?

Log in

No account? Create an account

February 9th, 2016

Ведущий программы Сергей Мец рассуждает о том, кто виноват в гибели трудовых мигрантов при пожар в швейном цехе на Стромынке, почему Казахстан выбрал «ключевым» партнером Китай, а не Россию и о талантливых дочерях лидеров стран Центральной Азии, делающих головокружительные карьеры в политике и бизнесе.

Источник - Новости Центральной Азии на видеопортале YouTube.

https://youtu.be/pbF1gBKPLKw
В Москве арестована мигрантка из Таджикистана, выбросившая живого ребенка в мусоропровод. Таджикистан обвинил киргизских пограничников в захвате территории и выселении таджиков из домов. Без адвокатов, без огласки, без справедливости: в Таджикистане начинаются суды над оппозицией. Сотни андижанцев вышли на митинги, протестуя против убийства подростка силовиками. В Узбекистане продолжаются аресты вернувшихся мигрантов, обвиненных в членстве в «Исламском государстве». Об этих и других новостях – в очередном выпуске программы.

Источник - Новости Центральной Азии на видеопортале YouTube.

https://youtu.be/fOg3F7JHIdQ
В городе Гулистан Сырдарьинской области Узбекистана 8 февраля милиционеры отстреливали бродячих животных. Местные жители поначалу решили, что выстрелы производятся в рамках какой-то спецоперации по поимке вооруженных бандитов.

Очевидцы со слезами на глазах рассказали корреспонденту «Ферганы» о жестокой расправе над бездомными собаками в микрорайоне «Ахоллик» (бывший «Жилгородок») - у двухэтажных жилых домов по улице Бехизор, расположенных вдоль канала, протекающего мимо бывшего ремонтно-механического завода: «На глазах взрослых и плачущих детей милиционеры застрелили двух собак, одну из них, бьющуюся в агонии, уже добивали палками. Одну дворняжку нам удалось спасти, но милиционеры обещали завтра вернуться за ней и другими животными. Мы не знаем, как нам быть, к кому обратиться, если к такому зверству имеет отношение сама милиция».

По словам очевидцев, собаки пострадали на участке, где в настоящий момент полным ходом сносятся частные строения, примыкающие к многоэтажным жилым домам, - в рамках программы благоустройства Гулистана, который, по заявлению местных властей, к саммиту ШОС, запланированному на июнь 2016 года в Ташкенте, «ничуть не должен уступать столице».

Многие гулистанцы недовольны сносном пристроек, которые, по их мнению, «хоть как-то спасали многодетные семьи: скажем, женился сын, его селили в этой пристройке. А как им теперь в тесной «двушке» с женами и детьми, где, кроме них, еще пятеро живут». Такое благоустройство сказывается и на количестве бездомных животных: хозяевам многих из них, занятым спасением своего имущества, не до разбежавшихся по территории питомцев.

Отметим, массовое уничтожение бездомных животных - обычная практика для Узбекистана. Как правило, жестокая кампания проводится в преддверии каких-либо значимых государственных дат и мероприятий международного значения. С особым рвением ликвидаторы работают в столице. Правда, в Ташкенте пули для животных «жалеют» - избавляются от них с помощью отравленной еды или забивают насмерть. Об одной из таких кампаний «Фергана» рассказывала в материале «Узбекистан: Годовщину независимости страны Ташкент встречает массовым убийством собак и кошек».

Соб. инф.
Каждый новый год в Узбекистане оказывается посвящен заботе о чем-то очень и очень важном. Так, например, год текущий был объявлен президентом страны «Годом здоровой матери». Наверное, на фоне повторяющихся свидетельств о массовой стерилизации женщин и катастрофическом положении медицинского обеспечения? А прошедший 2015-й год считался «Годом внимания и заботы о старшем поколении». Не потому ли, что сам президент страны не молод: ему уже 78 лет, более четверти века из которых он трудится на ответственной работе и уходить пока не собирается?.. И кто как не Ислам Каримов должен понимать проблемы и чаяния стариков? Именно к президенту обращает свою статью житель Ташкента, постоянный читатель и автор «Ферганы» Хает Хан Насреддинов.

