коррупции задержан глава Союза журналистов страны Сейтказы Матаев. Его подозревают в хищении бюджетных средств в особо крупном размере и уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере.

Знакомые Матаева, в частности политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, сомневается в обвинениях, которые исходят от антикоррупционного ведомства Казахстана.

https://youtu.be/k7DPJKqBNZs

Ниссор Абдуразаков: «Я хочу, чтобы таджикские лица в мире были узнаваемыми»

Его фотопортреты завораживают, притягивают, удерживают, их хочется рассматривать снова и снова. Ниссор Абдуразаков – пианист и фотохудожник, уроженец Таджикистана, проживающий в Швеции, – уверен, что фотография сближает людей. Он делает портретные фото своих земляков, чтобы показать их там, где о таджиках ничего или почти ничего не знают, чтобы Таджикистан стал чуть ближе людям из далеких стран. В настоящее время Ниссор готовится к своей первой персональной выставке, которая так и будет называться – «Лица Таджикистана». Она состоится осенью этого года в шведском городе Гётеборг. Некоторые из фотографий, которые будут показаны на этой выставке, автор любезно предоставил «Фергане». «В процессе полевой работы в Таджикистане я заново открыл и продолжаю открывать для себя свой народ и страну. И теперь о своих открытиях хочу рассказать другим», - говорит Ниссор. Слово – фотохудожнику:

- Профессиональной фотографией я стал заниматься сравнительно недавно. В 2012 году открыл студию, начал сотрудничать с моделями. Так как каждое лето я приезжаю в Душанбе, чтобы навестить родителей, у меня возникла идея сделать серию фотографий таджикских девушек в женских национальных костюмах и украшениях. Мои родители давно собирают образцы женской национальной одежды разных регионов Таджикистана, поэтому с костюмами проблем не было. Но вот девушек мне сразу найти не удалось, и первой моделью стала моя жена.

Я вернулся в Швецию, обработал и выложил эти фотографии на своем сайте. Первая же моя таджикская фотосессия имела просто ошеломительный успех. Я не ожидал такой реакции. В соцсетях я стал получать множество сообщений из разных стран мира. Меня просили делать больше этнографических фотографий. На следующее лето я уже нашел несколько моделей и сделал вторую сессию, которая также получила много откликов.

Я живу в Швеции, в которой о Таджикистане никто понятия не имеет. Да и в любой другой стране Европы. Если посмотреть «Евроньюс» или любой европейский канал, иногда что-то может промелькнуть о Казахстане или Узбекистане, но о Таджикистане ни одного слова не услышишь.

Поэтому я давно хотел сделать серию портретов своих земляков – показать лица народа, обычных сельчан, фермеров, горцев, чтобы люди здесь, в Европе, в России и других странах имели представление о том, кто такие таджики и как они выглядят.

Меня всегда интересовали люди, их лица. Когда смотришь на фотопортреты хороших мастеров, что-то такое происходит внутри тебя особенное. Идею показать таджикские лица поддержал мой друг Хафиз Шахиди – сын известного таджикского композитора Толиба Шахиди. С Хафизом мы решили сделать совместный проект – серию фотопортретов таджиков из разных регионов республики. И очередным летом я приехал в Таджикистан с самой хорошей аппаратурой, в том числе лампами, которые работают без электросети. В Таджикистане очень резкий солнечный свет. Поэтому я использую дополнительное освещение, которое перебивает естественный свет, и я получаю лица, которые хочу.

В поездке по регионам Таджикистана меня сопровождал мой друг-фотограф из Москвы Додхудо Туйчиев. Мы начали с выезда на юг – в Хатлонскую область, посетили Куляб, Муминабад, Ховалинг, Даштиджум и другие места, куда добраться было очень трудно. Я вырос в Душанбе и раньше в таких глубинках не был, и я открывал для себя тот Таджикистан, который до сих пор не знал. Дорогая была тяжелая – горы, перевалы, камни, пыль, где-то вообще бездорожье, но все трудности забывались, когда мы встречали людей.

Я был поражен: в этих труднодоступных районах живут феноменально красивые люди – и внешне, и душой. Это простые люди, без вычурности, без наигранности. У них естественные лица. От них исходит такая неподдельная доброта и обаяние. И это отражается, прежде всего, в их глазах. Мне нравится снимать лица, глаза – в них, действительно, можно увидеть душу человека.

Я могу приезжать в Таджикистан только в июле – это время каникул в моей музыкальной школой в Гётеборге, которой я руковожу. А в прошлом году июль совпал с месяцем Рамазан – люди держали пост, поэтому были немного вялые, уставшие. Они сидели по домам, и мы не встречали столько людей, сколько хотелось бы. Многие не хотели фотографироваться. Особенно в отдаленных селениях – там люди очень застенчивые. Кто-то отказывался из религиозных соображений. Чаще соглашались сниматься старики, пожилые люди, но, например, девушки почти всегда отказывались. Молодые мужчины и замужние женщины также далеко не всегда соглашались фотографироваться. Поэтому у меня много фотографий стариков и детей.

В Муминабаде мы попали в совершенно сказочный сад. Нас угощали вкуснейшим виноградом и персиками, каких я давно не пробовал. Все это натуральное, органическое, без химикатов. Я был просто поражен, как одна семья в состоянии вести такое большое хозяйство – там и плодовый сад, и скот, и поле, которое трактор вспахивает. А дед – глава большого хозяйства – жаловался, что 70 процентов собранного урожая он закапывает в землю, потому что он просто сгнивает. У нас до сих пор южный регион инфраструктурно не так развит, как северный. У многих фермеров в Хатлонской области урожай сгнивает на корню – они не могут его вывезти, и никто не приезжает его скупать, там плохие дороги или вообще их нет. И вот этот старик скармливает большую часть своих потрясающих фруктов скоту или просто закапывает их. Он готов за копейки отдавать свой урожай, но никому эти богатства не нужны.