* * *

То, о чем я напишу вновь, можно смело отнести к политике. К политике равнодушия и наплевательства на судьбы пожилых людей в стране. Власти в очередной показывают, что они в упор не видят проблемы и нищету обычных граждан, и вовсе не собираются что-то менять в их жизни.

На массиве Ялангач города Ташкент все еще функционирует «блошиный рынок». Там пожилые люди и пенсионеры продают все то старьё, что выбросить жалко, а продать за несколько рублей можно. Есть там и предприимчивые люди, которые продают там совершенно новые товары: сантехнику и бытовую технику. Но, скорее всего, это не рынок. Просто несколько десятков пожилых людей разложили на обочине дороги свои старые пожитки в надежде что-то выручить от их продажи.

Прямо на земле на чистых простынях и целлофанах можно найти все. Здесь и старая, но выстиранная и выглаженная одежда, лампочки, молнии, домашние инструменты, вычищенные тарелки и вилки. Открытки с Черного моря, наверное, память о поездке в отпуск в молодости, и красивый вид на Эльбрус как вторая, но уже несбывшаяся мечта. Люди продают все старое и ненужное им, но, возможное, необходимое кому-то другому. Они смотрят на заинтересовавшихся их вещами прохожих и стыдливо, и с тайной надеждой: а вдруг вещь понравилась и ее купят? Тогда на вырученные, пусть и небольшие, но все же деньги можно будет купить в ближайшем магазине немного свежих продуктов. И это поможет хоть ненадолго почувствовать себя полноценным человеком в стране с «удивительным экономическим ростом» и «запредельным благосостоянием».

Конечно, вся эта придорожная торговля - незаконная. Но участковые милиционеры не вмешиваются. Может, входят в положение нуждающихся и закрывают глаза на мелкое административное нарушение? А может, просто равнодушны к своим обязанностям и к людям на обочине дороги? Во второе я верю больше, потому что, признаюсь, и пытался бороться с нелегальным рынком посредством обращений в милицию и налоговый комитет, и просил местную администрацию найти помещение для этих несчастных людей, которые могли бы торговать своими пожитками на законных основаниях.

Равнодушие властей проявилось в простой отписке передо мной. У меня есть официальное письмо из налоговой службы, что этого рынка больше нет (а он есть и активно работает каждый день!), и ответ милиции, что «профилактическая работа с торговцами рынка проведена» и они больше не будут торговать. Через день пространство возле жилых домов вновь было заполнено торгующими людьми. Точно так же отреагировала и местная администрация. Мол, свободных мест для организации рынка нет, ровно как и нет средств для него. При этом на показушные плакаты о счастливой жизни в стране и возведение бесконечных заборов денег вполне хватает.

Чиновники равнодушны не только к гражданам страны. Они халатны и к своим прямым обязанностям. Вся незаконная торговля нарушает «Правила работы рынков и торговых организаций», а сила подписи этого документа - премьер-министра Ш.Мирзияева, - уступает в авторитетности районным чиновникам. По крайней мере, я делаю такой вывод. Ведь главный принцип в работе недобросовестных чиновников - не решить проблему, а грамотно отписаться.

Я много думаю, почему некоторое число людей нашей страны, выйдя на заслуженную пенсию, сразу становятся лицами второго сорта. Плохо одетые, экономящие на самом необходимом, в том числе и на лекарствах, но своевременно оплачивающие коммунальные услуги, наши пенсионеры вызывают и жалость, и уважение. Я уважаю их, потому что они не выходят на улицу с протестами, не злословят в адрес правительства и президента, и тем более не воруют. Они терпят свою нищую жизнь, молча глотая слезы. Они пытаются хоть как-то продлить свою уже никчемную жизнь. И, может быть, из-за безысходности они и не боятся смерти.

«Жалость унижает человека», но я жалею этих стариков. Они всю жизнь верили в светлое будущее, но в этом будущем им, как оказалось, нет места. Мне противно, что сытые упорно не видят нищету нашей жизни. С упрямством, достойным ослов, повторяют лозунги о счастливой жизни и обеспеченной старости наших стариков, но не дают ответа, а почему тогда среди них так много нищих?