Следующая моя поездка была на Памир – мы были в Хороге, Ишкашиме, Дерзуде Мургабе, на озере Каракуль, и еще множестве небольших горных селений, названий которых и не вспомнить. По дороге в Ишкашим вдруг из окна автомобиля я увидел мужчину, который шел по обочине с вязанкой сухой травы. Я попросил остановить машину и спросил, можно ли его сфотографировать. Он сразу согласился. Стояла рекордная жара. Я сделал несколько снимков буквально за считанные секунды, потому что мне было неудобно долго держать его на таком солнцепеке. Фактически он даже не останавливался, просто приподнял голову и посмотрел на меня. Но в этом взгляде столько силы и мужественности и вместе с тем – покорности, мягкости и доброты.

А когда мы ехали по высокогорному плато в Мургаб, где одно село находится за сотню километров от другого, вдруг откуда-то выскочил рыжий мальчуган на велосипеде. Разговаривать он с нами не захотел, но сфотографировать себя позволил. Откуда и куда он держал путь в этой безлюдной горной пустыне – известно только ему одному.

Таджики, живущие высоко в горах, отличаются от городских – они почти не смешались с другими этносами и сохранили те черты лица, которые были присущи их светлоглазым предкам. Это заметно не только на Памире, но в других высокогорных регионах. Например, кишлаки, расположенные в Фанских горах выше озера Искандеркуль. Они – как затерянные миры со своими жителями потрясающей красоты.

До одного из таких кишлаков от Искандеркуля мы добирались еще несколько часов. Там почти нет дорог. Мы нашли гида, и под конец он вел нас какими-то тропами. Мы шли все выше в горы и даже предположить не могли, что среди этих хребтов есть поселения, где живут люди. А они живут там безо всяких удобств и даже без электричества. Ведут натуральное хозяйство. Дома у них из подручных стройматериалов – камней и глины.

В этом селении было очень много людей с абсолютно европейскими чертами лица – светлыми глазами и волосами. Особенно меня поразили дети.

Нам встречались, в основном, женщины и дети. Мужчины были заняты полевыми работами, кто--то находился в России на заработках. Этот человек был одним из немногих мужчин, которых мы там увидели.

Мне кажется, что таджики – один из самых терпеливых народов. В горных селах они живут в очень суровых условиях. Каждый день у них проходит в тяжелой физической работе. Но при этом они не теряют доброты, радушия, душевной широты. Где бы мы ни были – в любом регионе люди встречали нас как родных, приглашали в дом, угощали, чем могли. Они всегда улыбались и искренне радовались нам, несмотря на то, что мы были, в общем-то, незваными гостями.

Когда я поездил по своей родной стране, я сам изменился. Я сказал себе, что больше никогда и ни на что не буду жаловаться. До сих пор нахожусь под этими впечатлениями и с нетерпением жду новой поездки. Этим летом я вновь поеду в Таджикистан – на этот раз хочу проехать по северным регионам страны. В это путешествие со мной уже пожелали отправиться один фотограф и несколько исследователей из Франции, которые изучают Таджикистан.

В сентябре в самом большом выставочном центре Гётеборга – это второй по величине город в Швеции – состоится моя первая персональная выставка «Лица Таджикистана». Когда я принес в этот выставочный центр свои таджикские фотографии, они сразу предложили мне сделать выставку. На выставке я хочу показать более 50 фотографий, большинство из которых будут портретными, а остальные – видами природы Таджикистана, чтобы люди имели представление о нашей стране. С моими друзьями-таджиками, которые проживают за рубежом, мы планируем провести такие выставки в Лондоне, Москве, Душанбе, городах США, в других странах.

По итогам всех своих поездок в Таджикистан я хочу выпустить фотоальбом на таджикском, русском и английском языках. Я хочу, чтобы таджикские лица в мире знали и узнавали. Сейчас мы с моим другом и единомышленником Хафизом готовим веб-сайт о Таджикистане, куда будем выкладывает материалы об истории, культуре, этнографии нашей страны – все доброе, позитивное и информативно-полезное, что связано с таджиками и Таджикистаном. На нашем сайте будет очень много фотоконтента.

Фотография – такой вид искусства, который сближает, объединяет людей разных национальностей, непосредственно воздействуя на эмоциональную сферу и вызывая в них схожие чувства. Самой большой радостью для меня будет, если люди после просмотра моих фото захотят приехать в Таджикистан. Я знаю, что в Швеции уже такие люди есть.

Краткая биография. Ниссор Абдуразаков родился в 1974 году в известной в Таджикистане творческой семье. Мать Ниссора – Шарофат Рашидова – руководитель театра-студии «Падида», Заслуженная артистка республики, отец – Хабибулло Абдуразаков – актер театра и кино, Народный артист Таджикистана. В Центральной Азии хорошо знают и его старшего брата – драматурга, режиссера и актера Барзу Абдуразакова, который сейчас живет и работает в трех странах – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. В 1992 году Ниссор окончил Республиканскую среднюю специальную музыкальную школу имени Шахиди в Душанбе и поступил в Ташкентскую консерваторию по классу фортепиано. Свое обучение он продолжил в Швеции. По завершении консерватории в Гётеборге он открыл в этом городе частную музыкальную школу, которой руководит по сей день.

Нигора Бухари-заде

Курьерские отправления будут досматривать

http://anhor.uz/news/kuryerskie-otpravleniya-budut-dosmatrivaty
Постановлением правительства страны, обнародованным в понедельник утверждена программа по разработке законопроектов на 2016 год. Будут внесены изменения и дополнения в закон «Об оперативно-розыскной деятельности», которые позволят досматривать курьерские отправления.

«Узбекозиковкатхолдинг» объединил предприятия пищепрома

http://www.gazeta.uz/2016/02/23/holding/
Ассоциация предприятий пищевой промышленности Узбекистана упразднена. На ее базе образована холдинговая компания «Узбекозиковкатхолдинг». Это предусмотрено постановлением Президента от 18 февраля «О мерах по дальнейшему совершенствованию организации управления пищевой промышленности республики», сообщила пресс-служба Центра по координации и развитию рынка ценных бумаг.

Купить на аукционе недвижимость в Ташкенте могут только его жители

http://www.norma.uz/novoe_v_zakonodatelstve/nedvijimost_v_tashkente_i_tashoblasti_mogut_pokupat_tolko_ih_jiteli
Постановлением Президента от 10.02.2016 г. № ПП-2488 внесено дополнение в Положение о порядке реализации автомототранспортных средств и недвижимого имущества при исполнении судебных актов и актов иных органов в соответствии с Законом «О перечне категорий лиц – граждан Республики Узбекистан, подлежащих постоянной прописке в городе Ташкенте и Ташкентской области» от 14.09.2011 г. № ЗРУ-296.

Белоруссия отказалась от выдачи Таджикистану оппозиционной активистки Шабнам Худойдодовой

Белорусские власти отказались от экстрадиции в Таджикистан активистки оппозиционной «Группы 24» Шабнам Худойдодовой. Женщина отпущена из брестского СИЗО и в настоящее время находится в безопасном месте, сообщает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода) со ссылкой на представителей белорусской правозащитной организации «Вясна».

Правозащитники не раскрывают местонахождение Худойдодовой, а также получила ли она официальный статус беженца, передает Би-би-си. «По закону информация о предоставлении такого статуса властями не раскрывается в интересах самого беженца. Где она находится сейчас, мы сообщить не можем в целях ее безопасности», - сказал брестский правозащитник Роман Кисляк.

Ранее ОБСЕ и правозащитные организации призывали белорусские власти не выдавать Худойдодову Таджикистану, поскольку она не совершила никаких преступлений, а только открыто высказывала свое мнение в социальных сетях.

В сентябре 2015 года власти Молдовы также выпустили на свободу другого таджикского оппозиционера, зампредседателя «Группы 24» Собира Валиева, задержанного по запросу таджикских властей.

Напомним, что Шабнам Худойдодова (1986 года рождения) активно поддерживала в соцсетях критические высказывания лидеров политической оппозиции Таджикистана, в частности «Группы 24», подчеркивала необходимость демократических реформ в родной стране. В последние годы Шабнам Худойдодова жила в России, которую решила покинуть, когда узнала, что готовится ее похищение. Она была арестована 15 июня 2015 года при переходе российско-белорусской границы. На родине женщину обвиняют в соучастии в преступлениях.

Верховный суд Таджикистана в октябре 2014 года объявил «Группу 24» экстремистской организацией и запретил ее деятельность на территории республики. В стране начались аресты всех, кто подозревался в контактах с «Группой 24», из Москвы был похищен, доставлен в Душанбе и приговорен к 17 годам таджикский оппозиционер Максуд Ибрагимов. Основатель «Группы 24» Умарали Кувватов был убит в Стамбуле в марте 2015 года.

Узбекистан: Министерство труда лишилось социальной защиты

Министерство труда и социальной защиты населения Узбекистана преобразовано в Министерство труда в соответствии с постановлением президента страны, обнародованного 22 февраля, сообщает «Газета.Uz».

Все подразделения социальной защиты переданы в ведение Министерство здравоохранения, мониторингом за назначением и выплатой социальных пособий и материальной помощи нуждающимся семьям и гражданам займется Министерство финансов. Отметим, что вопросы пенсионного обеспечения еще в 2010 году были переданы Пенсионному фонду при Минфине.

Таким образом, Минтруд теперь избавлен от решения задач по оказанию медико-социальной помощи инвалидам, в том числе детям-инвалидам, участникам войны, ветеранам, одиноким престарелым и другим уязвимым слоям населения, а также по организации профессионального обучения лиц с ограниченными возможностями и развитию инклюзивного профессионального образования. В ведение Минздрава передаются дома-интернаты «Мурувват» и «Саховат» для инвалидов и престарелых, Национальный центр реабилитации и протезирования инвалидов, региональные реабилитационные центры для инвалидов, санатории и пансионаты для ветеранов войны и труда, республиканские специализированные профессиональные колледжи для лиц с ограниченными возможностями в Ташкенте и Фергане, а также юридический колледж №2 в узбекской столице.

Минтруд сосредоточится на систематическом анализе уровня занятости населения, координации разработки и мониторинге реализации программ обеспечения занятости, контроле над соблюдением требований законодательства в области охраны труда, содействии в трудоустройстве, профессиональном обучении и переподготовке незанятого населения, в первую очередь молодежи, женщин и инвалидов.

Напомним, Министерство труда и социальной защиты населения Узбекистана возглавлял Азиз Абдухакимов. В декабре 2015 года он заявил, что, согласно программе создания рабочих мест и обеспечения занятости населения, в 2016 году будут трудоустроены 992,7 тысячи человек, создадут 396,9 тысячи рабочих мест - за счет развития индивидуального предпринимательства и надомничества, и 595,9 тысячи рабочих мест – за счет развития фермерских и дехканских хозяйств. Отметим, что ежегодно, по официальным данным, в Узбекистане трудоустраивают почти по миллиону человек, при этом умалчивается, что несколько миллионов граждан страны вынуждены работать за рубежом, так как на родине либо не могут найти себе рабочее место, либо не считают для себя приемлемым предлагаемый уровень зарплат.

Прокуратура будет подконтрольна парламенту

http://www.norma.uz/parlament/parlament_uzbekistana_budet_kontrolirovat_prokuraturu
На состоявшемся 19 февраля т.г. совместном заседании Кенгашей Сената и Законодательной палаты Олий Мажлиса принято постановление об учреждении Комиссии Верхней палаты парламента по контролю за органами прокуратуры (далее - Комиссия), о необходимости которой отмечал глава государства на торжественном собрании, посвященном XXIII-й годовщине Конституции страны1.