У них есть пенсии, которые выплачиваются почти своевременно. Есть дети, которые в силу возможностей поддерживают своих престарелых родителей. Есть социальная помощь государства в виде льгот и надбавок. Однако пенсионеры все равно не могут считать себя полноценными людьми. Отчего так?

Хочу поговорить об этом с руководителем страны, за которого я голосовал когда-то.

Почему из года в год пенсии и минимальные зарплаты растут всего лишь на десять-двадцать процентов, а расходы на строительство никому не нужных дворцов изменяются сотнями миллионами? Например, в Ташкенте построены дворец форумов и национальная библиотека. Библиотека, несомненно, нужна и она заполнена читателями. А зачем нужен еще один дворец для заседаний - не знаю. Таких помпезных и ненужных коробок достаточно в городе. Как-то я пытался войти туда, ведь для граждан, в том числе и для меня, дворец был построен!. Ничего у меня не получилось. Меня просто не пустили даже в холл этого бетонного миллиарда.

В Самарканде я был свидетелем, как сытые американские пенсионеры взирали на величие Регистана, а рядом на корточках сидели два узбекских старика и предлагали им купить статуэтки Ходжи Насреддина и сувенирные ножи. Это была очень унизительная картина.

В последнее время мы слышим много отвратительных историй о том, как нечистоплотные работники банков и отделов пенсионного фонда мошенническим образом принудительно переводят пенсии стариков на ненавистную пластиковую карточку. Ловкачи подделывают подписи на фальшивых договорах и заявлениях, вводят в заблуждение откровенным враньем о добровольности перевода пенсий на банковские карты. И все им сходит с рук. Прокуратура и милиция молчат, на защиту пенсионеров встают только их дети. Почему хотят нажиться на немощности пенсионеров?

Обо всем этом я хочу написать напрямую президенту. И параллельно оповестить всех министров, что надо решать возникающие проблемы, а не отписываться перед заявителем. Я почти девять месяцев решал свою простую проблему через официальные органы власти. Все было впустую и я потерял всякую надежду на справедливость. Только отчаянная публикация на этом сайте помогла мне решить проблему. Три тысячи километров между Ташкентом и Москвой не помешали редакции «Ферганы» вникнуть в суть дела и помочь разрешить мой бытовой конфликт с местной службой газа.

Получается, что только обращения в иностранные СМИ помогают гражданам страны решить их проблемы? Иностранные журналисты бесплатно вступаются за граждан другой страны. А чем тогда занимаются местные чиновники и почему на них нет управы за их халатное отношение к работе? Ведь так не должно быть. Это преступно и унизительно для меня как гражданина страны.

Вот и про это я и хочу рассказать президенту в своем обращении. Я надеюсь, что встреча с ним, к которой я готовлюсь, обязательно состоится.

Хает Хан Насреддинов

Между прочим: Первая барахолка в Ташкенте располагалась в центре города - возле Воскресенского базара. Сейчас на этом месте - Театральная площадь. Фото начала XX века.
http://www.trend.az/casia/uzbekistan/2491969.html
ТАШКЕНТ /Trend/ - Совместное предприятие (СП) GM Uzbekistan (бывшее АО "УзДЭУавто", город Асака, Андижанская область Узбекистана) в январе 2016 года сократило продажи автомобилей в России – основном экспортном рынке автозавода - на 37 процентов по сравнению с январем 2015 года - до 1,269 тысячи единиц, по данным Комитета автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса.
http://www.gazeta.uz/2016/02/09/navoi/
9 февраля в Узбекистане широко отмечается 575-летие со дня рождения выдающегося поэта, мыслителя и государственного деятеля Алишера Навои. Традиционное торжественное мероприятие, посвященное этой дате, состоялось в Национальном парке Узбекистана имени Алишера Навои.
Всенародный референдум по внесению изменений и дополнений в Конституцию Таджикистана будет проведен 22 мая 2016 года. Проект соответствующего постановления подготовлен Маджлиси намояндагон (нижней палатой парламента страны) и будет принят завтра, 10 февраля, в ходе очередного заседания палаты, передает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в парламенте.

Напомним, 22 января депутаты нижней палаты парламента Таджикистана единогласно одобрили проект поправок в Конституцию и направили его на рассмотрение Конституционного суда, который признал их соответствующими законодательству страну.

Из текста Конституции республики предложено удалить понятие «основного закона». Всего же проект предусматривает более 40 поправок, ключевые из которых касаются требований к кандидатам в президенты (статья 65). Согласно этим поправкам, действующий президент страны Эмомали Рахмон, являющийся Лидером нации, может избираться на пост главы государства неограниченное количество раз. Для остальных граждан право занимать пост главы государства не более двух раз останется неизменным. В новой редакции статьи 65 Конституции также снижен с 35 до 30 лет возраст кандидатов в президенты и конкретизировано, что «кандидатом на пост президента Республики Таджикистан может быть выдвинуто лицо, имеющее только гражданство Республики Таджикистан» и имеющее высшее образование.

В случае принятия изменений и дополнений в Конституцию Рустам Эмомали – старший сын действующего президента – получит право выдвинуть свою кандидатуру на следующих президентских выборах в 2020 году. К тому времени ему исполнится 33 года. Кроме того, в Конституции будет закреплена президентская форма правления.

Изменения коснутся также статьи 28 Конституции, которая регламентирует создание и деятельность политических партий. Из указанной статьи будет исключено право создания политических партий религиозного характера. После гражданской войны 1992-1997 годов эта статья легализовала деятельность Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая в сентябре 2015 годы была обвинена в попытке вооруженного переворота и объявлена террористической. В Конституцию также планируется внести положение о запрете финансирования политических партий из-за рубежа, а также о том, что на территории Таджикистана запрещается деятельность иностранных политических партий.

Конституция Таджикистана была принята на всенародном референдуме 6 ноября 1994 года. После этого было проведено еще два референдума по внесению изменений и дополнений в основной закон – в 1999 и 2003 годах. Изменения коснулись права создания партий религиозного характера, преобразования однопалатного парламента в двухпалатный, увеличения сроков полномочий президента с пяти до семи лет и возможности вновь баллотироваться действующему президенту.

Согласно Конституции, Таджикистан – суверенное, демократическое, правовое, светское и унитарное государство. Конституция также предусматривает сильную президентскую власть (президент является главой государства и главой правительства), статус таджикского языка как государственного и русского как языка межнационального общения, автономию Горно-Бадахшанской области.
Девятого февраля 2016 года в Бостандыкском районном суде Алма-Аты началось слушание уголовного дела в отношении журналиста оппозиционного сайта Nakanune.kz Юлии Козловой, сообщает Азаттык. Ю.Козлову обвиняют в «незаконном изготовлении, переработке, приобретении, хранении, перевозки без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ» (ст.296 ч.2).

Напомним, что 18 декабря прошлого года в офисе редакции независимого казахстанского интернет-издания Nakanune.kz и в квартирах его редактора Гузяль Байдалиновой и журналистки Юлии Козловой, а также у журналиста Рафаэля Балгина прошли обыски: департамент внутренних дел Алматы начал досудебное расследование дела о «распространении заведомо ложной информации в публикациях интернет-ресурсов «Республика» и Nakanune.kz о деятельности «Казкоммерцбанка». Гузяль Байдалинова и Рафаэль Балгин были задержаны, и Байдалинова в конце декабря была отправлена в СИЗО на два месяца, а Балгина отпустили. Вскоре Балгин дал пресс-конференцию, где извинился перед «Казкоммерцбанком» и назвал имя заказчика материалов, которые банк признал порочащими репутацию и наносящими ущерб. Байдалинова тоже, по данным портала «Республика.kz», должна была участвовать в этой покаянной пресс-конференции, но отказалась. Юлия Козлова по этому делу проходит в качестве свидетеля, имеющего право на защиту.

Во время обыска в доме Козловой якобы была обнаружена марихуана, и помимо распространения заведомо ложной информации, ей инкриминировали незаконное изготовление и хранение наркотиков без цели сбыта. После обыска была назначена экспертиза, которая обнаружила в организме Юлии следы наркотических веществ. Проведенная следом независимая экспертиза эти выводы опровергла.