Казахстан: Апелляционный суд оставит приговор журналисту Ярославу Голышкину без изменений

Павлодарский областной суд оставит без изменений приговор журналисту Ярославу Голышкину, которому 30 октября 2015 года было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заседания апелляционной коллегии по делу о вымогательстве у акима (главы администрации) Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева $500 тысяч, в котором были признаны виновными, в том числе, редактор газеты «Версия» Ярослав Голышкин и экс-депутат павлодарского горсовета Аскар Бахралинов, прошли 22 и 23 февраля в отсутствие осужденных, хотя 22 февраля адвокаты Голышкина и Бахралинова выступили с ходатайством об их участии в процессе. Кроме того, они заявили ходатайство об изъятии из дела результатов некоторых негласных следственных действий, проведенных без соответствующих санкций прокуратуры. В частности, речь идет о нескольких аудиозаписях: некоторые разговоры еще одного осужденного – предпринимателя Нуржана Сулейменова – были с помощью Комитета национальной безопасности записаны посредником, с которым он вёл переговоры о выдаче акимом Бозумбаевым $500 тысяч. Оба ходатайства остались без удовлетворения.

На заседании 23 февраля апелляционная коллегия заслушала выступления адвокатов осужденных – Анатолия Утбанова и Хамиды Айткалиевой. Айткалиева, выступая более двух часов, перечислила множество ошибок, неточностей и искажений в протоколе судебного процесса, прошедшего с 12 по 30 октября 2015 года в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Павлодарской области. Все эти искажения и ошибки были обнаружены и изложены Голышкиным от руки на 45 листах, когда после вынесения приговора в первой инстанции ему, Бахралинову и их адвокатам была предоставлена возможность ознакомиться с протоколом этого судебного разбирательства, а также с аудио- и видеозаписями, сделанными в ходе процесса.

Однако в завершение апелляционных слушаний прокурор в своей заключительной речи проигнорировал все замечания адвокатов и попросил оставить приговор без изменений. Ожидается, что вынесение и объявление постановления апелляционной коллегии состоится 24 февраля в 10 часов утра.

Напомним, приговор по делу о вымогательстве был озвучен 30 октября 2015 года. Тогда Ярославу Голышкину было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Бывшего депутата павлодарского горсовета Аскара Бахралинова приговорили к десяти годам колонии строгого режима с конфискацией имущества. Предпринимателя Нуржана Сулейменова, пойманного с поличным при передаче денег, освободили из зала суда, назначив ему наказание - семь лет ограничения свободы. Четвертый обвиняемый – бывший полицейский Фархат Алиясов – получил три с половиной года лишения свободы с конфискацией имущества и был разжалован из майоров полиции.

Всех подсудимых признали виновными в вымогательстве у акима Павлодарской области Каната Бозумбаева $500 тысяч якобы за нераспространение видеозаписи, на которой девушка, Анфиса Хафизулина, рассказывает об изнасиловании в охраняемой резиденции главы региона в поселке Кенжеколь, в котором, по словам потерпевшей, участвовал сын акима Даурен Алдаберген со своим другом.

Ярослав Голышкин занимался журналистским расследованием этого дела, и именно ему удалось записать интервью с пострадавшей. Позже павлодарская прокуратура подтвердила факт изнасилования, но отметила, что сын главы региона был всего лишь свидетелем. А значит, это преступление не является групповым, то есть тяжким, и по нему возможно примирение сторон, которое, по данным следствия, и состоялось - изнасилованная девушка получила пять тысяч долларов отступных. Дело об изнасиловании было прекращено, но тут же возникло дело о вымогательстве.

Подробно об этом деле можно прочитать в материалах:

- «Казахстан: Журналист, власть и видео»

- «История с изнасилованием. Как сын главы Павлодарской области стал «свидетелем», а журналист – «организатором преступления»;

- «Казахстан: новые подробности дела о вымогательстве и изнасиловании»;

- «Беспредел в Павлодаре: свидетелей по «делу об изнасиловании» запугивают, арестовывают и заставляют менять показания»;

- «Страсти по Анфисе. Как менялись версии изнасилования в резиденции главы Павлодарской области»;

- «Павлодарское дело»: история громкого вымогательства», «Павлодарское дело»: следственные материалы опровергают утверждение прокурора»;

- «Казахстан: Павлодарский процесс по делу о вымогательстве сделали закрытым»;

- «Процесс в Павлодаре: К вымогательству причастны руководители областного КНБ?»

Сид Янышев

Видеолекторий: Прогулки по городу Фергане с культурологом Александром Куприным. Часть II

Сначала - древнее поселение Сым-тепе. Затем Новый Маргелан, потом - Скобелев, а с 1924 года - Фергана. Маленький городок в живописной долине на юго-востоке Узбекистана хранит в себе память о богатой и противоречивой истории Центральной Азии с древнейших времен и до наших дней. Культуролог и краевед Александр Иванович Куприн знает о Фергане больше всех. Его второй рассказ об истории города продолжает цикл видеопередач «Видеолекторий Ферганы.Ру».

Часть I: https://youtu.be/FyCKX9WTKOc

Часть II: https://youtu.be/AxjjdNHBKp0

В Таджикистане вынесен приговор салафитам

Восемь жителей Согдийской области Таджикистана осуждены за участие в запрещенном в стране религиозном течении «Салафия». Молодые люди в возрасте от 29 до 36 лет приговорены к лишению свободы на сроки от 3,5 до 4 лет, сообщил «Азии-плюс» председательствовавший на процессе судья Худжандского горсуда Акмал Савриддинзода. Им вменено в вину участие в деятельности запрещенной экстремистской организации. По словам судьи, что все они добровольно примкнули к течению «Салафия», распространяли его идеи и вербовали жителей вступать в его ряды.

Напомним, «Салафия» - фундаменталистское направление суннитского толка в исламе, последователи которого призывают ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины и выступают против реформирования и внесения в ислам любых новшеств. «Салафию» исповедуют абсолютное большинство жителей Саудовской Аравии.

Восьмого января 2009 года Верховный суд Таджикистана объявил «Салафию» вне закона. Первый приговор салафитам в республике был вынесен в 2010 году. А в декабре 2014 года движение было причислено к экстремистским организациям. По данным спецслужб, число последователей «Салафии» в Таджикистане может составлять несколько тысяч человек.

В ноябре прошлого года Совет улемов Исламского центра Таджикистана издал фетву, в которой призвал мусульман страны «вести бескомпромиссную борьбу» с последователями течения «Салафия». В ней отмечалось, что все действия салафитов направлены против законов шариата, ислама: «Салафиты в основном распространены в таких странах, как Египет, Тунис, Мавритания, Йемен и других. Называясь суннитами, они призывают уничтожать всех, кто не согласен с их представлением о религии». Официальное духовенство считает, что, если та часть таджикской молодежи, которая вступила в ряды салафитов и сейчас воюет в Сирии и Ираке, возвратится на Родину, «обязательно будет пытаться нарушить мир и спокойствие» в стране.

Совет улемов также предостерег молодежь от присоединения к шиитскому течению ислама, которое, по утверждению главного духовного органа страны, преследует политические цели, в частности, приход к власти.

Казахстан: Кто такой Сейтказы Матаев и почему он задержан? Комментарии экспертов, правозащитников и политиков

24 февраля в Медеуском районном суде №2 Алма-Аты состоится судебный процесс по определению меры пресечения Сейтказы Матаеву, задержанному в понедельник, 22 февраля. Сейтказы Матаев – председатель Союза журналистов Казахстана, основатель Национального пресс-клуба – открытой независимой диалоговой площадки – был задержан за несколько часов до пресс-конференции, на которой должен был заявить о давлении со стороны властей и преследованиях последнего времени. Согласно официальному релизу, Матаева подозревают в многомиллионных хищениях государственных средств и незаконной реконструкции здания Национального пресс-клуба в Алматы. Асету Матаеву – сыну Сейтказы и генеральному директору информационного агентства КазТАГ - инкриминируют многомиллионные хищения при выполнении государственного информационного заказа. Однако друзья и коллеги Матаевых, а также правозащитники и эксперты считают, что обвинения надуманы, и за ними стоят иные цели, в том числе рейдерство. В поддержку Сейтказы Матаева начата широкая кампания, которая дает надежду, что его дело не удастся провернуть тихо и незаметно.

Заявление журналистов Казахстана

Журналисты Казахстана уже разместили в сети заявление в связи с задержанием Сейтказы Матаева, под ним уже подписались более 300 человек. Подписи собирает Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз».

«22 февраля стало известно об уголовном преследовании, начатом Департаментом Национального бюро по противодействию коррупции по городу Алматы против Сейтказы Матаева, председателя правления Союза журналистов РК, руководителя общественного объединения «Национальный пресс-клуб», - говорится в заявлении. - Сообщается, что он задержан по подозрению в хищении бюджетных средств в особо крупном размере и уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. 

Мы не даем оценок проводимому следствию и не пытаемся судить об обоснованности обвинений. Однако хотим заявить, что Сейтказы Матаев – известный в Казахстане журналист и общественный деятель, бывший пресс-секретарь Президента Республики Казахстан, человек, обладающий высоким авторитетом и определённой репутацией среди коллег и политиков не только в нашей стране, но и за рубежом. Тяжкие обвинения в его адрес, тем более - предъявленные в период электоральной кампании, могут быть истолкованы как попытки ограничить свободу слова, прекратить деятельность информационного агентства КазТАГ и Национального пресс-клуба.

Мы обращаемся в Генеральную прокуратуру с требованием взять следствие по этому делу под особый контроль и обеспечить максимальную объективность и гласность расследования. Мы убеждены, что только постоянное и своевременное информирование общественности о ходе следствия, чёткие и недвусмысленные ответы на все возникающие вопросы могут пресечь распространение слухов и обеспечить непредвзятое расследование, к результатам которого у общественности не будет вопросов.

Мы также обращаем внимание руководителей Министерства по делам государственной службы РК на то, что по закону преступником человека может назвать только суд. Поэтому просим воздержаться от публикаций, в которых дается трактовка действий Матаева так, как это было сделано в распространенном документе «Совершенные Матаевым коррупционные и экономические преступления являются тяжкими».

Если вы согласны и хотите подписаться под Обращением, вышлите по адресу info@adilsoz.kz письмо со словом «подписываюсь», сообщите свою фамилию, имя, область проживания и профессию».

Комитет защиты журналистов также опубликовал заявление в защиту Сейтказы и Асета Матаевых. «Если у властей Казахстана есть доказательства вины Сейтказы или Асета Матаевых, они должны это предъявить, - говорит Нина Огнянова, координатор программы КЗЖ по Европе и Центральной Азии. - В противном случае, власть должна немедленно прекратить преследование обоих и воздержаться от выдвижения необоснованных обвинений журналистам в попытке их запугать».

Обращение к президенту

Сейтказы Матаев был первым пресс-секретарем президента Казахстана, и Международный казахский ПЕН клуб и Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» обратились к Нурсултану Назарбаеву как к гаранту конституционных прав.

«Вчера, 22 февраля 2016 года, наш коллега и Ваш бывший пресс-секретарь, председатель правления Союза журналистов Казахстана, учредитель Национального пресс-клуба и информационного агентства КазТАГ Сейтказы Матаев был задержан по обвинению в хищениях и коррупции. И вчера же КазТАГ опубликовал заявление С.Матаева, в котором раскрывается совсем другая подоплека беспрецедентного давления на одного из старейших и уважаемых журналистов Казахстана.

Согласно этому заявлению, причиной уголовного преследования стала недвижимость в историческом центре Алматы, здание, в котором расположены офисы Национального пресс-клуба и КазТАГ. У нас нет оснований не доверять словам бывшего пресс-секретаря Президента Казахстана. И, к сожалению, у нас есть веские причины не доверять действиям органов правопорядка. Слишком много поводов для кривотолков они создали за последние годы, подрывая тем самым веру граждан в справедливость, закон и само государство.

Мы просим Вас, Нурсултан Абишевич, обратить пристальное внимание на происходящее вокруг Сейтказы Матаева. Особенно это важно в момент, когда власть открыто заявила о необходимости обновления своих рядов, о решимости провести пять институциональных реформ. Все эти усилия могут быть перечеркнуты разом. Давление на известного журналиста в период предвыборной кампании, а особенно если это связано исключительно с желанием неких лиц завладеть недвижимостью в центре Алматы, – губительно для авторитета власти и для страны в целом. Пора на деле показать – чего же действительно мы все стоим? Согласимся ли мы жить в стране, где рейдерство становится нормой? Хотим ли мы мириться с корыстью, как главной идеей жизни в Казахстане? Уверены, что Вы, господин Президент, не согласны с таким будущим для наших детей».

* * *

Информационное агентство «Фергана» попросило казахстанских политиков и активистов, а также коллег Сейтказы Матаева прокомментировать ситуацию с его задержанием.

Ирина Петрушова, журналист, шеф-редактор газеты «Республика»

По поводу ареста Сейтказы Матаева и его сына Асета. Я не слишком удивилась. Честно говоря, постоянно отслеживая новости КазТАГа, плюс зная, что Сейтказы часто дает площадку в Национальном пресс-клубе тем, кому больше нигде публично выступить на дают, для меня было ясно, что рано или поздно придут за ним. Такова логика сегодняшнего политического процесса в Казахстане. С информационного поля убирают самых активных и влиятельных игроков, а Матаев был и тем, и другим.

Непосредственно с выборами я это не связываю - наоборот, глупо перед самыми выборами задерживать руководителя Союза журналистов Казахстана и объявлять о заведении на него уголовного дела. Понятно же, что реакция на это будет негативная и выборы это подсветит отнюдь не с лучшей стороны. Думаю, те, кто принял решение «наехать» на Матаева, понимают, что выборы - это вопрос решенный, как с точки зрения их результата внутри страны, так и с точки зрения реакции, как это принято говорить, мирового сообщества. То есть нет смысла заморачиваться ими в принципе.

А вот вопрос влияния на медиарынке в свете будущего транзита власти гораздо более актуален и важен. Потому что даже при имеющемся сегодня беспределе в стране со стороны силовых органов, просто так у Матаева его активы не заберешь, придется доводить дело до суда. Если, конечно, он сам добровольно не отдаст то, что требуют.

Мне назвали фамилию того, кто якобы стоит за этим процессом - руководитель администрации президента Нурлан Нигматуллин. Вполне возможно. Хочу заметить, что с его приходом репрессии в адрес активистов гражданского общества и журналистов стали еще более наглыми и беспредельными: взять что дело блогеров Нарымбаева и Мамбеталина, что дело Блялова, что дело журналистов «Накануне.kz».

Бахытжан Торегожина, правозащитник, гражданский активист

Сейтказы и Асет Матаевы не были оппозиционерами. Поэтому я не могу сказать, что их преследуют за политические взгляды. Как-то президент Нурсултан Назарбаев сказал на совещании с бизнесменами, что может любого из них взять и отвести в суд. Видимо, это тот случай, потому что в Казахстане априори нельзя честно вести бизнес и выжить. Но если подходить с точки зрения, что закон един для всех, то есть объекты для финпола и покрупнее, и посущественнее. Матаевых, возможно, начали преследовать из-за того, что кто-то захотел их бизнес, либо решили убрать конкурентов.

Амиржан Косанов, оппозиционный политик

Сейтказы Матаев – один из уважаемых в Казахстане журналистов. Он был пресс-секретарем президента страны в пору обретения Казахстаном независимости после распада СССР. Ныне он глава Союза журналистов Казахстана. Эта организация занимает принципиальную позицию в отношении защиты свободы слова и пользуется авторитетом в обществе. Он создал такую уникальную диалоговую площадку, как Национальный пресс-клуб. Этот публичный институт, который дает возможность высказаться всем: и власти, и ее оппонентам. Будучи в оппозиции, я сам с коллегами часто выступал в стенах НПК.

Он воссоздал в новом, современном, конкурентоспособном формате агентство КазТАГ, которое за короткое время стало одним из ведущих СМИ страны. В отличие от многих СМИ, это агентство предоставляет разнообразную и интересную информацию, оно востребовано и популярно в Казахстане.

Думаю, что одной из причин такого жесткого давления на него является его успешная профессиональная деятельность и ярко выраженная гражданская позиция, ведь КазТАГ распространял также и достаточно критические материалы в отношении действующей власти. Да, он не был оппозиционером в привычном понимании этого слова. Но ситуация такова, что будучи независимым, ты уже неугоден власти, и она хотела бы или приручить тебя, или расправиться (арсенал прессинга у нас апробирован).

Оказав давление на Матаева и его структуры, инициаторы уголовного дела могут решить также и локальную задачу: через месяц в стране пройдут досрочные парламентские выборы, и в случае расправы с Матаевым можно было бы лишить демократическую общественность важной информационной трибуны.

Не исключена также версия о банальном рейдерстве. Информационные структуры, созданные Матаевым, весьма привлекательны для тех, кто хотел их заполучить. Влиятельные информационные ресурсы чрезвычайно востребованы олигархическими кланами накануне начала операции «Преемник Назарбаева».

Началась избирательная кампания, к Казахстану обращено внимание иностранных СМИ. И такой скандал явно не будет способствовать позитивному имиджу Казахстана. Получается, что организаторы антиматаевского дела настолько влиятельны, что могут игнорировать это обстоятельство, включая и дискредитацию самого Назарбаева, пресс-секретарем которого и был в свое время Матаев.

Лукпан Ахмедьяров, журналист, главный редактор газеты «Уральская неделя», лауреат премии имени Питера Маклера от организации «Репортеры без границ»

Ситуация с Сейтказы Матаевым для меня видится так. власти стали активно использовать Уголовный кодекс против свободы слова. И применять его так же, как к чиновникам: обвинения в вымогательстве взяток, присвоении бюджетных средств. В Казахстане дело Сейтказы - не первое, к сожалению. До него возбуждалось уголовное дело в отношении одного журналиста (речь идет о Ярославе Голышкине. – Прим. «Ферганы».), который предал огласке факт группового изнасилования девушки с участием сына акима области. Журналиста обвинили в вымогательстве и в шантаже. Потом было дело Юлии Козловой, с наркотиками. Вполне возможно, что эти дела можно было бы обосновать юридически и с точки зрения восприятия обществом. Но зачастую от таких уголовных дел отчетливо пахнет кампанейщиной. Похоже на то, как при Сталине раздувались «дело врачей», «дело генетиков» и так далии. Именно поэтому уголовное дело в отношении Матаевых лично у меня вызывает большие сомнения.

Вадим Борейко, журналист

Не могу сказать, что Сейтказы Матаев является номинальным главой Союза журналистов Казахстана, хотя и не состою членом этой организации. Вспоминаю, что он регулярно поддерживал СМИ и коллег, попавших «под раздачу», - и лично, и через Национальный пресс-клуб. Нацпресс-клуб Матаева стал реальной диалоговой площадкой для СМИ и спикеров, часто не обласканных властью.

Не забуду, как в апреле 2012 года Ермек Турсунов вызволил из актауской тюрьмы театрального режиссера Болата Атабаева, и почти сразу по прилете в Алматы они отправились на прессуху в здание Национального пресс-клуба на Фурманова – Карасай батыра. Такого аншлага ни до, ни после я не видел.

Все названные обстоятельства невозможно отрицать, как бы ни развивались события дальше.

Как я сам отношусь к задержанию отца и сына Матаевых? Да пока никак. Ведь что касается документальных доказательств вины, то нам еще не показали ни одной бумажки. Поэтому повременил бы с комментариями до окончания суда.

Но вот к чему отношусь однозначно плохо, так это к заявлению финпола. «Совершенные Матаевым коррупционные и экономические преступления являются тяжкими, уточнили в ведомстве. Ему предъявлены подозрения в совершении хищений и уклонении от уплаты налогов».

Людей задержали пока только по подозрению, им еще даже не предъявлены обвинения, а их деяния УЖЕ названы «тяжкими экономическими преступлениями». В своем упоении антикоррупционной борьбой подчиненные г-на Кожамжарова забыли, что назвать человека преступником может только суд. Хотя все мы знаем, что он «самый справедливый суд в мире», но все-таки существуют полномочия, прерогатива, процедура и презумпция невиновности. Или уже нет?

Не исключаю, впрочем, что «нужный» исход судебного процесса уже известен. Потому «финики» (финансовая полиция – ред.) не стесняются в выражениях и примеряют на себя хламиду Фемиды.

Евгений Жовтис, правозащитник

Трудно сказать, чем вызвана «отмашка» на преследование Сейтказы и его сына. Налоговые проверки и действия Национального бюро по противодействию коррупции начались практически в начале года и резко активизировались в последние дни. Официальные объяснения связаны с якобы финансовыми нарушениями, связанными с государственным заказом в области распространения информации. Однако то, что речь идёт об этих нарушениях в течение почти пяти лет, причем касается именно средств из бюджета, расходование которых тщательно отслеживается и проверяется, то вопросов к этим обвинениям больше, чем ответов. Нельзя исключать какую-то «борьбу» вокруг здания Национального пресс-клуба или такого информационного ресурса, как информационное агентство КазТАГ. Наконец, это может быть отражением более глубинных внутриэлитных процессов и конфликтов. Во всяком случае, коррупционная составляющая не кажется мне основной.

Гульжан Ергалиева, публицист

Здесь просматриваются, как минимум, два мотива. Первый - общая тенденция зажима независимых СМИ в Казахстане, а КазТАГ Матаева, крупнейшее информационное агентство с выходом за пределы РК, стало влиятельным СМИ. Здесь поднимаются довольно масштабные и для кого-то щепетильные темы, как, например, о китайской экономической экспансии или об угрозах российского сепаратизма. Казахстанские власти в таких случаях всегда прислушиваются к недовольным мнениями официальных лиц других государств.

Второй мотив - это банальное рейдерство. Просто в Казахстане у крупных чиновников и олигархов существует некий «джентльменский набор», куда должны входить хорошие СМИ. Видимо, кому-то из них и приглянулось раскрученное и обеспеченное хозяйство Сейтказы Матаева.

Здесь также нельзя сбрасывать момент того, что Матаев долгие годы руководит Союзом журналистов РК. Возможно, что власти решили в корне изменить и журналистов, и их Союз в Казахстане. У нас началась так называемая операция «Преемник», к власти рвутся молодые волки - воспитанники нынешних агашек во власти. Вот и делят все подряд.

Анатолий Иванов, журналист

Признаться честно, я не припомню случая, чтобы журналисты Казахстана столь болезненно отреагировали на какое-либо событие, как в случае с задержанием Сейтказы Матаева. На сегодняшний день свои подписи под обращением в адрес руководства страны с требованием обеспечить максимальную гласность и прозрачность расследования в деле Матаева поставили уже свыше 300 представителей СМИ РК. Среди них есть немало знаковых фигур казахстанской журналистики, причём как оппозиционной, так и откровенно провластной. Что как раз неудивительно, поскольку Сейтказы Матаев, будучи не только председателем Союза журналистов Казахстана, но и руководителем Национального пресс-клуба, а также информационного агентства КазТАГ, всегда предоставляет возможность представителям различных СМИ наиболее широко донести свою точку зрения до казахстанской общественности. То есть реакция на его задержание была вполне предсказуема.