Обыск в квартире Козловой начался в ее отсутствие. Как описывал Азаттык, к тому моменту, когда Юлия Козлова пришла домой, полицейские уже «нашли наркотические вещества». Хотя они, говорит Юлия Козлова, проводили обыск в рамках дела о распространении заведомо ложной информации и их должны были интересовать в первую очередь возможные носители информации — записные книжки, компьютеры, планшеты, смартфоны и другие гаджеты, полицейские в первую очередь «ринулись» проводить обыск в ванной комнате, туалете и на кухне, где и был «найден» сверток с наркотиками.

На первом заседании судья Людмила Бектемирова частично удовлетворила ходатайство защиты Юлии Козловой о присутствии на суде представителей СМИ. Журналистам разрешили вести аудио- и видеозапись в суде, однако запретили фотографировать. Прокурор Марат Нускабаев зачитал обвинительный акт.

Судья определила порядок слушаний в следующей последовательности: допрос понятых, допрос подсудимых, исследование материалов дела и допрос свидетелей защиты. Однако на суд понятые не явились, и судья попросила сторону обвинения обеспечить их явку на следующее заседание, которое назначено на 15 февраля.

Сама Юлия Козлова считает свое дело политически мотивированным. Поддержать ее пришли многие журналисты и оппозиционные политики.
Министерство иностранных дел Таджикистана 8 февраля направило МИДу Кыргызстана ноту протеста в связи с вывешиванием киргизского флага на воротах дома жителя таджикского села.

Как передает пресс-служба посольства Таджикистана в Киргизии, МИД потребовал «провести безотлагательное расследование данного инцидента, обеспечить привлечение виновных к ответственности и принять решительные меры по недопущению впредь подобного самоуправства». Посольство отмечает, что «подобные противоправные действия идут вразрез с договоренностями, достигнутыми Межправительственной комиссией по делимитации и демаркации таджикско-кыргызской госграницы, которая в последнее время существенно продвинулась в вопросах определения и согласования линии государственной границы между нашими странами», - отмечает таджикское посольство.

Напомним, по сообщению таджикской стороны, 6 февраля около 30-40 киргизских пограничников вывесили флаг своей страны на ворота дома жителей сельсовета Овчи-Калача Бободжон-Гафуровского района Таджикистана, заявив, что этот участок земли принадлежит Кыргызстану, и потребовали, чтобы хозяин дома покинул его. Указанный участок госграницы до сих пор относится к спорным, и обе страны считают эти территории своими. Председатель сельсовета Овчи-Калача Эргаш Джураев обсудил произошедшее с председателем сельсовета Кулунду сопредельной Баткенской области Киргизии Кувватбеком Сулаймоновым, а представители погранведомств двух стран провели переговоры, на которых, как сообщила пресс-служба киргизской Госпогранслужбы, «кыргызская сторона подтвердила, что флаг республики вывешен на территории КР». «Дом находится на кыргызско-таджикском участке государственной границы и принадлежит гражданину Кыргызстана, который временно сдает жилье в аренду гражданам Таджикистана. Участок, на котором находится дом, по данным Государственной регистрационной службы, относится к Кыргызстану», - пояснили в ГПС Киргизии.

Протяженность таджикско-киргизской границы составляет 978 километров, из них делимитированы около 520 километров. Спорные 448 километров границы проходят через густонаселенные районы Согдийской области Таджикистана. Таджикская сторона предлагает определить границу с учетом документов 1924-1927 годов, а Киргизия считает необходимым исходить из материалов паритетной комиссии от 1958 года. Переговоры по этим вопросам продолжаются. Подробности можно найти в специальной рубрике «Ферганы» «Границы».
В Турции работают десятки тысяч мигрантов из Средней Азии. Они убирают в домах и торговых центрах, их можно встретить среди продавцов, официантов и сторожей. Наш корреспондент Шохрух Саипов прожил две недели в Стамбуле и пообщался с узбеками, таджиками и туркменами, которые уже несколько лет там живут и работают. Люди рассказали, почему уехали, чем заняты и о чем мечтают.

В стамбульских районах Аксарай и Лалели расположены крупные торговые центры, и именно здесь чаще всего останавливаются, приезжая за товаром, предприниматели из Центральной Азии. В Аксарае и Лалели много ресторанов, гостиниц и кафе. Один из ресторанов, «Бабахан», предлагает своим гостям блюда уйгурской и узбекской кухни.

На второй день после приезда в Стамбул я отправился в «Бабахан» - поужинать. Прошел всего день, а я уже успел соскучиться по нашей еде. У входа меня встречал симпатичный парень по имени Дониёр. «Ассалому алайкум, келинг ока. Хуш келибсиз кафеимизга» («Здравствуйте, заходите, брат, добро пожаловать в наше кафе»), - сказал он. А дальше Дониер начал рассказывать, что мне могут предложить, показывая различные блюда на прилавке: «Пожалуйста, горячие блюда: шурпа, манты, самсы, плов...»

22-летний Дониёр Турганов приехал в Стамбул три месяца назад из Ташкента. Работает в кафе «Бабахан» поваром-продавцом. Я заказал шурпу из баранины и решил расспросить Дониера, как ему работается в Турции. «Я приехал не потому, что в Узбекистане работы не было, или денег мало, - говорит Дониер. - Просто я всегда хотел в Стамбуле поработать. По профессии - радиотехник, закончил колледж. Здесь получаю 1500 турецких лир в месяц (около 500 долларов)».

Я спросил, можно ли посмотреть кухню, где они готовят еду. Меня провели, и я увидел еще одного повара, из Самарканда. Он не захотел называть свое имя, сказал, что это не так важно. Я поинтересовался, устраивают ли его условия работы. «Нормальные условия, - сказал он. – Мы же сюда приехали работать. Сами знаете – у нас народ многочисленный, и деньги нужны и на свадьбы, и на строительство дома…» Повара добавили, что в Стамбуле работают легально, все разрешительные документы официально оформлены.

Я поблагодарил за вкусный ужин. За шурпу с бараниной, чай и лепёшку с меня взяли 12 лир (примерно 4 доллара). Обошлось довольно дешево.

В Стамбуле я временно остановился в трехкомнатной квартире земляка, где проживало еще шесть человек, по двое в каждой комнате. Большинство моих соседей оказались туркменами, которые работали, в основном, в сфере услуг: в магазинах, на автомойках, убирали в домах. Когда я спросил, почему они приехали в Стамбул, мне пожаловались, что в Туркменистане низкая заработная плата, растет коррупция, люди устали от социальных проблем. Но фотографировать себя туркмены запретили: объяснили, что это может плохо для них закончиться, когда они вернутся домой.

Мигрант, работающий в Стамбуле, платит за жилье примерно 120 долларов, и в эту сумму входит плата за электричество, отопление, газ, воду. В квартире среднем живут по пять-шесть человек.

Большинство мигрантов в Стамбуле работают нелегально, не имея разрешения на работу и не оформляя необходимые документы. Покидая Турцию, в аэропорту они платят штраф за нарушение миграционных правил – заранее приготовленные 400 долларов. Но уже через три месяца у людей снова появляется официальная возможность вернуться в Стамбул.

На следующий день я отправился на встречу с коллегами. Дорога проходила мимо автомойки Okyanus. Оказалось, здесь тоже работают узбеки. «Я мою легковые машины за 25 лир, джипы – за 30», - рассказал Исмаил, приехавший из Ташкента семь месяцев назад. Деньги клиенты платят хозяину, в кассу, а Исмаил, который в день моет пять-десять машин, получает зарплату. Сколько – не сказал.

Гуляя неподалеку от исторического места Стамбула «Бейазит», я встретил афганского узбека из афганской провинции Фарах. Он стоял возле магазинчика, рекламируя и продавая турецкий хлеб. Двадцатилетний Рахамат приехал в Стамбул два месяца назад вместе с двумя братьями (всего их восемь). В Афганистане он шил рубашки, но сейчас из-за конфликтов и войн невозможно заработать и накопить денег: «В Афганистане я мало зарабатывал, по пять-семь тысяч афгани в месяц (примерно 70-100 долларов). Здесь получаю 800 лир (около 270 долларов). Владельцы магазина обещают постепенно поднять зарплату. Я работаю с семи утра до семи вечера».