Полагаю, что в Национальном бюро по противодействию коррупции должны были это понимать. Должны, но не факт, что всё учли. Всего за один день они умудрились допустить сразу две ошибки, которые пресса обычно не прощает. Первая - когда объявили, что не задерживали Сейтказы Матаева, а всего лишь доставили его на допрос для дачи показаний при проведении некоего следственного эксперимента. Вторая - когда на всю страну до суда обвинили его в совершении тяжких коррупционных и экономических преступлений, за которые в соответствии с законодательством Казахстана полагается лишение свободы сроком до 12 лет с конфискацией имущества. И теперь, чтобы хоть как-то поправить своё сильно подмоченное реноме, у главного антикоррупционного ведомства Казахстана остаётся лишь один путь - предоставить казахстанским журналистам весомые доказательства вины Сейтказы Матаева. В противном случае всему руководству Национального бюро по противодействию коррупции придётся подумать об отставке. Тем более что в рамках дела Матаева появились разговоры о том, что главной целью задержания главы Союза журналистов Казахстана, который, кстати, ранее был пресс-секретарём Нурсултана Назарбаева, являются здания Национального пресс-клуба, расположенные в самом центре Алма-Аты и Астаны.

Зауреш Батталова, политик

Кампания в отношении Матаевых - это не что иное, как зачистка информационного поля в предвыборный период, наказание за несговорчивость. Пресс-центр, в котором открыто и смело озвучиваются мнения о пытках в следственных изоляторах и тюрьмах, о политических репрессиях, о скандальных судебных делах, о преследовании журналистов и СМИ, о давлении на независимые НПО решили прикрыть таким способом. Не выдерживают публичной критики власти. А сценарий один, как всегда – уголовная составляющая в финансово-хозяйственной деятельности. И продиктовано это, прежде всего, страхом. Как бы не вылезли новые нелицеприятные факты из биографии отдельных персон, как бы не были преданы огласке сомнительные «делишки». Все это указывает на то, что многочисленные билборды, поток теленовостей, газетные передовицы и многотысячные массовки не могут «приукрасить» истинного портрета казахстанской политэлиты.

Аркадий Дубнов, журналист, эксперт по Центральной Азии

Травля Сейтказы Матаева, если не будет остановлена в самое ближайшее время, то, на мой взгляд, останется одной из самых позорных страниц в истории современного Казахстана. И не потому, что в этой истории торчат уши политического заказа, который грубо и топорно отрабатывают силовые структуры. И даже не потому, что это напоминает мне печальные времена, когда фактическим и бесконтрольным шефом комитета нацбезопасности Казахстана был Рахат Алиев, признанный государственным преступником номер один в стране. А потому, что нынешняя ситуация вокруг самого авторитетного журналиста Казахстана, создавшего ряд независимых и профессиональных структур, заставляет сомневаться в адекватности и вменяемости некоторых представителей казахстанского руководства, ответственных за травлю Матаева. Если эти люди, движимые местью и алчностью, не понимают, что своими действиями они обнуляют созданный огромными усилиями профессионалов и порядочных людей Казахстана модернизационный ресурс страны, то надо признать, что никакие досрочные выборы не помогут решить главную проблему страны - обеспечить приход к власти новой, ответственной и патриотичной элиты. Очень жаль.

Казахстан: Активист Ермек Нарымбаев переведен под домашний арест; суд по делу журналистки Юлии Козловой выявил нарушения следствия

Вчера, 22 февраля, гражданскому активисту Ермеку Нарымбаеву, приговоренному к трем годам лишения свободы за перепост чужого текста в фейсбуке, изменена мера пресечения: арест заменен домашним арестом. Ермек Нарымбаев голодал с 18 января в знак протеста против произвола судебной системы; условием прекращения голодовки он назвал изменение меры пресечения. Ни о каком покаянии или признании вины речь не идет.

Другой активист, Серикжан Мамбеталин, который проходил с Нарымбаевым по одному делу и был приговорен к двум годам лишения свободы, вскоре после приговора написал покаянное письмо - и был освобожден из СИЗО под подписку о невыезде.

Сообщается, что смягчение меры пресечения действует до рассмотрения апелляционной жалобы, которое назначено на 29 марта.

Правозащитник Бахытжан Торегожина уже заметила, что условия «домашнего ареста» Нарымбаева, о которых говорит на видео его жена Зоя Абильдина (Нарымбаева), серьезно отличаются от того, что регламентировано в «Правилах исполнения меры пресечения».

Тем временем продолжается суд по делу журналистки оппозиционного казахстанского издания Nakanune.kz Юлии Козловой, которую обвиняют в «незаконном изготовлении, переработке, приобретении, хранении, перевозки без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ» (ст.296 ч.2 Уголовного кодекса Казахстана). «Наркотические средства» были якобы обнаружены в квартире Козловой, когда там проходил обыск в рамках досудебного расследования дела по иску «Казкоммерцбанка» о «распространении заведомо ложной информации». В рамках этого дела была задержана и потом арестована на два месяца главный редактор «Накануне.Кз» Гузяль Байдалинова, а также задержан и потом отпущен журналист Рафаэль Балгин, давший покаянную пресс-конференцию.

Во время процесса по делу Юлии Козловой выяснилось, что один из понятых, присутствовавших при обыске, является студентом Академии МВД, что запрещено Уголовно-процессуальным кодексом Казахстана. Кроме того, во время рассмотрения вещественных доказательств выяснилось, что на бирке, которой отмечена коробка с «сухой травой», нет подписи понятых. По словам адвоката Козловой Аймар Умаровой, доказательства должны быть признаны недопустимыми и исключены из материалов дела.

Следующее заседание по делу Козловой назначено на 26 февраля.