Рахамат с братьями мечтают купить дом в Стамбуле – года через четыре, как накопят денег. После чего думает вернуться в Афганистан. На мой вопрос, что для него самое трудное в жизни в Турции, он неожиданно ответил: «Без родителей трудно. Если бы они с нами были… Скучаем».

Вечером мы поговорили с Шавкатом Кабуловым, который приехал в Стамбул из кыргызстанского города Ош. Было видно, что человек очень устал: позади был 12-часовой рабочий день на складе, где он принимает товары и отправляет их по магазинам. «Да, трудно, - говорит Шавкат. – Зато я получаю 600 долларов в месяц. Времени гулять по городу нет, у меня только один выходной в неделю, и я стараюсь в это время сделать собственные дела. Мне нужно зарабатывать, чтобы содержать семью».

Работа, которую мигранты находят в Стамбуле, может быть разной. Так, на Аксарае тебя постоянно будут окликать нарумяненные «мамочки». «Девушек надо?» - спрашивают они, и я решаюсь спросить в ответ: «Узбечки есть?» - «Нет», - отвечают «мамочки» и теряют ко мне интерес.

Но тут ко мне подходит мужчина. «Узбечки нужны?» - уточняет он. «Да, - говорю я. – Сколько в час?» - «100 лир (около 30 долларов). Отдельно платишь за гостиницу и мне 10 лир за то, что я тебе девушек нашел», - озвучивает цены сутенер.

Я соглашаюсь, но ставлю условие: «Вы мне их покажете, и только если мне понравится, я заплачу». – «Хорошо, - говорит мужик. - Сейчас поедем на такси, посмотришь узбечек». Мы ловим машину, но по дороге я вдруг понимаю, что ввязался в непонятную авантюру, и меня везут неизвестно куда. Я потребовал остановить машину, заплатил за такси – и уехал домой.

Ежегодно в Стамбул из разных уголков мира, в том числе из Центральной Азии, приезжают сотни женщин. Конечно, не все они едут заниматься проституцией. Многие приезжают с семьями.

В метро услышал, как женщина по телефону говорила по-узбекски. Представился ей и поинтересовался, что она делает в Стамбуле. «Я тут с семьей уже семь лет живу: тесть, муж, его братья, сестра, еще несколько человек. Муж с братьями работают в компании «Карго», которая отправляет грузы в Узбекистан. А мы, женщины, сидим дома», - улыбается Зарина.

Я спросил, когда она последний раз была в Узбекистане? «Иногда приезжаем, - говорит она. – Но последнее время там все тяжелее, экономическая ситуация ухудшается, поэтому мы здесь и живем».

Возле Босфора меня остановил мужчина и попросил сфотографировать его на фоне пролива. Он сказал, что хочет отправить фотографии сыну, который живет в городе Курган-Тюбе Хатлонской области Таджикистана и собирается жениться в конце февраля.

«Сегодня или завтра отправлю сыну необходимые вещи для свадьбы, а сам поеду уже в конце месяца, чтобы свадьбу сыграть, - говорит Иноят-ака. – Я пять лет в Стамбуле живу. Работаю охранником в новых многоэтажных домах. Здесь можно зарабатывать, и у меня все хорошо».

Я две недели пробыл в Стамбуле, и все узбеки, таджики или туркмены, которых встречал, говорили, что работают здесь, потому что нет другого способа накормить семьи. Но все соглашались: если бы дома была нормальная работа, никто бы никуда не уезжал.

Шохрух Саипов, Стамбул-Ош
http://podrobno.uz/cat/economic/es-nachal-realizatsiyu-proekta-razvitiya-selskikh-regionov-uzbekistana-/
Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. В Ташкенте запустили реализацию специальной программы Европейского Союза по поддержке устойчивого развития сельской местности в Узбекистане.
Ее основная цель передача европейских агропродовольственных ноу-хау и технологий в партнерстве с местными органами власти, фермерами и агробизнесом, для дальнейшего развития социально-экономического потенциала в сельских районах Узбекистана. Общая продолжительность комплекса проектных мероприятий три года.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner